Группа «мельница» — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Хелависа и Джеймс — интервью с певицей и ее мужем с сайта журнала «ОК!». Разное от Мельница

Солистка группы «Мельница» Наталья О`Шей и ее муж Джеймс, ирландец по национальности, живут в Женеве не просто так: благоверный Хелависы работает в местном посольстве Ирландии. OK! прилетел в культурную столицу Швейцарии в шесть часов утра.

«С трудом подняла себя так рано», — приветливо говорит Хелависа. Мы едем в центр города. Супруги О`Шей живут в большой квартире с минимумом мебели.

В интервью OK! одна из ведущих фолк-певиц России рассказала о том, как познакомилась с

мужем-иностранцем и почему на ее концертах нельзя курить.

У вас дома просторно. Давно здесь живете?
Джеймс: Мы въехали сюда в январе. До этого жили в Хельсинки, еще раньше — в Ирландии, а до Ирландии — в Москве, где я работал с 2000 по 2004 год. Кстати, мне у вас очень понравилось.

Что именно?
Д.: Музеи, театры… Да все понравилось, кроме, пожалуй, пробок. Даже за то недолгое время, что я у вас жил, машин становилось все больше и больше.

Судя по небольшому количеству мебели, много времени на обустройство квартиры вы не тратите?
Хелависа: Да, ковры вот только недавно положили. Мы здесь не так часто бываем: очень много ездим по миру. А когда возвращаемся в Женеву и встает выбор: поехать в выходные в мебельный магазин или покататься на лыжах в горах — мы, конечно, выбираем второе.

Вам бывает скучно в Женеве?
Х.: Город, конечно, маленький, тихий, но мы здесь уже успели обзавестись друзьями. У нас под боком русское посольство — огромная территория: кампус, сад, школа, поликлиника.

Не далее как позавчера ходили туда на вечеринку для тех, кто работает в секции разоружения, как Джеймс. Нам наливали пивко, водочку, кормили чудесными пирожками… В общем, мы не скучаем. К тому же в случае чего отсюда можно в любой момент улететь и в Европу, и в Россию — все близко.

Буквально на прошлой неделе я ездила в Германию за новой электрической арфой. Туда-обратно ровно за один день.

Если бы Джеймсу нужно было пожить несколько лет, допустим, в Австралии, ты бы согласилась?
Х.: Да, хотя это было бы очень тяжело.

В любом случае я продолжала бы так же часто летать на родину… Периодически меня спрашивают: «Хелависа, почему вы уехали, чем вам не нравится Россия и что вы ищете на Западе?» Да я уехала с мужем, потому что люблю его, вот и всё! У него работа такая — его кидает по всему свету.

Многие мужчины предпочитают, чтобы их жены были всегда рядом, сидели дома, готовили ужин, воспитывали детей…
Х.: Слава богу, у нас с Джеймсом другие отношения.
Д.: (Смеется.) Мне нравится, что Наташа такая популярная в России, это круто.

А где вы познакомились?
Х.: В Москве, шесть лет назад. Все довольно прозаично: Джеймс работал культурным атташе в посольстве, а я преподавала в МГУ на кафедре германской и кельтской филологии. Я приставала к нему, чтобы он помог мне достать книжки из Ирландии.

Вот, доприставалась.
Д.: (Смеется.) Но книги были доставлены. А потом я пришел на концерт группы «Мельница».
Х.: Сейчас Джеймс иногда даже ездит с нами в туры, когда может взять отпуск. Мне это очень нравится.
Д.: И мне тоже.

Вот весной был в Перми, Ижевске, Петербурге.

Не тяжело вести кочевой образ жизни?
Х.: Помогает то, что чаще всего мы вместе. Например, после нашего знакомства мне удалось получить хороший грант от ирландского правительства, оформить командировку. Я два года работала в Trinity Сollege.

Это самый престижный университет в Ирландии. И так удачно получилось, что Джеймс эти два года тоже работал в Дублине. Потом мы переехали в Хельсинки, и вот это было реально тяжело.

Постоянные гастроли, к тому же я преподавала… Уезжала на четыре дня с концертами, а на пятый мне нужно было вернуться в Москву, чтобы провести спецсеминар в МГУ. Так мы и жили.

А зачем тебе нужно преподавание и вообще филология? Ты же певица…
Х.: Затем, что это моя первая специальность, любимая, я защитила по ней диссертацию. Может, когда-нибудь и докторскую смогу защитить.

Как звучала тема диссертации?
Х.: «Тематизация презенса сильного глагола в кельтских и германских языках». Джеймс был на защите, но ничего не понял. (Смеется.) Мне нравится заниматься наукой. В этом году, если все получится, я смогу работать по системе интернет-преподавания.

Знаете, есть такая музыкальная шутка: я играю не из-за такта — я играю из-за денег. Так вот я работаю не из-за денег. Занятие наукой приносит мне огромное моральное удовлетворение. А четкая позиция в МГУ позволяет публиковать статьи, ездить на конференции, где собираются коллеги-кельтологи. Это всегда очень весело. Кельтология в гуманитарных науках — как геология в естественных.

Геологи всегда бухают и поют песни, и у кельтских ученых то же самое: мы пьем и поем песни.

У тебя не возникало желания реконструировать старинные кельтские баллады?
Х.: Я, вообще-то, пою ирландский фольклор, во время занятий со студентами часто использую тексты песен как образец диалекта.

Но в рамках «Мельницы» вряд ли буду делать что-то подобное. В Ирландии масса хороших певцов и певиц, которые сделают это лучше меня. Хотя когда я пою ирландские песни среди ирландцев, я не выгляжу, условно говоря, негром с гармошкой.

А русский фольклор любите петь?
Х.: Да. Но не со сцены, потому что не вижу в этом смысла. Я не профессиональный народный исполнитель. В свое время училась народному вокалу, но не доучилась до уровня Тамары Смысловой, например.

Вообще я не понимаю, почему «Мельницу» называют фолк-группой. Когда я пишу песни, то не думаю о жанрах. У меня есть и народные мотивы, и джазовые, и роковые — все, что нравится. И мне бы хотелось, чтобы нас воспринимали просто как «Мельницу».

Фолк, фолк-рок — это очень формальные определения.

Я недавно прочитала такое определение: «Мельница» играет «сказки для взрослых». Действительно, в твоих текстах живут ведьмы, лешие, духи всякие…
Х.

: Да-да, я очень люблю сказки, и у меня абсолютно мифологическое сознание! Но при этом я православная, верю в Бога. Я совмещаю и принимаю все. И если я думаю, к примеру, о ведьме-полуднице, это не значит, что я ей отдаюсь.

Наоборот, я втягиваю ее в свой мир, в слова, а значит, подчиняю ее себе.

Джеймс, а что ты обо всем этом думаешь?
Д.: Ну, сказки я не читаю.
Х.: (Смеется.) Джеймс больше любит политическую литературу.
Д.: Хотя я хорошо разбираюсь в ирландской народной мифологии.

А какую музыку вы слушаете дома?
Х.: Ой, чего только не слушаем. Вот, например, пластинки, которые сверху лежат (показывает): ирландский и грузинский фольклор, группа «Пилот», ирландская арфа, Led Zeppelin, «Калинов Мост», Пелагея…

Откуда пошли слухи, что вы с Пелагеей на дух не переносите друг друга?
Х.: Не знаю. Это все ерунда. Мы в хороших отношениях, регулярно созваниваемся. Пелагея очень клевая. Просто я не в теме ее творчества, мне не очень нравится стилистика, в которой работает ее группа.

Но мне безумно нравится, как поет сама Пелагея. Насколько я понимаю, у нее такая же позиция: она не очень в теме «Мельницы», но хорошо относится ко мне. А слухи о нашей якобы вражде пошли, наверное, потому, что мы почти одновременно появились на «Нашем Радио».

Тут же все подумали: ага, фолкеры, да еще девки, сейчас мы их стравим! Но это полная хрень.

Я читала на сайте «Мельницы» свод правил, как вести себя на ваших концертах: не курить, не орать…
Х.: Просто у меня аллергия на табак.

Это настоящая катастрофа! А насчет орать… Конечно, речь не идет о том, чтобы стояла мертвая тишина. Но бывает, что люди начинают вопить поперек музыки и мешают остальным слушать. Хорошо, что на наших концертах таких все меньше и меньше.

Вообще мне нравятся наши поклонники: они не курят и не орут. (Смеется.)

При этом они абсолютно разные: пожилые леди, подростки, рокеры, толкинисты.
Х.: Далеко не все толкинисты нас любят — большинство из них считают нас попсой. Есть группа людей, для которых флейта и виолончель — фолковые инструменты, а бас и барабаны — нет. Мы же используем и то и другое.

Зато к нам ходили и продолжают ходить люди, которые занимаются ролевыми играми. Я раньше тоже ими увлекалась, оттуда, кстати, и пошло мое имя Хелависа (персонаж старых кельтских сказок, одна из многочисленных королев. — Прим. OK!). Еще я очень люблю, когда на концерт приходят школьники 12—13 лет.

Это классно! Они даже пишут мне письма: «Дорогая Наталья Андреевна…» Рассказывают чудесные истории: мол, услышали «Мельницу» случайно, а после этого прочитали сборник сказок Бажова. «Отлично, — думаю я, это как раз то, что нужно. Значит, наше творчество несет в себе некую образовательную миссию». Я, кстати, пишу им в ответ, начинаю исправлять ошибки.

Они мне потом тоже отвечают: «Дорогая Наталья Андреевна. Я купила словарь Ожегова, теперь буду писать без ошибок…» Я стараюсь отвечать на все письма. Естест-венно, если пишут что-нибудь из серии «Убей себя об стену», я не обращаю на это внимания. Грустно, что моя скромная персона вызывает у кого-то болезненные эмоции. Я вообще психов боюсь.

Например, недавно после концерта подошла девочка, бухнулась передо мной на колени и стала биться головой об пол: «Я так счастлива с вами познакомиться!» Вот такой экстрим мне совершенно не нужен.

А что это за картина у вас на стене висит?
Х.: Это картина дядьки моего, Александра Ивановича Ступникова. Он раньше был профессиональным фотографом.

Несколько лет назад в Новосибирске у него ограбили квартиру и вынесли всю фотографическую аппаратуру, после чего он вдруг начал рисовать — дядя делает потрясающие копии известных полотен. Вот это копия Саврасова «Грачи прилетели», он подарил ее нам с Джеймсом на свадьбу.

Вернее, на нашу русскую свадьбу: мы два раза женились — сначала в Москве, а потом в Ирландии, в графстве Керри. У нас было и два медовых месяца. После Москвы мы поехали в Грузию, с ледорубами — хотели подняться на Казбек, но чуть-чуть не дошли. А после свадьбы в Ирландии отправились в Уэльс, там тоже ходили в горы.

Мы вообще большие любители горного туризма, здесь мы уже сходили в Альпы. Еще немного потренируемся, и можно на Монблан подниматься. Кстати, когда нам поступило предложение поехать в Женеву, мы согласились в первую очередь потому, что здесь потрясающие горы. Это наша с Джеймсом страсть.

Светлана Репина
30.10.2007

Источник: https://fanparty.ru/fanclubs/melnitsa/tribune/65402

Хелависа. Биография и творчество Хелависы

Биография Хелависы

Хелависа — лидер группы Мельница, автор и исполнитель песен данного коллектива. Настоящее имя певицы Наталья Андреевна О’Шей, девичья фамилия Никола́ева . Родилась Наталья 3 сентября 1976 года, в Москве.

Родители Хелависы  по профессии инженеры — химики. К музыке юную Наташу пристрастил отец. После школы Наталья поступила в МГУ и обучалась там с 1993 по 1999 год.  В университете она увлекалась толкинистикой. Также её привлекала мистика и оккультизм.

Свой псевдоним певица взяла из романа «Смерть Артура», в котором Хелависой была ведьма.

Окончив учёбу Хелависа осталась в МГУ в аспирантуре. В период с 1999 по 2004 год работала ассистентом на кафедре Ирландской и кельтской  филологии. Также проводила семинары по ирландскому языку.

Наталья Андреевна защитила кандидатскую диссертацию в 2003 году , которая была направлена на соискание учёной степени кандидата филологических наук по специализации «Германские языки».

Хелависа стажировалась в Ирландии, была преподавателем в Тринити-колледже, расположенном в Дублине.

Певица Хелависа сильно любит Ирландию. Это проявляется во всём, над чем работает она. Наталья досконально изучила кельтские языки, а также культуру и фольклор народов Ирландии. С самого детства  она была приобщена к музыке.

Читайте также:  Жомарт ертаев - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Первые шаги к большой сцене были сделаны ещё в музыкальной школе, в которой она училась играть на фортепиано и петь. Песни, написанные Хелависой позже, быстро находили отклик в сердцах людей.

Девушка и сегодня является автором и идейным вдохновителем всех новых песен группы Мельница.

Не все песни Хелависы выходят в свет с группой мельница. Многие произведения залёживаются на полках и исполняются только перед узким кругом близких и друзей. Лишь после долгих уговоров друзей опубликовать песни, певица выпустила несколько сольных альбомов. Несмотря на это, отношения с группой Мельница остаются дружескими и никак не мешают друг другу.

Личная жизнь Хелависы

Джеймс Корнелиус О’Шей стал мужем Хелависы 21 августа 2004 года. Он гражданин Ирландии. в 2008 году у счастливых супругов родилась дочь  Нина Катрина О’Шей, случилось это 22 июля.

Спустя три года, 15 апреля 2011 Хелависа родила вторую дочь, которую назвали  Уна Тамар О’Шей. Певица уехала из России и с 2004 года Хелависа на  постоянной основе проживает в Европе.

Однако в Россию она часто приезжает  для участия в сольных концертах, а также  групп «Мельница», «Clann Lir».

Музыкальное творчество

Профессионально на музыкальной сцене Хелависа выступает с 1996-го года. Она играет на кельтской арфе, акустической гитаре, фортепиано, кастаньетах и перкуссии. Перкуссия — это ударный шумовой музыкальный инструмент, например бубен, бонго и другие. Жанр исполнения фолк — рок, фолк. Хелависа автор и композитор собственных песен, соответственно и исполнитель тоже. 

Дискография творчества Хелависы выглядит так:

Сольное творчество: Running to Paradise (Melanar, 1996) Дорога сна (1996) Лунный день (Melanar, 1996) Сольные записи (1999) Леопард в городе (2009)Сольное творчество Running to Paradise (Melanar, 1996) Дорога сна (1996) Лунный день (Melanar, 1996) Сольные записи (1999)

Леопард в городе (2009)

В составе группы «Мельница»: Альбом «Дорога сна» (2003) Альбом «Master of the Mill» (2004) Альбом «Перевал» (2005) Альбом «Зов крови» (2006) Сборник «The Best» (2007) Альбом «Дикие травы» (2009)

Сингл «Рождественские песни» (2011)

Источник: https://portalslavi.ru/xelavisa-biografiya-i-tvorchestvo-xelavisy/

Хелависа (группа «Мельница»): «Жизнь может не быть счастливой, но строго должна быть интересной»

   Группа «Мельница» — самый известный отечественный фолк-коллектив прошел «10 лет по дороге сна». В юбилейный тур «Мельница»  впервые приехала в Ярославль.

   В день концерта бессменный лидер группы Наталья О`Шей (Хелависа) рассказала «ЯрКубу» о музыке древнего мира, о вечных архетипах в современном музыкальном облике. 

   Группа «Мельница» — уникальный для отечественной индустрии пример того, что русский коллектив может быть популярнее своего западного коллеги по жанру.

   Даже в век популярности западной музыки «Мельницу» узнают раньше, чем знаменитого англоязычного жанрового аналога – «Вlackmore's night» с Ричи Блекмором во главе.

   Однако, лидер «Мельницы», а также автор текстов Хелависа (Наталья О`Шей) признается, что ее этот факт отнюдь не удивляет: 

— Нас сравнивают, — рассказывает Наталья, — хотя сейчас в меньшей степени, нежели прежде. Может и правильно, что сравнивали… Но мы сейчас пошли по другому пути, поэтому пунктов сходства с  «Вlackmore's night» стало значительно меньше.

   Фолк-музыка в нашей стране представлена не так обширно, как иные альтернативные жанры, но не стоит думать, что онп непопулярна. Дело кроется, скорее, в сложности с музыкальной точки зрения, ведь синтез классических музыкальных инструментов с традиционными гитарами – не самый простой путь.

Однако «Мельница» вот уже почти 15 лет доказывает, что фолк может быть и является популярным.

За доказательствами далеко ходить не надо, предыдущий тур группы «Ангелофрения» стал настоящим триумфальным возвращением коллектива после двух долгосрочных отпусков, у лидера «Мельницы» Натальи двое детей.

   Этот год для группы юбилейный, 15 лет «Мельница» радует своих поклонников, но в Ярославле музыканты выступают впервые. Накануне концерта в нашем городе бессменный лидер «Мельницы» Хелависа (Наталья О`Шей) рассказала «ЯрКубу» в интервью о вечных архетипах человечества в современном музыкальном обличие.

— Дата основания группы – 99-й год. Насколько трудно было создать фолк-коллектив? Что оказалось самым сложным в начале пути по дороге сна?

— Все произошло достаточно случайно. Была группа «Тиль Уленшпигель», которая играла, скажем так, кабацкий фолк.  Они и предложили мне поиграть мои песни. Я стала с ними выступать.

   У руководителя «Тиль Уленшпигель» Руслана была идея сделать классическое трио, и он набрал хороших музыкантов, которые учились в консерваториях, но которые как любые классические музыканты имели опыт игры, что называется, в переходах.

   Потом в определенный момент у нас произошел раскол, практически весь состав музыкантов решил уйти от Руслана. Так и родилась группа «Мельница».

   Мы унаследовали состав, практически весь репертуар составляли мои песни, с этим мы и ушли. Но сложно было не это, уйти как раз было самым простым, публика у нас была, площадки тоже.

Самым сложным оказалось отказаться от того наследия более-менее случайно собранного коллектива и создать реально классную команду, музыканты в которой будут чувствовать друг друга, у которых будет потенциал стать рок-звездами.

   Это оказалось самым сложным. В какой-то момент мы сменили весь состав, до нынешних времен старого состава дожила только я, и признаюсь, я этим довольна. 

   Каждый из команды, которую ярославцы увидят сегодня и завтра, рок-звезды сами по себе. 

   Люди, понимающие толк в отечественной фолк-музыке знают, что «Мельница», как говорится, номер один в жанре, хотя сама Наталья не слишком любит говорить о конкуренции.

— С точки зрения взаимоотношений артистов, понятия конкуренция нет. Чем больше хорошей музыки в нашей стране, тем лучше. Чем больше у любителей музыки возможностей ходить на концерты, в том числе и наши, тем лучше!

   Единственный момент, когда речь может зайти о конкуренции, связан с деятельностью промоутеров, когда они, к примеру, поставят подряд концерты «Мельницы» и «Пелагеи» и зрителю придется разрываться. Но они так конечно не делают, они тоже все прекрасно понимают.

— Вашу музыку без всяких сомнений можно назвать интеллектуальной. Раскройте, какая же все-таки у «Мельницы» философия, в чем идея?

— В наших песнях нет ни бунта, ни протеста, наш слоган: «Новая музыка древнего мира». Наша музыка – это попытка осознания того, что мы с вами все такие же, как и тысячелетия назад, мы используем вечные архетипы и облекаем их в современный музыкальный вид.

   Наталья О`Шей не только бессменный лидер коллектива, но и автор текстов «Мельницы». Не просто текстов, каждый из них вполне можно отнести к фольклорному или фэнтезийному творчеству, ведь большинство героев, за редким исключением, придуманы автором. 

— Вымышленных героев полно! На самом деле у меня нет песен, которые основаны на чем-то абсолютно реальном или основанных исключительно на каких-то фольклорных произведениях. 

   Я часто слышу вопросы из разряда: «На какой легенде основана песня «Господин горных дорог?» Ни на какой, это придумала я. «А «невеста Полоза»?», я отвечаю: «Я не могу ткнуть пальцем в одну из множества легенд о змеях, эта песня – мое осмысление этих преданий».

   Я затрудняюсь выбрать из репертуара песню, за которой стоит что-то исключительно реальное, единственное, что сейчас приходит в голову, это песня «Ушба», которая посвящена конкретному месту, а именно горе.

— Откуда Вы черпаете литературное вдохновение?

— Это может быть все что угодно — увиденное, прочитанное, какое-то путешествие или любые сильные переживания. Поскольку я филолог, у меня в голове очень большой пласт текстов и языковых структур, чем я с удовольствием и пользуюсь.

— А как Вы относитесь к элементу шоу в концертах? Сейчас очень популярен синтез музыки и театра, а что бы хотели воплотить Вы?

— Я против того, чтобы внедрять театр в рок-шоу, но я «за» синтез музыки и цирка. Мне нравится современное цирковое искусство, мне нравится Cirque du Soleil, цирк братьев Запашных, с которыми я, к слову, очень дружна.

   Я считаю, что рок-шоу, на сцене которого есть, к примеру, гимнасты, это очень круто.

   Несмотря на то, что «Мельница» — это не две гитары, бас и барабан, но и арфа, виолончель, Наталья склонна думать, что творческий процесс в жанре фолк – ровно также сложен, как и в остальных жанрах. Однако фолк требует  больше времени на аранжировку.

— Барабаны, две гитары и бас тоже искусство, и немалое. Есть примеры очень просто написанной музыки, которая при этом настолько грамотно сделана и так круто звучит, что становится эталоном.

   В нашем же случае у каждого музыканта, у каждого инструмента свои определенные функции. Другое дело, что аранжировки требуют большего времени. Однако все равно мы «пляшем» от того, какая песня. К примеру, мы решаем, что это рок-баллада с приветом November Rain в исполнении Guns n Roses.

Ок, мы делаем это и видим, что неплохо бы добавить дилановский рассказ.

Поймите, для того, чтобы все грамотно связать нужно быть в курсе истории музыки, нужно уметь управлять своими референциями, нужно понимать, какие ссылки и куда ты делаешь, чтобы с одной стороны не изобретать велосипед, а с другой иметь возможность пользоваться всем тем арсеналом наработок, которые в рок-музыке уже накоплены.

   Еще одним ярким подтверждением того, что «Мельница» — номер один в жанре фолк на отечественной музыкальной сцене – внимание к группе со стороны представителей литературы.

Так, один из самых известных русских писателей-фантастов Ник Перумов посвятил группе целую главу в книге «Война мага: Эндшпиль», которая, правда, не была включена в конечный вариант издания.

Ее первоначальный вариант доступен поклонникам лишь в сети.

— Я не читала книгу, но о существовании такой главы знаю. «Мельница» мелькает в ней эпизодически, я говорю что-то одной из главных героинь романа.

   Наталья (Хелависа) с уверенностью может сказать, что она счастлива, ведь ее работа и хобби – единое целое. 

— Для меня музыка изначально была хобби! Я кандидат наук и много лет преподавала в МГУ, поэтому сейчас у меня нет большего хобби, чем моя работа!

— А что говорит Ваша жизненная философия? Какие у Вас принципы, на которые Вы опираетесь не только в творчестве, но и в жизни?

— Обычно я говорю, что жить надо весело и зловеще. Но сейчас скажу так: «Жизнь может не быть счастливой, но строго должна быть интересной». Как этого добиться? Это дело каждого.

Напомним ярославцам, что второй концерт «Мельницы» пройдет уже сегодня в клубе «Горка».

Ошибка в тексте? Выдели ее и нажми CTRL + Enter

Источник: https://yarcube.ru/interview/56093.php

Хелависа: «Я на полставки, я кандидат небесных наук…»

Наталья Андреевна О’Шей, солистка группы «Мельница», известна своим поклонникам под именем Хелависа. Песни группы «Мельницы», которая в этом году отметила 15-летие, регулярно занимают верхние строчки радиочартов. Кроме того, у группы вышло два мини- и пять полноценных студийных альбомов, не считая сольных выступлений.

А в последнее время в песнях певицы «прописались» и ангелы — последний, пятый по счету полновесный альбом «Мельницы», вышедший в 2012 году, называется «Ангелофрения». Заглавная песня рождественского мини-альбома «Радость моя», вышедшего в январе 2013 года, так и вовсе кажется посвященной чуду Пятидесятницы.

Сейчас «Мельница» записывает новый альбом «Алхимия», который с нетерпением ждут поклонники. Релиз ожидается 9 октября. Как говорит сама Наталья Андреевна: «Выход альбома будет приурочен к дню рождения Джона Леннона, мне кажется, это красиво».

Еще Наталья — жена с десятилетним стажем. Наталья и Джеймс О’Шей поженились в 2004 году. Джеймс — ирландский дипломат, с которым певица познакомилась благодаря своей научной деятельности. У супругов две дочери с необычными именами Нина Катрина и Уна Тамар, появившихся на свет в 2008-м и 2011-м годах.

Ну и, наконец, Наталья — в недавнем прошлом еще и старший научный сотрудник, ранее преподаватель кафедры германской и кельтской филологии МГУ, преподаватель Тринити-колледжа в Дублине, кандидат филологических наук, потомственный ученый.

В 2003 году она защитила диссертацию с малопонятным для простых смертных названием «Тематизация презенса сильного глагола в кельтских и германских языках». Как признается сама Наталья Андреевна, ее муж Джеймс присутствовал на защите, но тоже практически ничего не понял.

Сейчас Хелависа занимается наукой как независимый исследователь.

Читайте также:  Ольга макеева - биография знаменитости, личная жизнь, дети

— В вашем творчестве — мощные женские символьные ряды. Что же для вас значит быть женщиной и какой вы путь прошли в становлении своей собственной женственности?

— Я всегда осознавала суть женщины такой, какой она предстает в скандинавской мифологии: женщина судьбы, существо, способное творить судьбу, в отличие от героев, которые судьбе подчиняются. Об этом необходимо помнить, даже когда происходят какие-то чрезвычайно странные и жестокие вещи в жизни.

Вот буквально недавно я вспоминала свой страшный опыт экстренного кесарева: оно заставляет забыть о своей сути. И потом если тебе никто о ней не напомнит, то и сама не вспомнишь. Это, по сути, страшная операция, которая разрезает женщину пополам.

И я совершенно не понимаю, почему, допустим, собирают у человека по частям колено — и он полгода ходит каждый день на физиотерапию, массаж, восстановительную гимнастику, а после КС женщине не положена точно такая же терапия.

И становится понятно количество случаев послеродовой депрессии после такого рода хирургического вмешательства.

— У вас был такой опыт. Как вы выходили из этого состояния?

— Очень тяжело, я выходила 2 года. Первые 9 месяцев я вообще не помню это чернота, а потом… Это не моя тайна, я не имею права ей делиться. Главное женщинам в подобной ситуации не стесняться и просить о помощи, всякой, терапия ли это или какие-то другие вещи.

Я помню, как на одном из концертов вы сказали, что «Двери Тамерлана» это песня про отпуск, что меня безумно поразило, потому что это последнее, что я могла бы о ней подумать. И я вспомнила сразу песню «Радость моя», которую мой знакомый священник называет песней про Пятидесятницу. О чем она для вас?

— Да? Он хорошо чувствует, думаю, для меня эта песня и есть о каком-то таком чуде.

А какие колыбельные вы поете своим девочкам?

— Они просят разное. Часто это «Новые ботинки», «Двери Тамерлана», «Королевна». В основном, вещи из моего творчества. Я пытаюсь им петь русские песни, например «Шел отряд по бережку», но как-то не очень идет. Русские народные они не очень полюбили.

— У ваших девочек двойные имена, как вы их давали? С мужем, каждый выбирали по одному имени?

— Ну, практически. Но в итоге все мои варианты победили. (Смеется.)

У меня была идея, что у каждой девочки должно быть одно имя ирландское, другое — русское. У одной дочери, первое русское, второе ирландское, а у второй наоборот.

А как вы их сами называете, по двум именам или по одному?

— По одному, по первому. Нина и Уна. На самом деле я называю их Нинец и Уник.

Дети растут билингвами, как вам кажется, это действительно особенные дети? Существует мнение, что билингвы очень быстро развиваются, у них по-особенному устроен мозг, это двойное мировосприятие, двойная картина мира.

— Да, все двойное. Но я не могу сказать, что присутствует какая-то акселерация, гениально ускоренное развитие. Они просто нормальные дети, которые говорят и думают на двух языках. Даже на трех.

— А вы в семье на каком языке разговариваете?

— Все зависит от ситуации. Супруг знает русский и очень хорошо говорит.

Расскажите, пожалуйста, как вы познакомились? Ходят легенды, что Хелависа нашла себе ирландского дворянина, который влюбился в ее песни?

— Нет, никакого дворянина там нет. Мой муж парень из деревни, сын деревенской учительницы. Работал в посольстве в Москве, культурным атташе и консулом. Я работала в МГУ, ходила в посольство просить книжки. И однажды Джеймс зашел на концерт «Мельницы».

Хелависа это имя волшебницы, которая гибнет от несчастной любви. Почему в свое время был выбран этот псевдоним?

— В моей жизни тогда и было много несчастной любви. А ещё потому, что я похожа на Хелавису с гравюры Бёрдсли. «Хелависа» стало и именем, и образом. Мне уже говорят: о, это очень хелависное платье, очень хелависные туфли, хелависные сапоги. Я понимаю, что оно проникает в меня все дальше.

— А вы вообще разделяйте идею, что имя — это судьба в каком-то смысле?

— Не особенно, думаю, человек делает себя сам.

— Спрошу вас про вероисповедание. У вас, наверное, семья смешанного типа? Не ошибусь, если скажу что муж католик, а вы православная?

Да. И дети тоже католики.

И вы справляете две Пасхи и два Рождества? Никаких не возникает никак недоразумений, конфликтов, смешных историй? Дочери не спрашивают: «Почему празднуем два Рождества, и когда настоящее?»

— Нет. Они пока не спрашивают. Им все очень нравится. Я научила свекровь красить яйца луком, она, кажется, считает, что это какое-то язычество, никогда они в своей ирландской глубинке этого не делали.

— А в Ирландии не красят яйца?

—В Ирландии красят яйца специальными покупными красками из магазина. И клеят наклеечки. Все. Так что когда я им покрасила мраморные яйца луковой шелухой, они раздарили их по всем родственникам. А потом сказали, что это мракобесие. Деревня, что вы хотите. (Смеется.)

— Я читала, что в этой самой деревне все поразились, что вы кормили детей грудью.

— Очень. Я всех шокировала. Как же так, я была просто позор семьи. Совершенно не распространено. Совершенно неприлично.

— Почему так? Ирландская деревня представляется местом довольно простым. Молли Малоун, тачки, коровники.

— Да, Молли Малоун (прим. ред. — персонаж из известной ирландской песни, девушка, торговавшая мидиями) и неразбавленное коровье молоко младенцам с рождения, отчего у них дикие колики и аллергия. Конечно, для своих детей я предпочла грудное вскармливание, чем вызвала осуждение деревенских родственников.

— Вы сторонник так называемого естественного родительства. Вы можете рассказать о его принципах?

— Первый принцип — слушать своего ребенка, быть в контакте с ним, не навязывать ему какие-то установки, которые, может быть, тебе навязали твои родители. Если ребенок не очень себя хорошо чувствует, то можно с ним спать, взять его к себе в кроватку. Естественно, кормить грудью, носить в слинге. И вообще минимально ругать детей. Я не терплю, когда ругают моих детей.

— А откуда вы взяли эту систему? Сама собой родилась?

— Многие из моих знакомых, у кого появились дети раньше моих, придерживались таких принципов. Поэтому, когда я стала мамой, все произошло достаточно естественно.

Как вам удается совмещать семью, двоих детей, творчество, гастроли?

— Тяжело. Например, в Россию я приезжаю только работать. На меня обижаются друзья. Говорят: «Ты приехала? Когда мы пойдем на шашлыки?» Увы, никогда.

— А сколько это примерно месяцев, недель в году?

— Это каждый второй месяц. Мы берем домашнее задание для Нины из ее школы.

— Дети всегда с вами?

— Конечно. А с кем же я их оставлю?

— А супруг?

— А что супруг? Супруг восемь часов уходит в офис, приходит хорошо, если в восемь вечера. Супруг работает, он дипломат.

Вы сейчас в Женеве живете? Я читала, что вас все время перебрасывают с места на место, что совершенно нечему завидовать в жизни жены дипломата.

— И правда, совершенно нечему завидовать. Мы 4,5 года прожили в Женеве, обе девочки родились там. Потом мы служили 1,5 года в Вене, как раз там у меня была очень тяжелая депрессия. Сейчас снова вернулись в Женеву, но вскоре, возможно, нам снова предстоит куда-то переехать.

— А где больше всего вам нравится в Европе?

— Мне нравится в Женеве. Мне бы хотелось там остаться.

— А чем нравится Швейцария?

— Горы и французский язык.

Как вам удается поддерживать себя в форме, несмотря на плотный гастрольный график и двоих детей? Ваши недавние фото с пляжа в инстаграме впечатляют.

— Я занудно следую плану питания, разработанного для меня специалистом, занудно делаю гимнастику для лица, разработанную другим, и не менее занудно три раза в неделю занимаюсь с личным тренером. Еще я бегаю, плаваю и занимаюсь скандинавской ходьбой.

Я, конечно, стараюсь раз в год пройти курс массажа или сделать цикл аппаратных процедур для лица, но большую часть времени я сама себе косметолог, что как раз при нашем графике гастролей совершенно необходимо. Поэтому у меня всегда в чемодане энное количество сывороток, кремов и тканевых масок.

Ну и планки и приседания в номерах отелей тоже никто не отменял.

Самое сложное на гастролях — это как раз питание! Скажем, я часто прошу салат с альтернативной заправкой или вообще без нее, а мне отвечают, мол, у нас весь чан салата сразу залит майонезом. Приходится потом в гримерке грустно жевать огурец.

— Я читала, что вы собираетесь когда-нибудь завести третьего ребенка. Как хватает сил на все? Многие люди сейчас не решаются первого завести, при этом они не живут такой насыщенной творческой жизнью, не путешествуют так много, как вы. Откуда вы берете силы?

— Не знаю. Они просто есть.

— Всегда так было?

— Нет, они не всегда были. Я была очень «дохлым» ребенком. И, наверное, далеко не сразу обрела ту уверенность в себе, которая есть у меня сейчас.

Какой способ? Наверное, надо работать, в принципе работать. Даже если ты сидишь дома, то не в Интернете или перед телевизором, убивая время. Даже они — для работы. И нужно заниматься домом и детьми как любимой работой, творческой, интересной.

— В становлении вашей женственности какое влияние на вас оказало материнство?

— Оно во мне очень многое открыло. Мне стало легче общаться с людьми, легче справляться с собственной интровертностью. У меня очень интересным образом, оба раза, когда я была беременна, полностью закрывались каналы связи с творчеством.

Я не могла ничего писать. А потом они резко, как пробка от шампанского, вылетали, и творчество вновь лилось. И наступала такая эйфория, ведь было немного страшно всякий раз, вернутся ли они или нет. Возвращались, но что-то и менялось.

Так случилось с альбомом «Ангелофрения».

А почему такое название? Это ведь почти болезнь.

— Да. Потому что, когда я писала все эти песни, то я чувствовала себя практически больной.

И наступило исцеление?

— Нет. Только обострение. Вот сейчас идет следующая стадия. Записываю следующий альбом «Алхимия». Сейчас альбом уже в финальной стадии работы: оформление готово, треки подсведены. Думаю, исцеление произойдет в свое время.

— Вы сейчас уже 10 лет в браке. У вас есть какой-то свой секрет? Что самое главное, что, по-вашему, поддерживает чувство, любовь между мужчиной и женщиной долгое время?

— В первую очередь — уважение, во вторых — ощущение личного пространства каждого. Мы изначально давали друг другу очень много места и продолжаем давать, мы считаем, что это очень важно для нас обоих. Мы оба люди властные, со своей харизмой, со своим мнением.

Мы такие хищники по натуре оба, и если мы не будем давать друг другу охотничьи территории, то мы друг друга «сожрем», а это никому не нужно. Это был изначально принцип наших отношений, давать друг другу пространство. Быть вместе потому, что нам так хочется, а не потому, что так положено. Это пришло с опытом.

К этому приходишь через боль, отрицательный опыт — то, как не нужно делать. Думаю, в конце концов, взрослеешь, и получаются жизнеспособные отношения.

Читайте также:  Лаура кеосаян - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Беседовала Юлия-Маргарита Поляк

Источник: http://www.matrony.ru/helavisa-ya-na-polstavki-ya-kandidat-nebesnyih-nauk/

Биография Мельница

История группы «Мельница«, рассказанная Алексеем Сапковым

Все началось с того, что Хелависа решила позвонить… Нет… Не с этого. На самом деле все началось с того, что белорусский монах-расстрига Руслан Комляков решил перестать быть белорусским монахом, а вместо этого решил стать русским музыкантом.

И вот что из этого получилось…

ПРЕДПРЕДыстория группы:

Для этого Руслан бросил родной монастырь где-то в Белоруссии и переехал в Москву, где стал искать музыкантов, а параллельно писать песни. Шел 1996 год. Ну, примерно так, если верить старожилам.

Идея была проста — камерный акустический состав и песни, напоминающие своим общим настроением и музыкой средневековые менестрельские баллады, песни, танцы… И ему удалось найти музыкантов, готовых поучаствовать в этой затее. Ими стали скрипачка Ольга Харитонова, флейтистка Наталья Филатова и виолончелист Эдуард Холива.

Сам Руслан играл на гитаре и пел. Группа сначала назвалась «Уленшпигель», но вскорости переименовалась в «Тиль Уленшпигель», ибо в Казани обнаружился «Уленшпигель», существующий уже давно.

Почему Руслан именно так назвал свою группу — сие мне неизвестно, но название прижилось, и даже в какой-то момент стало восприниматься совершенно естественно, как-будто так оно и надо.

Группа играла, репетировала, набирала репертуар и даже записала 2 студийных альбома: «Герои» и «Вавилон». Песни об ту пору принадлежали исключительно перу Руслана, а все остальные участники по сути были сессионными музыкантами — просто получали небольшие деньги с каждого сыгранного концерта. И надо заметить, весьма небольшие, но об этом позже.

1998 год группа встретила имея неплохой багаж: 2 альбома и пачку концертов, сыгранных в различных клубах и на разных фестивалях. Но это все ПРЕДПРЕДыстория. А ПРЕДыстория начинается именно в этом году, потому что в этот год в состав группы вошли те люди, которые потом образовали костяк «Мельницы».

Случилось это так…

ПРЕДыстория группы:

Где-то в начале весны 1998 мой старый друг Денис Скурида рассказал, что познакомился с любопытным человеком, музыкантом Русланом Комляковым.

Он ездил брать у него что-то вроде интервью, то ли для Russian Gothic Project, то ли для какого-то подпольного журнала, издаваемого кем-то из наших тогдашних знакомых — не так уж это и важно теперь.

Руслан выдал ему запись одного из альбомов его группы, которую Ден и предложил моему вниманию.

Первым, что я услышал, была легендарная песня «Портвейн и колбаса». Песня была забавная, и я поинтересовался названием сего богоспасаемого коллектива, на что получил ответ — «Тиль Уленшпигель».

Подивившись названию, я узнал ещё одну прелюбопытнейшую новость: Руслан так хорошо пообщался с Деном, что решил предложить ему роль перкуссиониста в своем коллективе, а Ден неожиданно (наверное, даже для самого себя) согласился, хотя ни разу в жизни не играл ни на каких других инструментах, кроме гитары. Но…

Видимо, Руслану ОЧЕНЬ был нужен хоть какой-то перкуссионист, а Ден ОЧЕНЬ уж хотелось играть хоть в какой-то группе хоть на чем-нибудь, и поэтому соглашение было достигнуто, и Ден приступил к репетициям.

А через три дня после этого был концерт! Я там был, пива вроде пил, и группа мне понравилась, хотя концерт был супер-камерный и проходил ажно в интернет-кафе Screen в Люблино. Кстати, там же присутствовал и еще один из нынешних музыкантов «Мельницы» — Алекандр Степанов.

И было 4 апреля 1998 года, и был первый шаг к нынешней «Мельнице».

Ушла зима, настало лето… И именно летом 1998 года у Руслана появилась нездоровая (или здоровая?) идея несколько разнообразить не только репертуар группы, но и ее исполнительский состав. А именно — ввести женский вокал! Ну и ничего удивительного, что первыми, к кому он обратился были музыканты его же коллектива.

И вот тогда Ден вспомнил про Хелавису, с которой познакомился еще летом 1995 года на какой-то реконструкторской тусне (т. е. рыцарском турнире) в Коломенском, где взял у нее телефон, по которому ни разу не звонил.

Ну, и поскольку Хелависа уже к тому моменту была довольно широко известна среди реконструкторско-ролевой тусовки своими домашними кустарными записями (я еще раньше слышал парочку в исполнении магнитофона, но не впечатлился, ибо качество было ужасное, а некоторые из них до сих пор ведь ходят по рукам!), а кроме того еще и хорошо пела и сочиняла песни, то телефон был выдан Руслану для последующего прозвона на тему «а не хотели бы вы… «. Оказалось, что очень даже! Таким образом группа обрела не только женский вокал, но и второго автора музыки и текстов.

Началась работа над аранжировками к песням Хелависы. Премьера состоялась в клубе «Станиславский». Первыми песнями были «Горец» и, дай бог памяти, «Змей». Их-то и следует считать самыми старыми в репертуаре «Мельницы».

И в очередной раз меня угораздило поприсутствовать при историческом событии. «Горец» мне понравился, а Хелависа — нет. Ну, то есть, как поет — понравилось даже очень, а вот, что ведет себя неестественно — не понравилось.

Позднее я понял, что так, наверное, ведет себя каждый человек впервые вылезший на сцену петь свои песни.

И было 23 июня 1998 года, и был второй шаг к «Мельнице».

Далее был целый год чрезвычайно успешной концертной и вообще творческой деятельности. Именно в этот год (с лета 1998 по лето 1999) группа «Тиль Уленшпигель» достигла пика и в своем творчестве и в своей популярности. Были созданы «Мора», «Оборотень», позднее утряная и ныне восстановленная «Ольга», «На север», «Лорд Грегори», «Рапунцель», «Зима», «Дорога сна»…

Все песни принимались публикой очень хорошо. Могу это утверждать, потому что сам тогда принадлежал к этой публике. Из других знаменательных событий заслуживают упоминания уход из группы виолончелиста Эдика, скрипачки Ольги Харитоновой и приход в нее тогдашних студенток Академии им. Гнесиных скрипачки Марии Болычевой и виолончелистки Александры Никитиной.

А еще в группу пришел очень хороший перкуссионист и вообще ударник Паша Давыдович. Ныне он играет в группе «Разнотравие» из города Рыбинска, которая существовала и тогда, но в каком-то очень вялотекущем виде (то ли дело сейчас!).

Именно Пашка придумал чуть ли не все перкуссионные партии к перечисленным выше песням, да еще и хорошенько поучил Дена играть на перкуссии.

Примерно тогда же группа обрела своего бессменного звукорежиссера Анну Кондакову. Тогда она тоже училась в Гнесинке на факультете звукорежиссуры и была случайно встречена Сашей Никитиной в туалете Академии. Саша спросила ее, не хочет ли она порулить звук на концерте у группы «Тиль Уленшпигель», и Аня опрометчиво согласилась… И хорошо, что согласилась. Что бы мы теперь без нее делали…

Казалось бы, настали чуть ли не золотые времена… Полные залы клубов, масса репертуара, хороший профессиональный коллектив, куча планов, даже спонсорская поддержка, но… Кризис не заставил себя ждать.

А все дело в том, что у Руслана были какие-то свои очень отдельные понятия о том, как следует обращаться с людьми, с которыми он работает. В частности, например, сколько им надо платить денег, и надо ли вообще.

Частенько денег музыкантам не доставалось совсем, и это, конечно, не могло продолжаться очень долго.

Буря разразилась в октябре 1999 года после одного из концертов.

Наташа Филатова объявила о том, что с Русланом она больше работать не будет, а вся остальная группа вдохновленная ее примером последовала за ней. Группа распалась.

Ден Скурида и Маша Болычева уже подались в другой проект, Паша еще летом вернулся к себе в Рыбинск. Казалось, что группа распалась совсем и некому собрать осколки воедино. Но…

ИСТОРИЯ группы:

Вот тут-то Хелависа и решила позвонить Дену с предложением воссоздать группу на основании равенства, братства и честного дележа вымогаемых на входе в клуб денежных средств, но уже без Руслана и под другим названием, которое еще предстояло придумать.

Ну и позвонила, ясен пень! Ден выслушал, согласился, что идея неплоха и взял на себя роль главного администратора, а также обзвон всех остальных бывших участников «Тиля» с предложением присоединиться к воссоздаваемому проекту.

Состав был обзвонен и полностью согласился с предложением.

И настало 15 октября 1999 года, и появилась группа «Мельница«.

Название чуть позже придумала Хелависа объяснив это примерно так: «Очень милое сказочное сооружение, нам подходит».

Это потом уже объяснение обросло всякими подробностями того, что подразумевается под словами «милое сказочное сооружение», а именно — «обиталище красноглазого мельника-колдуна из славяно-балтийского фольклора; некий демиургический механизм, не только превращающий зерно в муку, но и творящий свой необыкновенный мир, как мельница Сампо» и т. п. А тогда это была просто очень милая сказочная «Мельница«.

Первый концерт состоялся в клубе «Форпост» 29 октября. Причем, в афише все еще значился «Тиль Уленшпигель», поэтому Хелависа начала концерт словами: «Здравствуйте. Мы вас немножко обманули.

Дело в том, что заявлена была группа Тиль Уленшпигель, а сейчас вы видите перед собой группу Мельница, потому что мы все ушли из группы Тиль Уленшпигель и образовали другую группу. Если кто-то хочет, то он может получить свои деньги обратно, а для тех, кто останется мы сыграем. » Не помню, чтобы кто-то ушел.

И я, естественно, тоже остался. Концерт получился дивным, хотя Хелависе было трудновато одновременно играть на гитаре и петь, но эту проблему еще предстояло решить.

И вскоре она была решена. В группу пригласили нашего старого друга Александра Степанова по прозвищу «Грендель», который почитался в наших кругах за самого крутого гитариста.

Однако же, имея нулевой опыт игры в коллективе (это совсем не то же самое, что играть одному, без ансамбля то есть), Грендель коллектив быстро разочаровал, и тогда родилась «светлая» идея пригласить в группу меня. Должен признать, что мой опыт игры в коллективе на тот момент также стремился к нулю, а следовательно группа «Мельница» вобщем-то поменяла шило на мыло.

Но, тем не менее, я в составе задержался надолго, постепенно совершеноствовал свои навыки и в итоге даже перестал вызывать своей игрой гримасы боли на лицах товарищей по группе. Гренделю же еще предстояло Второе Пришествие, которое состоялось в 2001 году, когда Хелависа на полгода покидала группу, уехав в Ирландию на стажировку.

Второе Пришествие Гренделя прошло куда удачнее первого. Толи он там где-то потихоньку тренировался весь год, надеясь присоединиться, толи просто момент был подходящий, но с тех пор он играет в группе. Было много концертов, много работы, поездок.

Из группы ушла сначала виолончелистка Саша Никитина и присоединился волончелист Алексей Даниленко, потом ушел и он, а в группе успела поиграть нынешняя вокалистка и альтистка группы «Вилы» Василиса Введенская. В качестве второго вокала у нас поработали немного Дина Хацко и Ольга Лопина, но не сложилось.

В группу пришла виолончелистка Дина Нигматуллина, которая теперь уже работает у нас больше года, чему мы все искренне рады, а потом мы расстались и с Деном и Машей и приобрели Наташу Масевнину в качестве скрипачки и Рому Лютославского в качестве перкуссиониста. Но это уже все новейшая история и ее писать пока что рано. Поэтому кончик истории я скомкаю, чтобы все облизнулись и обломались, но однако же… http://www.melnitsa.net/

.

Мы стремимся к тому, чтобы предоставленная на сайте информация была наиболее точной и полной. Если у вас есть дополнения или вы заметили неточность в биографии Мельница, вы можете отредактировать биографию с учетом ваших замечаний.

После модерации, биографии Мельница с вашими дополнениями и корректировками будет доступна другим пользователям.

Зарегестрированные пользователи могут набирать баллы за добавление информации (биографий, текстов, аккордов), таким образом участвуя в рейтинге наиболее активных пользователей.

Источник: http://www.megalyrics.ru/bio/mielnitsa.htm

Ссылка на основную публикацию