Нестор махно – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Дочь Нестора Махно рассказывала, что под взглядом отца ключевая вода могла… закипеть

78 лет назад на парижском кладбище Пер-Лашез был похоронен украинский лихой атаман, с именем которого связано немало легенд и даже мифов

Жизнь и смерть знаменитого батьки Махно обросли легендами и до сих пор не утратили интереса для политиков, историков и любителей приключений во всем мире.

Вошедший в историю как полководец времен Гражданской войны, один из идеологов анархизма и символ народного свободолюбия, Нестор Иванович оказался в списке знаковых фигур ХХ века.

В народной же памяти жизнь Махно воплотилась в целый цикл мистических историй, в которых не всегда можно отличить правду от вымысла.

Когда Нестора крестили, на священнике вспыхнула ряса

Интересные воспоминания о роли сверхъестественного в жизни Махно сохранились благодаря интервью, данному в Чимкенте в начале 1960-х годов дочерью Нестора Ивановича корреспонденту газеты «Гудок» (как известно, единственную выжившую на время публикации дочь Нестора Махно звали Елена, автор же называет ее почему-то М. Махно). По ее словам, мистика прочно вошла в жизнь атамана практически с самого его рождения.

«При крещении отца в нашем родовом селе Гуляйполе на священнике вспыхнула ряса, — вспоминала М. Махно. — Горела она огнем бездымным, бледно-розовым, безвредным.

Батюшка без промедления предрек: «Сие дитятко, возмужав, по земле огнем пройдет». Так и сталось во всех смыслах.

Отец мог по горящим углям босыми ногами ходить, а если хотел кого наказать, наглухо запирал двери, окна и спускал на виновного свору огненных шаров, которые жгли, оставляя кровавые язвы».

По свидетельствам очевидцев крещения Нестора, священник был более резок в своих прогнозах, заявив, что «крестил разбойника, каких свет не видывал».

Современники Махно вспоминали, что батька обладал наводящим ужас взглядом исподлобья, который заставлял дрожать даже ближайших его сподвижников, имевших на совести немало загубленных жизней.

Говорили, что атаман мог ввести своих бойцов в состояние эйфории, схожей с сильным алкогольным опьянением, а из пленных вытянуть любую тайну.

Его побаивались и самые отпетые головорезы, хотя Махно был низкорослым, далеко не атлетически сложенным, да еще и инвалидом: у него было удалено одно легкое. На память о царских тюрьмах Нестору «достался» неизлечимый туберкулез.

*Махно (в центре) побаивались даже самые отпетые головорезы, хотя батька был низкорослым, щупленьким, да еще и инвалидом

Но несмотря на постоянное пьянство и плохое питание, Махно все же удавалось поддерживать хорошую физическую форму. Иначе он не смог бы так долго вести борьбу против численно превосходящих сил противника. Говорят, раны заживали на нем, как на собаке. Вероятнее всего, Махно обладал уникальными парапсихологическими способностями. Именно этим современники объясняют его умение влиять на людей.

Временами соратники начинали подозревать, что их батька «с нечистью водится»

Не лишенный артистических способностей, Нестор Махно мог искусно менять свой облик.

В зависимости от ситуации он перевоплощался то в гетманского жандарма или белогвардейца, то в базарную торговку, то в барыню… Однажды даже побывал в роли невесты на сельской свадьбе.

Слухи о подобных «выступлениях» Нестора Ивановича породили мнение, что батька умеет становиться невидимым, быть в нескольких местах одновременно и даже обращаться в волка.

Дочь Махно вспоминала эпизод, когда повстанцы приняли отца за домового: «Намаявшись в походе, вернулись в Гуляйполе, затопили баню, принеся туда икону. Отец крикнул в ярости: «В нечистом месте не вешают образов и в нательном кресте не ходят!» — и сразу лишился чувств.

А после этого проспал двое суток. Как проснулся, товарищи за горло взяли: «К погибели нас ведешь, расставаться надобно». Он им в ответ: «Не чудесами вас собрал — правдой крестьянской, с правдой не только уцелеем — победим».

Товарищи не унимались: «Ты, Нестор Иванович, с нечистью водишься. Пока спал, в бане да в избе домового видели. И тебя видели, как ты с ним ходил. Отец отшутился: «Самогон для вас крепок оказался».

А потом, посуровев, всех в амбар пустой зазвал и показал умения свои, после чего православные убедились: Бог на стороне командира».

«Отец, положив шашку на кусок белого полотна, долго смотрел на нее, пока клинок не разорвало, как бумажный, — рассказывала журналистам дочь Махно. — Затем в пустую бутыль поместил свои серебряные часы. И эта, и другая пустая бутыль были заткнуты пробками, опечатанными свечным воском.

На глазах у всех каким-то образом часы переместились из одной закупоренной бутыли в другую, отстав по времени на десять минут. Так же мгновенно он обратил китайскую фарфоровую чашку в малахитовую.

Не говорю о серебре — подносы, вилки, ножи, ложки, тарелки Нестор Иванович, не прикасаясь к ним, гнул, плющил, сворачивал в кольца. Ключевая вода в чугунке под взглядом его делалась крутым кипятком.

Одеколон из одного надежно закрытого флакона перетекал в другой, пустой, и тот исчезал, чтобы быть найденным в чьем-то кармане. Свой небольшой отряд отец вывел из окружения, настлав наволок на глаза красноармейцев. То же он проделал, переходя границу под пулеметным огнем».

Ну чем не аналогия с легендарными запорожскими казаками-характерниками, которым народная молва приписывала многие похожие умения? Свои необычайные таланты Нестор Махно использовал для сбора информации или спасения своих людей из очередной западни. В том же интервью газете «Гудок» М. Махно рассказывала о таком случае:

«Летом 1920 года красные под селом Броды окружили отряд отца в лесу, полном сушняка, который и запалили, чтобы всех выкурить. Отец же, оставаясь невозмутимым, сказал: «Промыслом Божиим все устраивается на пользу каждого».

Отомкнул стальной ящик, который всегда с собой возил, и вытащил оттуда алого цвета дугу от конской упряжи с выбитыми на ней золотом словами: «Родина — это человечество». Зароптали бойцы — мол, вместо того чтобы на волю пробиваться, чудит батька.

А отец, оборотившись лицом к горящему лесу, поднял над собой дугу и шагнул в адское пламя, в котором тут же образовался чистый холодный коридор. Все сквозь него невредимыми и прошли. Только мокрым снегом их облепило — в жару-то…».

В другой раз, попав в окружение большевиков, неуловимый анархист поднял вверх красное знамя и, громко запев «Интернационал», двинулся прямо на красных. Те, приняв махновцев за своих, подхватили песню. Пока разбирались что к чему, батьки уже и след простыл.

Всего за период с 1918-го по 1921 год Нестору Махно удавалось выводить своих бойцов из окружения более двухсот раз. Уникальный случай в мировой военной истории. И это в условиях тотальной осады.

В разные годы действия против «махновских бандформирований» курировали такие боевые командиры, как Фрунзе, Пархоменко, Буденный. Командующий Первой конной армией, кстати, не зря охарактеризовал батьку как «лихого рубаку с дыркой в голове».

А чекисты Дзержинского подготовили семь покушений на неугомонного анархиста, однако все они закончились неудачей.

В течение гражданской войны махно получил двенадцать ранений

Вот как объясняла дочь способность Нестора Ивановича выходить из самых трудных ситуаций: «У отца был оберег в форме распятия, становившийся черным и липким, как смола, накануне опасности и обретающий первозданный вид, как только принималось правильное решение, позволяющее избежать беды».

Среди махновцев ходили разговоры о неуязвимости их вождя для клинков и пуль. Ведь не зря он никогда в бою не прятался за спинами своих бойцов, атакуя в первых рядах. За годы войны под ним было убито немало лошадей, самого же Махно пули почти никогда не задевали. Существует несколько легенд о причинах такого везения.

Заместитель директора Днепропетровского национального музея имени Дмитрия Яворницкого Валентина Бекетова рассказала «ФАКТАМ» такую историю.

В декабре 1919 года махновцы, захватив город Екатеринослав (нынешний Днепропетровск), напали на местный исторический музей, смотрителем которого был известный украинский ученый Дмитрий Яворницкий, всю свою жизнь посвятивший изучению истории украинского казачества.

У историка хранилась бутылка водки, найденная им во время раскопок одной из казачьих могил: видимо, запорожцы «дали в дорогу» своему убитому побратиму гостинец — «опохмелиться». За сотни лет водка загустела, как мед. Считалось, что человек, вкусивший ее, обретает защиту от пули и сабли. Услыхав о свойствах этого чудо-напитка, Махно тотчас реквизировал его.

Кроме того, есть легенда, согласно которой Махно имел способность уплотнять свое биополе. Используя это умение, атаман менял траекторию пули, не давая ей достичь цели. Находясь в состоянии предельного эмоционального напряжения, Нестор Иванович подсознательно концентрировался, заставляя свой организм бороться за выживание и создавать перед собой невидимую энергетическую преграду.

И все же известному анархисту не всегда удавалось оставаться невредимым. За годы войны он был ранен 12 раз. Однако Махно умел быстро восстанавливать силы и уже спустя сутки после ранения опять уверенно держаться в седле.

А 22 августа 1921 года, в одном из последних его сражений, пуля попала Нестору Ивановичу чуть ниже затылка и вышла из правой щеки. Коммунистическая пресса тут же, уже в пятый раз, поспешила заявить о гибели одиозного командира.

Но Фрунзе, не веря такой удаче, распорядился тщательно проверить полученную информацию. И не зря осторожничал — Махно и на сей раз выжил.

Правда, после этого батька со сподвижниками пересек советскую границу и укрылся в Румынии, оставив на родине всю свою казну, слухи о судьбе которой до сих пор будоражат умы кладоискателей. Сам же атаман, которого не взяли ни пуля, ни клинок, умер в Париже в 1934 году от туберкулеза в глубокой нищете.

*Будучи во время Гражданской войны раненным 12 раз, Нестор Махно умер не от пуль, а от туберкулеза (на снимке — с дочерью Еленой в Париже, 1928 год)

Источник: https://fakty.ua/151162-doch-nestora-mahno-rasskazyvala-chto-pod-vzglyadom-otca-klyuchevaya-voda-mogla-zakipet

Вдова внучатого племянника Махно: Первую жену Нестор бросил ради революции, а вторую – переименовал

29 октября (по новому стилю 7 ноября) 1889 года в Гуляйполе родился известный революционер. На его родине до сих пор стоит хата, где размещался штаб анархистов. Сейчас в ней живет 70-летняя Любовь Плясовица – дальняя родственница батьки.

Любовь Федоровна была замужем за Виктором Яланским – внуком старшего брата Махно – Карпа. Все его пятеро братьев были с ним заодно и по очереди погибли за общую идею, но именно Карпу Нестор больше всех доверял и считал правой рукой. 

– Это хата Карпа, потом здесь жила его дочь Акулина, а после нее мой Виктор – ее сын с семьей. С первой женой он развелся, после встретил меня. Мы с 1986 года жили вместе, а в 2003-м я овдовела, – говорит Любовь Федоровна. – Всю жизнь Виктор занимался поисками людей, которые были связаны с его знаменитым родственником. Вот и я теперь много знаю о Махно.  

Но особенно пенсионерку впечатлили рассказы мужа о личной жизни батьки.

Продолжение – 

на > странице 12.

НАСТЯ-КРАСАВИЦА И ГАЛИНА-УМНИЦА 

В 1970-х Яланский узнал, что в соседнем городке Пологи живет первая жена Нестора – Настя Кузьминична.  

– В молодости Настя была первой красавицей на селе. Нестор Иванович, как только увидел ее, сразу влюбился, – вспоминает пенсионерка. – Но прожили они совсем недолго – около года. За это время у них даже родился сыночек, только прожил малыш всего два дня. Да и Махно так и не увидел своего первенца: революция для него была важнее всего. Ради этого он и молодую жену бросил. 

Настя Кузьминична до 48 лет жила одна в родительском доме, а после встретила вдовца с тремя детками и переехала к нему в Пологи. Своих женщина так и не родила.  

А вот Нестор недолго горевал о своей Насте и уже через несколько лет влюбился в Галину Кузьменко – учительницу украинского и русского языков из женской гимназии. Она тоже была хороша собой, к тому же образованна, что Нестору чрезвычайно льстило. Ведь к тому моменту он успел отсидеть в тюрьме, где много читал. Особенно его увлекали история, география и математика. 

– Виктор и Галину нашел – в далеком Казахстане, – продолжает Любовь Федоровна. –  Где-то узнал, что она с дочерью живет в Джамбуле, и отправил письмо.  

Долгожданный ответ пришел ровно через месяц: “…несмотря на то что больше 50 лет прошло с того момента, как я оставила Гуляйполе и не знала о вашем существовании, мне было очень радостно и приятно узнать, что есть в этом мире у меня дорогие родственники…”. После было еще множество писем, а потом Галина Андреевна пригласила Виктора в гости. Встреча состоялась в январе 1973 года. 

Источник: https://kp.ua/life/363429-vdova-vnuchatoho-plemiannyka-makhno-pervuui-zhenu-nestor-brosyl-rady-revoluitsyy-a-vtoruui-pereymenoval

Жизнь и смерть Нестора Ивановича Махно. Биография «Батьки» украинских анархистов периода Гражданской войны

Известный военный и политический деятель Украины, руководитель и организатор движения повстанцев-анархистов (в период гражданской войны) Нестор Иванович Махно родился в запорожском селе Гуляйполе (тогда – Екатеринославская губерния) ровно 125 лет назад – 7 ноября 1888 года.

По своему происхождению будущий «Батька» был простым крестьянином. И отец и мать были простыми сельскими обывателями, воспитателями пятерых сыновей. Нестор, самый младший, вырос без отца: окончил два класса местного начального училища, работал с малых лет наёмным работником у зажиточных селян и помещиков, а также по полной впахивал в малярной мастерской, на литейном заводе, в лавке у купца…

***

С осени 1906 года Нестор Махно – член «Союза вольных хлеборобов» (также известном как «Группа крестьянских анархо-коммунистов»), в составе которого начинает участвовать в так называемых «экспроприациях» богачей и терактах. Арестован впервые в том же году (быстро был освобождён, так как была нетяжёлая статья – незаконное хранение оружия).

Второй арест привёл его к году заключения в уездной тюрьме Александрова (покушение на жизнь двух стражников)

За убийство одного из чиновников был арестован в августе 1908 года. Через 2 года приговорён к повешению, но чуть позже смертная казнь была заменена на вечную каторгу – сначала в московской Бутырке.

Специфическое «образование» Махно там и началось, так как в тюрьме была очень богатая библиотека, а в камерах сидели многие известные в те годы анархисты и прочие политические активисты всех мастей, например, Пётр Аршинов (позже ставший ключевой фигурой в «махновщине») –

Нестор Махно изучил в заключении литературу, математику, историю. Активно принимал участие в организации протестов в тюрьме, из-за чего несколько раз попадал в карцер (что и стало причиной его тяжёлой «чахотки»).

***

Досрочно выпущенный из тюрьмы (после «февраля» 1917 года) Махно возвращается в родное Гуляйполе, где сразу «идёт в политику» — избирается замом земского председателя.

Весной 1917 года Нестор Иванович, для ведения успешных «экспропиационных работ», сформировал «Чёрную гвардию» — отряд, занимавшийся расстрелом офицеров, промышленников, помещиков, нападавший на поезда и т.п.

Весной 1917 года Махно выступает за максимально быстрые и радикальные перемены, без всяких Учредительных собраний и «министров-капиталистов». Летом того же года Нестор Иванович устанавливает в родном селе т.н. «рабочий контроль», разгоняет старое земство, организует новые выборы, становится комиссаров Гуляйпольского района.

По сути дела, на подведомственной Махно территории была установлена жёсткая «личная диктатура»: создан комитет батраков (занятый борьбой с помещиками), Нестор стал делегатом екатеринославского съезда Крестьянского Союза.

Во всём районе была разоружена буржуазия и помещики (комитетом по «спасению революции»), у помещиков и церкви была отобрана земля, организована «сельскохозяйственная коммуна по усадьбам…»

***

После сентября 1917 года Нестор Иванович начинает выражать явное недовольство постоянными и несправедливыми арестами эсеров и меньшевиков – выносит даже предложение освободить арестованных путём взрыва городской тюрьмы!

К выборам в Учредительное собрание отнёсся также отрицательно, обозвав этот процесс карточной игрой:

Весной 1918 года воевал против войск Кайзера, захвативших Екатеринослав.

Отряд махновцев прославился своими страшными и быстрыми налётами (иногда в форме частей гетмана), а также мгновенным исчезновением.

Начальник штаба Белаш вспоминал о том, как Нестор Иванович стал их лидером:

Встречался в Москве с лидерами анархистского движения Турчаниновым (Чёрным), Кропоткиным, Гроссманом, Боровым, Аршиновым, а также с первыми лицами молодого советского государства: Зиновьевым, Троцким, Свердловым и Лениным (вождь особо интересовался как на вверенной Махно территории воспринимают такой популярный лозунг как «Вся власть Советам!»).

В 1918 году воевал с Петлюрой. Осенью того же года организовал «Революционный Штаб» в Гуляйполе.

В 1919 году боролся с продразверсткой, столь активно проводимой большевиками в те дни.

В конце того же года он заявил следующее:

***

Зимой 1919 года было заключено соглашение между командованием Красной Армии и отрядами махновцев, согласно которому 50-тысячная армия Нестора Ивановича вошла в состав одной из дивизий Украинского фронта. Сам Махно становился командиром бригады и сражался в основном с войсками Деникина на линии Мариуполь – Волноваха, за что весной 1919 года был награждён орденом Красного Знамени.

В апреле 1919 года, став почётным председателем Гуляйпольского района, заявил, что Партия большевиков изменила своим первоначальным принципам («октябрьским принципам»), а также оградила себя «чрезвычайками».

Махно (вместе с Мавродой, Коганом и Шусем) приняли решение поддержать резолюцию о национализации земли (т.н. «земельному вопросу»). Помимо этого они выразили протест против большей части политики большевиков и ЧК.

Махновцы выступали за свободу всех уровней выборов, неприкосновенность личности, свободу собраний, печати и слова (правда только для всех ЛЕВЫХ групп и партий), изменение продовольственной политики, а также «социализацию» земли.

Окончательный разрыв с краснопёрыми начался летом 1919 года. Махно не получил от РККА снаряжения и боеприпасов. Белогвардейцам удалось занять Донбасс, прорвав фронт, за что Троцкий объявил Нестора «вне закона».

В июне 1919 году Махно даже отправил телеграммы Ленину, Раковскому, Ворошилову, Троцкому, Зиновьеву и Каменеву, в которых сообщал, что «революционному делу предан, но с Красной армией отношения разрывает из-за постоянных нападок со стороны прессы и центральной власти большевиков-коммунистов…»

В июле того же года Махно становится во главе Военного Совета РПАУ (повстанческой армии Украины).

Некоторое время на «Вольной территории» даже ходила своя валюта –

В период ожесточённых боёв с войсками Деникина Нестор Иванович без сомнений призывал всех повстанцев заключать временные союзы с красными, так как (по словам самого лидера борцунов «со всеми против всех»):

Своими действиями Махно безусловно очень помог красным остановить войска Деникина в продвижении к Москве, чем существенно повлиял на ход всей войны…

***

После того, как в концу 1919 года Деникин был окончательно разбит. у большевиков исчезла всяческая необходимость в помощи со стороны махновцев. С января 1920 года за ними была начата настоящая охота, которая, впрочем была временно прекращена на период борьбы с Врангелем.

Во время «ликвидации партизанщины» группы махновцев с переменным успехом уходили от преследователей по всей Украине (в некоторой степени это стало возможным из-за того, что многие соединения красногвардейцев в прошлые годы воевали бок о бок с махновцами, поэтому и вылавливали их теперь «нехотя»).

***

В августе 1921 года остатки повстанческой армии были прижаты к румынской границы, которую были вынуждены перейти. Отряд состоял к тому времени из менее чем 80 бойцов. Сам батка имел многочисленные ранения (перебитая нога, контузия, раны от 12 пуль).

В апреле следующего года Махно попадает в польский лагерь для интернированных лиц.

В апреле 1925 года не без приключений ему удаётся добраться до Парижа где ему помогают местные анархистские организации.

В конце своей короткой, но максимально активной и насыщенной событиями жизни Махно участвовал в деятельности различных анархических ячеек в странах Европы, печатается в парижском журнале «Дело труда», боролся с клеветой в свой адрес и в сторону своей организации (особенно по части вменяемых ему еврейских погромов – по этому вопросу Махно был полностью оправдан).

Таким образом, в отличие от многих других вынужденных политэмигрантов, жизнь Нестора Ивановича не была бессмысленна. Даже тяжело больной (старые боевые раны, чахотка) он помогал своим товарищам чем мог – в основном опытом, советами…

Летом 1934 года Нестор Иванович Махно умер в возрасте 45 лет. Основная причина смерти – костный туберкулёз, вылечить который не смогли даже лучшие парижские врачи. В конце июля того же года тело было кремировано, прах хранится в колумбарии Пер-Лашез за номером 6685 —

***

Примерно 5 лет назад в родном Гуляйполе был открыт памятник Нестору Ивановичу Махно –

Источник: http://vsenichego.ru/?p=3028

Какая была личная жизнь у Нестора Махно | Хомад.ру – Лучший выбор для Вашего дома

Нестор Махно был неординарной личностью. С 7 лет он был вынужден наниматься батраком, но сумел проучиться 4 года в церковно-приходской школе.

В 16 лет он играл в заводском театральном кружке и сочинял неплохие стихи.

В юности Нестор примкнул к банде, которая занималась тем, что сейчас называется терроризмом, и был осуждён сначала на казнь, а затем на 20 лет каторги, от которой освободился по амнистии Временного правительства.

Позднее Нестор Иванович проявил себя как талантливый военачальник, анархист и носитель идеи государственного самоуправления.

Махно был довольно любвеобильным мужчиной. Когда режиссёр Николай Каптан снимал биографический фильм о легендарном анархисте, к нему обратилось несколько человек, называющих себя потомками Нестора Ивановича (от нескольких любовниц Махно).

Махно – воин за идею и покоритель женщин

Нестор Махно производил сильное впечатление на женщин. Внешность его была не совсем обычной: довольно хрупкое телосложение, рост – 164 см, чистые черты лица и длинные волосы, которые он отрастил в тюрьме, в камере смертников, 52 дня ожидая казни.

Он был красноречив, ироничен и заражал окружающих своим внутренним огнём. Взгляд его современники описывали как гипнотический. Очаровывая женщин, он не забывал пользоваться и полученными в юности театральными навыками.

Махно был храбр, опасность его опьяняла. У него было множество боевых ранений, в том числе он получил пулю в затылок и другую, разрывную, раздробившую ему голеностоп. Отчаянный Махно писал такие стихи:

Я в бой бросался с головой,

Пощады не искал от смерти,

И невиновен, что живой

Остался в этой круговерти.

Подруги и жёны Нестора Ивановича

Первым в жизни Нестора был ранний брак по воле матери, которая стремилась отвлечь его от политической деятельности. По некоторым данным, эту жену Нестора звали Анной, но их отношения вскоре разладились.

Николай Герасименко в книге «Батько Махно. Мемуары белогвардейца» сообщает, что затем Нестор женился на интеллигентной и красивой еврейке Соне. Он познакомился с ней на улице. Оказалось, что девушке негде переночевать.

Нестор предложил ей ночлег, а ночью попытался изнасиловать, но встретил решительное сопротивление. Молодой атаман воспылал нешуточной страстью к своей недоступной гостье и предложил ей официальный брак.

При крещении Софья получила имя Нина.

Затем в жизни Нестора Махно появилась Настя Васецкая. Они жили гражданским браком на анархистских принципах. Это была настоящая романтическая история. У них родился сын. Из источников известно, что ребенок уже при появлении на свет имел один зубик, но вскоре умер. Супруги потеряли друг друга в 1918 году: Насте сказали, что Махно погиб, и она вышла замуж вторично.

Впоследствии Анастасия зарабатывала на жизнь тем, что нанималась белить хаты. Умерла она в 1981 году в возрасте 84 лет.[С-BLOCK]

По данным исследователя Светланы Салий, в 1917-м Махно увлёкся женщиной по прозвищу Атаманша Маруся: Марией Никифоровой, отсидевшей в тюрьме и проведшей 20 лет на каторге. Она действительно была атаманшей: сколотила свою банду, которая промышляла грабежами и убийствами.

Как пишет корреспондент «Комсомольской Правды» Лидия Павленко, Маруся была редким и полным гермафродитом. Екатерина Никитина, её сокамерница по Новинской тюрьме, вспоминала: «От нас она явно пряталась, раздевалась под одеялом, не мылась, как все мы, в уборной до пояса…

это оказался не мальчик и не девочка… Мы стали звать ее «ОНО».

Эта женщина ходила то в мужской, то в женской одежде и периодически представлялась Володей, при этом была замужем за польским анархистом Витольдом Бжойстеком. С Махно Маруся жила в статусе боевой подруги.

Затем был недолгий роман с телефонисткой Тиной, после которого Нестор вновь вернулся к мужественной Марусе.

Женитьба на Галине Кузьменко

В 1918 году секретарём Нестора стала красавица-казачка. Её звали Агафьей, юность она провела в монастыре. Однако любовь к приключениям и яркая красота привели молодую монахиню к ряду любовных похождений.

Об этом узнала настоятельница, и изгнала Агафью из монастырской общины. После встречи с Нестором девушка взяла себе имя Галина. Она отлично владела оружием и сражалась с мужем рука об руку.

Ездила верхом, стреляла из пулемёта, ходила в атаку.

Галина проявила себя как рьяная защитница прав женщин. Тех из махновцев, кто грабил и насиловал женщин, она расстреливала собственноручно. А после того, как красноармейцы убили её отца – в прошлом киевского жандарма, Галина сгоряча лично зарубила сельскую учительницу, хотя не факт, что та была виновата.

Бегство за границу

В конце 1920-х годов руководство Красной Армии воспользовалось содействием Махно при взятии Крыма, но затем уничтожило практически всё его войско.

В августе 1921-го Махно вместе с женой бежал в Румынию, а затем в Варшаву, где они попали в польский концлагерь. Здесь у них родилась дочь Елена. После освобождения семья очутилась в Венсенне под Парижем, где прожила 10 лет.

Галина работала прачкой, Нестор Иванович плел на продажу верёвочные тапочки, написал книгу мемуаров. Дочь он обожал и старался всячески баловать.

В Париже у атамана обострился туберкулёз. Чтобы уберечь от болезни маленькую дочь, от Махно ушла жена. В одиночестве он погрузился в глубокую депрессию. Его положили в госпиталь для нищих, где удалили два поражённых туберкулёзом ребра. Когда Галина пришла навестить мужа в его глазах стояли слезы. Прощаясь с дочерью, он пожелал ей быть здоровой и счастливой.

Мы проливали кровь и пот,

С народом откровенны были,

Нас победили, только вот

Идею нашу не убили.

Нестор Иванович Махно скончался в 1934 году от туберкулеза и был похоронен на парижском кладбище Пер-Лашез. На скромном памятнике, согласно его завещанию, написано: “Советский коммунар Нестор Махно”. Галине Кузьменко было всего 37 лет, но замуж она больше не вышла, полностью посвятив себя дочери. В 1943-м немцы вывезли Елену Несторовну в Берлин на работы. Мать последовала за ней.

В 1945 году мать и дочь попали в тюрьму в Киеве, их поместили в одну камеру с уголовницами, которые, вспоминала Г. Кузьменко, «зарились на наши заграничные тряпки, в особенности бельё».

В середине декабря зачитали приговор: матери дали 10 лет лагерей за участие в махновском движении, дочери – пять лет ссылки. В 1954-м Галина была освобождена по амнистии и вместе с дочерью поселилась в Казахстане.

Умерла любимая жена Нестора Махно 23 марта 1978 года в Джезказгане в возрасте 86 лет.

Предыдущая записьНазадСледующая записьДалее

Источник: http://homad.ru/kakaya-byla-lichnaya-zhizn-u-nestora-maxno/

Махно Нестор Иванович

(1889-1934) российский политический деятель

В советское время Нестора Махно оценивали однозначно. Как сообщает Военный энциклопедический словарь старого выпуска, он был «одним из главарей мелкобуржуазной контрреволюции на Украине во время гражданской войны. Анархист». Поэтому и в художественных произведениях он предстает как бандит с длинными волосами, в нахлобученной на лоб папахе.

Характер Нестора Махно действительно был непредсказуемым, и советская власть перестала доверять ему, поскольку в 1918 и 1919 годах он трижды вступал в соглашение с ее представителями и трижды их нарушал.

Вместе с тем «революционно-повстанческая армия Украины», которую возглавлял Махно, представляла собой серьезную опасность и мешала установлению новых порядков на Украине.

Поэтому и встала задача ликвидации этих отрядов.

Только сейчас наступило время, когда можно по-настоящему объективно разобраться в движении, получившем название «махновщина», и дать ему историческую оценку.

Ведь и в западной литературе, и в националистических украинских источниках создается новый образ Нестор Махно: он предстает теперь не душегубом и изувером, как раньше, а народным героем, талантливым полководцем, вождем, наследником Емельяна Пугачева и Степана Разина. Так кем же был Нестор Махно на самом деле?

Нестор Иванович Махно родился в большом селе Гуляйполе под Екатеринославом. Судьба младшего ребенка из многодетной крестьянской семьи в те годы была типичной. Он рано испытал голод и нужду, начал работать еще семилетним мальчиком: пас скот, потом был батраком, работал по найму, на заводе.

Революция 1905 года стала поворотным моментом в его жизни. Он примкнул к «хлеборобам-анархистам», участвовал в террористических покушениях на полицейских чинов и даже в ограблении почтовой кареты. В 1908 году участники нападения были схвачены и приговорены к повешению. В ожидании суда, а затем после вынесения приговора Махно провел восемь лет и восемь месяцев в Бутырской тюрьме.

Вероятно, тогда он и заболел туберкулезом, который впоследствии стал причиной его смерти. Но в то время ему еще не исполнился 21 год, поэтому повешение заменили бессрочной каторгой.

В тюрьме Нестор Иванович Махно прошел и своеобразную школу, поскольку получить образование до этого ему так и не удалось.

Его страстью стали политические споры, он даже пытался писать небольшие статьи на злободневные темы и сочинять стихи.

В двадцать восемь лет по амнистии в связи с Февральской революцией Нестор Махно выходит из тюрьмы и возвращается к себе на родину, в Гуляйполе. Там-то он и начинает осуществлять свою идею создания анархистской организации.

В родных местах к нему относятся с уважением, почитая его как видного революционера и политического заключенного.

Нестор Махно не только становится руководителем местных анархистов, но и при их поддержке избирается председателем Крестьянского союза, а затем и совета крестьянских депутатов в Гуляйполе.

Махно мечтает создать «крестьянскую вольницу» в родных местах. Он начинает с ликвидации помещичьего земледелия и раздачи земли тем, кто ее обрабатывал.

Однако довести намеченные реформы до конца ему не удалось, поскольку весной 1918 года Украину занимают немецкие войска.

Бороться с ними только своими силами Нестор Махно не в состоянии, поэтому он начинает разрабатывать планы объединения всех разрозненных группировок анархистского движения. Он проводит встречи как с П.

Кропоткиным, идейным вождем анархизма, так и с лидером большевиков В. Лениным.

Простые лозунги Нестора Ивановича Махно привлекали к нему множество единомышленников, большинство которых составляли крестьяне. Они, правда, неохотно оставляли свои земли, но тем не менее шли в его «Зеленую армию».

Махно придерживался тактики партизанской борьбы, добиваясь того, чтобы никто не вмешивался в жизнь крестьянской общины. Он сражался и против Симона Петлюры, и против Деникина. За год Нестор Иванович Махно создал огромную крестьянскую армию, куда летом 1919 года входило около 55 тысяч человек.

Партизаны сражались под черными-знаменами с надписями «Свобода или смерть!»

Дисциплина в армии была очень строгой. Важно заметить, что махновским войскам на протяжении первой половины 1919 года удавалось успешно сдерживать натиск сильной армии Деникина. На несколько дней войска Нестора Махно даже заняли Екатеринослав. За его голову была обещана награда в полмиллиона рублей.

Что же касается советской власти, то в это время Махно выступал вместе с Красной Армией и даже был награжден орденом Красного Знамени за взятие Мариуполя в марте 1919 года.

Однако такое содружество долго продолжаться не могло. Обогащавшаяся в ходе боев армия Махно, постепенно выходила из-под контроля. В то же время махновцы отстаивали свою независимость и не хотели окончательно вливаться в ряды Красной Армии.

Мало того, нередко они выступали против советской власти и отказывались впускать в свои деревни продотряды. Тогда же решительно настроенный Л.

Троцкий напечатал статью «Махновщина», в которой поставил вопрос об этом новом явлении в революции и о необходимости борьбы с ним.

После этого Махно еще дважды пытался сотрудничать с советской властью. Но все попытки заканчивались неудачей. В январе 1920 года он не захотел воевать вместе с Красной Армией против Польши, а в октябре того же года поддерживать ее в борьбе против Врангеля. Нестор Махно предпочитал воевать где-нибудь поближе к дому.

После разгрома армии Врангеля началась настоящая облава на войско Махно, его командиров расстреляли, а остальным предложили сдать оружие.

Но к этому времени уже и сами крестьяне устали воевать, и численность армии начала уменьшаться.

К тому же Махно был серьезно ранен в голову, причем это было двенадцатое, самое тяжелое ранение за годы гражданской войны. В беспамятном состоянии его переправили в Румынию.

Жизнь Нестора Ивановича Махно в эмиграции сложилась трагически. Он сидел в лагерях Польши и Румынии, иногда совершал побеги, но через некоторое время снова оказывался в тюрьмах. Наконец Махно попадает в Париж, где, по его собственным словам, обретается «среди чужого народа и среди политических врагов, с которыми так много ратовал».

Чтобы заработать на жизнь и прокормить семью, Махно берется за любую работу: становится рабочим на киностудии, сапожничает. В это же время он начинает писать книгу под названием «Махновщина и ее вчерашние союзники», где пытается как-то реабилитировать движение, которому были отданы лучшие годы его жизни.

Нестор Иванович Махно так и не смог приспособиться к чуждой для него среде и жил с мечтой о возвращении на родину. Однако мечте не суждено было осуществиться. Он умер от болезней и ран, на его похороны собрались 400 анархистов из разных стран, среди которых было только два украинца. Нестора Махно похоронили на кладбище Пер-Лашез, где анархисты купили для него место.

Любопытна судьба его семьи.

Когда началась война, при регистрации в гестапо выяснилось, что Галина Андреевна является женой видного анархиста, и из Парижа она попадает в немецкий концлагерь, а после войны вместе с дочерью возвращается в СССР, где их тоже ссылают, определив для каждой свой срок. И только в 1989 году семья Махно получила полную реабилитацию. О своей жизни Г. А. Махно рассказала в воспоминаниях, которые дополнили воспоминания ее мужа.

Источник: http://biografiivsem.ru/mahno-nestor-ivanovich

Были ли внуки у Махно?

75 лет назад в Париже тихо умер Нестор Махно. У его единственной дочери не было детей. Вокруг хватает идейных внуков Махно. А внуков по крови?..

Наша сегодняшняя собеседница жительница Днепропетровска Людмила Заславская — внучка поварихи Махно Оксаны Мистюк.

Неподалеку от парка Тараса Шевченко мы неторопливо разговариваем об истории семьи, в которую безжалостно врывались бури ХХ века.

— Итак, моя бабушка, Оксана Николаевна Мистюк, — рассказывает Людмила Наумовна, — родилась в Гуляйполе, которое впоследствии станет столицей махновского движения. Умерла в 1956 году на 72 году жизни и похоронена в селе Широком Солонянского района на Днепропетровщине. Была совсем неграмотная, но где-то выучилась поварскому делу.

Знаете, раньше боялись много говорить о себе, а тем более в нашей семье, которая была под колпаком НКВД. Бабушка якобы училась поварскому делу в Греции, поэтому мама моя — полугречанка. Но действительно ли это так? Никто деда не знал, да и был ли он официально? Мама моя родилась в 1919 году.

Могла ли бабушка в те времена беззаботно путешествовать по Греции — весьма сомнительно.

В Гражданскую войну Оксана Николаевна работала в Гуляйполе поварихой у Махно. Многих подробностей я не знаю. Когда ты в очень юном возрасте, многое еще неинтересно, а потом жалеешь. Да мне и нельзя было спрашивать лишнего. Потому что. когда я задавала бабушке хоть малейший вопрос, мама летела коршуном:

— Ну-ка, замолчи, ну-ка, прекрати расспрашивать! Хватит нам, что сидит один! — это об отце. И к бабушке: — Ты хочешь, чтобы и меня засадили? Останешься сама с ребенком.

Всячески оберегала меня от лишней информации.

А сегодня мой сын Саша то и дело говорит: «Мама, баба Надя так похожа на Махно! Как гляну на ее фото, так и думаю: твоя бабушка, а моя прабабка что-то стемнила». Это, правда, только его догадка. Но кто наш дед — остается тайной. Его мы не знаем.

Бабушка все время просила меня: «Почитай мне что-нибудь из истории». А я училась тогда в Широком в пятом — шестом классе, бабушка жила с нами. Я же так и ни разу в жизни и не побывала в ее родном Гуляйполе.

— Это же не так далеко от Днепропетровска.

— Да, нужно как-нибудь съездить. Бабушка часто рассказывала мне о Махно. Например, что он был человеком широкой натуры. Из-за своей малограмотности бабушка не могла разобраться в ситуации, какой политики придерживался Нестор сегодня и какой завтра. Она сама была смущена, когда вспоминала: «Сегодня встаем — у власти красные, завтра — белые…». Власть менялась молниеносно.

Махно был человеком щедрым. Заигрывал с односельчанами. Грабил богачей, потом собирал всех на площади и раздавал бедным подарки. Кстати, у бабы моей осталась шаль, подаренная Махно. Она у нас сейчас где-то на даче, наверное, уже моль поела. Мы ее берегли-берегли, возили с собой. Ведь тогда же не было синтетики, а она натуральная, шерстяная.

По словам бабушки, Нестор был своеобразным, грамотным, представлялся учителем. О его парнях слагали легенды. Вот, например: махновцы едут на тачанках, за ними погоня, они в миг заскакивают к кому-то на дом и уже переодетые кроют крышу… Маскировка была на ходу, перевоплощение мгновенное. Если бы кто-то послушал мою бабушку, простого человека, ее отзывы о Махно были самые лучшие.

Она всю жизнь прекрасно готовила. У нее было очень много тайн кулинарии. Ни мне, ни маме, к сожалению, бабушка их так и не передала. Почему? Мама работала учительницей, была постоянно занята — некогда было заниматься кухней! А я, конечно, девочка, мне хотелось погулять. Из-за этого многое ушло вместе с ней.

«А что же ты Махно готовила? — спрашивала я у бабушки. — Что он любил поесть?». Оказывается, он, как и многие украинцы, любил мучные изделия — вареники, галушки, блины. Бабушка варила ему какие-то галушки с маком, для чего нужно было специально тереть мак.

Кстати, мой муж Владимир еще застал бабушку живой. Мы только поженились и в тот же год она умерла. Так вот мы вспоминаем такой эпизод. Она никогда не боялась высказывать свое личное мнение. Иногда просила, как я уже говорила, почитать, что там в умных книгах пишется.

И когда я читала ей о Махно, она так возмущалась по поводу того, что писали! Ведь его бандитом называли, а братчиков его — бандой. И людей, которых она лично знала, не в том свете выставляли. Баба Оксана всегда мне говорила: «Вот ты увидишь, все будет не так. Люди докопаются до истины, прозреют. По-другому будут говорить о нем.

Вот ты меня попомнишь». А мы тогда были такие зашоренные.

— Долго ли Махно держал ее при себе как хорошего кулинара?

— Знаете, она даже ездила с Махно! Я еще думала тогда: это же только кому-нибудь скажи, что моя бабушка ездила вместе с Махно! Посадят и меня, хоть я и несовершеннолетняя. Мама была младенцем у бабушки на руках, и ей было страшно с такой маленькой ездить, но ездила. Жилища как такового у нее не было. Жила в каморке, но относился он к ней хорошо.

«Ничего плохого о нем сказать не могу, наоборот — очень добрый мужчина и подарки мне дарил». Насколько я поняла, ездила она с ним не очень долго. Вспоминала один случай, когда ей поручили готовить очень большой банкет — происходило это, кажется, в клубе в Гуляйполе. Там и была эта пирушка. И она падала с ног, чтобы приготовить это все.

На ней лежала особая ответственность.

— Ее никак не преследовали за связи с Махно?

— Нет. Она была бесстрашная. Когда мой папа, ее зять Наум Дычок сел в тюрьму, она ходила и целые сутки ждала, чтобы ему вручить передачу. Очень любила своего зятя. Бывало наготовит ему, напечет всякого и часами стоит у колючей проволоки. У нас в семье это была больная тема.

Кстати, бабушкины связи с родным Гуляйполем со временем прервались. Ее родители погибли в Гуляйполе от Голодомора 1932 — 1933 годов. Они шли по улице, упали от истощения и не встали…

Когда мы во время войны переехали с Донбасса в Широкое, у бабушки в Гуляйполе больше никого не осталось. Она была одинокая. Маму в голодном 1947-м выгнали из школы как жену врага народа.

Тогда школьники в классе умирали от голода. Это уже и я знаю.

Мама, конечно, мне не разрешала ничего у бабушки выспрашивать. Правда, у нас с бабулей была одна комнатка на двоих. И когда меня что-то особенно интересовало, я тайно ее все-таки расспрашивала. А так все властью мамы категорически пресекалось.

Все семейные фото сегодня хранит сын Александр. Ему все, связанное с семейной историей интересно, близко. Изучает историю махновского движения. Он заинтересовался и делом моего репрессированного отца.

— А кто ваш сын по профессии?

— Александру 45 лет, он в свое время окончил Ленинградский институт океанографии, много плавал, изучал океаны, а когда наука оказалась никому не нужна, создал фирму в Запорожье.

— Какова судьба вашей мамы?

— Надежда Григорьевна была единственной дочкой у матери. Учительствовала в Гуляйполе. Потом переехала в Волноваху на Донбассе. Там вышла замуж за моего будущего папу Наума Ивановича Дычка (1909 — 1979), который был директором школы. Он родом из Широкого на Солонянщине.

По тем временам считался человеком очень образованным, окончил институт в Ленинграде, преподавал украинский язык, а еще выступал за самостоятельную Украину. За что и поплатился. После войны получил десять лет. Мама осталась одна — с бабушкой и со мной. Отца арестовывали и до войны. Мамина подружка «настучала», и его забрали.

Но началась война, отправили на фронт. У сына есть документы — в чем его обвиняли…

Когда после войны отца арестовали надолго и всерьез, маму вышвырнули из школы. Поэтому она вышла замуж во второй раз. Нужно было как-то спасать семью. Мы были голодные, опухшие, о своем отчиме Михаиле Поплавском ничего не могу ни хорошего, ни плохого сказать — ко мне относился нейтрально, но очень боялся биографии моего папы.

Поэтому уничтожил все его документы! Мама в свое время сложила в шкатулку все документы отца, ведь у него было два высших образования — на те времена редкость. Но отчим все дипломы сжег. Когда папа вернулся, не было ничего, что подтверждало бы его высшее образование.

Отчим занимал руководящие должности — был председателем сельского совета в Широком и опасался, чтобы тень отца не легла на него.

Папа получил десять лет без права переписки. Когда возвращался, не знал, что у матери уже другая семья, появился еще один ребенок — мой брат. Отец вернулся, только когда умер Сталин, — папу реабилитировали. С его возвращением семья не возобновилась. Мама сказала приблизительно так: я, мол, одного ребенка уже вырастила с чужим отцом и не хочу травмировать другого.

Я пошла учиться в Днепропетровский строительный институт, который окончила в 1963-м. Студенткой стеснялась отца, — того, что он на украинском разговаривал. Я же выросла без отца, так сначала избегала его. Вот мы идем по одной стороне улицы.

Увидев его, я переходила на противоположную, чтобы с ним не встретиться. Мама тоже не могла определиться: то говорила мне с ним общаться, то не советовала этого делать… Это раздвоение передалось и мне. Отец умер в 1979 году в Днепропетровске.

Мать — в 1983-м в Широком. Там и похоронена.

Учась в институте, я вышла замуж. Мой муж стал военным. После строительного института нас судьба везде побросала. Мы, строители, тогда весь ракетно-ядерный щит страны строили.

Где мы только не были! Десять лет на Байконуре. Муж окончил военную службу в Свердловске в звании полковника.

Поскольку корни наши здесь, на Приднепровье, 20 лет назад во время перестройки мы вернулись в Днепропетровск.

Источник: http://day.kyiv.ua/ru/article/semeynyy-albom-ukrainy/byli-li-vnuki-u-mahno

Любимая женщина Нестора Махно

Любимая Женщина Нестора Махно

Нестор Иванович Махно родился в 1888 году в селе Гуляйполе Екатеринославской губернии. Он был пятым ребенком в бедной крестьянской семье. В 16 лет Нестор вошел в организацию революционеров-анархистов “Союз бедных хлеборобов”, которая, “в целях установления социальной справедливости”, в 1905-1906 годах совершила несколько удачных налетов на местных богачей, заодно убив полицейского пристава.

Ко времени первого ареста, в двадцатилетнем возрасте, он уже был женат: мать и братья свели его с первой женой, надеясь таким образом отвлечь парня от “Союза бедных хлеборобов”. Скоро, однако, молодая жена от Махно ушла.

Как несовершеннолетнему, смертная казнь была заменена ему 20 годами каторги. Почти 10 лет провел Нестор Махно на Акатуе, а затем, после попытки побега, – в Бутырской тюрьме.

Был освобожден по амнистии Временного правительства и сразу поехал домой, на Екатеринославщину.

А там его уже ждала Анастасия Васецкая, с которой он переписывался в течение всех лет каторги и на которой женился через восемь месяцев после освобождения.

Теперь Махно – председатель “Гуляйпольского комитета защиты революции”, досрочно и бескровно выполнивший задачи Октября, подписав 25 сентября 1917 года декрет о национализации всей земли в уезде и разделе ее между крестьянами.

Махно постоянно находился в разъездах, подолгу не возвращаясь в Гуляйполе. И вот однажды кто-то сообщил Анастасии, что ее муж погиб. Погоревав, она вскоре снова вышла замуж, а их ребенок к тому времени умер.

Во время оккупации Украины немцами началось движение, которое западные историки называют “крестьянской войной под предводительством Махно”.

В этот период Махно увлекается Марусей Никифоровой, более известной как “атаманша Маруся”. Но Никифорова была замужем…

В октябре 1918 года за удачный бой под Дибровкой повстанцы стали величать Нестора Ивановича “батько”. Тогда же новоиспеченный “батько” встретился с третьей женой, телефонисткой Тиной. Вскоре Тина и Махно расстаются.

По мере успехов “армии имени батьки Махно” большевики были вынуждены заключить с последним договор. Н. Махно отныне – командир 3-й бригады Заднепровской дивизии, которой командовал П. Дыбенко.

Вот что он рассказывал, посетив бригаду: “Развернуты детские сады, “деткоммуны”. По этой 2 линии Махно направил Марусю Никифорову, решив не допускать ее к войсковой работе”.

За самоуправство и бандитизм Никифорову на полгода лишили права занимать ответственные руководящие должности.

Но тут в жизни Нестора Ивановича появляется новая женщина, его личный секретарь, а затем и жена – Галина Кузьменко, учительница по образованию. По воспоминаниям, это была “очень красивая брюнетка, с очаровательными темными глазами и свежим, хоть и смуглым цветом лица”.

Она часто ездила верхом, ходила в атаку, стреляла из пулемета. Когда один из махновцев изнасиловал женщину, жена Махно, узнав об этом, собственноручно расстреляла насильника. Чувствуя в Марусе Никифоровой соперницу, она все дальше и дальше отстраняет ее от Махно.

В итоге “атаманша” покидает “батьку”.

В августе 1921 года, преданный и преследуемый красными, Махно с женой и небольшим отрядом уходит в Румынию. И начались скитания: из Бухареста Махно с женой бежал в Варшаву, где Галина родила в тюрьме единственную дочь Елену, затем через Восточную Пруссию семейство воссоединилось в Париже.

Перебивались случайными заработками. Например, несколько лет Нестор Махно занимался плетением тапочек из разноцветных веревок, издал книгу.

Дочь Елена, которую Махно очень любил и баловал, воспитывалась в семьях знакомых анархистов, училась во французской школе, украинского языка не знала вовсе, русский быстро забывался.

Умер Нестор Иванович в 1934 году от туберкулеза и похоронен на парижском кладбище Пер-Лашез. На скромном памятнике, по его завещанию, написано: “Советский коммунар Нестор Махно”. Его вдове тогда минуло всего 37 лет. Новой семьи она не завела.

В 1943-м немцы вывезли Елену в Берлин на работы. Мать поехала за дочерью.

…В 1945-м в Киеве их поместили в одну камеру с уголовницами, которые “зарились на наши заграничные тряпки, в особенности белье”, вспоминала Г. Кузьменко. В середине декабре зачитали приговор: матери дали восемь лет лагерей, дочери – пять лет ссылки. Там, на окраине Джамбула и закончилась история боевой подруги Нестора Махно “матушки” Галины.

Список литературы

Светлана Салий.Любимая Женщина Нестора Махно.

Источник: http://MirZnanii.com/a/301238/lyubimaya-zhenshchina-nestora-makhno

Мемория. Нестор Махно – ПОЛИТ.РУ

7 ноября (26 октября) 1888 года родился Нестор Махно, анархо-коммунист, предводитель вооруженных сил анархистов на Украине во время Гражданской войны.

Личное дело

Нестор Иванович Махно (1888 – 1934) родился в селе Гуляйполе Александровского уезда Екатеринославской губернии в крестьянской семье. Долгое время датой его рождения считалось 27 октября 1889 года, лишь  сравнительно недавно по метрической книге Крестовоздвиженской церкви села Гуляйполе было установлено, что он на год старше.

Год рождения изменили родители, чтобы дольше не отдавать сына в армию. Подростком Нестор Махно нанимался подсобным рабочим к местным помещикам. Окончив церковно-приходскую школу, поступил на чугунолитейный завод Кернера. В 1906 году вступил в «Крестьянскую группу анархистов-коммунистов», принимал участие в «экспроприациях».

Екатеринославская губерния в то время находилась на военном положении. 27 августа 1907 г. Махно и еще двух участников группы арестовали. Следствие длилось полтора года.

Суд за «принадлежность к злонамеренной шайке, составившейся для учинения разбойных нападений» приговорил Нестора Махно к смертной казни, однако, так как по документам на момент преступления обвиняемый еще не был совершеннолетним, смертную казнь заменили вечной каторгой.

Махно оказался в Бутырской тюрьме. Там он попал в одну камеру с Петром Аршиновым – бывшим большевиком, а с 1904 года анархистом-коммунистом. Общение с Аршиновым стало для Махно «тюремным университетом». Аршинов позднее писал: «Он изучил русскую грамматику, занимался математикой, русской литературой, историей культуры и политической экономией…».

От Аршинова Нестор Махно узнал о Кропоткине и Бакунине, о революционном движении в России и в Европе. Поведение Махно в тюрьме в его личном деле было охарактеризовано как «скверное».

«Упорный, не могущий помириться с полным бесправием личности, – вспоминал Аршинов, – он всегда спорил с начальством и вечно сидел по холодным карцерам, нажив себе, таким образом, туберкулез легких».

На свободу Нестор Махно вышел после Февральской революции. Он вернулся в Гуляйполе 24 марта 1917 года.

На другой день он выступил с докладом перед анархистами, в котором говорил о необходимости Крестьянского союза, чтобы крестьяне могли, не дожидаясь решений сверху, объявить землю общественным достоянием.

Вскоре Махно председателем Крестьянского союза. Под его руководством раньше, чем во всех стране местные крестьяне получили землю.

В июне по просьбе металлистов и деревообделочников Махно вступил в их профсоюз и руководил забастовкой с требованием повышения зарплаты. В результате его деятельности плата рабочим была увеличена, а рабочий день сокращен до восьми часов. Когда пришли известия о контрреволюционном выступлении Корнилова, Махно избрали главой Комитета защиты революции.

После оккупации Украины немцами Махно возглавил отряды «революционного повстанчества». В отместку военные власти сожгли дом его матери и расстреляли старшего брата. К концу апреля 1918 года отрядам Махно пришлось отступить к Таганрогу, где они по решению конференции повстанцев самораспустились.

Махно посетил Москву, встретился с Аршиновым и другими анархистами. Встречался также со Свердловым и Лениным. Махно оценил Москву как «центр бумажной революции». Он решил вернуться в родные края, чтобы продолжить борьбу с немцами и гетманским правительством.

Собрав небольшой партизанский отряд, Махно 30 сентября разгромил в селе Дибривки превосходящие силы противника.

К ноябрю 1918 года в его отрядах было уже около шести тысяч человек. Именно в то время Махно получил прозвище «батько». Махновцы контролировали обширный район в Приазовья.

Главным авторитетом в махновском движении были Съезды советов района. За 1919 год их прошло три.

Было провозглашено построение «истинного советского строя, при котором Советы, избранные трудящимися, были бы слугами народа».

После переговоров ополчение вошло в качестве бригады в состав Третьей Заднепровской дивизии Красной Армии. Однако бригада быстро росла и превысила по численности и дивизию, и Вторую украинскую армию.

26 сентября Махно прорвал фронт белых, разгромил западные части Деникина и захватил Бердянск. За это он был награжден орденом Красного Знамени номер четыре.

Махновцы также захватили у белых эшелон с хлебом и отправили его голодающим рабочим в Москву и Петербург.

Однако Троцкий потребовал преобразования махновских частей по образцу Красной армии.

Махно на это ответил: «Самодержавец Троцкий приказал разоружить созданную самим крестьянством повстанческую армию… ибо он хорошо понимает, что пока у крестьян есть своя армия,… ему никогда не удастся заставить плясать под свою дудку украинский трудовой народ».

Наконец, большевики решили покончить с махновцами. Одновременно с этим началось мощное наступление Деникина. Воевать на два фронта стало невозможно. С небольшим отрядом Нестору Махно удалось скрыться.

Однако при отступлении Красной армии под ударами Деникина бойцы-уроженцы Украины не хотели уходить из родных мест и присоединялись к махновцам. За короткий срок он снова собрал многотысячную армию.

Поначалу она была оттеснена в Западную Украину, но, разгромив 26 – 27 сентября три полка белых она прорвалась в Гуляйпольский район. Этот удар затормозил наступление деникинцев на Москву.

Снятые с московского направления части Деникин отправил на борьбу с Махно, однако тот успешно отражал их атаки. На месяц ему даже удалось отбить у Деникина Екатеринослав.

В районе, контролируемом Махно, созывались многопартийные съезды. Предприятия контролировались рабочими. Жестоко пресекались попытки грабежа.

В декабре 1919 года армия Махно и сам ее командующий были поражены брюшным тифом. Это позволило белым отбить Екатеринослав, но в тот момент уже началось наступление Красной армии. Большевики приказали Махно отправить свои войска на польский фронт, во время пути махновцев планировали разоружить.

Однако Махно отказался это сделать и начал партизанскую войну. Она была столь успешной, что ослабила Красную армию в ее борьбе с Врангелем. Действовать на руку белым Махно не хотел и в октябре 1920 года вновь пошел на союз с большевиками. Его армия и Гуляйпольский район сохранили автономию, анархисты получили свободу агитации.

Махновцы участвовали в штурме Перекопа и переходе через Сиваш, освобождении Крыма.

После разгрома Врангеля большевики решили покончить с махновцами и неожиданно начали воевать против своих союзников. Махно удалось вырваться из Крыма, а другим частям Повстанческой армии – выйти из окружения в Гуляйполе.

После долгих боев, когда махновцы уже были прижаты к Азовскому морю, Нестор Махно применил необычный маневр: он распустил свою армию с заданием просочиться через фронт и уйти в правобережную Украину.

Этот план был реальным, поскольку вся армия Махно была конной и поэтому способной быстро передвигаться.

Собрав войска вновь, Нестор Махно продолжает борьбу, но удача сопутствует уже Красной армии. После объявления нэпа у крестьян пропадает желание воевать, и армия Махно тает на глазах. 28 августа 1921 года он, преследуемый Красной Армией, с небольшим отрядом прорвался в Румынию. Там они были разоружены, но не выданы Советской России. Позднее Махно перебрался в Польшу, а затем и во Францию.

Там, чтобы заработать на жизнь он был плотником и рабочим сцены в Парижской опере, на киностудиях, рабочим в типографии, на заводе «Рено», одновременно активно участвуя в деятельности анархистских организаций. Он публиковал статьи в парижском журнале «Дело труда» (Париж), работал над мемуарами, Умер Нестор Иванович Махно 6 июля 1934 года в Париже и был похоронен на кладбище Пер-Лашез.

Чем знаменит

До сих куда более известен карикатурный образ Нестора Махно, созданный как советской пропагандой, так и воспоминаниями эмигрантов из белой армии, которые также не испытывали к предводителю гуляйпольских отрядов теплых чувств.

Одним из первых творцов этой «черной легенды» вокруг Махно стал Алексей Толстой в трилогии «Хождение по мукам». Откровенно гротескный облик Нестор Махно получил в повести Павла Бляхина «Красные дьяволята» и снятом по ней фильме.

О чем надо знать

Чернорабочий, имевший только начальное образование, неожиданно проявил себя не только мужественным солдатом, но и талантливым военачальником. Он сумел превратить стихийные отряды в организованное ополчение, силами которого в районе Гуляйполя поддерживался порядок.

На территории махновцев был только один случай погрома, его виновники были схвачены и расстреляны. В.

Антонов-Овсеенко, посетивший Гуляйполе, писал: «… налаживаются детские коммуны, школы, – Гуляйполе – один из самых культурных центров Новороссии – здесь три средних учебных заведения… Усилиями Махно открыто десять госпиталей для раненых…».

Позднее во Франции Нестор Махно неоднократно выступал в публичных диспутах с опровержениями того, что его отряды совершали на Украине еврейские погромы. Однако и идеализировать махновцев и их предводителя было бы ошибкой. В целом ряде мемуарных свидетельств, в том числе и таких, которые трудно заподозрить в ангажированности, рассказывается и о сценах бессмысленной жестокости, и о грабежах мирных жителей.

Прямая речь

Я в бой бросался с головой,

Пощады не прося у смерти,

И не виновен, что живой

Остался в этой круговерти.

Мы проливали кровь и пот,

С народом откровенны были.

Нас победили. Только вот

Идею нашу не убили.

Пускай схоронят нас сейчас,

Но наша Суть не канет в Лету,

Она воспрянет в нужный час

И победит. Я верю в это!

Стихотворение Нестора Махно (1921)

«Если товарищи большевики идут из Великороссии на Украину помочь нам в тяжёлой борьбе с контрреволюцией, мы должны сказать им: «Добро пожаловать, дорогие друзья!». Если они идут сюда с целью монополизировать Украину, мы скажем им: “Руки прочь!”».        Из выступления Нестора Махно на на 2-м районном съезде Советов Гуляйпольского района (12—16 декабря 1919 года).

«Нестор Махно был великим артистом, неузнаваемо перевоплощавшемся в присутствии толпы. В небольшой компании он с трудом мог объясняться, его привычка к громким речам в интимной обстановке казалась смешной и неуместной.

Но стоило ему предстать перед большой аудиторией, как вы видели блестящего, красноречивого, уверенного в себе оратора. Однажды я присутствовал на публичном заседании в Париже, где обсуждался вопрос об антисемитизме и махновщине.

Меня глубоко поразила тогда удивительная сила перевоплощения, на которую оказался способен этот украинский крестьянин».      Ида Метт (Гильман), активистка анархо-синдикалистского движения

«Трудно представить себе, как бы сложилась история России, а может быть и мира, если бы Нестор Махно все-таки был бы казнен в 1910 г. Исторические развилки иногда зависят от таких обстоятельств. Нет талантливого вождя – нет и революционной армии.

В тылу Деникина не разворачивается махновская “республика”, не разрушает коммуникации, не оттягивает на себя войска. Белая армия врывается в Москву. Рассыпается большевистский режим. Но лучше ли другая власть – диктатура настроенной на месть аристократии.

Вечная проблема европейской истории ХХ века – выбора между коммунизмом и фашизмом. Без Махно могло не быть успешного форсирования Сиваша в 1920 г. Но без того же Махно военно-коммунистическая машина большевиков работала бы более слаженно, и, кто знает, ворвалась бы в Центральную Европу уже в 1919 году.

А Новая экономическая политика 1921-1929 гг.

, многому научившая мир? Пошли бы на нее большевики, если бы не успехи Махно и Антонова, если бы не Кронштадское восстание, отчасти также вдохновленное махновским опытом? Да и значительная часть антифашистских бойцов во время гражданской войны в Испании повторяла имя Махно, готовясь к атаке. Махно уже умер, а его образ вдохновлял людей на сопротивление красному и коричневому тоталитаризму, расползавшемуся по Европе».     А. В. Шубин

8 фактов о Несторе Махно

  • В юности Нестор Махно однажды готовил бомбы для «Крестьянской группы анархистов-коммунистов» в горшках, где его мать обычно замешивала тесто. Когда один из горшков оказался в печи, произошел взрыв.
  • В эмиграции Нестор Махно сменил фамилию на Михненко.
  • Во время Второй мировой войны вдова Махно Галина Кузьменко и его дочь Елена были депортированы в Германию на принудительные работы. После окончания войны они были арестованы НКВД, доставлены в Киев, где их судили за участие в махновском движении. Галина Кузьменко была осуждена на 10 лет заключения, Елена – на пять. После освобождения в 1954 году жили в Казахстане, в городе Джамбул.
  • Нестор Махно стал прототипом главного героя драматической поэмы Есенина «Страна негодяев» по фамилии Номах.
  • Во время гражданской войны в Испании именем Махно была названа одна из военных бригад испанских анархо-синдикалистов.
  • Персонаж по имени Нестор Махно действует в нескольких фантастических романах Майкла Муркока.
  • Нестору Махно посвятил стихотворение знаменитый австралийский поэт Джон Манифолд.
  • В городе Бобо-Диуласо, в африканской стране Буркина-Фасо, долгое время существовал ресторан «Махно», открытый выходцем из Франции, приверженцем идей анархизма.

Материалы о Несторе Махно

Статья о Несторе Махно в русской Википедии

The Nestor Makhno Archive

Сайт, посвященный Нестору Махно

Шубин А. В. Махно и махновское движение

Воспоминания Нестора Махно

Нестор Махно и командиры Повстанческой армии (видеофрагмент)

Источник: http://polit.ru/news/2014/11/07/makhno/

Ссылка на основную публикацию