Элизабет гилберт — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Элизабет Гилберт: cамые счастливые браки – после 35 лет!

 
Автор бестселлера «Есть, молиться, любить» рассказывает, почему женатым мужчинам живется лучше, чем замужним женщинам. родилась: 18 июля 1969 года в г.

Уотербери (штат Коннектикут, США)
образование: бакалавр в области политологии Нью-Йоркского университета (США)
карьера: журналист, автор книг «Пилигримы» (1997), «Суровые люди» (2000), «Последний американец» (2002), «Есть, молиться, любить» (2006), «Законный брак» (2010).

С 7 октября – в кинотеатрах фильм «Ешь, молись, люби», снятый по ее книге
семейное положение: замужем
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
писатель: Чарлз Диккенс
фильм: «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега»
музыка: «Когда пишу – полная тишина.

В остальное время – в стиле кантри и «девушки-с-гитарами-и-разбитыми-сердцами»
спорим, вы не знали, что… в 1997 году по мотивам статьи Гилберт, рассказывающей о ее опыте работы официанткой, был снят фильм «Бар «Гадкий койот».

7 лет назад американская журналистка и писательница Элизабет, пережив болезненный развод с мужем, отправилась в путешествие по Италии, Индии и Индонезии – искать себя. Нашла же она любовь в лице бразильца Жозе, а вернувшись, написала книгу «Есть, молиться, любить», которая стала бестселлером.

Теперь же по книге сняли фильм, где американскую журналистку и писательницу сыграла Джулия Робертс. «Джулия Робертс – самый красивый объект, который я когда-либо видела в жизни, – говорит Гилберт. – Я имею в виду, что мы все думаем, что знаем ее, потому что привыкли к ее лицу. На самом же деле она поразительно красива.

Я никогда не видела пугающую красоту – так вот Джулия именно пугающе прекрасна. Лучистая, сияющая! Я сказала ей: «Знаешь, иная работа, которой бы ты могла заниматься, если б не стала актрисой, – быть феей». В том смысле, что есть в ней что-то неземное».

Автобиографическую книжку Гилберт писала скорее для себя – чтобы найти ответы на мучившие ее вопросы: «Чего я хочу на самом деле?» и «Как достичь гармонии?». Вопросы оказались универсальны для женщин всего мира. Достоянием мира стала и личная жизнь писательницы.

– Когда я писала, то не представляла, что у меня будет столько читателей, – говорит Элизабет. – Я была настолько завалена вопросами, что мне необходимо было писать, чтобы упорядочить все в голове. Как сказала однажды сценаристка Джоан Дидион: «Я пишу, чтобы понять, о чем думаю». Хотя, с другой стороны, я не думаю, что когда-нибудь напишу столь же откровенную и разоблачительную книгу.

«Есть, молиться, любить» закончилась счастливым союзом главной героини с любимым Фелипе (так в книге зовут Жозе) и мыслью о том, что жениться пара категорически не собирается. Но вышедшая в этом году книга Гилберт «Законный брак» показала, что взгляды у возлюбленных поменялись. Дело в том, что однажды Жозе (Фелипе) задержали на границе при прилете в США и депортировали из страны. Чтобы остаться вместе, выход был один – жениться. Безобидное решение оказалось очень трудным для двух людей, переживших разрушающие разводы. Пока около года утрясались формальности и собирались документы, Элизабет решила избавиться от собственной «бракофобии» и изучить историю семейной жизни. О своих исследованиях и выводах она и писала в книге. Ей понравилось не все, что она узнала: «Факт, подкрепленный исследованиями: брак гораздо выгоднее для мужчин, чем для женщин. Они счастливее, живут дольше и больше зарабатывают. Замужние же дамы живут и зарабатывают меньше одиноких, чаще страдают от депрессии и подвергаются насилию. Так было всегда, и даже сейчас. Так как же создать семью, чтобы женщина не теряла слишком много?»
– Но у меня не было выбора: если я хотела оставаться вместе со своим любимым и жить с ним в Америке, я должна была выйти за него замуж – или потерять его. Так что решение, по сути, было принято сразу, – делится писательница. – И что я попыталась сделать – это почувствовать себя комфортно от принятия этого решения, и здесь книга, которую я параллельно писала, безусловно, помогла. Несмотря на то что «Законный брак» написан в мемуарной форме, в нем гораздо меньше личного, книга построена на наблюдениях и исторических исследованиях: «Я боялась, что чем больше буду узнавать о браке, тем больше стану ненавидеть его, но случилось обратное – чем больше я узнавала, тем большим уважением проникалась. Уважение в данном случае я употребляю в контексте дарвиновской теории. Уважение вызывает тот факт, что, несмотря на века, изменения и эволюцию, этот институт все еще существует. Более того, он адаптируется к новым эпохам, меняет форму – все ради того, чтобы выжить. Это происходит потому, что, видимо, люди все-таки нуждаются в браке. В этом есть что-то трогательное. Я тоже являюсь частью истории брака – и все мы, и так и должно быть».

– К тому же плюсом в нашем случае был возраст – исследования подтверждают, что после 35 лет гораздо больше шансов на долгий удачный брак. У молодой пары, к сожалению, очень мало возможностей дожить до золотой свадьбы, – говорит Лиз.

После 10 месяцев скитаний Жозе и Элизабет смогли вернуться в Америку и пожениться. Теперь они живут в Нью-Джерси, где купили дом и открыли лавку «Две пуговицы», в которой продают всякую всячину типа сари, экстравагантных украшений и мебели из Юго-Восточной Азии.

«Когда я обнаружила себя живущей в маленьком городке, в старом доме, окруженном садом, с любимым мужем и домашними питомцами – я вдруг почувствовала себя абсолютно на своем месте. Хотя раньше и не могла представить, что у меня даже просто возникнет такое желание», – смеется Гилберт. Животные, дом с садом, книги, путешествия… Все, кроме детей.

Хотя у бабушки Гилберт их было семеро, у мамы – двое (у Лиз есть старшая сестра). А Лиз однажды четко поняла, что материнского инстинкта у нее нет и, видимо, не будет.

Непростое решение, которое ей нужно было защищать: в большей степени (хотя и не целиком) из-за этого распался ее первый брак: «В наше время материнство по-прежнему считается частью эволюции женщины. Но решение не иметь детей отражает мое желание, мою судьбу. Я разговаривала с мамой и бабушкой на эту тему, чтобы сделать окончательный выбор.

Самым удивительным стало то, когда бабушка сказала, что хотя она очень любила своих детей и была счастлива в материнстве, но по ночам молилась о том, чтобы у меня не было детей, а я писала бы книги и путешествовала. Это было очень важное и трогательное откровение».

Жозе поддерживает жену – тем более что у него есть двое детей от первого брака, с которыми Лиз очень дружна.

– Мне кажется, есть женщины-мамы, женщины-тети и женщины, которые вообще не должны находиться рядом с детьми. Я в средней категории. Когда моей племяннице было 8, она сказала мне: «Лиз, по-моему, ты рождена быть тетей!» «Отлично! Я согласна!» – ответила я.

Одна из частей ее книги «Есть, молиться, любить» была посвящена Индии, где героиня училась медитировать и познавала себя. Продолжает ли она духовные практики сейчас? «О, да, – смеется Гилберт. – Теперь когда работаю.

Поверьте, сосредоточиться, глядя на пустую страницу, ничуть не легче, чем глядя на пламя свечи». Сейчас она пишет роман – с выдуманными персонажами! И рада этому: «Наконец-то!» Тем более что она обещала своему Жозе больше никогда не делать его героем книг.

– Есть…– Италия.

– Молиться…

– Индия.

– Любить…

– Индонезия.Писательница продолжает свой словарь

– Пить…

– Ирландия. У меня самые счастливые воспоминания об ирландских пабах.

– Экономить…

– Южная Азия. Мы с мужем жили там на 15–20 долларов в день на протяжении 10 месяцев.

– Развлекаться…

– Юг Франции. Для меня развлечение – это объедаться, пить среди бела дня, блуждать по оливковым рощам и дегустировать изумительные блюда с трюфелями.

– Исследовать…

– Африка. Не только для меня, но и для сотни европейцев. До сих пор это во многом неисследованный континент и недопонятый.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Фото Fotolink, East News, из архивов пресс-служб

Источник: http://www.telesem.ru/heroes/2012-10-23-06-44-00/4383-elizabet-gilbert-camye-schastlivye-braki-posle-35-let

Элизабет Гилберт совершила каминг-аут

Писательница Элизабет Гилберт, по роману которой снят фильм «Ешь, молись, люби» сделала каминг-аут в Фейсбуке.

Американская писательница, эссеистка, биограф 47-летняя Элизабет Гилберт, по автобиографичному роману которой снят фильм «Ешь, молись, люби», а по мемуарам в журнале GQ — фильм «Бар Гадкий койот», сделала каминг-аут в своем Фейсбуке.

Элизабет Гилберт внешне похожа на Джулию Робертс, которая сыграла её, Элизабет Гилберт, в фильме «Ешь, молись, любви»

Писательница заявила, что брак с мужчиной закончен это весной, и её сердце принадлежит лучшей подруге — Рейе Элайас, с которой они вместе уже 15 лет. Признание сделано в связи с тем, что у Рейи диагностировали неоперабельный рак печени, осложненный панкреатитом.

«Что-то случилось со мной, после того, когда я узнала о диагнозе Рейи. Смерть или перспектива ближайшей смерти — это как очистка от всего, что является неважным, на первый план выходит то, что важно реально. И в этом сжатом пространстве я четко поняла одну простую мысль: я люблю Рейю.

Я действительно влюблена в неё. У меня больше нет сил отрицать эту истину. Мысль о том, что в госпитале я буду держать её за руку, смотреть, как она постепенно угасает, и не иметь шанса признаться, каковы мои истинные чувства к ней — это показалось мне действительно невыносимым.

Я люблю её, она любит меня. С трудностями мы пройдем с ней вместе, не только, как подруги, но как партнеры. Я хочу заявить об этом сейчас публично, потому что последние месяцы жизнь Рейи — это моя жизнь. Мне надоело скрываться.

Я публичный человек, и я хочу безо всяких недомолвок войти в любую дверь мира под руку с любимой женщиной.»

В своей публикации в Фейсбуке Элизабет Гилберт также призвала своих читателей и подписчиков обойтись без советов не судить её, вместо этого «послать любовь».

«Сколько бы избыточной любви Вы не имели в своем сердце — пошлите её нам. Я, поверьте мне, буду благодарна и приму её всю. Это поможет и поддержит. Мы благодарим вас! Потому что истина — это сила, которая ведет нас туда, где мы должны быть в жизни, но любовь есть сила, которая исцеляет нас, как только мы находим её.»

Рейя Элайс — музыкант и писательница, родилась в Алеппо, Сирия, когда ей было 8 лет, её семья переехала в США, спасаясь от преследований религиозных фанатиков.

В школе ей пришлось терпеть, что американские сверстники высмеивали бедную одежду, которую шила ей мать, и плохой английский, так что бунтарский дух девочки проявился довольно рано.

В 1983-м она переехала в Нью-Йорк, занялась музыкой, а чтобы иметь возможность прокормить себя — работала парикмахером.

Богемная жизнь в Нижнем Ист-Сайте, распространенность наркотиков в артистической среде, свободные взгляды на однополую любовь — захватили Рейю, сначала она оказалась на улице без крыши над головой, затем в тюрьме. В последствие она выпустит книгу с мемуарами «о бурной жизни, волосах и пост-панке» с ближнего востока в Нижнем Ист-Сайде. Предисловие к этой книге написала Элизабет Гилберт.

Вот небольшая часовая дискуссия  «Секс, наркотики и волосы», записанная в 2015г.

 в рамках дискуссионной панели фестиваля «Всё о женщинах» в Сиднейском оперном театре (что-то вроде австралийского TED)  — любопытно, что  именно тогда, в феврале 2015 австралийский обозреватель в публикации «Противоположности притягиваются» заметил и описал невероятно трогательную связь между этими двумя совершенно непохожими женщинам.

Видео дискуссии:

О том, что её предыдущий брак распался, Элизабет также сообщала этим летом через свой аккаунт в соцсети:

«Дорогие, я долгое время делилась с вами подробностями своей личной жизни и чувствую, что должна рассказать о том, что произошло за последнее время Я расстаюсь с мужчиной, которого многие знают как Фелипе — я влюбилась в этого человека в конце своего путешествия под названием «Есть, молиться, любить». Он был моим компаньоном двенадцать лет и это время было прекрасным. Мы расстаемся хорошими друзьями. По очень личным причинам,»

— написала Элизабет и добавила, что надеется на понимание и уважение к ее личной жизни.

Хосе Нуньес стал прототипом героя по имени Фелипе, в которого влюбляется главная героиня книги «Есть, молиться, любить». В 2010 году по этому роману был снят фильм, главные роли в котором исполнили Джулия Робертс и Хавьер Бардем.

Источник: http://lesbiru.com/2016/09/elizabeth-gilbert-coming-out/

Элизабет Гилберт: «Честность всегда помогает»

«Я не думала, что миллионы людей будут читать описания моих эротических фантазий про Билла Клинтона», — призналась самая молодая героиня нашей рубрики «Женщина века». В эксклюзивном интервью Cosmo Элизабет Гилберт, автор мирового бестселлера «Есть. Молиться. Любить», рассказала о своих книгах, духовных откровениях, спокойном отношении к успеху и грядках с помидорами.

Читайте также:  Сирано де бержерак - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Каждый год распадаются миллионы пар, миллионы людей оказываются в дебрях личностного кризиса и депрессии, миллионы ищут выход из них.

Одна женщина прошла через все это, чтобы обрести гармонию и найти свои точки баланса, настоящую любовь и подлинное я.

Ради этого ей пришлось выучить новый язык, прожить четыре месяца в ашраме, поработать секретарем балинезийского хилера и построить дом для нуждающейся семьи. Она рассказала о своем опыте миру, а мы расскажем о ней — настоящей героине XXI века.

Найти новый сюжет

Элизабет Гилберт родилась 18 июля 1969 года в Уотербери, Коннектикут, и выросла на маленькой ферме среди пчелиных ульев, цыплят, гусей и рождественских елей.

В доме не было даже телевизора, поэтому Лиз и ее старшая сестра Кэтрин развлекались, сочиняя истории (Кэтрин, которая тоже стала писательницей, утверждает, что телевизор у них все-таки был, но такой старый, что показывал всего два канала и перегревался после сорока пяти минут работы).

После получения диплома по политологии Лиз путешествовала по стране, подрабатывая официанткой и собирая истории для своих сюжетов. Первый же сборник ее рассказов — «Пилигримы» — оказался в шорт-листе литературной премии.

В то же время Гилберт начала сотрудничать с журналами Esquire, GQ, Spin, The New York Times Magazine.

Опыт работы бартендером оказался бесценным: ее статья о буднях бара «Гадкий Койот», опубликованная в GQ в 1997 году, стала основой для одноименного фильма.

Три книги, литературные награды, канонический брак с домом в пригороде, детьми в проекте и шопингом по выходным — с таким багажом Лиз подошла к своему тридцатилетию, чтобы наконец понять, что это далеко не та жизнь, которой она хотела бы жить.

Книга Лиз была переведена на 30 языков и стала мировым бестселлером.

Женщина за гранью нервного срыва

Осознание этого привело ее на пол в ванной, где она рыдала ночами. Рыдания — к депрессии и неспособности принять решение.

(Родить ребенка? Остаться с мужем? Уйти от него?) Неспособность принять решение — к новым рыданиям и запросам к Вселенной с просьбой дать ей совет о том, как надо поступить.

Когда решение (не заводить детей, уйти от мужа) наконец было принято, оказалось, что воплотить его будет не так просто: этому противодействовали и муж Гилберт, и законодательная система штата Нью-Йорк.

Ситуация стала еще более запутанной, когда в жизни Лиз появился прекрасный Дэвид — актер, писатель, вегетарианец, практикующий йогу, познакомивший Лиз с ее духовным учителем и окончательно разбивший ей сердце. Когда отношения с Дэвидом тоже не сложились, Лиз не оставалось ничего, кроме как пойти к психологу и в конце концов согласиться на антидепрессанты.

Пицца, медитации, поиск баланса

Чтобы заново собрать свою жизнь из осколков, Лиз отправилась в годичное путешествие по Италии, Индии и Индонезии. Пицца, паста и мороженое, которые она дегустировала по всей Италии, вернули Лиз интерес к жизни.

Медитации в индийском ашраме дали ей духовный стержень. А четыре месяца на Бали научили гармонично сочетать обретенные знания.

Там же, на Бали, она встретила свою новую любовь, что добавило этой и без того кинематографически счастливой истории настоящий happy end.

Талант и поклонники

Все остальное уже легенда. Опра Уинфри посвятила Лиз и феномену ее книги «Есть. Молиться. Любить» не один, а целых два эфира. Сама книга, вышедшая в 2006 году, была переведена на 30 языков и уже больше 180 недель находится в списке бестселлеров The New York Times. Продюсерская компания Брэда Питта выкупила права на экранизацию романа.

Воплотить Лиз на экране решила не кто иная, как Джулия Робертс (одна из главных поклонниц книги). Маркетологи приурочили к выходу фильма духи, чай и украшения «Есть. Молиться. Любить», еще и аксессуары для йоги с таким же названием.

Турагенты предлагают поездки по следам Гилберт (Ешьте «Маргариту» в пиццерии, которую рекомендует Лиз! Медитируйте в ее ашраме! Встретьтесь с ее хилером и предсказателем судьбы!).

Поклонницы книги отправляются в Италию, Индию и Индонезию, вешают на YouTube записи своих разговоров с лекарем Кетутом Лийером и в эфире у той же Опры рассказывают о том, как опыт Лиз дал им силы справиться с кризисом самовосприятия, уйти от мужа и поменять род деятельности.

Теперь многотысячные залы собираются, чтобы услышать вдохновляющие выступления Лиз и увидеть женщину, которая на собственном опыте доказала, что у нас всегда, в любой ситуации есть выбор.

«У меня те же сомнения, слабости, колебания и вопросы, как и у всех остальных».

В стороне от толпы

Что думает Лиз о своем феноменальном успехе? Она (и это одно из самых приятных ее качеств) прежде всего благоразумна, поэтому к фанатичной любви к ней относится как к параду, проходящему мимо ее окон: музыканты играют марши, толпа со сладкой ватой и яблоками в карамели танцует и веселится, особо старательные несут транспаранты «Вперед, к просветлению и гармонизации!». Сама Лиз тем временем занята домашними делами: ей нужно вымыть посуду, постирать белье и убраться в комнатах.

Лиз оказалась в уникальном положении: каким-то образом проблемы, мучившие ее, оказались в резонансе с опытом окружающих, а ее частная история неожиданно превратилась в сюжет, близкий каждому.

Принимая во внимание всех поклонниц, которые теперь идут по ее пути (зачастую в прямом смысле этого слова), не чувствует ли она, что ее частная жизнь украдена? «Я не думаю, что я могу оправданно жаловаться на это, — отвечает она, — потому что я сама решила написать такую личную книгу и представить ее публике. Никто не вломился в мой дом, не украл мои дневники и не создал на их основе „Есть. Молиться. Любить“ — все это я сделала сама… Мне повезло, что по природе я не закрытый человек, и в книге нет ничего такого, о чем мне было бы неприятно рассказать».

Неожиданностью стал отклик читателей, которые засыпают Гилберт письмами, прося ее советов. Сначала Лиз пыталась отвечать всем, но вскоре поняла, что это непосильная задача. «Впервые в жизни мне пришлось создавать границы между собой и людьми.

Обычно я хочу всех осчастливить — это невозможно и в лучшие времена, но сейчас это стало абсолютно нереально. Мне пришлось научиться говорить людям нет, разочаровывать их… Все это часть взросления и потому, наверное, к лучшему. Но это было нелегко».

Лиз о России: «В колледже я два года учила русский, но, пожалуйста, не просите меня что-нибудь произнести! Сейчас я помню только одно предложение: „Если бы у меня было много денег, я бы полетела в Минск“.

Кто знает, почему эта фраза из учебника засела у меня в голове? В 17 лет я приехала в СССР — это было мое первое заграничное путешествие, и оно мне очень понравилось. Однажды я хочу вернуться в Россию.

Не могу даже представить, насколько изменилась за эти годы Москва».

(Не) гуру нового поколения

Множество факторов (социологических, исторических и т. д.) превратили Лиз в того гуру, который был нужен миллионам женщин именно в этот момент. Однако природная скромность, здравый смысл и девиз «Честность всегда помогает» заставляют Лиз открещиваться от этой роли. «Я всегда держу в сознании тот простой факт, что я не гуру.

Для этой работы у меня нет достаточной квалификации — ни духовной, ни психологической. Роль гуру в том, чтобы быть учителем, совершенным мастером. А я прекрасно знаю, что я вечный и не самый лучший студент. Мне кажется, в случае с „Есть. Молиться.

Любить“ я была учеником, поднимающим руку и задающим вопрос, ответ на который весь класс хотел знать, но никто не решался спросить. У меня те же сомнения, слабости и колебания, как и у всех остальных, но благодаря моей профессии я могу провести несколько лет, исследуя одну тему. Потом я делюсь находками с моими сотоварищами-учениками.

Но гуру? Нет. Я настоятельно рекомендую найти для этой роли кого-то более совершенного».

Встреча Лиз с бразильцем, теперь известным во всем мире как Фелипе (его настоящее имя — Жозе Нунес), и финал «Есть. Молиться. Любить» умилили читателей и заставили издателей мечтать о продолжении этой успешной книги. К общей радости все так и получилось.

После того как Фелипе был арестован в аэропорту Далласа за нарушение визового режима и депортирован из США, у пары (двух жертв тяжелых разводов, торжественно поклявшихся больше никогда, ни при каких обстоятельствах не вступать в брак) был только один выход — пожениться.

Десять месяцев они кружили по Юго-Восточной Азии. Это время было нужно адвокату, чтобы собрать документы, которые позволили бы Фелипе снова въехать в Штаты, а Лиз, чтобы примириться с самой идеей грядущей свадьбы.

Так появилась тема для следующей книги: ею стал «Законный брак» — 300-страничное рассуждение о сущности замужества.

Первый черновик показался Гилберт настолько ужасным, что она выбросила его, попросив у издательства годичную отсрочку. Шесть месяцев Лиз провела в своем саду, пропалывая грядки с помидорами и думая, что с ней как с писателем все кончено.

Наконец она оторвалась от огородничества, чтобы подготовить к выходу новую книгу — совсем не такую, на которую надеялись поклонники «Есть. Молиться. Любить».

Со свойственным ей трезвомыслием Лиз понимает, что вряд ли когда-нибудь сможет повторить успех своего бестселлера, и совершенно спокойно к этому относится.

«До „Есть. Молиться. Любить“ я написала три книги, которые мало кто прочел. Но я горжусь ими, как и всем, что я сделала, — говорит она. — По личному опыту я знаю, что создать книгу, которую не полюбят миллионы, — это далеко не конец света.

Если мне очень повезет, я напишу еще дюжину книг до того, как умру. И было бы настоящим безумием думать, что каждая из них будет таким же феноменом, как „Есть. Молиться. Любить“.

Скорее всего, такое больше не повторится, да и не должно повториться».

Молчание, молчание, молчание…

После всех трансконтинентальных перелетов Лиз и ее муж осели в тихом городке Френчтаун в Нью-Джерси, где купили дом и открыли компанию «Две пуговицы», которая импортирует в США товары из Юго-Восточной Азии. И парадоксальным образом их больше не тянет в дорогу. Работая в саду, гуляя по берегу реки со своей собакой и сидя вечерами вместе с мужем, Лиз абсолютно счастлива.

Сейчас она убеждена, что все хорошее, что есть в ее жизни, пришло благодаря интенсивной работе, которую она проделала в ашраме, — благодаря этим четырем месяцам медитации, сосредоточенности и дисциплинирующего духовного труда.

Но можно ли обрести просветление дома, не отправляясь для этого в паломничество? Лиз уверена, что да. «Три слова: молчание, молчание, молчание. Молчание бесплатно и доступно каждому. Все, что вам надо сделать, — закрыть дверь и закрыть рот. И вы останетесь наедине с Богом, где бы вы ни были. Мне нравится то, что один монах сказал мне в Индии: «Молчание — это единственная истинная религия».

Помидоры, цветы, счастье

Глядя на эту сияющую счастьем женщину, трудно представить ее на полу ванной комнаты в озере собственных слез. Однако вот образец гармонизации в действии и пример того, что каждый в состоянии изменить обстоятельства к лучшему и начать новую жизнь прямо сейчас.

Своим путешествием и духовными поисками Элизабет хотела спасти себя. Но попутно Лиз помогла и нуждающейся балинезийской семье, для которой собрала деньги на новый дом, и миллионам женщин во всем мире.

После рассуждений о паломничестве, саморазвитии и завышенных ожиданиях публики Лиз радуется возможности просто поговорить о том, как обстоят дела у помидоров на ее грядках. «Спасибо вам за этот вопрос! — восклицает она.

— Помидоры растут прекрасно. Я посеяла их еще в марте, а летом пересадила в грунт. Но настоящие звезды моего сада — цветы.

Выяснилось: все, чего я хочу, — это видеть из окна, что мой дом окружен избыточной, бесполезной красотой».

«Выяснилось: все, чего я хочу, — просто видеть из окна, что мой дом окружен цветами».

Медовое мороженое

Еще одна тема, которая беспокоит читателей «Есть. Молиться. Любить»: какое у Лиз любимое джелато? «Очень важный вопрос! Все зависит от места, конечно. В Риме мой фаворит — медовое из Gelateria San Crispino рядом с фонтаном Треви. А обычно я никогда не могу выбрать между клубничным и фисташковым мороженым».

Сейчас, после путешествия в поисках себя, международного феномена книги «Есть. Молиться.

Любить» и приобретения статуса гуру женщин XXI века, Лиз сформулировала собственный категорический императив — простой и правильный: «Это очень серьезная тема (хотя и не настолько серьезная, как вопрос о мороженом), и мы могли бы обсуждать ее часами.

Удачнее всего сказано в «Бхагавад-гите»: «Лучше несовершенно прожить свою судьбу, чем совершенно — имитацию чужой жизни». Другими словами, оставайтесь на своем пути. Это работа всей вашей жизни — единственная, которая имеет значение».

Источник: https://www.cosmo.ru/stars/krupnim-planom/elizabet-gilbert-chestnost-vsegda-pomogaet/

Элизабет Гилберт — биография, список книг, отзывы читателей

Рассуждая объективно, книга на троечку с плюсом. Но она безумно мне понравилась. Возможно, она идеально подошла к настроению, к обстоятельствам. А может, то был эффект неожиданно хорошей книги, когда ничего особенного от автора не ждешь, нет завышенных ожиданий, а тут такая интересная история.

По моим меркам роман потянет не меньше, чем на семейную сагу, хоть и с небольшой натяжкой – очень уж маленькая семья. Отец семейства – Генри – своими талантами, острым умом, изворотливостью, сильным и жестким, даже жестоким, характером, а главное, нещадным трудом и выносливостью добился богатства, известности, высокого положения.

Удивительно, что материалом для работы стали всего лишь растения. Вспомнились слова одной знакомой бабушки: «Вы, молодежь, ленивые бездельники, а я на одном укропе за лето машину могу наторговать». Разбогатев, Генри выбирает место для усадьбы в Америке, и вот они – «Белые акры». К «Белым акрам» прилагается жена под стать Генри, а там и чада и домочадцы.

С появлением на свет Альмы Уиттакер луч внимания рассказчика переходит на эту необыкновенную девочку.

Альма будет главной героиней до конца книги. Можно долго рассуждать, была ли в итоге она счастлива или нет. В том смысле, что с возрастом мудрые люди примиряются с не случившимся и с благодарностью думают о случившемся, обретают покой – в этом смысле к финалу она счастье обрела.

Было счастье и до определенного периода когда казалось, что все впереди, что все произойдет, все будет. И вот почему-то так получилось, что «края» жизни получились аппетитными и яркими, а середина – самое, по сути, плодотворное и активное, самое трудоспособное и деятельное время, получилась серой, грустной, мучительно тоскливой.

Альма занималась исследованиями, читала, изучала, была стопроцентным ученым. Кому-то для полноты жизни больше ничего и не надо, а ее грызла неудовлетворенность. Кстати, и духовная и физическая. История с полу-браком граничит с дурацким нелепым анекдотом, как и вообще мне показалась неуместной вся сексуальная жизнь Альмы.

Может, все это должно было показать сублимацию в действии?

В какой-то момент Альма отбывает на Таити. А вы не были на Таити? Лично я на таком Таити в своих книжных путешествиях еще не бывала. Альма приезжает туда чуть позже первооткрывателей, того же капитана Блая, и застает удручающую картину.

Аборигены страдают от европейских заболеваний, население раз за разом уменьшается из-за страшных эпидемий. Миссионеры в поте лица христианизируют острова, аборигены порасчетливее состоят на службе у церкви. И все равно, острова прекрасны, и Альма излечивается от тоски.

Она приезжала на Таити с определенной целью, она ее достигла, в жизни открылись новые горизонты и можно возвращаться в большой мир.

Читайте также:  Джеффри раш - биография знаменитости, личная жизнь, дети

После этого ее жизнь течет по новому руслу, и я думаю, здесь есть привет от «Есть, молиться, любить», где, по слухам, героиня также находит себя в путешествии.

Последняя часть романа после Таити практически полностью посвящена теории эволюции Чарльза Дарвина и тому, как эта теория вышла в общество.

Интрига должна была заключаться в том, что Альма на протяжении своей жизни в принципе работала над тем же самым, и только чуть-чуть не успела из-за своего перфекционизма, так как ее мучил один вопрос, ответ на который никак не укладывался в рамки теории эволюции.

Последняя часть мне показалась скомканной, невнятной, слабоватой. Если до этого момента все было ясно, понятно, логически объяснимо, психологически выверено, то здесь Альма стала немного блаженной, и даже поездка на райские острова этого не объясняет.

Так что роман масштабный, полновесный, глубокий, насыщенный. Один минус – неровный, каким-то фрагментам отдается очень уж много внимания (хотя бы той же заветной переплетной), а что-то просто непонятно. И мне осталась непонятной идея автора.

И так как это издательский факультет, и я читала книгу «вживую» на бумаге, хочется особо отметить издание. Книга около семисот страниц – я обожаю «толстушек». Книга с ляссе – хотя я ими практически не пользуюсь, они всегда меня умиляют. И самое замечательное – в книге мой любимый шрифт и моя любимая бумага цвета неяркой ванили.

Ну никак не могу я оценить книгу меньше девяти, хотя объективно, повторюсь, это шесть-семь.

#Изд1_1курс

Источник: http://readly.ru/author/289/

Биография Элизабет Тейлор

Опубликовано: 04.10.2017 — 11:02

Элизабет Роузмонд Тейлор (1932-2011) – легендарная американская актриса, её называли «королевой Голливуда».

Трижды получала премию «Оскар», стала первой в мире и в истории кинематографа актрисой, чей гонорар за съёмки в одной картине составил миллион долларов.

В 1999 году Американским институтом киноискусства был составлен список величайших звёзд кино, Тейлор заняла в нём седьмое место. Ещё больше, чем творчество, привлекает внимание её личная жизнь, актриса побила все рекорды, она выходила замуж восемь раз.

Детские годы

Элизабет появилась на свет 27 февраля 1932 года в северо-западном пригороде Лондона – Хэмпстеде. Здесь проживала богатая аристократия и всё было застроено шикарными особняками.

Её родители, американские актёры Фрэнсис Ленн Тейлор и Сара Виола Вомбродт (сценическое имя Сара Созерн), на момент рождения дочери жили и работали в Англии. Они были знакомы ещё со школы в Арканзас-Сити, отец помогал маме носить книжки после уроков.

Дядя Фрэнсиса Тейлора, Говард Янг, был мультимиллионером и известным нью-йоркским арт-дилером. Он научил племянника тонкостям художественного бизнеса, и тот сумел открыть в Лондоне свою галерею.

Мама к тому времени тоже перебралась в Англию и играла в лондонском театре. Отец ходил на все мамины спектакли, носил ей в гримёрную цветы.

Потом они поженились и родили двух детей – мальчика Говарда и девочку Элизабет.

Говорят, от смешения кровей получаются самые красивые дети. В роду Элизабет были англичане, швейцарцы, ирландцы, немцы, шотландцы, итальянцы и французы. С ранних лет было понятно, что девочка растёт невероятной красавицей.

Чего стоили одни только её глаза редкого синего цвета с оттенком лаванды. А ещё малышка родилась с аномалией – позади нормально растущих у неё был дополнительный ряд ресниц, что придавало взгляду особенную выразительность.

В три года Элизабет уже каталась на пони, которого ей подарил дедушка за то, что малышка хорошо танцевала перед его гостями. Танцы увлекали девочку с того момента, как она твёрдо научилась стоять на ногах.

Словно маленькая цыганка, едва заслышав звуки музыки, она бросалась в пляс. Элизабет росла настойчивой и упёртой, несмотря на множественные падения, она довольно быстро освоила верховую езду на подаренном пони.

Ей разрешали скакать, как хочет и сколько хочет, но только в пределах дедушкиного имения в Кенте.

С ранних лет маленькая Лиз познала и остальные признаки богемной жизни. Мать занималась с ней актёрским мастерством, отец часто брал с собою в художественную галерею. С трёхлетнего возраста малышке преподавали уроки балета, этот вид искусства увлёк её не на шутку, даже дома Элизабет постоянно ходила на пуантах.

ТЕСТ: Сможете ли вы добиться успеха?

Пройдите этот тест и узнайте сможете ли вы добиться успеха.

Начать тест

Она была ещё совсем крошкой, когда впервые вышла в свет на серебряный юбилей Георга V. Среди толпы придворных малышка важно прохаживалась с отцом, крепко держа его за руку. В этот день ей тщательно уложили чёрные, как смоль, локоны. Девочке надели модные туфли с маленьким каблучком. А каким шикарным было платье, пошитое из матовой органзы и привезенное из Парижа!

Всё в семействе Тейлор было замечательно, пока не началась Вторая мировая война. Во избежание опасности они вернулись в США.

Раннее начало кинокарьеры

В Америке Элизабет ожидала совершенно другая жизнь. Её мама понимала, что раз она в Лондоне не смогла выбиться дальше из категории провинциальных актрис, то вряд ли ей что-то большее светит в Голливуде. Поэтому она решила устраивать кинокарьеру своей дочери. Сара учила Лиз хорошим манерам и игре на фортепиано, тренировала сценическую речь и постоянно таскала по различным кинопробам.

В военный период предметы искусства мало кто покупал, поэтому доходы Фрэнсиса Тейлора были далеко не такими, как в Англии.

И если они ещё могли себе позволить снимать приличное жильё, то на хорошее образование для детей денег не хватало.

Но мама приложила все усилия и изыскала возможности, чтобы Элизабет пошла в школу хореографии, где занимались дочери знаменитых и богатых родителей. Чуть позже она пристроила свою девочку в престижную байроновскую школу.

Мамины старания даром не прошли. В 1942 году Лиз сыграла свою первую маленькую роль в картине «Каждую минуту рождается человек». А уже в следующем 1943 году юной Тейлор достались две главные роли:

  • Присциллы в «Лесси возвращается домой»;
  • Элен Бёрнс в «Джейн Эйр».

Фильмы получились успешными, девочка сыграла превосходно и получила гонорары, которые стали на тот момент для семьи основным источником дохода.

Полувековой творческий путь в кино

В 1944 году вышел драматический фильм Кларенса Брауна «Национальный бархат». Лиз сыграла в нём главную роль девушки Вельвет Браун, которая увлекается лошадьми. И хотя критики пока скептически относились к актёрским способностям Тейлор, зрители запомнили и полюбили юную всадницу. Спустя шестьдесят лет эта картина была отобрана и внесена в Национальный реестр фильмов.

Красота Элизабет пленяла не только зрителей, но и режиссёров. Молоденькая актриса становилась всё более востребованной, мамина мечта постепенно сбывалась. В год уже выходило по две картины с её участием:

  • 1947 – «Синтия» и «Жизнь с отцом»;
  • 1948 – «Джулия плохо себя ведёт» и «Свидание с Джуди»;
  • 1949 – «Заговорщик» и «Маленькие женщины»;
  • 1950 – «Большое похмелье» и «Отец невесты».

Наконец-то вышедший на экраны в 1951 году фильм «Место под солнцем» заставил критиков поменять своё мнение об актрисе Элизабет Тейлор. Она великолепно сыграла роль неотразимой девушки из высшего общества Анджелы Викерс. Картина в шести номинациях выиграла премию «Оскар» и получила «Золотой глобус» как «Лучший фильм (драма)».

Два следующих фильма «Гигант» и «Кошка на раскалённой крыше» прочно закрепили за Элизабет статус голливудской звезды. Картина «Внезапно, прошлым летом» в 1959 году принесла актрисе первую серьёзную награду – «Золотой глобус» за лучшую женскую роль. А уже в следующем 1960 году за роль Глории Вэндроуз в фильме «Баттерфилд, 8» Тейлор получила свой первый «Оскар».

В 1961 году Лиз предложили сыграть Клеопатру в историческом фильме, и она стала первой в истории кинематографа актрисой, получившей неслыханный гонорар – миллион долларов.

Яркая, красивая и талантливая Элизабет сыграла множество непревзойдённых ролей и по праву получила звание «эпохальной актрисы Голливуда»:

  • «Укрощение строптивой»;
  • «Рапсодия»;
  • «Айвенго»;
  • «Девушка, у которой было всё»;
  • «Комедианты»;
  • «Бум!»;
  • «Анна на тысячу дней»;
  • «Зи и компания»;
  • «Синяя птица»;
  • «Зеркало треснуло»;
  • «Происки в Стране чудес»;
  • «Север и Юг»;
  • «Молодой Тосканини».

В 1966 году Элизабет стала обладательницей «Оскара» во второй раз за роль Марты в картине «Кто боится Вирджинии Вульф?»

Личная жизнь

Своею бурной личной жизнью Тейлор прославилась ещё больше, чем ролями в кино. Актриса вступала в брак восемь раз.

Лиз вышла замуж при первой же возможности, как только ей исполнилось восемнадцать лет. Первым, кто повёл голливудскую красавицу под венец, стал сын знаменитого владельца отелей по всему миру, миллионер Конрад Хилтон.

Элизабет ласково называла его Никки, ей тогда казалось, что она влюбилась, а этот брак будет раз и навсегда.

Свадебное платье создавала на заказ дизайнер Хелен Роуз, она работала над атласным нарядом три месяца, украшая его натуральным жемчугом и бисером.

На свадьбу пригласили 700 гостей, к этому бракосочетанию было приковано внимание мировых СМИ.

Разве могла тогда подумать Лиз, что спустя девять месяцев уже будет разводиться с Никки, а шикарное платье через много лет уйдёт с аукциона за 188 тысяч долларов. На суде она не стала называть настоящую причину расставания.

За время помолвки Тейлор не успела узнать своего жениха, который оказался ужасным человеком. Особенно жесток он был, когда напивался или употреблял наркотики.

Но неудачное первое замужество не остановило Элизабет перед вторым браком. 1 февраля 1952 года она оформила развод с Хилтоном, а уже через двадцать дней вышла замуж за актёра Майкла Уилдинга. Лиз увела Майкла из семьи. Эта свадьба была намного скромнее, актриса надела платье с жакетом и украсила волосы цветами.

У них была двадцатилетняя разница в возрасте, что не помешало браку продержаться пять лет. Супруги жили счастливо, Элизабет много снималась, а в перерывах между съёмками успела родить двух сыновей – Майкла Говарда (1953) и Кристофера Эдварда (1955). Однако пять лет спокойной семейной жизни наскучили страстной Лиз, и в январе 1957 года она ушла от мужа.

Спустя месяц актриса снова вышла замуж за популярного голливудского продюсера, безумно щедрого и страстного мужчину – Майкла Тодда. Шикарную свадьбу сыграли в Акапулько, а невеста вновь поразила весь мир своим роскошным белым платьем и фатой.

Майкл тоже был старше Элизабет, по возрасту годился ей в отцы, с ним она чувствовала себя любимой избалованной девочкой. Он буквально заваливал супругу подарками: картины Дега, бесчисленные бриллианты и дорогие наряды, автомобили и самолёт. Тодд организовывал для неё безумные по стоимости вечеринки, на которые специально доставляли слонов из Африки и Индии.

Тейлор родила дочь Элизабет Френсис. Но им не сужено было прожить долгую и счастливую жизнь. В 1958 году Майкл разбился на самолёте, подаренном жене. Актриса должна была лететь с ним, но заболела и осталась дома.

После случившейся трагедии Лиз впала в жуткую депрессию. Это был единственный раз, когда Тейлор не променяла мужа на нового возлюбленного, а овдовела. Замужество с Тоддом Лиз называла самым лучшим в своей жизни.

Тем не менее, горевала вдова не слишком долго, уже в мае 1959 года она опять сочеталась браком с другом покойного супруга, популярным певцом Эдди Фишером. Ради красавицы Лиз он оставил семью, а журналисты прочно закрепили за Тейлор звание коварной разрушительницы. Фишер был евреем, накануне свадьбы Элизабет приняла иудаизм, венчание проходило в синагоге в Лас-Вегасе.

Но в 1961 году этот брак распался, на съёмках фильма «Клеопатра» Лиз закрутила новый роман с актёром Ричардом Бартоном. Их отношения обсуждал весь мир, долгое время они оставались со своими прежними семьями, но в 1964 году оформили разводы и поженились.

Этот брак стал чередой безумной страсти и грандиозных скандалов, в результате чего Лиз начала употреблять алкоголь и наркотики. Они удочерили девочку Марию, но это не спасло их отношения.

Прожив вместе десять лет и вымотав друг друга бесконечной ревностью, супруги расстались.

Однако вскоре после развода Элизабет и Ричард поняли, насколько сильно привязаны друг к другу, в 1975 году бывшие супруги вновь поженились. Чуда не произошло, вместе со страстью и любовью, вернулись ревность, ссоры и скандалы. Прожив год, Тейлор с Бартоном оформили развод.

В 1977 году актриса вышла замуж за сенатора штата Вирджиния Джона Уорнера. Они жили тихо и мирно в его поместье, но счастья в этом браке Лиз не нашла, муж постоянно был занят на работе, а она страдала от одиночества. В 1982 году по обоюдному согласию супруги развелись.

Последний раз Лиз сочеталась браком спустя девять лет со скромным рабочим-строителем Ларри Фортенски, знакомство с которым произошло в клинике, где оба проходили курс лечения от алкоголизма. Они сыграли пышную свадьбу в 1991 году, но спустя пять лет, когда Лиз сломала шейку бедра и оказалась прикованной к постели, муж попросту сбежал от неё, и в 1996 году пара оформила развод.

Так в череде многочисленных романов и замужеств актрисы была поставлена точка.

Читайте также:  Виктория тарасова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Болезни и смерть

Бурная жизнь, тяжёлый график работы сказывались на здоровье Лиз, её беспокоили сердечная аритмия и заболевания лёгких. В 1997 году в результате операционного вмешательства ей удалили опухоль на головном мозге. Затем у актрисы начались проблемы с суставами, ей прооперировали обе ноги и вставили тазобедренные искусственные имплантаты. В 2002 году ей лечили рак кожи.

Близким другом Элизабет был певец Майкл Джексон. Когда он умер, летом 2009 года Тейлор подверглась жуткому стрессу и оказалась в клинике. В этом же году ей оперировали сердце – специальным микроустройством произвели фиксацию сердечного клапана.

В феврале 2011 года Лиз положили под постоянное клиническое наблюдение медиков с подозрением на сердечную недостаточность. Врачи приложили все усилия, но спасти великую актрису не удалось.

23 марта 2011 года Тейлор умерла.

На следующий день её похоронили на калифорнийском кладбище рядом с её другом Майклом Джексоном, знаменитым мультипликатором Уолтом Диснеем и «королём Голливуда» актёром Кларком Гейблом.

Источник: http://stories-of-success.ru/elizabet-teilor

Личная жизнь Элизабет Тейлор

Элизабет Тейлор, в свое время получившая титулы и «Самой прекрасной женщины мира», и «Самой толстой актрисы современности», всегда любила хорошо поесть. Ее кулинарные пристрастия, а с ними и размеры одежды менялись с такой же регулярностью, с какой менялись ее мужья.

А их у нее было семь. Можете себе представить, что было с ее одеждой!

Когда Сара Тейлор привела на киностудию «Метро Голдвин Майер» свою дочь Лиз, она была приятно удивлена тамошними строгими правилами. Старлеткам запрещалось пить, курить, потеть и вступать в добрачные связи.

А также разъедаться до свиноподобных объемов. Под строгим контролем Сары и всевидящего ока «МГМ» Лиз в восемнадцать лет благополучно отправилась под венец с сыном владельца сети отелей «Хилгон». С Ником Хилтоном ее объединяло многое.

Оба любили хорошо прожаренные бифштексы и веселые компании.

Хилтоны могли похвастаться стайкой вышколенных поваров, которые были готовы выполнить любую прихоть хозяев. Лиз, неизбалованная дочь малоизвестной актрисы, с готовностью соглашалась отведать то, о чем раньше только читала в глянцевых журналах: лангустов или белужью икру.

От своего первого брака Лиз получила кучу акций, «кадиллак», норковые манто, огромное обручальное кольцо и выкидыш от побоев вечно пьяного мужа. «Не все то золото, что блестит», — убедилась она, потеряв в ту пору свой отличный аппетит и научившись выкуривать по три десятка сигарет в день. С тем, чтобы сохранить талию тонкой, сложностей пока еще не возникало.

Ради своего второго мужа, английского актера Майкла Уилдинга, которого она вырвала из цепких рук Дитрих (из-за чего невоздержанная во всех смыслах Марлен назвала ее «шлюхой С огромным бюстом»), Лиз старалась стать «отличной женой» и даже иногда отваживалась встать к плите.

Правда, дальше яичницы с беконом и кофе ее кулинарные таланты не простирались, но сам факт говорил о многом.

Тем более что Лиз, творческая натура, стремилась к разнообразию, нарезая бекон то полосками, то кубиками, то взбалтывая яйца, то делая глазунью.

Однажды она даже совершила личный подвиг, сварив настоящую английскую овсянку, для чего вечером засыпала в кастрюлю стакан крупы, залилa ее полутора стаканами воды, добавила соли и держала на слабом огне ровно четверть часа, то и дело помешивая.

Утром, как и положено примерной английской жене, Лиз разогрела кашу, добавила сахара, холодного кипяченого молока и подала мужу. Этот случай потом вошел в ее автобиографию.

После кулинарного барокко Хилтонов Лиз пришлось довольствоваться фастфудом — сандвичами с тунцом, огурцами и ветчиной — и беситься от отсутствия постоянной при слуги, жалуясь всем и каждому: «Господи, как я ненавижу бедность!» Все это жестоко ранило ее нежную душу, лишь трехкамерный холодильник с незамысловатым содержимым заставлял на время забыться.

Впрочем, как потом она признавалась: «Пища не могла заполнить пустоты, царящей в моей душе». Если, например, голодание для йога — верный путь к прозрению, то в случае Лиз таким путем стало обжорство. Только в сильно потолстевшем состоянии у нее вдруг открывались глаза — и она начинала трезво смотреть на избранника.

Так, перевалив черту, за которой начинается ожирение, она обнаружила, что в ее англичанине нет того, из-за чего стоит сходить с ума и набирать лишние килограммы.

Пришлось сесть на жесткую диету, состоящую из ледяной воды и фруктовых соков.

Спустя несколько месяцев Лиз появилась на очередной церемонии вручения премии «Оскар», утянутая в платье размера «Хб», И заставила скрежетать зубами в очередной раз поставивших крест на ее карьере коллег.

Что касается роскоши, то ее Лиз в полной мере получила от продюсера Майкла Тодда, который обожал устраивать грандиозные приемы на своей яхте. О них говорили, что «кроме знаменитостей, там демонстрировались индийские и африканские слоны, а шампанское для гостей поставлялось цистернами».

Свадьбу с Лиз Тодд провел по высшему разряду в Акапулько, порадовав жену бриллиантовым браслетом, запеченными крабами, молочными поросятами и пятиярусным свадебным тортом. Они объездили всю Европу, побывали и в Москве, где с отменным аппетитом уничтожали блины с икрой и борщ со сметаной.

Од..нако Лиз, наворачивающей пельмени, внутренний голос говорил, что Тодд простит ей все, но только в том случае, если ее фигура по-прежнему будет оставаться соблазнительной, без излишних припухлостей. Прав ли был внутренний голос, она так и не узнала, Тодд вскоре попал в авиакатастрофу.

ЧТО ПОЧИТАТЬ ЕЩЕ:  Любовь грустного клоуна: Чарли Чаплин и его женщины

С певцом Эдди Фишером Лиз сначала связывала долгая дружба, а потом недолгие семейные узы. Элегантный Эдди любил наводить красоту на все, что встречалось ему на пути.

С ним Лиз тоже стала строго следить за тем, чтобы за обедом у каждого прибора обязательно стояли четыре бокала: для белого, красного вина, шампанского и воды, а цвета скатерти, столовых салфеток и букетов в вазах сочетались с цветом ее туалетов.

Эдди так был поглощен красотой и гармонией, что не успевал сосчитать, сколько кусков цыпленка съедает за ужином его жена. Но даже прибавившая несколько килограммов Лиз оставалась для него «самой восхитительной женщиной планеты». Хотя, возможно, подобная близорукость помешала ему вовремя обнаружить, что Лиз закрутила страстный роман с Ричардом Бартоном, своим партнером по фильму «Клеопатра».

Ричард в отличие от Эдди не церемонился с ней и позволял себе публичные высказывания вроде: «Она невероятно красива и щедро оделена прироцой, но кое-какие недостатки не позволяют ей считаться совершенством: у нее двойной подбородок, коротковатые ноги и выступающий живот. Зато грудь у нее просто великолепна».

Еще он называл Лиз «пухлявой потаскушкой», «пышкой» И подшучивал над ее любовью постоянно хлопать дверцей холодильника. Но в начале романа Бартон заказывал во Франции улитки, приготовленные с чесноком, сыры и лягушачьи лапки, поджаренные с ароматными травами, а в Англии — настоящие английские пироги с почками.

Все это доставлялось в Америку самолетами.

Пятый, впоследствии по счету и шестой ее муж, Ричард Бартон сразу понял — путь к сердцу Лиз лежит через желудок. С Ричардом она пристрастилась к бутылке шампанского с утра, бутылке виски к вечеру и бадье «Кровавой Мэри» круглосуточно.

«Дик И Лиз», которых В то время называли «винными клапанами», проводили свободное от съемок время в ночных барах и пабах, где миссис Ричард Бартон всегда побеждала в конкурсе «Кто больше выпьет».

В то хмельное время Бартон говорил, что их с Лиз образ жизни был «первоклассным рецептом самоубийства».

Развод заставил Тейлор встряхнуться и взять себя в руки. «Настало время измениться, пока не станет слишком поздно». В клинике для алкоголиков ее поднимали в полседьмого утра, отправляли на пробежку и заставляли мести больничный двор.

Попав в такие стрессовые условия, организм постепенно расставался как с алкоголем, так и с набранными килограммами. «Я почувствовала вкус жизни и готова встретить ее лицом к лицу. Хотя порой мне бывает слишком тяжело».

Но даже после явных титанических усилий журналисты не поняли, чего ей это стоило, и не прекратили свои нападки на звезду, крича на всех углах, что ее Клеопатра малo чем отличается своей толщиной и неуклюжестью от торговки с рыбного рынка.

Долой мужей! Долой килограммы!

Выйдя замуж за сенатора Джона Уорнера, Лиз, как настоящая жена американского политика, решила, что ей нужно быть ближе к избирателю, и принялась наворачивать свиные отбивные и сосиски с картофельным пюре, заедая кукурузными лепешками.

И действительно, своими внушительными формами и пухлыми щеками, закрывающими знаменитые фиалковые глаза, она в скором времени мало чем отличалась от среднестатистической жительницы одноэтажной Америки.

Народное признание не заставило долго ждать — теперь домохозяйки довольно потирали руки: «Надо же, всю жизнь мы мечтали стать похожими на Элизабет Тейлор, и вот Господь нас услышал — мы таки стали на нее похожи!»

ЧТО ПОЧИТАТЬ ЕЩЕ:  Кристина Онассис: любовь как эпос

Выбить Лиз из ее стокилограммового равновесия не смогла даже Дебора Рейнолдс, бывшая жена Эдди Фишера. До смерти обиженная на бывшую соперницу, Дебора, похожая на клюшку для гольфа, делилась опытом по похудению: «Надо следить за своей фигурой.

Знаете, что мне в этом помогает? Я приклеила к дверце холодильника фотографию Лиз Тейлор. Поверьте, очень отвращает от еды».

Лиз же, продолжая накладывать на свою тарелку гору жареных крылышек и от души поливать их кетчупом, излагала иную позицию: «Чего ради морить себя голодом? Джону хочется иметь рядом с собой счастливую женщину, а не голодную топ-модель».

Сенатор ласково похлопывал свою сорока пятилетнюю жену по расплывшейся талии, грыз куриное крылышко и соглашался, что хорошего человека должно быть много.

Но, в конце концов, наступил момент, когда Лиз все-таки достали смешки окружающих и умильные улыбки товарок по актерскому цеху: «Чудесно выглядишь! Сколько прибавила? Пять? Шесть килограммов?» Однажды она разделась, встала перед зеркалом, оделась, поплакала и дала себе слово начать новую жизнь.

«Я отважилась атаковать свои килограммы». В специализированной клинике ей прописали трехчасовую гимнастику, массаж, бассейн, сауну и бессолевую низкокалорийную диету.

Правда, первое время звездная пациентка безвылазно сидела в своей комнате, стесняясь появиться на людях в облегающем купальнике, но потом справилась с собой и, махнув на зевак рукой, выставила на всеобщее обозрение свои складочки. Через несколько месяцев клиника вернула зрителям постройневшую Лиз, платья которой фанаты в былое время разрывали в клочья.

В честь своей победы Лиз закатила праздник с огромным тортом, на котором красовалась пышная грудь, выполненная в натуральную величину из бело-розового крема. «Я отношусь К тем лакомкам-эгоистам, которые считают, что хорошая калорийная еда так же важна, как и творчество».

Надо ли говорить, что вместе с лишними килограммами Лиз рассталась и со своим сенатором?!

К своему шестидесятилетию Лиз подошла основательно: с новым мужем, строителем Ларри Фортенски, новой книгой «Элизабет все преодолела», где честно описала свою борьбу с жировыми отложениями, алкоголем и наркотиками, новой фигурой (здравствуй, клиника!) и новой поварихой, Ладорис. Если прежняя, Пенни, не поддавалась капризам хозяйки и держала ее в ежовых рукавицах, отдавая предпочтение супчикам, салатам и куриным грудкам, то Ладорис оказалась вторым сапогом в паре с Лиз.

Повариха обожала готовить жареных цыплят под майонезом, торты с взбитыми сливками и цукатами, яичницу с беконом и отбивные с жареной картошкой, а Ларри и, соответственно, Лиз обожали все это есть.

Однако Ларри, увидев, что жена то и дело ныряет в холодильник за клубничным мороженым или черничным пирогом, всполошился, выпроводил искусительницу Ладорис и взял нового повара — Деррика.

Тот уже собаку съел на проблемах тучных хозяев, и с его приходом на столе перед Лиз красовались творог тофу, соевое «мясо», тушеная нежирная рыба и графин с водой, восемь стаканов которой кинозвезда должна была выпивать в течение дня.

Теперь Лиз Тейлор далеко за семьдесят. Она проводит дни в своей роскошной вилле в ЛосАнджеле се, целыми днями сидя в кресле и понаставив рядом коробок со старыми фотографиями и письмами.

Доктора настоятельно рекомендуют ей сбросить вес, чтобы уменьшить нагрузку на позвоночник, но для удобства около ее кровати поставлен холодильник, и аппетит нисколько не уменьшился — Лиз Тейлор по-прежнему верна себе.

«Дело в том, что с самого детства я привыкла очень сильно объедаться.

И до сих пор я получаю от этого удовольствие. Гедонизм — это моя стихия. Я была наркоманкой, алкоголичкой,обжорой,пережила странные зависимости, от которых мало кто способен отучить себя. Но я ни о чем не сожалею, что все это случилось со мной».

Источник: https://personallife.ru/love-story/elizabet-tejlor/

Ссылка на основную публикацию