Mao zedong — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Компромат.Ru ®

Дети Мао Цзэдуна, Чаушеску, Живкова, Кастро, Дэн Сяопина и Цеденбала

Оригинал этого материала
© «Коммерсант», 03.04.2007

Как живут дети коммунистических вождей

Спасибо товарищу папе

Екатерина Дударева

В конце марта в Пекине умер Мао Аньцин — последний из признанных сыновей Мао Цзэдуна. О нем, забытом в Китае еще при жизни, мало кто вспомнил и после смерти. Для «Власти» же это событие стало поводом рассказать о судьбах некоторых из тех, кто имел несчастье родиться в семьях коммунистических вождей.

Как у Мао было три сына

Любовь китайского народа к Мао Цзэдуну (в центре) никогда не распространялась на его среднего сына Аньцина (слева)

Началом рассказа о трех законных сыновьях Мао Цзэдуна (Великий кормчий был очень влюбчив, а потому количество незаконных его детей с трудом поддается подсчету) мог бы стать обычный зачин русских народных сказок: «Было у царя три сына». Только в отличие от русских народных сказок главным героем стал старший сын. Младший умер в детстве.

А о среднем, Мао Аньцине, вообще старались не вспоминать. Умершего в Пекине в возрасте 83 лет Мао Аньцина Мао Цзэдуну родила его первая жена, Ян Канхуэй. В то время Мао и возглавляемая им коммунистическая партия только начинали борьбу с правительством Гоминьдана, а потому терпели одно поражение за другим.

После одного из таких поражений Ян Канхуэй оказалась в плену у врагов. Ее расстреляли на глазах собственных детей. Мао Аньцину было тогда семь лет. Вместе со старшим братом (младший умер от дизентерии в одном из лагерей повстанцев) его тайно переправили в Шанхай, где они познали страшную нищету. Довольно часто детям приходилось просить милостыню на улице.

Ситуация изменилась в 1936 году, когда сыновей лидера китайских коммунистов переправили через Париж в Москву. Однако гибель матери и нищая жизнь в Шанхае сказались на психике Мао Аньцина. Старший брат, Мао Аньин, поступил в Суворовское училище, окончил Академию имени Фрунзе, а во время войны сражался в рядах Красной армии.

Мао Аньцин изучал русский язык и по возвращении на родину получил скромную должность переводчика в ЦК Компартии Китая.

В отличие от старшего брата, героя и любимца народа (и самого Мао Цзэдуна), он никогда не показывался на публике. А после гибели Мао Аньина (он погиб на корейской войне в звании генерал-майора Народно-освободительной армии Китая) Мао Аньцина постарались и вовсе изолировать от общества.

Ему был поставлен диагноз «шизофрения», и с тех пор большую часть времени он проводил в закрытых психиатрических лечебницах. И если похороны старшего брата Мао Аньина были в свое время превращены в торжественное мероприятие, то смерть среднего брата осталась в Китае практически незамеченной.

Как Чаушеску бутылки собирала

Конец 1989 года стал трагедией для Зои, Нику и Валентина Чаушеску. Мало того что после быстрого и, как теперь очевидно, несправедливого суда они лишились родителей, их, всю жизнь привыкших лишь к самому лучшему, бросили в тюрьму, обвинив в «геноциде румынского народа и подрыве национальной экономики». Все их немалое имущество было конфисковано.

Впрочем, уже через год власти смягчили свое отношение к Зое и Валентину Чаушеску. Их даже выпустили из тюрьмы. Правда, оставив почти без средств к существованию. Дошло до того, что Зоя Чаушеску, любимая дочь Николае и Елены, получившая неплохое математическое образование, жила на то, что собирала пустые бутылки и сдавала их в пункты приема стеклотары.

Ее никто не принимал на работу, она была лишена всех научных степеней и дипломов. Страна забыла о ней совершенно и с удивлением вспомнила о ее существовании только в ноябре прошлого года, когда бульварные журналисты сообщили о ее смерти от рака.

Тогда же Румыния узнала и о том, что все эти годы Зоя Чаушеску жила в квартирке неподалеку от президентского дворца, в котором она провела большую часть своей жизни. Валентин Чаушеску устроился куда лучше. Он никогда не интересовался политикой, рано проявил себя как довольно талантливый физик и вскоре после освобождения уехал на Запад.

Он читает лекции в европейских и американских университетах, старается держаться подальше и от политики, и от тех, кто знает, чьим сыном он был, и, говорят, неплохо зарабатывает.

Нику Чаушеску, самый титулованный и успешный из детей диктатора (во времена правления Чаушеску он занимал пост главы Коммунистического союза молодежи Румынии и прославился своими бурными романами), пострадал от новой власти больше всего. Он просидел в тюрьме дольше, чем его брат и сестра, и был выпущен на свободу только в 2005 году. Тюрьма, а после освобождения еще и алкоголь сделали свое дело. Он умер вскоре после выхода на свободу.

Как Живкова одеждой торговала

Болгарский лидер Тодор Живков, находясь у власти, не только делал все, чтобы его дети ни в чем не нуждались, но и активно помогал им в партийной карьере. Его любимицей была дочь Людмила. Она получила блестящее образование, а ее карьера была стремительной.

Член политбюро ЦК БКП, министр культуры — казалось, это не предел возможностей ни ее, ни ее отца. Тот, разумеется, всячески потакал своей любимице. А вот соратники по партии нежных чувств отца к дочери не разделяли.

Скоропостижная смерть Людмилы Живковой в 1981 году, говорят, была напрямую связана с нелюбовью к ней со стороны товарищей по партии. Впрочем, дело ее продолжало жить. Тодор Живков постарался превратить дочь в символ культурной и научной жизни страны.

В 1982 году в стране был создан Фонд Людмилы Живковой, который возглавил ее брат Владимир, до тех пор практически не упоминавшийся. Этот пост он занимает до сих пор, хотя, конечно, возможности фонда и его влияние после падения коммунизма заметно сократились.

Зато дочь Людмилы, Евгения Живкова, лучше других приспособилась к новым условиям жизни. Она самый востребованный модельер Болгарии. Одеваться у Живковой — признак хорошего тона в стране, у нее нет недостатка в клиентах из числа ведущих политиков и просто известных всей Болгарии людей.

Кроме того, она счастливая владелица сети шикарных магазинов, а также вполне удачливый политик.

В 2001 году Евгения Живкова стала депутатом парламента по списку Социалистической партии (бывшей Болгарской коммунистической партии) и активно участвует в двух парламентских комиссиях: «Наука и образование» и «Дети, молодежь и спорт».

Как Кастро стала писательницей

Личная жизнь Фиделя Кастро Рус — тайна за семью печатями. От первого брака с Миртой Диас Баларт у него родился сын Фиделито — единственный законный ребенок лидера кубинской революции. Он занимался наукой и даже стал при протекции отца руководителем Агентства по атомной энергетике страны.

Однако, говорят, сболтнул что-то лишнее об отце и был тихо отправлен в отставку. Всемирную известность получила Алина Фернандес Ревуэльта, плод романа Фиделя Кастро и одной из первых красавиц Гаваны Нати Ревуэльты. Алина бежала в 1993 году, а в конце 1990-х окончательно обосновалась в Майами. На местном радио она вела программу «Просто Алина».

Программа пользовалась огромной популярностью у кубинцев из Флориды, в первую очередь, естественно, потому, что ее вела дочь Кастро. Позже Алина работала комментатором CNN. Алина, которая утверждает, что никогда не разделяла любовь значительной части человечества к своему отцу и никогда не попадала под его обаяние, написала книгу «Дочь Кастро. Воспоминания изгнанницы».

Она ляжет в основу фильма о семейной жизни кубинского лидера, съемки которого начнутся в ближайшее время.

В своей книге Алина приподнимает завесу над частной жизнью своего отца. Она пишет, что помимо Фиделито и ее самой у команданте еще шестеро детей. Их имена начинаются с буквы «а» — в честь второго имени вождя: Алехандро.

Алекс, Алексис, Алехандро, Антонио и Анхелито рождены от женщины по имени Делив Сото, неофициальной жены команданте. Им сейчас от 15 до 30 лет. Кроме того, у Кастро есть ребенок от некоей Ампаро — Хорхе Анхель.

Говорят, он живет на Кубе, но никто не знает где.

Как Дэны продолжают дело своего отца

Среди тех, для кого жизненный путь Дэн Сяопина является постоянным источником вдохновения,— его дочь Жун (на фото — в Москве на презентации своей книги об отце)

У патриарха китайских реформ Дэн Сяопина детей пятеро. Все и ныне здравствуют и активно занимаются общественной деятельностью. Одна из его дочерей, Дэн Линь,— известный художник, другая, Дэн Нан,— замминистра науки и технологий, сын Дэн Чжифан — доктор физических наук, сейчас занимается недвижимостью и инвестициями.

В период, когда Дэн Сяопин подвергался в Китае репрессиям, его старшего сына Дэн Пуфана, тогда студента университета, выбросили из окна третьего этажа учебного корпуса. Он получил перелом позвоночника и до сих пор остается прикованным к инвалидной коляске.

Сейчас Дэн Пуфан — президент Олимпийского комитета и председатель Китайской федерации инвалидов.

Еще одна дочь Дэн Сяопина, Дэн Жун, недавно приезжавшая в Россию на презентацию своей книги об отце и лично вручившая в Кремле ее экземпляр Путину, пользуется в Китае большим уважением и авторитетом.

Более известная на родине как Сяо Жун, или «маленькая Жун», бывшая личным секретарем Дэн Сяопина в последние годы его жизни, она занимает ряд важных общественных постов.

В том числе является заместителем председателя Китайско-российского комитета дружбы, мира и развития.

Как Цеденбал снова стал монголом

Сын генерального секретаря Монгольской народно-революционной партии Юмжагийна Цеденбала, Зориг, почти всю жизнь прожил в Советском Союзе. Его мать была русской, и злые языки даже говорили о том, что на монгольском он изъясняется с большим трудом и с жутким акцентом.

В 1984 году, когда глава партии и государства сильно заболел и выехал в Москву для лечения, Зориг поехал вместе с ним.

Товарищи по партии немедленно воспользовались возможностью сместить «монгольского Брежнева» со всех постов и даже аннулировали паспорта всех членов его семьи, которые к тому времени были в Москве.

В Монголию Зориг вернулся только в 2000 году, когда ему вернули паспорт и подтвердили его монгольское гражданство. Не один, а с невестой-буряткой, с которой познакомился в России.

Свадьба, не слишком роскошная, если учитывать ту роль, которую в свое время играл отец Зорига, прошла в Улан-Баторе, а уже на следующий день Зориг объявил о своем вступлении в большую политику, дав согласие баллотироваться в депутаты великого народного хурала от партии, которой когда-то руководил его отец.

Впрочем, в Монголии он пробыл недолго и вернулся с женой в Россию. Сейчас Зориг живет в Москве, работает в одном из научно-исследовательских институтов и принимает активное участие в движении в поддержку освобождения Тибета.

Дети советских вождей

Дочь Иосифа Сталина Светлана Аллилуева (в центре) на гражданской панихиде по своему отцу. 1953

В СССР было не принято говорить о детях вождей. О смерти Василия Сталина в газетах не писали вовсе, а о дочери, Светлане Аллилуевой, больше говорили «вражеские голоса», зачитывавшие ее автобиографическую книгу. К этому времени Светлана уже проживала за рубежом.

***

Сын Никиты Хрущева Сергей. 2003

Сын Хрущева Сергей тоже эмигрировал. В 1999 году он получил гражданство США и устроился на работу в качестве научного сотрудника в университет города Провиденс. Говорит, что о том, что уехал из России, ничуть не жалеет.

***

Дочь Леонида Брежнева Галина. 1976

Дочь Брежнева Галина, о любовниках и разгульной жизни которой ходили легенды, последние несколько лет своей жизни провела в лечебнице, где пыталась избавиться от алкогольной зависимости. Для генсека она была настоящей головной болью. «Отец обычно говорил, что одним глазом ему приходится следить за страной, другим — за Галиной»,— рассказывала она.

Галина Брежнева была очень темпераментной женщиной и о своем роде деятельности говорила так: «Я только любовью занималась».

***

Сын Юрия Андропова Игорь (третий слева) на международных переговорах. 1983

О смерти сына Андропова Игоря, бывшего посла СССР в Греции, МИД России сообщил в прошлом году через неделю после похорон. Как и многие дети членов партийной элиты, он закончил МГИМО, защитил кандидатскую, работал в МИДе. В 1998 году ушел на пенсию и начал писать книгу «о пережитом и об отце», но закончить ее так и не успел.

Читайте также:  Павел курьянов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

***

Дочь Михаила Горбачева Ирина Вирганская. 2007

Единственная дочь Михаила Сергеевича и Раисы Максимовны Горбачевых Ирина Вирганская уже 15 лет работает вместе с отцом в Горбачев-фонде.

Источник: http://www.compromat.ru/page_20486.htm

Биографии известных людей Китая

Мао Цзэдун (毛泽东 Máo Zédōng; 26 декабря 1893 года — 9 сентября 1976 года) — китайский государственный и политический деятель XX века, главный теоретик маоизма.

Вступив ещё в молодости в Коммунистическую партию Китая (КПК), Мао Цзэдун в 1930-е годы стал руководителем коммунистических районов в провинции Цзянси. Придерживался мнения о необходимости выработки особой коммунистической идеологии для Китая. После «Великого похода», одним из руководителей которого Мао являлся, ему удалось занять лидирующие позиции в КПК.

После успешной победы (при решающей военной, материальной и консультативной помощи со стороны СССР) над войсками генералиссимуса Чан Кайши и провозглашения 1 октября 1949 г. образования Китайской Народной Республики Мао Цзэдун до конца жизни фактически являлся лидером страны.

С 1943 года и до смерти занимал должность председателя китайской компартии, а в 1954—59 гг. также должность председателя КНР.

Провёл несколько громких кампаний, самыми известными из которых стали «Большой скачок» и «Культурная революция» (1966—1976), унёсшие жизни многих миллионов людей.

Период правления Мао Цзэдуна был противоречивым. С одной стороны, под его руководством проводилась индустриализация страны, при росте материального уровня беднейших слоев населения. С другой стороны, в стране проводились репрессии, которые критиковались не только в капиталистических, но даже в социалистических странах. Также в тот период существовал культ личности Мао.

Имя Мао Цзэдуна состояло из двух частей — Цзэ-дун. Цзэ имело двойное значение: первое — «влага и увлажнять», второе — «милость, добро, благодеяние». Второй иероглиф — «дун» — «восток». Имя целиком означало «Облагодетельствующий Восток». Одновременно ребёнку по традиции дали и неофициальное имя.

Оно должно было использоваться в особых случаях как величательно, уважительное «Юнчжи». «Юн» означает воспевать, а «чжи» — или, точнее, «чжилань» — «орхидея». Таким образом второе имя означало «Воспетая орхидея». Вскоре второе имя пришлось заменить: в нём отсутствовал с точки зрения геомантии знак «вода».

В итоге второе имя получилось похожим по смыслу на первое: Жуньчжи — «Орошённая водой орхидея». При несколько ином написании иероглифа «чжи» имя Жуньчжи приобретало и ещё один символический смысл: «Облагодетельствующий всех живущих».

Но великое имя, хотя и отражало чаяния родителей блистательного будущего для своего сына, однако являлось также и «потенциальным вызовом судьбе», поэтому в детстве Мао звали скромным уменьшительным именем — Ши сань я-цзы («Третий ребёнок по имени Камень»).

Начало политической деятельности

Покинув Пекин в марте 1919 года, юный Мао путешествует по стране, занимается углублённым изучением трудов западных философов и революционеров, живо интересуется событиями в России и принимает активное участие в организации революционной молодёжи Хунани.

Зимой 1920 года он посещает Пекин в составе делегации от Национального Собрания провинции Хунань, требующей снятия коррумпированного и жестокого губернатора Чжан Цзинъяо (кит. 張敬堯).

Делегация не добилась сколь-нибудь значимых успехов, однако в скором времени Чжан потерпел поражение от представителя другой милитаристской клики, У Пэйфу, и был вынужден покинуть Хунань.

Мао покинул Пекин 11 апреля 1920 года и 5 мая того же года прибыл в Шанхай, намереваясь продолжить борьбу за освобождение Хунани из-под власти тирана, а также за упразднение военного губернаторства.

Вопреки его собственным, более поздним заявлениям, согласно которым к лету 1920 года он перешёл на коммунистические позиции, исторические материалы свидетельствуют о другом: события в России, общение с приверженцами коммунизма, Ли Дачжао и Чэнь Дусю, имели на Мао большое влияние, однако в то время он всё ещё не мог до конца разобраться в идеологических течениях и окончательно выбрать для себя одно направление. Окончательное становление Мао как коммуниста происходит осенью 1920 года. К тому времени он полностью убедился в политической инертности своих соотечественников и пришёл к выводу, то лишь революция российского образца способна коренным образом изменить ситуацию в стране. Встав на сторону большевиков, Мао продолжил подпольную деятельность, теперь направленную на распространение марксизма ленинского толка. В середине ноября 1920 года он приступил к строительству подпольных ячеек в Чанша: сначала им была создана ячейка Социалистического союза молодёжи, а немного позже, по совету Чэнь Дусю, и коммунистический кружок по типу уже существовавшего в Шанхае.

В июле 1921 года Мао принял участие в установочном съезде, на котором была основана Коммунистическая Партия Китая. Через два месяца, по возвращении в Чанша, он становится секретарём хунанского отделения КПК. В то же время Мао женится на Ян Кайхуэй, дочери Яна Чанцзи. В течение следующих пяти лет у них рождаются три сына — Аньин, Аньцин и Аньлун.

По причине крайней неэффективности организации рабочих и вербовки новых членов партии в июле 1922 года Мао отстранили от участия во II съезде КПК.

По настоянию Коминтерна КПК была вынуждена вступить в союз с Гоминьданом. Мао Цзэдун к тому времени полностью убедился в несостоятельности революционного движения Китая и на III съезде КПК поддержал эту идею.

Поддержав линию Коминтерна, Мао выдвинулся в первые ряды руководителей КПК: на том же съезде он был ввёден в состав Центрального исполнительного комитета партии из девяти членов и пяти кандидатов, вошёл в узкое Центральное бюро из пяти человек и был избран секретарём и заведующим организационным отделом ЦИК.

Вернувшись в Хунань, Мао активно принялся за создание местной ячейки Гоминьдана. Как делегат от хунаньской организации Гоминьдана он принимал участие в I съезде Гоминьдана, который прошёл в январе 1924 года в Кантоне. В конце 1924 года Мао покинул бурлящий политической жизнью Шанхай и вернулся в родную деревню.

К тому времени он был сильно истощён физически и морально. По мнению историка Панцова, его усталость была вызвана парализованной работой шанхайского отделения Гоминьдана, которое практически прекратило работу из-за разногласий между коммунистами и гоминьдановцами, а также из-за прекращения финансирования, поступавшего из Кантона.

Мао подал в отставку с поста секретаря оргсекции и попросил отпуск в связи с болезнью. по версии Юн Чжан и Холлидея, Мао сместили с поста, вывели из Центрального комитета и не пригласили на следующий съезд КПК, запланированный на январь 1925 года.

Как бы там ни было, Мао действительно покинул свой пост за несколько недель до проведения IV съезда КПК и 6 февраля 1925 года прибыл в Шаошань.

Во время гражданской войны

Советская Республика в Цзянси

Мао в 1927 году

В апреле 1927 года Мао Цзэдун организует в окрестностях Чанша крестьянское восстание «Осеннего урожая». Восстание подавляется местными властями, Мао вынужден бежать с остатками своего отряда в горы Цзинганшань на границе Хунани и Цзянси.

Вскоре атаки Гоминьдана принуждают группы Мао, а также разбитых в ходе Наньчанского восстания Чжу Дэ, Чжоу Эньлая и других военных лидеров КПК, покинуть эту территорию. В 1928 г., после долгих переселений, коммунисты прочно основываются на западе провинции Цзянси. Там Мао создаёт достаточно сильную советскую республику.

Впоследствии он проводит ряд аграрных и социальных реформ — в частности, конфискацию и перераспределение земли, либерализацию прав женщин.

Мао Цзэдун в 1931 году

Между тем, Компартия Китая переживала тяжёлый кризис. Число её членов сократилось до 10 000, из них лишь 3 % относились к рабочим. Новый лидер партии Ли Лисань, вследствие нескольких серьёзных поражений на военном и идеологическом фронте, а также разногласий со Сталиным, был исключён из ЦК.

На этом фоне позиция Мао, делавшего упор на крестьянство и действовавшего в этом направлении относительно успешно, усиливается в партии, несмотря на частые конфликты с партийной верхушкой. Со своими противниками на локальном уровне в Цзянси Мао расправился в 1930—31 гг.

с помощью репрессий, в ходе которых многие местные руководители были убиты или брошены в тюрьмы как агенты вымышленного общества «АБ-туаней». Дело «АБ-туаней» стало, по сути, первой «чисткой» в истории КПК.

В то же время Мао пережил личную утрату: агентам Гоминьдана удалось схватить его жену, Ян Кайхуэй. Она была казнена в 1930 г., а несколько позже младший сын Мао Аньлун умирает от дизентерии. Второй его сын от Кайхуэй, Мао Аньин, погиб в ходе Корейской войны.

Осенью 1931 года на территории 10 советских районов Центрального Китая, контролируемых Китайской Красной армией и близкими ей партизанами, была создана Китайская Советская Республика. Во главе Временного центрального советского правительства (Совета народных комиссаров) встал Мао Цзэдун.

К 1934 г. силы Чан Кайши окружают коммунистические районы в Цзянси и начинают готовиться к массированной атаке. Руководство КПК принимает решение об уходе из данного района. Операцию по прорыву четырёх рядов гоминьдановских укреплений подготавливается и проводится Чжоу Энлаем — Мао в данный момент снова в опале.

Главенствующие позиции после отстранения Ли Лисаня занимают «28 Большевиков» — группа близких к Коминтерну и Сталину молодых функционеров во главе с Ван Мином, проходивших обучение в Москве. С большими потерями коммунистам удаётся прорваться через заслоны националистов и уйти в горные районы Гуйчжоу.

Во время короткой передышки в городке Цзуньи проходит легендарная партийная конференция, на которой партией были официально приняты некоторые тезисы, представляемые Мао; сам он становится постоянным членом политбюро, а группа «28-ми большевиков» подвергается ощутимой критике.

Партия принимает решение уклониться от открытого столкновения с Чан Кайши путём броска на север, через труднопроходимые горные районы.

Яньаньский период

Расписка Мао в получении 300 000 американских долларов от т. Михайлова, датированная 28 апреля 1938 г.

Спустя год после начала Великого марша, в октябре 1935 г. Красная Армия достигает коммунистического района Шэньси-Ганьсу-Нинся (или, по названию крупнейшего города, Яньань), который решено было сделать новым форпостом Коммунистической Партии.

В ходе Великого марша во время военных действий, из-за эпидемии, несчастных случаев в горах и болотах, а также из-за дезертирства коммунисты потеряли более 90 % из того состава, что покинул Цзянси. Тем не менее, им удаётся быстро восстановить свои силы.

К тому времени главной целью партии стала считаться борьба с усиливающейся Японией, которая закрепляется в Манчжурии и пров. Шаньдун.

После того, как в июле 1937 вспыхнули открытые военные действия, коммунисты, по указанию Москвы, идут на создание единого патриотического фронта с Гоминьданом. (Подробнее см. «Вторая Японско-Китайская Война»)

В самом разгаре антияпонской борьбы Мао Цзэдун инициирует движение под названием «исправление нравов» («чжэнфэн»; 1942-43). Причиной тому становится резкий рост партии, пополняющейся перебежчиками из армии Чан-Кайши и крестьянами, не знакомыми с партийной идеологией.

Движение включает в себя коммунистическую индоктринацию новых членов партии, активное изучение трудов Мао, а также кампании по «самокритике», особенно коснувшиеся главного соперника Мао — Ван Мина, в результате чего среди коммунистической интеллигенции фактически подавляется свободомыслие. Итогом чжэнфэн становится полная концентрация внутрипартийной власти в руках Мао Цзэдуна. В 1943 г. он избирается председателем Политбюро и Секретариата ЦК КПК, а в 1945 г. — председателем ЦК КПК. Этот период становится первым этапом формирования культа личности Мао.

Мао изучает классику западной философии и, в особенности, марксизм. На основе марксизма-ленинизма, некоторых аспектов традиционной китайской философии и, не в последнюю очередь, собственного опыта и идей, Мао удаётся с помощью личного секретаря Чэнь Бода создать и «теоретически обосновать» новое направление марксизма — маоизм.

Маоизм задумывался как более прагматичная форма марксизма, которая была бы более приспособлена к китайским реалиям того времени. Главными его особенностями могут быть обозначены однозначная ориентировка на крестьянство (а не на пролетариат) а также великоханьский национализм .

Влияние традиционной китайской философии на марксизм в маоистском варианте проявилось в вульгаризации диалектики.

Победа КПК в Гражданской Войне

В войне с Японией коммунисты действуют успешнее Гоминьдана.

С одной стороны это объяснялось отработанной Мао тактикой партизанской войны, позволявшей успешно оперировать в тылу у противника, с другой же это продиктовано тем, что основные удары японской военной машины принимает на себя армия Чан Кайши, лучше вооружённая и воспринимаемая японцами как основной противник. В конце войны даже предпринимаются попытки сближения с китайскими коммунистами со стороны Америки, разочаровавшейся в Чан Кайши, испытывающим одно поражение за другим.

Мао Цзэдун с представителями «хуацяо» в 1949 г.

К середине 1940-х годов все общественные институты Гоминьдана, включая армию, находятся на крайней стадии разложения. Повсеместно процветает неслыханная коррупция, произвол, насилие; экономика и финансовая система страны фактически атрофированы.

Сталин и Мао Цзэдун (почтовая марка КНР 1950 г.)

В начале 1947 года Гоминьдану удалось одержать последнюю крупную победу: 19 марта ими был захвачен город Янъань — «коммунистическая столица». Мао Цзэдуну и всему военному командованию пришлось спасаться бегством.

Однако, несмотря на успехи, гоминьдановцы не смогли добиться главной стратегической цели — уничтожить основные силы коммунистов и захватить их опорные базы.

Категорический отказ Чан Кайши организовывать жизнь в стране после конца войны по демократическим нормам и волна репрессий против инакомыслящих обуславливают полную потерю поддержки Гоминьданом среди населения и даже собственной армии. После начала активных военных действий в 1947 г.

Читайте также:  Симон фуркад - биография знаменитости, личная жизнь, дети

, коммунистам, с помощью Советского Союза удаётся за 2,5 года овладеть всей территорией континентального Китая, несмотря на поддержку Гоминьдана со стороны США.

Гоминьдан мог бы защитить свою власть самостоятельно и без помощи США, в то время как «Компартия Китая своих возможностей для вооружённого захвата власти не имела и опиралась на Советский Союз». 1 октября 1949 г., (ещё до окончания боевых действий в южных провинциях) с ворот Тяньаньмэнь Мао Цзэдун провозглашает образование Китайской Народной Республики со столицей в Пекине. Сам Мао становится председателем правительства новой республики.

Культ личности

Культ личности Мао Цзэдуна зарождается ещё во время Яньаньского периода в начале сороковых годов. Уже тогда на занятиях по изучению теории коммунизма используются главным образом труды Мао. В 1943 году начинают выходить газеты с портретом Мао на передовице, а вскоре «идеи Мао Цзэдуна» становятся официальной программой КПК.

После победы коммунистов в гражданской войне плакаты, портреты, а позже и статуи Мао появляются на площадях городов, в кабинетах и даже в квартирах граждан. Однако до гротескных размеров культ Мао был доведён Линь Бяо в середине 1960-х. Тогда был впервые опубликован цитатник Мао — «Красная книжечка», ставшая впоследствии Библией культурной революции.

В пропагандистских сочинениях, как, например, в поддельном «Дневнике Лэй Фэна», громких лозунгах и пламенных речах культ «вождя» форсировался до абсурда. Толпы молодых людей доводят себя до истерии, выкрикивая здравицы «красному солнцу наших сердец» — «мудрейшему председателю Мао».

Мао Цзэдун становится фигурой, на которой в Китае сосредотачивается практически всё.

Монумент с обращением Мао к уханьцам (в честь их победы над наводнением 1954 г.) и его стихотворением «Плавание»

В годы культурной революции хунвэйбины избивали велосипедистов, осмелившихся появиться без изображения Мао Цзэдуна; пассажиры автобусов и поездов должны были хором повторять выдержки из сборника изречений (цитатника) Мао; классические и современные произведения уничтожались; книги сжигались, чтобы китайцы могли читать только одного автора — «великого кормчего» Мао Цзэдуна, издававшегося в десятках миллионов экземпляров. О насаждении культа личности свидетельствует следующий факт. Хунвейбины в своём манифесте писали:

После разгрома «Банды четырёх» ажиотаж вокруг Мао значительно утихает.

Он до сих пор является «галеонной фигурой» китайского коммунизма, его до сих пор чествуют, в городах всё ещё стоят памятники Мао, его изображение украшает китайские банкноты, значки и наклейки.

Однако нынешний культ Мао среди рядовых граждан, особенно молодёжи, следует скорее отнести к проявлениям современной поп-культуры, а не сознательному преклонению перед мышлением и деяниями этого человека.

Источник: http://studychinese.ru/articles/12/135/

Личная жизнь Мао Цзэдуна в мемуарах его дочери

« –З наешь, кто это? — показал Коля на портрет Мао.

— Знаю: вождь компартии Китая.

— Правильно, он — вождь компартии Китая. А знаешь ли ты, что он ещё и наш папа?

— Ты с ума сошёл, что ты говоришь?! — возмутилась Цзяоцзяо.

— Хорошо, хорошо, не будем говорить об этом…»

Диалог этот случился в 1946 году в России в Ивановском интернациональном детдоме. А год спустя, уже в Китае, девочка Цзяоцзяо пишет письмо: «Председатель Мао! Все говорят, что Вы — мой отец, что я Ваша родная дочь. Но в Советском Союзе я не видела Вас и не знаю, правда ли это.

Вы на самом деле мой родной папа, я на самом деле Ваша родная дочь?»

Письмо пришло в деревушку Сибайпо, где тогда помещался аппарат ЦК КПК. Текст перевели на китайский, вручили вождю — и полетела телеграмма:

«Ты — моя родная дочь, я — твой родной отец. Хочу, чтобы ты как можно быстрее ко мне приехала. Мао Цзэдун».

Однако быстрее чем за два года добить Чан Кайши не удалось. Лишь когда фронт откатился далеко на юг, Мао увидел наконец Цзяоцзяо и Колю — своих новообретённых родных детей, с коими общался поначалу через переводчика, так как он не владел русским, а они — китайским.

Это необычное воссоединение необычной семьи описано в книге Ли Минь (она же Цзяоцзяо), с которой я познакомился, работая в Китае. О его политических деяниях она судит понаслышке, зато приоткрывает подробности личной жизни.

Право на любовь

Если не считать брак с крестьянской девушкой (старшей по возрасту), в юности навязанный родителями — в трактовке Ли Минь фиктивный, — Мао женился трижды, дав жизнь пятерым сыновьям и пяти дочерям, из коих лишь трое дожили до наших дней — от каждой жены по одному: Мао Аньцин (упомянутый Коля), Ли Минь и Ли На.

Жёны китайского «кормчего» были — каждая по-своему — женщины незаурядные. А история каждого из трёх браков подтверждает слова Ли Минь: «Отец был великим революционером и великим политиком. Но, в конце концов, он был человеком из плоти и крови — человеком, которому нужны были любовь и внимание, нужна была семейная жизнь. Никому не дозволено отнимать у революционеров право на любовь!»

Первой его женой была Ян Кайхуэй. Дочь педагога (у которого учился Мао), она и собой была хороша, и образованна, и талантами не обделена, и преданна беззаветно (и мужу, и революции). В парткоме КПК провинции Хунань Ян отвечала за секретные документы и партийные связи, что не помешало ей родить троих сыновей. Но как досаждали частые разлуки!

Машу рукой на прощанье,

С печалью обращаю взор назад,

И горькие слова опять звучат в душе.

Тоска в твоих глазах, в дуге бровей застыла,

Дождинки слёз вот-вот прольются.

И море облаков несётся надо мной.

О небо! Что тебе известно?

Везде в мире так близки — она и я,

И нет других на свете.

Так откликнулся Мао, скрывавшийся от полиции, на первую разлуку с женой. А вот стихи жены, сложенные в разлуке, что стала последней (октябрь 1928-го):

В пасмурном небе дует холодный ветер,

Мороз до костей проникает.

Далеко от меня мой любимый,

Преграды нас разделяют.

Как ты — зажили ли ноги?

Сшил ли одежду на зиму?

Кто твой сон бережёт,

Кто печаль разделяет?

Письма к тебе не ходят,

Мне никто не носит.

Жаль, у меня нет крыльев.

Полетела б к тебе, любимый.

Но сердцем Мао уже владела другая… Шёл 1927 год, на юге Китая вспыхнуло «восстание осеннего урожая». После его разгрома Мао перебрался с остатками бойцов на партизанскую базу в горах Цзинганшань. Когда знакомился с тамошними активистами, ему, по словам Ли Минь, представили миловидную девушку: мол, кадровый работник одного из здешних уездов.

— А я думал, это чья-то жена, — сказал Мао. — Замечательно! Теперь будем воевать вместе!

Свадьбу с Хэ Цзычжэнь они сыграли в мае 1928 года.

Значит, когда Ян Кайхуэй слагала своё поэтичное послание мужу, тот уже полгода как «воевал вместе» с новой, 19-летнсй женой (восемь лет назад, когда Ян Кайхуэй выходила за него, ей тоже было 19).

Мао же теперь пошёл 35-й год, революционная карьера быстро продвигалась — он некоторое время даже возглавлял правительство Центрального Советского района Китая!

До образования КНР оставалось полтора десятилетия, но и тогда главным в жизни Мао было противоборство с Чан Кайши, шедшее поначалу с преимуществом последнего.

Ценой тяжких потерь китайская Красная армия отразила за пять лет пять масштабных карательных походов, пока, наконец, не предприняла свой собственный «Великий поход» — масштабную передислокацию за тысячи километров на север, в ходе которо Мао вышел на ведущее место в партии.

Молодая жена и секретарём ему была, и быт обеспечивала, и в боях сражалась(в одном из них получила 17 осколочных ранений!). Да ещё частые роды! В 1929 году родила первенца — девочку, следы которой, пишет Ли Минь, затерялись.

Такая же судьба постигла второго ребёнка, оставленного во время Великого похода родственникам. Ещё двое умерли после рождения. Цзяоцзяо (явившаяся на свет по завершении Великого похода) — единственная из пятерых, кого удалось сберечь благодаря тому, что отец переправил кроху в СССР.

Там уже находилась на лечении и её мать. Впрочем, вторая семья Мао к тому моменту фактически распалась.

Судьба первой семьи оказалась драматичней. В 1930 году чанкайшисты напали на след Ян Кайхуэй. «В тюрьме, — пишет Ли Минь, — её принуждали отказаться от моего отца, но она резко отвергла такое предложение». Ян казнили, сыновья стали бродяжничать.

Младший пропал, а двух старших подпольщики спрятали и тайком переправили в СССР. Таким образом, в Ивановском детдоме проживало трое детей Мао Цзэдуна от двух жен.

Тем временем в Яньани (столице Особого административного района, образованного после Великого похода) созрел роман Мао с третьей, наиболее знаменитой из его жён — киноактрисой Цзян Цин.

«Не пугайте моим именем людей»

Вскоре после возвращения из СССР, когда Цзяоцзяо пришлось поступать в китайскую среднюю школу, отец сообщил, что придумал для неё новые имя и фамилию. На вопрос «зачем?» поведал, что некогда «Ли» был его любимый псевдоним. Но подлинную причину раскрывают содержащиеся в книге факты: Мао не хотел, чтобы дети использовали родство к собственной выгоде.

Когда Ли На, сводная сестра Ли Минь (дочь Мао и Цзян Цин, родившаяся в 1940году), попала в больницу, отец велел записать её там под именем Шэнь Цзюань, а ей наказал, чтобы выдавала себя за дочь его охранника Шэня.

При поступлении Ли Минь на работу отец строго предупредил: «Не говори, что ты дочь Мао Цзэдуна». Мао запрещал домочадцам пользоваться услугами персонала своей резиденции в Чжуннаньхае (повара, парикмахера и пр.).

В книге цитируется его наказ: «Не опирайтесь на меня, Мао Цзэдуна, — нужно опираться на собственные усилия, самим всего добиваться. Не пугайте моим именем людей».

Историки, публицисты любят сравнивать Мао и Сталина. Да, формальное сходство налицо: оба возглавляли главные коммунистические державы мира, оба были подозрительны…

В книге Ли Минь обнаруживаются и иные черты сходства: Мао, как и Сталин, оказывается, был неприхотлив в быту, трудился по ночам.

Наконец, был категорически против каких-либо льгот для своих детей, против тенденции пестовать детей как «наследных принцев».

Один из самых драматичных эпизодов книги — рассказ о гибели Серёжи (Мао Аньина, старшего сына Мао Цзэдуна). 25 ноября 1950 года американский самолёт сбросил напалмовые бомбы на штабное помещение, где в тот момент находился Сергей, переводчик генерала Пэн Дэхуая, командовавшего частями китайских народных добровольцев.

«В новом помещении Генерального штаба китайских народных добровольцев стояла тишина, полная скорби и гнева, — пишет Ли Минь. — От такой тишины перехватывало дыхание, застывала кровь в жилах. Пэн Дэхуай, навалясь на небольшой квадратный стол, составлял телеграмму: «Сегодня во время вражеского налёта на штаб китайских народных добровольцев погиб товарищ Мао Аньин».

— Председатель, я не уберёг Аньина, это моя вина. Прошу наказать меня, — сказал Пэн Дэхуай по прибытии в Пекин. Последовавший ответ Мао сопоставим с реакцией Сталина на предложение обменять его пленённого сына Якова на Паулюса: мол, он «лейтенантов на фельдмаршалов не меняет».

— Погиб простой боец, — заявил Мао, — и не надо делать из этого особое событие только потому, что это — мой сын. Неужели оттого, что он — мой сын, сын Председателя партии, он не может погибнуть во имя общего дела народов Китая и Кореи!

Какая же это логика?

Приведены в книге и такие слова Мао: «Шестеро моих родных погибли. Кайхуэй была замечательным человеком, Аньин был замечательным сыном! Нелегко досталась нам победа революции».

Выправление «заморских» привычек

От «ивановцев» (китайцев — воспитанников Ивановского интердома) мне известно, что Серёжа — Аньин был общепризнанным лидером, так сказать, «звездой», возглавлял сводную комсомольскую организацию детского дома. Заботливо опекал младшего брата (Колю — Аньцина) и сводную сестрёнку Цзяоцзяо. Но именно с ним, с Сергеем, Мао был особенно строг.

Читайте также:  Джек грейзер - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Ли Минь приводит занятный рассказ брата. «Когда я только что приехал в Яньань, мне всё было непривычно: быт, общение с людьми, обстановка кругом казались такими чуждыми. В детстве я бродяжничал, привык к вольнице, потом в Советском Союзе воспринял многие русские привычки.

Отец однажды сказал: «Ты сейчас в Китае — в Яньани, а не в Советском Союзе. Ты должен следовать традиционным привычкам восточных людей».

Переодев сына в залатанный ватник, Мао сказал: «Раньше ты ел хлеб, пил молоко, а теперь ты — в Китае и нужно попробовать шаньбэйскую чумизу. Ты должен жить, питаться и трудиться вместе со всеми сельчанами. Начнёшь со вспашки земли и вернёшься после сбора урожая».

Когда Серёжа вернулся из деревни, на нём, повествует Ли Минь, была одежда из серого домотканого полотна, голова повязана полотенцем — загорелый дочерна, он теперь не отличался от крестьян Се — верной Шэньси. Мао был удовлетворён.

«Наш бледный толстячок, — констатировал он, — превратился в загорелого крепыша!» Но в том-то и дело, что его сын приехал из СССР отнюдь не белоручкой и не «толстячком».

Сама же Ли Минь жалуется на скудость интердомовского питания военных лет: «На завтрак давали полкусочка хлеба и тарелку каши; на обед и ужин — по кусочку хлеба и тарелке картошки.

Этого даже мне не хватало, не говоря уже о братьях».

Здесь будет уместно процитировать документ, вошедший в книгу, выпущенную несколько лет назад силами «ивановского землячества»: «Дорогой товарищ Сталин! Я — китайский юноша. В руководимой Вами Стране Советов проучился 5 лет.

СССР я люблю так же, как люблю Китай. Я не могу смотреть, как германские фашисты топчут Вашу страну. Я хочу мстить за миллионы убитых советских людей. Я полон решимости идти на фронт. Пожалуйста, поддержите мою просьбу».

Автор — Мао Аньин (Серёжа), дата — май 1942 года.

Ответа не получил, но приходит январь, и его приглашают в Московскую военно-политическую академию имени Ленина. Когда Мао Аньин её окончил, война уже была на излёте, но он всё же успел побывать на фронте. При возвращении в Китай Серёжа — Аньин хотел, видимо, щегольнуть советской военной формой перед отцом, Мао Цзэдун форму приказал снять.

Не советский ли мундир вызвал предубеждение Мао, стал первопричиной многих «домашних строгостей» вождя, его внутрисемейной кампании за выправление «заморских привычек» старшего сына? И его будущих кампаний с антисоветской начинкой («большого скачка» и «культурной революции»), военных столкновений на острове Даманский (Чжэньбаодао).

Эти предположения, конечно, из сферы психологии, но…

Тридцать лет одиночества

Ли Минь настойчиво повторяет, что Мао Цзэдун был добрый, заботливый отец, но он был одинокий. В резиденции Чжуннаньхай, что расположена в центре Пекина близ императорского дворца Гугун, она прожила вместе с ним до 1963 года — 14 лет, включая первые годы после замужества. Не с даты ли её вынужденного (под нажимом мачехи) отъезда началась фаза одиночества китайского вождя?

Судя по книге, его в те годы никто не любил (и не любит сегодня) столь беззаветно, как Цзяоцзяо — Ли Минь. В свою очередь, и Мао был к ней искренне привязан. С неё не требовалось выправлять «заморские привычки».

В отличие от безвременно погибшего Серёжи (человека умного и волевого), от Коли — Аньцина (живущего по сей день, но психически нездорового), Ли Минь была для Мао (пользуясь одним из им же придуманных терминов) «чистым листом бумаги».

Он помогал дочери осваивать китайский язык, приобщал к культурным ценностям Китая (хотя ей, похоже, по сей день чужды и пекинская опера, и классический китайский роман.

Кстати сказать, все китайские «ивановцы» до сих пор владеют русским лучше, чем китайским).

А между ней и Мао неизменно стояла Цзян Цин, которая в 1976-м, пользуясь своей тогдашней властью, даже препятствовала Ли Минь навещать умиравшего отца.

«Что касается личных чувств Цзян Цин и моего отца, то это всё отошло в прошлое и меня больше не волнует, что Цзян Цин была моей мачехой и что она плохо относилась ко мне. Для меня осталось важным только её отношение к отцу.

По идее, Цзян Цин должна была дать моему отцу счастье, по меньшей мере позаботиться о том, чтобы отец на старости лет не чувствовал себя одиноким. Но в реальной жизни получилось наоборот».

В другом месте Ли Минь пишет: «Трагедия заключалась ещё и в том, что Цзян Цин, всё время преследовавшая мою маму, сама не дала моему отцу счастья и, главное, что её амбиции принесли столько бед всей стране».

Ли Минь детально прослеживает перипетии политического самоутверждения Цзян Цин. В 1938 году, согласившись на брак Мао Цзэдуна с Цзян Цин, руководство КПК потребовало, чтобы последняя не вмешивалась в политическую работу супруга.

И полтора десятилетия их совместной жизни это условие соблюдалось: Цзян Цин занимала рядовую должность заместителя заведующего сектором литературы и искусства в Отделе пропаганды ЦК КПК. Первые (ещё робкие) попытки её вмешательства в партийно — политические дела относятся к середине 1950-х годов.

А в 1966-м её имя прогремело на весь мир: жена Мао стала запевалой «культурной революции», обернувшейся для страны экономическим хаосом, раздуванием антисоветизма (все «ивановцы» и все, кому довелось учиться в СССР, попали в «чёрные списки»).

Послесловие к мемуарам содержит такую констатацию: «В октябре 1976 года была разгромлена «банда четырёх».

Цзян Цин начала отбывать срок в тюрьме, своей свободой поплатившись за те десять лет смуты, которые она принесла Китаю и всему народу.

Свет победил тьму, и тюрьма явилась для неё наилучшим местом пребывания. Не одна я такого мнения о ней, и эти мысли родились не на по — чве личных обид…»

Остаётся добавить, что в июне 1991 года, в 78 лет, Цзян Цин окончила жизнь самоубийством.


Источник: http://dictatorband.ru/diktatory-proshlogo/mao-tsczedun/lichnaya-zhizn-mao-tsczeduna-v-memuarah-ego-docheri.html

Мао Цзэдун

(1893-1976) китайский политический и государственный лидер

Распространение идей коммунизма на Востоке неразрывно связано с именем Мао Цзэдуна. Он также принимал активное участие в национальном движении Китая, которое привело к образованию Китайской Народной Республики в 1949 году.

Мао Цзэдун родился 26 декабря 1893 года в деревне Шаошань провинции Хунань. Его отец был зажиточным крестьянином и смог дать сыну неплохое образование. Сначала Мао учился в сельской школе, а затем в средней школе города Чанша. Ему исполнилось 18 лет, когда началась революция.

Тогда же Мао впервые познакомился с западными политическими течениями: анархизмом, социализмом, марксизмом.

Заинтересовавшись политикой, Мао включился в национальное движение и стал членом организации «Новый народ». В 1918 году он закончил учительскую семинарию и уехал в Пекин, где устроился на работу в библиотеку Пекинского университета и увлекся партийной работой.

Мао был в числе делегатов учредительного съезда Коммунистической партии Китая (КПК), после которого уехал в родную провинцию, где создал партийную ячейку. Вскоре он приобрел известность как хороший оратор, умный политик, неплохой организатор.

Через некоторое время разрозненные политические силы Китая объединились.

Лидер китайских националистов Сунь Ятсен установил дружеские отношения с СССР и создал националистический блок — гоминьдан, в который вошла и Коммунистическая партия Китая. Мао предложили ответственные посты в руководстве нового политического движения.

Он руководил отделом пропаганды и даже некоторое время возглавлял институт крестьянского движения. В это же время появляются его первые печатные работы. Они стали началом учения Мао, которое потом распространилось по всему Китаю.

Он не столько объяснял марксизм, сколько перекраивал его, стараясь приспособить его положения к образу мысли простого китайца. В его учении можно найти смесь положений, взятых из анархизма, социализма и китайской философии.

Незамысловатый язык и наглядная логика его рассуждений были понятны и привлекали в ряды коммунистов новых и новых людей.

После того как Чан Кайши и силы гоминьдана начали преследование коммунистов, Мао вместе с другими своими соратниками поднял против них восстание. Это было в 1927 году. Тогда же он стал одним из организаторов китайской Красной армии.

Его сторонники ушли в горы Цзиганшань, где к началу 30-х годов образовался «красный пояс» — территория, контролируемая коммунистами. Оттуда в октябре 1934 года Мао начал «великий поход» против гоминьдановских войск, который стал важным этапом в его продвижении к вершинам власти.

В январе 1935 года Мао впервые выступил с платформой «китаизированного марксизма», позже получившего название маоизм. С этого времени его авторитет в КПК становится непререкаемым. Однако в 1937 году в Китай вторглись японцы, и КПК снова объединилась с гоминьданом. В то время их объединяла общая цель — организация партизанской борьбы.

Тем не менее Мао провозглашает лозунг — «Десять процентов сил на борьбу с Японией, остальное — против гоминьдана».

В 1939 году он становится председателем Центрального Комитета Коммунистической партии Китая. Он продолжает объединение сторонников партии. Но решительная схватка с гоминьданом произошла только после окончания Второй мировой войны, когда СССР помог Мао вооружением.

В 1949 году Народно-освободительная армия захватила Пекин, а Мао стал руководителем Китайской Народной Республики, где проживала четвертая часть населения земного шара.

Авторитет Мао был настолько велик, что по его призыву крестьяне сбросили своих землевладельцев и организовали коллективные хозяйства.

В первые послевоенные годы Мао много сделал для восстановления разрушенного войной хозяйства. Он даже заявил, что Китай должен стать одним из первых государств «новой демократии», где будут сотрудничать крестьяне, интеллигенция и предприниматели. Однако вскоре обнаружилось, что у Мао совсем другие планы.

В 1957 году он объявил о начале строительства социализма. Это означало господство коммунистических идей, национализацию частной собственности, организацию колхозов.

Понятно, что без помощи Советского Союза Мао обойтись не мог, поскольку у Китая не было ни сил, ни средств, ни специалистов для переустройства страны.

И в отношении Советского Союза у Мао были свои планы. Он решил обогнать его в строительстве коммунизма. Летом 1958 года было объявлено о начале «большого скачка» к социализму под лозунгом «Три года упорного труда — десять тысяч лет счастья!».

Вскоре стало ясно, что эта политика потерпела крах. В 1959—1961 годах страна голодала, и нужно было снова восстанавливать экономику.

В 1959 году Мао Цзэдун вышел в отставку с поста руководителя республики, но остался главой КПК. В стране стали распространяться слухи о том, что «великий кормчий» болен и вскоре отойдет от дел.

Но это был лишь тактический ход. На самом деле Мао Цзэдун готовился свести счеты со своими соперниками, с теми, кто надеялся отнять у него власть. В 1966 году было объявлено о начале так называемой «культурной революции».

Был провозглашен лозунг «Огонь по штабам!», означавший разгром руководящих органов партии и государства. Неугодные Мао люди подвергались избиениям, арестам и издевательствам. Одновременно началась борьба против интеллигенции, которую стали «перевоспитывать» физическим трудом.

Опорой Мао стали отряды хунвэйбинов (красных охранников) и цзаофаней (бунтовщиков).

Именно они и раздули небывалый культ Мао Цзэдуна. Каждый китаец имел при себе книжечку с его изречениями. В каждом доме были обязаны вывесить его портрет. Власть, которой располагал Мао в 1966—1976 годах, можно было сравнить с властью китайских императоров. Это проявилось и в области внешней политики.

Мао захотел сделать Китай центром мировой революции, а себя — главной фигурой современности. Китай стал предъявлять территориальные претензии соседним странам — Вьетнаму, СССР, Индии, Монголии. В первой половине 60-х годов практически прекратилась торговля с СССР, оттуда были отозваны китайские студенты, а из КНР — советские специалисты.

Дело дошло и до пограничных конфликтов.

В конце жизни престарелый «великий кормчий» даже заявил, что угроза Китаю со стороны СССР более значительна, чем со стороны США. Поэтому в последние годы его жизни и началось сближение с Западом.

Умер 83-летний Мао Цзэдун 9 сентября 1976 года, находясь на вершине власти. Он считал, что всю жизнь боролся за счастье народа, а оставил после себя отсталый и голодный Китай. Время его правления было трагическим периодом китайской истории. Это вынуждено было признать и новое коммунистическое руководство страны, которое пришло ему на смену.

Источник: http://biografiivsem.ru/mao-czedun

Ссылка на основную публикацию