Анна тимирева — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Звезда любви А. В. Колчака


Анна Васильевна Тимирева

Кисловодск в судьбе Колчака… Нет, в Кисловодске Колчак никогда не был. Но именно здесь была открыта первая музейная экспозиция его памяти.

И, конечно, это не случайно, ведь именно здесь родилась Анна Тимирёвасамая большая любовь его жизни

Талантливый исследователь Таймыра, удостоенный за выдающиеся полярные труды звания действенного члена Императорского географического общества, ученый, герой Порт-Артура и Балтики, блестящий флотоводец, гидролог и океанограф, непревзойденный профессиональный минер, контр-адмирал, затем вице-адмирал, командующий Черноморским флотом, Колчак никогда не стремился к верховной власти. Она досталась ему как тяжкое бремя, уклониться от которого ему не позволили ни долг гражданина, ни офицерская честь. В 1918 г. Александр Васильевич был назначен Верховным правителем России, ему передано  Верховное главнокомандование всеми силами: сухопутными и морскими.

К этому времени ему 44 года, он женат, имеет сына…

И всё-таки главное место в его душе, да и судьбе, занимает она – Анна Тимирёва.

С Анной в 1915 году познакомил Колчака его давний друг С. Тимирёв, с которым они не растеряли дружеским отношений, несмотря на дальнейшие события…

Увидев его как-то на перроне в необычных «полярных» одеждах, Анна спросила:

— Кто это?

— Ну как же, Анна! Это Колчак-Полярный, наш, русский ученый!

Уже тогда он поразил её и показался ей самым необыкновенным человеком на свете!

И вот он же, в белоснежном адмиральском мундире, невероятно галантный… На одном из вечеров, устраиваемых для офицеров и их жён… Невысокий, не очень красивый, с хищным, жестоким (на первый взгляд) профилем…

Что привлекло в нём Анну – неведомо, но она с первой встречи поняла, что он – её судьба.

А этот неулыбчивый человек, действительно, был необыкновенно сентиментальным и способным на глубокое чувство…

Редкая улыбка Колчака. Снимок сделан английским офицером на Балтике в 1916 году

Об Анне Васильевне Тимиревой известно мало. Родилась в Кисловодске в 1896 году в семье знаменитого в ту пору музыканта Василия Сафонова.

В 1911 году вышла замуж за князя С.Тимирева. Родила сына Владимира.

… Несмотря на почти 20-летнюю разницу в возрасте Колчак влюбляется в Анну. И начинается их эпистолярный роман.

В поздние часы, оставаясь наедине с собой, Анна Васильевна ставит перед собой фотографию своего любимого и начинает неспешную беседу с ним.

Она первой признаётся ему в любви, и он понимает, что это настоящее чувство. Видятся они крайне редко, но их любовь с каждым днём только усиливается.

Идёт война, и все письма проходят цензуру. Поэтому вскоре их «почтовый роман» стал достоянием общественности. Знали об этом также и Сергей Тимирёв, и Софья Колчак. Сколько же понадобилось им терпения и такта, чтобы не опуститься до  унижений, до выяснения отношений! Эти люди вели себя достойно … просто потому, что тоже любили…

… В мае 1918 года Сергей Тимирёв был назначен уполномоченным военно-промышленного комитета на Дальнем Востоке. С ним во Владивосток приехала и жена Анна Васильевна.  А в июне, проездом из Харбина в Японию, во Владивостоке оказался Колчак. Здесь они встретились, чтобы больше не расставаться. В Японию Александр Васильевич и Анна Васильевна уехали уже вместе.

Август 1918 года они провели в японском курортном городе Ника, и это были самые счастливые дни в их жизни! В сентябре им пришлось вернуться во Владивосток. Колчака пригласил для переговоров глава правительства Автономной Сибири в Омске Вологодский. Вице-адмиралу Колчаку Вологодский предложил пост министра по военным и морским делам. Предложение был принято.

В начале октября Колчак и Анна выехали в Омск.

Здесь Колчак был произведен в адмиралы и избран Верховным Правителем России и Верховным Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами, а Омск провозглашен столицей белогвардейской России.

В Омске. Рядом с Колчаком Анна Темерёва

Но это, как известно, продлилось недолго, и 4 января 1920 года по настоянию Политсовета белого движения и Совета Министров Александр Колчак снимает с себя полномочия Верховного Правителя и Главнокомандующего…

А через одиннадцать дней его арестовали. Узнав об этом, Анна сама пришла к большевикам и сказала:

— Арестуйте и меня. Я без него не могу жить.

Из стенографического отчета заседания чрезвычайной следственной комиссии от 21 января 1920 года:
Председатель следственной комиссии К.А. Попов: «Здесь добровольно арестовалась госпожа Тимирёва. Какое она имеет отношение к вам?

Колчак: Она моя давнишняя хорошая знакомая, она находилась в Омске, где работала в моей мастерской по шитью белья и раздаче его воинским чинам — больным и раненым.

Она оставалась в Омске до последних дней и затем, когда я должен был уехать по военным обстоятельствам, поехала со мной в поезде. В этом поезде она доехала сюда до того времени, когда я был задержан чехами.

Когда я ехал сюда, она хотела разделить мою участь со мною.

Попов: Скажите, адмирал, она является вашей гражданской женой?

Колчак: Нет».

Это не было отречение. Нет. Просто он отчетливо понимал, что будет расстрелян. Поэтому не хотел, чтобы тюремщики знали об их подлинных отношениях.

 А она никогда этого не скрывала, и в своем заявлении Генеральному прокурору СССР из Карлага писала: «15 января 1920 года я была арестована в Иркутске в поезде Колчака. Мне было тогда 26 лет.

Я любила этого человека и не могла бросить его в последние дни его жизни. В сущности в этом вся моя вина«.

Их поселили в разных камерах, но разрешали гулять по тюремному двору. Вскоре пришла телеграмма от Ленина: расстрелять.

За час до расстрела им было разрешено свидание в камере у Колчака… Это – последняя записка Колчака:

«Дорогая голубка моя, спасибо за твою ласку и заботы обо мне… Не беспокойся. Я чувствую себя лучше, мои простуды проходят. Я думаю только о тебе и твоей участи… О себе не беспокоюсь — все известно заранее.

За каждым моим шагом следят, и мне очень трудно писать… Пиши мне. Твои записки — единственная радость, какую я могу иметь. Я молюсь за тебя и преклоняюсь перед твоим самопожертвованием. Милая, обожаемая моя, не беспокойся за меня и сохрани себя…

До свидания, целую твои руки».

За ним пришли 7 февраля, рано утром

Последняя фотография Колчака

Позже она напишет такие строки:

И каждый год Седьмого февраля

Одна с упорной памятью моей

Твою опять встречаю годовщину.

А тех, кто знал тебя, — давно уж нет,

А те, кто живы, — все давно забыли.

И этот, для меня тягчайший, день —

Для них такой же, как и все, —

Оторванный листок календаря.

А.В. Тимирева   1969 г.

…Колчака и его сослуживца Пепеляева, вывели на берег речки Ушаковки. Пепеляев все время плакал… Колчак шевелил губами. Как будто тихо напевал любимый романс «Гори, гори, моя звезда», который когда-то он написал для своей любимой …

Тела погрузили в сани и сбросили в Ангару…

А что Анна? Она осталась для Колчака той самой «звездой любви», которая осветила не только последние годы и дни его жизни, но ещё долго освещала память о нём.

Полвека не могу принять,

Ничем нельзя помочь,

И все уходишь ты опять

В ту роковую ночь.

А я осуждена идти,

Пока не минет срок,

И перепутаны пути

Исхоженных дорог.

Но если я еще жива,

Наперекор судьбе,

То только как любовь твоя

И память о тебе.

За свою любовь Анна заплатила 37 годами тюрьмы и ссылки. Реабилитировали ее лишь в 60-х…

Прожила она до 80 лет, одна (сына расстреляли в 1938-м) и только с памятью о нём…  Скончалась Анна Васильевна в январе 1975 года

Источник: https://foto-history.livejournal.com/10020564.html

Анна Тимирева. Любовь адмирала Колчака

Об этой женщине современные люди, далекие от истории, узнали благодаря очаровательной Елизавете Боярской, талантливо воплотившей ее образ на экране в телесериале «Адмиралъ».

Неизвестно, обладала ли настоящая Анна Тимирева обаянием и непосредственностью молодой российской актрисы, но ей не помешал ни ее собственный муж, ни жена Александра Колчака для того, чтобы стать главной в жизни любовью самого известного в России адмирала.

Юная гимназистка

Анна Васильевна Сафонова родилась в 1893 г. в Кисловодске в семье терских казаков.

После переезда семьи в Петербург в 1906 г. обучалась в гимназии княгини Оболенской (закончила в 1911) и занималась рисунком и живописью в частной студии С. М. Зейденберга.

Свободно владела французским и немецким.

Замужество

В 1911–1918 гг. Анна была замужем за морским офицером Сергем Николаевичем Тимирёвым. В 1914 у них родился сын Владимир.

Начав семейную жизнь сразу после окончания гимназии, она была примерной женой и матерью. И пробыла бы ей до конца жизни, но ей была уготована совершенно другая судьба…

Знакомство с Колчаком

Анна Тимирева и Александр Колчак познакомились в 1915 году в Гельсингфорсе, куда перевели из Петрограда ее мужа, капитана I ранга Сергея Тимирева.

Первая встреча – в доме контр-адмирала Николая Подгурского, общего знакомого Колчака и Тимирева, – оказалась фатальной. «Нас несло, как на гребне волны», – писала Тимирева впоследствии.

Она вспоминала: «Мы жили в Петрограде, ему  пришлось  ехать  в Гельсингфорс. Когда я провожала его на вокзале, мимо нас стремительно прошел невысокий, широкоплечий офицер. Муж сказал мне:  «Ты знаешь,  кто это? Это  Колчак-Полярный. Он недавно вернулся из северной экспедиции». У  меня осталось только впечатление стремительной  походки, энергичного шага».

Она первой призналась ему в любви: «Я сказала ему, что люблю его». И он, уже давно и, как ему казалось, безнадежно влюбленный, ответил: «Я не говорил вам, что люблю вас. Я вас больше чем люблю».

5 счастливых лет

Ей было 22 года, ему – 41 и к моменту их  встречи Колчак успел исследовать воды четырех океанов  и двадцати морей, объехал  (первый раз)  вокруг  Земли, выпустил две книги, заслужил ряд русских и иностранных орденов. Между их первой встречей и последней – пять лет.

Бoльшую часть этого времени они жили порознь, у каждого – своя семья. Месяцами и даже годами не виделись.   Окончательно решив соединиться с Колчаком, Тимирева объявила мужу о своем намерении «всегда быть вблизи Александра Васильевича».

В августе 1918 года постановлением Владивостокской консистории она была официально разведена с мужем и после этого считала себя женой Колчака.

В 1918—1919 гг. в Омске Анна — переводчица Отдела печати при Управлении делами Совета министров и Верховного правителя; работала в мастерской по шитью белья и на раздаче пищи больным и раненым воинам.

Арест

«Я была арестована в поезде адмирала Колчака и вместе  с ним.  Мне было тогда  26 лет, я  любила  его и была с ним близка и не могла оставить его  в последние  годы  его жизни.  Вот,  в  сущности,  и  все.  Я никогда  не была политической фигурой, и ко мне лично никаких обвинений не  предъявлялось», – писала Анна Васильевна в своих заявлениях о реабилитации.

За несколько часов до расстрела Колчак написал Анне Васильевне записку, так до нее и не дошедшую: «Дорогая голубка моя, я получил твою записку, спасибо за твою ласку и заботы обо мне… Не беспокойся обо мне. Я чувствую себя лучше, мои простуды проходят. Думаю, что перевод в другую камеру невозможен.

Я думаю только о тебе и твоей участи… О себе не беспокоюсь – все известно заранее. За каждым моим шагом следят, и мне очень трудно писать… Пиши мне. Твои записки – единственная радость, какую я могу иметь. Я молюсь за тебя и преклоняюсь перед твоим самопожертвованием.

Милая, обожаемая моя, не беспокойся за меня и сохрани себя… До свидания, целую твои руки».

Жизнь после него — от ареста до ареста

В мае 1921-го Анна была вторично арестована. Находилась  в тюрьмах Иркутска и Новониколаевска, освобождена летом 1922 г. в Москве из Бутырской тюрьмы.

Анна вторично вышла замуж за В.К. Книпером с 1922 г.; до получения ответа прокурора о  гибели и реабилитации сына (1956), В.С. Тимирева, носила двойную фамилию.

В 1925 г.  арестована и административно  выслана из Москвы на три года, жила в Тарусе. В четвертый раз  взята в апреле 1935 г., в мае получила по статье 58 п.

10 пять лет  лагерей, которые  через  три  месяца  при  пересмотре  дела заменены  ограничением  проживания  («минус 15»)  на три года.

Возвращена из Забайкальского лагеря, где  начала  отбывать  срок, жила в  Вышнем  Волочке, Верее, Малоярославце.

25 марта 1938 г., за несколько дней до окончания срока «минуса»,  она еще раз была арестована в Малоярославце и в апреле 1939-го осуждена по прежней статье на восемь лет лагерей; в Карагандинских лагерях была сначала на общих работах,  потом – художницей клуба Бурминского отделения.

После освобождения жила  за 100-м  километром от Москвы  (станция Завидово Октябрьской железной дороги). Тогда же арестовали и ее 24-летнего сына от брака с Тимиревым ―  Володю, талантливого художника. Он был осужден по 58-й статье и расстрелян 17 мая 1938 года. Реабилитирован в 1957 году.

21  декабря 1949  г.  арестована в  Щербакове как  повторница  без предъявления нового обвинения. Десять месяцев провела в тюрьме Ярославля и в октябре 1950 г. отправлена этапом в Енисейск до особого распоряжения; ссылка снята в 1954-м. Затем в «минусе» до 1960 г.  (Рыбинск).

В промежутках между арестами  работала  библиотекарем,  архивариусом,  дошкольным  воспитателем, чертежником,  ретушером,  картографом (Москва),  членом  артели  вышивальщиц (Таруса), инструктором по росписи игрушек  (Завидово), маляром (в енисейской ссылке),  бутафором  и  художником в  театре (Рыбинск);  подолгу  оставалась безработной или перебивалась случайными заработками. Реабилитирована в марте 1960 г.,  с сентября того же года на пенсии.

Смерть

В 1960 году, после реабилитации, поселилась в Москве. Работала консультантом по этикету на съёмках фильма Сергея Бондарчука «Война и мир», где снялась в эпизоде.

Умерла Анна Тимирева 31 января 1975 года. Похоронена на Ваганьковском кладбище.

На экране

Кинематографические образы возлюбленной Александра Колчака создали российские актрисы Вероника Изотова в сериале «Конь белый» (1993) и Елизавета Боярская в фильме «Адмиралъ» (2008).

Вероника Изотова: «Тон тогда мне клали чуть ли не кирпичом, грязное лицо, синяки под глазами, спутанные волосы, рваная одежда, жуткая походка… И такой характер мне нравилось играть больше, чем „снежную королеву». Меня всегда тянет к более эмоциональному и открытому темпераменту, чем ко внутреннему, сдержанному».

Елизавета Боярская: «Это была женщина такой силы, такой воли, такой широкой души… Мне кажется, что не стою её ногтя.

И при этом я чувствую удивительную схожесть с ней… Когда я прочла сценарий, мне даже немного страшно стало, потому что поняла: эта история словно происходила со мной. И, во всяком случае, она со мной может случиться.

И когда я играла, нет, не играла — жила образом моей Анны, я испытывала гармонию. Все два года, что снимали картину. Потому что это мое время, моя эпоха, мое отношение к любви, мое умение так любить».

by

Похожее

Источник: https://www.babilon.md/2014/11/anna-timireva-lyubov-admirala-kolchaka/

Анна Тимирева: вечная жена и вечная любовь адмирала Колчака?

Анна, в девичестве Сафонова, родилась 18 июля 1893 года в Кисловодске. Спустя несколько лет ее семья переехала в Петербург. Там девочка окончила гимназию. В 1911 году Анна вышла замуж за морского офицера Сергея Николаевича Тимирева. Родила сына. А потом произошла встреча, которая перевернула ее жизнь…

Адмирал Александр Колчак был женат, к тому же старше Анны Тимиревой на девятнадцать лет. Он плавал в водах четырех океанов и двадцати морей, заслужил ряд русских и иностранных орденов. Был талантливым военным и бесконечно преданной родине личностью.

Казалось бы, что могло связывать Анну и Александра, столь разных людей, однако с момента знакомства до минуты ареста, целых пять лет, они старались не терять друг друга, хоть и большую часть этого времени жили порознь, так как у каждого была своя семья.

Окружение знало о симпатиях адмирала и Тимиревой, но никто не осмеливался заговорить об этом вслух. Молчал муж Анны, ничего не говорила и жена Колчака. Может, думали, что вскоре все изменится, что время поможет.

Ведь влюбленные подолгу — месяцами, а однажды целый год — не виделись. Однако…

Источник

Два человека, два слившихся голоса были связаны письмами… Они общались на языке, не понятном современному человеку: к друг другу на «вы» и только по имени-отчеству. «Милая, обожаемая Анна Васильевна…» — так адмирал А. Колчак начинал свои письма. Бумажные послания были обращены к единственной настоящей любви.

В них были банальные на первый взгляд слова «ручки», «глазки», «мое божество, мое счастье», «моя звезда». Но все настолько искреннее и ненадуманное, что однажды вырвавшееся у Анны «Сашенька!» не кажется излишней нежностью.

Когда они наконец признались друг другу в любви… Колчак вложил все чувство в фразу: «Я Вас больше чем люблю…».

Молодая женщина развелась с мужем, оставила свою семью и с тех пор стала гражданской женой Колчака, его ангелом-хранителем. Это было самое счастливое время в ее жизни, несмотря на революцию и войну, раздиравшую Россию.

Источник

Когда адмирала арестовали, она пошла в тюрьму вслед за ним. Анна Тимирева, двадцатишестилетняя молодая женщина, которая, самоарестовавшись, требовала от начальников тюрьмы выдать Александру Колчаку необходимые вещи, лекарства, так как он был болен. Они не переставали писать письма…

Февральской ночью 1920 года Колчака расстреляли. Наутро Анна спросила у прячущих глаза тюремщиков: «Скажите, он расстрелян?». Комендант не посмел соврать ей и лишь ответил: «Его увезли, даю вам слово».

Разве понимал он, что женское сердце знало правду. Анна просто хотела услышать эту весть от другого, словно удостовериться, что не только она понимает, что Колчака больше нет. Нет… но любовь к нему жива.

После смерти адмирала Анна Васильевна провела в тюрьмах, лагерях, ссылках и «минусах» в общей сложности около тридцати лет. От безысходности вышла замуж, однако счастья уже не ощущала. Ее реабилитировали в 1960 году. Она умерла на восемьдесят втором году жизни, оставив стопку исписанных тетрадок и часть уцелевших, перечитанных сотни раз, писем.

Источник

Она любила своего Александра Васильевича до конца жизни, в которой была «Вера, Надежда и Любовь… и Любовь из них больше…»

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/22285/

Любовь и смерть Колчака

Именем Колчака в советских школах пугали учеников: страшный человек, душитель свободы, враг народа. Но что мы знаем о нем?

Александр Васильевич Колчак родился в семье морского офицера-артиллериста, окончил Морской кадетский корпус.

В 1900 году в возрасте 27 лет он получил приглашение участвовать в опасной экспедиции барона Толля, снаряженной Академией наук в Ледовитый океан для исследования полярных морей.

А в 1903 году Колчак уже сам возглавил экспедицию на землю Беннетта, организованную для поиска пропавшей партии барона Толля. Экспедиция была смертельно опасной. Передвигались местами на шлюпках, местами на собаках. Когда кончилось продовольствие, держались только охотой.

Наконец, были найдены дневники Толля — косвенное свидетельство его гибели. Но Колчак продолжил путь среди льдов и торосов. Он не отступал до тех пор, пока не убедился: другие версии исключены.

За эту экспедицию Академия наук наградила его большой золотой Константиновской медалью, которую в России имели только три путешественника. Итогом его экспедиции стал научный труд «Лед Карского и Сибирского морей», а самого героя стали называть Колчак-Полярный.

Во время русско-японской войны 1904-1905 годов Колчак командовал миноносцем и батареей в Порт-Артуре. Был контужен, попал в плен.

Уважая его за отчаянную храбрость, ему, одному из немногих, японцы оставили в плену оружие, а потом, не дожидаясь конца войны, отпустили на свободу.

В Первую мировую войну Колчак командовал минным отрядом кораблей Балтийского флота. Успешные действия отряда не дали немцам прорваться к Риге и Петрограду.

В 1917 году Колчак в звании вице-адмирала был назначен командующим Черноморским флотом, и именно ему Россия обязана спасением флота на Черном море.

В Черном море застала Колчака Февральская революция. Далекий от политики, адмирал считал своим долгом верно служить родине, невзирая на беспорядки.

В июне 1917-го к нему во флагманскую каюту ворвались судовые комитетчики с постановлением об аресте и требованием сдачи личного оружия. Адмирал, глядя прямо в глаза боцману, протянувшему руку к его кортику, твердо сказал: «Не ты мне его давал, не ты и отберешь». И кортик, со свистом рассекая воздух, полетел в открытый иллюминатор…

«Он предъявлял к себе высокие требования и других не унижал снисходительностью к человеческим слабостям. Он не разменивался сам, и с ним нельзя было размениваться по мелочам — это ли не уважение к человеку?».

Так писала о Колчаке Анна Васильевна Тимирева — женщина, разделившая с ним страшную судьбу, но ни разу не пожалевшая об этом.

Анна Тимирева (в девичестве Сафонова) была дочерью директора Московской консерватории, выдающегося русского пианиста, педагога и дирижера Василия Ильича Сафонова, воспитавшего многих известных пианистов (его любимым учеником был композитор Александр Скрябин).

До 18 лет эта романтичная девушка жила в мире музыки и книг. Потом вышла замуж за 43-летнего адмирала Тимирева, героя Порт-Артура, родила сына.

До встречи с Колчаком жизнь ее была размеренной и благополучной, да и у него была надежная семья, в которой тоже рос сын…

«Это Адмирал-Полярный, тот самый», — шепнул Анне Васильевне муж, раскланявшись с проходившим мимо моряком. Так началось их знакомство.

А на следующий день они случайно встретились у друзей и внезапно почувствовали: это — судьба. А от судьбы не уйти.

— Я так давно искала тебя.

— Разве это было так трудно?

— На это ушла вся моя жизнь.

— Но у тебя впереди еще так много!

— У нас.

— Ты права: у нас.

С этого дня они жили ожиданием встречи. А расставшись, писали друг другу. Сохранились письма, короткие записки на обрывках бумаги:

«Когда я подходил к Гельсингфорсу и знал, что увижу Вас, он казался мне лучшим городом в мире»;

ЧТО ПОЧИТАТЬ ЕЩЕ:  Джон и Жаклин Кеннеди: любовь как комета

«Я всегда думаю о Вас»;

«Я больше, чем люблю Вас»…

Тем временем обстановка в стране накалялась. Офицерам стало опасно появляться на городских улицах. Матросы могли сорвать погоны, а то и просто поставить к стенке. Подчиненные отказывались выполнять приказы.

После отставки с поста командующего и прощания с Черным морем Адмирал-Полярный метался по белу свету: обучал американцев и японцев минному делу, побывал в Англии, Франции, Китае, Индии, Сингапуре. Но от приглашения остаться за границей отказывался.

В это тревожное время разлука с Колчаком была особенно тяжела для Анны. Она жила только ожиданием писем, а когда они приходили, запиралась, читала и плакала…

«Вы, милая, обожаемая Анна Васильевна, так далеки от меня, что иногда представляетесь каким-то сном.

В такую тревожную ночь в совершенно чужом и совершенно ненужном городе я сижу перед Вашим портретом и пишу Вам эти строки.

Даже звезды, на которые я смотрю, думая о Вас, — Южный Крест, Скорпион, Центавр, Арго — все чужое. Я буду, пока существую, думать о моей звезде — о Вас, Анна Васильевна».

Когда муж Анны Васильевны был откомандирован новой властью на Дальний Восток для ликвидации имущества Тихоокеанского флота, она отправила сына к матери, в Кисловодск, и поехала вместе с мужем.

Она всей душой стремилась во Владивосток, зная, что Колчак в Харбине — там сосредоточивались войска белых. Едва прибыв во Владивосток, она отправила ему через английское посольство письмо, дождалась ответа и, пообещав мужу вернуться, помчалась в Харбин…

— Мы не виделись, по-моему, целую вечность, Анна.

— Мне кажется, больше.

— Неужели через день — два опять на целую вечность?

— Теперь каждый день — вечность, милый.

— А вы не уезжайте.

— Не шутите так, Александр Васильевич.

— А я и не шучу, Анна. Останьтесь со мной, я буду вашим рабом, буду чистить ваши ботинки…

Тимирева написала мужу, что не вернется. Она жгла мосты, не оглядываясь на прошлое. Единственно, о чем болело сердце, — о сыне Володе.

А тем временем в Сибири разгоралось пламя гражданской войны. Столицей Сибири был объявлен Омск, где находились Директория и Совет министров.

Директория, состоявшая по большей части из эсеров, не могла справиться со все возраставшей анархией, с хаосом. 18 ноября 1918 года военные совершили переворот, передав всю полноту власти адмиралу Колчаку.

Позже его назовут диктатором, но справедливо ли это? К власти он не рвался, да и характером обладал не деспотичным.

Колчак был вспыльчив, но отходчив, прямолинеен, но добр и простодушен, как большинство сильных людей. Внешне суров, но доверчив, порой даже наивен. И не отступал от принципов. Это мешало ему в политической борьбе.

Если бы Колчак объявил, что обещает крестьянам землю, как это делали большевики, его армию удалось бы спасти. Но он считал, что не вправе распоряжаться землей, что этот вопрос может решать только Учредительное собрание, избранное народом.

Если бы Колчак пообещал свободу Финляндии — такое условие выдвигал ему барон Маннергейм, он получил бы военную помощь. Но адмирал отказался, считая, что и этот вопрос может решить только Учредительное собрание.

Он был демократом, свято чтил законность, а во времена борьбы за власть и анархии такая позиция обречена на провал.

После разгрома белой армии в Сибири Колчаку предложили бежать за границу под видом солдата, но он отказался и был арестован.

Анну постигла та же участь. Они сидели в одной тюрьме и иногда виделись на прогулке. На допросах Колчак никогда не называл Анну женой, надеясь отвести опасность от любимой женщины, спасти ее. Только перед расстрелом он попросил о свидании с ней, но получил отказ.

ЧТО ПОЧИТАТЬ ЕЩЕ:  Дочь фараона ХАТШЕПСУТ и ее возлюбленный СЕНЕНМУТ

Утром 7 февраля 1920 года Колчака вывели на расстрел. Он отверг предложение завязать глаза и сам командовал своим расстрелом. Тело Колчака бросили в прорубь.

А для Анны с этих пор началась непрерывная череда арестов, тюрем, лагерей, ссылок: Бутырка, Караганда, Забайкалье, Енисейск… В промежутках между арестами она работала библиотекарем, чертежницей, маляром, воспитательницей в детском саду.

В 1938 году узнала об аресте сына, молодого художника Владимира Тимирева. А еще через десять лет на Карагандинском лагпункте услышала страшный рассказ о гибели Владимира. Уголовники забили его насмерть в лагерной бане. Тело сбросили в общую яму за зоной.

Как жить после этого? Но был у Анны Тимиревой какой-то внутренний стержень, который не позволял ей сломаться. Эта женщина удивляла всех — от аристократов до уголовников.

Представитель французской военной миссии в Сибири еще при жизни Колчака писал о ней:

«Редко в жизни мне приходилось встречать такое сочетание красоты, обаяния и достоинства. В ней сказывается выработанная поколениями аристократическая порода, даже если, как поговаривают, она из простого казачества.

Я убежден, что аристократизм — понятие не социальное, а в первую очередь духовное. Сколько на своем пути встречал я титулованных кретинов с замашками провинциальных кабатчиков и сколько кабатчиков с душой прирожденных грандов!..

Я убежденный холостяк, но, если бы когда-нибудь меня привлекла семейная жизнь, я хотел бы встретить женщину, подобную этой.

Как мне стало известно, она близка с Адмиралом еще со времени своего замужества, но даже теперь, когда сама жизнь освободила ее от прежних обязательств и свела их вместе, связь их никому не бросается в глаза, с таким тактом и деликатностью они оберегают эту связь от посторонних взглядов.

Увидеть их вдвоем большая редкость. Она старается держаться в стороне от его дел. Чаще ее можно встретить в швейных мастерских, где шьют обмундирование для армии, или в американском госпитале, выполняющей самые непрезентабельные работы по уходу за ранеными.

Но даже в этих обстоятельствах свойственная ей изящная царственность не покидает ее…».

Эту изящную царственность Анна Васильевна сохранила до старости, несмотря на то, что 37 лет провела в заключении.

Писатель Г.В.Егоров, посетивший ее в начале 70-х годов в московской коммуналке на Плющихе, был немало удивлен, увидев перед собой элегантную, бодрую восьмидесятилетнюю женщину, весьма острую на язык.

«Полжизни она провела в советских лагерях, в том числе и среди уголовников. И тем не менее за 37 лет к ней не пристало ни одного лагерного слова — речь ее интеллигентна, во всех манерах чувствуется блестящее дворянское воспитание.

Единственно, что омрачало общее впечатление, — она курила дешевые сигареты. Курила беспрестанно, через очень длинный, примитивного изготовления мундштук. И одета была бедно. Очень бедно. Но рассуждала самобытно. И очень смело.

Казалось, просидев тридцать семь лет, можно потерять не только смелость, потерять личность. А она сохранила себя. Она была в курсе культурной жизни страны, если уж не страны, то во всяком случае столицы — это точно. Голова у нее была светлая…».

Действительно, на закате жизни, в 82 года, она была так же молода душой, как в тридцать. По-прежнему любила тех, кого потеряла, хранила в себе их любовь и писала стихи об этом.

Полвека не могу принять,

Ничем нельзя помочь,

И все уходишь ты опять

В ту роковую ночь…

Но если я еще жива

Наперекор судьбе,

То только как любовь твоя

И память о тебе.

***

Источник: https://personallife.ru/love-story/kolcha/

Актриса Анна Тимирева: биография, личная жизнь и фото

Город Иркутск для Колчака был судьбоносным: когда-то именно в местной церкви он венчался со своей женой Софьей Омировой, и здесь же на смерть его провожала другая женщина, которую он считал своей гражданской женой — Анна Тимирева.

Для него все закончилось 7 февраля 1920 года, для нее ее «Голгофа» только начиналась. Первый шаг на этом пути она сделала сама: добровольно самоарестовалась, чтобы разделить судьбу Александра Васильевича. На допросе его спросили: приходится ли госпожа Тимирева ему гражданской женой.

Колчак дал отрицательный ответ, понимая, что спасает этим Анну от расстрела.

Его тело после расстрела было утоплено в проруби, а ее тогда отпустили. Чекисты любили игры в «кошки-мышки»: поймать, поиграть, отпустить, а затем опять — по кругу…

Безоблачное детство

Аня Сафонова, в замужестве Анна Тимирева, родилась в семье директора Московской консерватории Василия Ильича Сафонова и Варвары Ивановны Вышнеградской. Дата и место рождения Анны — 18 июля 1893 года, Кисловодск.

Затем семья Сафоновых переехала в Петербург.

Образование Анны было в основном гуманитарным: общее — в гимназии княгини Оболенской (с 1906 по 1911 год), и в тот же период она изучала искусство живописи у С. М. Зейденберга.

К тому же Анна Сафонова в совершенстве владела французским и немецким языками. Девушка отличалась веселым характером, живостью ума и обаянием, так что недостатка в поклонниках не было.

Взрослая жизнь

В 18 лет Анна Сафонова вышла замуж. Она увлеклась своим троюродным братом Сергеем Николаевичем Тимиревым — капитаном I ранга. Он был старше ее на 18 лет. Это был умный деликатный человек и блестящий офицер, вся жизнь которого связана с морем.

После 1920 года, уже будучи в эмиграции в Шанхае, он напишет книгу «Воспоминания морского офицера». Она была издана дважды.

В 1914 году у супружеской пары родился сын. Назвали его Владимиром, а среди родных он был известен как Одя.

Позже Владимир Тимирев станет членом Союза художников СССР, а в 1938 году он будет расстрелян. В 1958 году, после многочисленных прошений Анны Тимиревой, Владимир Тимирев был реабилитирован.

Кочевая жизнь

Семья капитана I ранга С. Н. Тимирева часто меняла место жительства, что было связано со службой главы семьи. А в остальном все было как у всех офицерских семей: быт, ожидание, дети, мероприятия, где встречались семьи офицеров, отмечались праздники.

Вот на одном из таких офицерских собраний у Н. Л. Подгурского и познакомилась Анна Тимирева с адмиралом Александром Колчаком. Это было в 1915 году: С. Н. Тимирев был направлен в Гельсингфорс. В это же время там уже проживала семья Колчака.

А. В. Колчак был не только морским офицером. В сферу его интересов входили и полярные исследования, за которые он был удостоен высшей награды Русского географического общества. Он был душой любой компании: его истории можно было слушать часами.

Итак, они встретились в тот исторический период, который впоследствии назовут «предреволюционным». И эта встреча стала поворотным моментом в биографии Анны Тимиревой.

А в это время шла Первая мировая война, и все думали, что она продлится недолго. Однако начался 1916 год, и стало понятно, что военные действия затянулись на неопределенный период.

Две параллельные прямые

Согласно офицерскому кодексу чести, связь с женой своего товарища была недопустима. И потому никаких видимых изменений в жизни Анны и Александра Колчака не происходило.

Анна и С. Н. Тимирев воспитывали сына Володю, встречались с друзьями, в том числе и с семьей Колчака, у которого также подрастал сын Ростислав. Общение было вполне светским, не выходящим за рамки приличий. А мысли… да мало ли кто и о чем думает. Их встречи происходили редко, иногда раз в несколько месяцев, и чаще всего случайно: Александр Васильевич в то время руководил минной дивизией.

Шел 1916 год, Анна жила в своем мире, в мыслях о Колчаке, и революционные настроения в обществе скользили мимо ее сознания: просто быт стал тяжелее. Вероятно, все так бы и продолжалось, если бы не резкое изменение судьбы России, в результате которого многие жизни были перекроены до неузнаваемости.

Назначение и объяснение

28 июня 1916 года был подписан императором Николаем II указ о назначении вице-адмирала Колчака командующим Черноморским флотом. Это был карьерный взлет вопреки всем правилам. Таким образом, в 42 года Колчак стал самым молодым командующим флотом.

Необходимость переезда в Севастополь к новому месту службы означала фактически потерю возможности видеться с Тимиревой, а потому это назначение спровоцировало быстрое развитие событий в личной жизни адмирала.

В день, с которого все началось, супруги Тимиревы были приглашены на обед к Н. Л. Подгурскому. Колчака также ждали, но без особой надежды: он сдавал дела минной дивизии. Поэтому его появление с двумя букетами было неожиданным: один из букетов был вручен хозяйке дома, а второй — Анне. Они говорили до позднего вечера, а затем были и еще встречи — до самого его отъезда в Севастополь.

В одно из свиданий Анна первая сказала Колчаку о своих чувствах. Он даже не надеялся на взаимность: фото Анны Тимиревой вместе с ее утерянной перчаткой он хранил у себя в каюте многие месяцы.

И это ее внезапное признание просто потрясло его. Выразить свою любовь Колчак смог только словами: «Я Вас больше чем люблю».

Стороны «треугольника»

В начале сентября адмирал вместе с семьей переехал в Севастополь. Перед отъездом он попросил разрешения у Анны писать ей. Она согласилась, но не слишком надеялась: новые дела, заботы, знакомства могут стереть из его памяти воспоминания об их коротких встречах.

Но она ошибалась: четыре дня ушло у адмирала Колчака на первое письмо Анне. Он выкраивал время на него и во время боя, и в периоды мирных передышек. Получилось длинное письмо, которое доставил Тимиревой матрос. После первого письма началась их переписка. С Анной Тимиревой Колчак делился не только своими сокровенными чувствами, но и мыслями по поводу положения дел в Российской империи.

Еще в течение трех лет их общение состояло из коротких тайных свиданий, встреч на официальных приемах, а также писем. Их отношения уже ни для кого не тайна: Софья Колчак все понимала, Сергей Николаевич Тимирев также знал о другой жизни своей жены.

«Гордиев узел»

Это хождение «по лезвию бритвы» было невыносимо для всех сторон треугольника: кому-то необходимо было сделать первый шаг. И в конце 1918 года, после тяжелого разговора с мужем, Анна Тимирева получит развод. И теперь в ее жизни будут два любимых мужчины: Александр Колчак и сын Володя.

В это время на Колчака свалилось много политических вопросов, которые требовали немедленного реагирования. Одним из важных событий того периода было отречение государя. И командующий флотом должен был определиться со своими политическими взглядами. Надо сказать, что Колчак всегда был приверженцем монархии, хотя после 1919 года свои взгляды он высказывать не имел права.

И в этот период его переписка с Анной была полна горьких высказываний о судьбе России и предательстве в высших эшелонах власти.

Их отношения обрели определенность: с этого времени Анна Тимирева — гражданская жена Колчака. А его супруга Софья с сыном Ростиславом в это время находились в Париже, куда адмирал, боясь за их жизнь, успел их переправить.

Жизнь «до» и «после»

После развода с С. Н. Тимиревым Анна работала в 1918-1919 годах в Омске переводчицей. Там же шила белье и была раздатчицей пищи больным солдатам и офицерам. Когда в январе 1920 года был арестован Колчак, она пошла вместе с ним в Иркутскую тюрьму.

После его расстрела в феврале 1920 года Анна пробыла в тюрьме до октября, выйдя по амнистии. Но через полгода была снова взята под арест за прошение о выезде в Харбин. Это ей не забыли, и два последующих срока (1922 и 1925 годы) она получила «за связь с иностранцами и бывшими белыми офицерами».

В 1922 году Анна вышла замуж за Владимира Книпера, который впоследствии умрет в 1942 году от сердечного приступа: не смог выдержать «пристального внимания» властей к своей жене. А Анна Книппер-Тимирева будет носить эту двойную фамилию до 1957 года, пока не выйдет указ о реабилитации ее сына Владимира.

В общей сложности она пробыла в лагерях и поселениях около 40 лет.

Занималась и неквалифицированным трудом, чтобы как-то выжить, но были и светлые моменты, когда ей позволили занять должность бутафора в Рыбинском театре.

И здесь в полной мере пригодился ее талант и умение создавать прекрасные произведения искусства из подручных материалов. Иногда она появлялась на сцене в эпизодических ролях.

Ее реабилитация произойдет только в 1960 году. Видные деятели искусства добились для нее маленькой пенсии «За заслуги Василия Сафонова перед страной».

Проживала Анна Васильевна до своей смерти в 1970 году в коммунальной квартире на Плющихе, где ей выделили комнату.

Пенсии катастрофически не хватало, поэтому приходилось подрабатывать на киностудии «Мосфильм».

Роли Анны Книппер-Тимиревой исключительно эпизодические: уборщица в «Бриллиантовой руке», подсказывающая сотруднику милиции номер машины. Фильм снят режиссером Гайдаем.

И еще роль преклонного возраста аристократки в «Войне и мире» Сергея Бондарчука. Кстати, в этом фильме Анна Тимирева приняла участие в качестве консультанта по этикету.

До конца своих дней Анна Васильевна Тимирева помнила об адмирале Колчаке. Ему она посвятила свои стихи. Книга ее стихов и переписка с Колчаком были изданы в 2000-х годах.

Актриса Анна Тимирева: биография, личная жизнь и фото на News4Auto.ru

Наша жизнь состоит из будничных мелочей, которые так или иначе влияют на наше самочувствие, настроение и продуктивность. Не выспался — болит голова; выпил кофе, чтобы поправить ситуацию и взбодриться — стал раздражительным. Предусмотреть всё очень хочется, но никак не получается.

Да ещё и вокруг все, как заведённые, дают советы: глютен в хлебе — не подходи, убьёт; шоколадка в кармане — прямой путь к выпадению зубов.

Мы собираем самые популярные вопросов о здоровье, питании, заболеваниях и даем на них ответы, которые позволят чуть лучше понимать, что полезно для здоровья.

Источник: https://News4Auto.ru/aktrisa-anna-timireva-biografiia-lichnaia-jizn-i-foto/

Художник Владимир Тимирев. Убит в 23 года на Бутовском полигоне в 1938 году. Ни за что..

Художник Владимир Тимирев. Убит в 23 года на Бутовском полигоне в 1938 году. Ни за что… [May. 31st, 2017|03:59 pm]

Виктор

Недавно, прогуливаясь по Ваганьковскому некрополю, набрел на это захоронение:Внимание привлекла плита справа, которой тут быть вроде бы не могло.Дело в том, что Володя Тимирев был расстрелян на Бутовском полигоне в мае 1938 года и там же был похоронен в общей могиле. А значит эта плита поставлена тут, в семейном некрополе Сафоновых, просто как память о нем.Интересуясь живописью, я читал про этого талантливого юношу.

Почти все сохранившиеся его работы сегодня собраны в музее им. Савицкого в Нукусе (более 100 работ). Да, да, в том самом музее, выставка из собрания которого недавно прошла в Москве. И жаль, что организаторы не привезли в Москву ни одной работы Тимирева.

Владимир Сергеевич Тимирев

Володя родился в семье Анны Васильевны Тимиревой (Сафоновой) и контр-адмирала Сергея Тимирева.

Анна Васильевна Тимирева

Анна была дочерью Василия Ильича Сафонова — одного из самых заметных и авторитетных представителей музыкальной культуры России в конце XIX и начале XX веков, ректора Московской консерватории, главного дирижера Нью-Йоркского филармонического оркестра, сподвижника Чайковского. Крупнейшая государственная заслуга Сафонова — организация строительства нового здания Московской консерватории, которым мы до сего дня любуемся и посещаем, а также знаменитого Большого концертного зала.

В 1911 году Анна вышла замуж за морского офицера Сергея Тимирева, в 1914 году у них родился Володя, а в 1918 году Анна рассталась с мужем, ставшим к тому времени контр-адмиралом. У нее возникла любовь и роман с давним другом и сослуживцем Сергея адмиралом Александром Колчаком.

Анна стала гражданской женой адмирала и прошла с ним путь вплоть до его ареста, в результате предательства союзников, и расстрела без суда, по постановлению Иркутского военно-революционного комитета.

Сын же Володя с 1918 года, все время после ухода мамы от Сергея Тимирева, находился у бабушки с дедушкой в Кисловодске и только в 1922 году, когда Анну освободили из-под ареста, воссоединился с мамой.

Анна Васильевна и Володя поселились в Москве, на Плющихе. Чтобы как-то обезопасить и себя и сына от преследования советской власти за ее отношения с Колчаком, Анна приняла предложение и вышла замуж за инженера-строителя Всеволода Книпера и сменила фамилию Тимирева на Книпер.

Но ее это не спасло и вскоре Анну Васильевну опять арестовали и дальнейшие 35 лет ее жизни, вплоть до 1960 года, когда она была полностью реабилитирована, прошли в скитаниях по лагерям, поселениям , высылкам без права жить в Москве.

Володя Тимирев и отчим, Всеволод Книпер

У Володи же сложились нормальные отношения с отчимом. Более-менее благополучно складывалась и жизнь — жил в Москве, закончил институт, с начала 1930-х гг. занимался газетной и книжной графикой, стал членом Союза художников. В 1934 г.

состоялась даже персональная выставка акварелей в Москве.

Тогда же он начал заниматься рисунком в студии известного книжного графика Алексея Ильича Кравченко.

Зимой занятия проходили в Чистом переулке, где у Кравченко была квартира из восьми комнат, а летом – на даче на Николиной горе.

И здесь Володя нашел свою любовь — дочь художника Наташу Кравченко. На свою погибель….

Наташа Кравченко

Наташа была красавицей и была окружена многочисленными поклонниками, избалована вниманием знаменитых друзей отца. Но и Володя был очень красивым мальчиком, да еще и талантливым художником. И между молодыми людьми возникло чувство. Володя несколько раз делал Наташе предложение, но о замужестве не могло быть и речи: она была еще почти ребенок.

А когда Наташа подросла, она ответила согласием на его предложение руки и сердца. Родители Наташи были в ужасе. Они принадлежали к советской элите. Семья была законопослушной и никогда не входила в контакт с людьми сомнительными с точки зрения советской власти. И понятно почему. Сам Алексей Ильич был обласканным, именитым художником, часто ездил за границу.

Жена его, искусствовед Ксения Степановна, работала во Всесоюзном обществе культурных связей с заграницей, а эта организация, как известно, была напрямую связана с НКВД. В свое время семья Кравченко год прожила в Италии, несколько раз ездили во Францию, бывали в Нью-Йорке. Круг знакомых семьи был очень широкий, в него входило много знаменитых людей.

А тут вдруг в семье появляется Володя Тимирев, у которого отец – белый адмирал-эмигрант, отчим – Колчак, мама в ссылках и лагерях.Через несколько дней после объяснения между молодыми людьми Володя был арестован. В его следственном деле есть письмо матери – Анны Васильевны Книпер, которая прямо обвиняет Ксению Степановну Кравченко в причастности к аресту Владимира Тимирева.

Других доказательств в деле нет. Можно, конечно, считать случайным совпадением по времени — объяснение Володи в любви Наташе и арест Володи буквально через пару дней после этого. Но тогдашняя жизнь практически не оставляет сомнений, что это скорее всего было не совпадение.Хотя в доносе и не было никакой необходимости.

Владимира Тимирева прекрасно знали в «органах»; до этого его не раз приглашали туда и пытались завербовать – об этом он сам рассказывал и Наташе и своей матери. Володя отказывался, но понимал, что это чревато последствиями. Конечно, он был нужен органам.

При его обаянии, образованности его можно было бы заслать для определенных целей на Запад: сын Тимирева, пасынок Колчака – его бы там на руках носили! А он все «нет» да «нет». Такое не прощалось. Так что хотя в доносе и не было никакой необходимости, но донос стал поводом для ареста.

Владимир Тимирев, май 1938 года, фото перед расстрелом

22 марта 1938 года Володя был арестован, 28 мая расстрелян на Бутовском полигоне. Одним из главных пунктов обвинения было то, что он является пасынком Колчака (которого мог видеть разве что будучи маленьким ребёнком, живя с родителями в Гельсингфорсе).Анна Васильевна долгие годы не знала о судьбе сына, страдала, искала его, чувствовала себя виноватой. И только в 1956 году ей прислали извещение, что ее сын умер в лагере от двухстороннего воспаления легких еще в 1942 году и реабилитирован. Правду о его бессудном убийстве скрыли. Весть о смерти сына потрясла Анну Васильевну. Она надеялась, что он находится где-то в лагере и еще вернется домой. В 1960 гоу полностью реабилитировали и Анну Васильевну, разрешили жить в Москве. Она немного зарабатывала как художница, но денег на жизнь едва хватало. Ей помогали музыканты, в том числе, Т. Хренников и Д. Шостакович, которые хлопотали за нее и добились, чтобы ей как дочери знаменитого Сафонова выплачивали пенсию.

Анна Васильевна Тимирева в последние годы жизни.

Анна Васильевна скончалась в Москве в 1975 году. И похоронена тут же, на Ваганьковском. В этом же семейном захоронении Сафоновых. Под фамилией Книпер.

Вот такая невеселая история…

Comments:
From: virginian
2017-05-31 01:19 pm (UTC)

(Link)

Трагическая история. К сожалению, одна из многих.

Такой памятный знак называется кенатаф (В переводе с греческого кенотаф означает 'пустая могила' (от слов κενός — 'пустой' и τάφος — 'могила').)

From: stroganov
2017-05-31 01:28 pm (UTC)

(Link)

Да, я знаю. Только кенОтаф…)Просто я на кладбище впервые увидел кенотаф. А так их много вдоль дорог, на местах, где случались аварии с гибелью пассажиров.

А история для того времени обычная. Но сегодня она воспринимается как просто ужасная.

From: warsh
2017-05-31 01:51 pm (UTC)

(Link)

НКВД такого не прощала.

From: stroganov
2017-05-31 02:35 pm (UTC)

(Link)

Да. Отказ с ними сотрудничать, да еще при таком наличии компромата с их точки зрения. Он был обречен.

Edited at 2017-05-31 02:36 pm (UTC)

From: ludven
2017-05-31 01:57 pm (UTC)

(Link)

Ужасное было время:(
Спасибо за интересный пост.

From: stroganov
2017-05-31 02:37 pm (UTC)

(Link)

Да уж. Сейчас читаешь такое и понимаешь какое беззаконие творилось в конце 30-х…

From: ludven
2017-05-31 04:30 pm (UTC)

(Link)

Родители мужа репрессированные были на крайний север молодыми( каждый со своими семьями из разных мест Урала).Что могла, то узнала от них- не особо были откровенными и разговорчивыми…

From: streletckaya
2017-05-31 03:15 pm (UTC)

(Link)

Сам дьявол навестил тогда Россию.
Прискорбная история и особенная в своём роде.

From: stroganov
2017-05-31 03:28 pm (UTC)

(Link)

Да. Жуткая.Я её давно знаю и все никак не мог приступить к написанию.Очень тяжело было все это опять переваривать.

Но вот, написал все-таки.

From: seaseas
2017-06-01 10:50 pm (UTC)

(Link)

Какие ты истории находишь…
Я еще ту балерину не могу забыть, а тут…

From: stroganov
2017-06-02 05:25 am (UTC)

(Link)

Угу.
Книжки читаю, на выставки хожу, вот и выплывают истории…

From: norski
2017-11-27 10:08 pm (UTC)

(Link)

Сегодня наконец отдала Богу душу мадам Кравченко. Я уж думала, оно бессмертно…

Источник: https://stroganov.livejournal.com/215235.html

Ссылка на основную публикацию