Сергей эйзенштейн — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Тайны личной жизни Сергея Эйзенштейна

11 февраля 2018 года исполняется 70 лет со дня смерти легендарного советского режиссера. О его гениальности, таланте и одаренности, уникальном творческом подходе и новаторстве в кино написано множество книг.

Он известен всему миру, его кино разбирают по кадрам все студенты, мечтающие стать режиссерами. А вот о его личной жизни неизвестно практически ничего.

Она была окутана тайной при жизни Сергея Эйзенштейна и продолжает оставаться таковой и сейчас.

«Твой Котик»

Эйзенштейн писал в своей автобиографии, что «не может похвастаться происхождением». Действительно, для новой советской эпохи он был слишком далек от народа: отец – архитектор, инженер, интеллигент.

Михаил Осипович построил в Риге, где жила семья, множество безвкусных домов, о чем ему не раз говорил уже подросший сын.

Мать тоже далека от рабочего класса – происходила из зажиточного купеческого рода.

Сергей Эйзенштейн с родителями. wikimedia

Сергей рос в достатке. В доме была прислуга, воспитанием мальчика занималась гувернантка. Он получил хорошее образование, был воспитанным и скромным, но вот счастья семейного не видел. Родители его развелись, когда он был еще ребенком. Мать уехала в Петербург, Сергей остался с отцом в Риге.

Но посвящать все свое внимание сыну не собирались ни мать, ни отец. Они, каждый по-своему, интересовались его успехами, письма матери мальчик подписывал словами «твой Котик», рос послушным, но вот только простой любви и заботы ребенку явно не хватало.

Отец хотел, чтобы сын пошел по его стопам и стал архитектором. Эйзенштейн даже получал соответствующее образование. Но революция стала для него поводом и шансом устроить свой маленький бунт и заняться тем, что его действительно захватывало, – кино.

Странное сожительство

В воспоминаниях современников невозможно найти упоминаний о романах и любовных приключениях Эйзенштейна. Вспоминая о нем, говорят лишь о его работе. Так по сути и было.

Режиссер был полностью увлечен любимым делом, посвящал ему все свое время, даже ложась спать, оставлял на прикроватной тумбе листок и ручку, чтобы записывать мысли, приходящие к нему ночью.

И этот листок никогда не оставался чистым.

Первые годы в Москве Сергей Эйзенштейн жил в одной комнате со своим старым другом актером Максимом Штраухом.

Они знали друг друга с детства, по выражению самого Штрауха, он помнит Эйзенштейна еще «мальчиком Сережей в коротеньких штанишках». Максим был молодым актером.

Сожительство с Штраухом продолжалось много лет, и это при том, что актер был женат на своей коллеге по цеху Юдифи Глизер, а Эйзенштейн вполне мог позволить себе снимать отдельную квартиру.

Но режиссеру нравилось быть причастным к семейному быту своих друзей. По воспоминаниям Максима, «Эйзенштейн вваливался к нам домой без всякого предупреждения».

Даже уезжая надолго, он всегда писал им письма, полные наставлений о том, как именно актерам надо строить свою карьеру, на какую роль соглашаться, в чем и как сниматься.

В письмах он обращался к Штрауху его детским прозвищем «Дорогой Маккушка!».

Такое странное и длительное сожительство вместе с репутацией «нецелованного мужчины» дали почву для появления первых слухов о том, что с Эйзенштейном что-то не так.

Слева направо: Тамизи Найто, Борис Пастернак, Сергей Эйзенштейн, Ольга Третьякова, Лиля Брик, Владимир Маяковский, Арсений Вознесенский. wikipedia

Женщина-соратник

Когда Эйзенштейн уже жил в Москве, к нему внезапно нагрянула мать. Она была абсолютно лишена средств к существованию, но горела желанием разделить жизнь и интересы сына. Он такого энтузиазма не одобрил и, испуганный перспективой оказаться под материнским колпаком, отправил ее в Ленинград. Мать еще долго не успокаивалась и в письмах обвиняла сына в аморальности.

В жизни Эйзенштейна все-таки было место для женщины. Но это не место матери или жены, это, скорее, место соратника, друга и единомышленника. Именно такой для него стала журналистка и кинокритик, которая подписывалась как Пера Аташева, а в миру звалась Перл Моисеевна Фогельман. С ней режиссер решил построить совместный быт.

Точнее, бытом полностью занималась Перл, а Эйзенштейн лишь позволял о себе заботиться. Она помогала ему в работе, систематизировала его архивы, наводила порядок во всем, где только было можно. И мечтала, что когда-нибудь режиссер взглянет на нее как на женщину и у них будут дети. Но мужем и женой в полном смысле Перл и Сергей так и не стали.

Хотя к концу жизни Эйзенштейн все-таки оформил их брак официально.

Григорий Александров, Николай Подвойский, Сергей Эйзенштейн. wikimedia

Еще одним «увлечением» в жизни режиссера стала ассистентка Елизавета Телешева. Ей удалось на пять лет разлучить Эйзенштейна с Аташевой.

Елизавета вовремя оказалась рядом: в тот момент у режиссера были проблемы со съемками очередного фильма, он нуждался в поддержке и утешении. Но с Телешевой Эйзенштейн не жил, а она разделяла все его интересы и постоянно ждала звонка и встречи.

Через пять лет Елизавете все это надоело, она назвала отношение Сергея к себе гнусным, их связь —  ненормальной и уродливой. Она пыталась объяснить Эйзенштейну, какое это горе для женщины: не быть женой своему мужчине в полном смысле этого слова – и морально, и физически.

В ответ режиссер разорвал их отношения и вернулся к Перл, которая не переставала его ждать.

Даже в фильмах Эйзенштейна женщины никогда не представали в традиционном образе. Чаще всего это были боевые соратники, революционерки, готовые идти в бой. Но уж точно не любовные героини.

Признание

Злые языки ни раз говорили, что Аташева и Телешева – это лишь прикрытие для Эйзенштейна, чтобы не быть осужденным за мужеложство. При этом сторонники этой точки зрения роль любовника режиссера отводили его помощнику Григорию Александрову. Тому самому, кто потом снимет «Веселых ребят» и сделает звездой свою жену Любовь Орлову.

Любовь Орлова и Григорий Александров. wikimedia

С Эйзенштейном Александров встретился, еще будучи голодным студентом. Он восхищался талантом режиссера, ездил с ним в зарубежные командировки. Во время поездки в Европу Эйзенштейн, по свидетельствам современников, посещал ночные клубы, полные напудренных трансвеститов, и даже был в Институте сексологии.

Подруга режиссера Мари Сетон утверждала, что после этого Эйзенштейн сказал ей: он никогда не испытывал гомосексуального влечения «даже к Грише». Что, несмотря на многочисленные слухи, он не является сторонником однополой любви. А свои далекие от обычных отношения с женщинами он объяснил физическим бессилием.

Этой версии придерживаются многие историки.

Однако даже спустя 70 лет со дня смерти великого режиссера многие отказываются верить в его искренность в том разговоре с Сетон и не признают за гениальным человеком права сделать любовью всей своей жизни только кино.

Источник: https://teleprogramma.pro/style/sudd/333528/

Трагическая любовная биография Сергея Эйзенштейна

Все, кто видел гениальные фильмы Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин», «Иван Грозный», «Александр Невский», помнят, что в них нет ни одного лирического женского образа, ни намека на эротику. Женщины в его картинах – этакие «скифские бабы», соратницы и воины. И в жизни его было так же – даже несмотря на то, что он дважды женился, со своими избранницами он не вступал в интимную связь.

Его детство было безрадостным. Родители – рижский архитектор Михаил Эйзенштейн и Юлия Коноплева, дочь петербургского промышленника, – всегда скандалили друг с другом.

«Матушка кричала, что мой отец – вор, а папенька – что маменька – продажная женщина», – вспоминал Сергей Эйзенштейн. Однажды неверная жена сбежала от мужа, забрав с собой сына. А потом поняла: он мешает ее любовным приключениям.

И отправила его одного домой в запертом на ключ купе поезда… В итоге родители развелись.

Эти бурные ссоры родителей стали для Эйзенштейна грузом мучительных воспоминаний на всю жизнь. Он боялся отношений между мужчиной и женщиной…

Отец отправил сына учиться в Рижское реальное училище, а затем – в Петроградский институт гражданских инженеров. В институте Эйзенштейн увлекся революционными идеями и ушел добровольцем в Красную армию.

И там занялся самодеятельным театром. А уже в 20-м году стал художником-декоратором Первого рабочего театра Пролеткульта.

В это же время он принес свои первые карикатуры в «Огонек». И подписал их Sir Gay, что означает веселый сэр. Так он транскрибировал свое русское имя «Сергей» на английский лад. Правда, в то время слово gay еще не приобрело своего нынешнего смысла.

Впрочем, к своим 22 годам он все еще был даже нецелованным. В его образе жизни была некая странность: он устраивался жить в доме своих женатых друзей, любил всего лишь греться у чужого огня. Притом что имел достаточно средств, чтобы снять отдельную квартиру.

А вскоре Эйзенштейн встретил «сердечного друга» – Григория Александрова. Однажды, находясь в театре, режиссер оставил на видном месте припасенный завтрак. А время было голодное. Глаз на него положил Александров. Хотел своровать. Эйзенштейн это заметил и кинулся спасать свою краюху хлеба. Они сцепились в драке.

У Григория было мужественное и красивое лицо, тело атлета, белокурые волосы. Он стал соратником Эйзенштейна, ассистировал во время съемок «Потемкина», «Октября». Что было между ними? Сотрудничество, дружба? Но многие уверены – любовь. Он обожал Гришу и проживал не свою – его жизнь.

Однажды Эйзенштейн встретил актрису, которая для него воплощала абсолютный женский идеал. Но признаться в любви не решился. И девушка стала возлюбленной Александрова. А Сергей довольствовался тем, что жил в одной квартире с другом и его любовницей.

Поговаривали, что просто-напросто у него в отношениях с женщинами возникали трудности определенного рода: он испытывал полный паралич – был импотентом. Он любил в Грише то, что не мог испытать сам.

Это не была гомосексуальная привязанность в полном смысле этого слова, а скорее иной склад характера.

В 30-е годы Эйзенштейн, живя в Берлине, посещал ночные клубы для гомосексуалов. Пытался разобраться в себе. Он боялся сексуального раскрепощения.

Страсти, что разрывали его на части, проявлялись и в его гомосексуальных рисунках. В них всегда присутствовали два партнера, принадлежащие друг другу. И тут он был вуайеристом.

Ведь интимная жизнь его приятелей всегда проходила почти в его присутствии, за ширмой.

К 36 годам режиссер попытался наладить хотя бы быт с женщиной. Его выбор пал на Перу Аташеву, киножурналистку. Они познакомились во время работы над «Броненосцем».

Пера обладала милой и потешной наружностью: небольшого роста, полная, черноглазая. Она подбирала для своего кумира нужные материалы, вела переписку. И мечтала родить от Эйзенштейна.

Но «старик» – так она его называла – не мог ответить ей любовью. Они так и не легли в одну постель…

В конце 1930 года место Аташевой временно заняла другая ассистентка – Елизавета Телешева. И это несмотря на то, что Пера, рискуя собой, выходила Эйзенштейна, когда он заболел черной оспой. Про Телешеву в окружении режиссера говорили: женщина-гренадер. Они познакомились на съемках первой версии фильма «Бежин луг», в которой Телешева снималась в роли председателя колхоза.

Она оказалась рядом с ним в момент сильнейшей депрессии – первая версия этого фильма была встречена в штыки критикой, заигрывающей с властью. Телешева морально поддерживала его, пыталась ободрить и вернуть к жизни. И даже смогла переубедить директора «Мосфильма» взглянуть иначе на творение Эйзенштейна. А когда его «вернули» в режиссерскую элиту, стала для него обузой.

К концу 30-х годов она предложила ему расстаться.

«Ваше гнусное отношение ко мне я ничем не заслужила. Я уже пять лет живу в основном вашими интересами.

Неужели вы не понимаете, какими уродливыми и ненормальными стали наши отношения? Утром я жду звонка, ибо это единственный способ общения с любимым, горячо любимым человеком! Разговор продолжается 2–3 минуты. Никакой души, тепла, ласки.

На вопрос «увидимся ли мы?» следует раздражение: «мне некогда»… Всякий экспансив, ласка, тепло охлаждается немедленно или грубостью, или равнодушием. Всякое проявление внимания или любви встречается холодно, как должное.

Ведь для женщины большое горе не жить вместе с любимым человеком, не быть его женой в полном смысле этого слова – и физически, и морально. Ну, если физически вы не в порядке, я согласилась, больше того, я согласилась жить врозь, хотя это огромная жертва …» – писала она ему.

Он предпочел расстаться. А в конце жизни официально оформил брак с Перой. Она и стала его законной вдовой, так и не побыв настоящей женой.

Читайте также:  Адам шульман - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Елена Петрова

Читайте также

Тайны семьи Любови Орловой
Орлова отомстила за измену мужа

Источник: https://sobesednik.ru/kultura-i-tv/20130127-tragicheskaya-lyubovnaya-biografiya-sergeya-eizenshteina

Сергей Эйзенштейн – биография и факты из жизни великого режиссера

Сергей Михайлович Эйзенштейн

Он прожил короткую (всего лишь 50 лет), очень насыщенную жизнь. Он был не только режиссером, но и великолепным художником-графиком, карикатуристом, эссеистом, философом, педагогом.

После себя он оставил огромное творческое наследие, которое служит нам до сих пор – это учебники по режиссуре и монтажу, и бессмертные фильмы “Броненосец «Потёмкин»”, “Старое и новое”, “Александр Невский” и т.д.

 10 января (по старому стилю) 1889 года в семье 30-летнего чиновника, председателья отдела путей сообщения в городской управе Риги, Михаила Осиповича Эйзенштейна родился долгожданный ребенок – малчик, которого назвали Сережа.

Между родителями отношения были не лучшими. Рождение ребенка лишь усложнило отношения супругов. Отец Сергея Михаил Осипович был человеком очень одаренными неординарным. Он прекрасно владел несколькими европейскими языками – Немецким, французским и русским. Очень хорошо знал оперное искусство и был  увлеченным театралом. Прекрасно рисовал.

В Риге есть много домов, которые построил архитектор Михаил Эйзенштейн (отец Сергея).

Отец  Сергея к образованию сына подошел с присущей основательностью.

До поступления в Рижское реальное училище мальчик уже умел изъяснятся на трех языках – английском (отец нанимал специального преподавателя)французском и немецком.

Отец Сережу обучал живописи.

У отца был большая, роскошная библиотека, Сережа много читал и сохранил любовь к книге на всю жизнь.

Он хорошо знал русскую и европейскую литературную классику.

Осенью 1905 года семилетний Сережа Эйзенштейн стал школьником. Отец хотел, чтобы сын продолжал его дело и стал архитектором, ведь он хорошо рисовал, обладал пространственным мышлением. По этому отец выбрал школу – его отдали Рижское реальное училище.

В школе Сережа отличался острым умом, яркими способностями.

Четырёхлетний бракоразводный процесс родителей завершился разводом 26 апреля (9 мая) 1912 года. Мальчик остался жить с отцом, а мать ещё с 1908 года жила в Петербурге.

О разводе родителей Сергей Михайлович вспоминал со злой иронией. Вполне возможно, что это драма повлияла на взрослую жизнь Сергея. У него не было ни полноценной семьи, ни детей.

Он был талантливым и превосходным рисовальщиком и фотографом. В 1961 году рисунки Эйзенштейна были опубликованы в виде отдельной книги. Не смотря на тот факт, что он очень хорошо рисовал. все ровно в будущем “художник умер и родился потрясающий режиссер и теоретик киноискусства”.

Окончив Рижское ремесленное училище, Сергей по настоянию отца поступил в Петроградский институт гражданских инженеров на архитектурный факультет.

Став студентом он переехал в Петроград. Начиная с 1915 года отношения между отцом и сыном начали охладевать.

В институте Сергей увлекся графикой и историей изобразительных искусств. Он посещал театры, вникая в театральную режиссуру, наблюдая игру актеров и т.д.

Он очень мало интересовался специальностями которые проходил в институте, и в 1917 году он бросил учебу. Отец был ужасно разочарован.

Когда он получил повестку в армию, очень обрадовался. В апреле 1917 года Серей был направлен в Петроградскую школу прапорщиков инженерных войск. Навыки, полученные в этой школе. пригодились ему в ходе Гражданской войны.

1918 году 18 марта Сергей пришел на сборный пункт и записался добровольцем в Красную Армию.

В 1920 году, во время советско-польской войны, будучи на Минском фронте, Эйзенштейн познакомился с преподавателем японского языка. Новый язык понравился ему, и он с головой окунулся в его изучение. После подписания мирного договора с Польшей Эйзенштейн поехал в Москву с намерением поступить в Академию генерального штаба и стать переводчиком.

Вскоре Эйзенштейн бросил изучение японского и устроился на работу в качестве художника-декоратора в труппу Первого рабочего театра Пролеткульта. Продолжая работать в Пролеткульте, он в 1921 году поступил в Государственные высшие режиссёрские мастерские (ГВЫРМ).

В 1924 году Эйзенштейн поставил свой последний спектакль в театре Пролеткульта –  “Противогазы”. Это было последняя революционная постановка, так как постановка провалился.

Свой путь в кино Эйзенштейн начал с перемонтажа фильма Фрица Ланга «Доктор Мабузе, игрок».

В 1924 году в жизни Сергея неожиданно возникла матушка Юлия Ивановна. Она приехала из Ленинграда. где жила в одиночестве и практически без средств к существованию. Для Эйнштейна появление матери стало довольно неприятным сюрпризом.

Сын уговорил ее вернутся в Ленинград, даже через знакомые нашел ее жилье. Он даже стал ежемесячно высылать некоторую сумму в качестве пенсии.

Но матушка не успокаивалась, она часто приезжала в Москву, закатывала шумные скандалы и даже мешала Сергею устраивать свою жизнь.

В 5-м номере журнала “ЛЕФ” за 1923 год появилась статья Сергея Эйзенштейна “Монтаж аттракционов”, ставшая манифестом нового театрального искусства.

Фильм “Стачка” был одобрен руководством 1-й кинофабрики и вышел в прокат в самом начале 1925 года. Эйзенштейну удалось добиться такой достоверности, что постановочные сцены выглядели, как документальные.

В 1927 году Эйзенштейн снял фильм «Октябрь», в котором впервые в художественном кино показан образ Ленина.

В октябре 1928 года Эйзенштейн вместе со своей съёмочной группой, куда входили Григорий Александров и оператор Эдуард Тиссэ, отправился в путешествие за рубеж с целью изучения западного опыта.

В Швейцарии в 1929 году Эйзенштейн выступал в качестве консультанта образовательного документального фильма об абортах, режиссёром которого был Эдуард Тиссэ.

Выступление в Кембридже, доклад “Интеллектуальное кино” в Брюссельском университете. блистательное речь в Сорбонне, дискуссии с критиками и профессионалами от кинематографа.

У него были встречи с Бернардом Шоу, Луиджи Пиранделло, Джеймсом Джойсом, Федором Шаляпиным.

В 1930 году Эйнштейн прибыл в Америку. Здесь он заключил контракт с кинокомпанией Paramount Pictures на экранизацию романа Теодора Драйзера «Американская трагедия». Вместе с Айвором Монтегю и Григорием Александровым при содействии Драйзера начал работу над сценарием. Через месяц Paramount отказалась от его сценария.

В Америке он встречался с огромным количеством известных людей, но самый теплый прием ему оказал Чарли Чаплин.Мастер немого кино, сам гениальный режиссер и актер, Чаплин очень высоко оценил фильм Эйнштейна “Броненосец «Потёмкин»”, считая его подлинным шедевром. Между ними завязалась приятельские отношения.

С помощью писателя Эптона Синклера Эйзенштейн приступил к съёмкам фильма «Да здравствует Мексика!». Однако после того, как было отснято 75 тысяч метров, Сталин направил ему телеграмму с предложением вернуться в СССР.

После возвращения в 1932 году Эйзенштейн занялся научной и педагогической деятельностью, стал заведующим кафедрой режиссуры Государственного института кинематографии, в 1935 году получил звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Именно 1932 год стал для Государственного института кинематографии поворотным. Получив в свое распоряжение кафедру режиссуры, Эйзенштейн настоял на открытии приема на обучение по новым принципам.

В 25 октября 1934 года институт был переименован в Высший государственный институт кинематографии – ВГИК.

У Мейерхольда он познакомился с очаровательной актрисой Верой Януковой. Влюбился, но никак не решался на признание. А когда все-таки решился, то обнаружил, что Вера уже живет с другим.

С конца 20-х годов в жизни Эйнштейна появилась Пера Аташева – Пера Моисеевна Фогельман. В прошлом актрис, она была талантливой журналисткой. Писала о кино и театра, на том и сошлась с Сергеем. Забавную Аташеву Сергей полюбил сердцем.

Полноценной семьи у них не получилось. Они были вместе, но при этом их отношения сохраняли… платонический характер.

После его смерти она приложила невероятные усилия для того, чтобы собрать все рукописи Эйзенштейна и издать их.

В 1938 году Эйзенштейн написал сценарий историко-патриотического фильма «Александр Невский». За него получил учёную степень доктора искусствоведения.

В начале 1946 года Сергей свалился с инфарктом миокарда. Его срочно госпитализировали в Кремлевскую больницу. Сердце было очень слабым.Ему назначили длительный курс интенсивной терапии. Но как только ему стало лучше. он потребовал привезти ему книги и рукописи.

Это было начало конца. Надорванное сердце начинало сдавать. А ему еще не исполнилось и… 48 лет.

Поздно вечером 10 февраля 1948 года Сергей Михайлович сел за стол и стал работать над статьей. Он планировал закончить работу под утро, чтобы затем отоспаться. После полуночи ему стало плохо. и он скончался.

Источник – Википедия и Неформальные биографии.

Сергей Эйзенштейн – биография и факты из жизни великого режиссера обновлено: Январь 9, 2018 автором: interesno-vse.ru

Источник: http://interesno-vse.ru/?p=21818

Сергей Эйзенштейн: биография, фильмы, фотографии, личная жизнь режиссера

Сергей Эйзенштейн собирался стать архитектором, как и его отец, и даже поступил в Институт гражданских инженеров. Однако позже он решил изучать японский язык, потом стал театральным декоратором и только после этого выбрал путь режиссера. На сцене и в кино Эйзенштейн использовал новаторские режиссерские приемы и вскоре стал известен не только в СССР, но и в Европе и Америке.<\p>

«Революция сделала меня художником»

Сергей Эйзенштейн родился в 1898 году в Риге. Его отец был городским архитектором, мать происходила из купеческой семьи — Эйзенштейны жили в достатке, имели прислугу и часто принимали у себя в гостях крупных чиновников. Родители будущего режиссера уделяли ребенку мало внимания. Сергей Эйзенштейн вспоминал свое детство как «время печали» и не гордился своим происхождением.

Однако жизнь в достатке открыла для будущего режиссера много возможностей. Он получил хорошее домашнее образование: изучал три языка — английский, французский и немецкий, брал уроки верховой езды и игры на рояле, увлекался фотографией и рисовал карикатуры. Позже он отмечал, что «это оказалось все нужным и полезным не только для себя, но и для других».

В 1907 году девятилетним мальчиком Сергей Эйзенштейн поступил в рижское реальное училище. На Рождество и Пасху ездил гостить к бабушке в Санкт-Петербург. После развода родителей в 1912 году Эйзенштейн остался жить с отцом, который начал готовить сына к карьере архитектора.

По совету отца Эйзенштейн поступил в Институт гражданских инженеров в Санкт-Петербурге. Там в 1917 году его застала революция — Сергей Эйзенштейн стал сторонником советской власти.

От военного телефониста до режиссера

Весной 1917 года Сергея Эйзенштейна призвали на военную службу и зачислили в школу прапорщиков инженерных войск, в марте 1918 года он вступил в ряды Красной армии. На службе Эйзенштейн прошел путь от телефониста до помощника младшего прораба, был техником-строителем, сапером. Он участвовал в самодеятельности — работал художником-декоратором, актером и режиссером.

В 1920 году на Минском фронте Эйзенштейн познакомился с преподавателем японского. Незнакомый язык настолько увлек его, что он решил стать переводчиком и поступить на отделение восточных языков Академии Генерального штаба.

Через некоторое время будущий режиссер оставил японский и устроился художником-декоратором в труппу Первого рабочего театра Пролеткульта. В 1921 году он поступил в Государственные высшие режиссерские мастерские — их тогда возглавлял режиссер Всеволод Мейерхольд.

В Пролеткульте Эйзенштейн оформил спектакль Валентина Смышляева «Мексиканец» по произведению Джека Лондона. Друг режиссера Максим Штраух вспоминал, что Эйзенштейн «быстро оттеснил» Смышляева и фактически стал режиссером.

В то время молодой Эйзенштейн говорил, что готов создавать декорации и ставить спектакли лишь для того, чтобы получше узнать театр, а потом разрушить его. Он стал сторонником революционного искусства.

«Монтаж аттракционов»: режиссер-новатор

В Пролеткульте Эйзенштейн работал еще над несколькими постановками, среди них — пьеса драматурга Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Классическое произведение режиссер превратил в «монтаж аттракционов». Это понятие Эйзенштейн придумал сам, он нем он написал статью в журнал «ЛЕФ» в 1923 году.

«Аттракционом» Сергей Эйзенштейн называл все, что способно подвергнуть зрителя «чувственному воздействию», а «монтажом» — соединение различных «аттракционов». От пьесы Островского остались только имена героев. Сцена превратилась в цирковой манеж, актеры танцевали над головами зрителей на тросе.

Читайте также:  Екатерина данилова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Среди «аттракционов» была небольшая киновставка «Дневник Глумова» — первая кинематографическая работа Эйзенштейна.

После «Дневника Глумова» Сергей Эйзенштейн перемонтировал фильм «Доктор Мабузе, игрок» Фринца Ланга. В СССР картина вышла под названием «Позолоченная гниль». Затем он решил снять цикл из восьми фильмов «К диктатуре».

Съемки режиссер начал с картины «Стачка», которая вышла на экраны в 1925 году. Фильм был для тех лет оригинальным: Эйзенштейн использовал новые приемы — кинометафоры, необычные ракурсы.

Работа получила неоднозначные отзывы от прессы и зрителей — ее и критиковали за сложность, и называли революцией в мире кино.

Несмотря на критику, после «Стачки» Эйзенштейну поручили следующую картину цикла, посвященную событиям 1905 года. Из-за сжатых сроков режиссер выбрал ключевое, на его взгляд, событие года. Вышедший в 1925 году фильм «Броненосец «Потемкин» имел большой успех. Картину не раз признавали лучшим фильмом по итогам опросов зрителей, кинорежиссеров и критиков.

Через два года Эйзенштейн снял еще один фильм цикла. «Октябрь» стал первым художественным фильмом, в котором появился образ Ленина. Его сыграл рабочий металлургического завода Василий Никандров.

Эйзенштейн реализовал свою концепцию новой режиссуры: кино без главных героев и выраженного драматургического сюжета, созданное режиссером за монтажным столом. И вновь картину и хвалили, и ругали.

А Владимир Маяковский отметил «полную пустоту, полное отсутствие мысли» в образе Ленина.

Европейский профессор, доктор искусствоведения

В 1928 году Эйзенштейн исполнил свою давнюю мечту — отправился за границу. Вместе с актером Григорием Александровым и оператором Эдуардом Тиссэ режиссер объездил всю Америку и Европу. Он читал лекции в университетах Лондона, Амстердама, Брюсселя и Гамбурга, выступал в эфире берлинского радио.

В штатах Эйзенштейн заключил контракт с компанией Paramount Pictures — планировалась экранизация «Американской трагедии» Теодора Драйзера. Однако работа не была закончена — компания отказалась от сценария Эйзенштейна. Позднее режиссер приступил к работе над фильмом «Да здравствует Мексика!».

После того как было отснято 75 тысяч метров пленки, съемки пришлось завершить — Иосиф Сталин направил Эйзенштейну официальную телеграмму с просьбой вернуться в СССР. Фильм так и остался неоконченным.

После возвращения в Советский Союз в 1932 году Сергей Эйзенштейн занялся научной и педагогической деятельностью — его назначили заведующим кафедрой режиссуры Государственного института кинематографии. Эйзенштейн составлял программу по теории и практике режиссуры, писал статьи. В 1935 году Эйзенштейн получил звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

В 1938 году после выхода фильма «Александр Невский» Эйзенштейну присудили орден Ленина и степень доктора искусствоведения. Однако не все работы режиссера одобряло правительство — фильм «Бежин луг» получил много критических отзывов, лента была забракована и смыта.

В годы войны Эйзенштейн работал над своей последней картиной «Иван Грозный». Первая часть фильма вышла в 1945 году — режиссера удостоили Сталинской премии. Доснять вторую часть Эйзенштейн не успел. В черновом варианте эта серия вышла только в 1958 году.

Сергей Эйзенштейн ушел из жизни в 1948 году — режиссер умер от сердечного приступа. Его похоронили на Новодевичьем кладбище.

Источник: https://www.culture.ru/persons/680/sergei-eizenshtein

10 любопытных фактов из биографии Сергея Эйзенштейна

22 января 1898 года родился Сергей Михайлович Эйзенштейна — режиссер, теоретик, сценарист и художник, которому современный кинематограф во многом обязан своим существованием. В день рождения мастера Diletant.ru предлагает вашему вниманию подборку любопытных фактов из его биографии.

Сергей Эйзенштейн на съемках фильма «Старое и новое», 1926 год

Факт 1. Рорик — ангелочек с грустными глазами и шапкой золотых волос

Трюковой фильм Жоржа Мельеса «Четыреста проделок дьявола» познакомил Эйзенштейна с синематографом

22 января 1898 года в одном из богатых особняков Риги на свет появился мальчик, получивший имя в честь святого Сергия Радонежского.

Его отцом был известный архитектор Михаил Осипович Эйзенштейн, выстроивший почти два десятка зданий в стиле модерн на главных улицах Риги, мать, Юлия Ивановна, происходила из известного купеческого рода Конецких, владевших компанией «Невское баржное пароходство».

Родители души не чаяли в единственном сыне, ласково называя его Рориком.

В детстве Рорик был похож на маленького ангелочка — с грустными серыми глазами, с шапкой золотоволосых кудрей. Он не доставлял родителям никаких хлопот — рос спокойным, смышленым, послушным. В мемуарах Эйзенштейн сравнивал того маленького мальчика с Дэвидом Копперфильдом — такой же хрупкий, худенький, беззащитный и очень застенчивый.

Михаил Осипович Эйзенштейн с женой и сыном Сергеем, 1900 год

Факт 2. «Твой Тебя истинно любящий Котик«

В 1909 году родители Сережи расстались, а в 1912 году их официально развенчал Святейший Синод, так как факт прелюбодеяния госпожи Эйзенштейн был доказан.

Юлия Ивановна уехала в Санкт-Петербург к родным, и дом с ее отъездом в прямом смысле слова опустел: маменька забрала с собой все свое наследство.

Сережа остался жить с «домашним тираном» папенькой, написав о разводе в своем дневнике: «драма, увиденная одиннадцатилетним мальчиком»…

Сильно скучая, он отправлял письма «дорогой Мамуне» сначала еженедельно, делая лишь вынужденные перерывы во время болезней, потом все реже — папенька и домашние отвлекали.

Каждое письмо завершали трогательные подписи: «Целую Тебя 10 000 000 000 раз в обе щеки», «Целую Тебя 1000 линейных, кубических и квадратных раз», «Целую крепко, так крепко, что дырка будет непременно.

Твой Тебя истинно любящий Котик».

Факт 3. Первый ученик

В 1908 году Сергея отдали в рижское реальное училище. Учился он с легкостью, что ни день, то радуя Михаила Осиповича отличными отметками, а в перерывах между занятиями изрисовывал школьные тетради причудливыми картинками.

Его друг детства Мака Штраух вспоминал: Сережа «мог просиживать целыми часами и без устали рисовать все, что ему приходило в голову: жанровые сценки, отдельные фигуры, лица… С неистощимой выдумкой и огромным юмором, с уверенностью и мастерством профессионального художника набрасывал он свои рисунки…».

Борис Пастернак (2-й слева), Сергей Эйзенштейн (3-й слева), Лиля Брик (4-я справа), Владимир Маяковский (3-й справа) и другие, 1924 год

Факт 4. «Монтаж аттракционов»

Во время обучения у Всеволода Мейерхольда Эйзенштейн осуществил несколько самостоятельных постановок. Самой известной из них стал спектакль «Мудрец» по пьесе Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты».

В нем Сергей опробовал многие режиссерские приемы и придумки, в том числе, небольшую кино-вставку — один из первых случаев, когда кино пришло в театр.

Режиссер экранизировал дневник Глумова, и эта работа стала первым кинематографическим опытом будущего мэтра.

«Дневник Глумова» — первый кинематографический опыт Сергея Эйзенштейна

Факт 5. «Броненосец «Потемкин»»

1905 год — самый творчески счастливый для Сергея Эйзенштейна. В этом году он выпустил свой главный шедевр — фильм «Броненосец «Потемкин»».

Работа над картиной завершилась в рекордно короткие сроки — на съемки и монтаж ушло три месяца. По задумке режиссера, в финальном проходе броненосца через эскадру над ним должен гордо реять красный флаг. Сняв в кульминационных эпизодах белое полотнище, Сергей Эйзенштейн затем лично раскрашивал его кисточкой в красный цвет. Все 108 кадров!

Премьера картины состоялась 24 декабря 1925 года в Большом театре. Когда зажегся свет, зрительный зал взорвался аплодисментами. В январе «Потемкин» начал свое триумфальное шествие по стране.

На одном из сеансов побывали члены домового комитета Чистопрудненской многоэтажки, той самой, где в квартире Маки Штрауха, превращенной в 1917 году в коммуналку, в одной комнате с другом и его женой Юдифь Глизер все эти годы жил Эйзенштейн.

Усовестившись, члены комитета нашли возможность выделить для талантливого молодого режиссера отдельную комнату.

Съемочная группа фильма «Броненосец «Потемкин»» во главе с Сергеем Эйзенштейном (8-й слева) на борту военного корабля, 1925 год

Факт 6. Загранкомандировка

После выхода на экраны «Потемкина» Эйзенштейн обрел всемирную славу. Из Америки на встречу с молодым режиссером приезжали звезды немого кино Дуглас Фербенкс и Мэри Пикфорд, которые пригласили маэстро в Голливуд, суля контракты и перспективы. Сергей Михайлович начал хлопотать о выезде в Штаты.

Тем временем Сталин, мечтавший создать в СССР свой собственный Голливуд, разрешил молодому режиссеру выезд за границу. Вместе с ним осваивать западный опыт кинопроизводства отправились верные друзья и помощники Григорий Александров и Эдуард Тиссэ.

После выхода на экраны «Потемкина» Эйзенштейн обрел всемирную славу

Сначала неугомонная троица устроила себе европейское турне. Эйзенштейна всюду принимали как триумфатора.

Свободно владевший тремя иностранными языками, он выступал с лекциями в Берлине, Лондоне, Антверпене и Амстердаме, отвечал на вопросы студентов в Сорбонне после запрета на показ его фильмов в университетских стенах, общался с коллегами на конгрессе независимой кинематографии в Швейцарии.

Среди самых ярких впечатлений — дорогие сердцу встречи с Бернардом Шоу, Луиджи Пиранделло, Джеймсом Джойсом, Федором Шаляпиным.

Григорий Александров, Сергей Эйзенштейн, Уолт Дисней, Эдуард Тиссэ (слева направо), 1930 год

В мае 1929 года Эйзенштейн, наконец, в Штатах. Ажиотаж вокруг него был не меньше, чем в Европе. Режиссер получил возможность лично познакомиться с теми, кем он давно восхищался — с Уолтом Диснеем, Чарли Чаплиным, Дэвидом Гриффитом.

Факт 7. В шаге от расстрела

По возвращении из Штатов Сталин устроил Эйзенштейну настоящую травлю.

Как следует из архивных документов, в июне 1932 года отец народов из Сочи наставлял оставшегося в Москве Лазаря Кагановича: «Обратите внимание на Эйзенштейна, старающегося через Горького, Киршона и некоторых комсомольцев пролезть вновь в главные кинооператоры в СССР. Если он благодаря ротозейству культпропа добьется своей цели, то его победа будет выглядеть как премия всем будущим (и настоящим) дезертирам. Предупредите ЦКмол.».

Зампред Совета Народных Комиссаров СССР в ответ доносил: «Насчет Эйзенштейна я соответствующие меры приму. Надо урезать «меценатов», либеральствующих за счет интересов государства».

Каганович хотел не просто запретить режиссеру ставить фильмы, а «вообще расстрелять… поскольку мы не можем ему доверять; он растратит миллионы, но не даст нам ничего, потому что он против социализма».

Но более лояльные к Сергею Михайловичу Молотов и Жданов сумели его отстоять.

По другой версии, Сталин не хотел расстреливать талантливого режиссера, втайне надеясь, что однажды тот все-таки снимет его кинобиографию.

Сергей Эйзенштейн (слева) на съемках фильма «Бежин луг», 1935 год

Факт 8. «Голгофа» Эйзенштейна

Заказ на «Грозного» Эйзенштейну сделал сам Сталин — через Жданова. Вождю хотелось не то чтобы оправдаться перед народом за годы чудовищных репрессий, но как-то обосновать свою жестокость, вписать ее в исторический контекст.

И фигура Ивана IV как нельзя лучше соответствовала этой цели. В интерпретации Сталина события выглядели так: прогрессивный царь, собиратель земель, великий и мудрый правитель строит единое государство, но реакционное боярство хочет разрушить эти планы.

Во имя спасения Отечества самодержец вынужден прибегать к крайним мерам.

Сергей Эйзенштейн неделю думал над предложением вождя. В январе 1941 года режиссер приступил к работе.

Николай Черкасов (слева) и Сергей Эйзенштейн (в центре) на съемках фильма «Иван Грозный»

Первая часть картины, в которой показаны юность Ивана Грозного, венчание на царство и Казанский поход, вышла на экраны в 1945 году. «Заказчик» пребывал в эйфории. Фильм получил хвалебные отзывы и удостоился Сталинской премии.

Однако ознакомившись со второй частью, «Боярским заговором», Сталин пришел в бешенство, назвав ее «омерзительной штукой».

4 сентября грянуло постановление ЦК ВКП (б): «Режиссер Сергей Эйзенштейн… обнаружил невежество в изображении исторических фактов, представив прогрессивное войско опричников… в виде шайки дегенератов».

А в феврале 1947 года режиссер вместе с актером Николаем Черкасовым, сыгравшим роль Ивана Грозного, ездили по вызову Сталина в Кремль. На встрече присутствовали Жданов и Молотов. Вождь настойчиво требовал пересъемок.

«У вас неправильно показана опричнина… как ку-клус-клан… — выговаривал Сталин, — царь у вас получился нерешительный, похожий на Гамлета… Иван Грозный был очень жестоким, … но нужно показать, почему необходимо быть жестоким. Одна из ошибок Ивана Грозного состояла в том, что он не дорезал пять крупных феодальных семейств… кого-то казнил и потом долго каялся и молился. Бог ему в этом деле мешал…».

Студенты Института кинематографии обожали Эйзенштейна и уважительно прозвали его «Старик»

Факт 9. «Цветовое кино»

Как и любой уважающий себя крупный режиссер эпохи черно-белого кино, Сергей Эйзенштейн много экспериментировал с цветом.

Способы и цели были разные, но цвет периодически окрашивал, то целые сцены, то кадры, а то и вовсе отдельные элементы внутри кадра. Но до полноценного цветного кинематографа он не дожил.

Интересно, что в ночь с 10 на 11 февраля, когда маэстро скончался от сердечного приступа, он как раз работал над статьей «Цветовое кино».

Факт 10. Леонардо ХХ века

По масштабу и универсальности дарований Сергея Эйзенштейна нередко сравнивают с легендарным итальянским живописцем и ученым Леонардо да Винчи. Художник, педагог, искусствовед, философ, психолог — Эйзенштейн блистал талантом в самых разных областях.

Но высот истинного гения он достиг в кино, возвысив лубочное зрелище до уровня подлинного искусства. Монтажные открытия и эксперименты режиссера оказали колоссальное влияние на развитие мирового кинематографа, и по сей день не потеряли своей ценности.

Источник: https://tayni.info/67310/

Сергей Эйзенштейн (Sergei Eisenstein): фильмография, фото, биография. , Автор, Режиссер

Сергей Эйзенштейн родился в Риге 22 января 1898 в семье инженера-архитектора. Несмотря на то, что родители постоянно ссорились, и мальчик рос в нервной обстановке, образование и стремление к прекрасному Сергей получил сполна.

Он учил основные европейские иностранные языки, читал с упоением русскую и зарубежную литературу, увлекался театром и живописью, сам рисовал, любил комиксы и карикатуры.

С подачи отца Сережа окончил реальное училище, а потом учился в Петроградском институте гражданских инженеров. В Гражданскую войну он записался добровольцем в Красную Армию, работал художником по декорациям в армейской самодеятельности.

А после войны разносторонний и увлеченный Эйзенштейн пришел в авангардистский рабочий театр Пролеткульта, где начал трудиться режиссером и художником по декорациям.

В 1921 году Эйзенштейн поступил в Государственные высшие режиссёрские мастерские (ГВЫРМ), возглавляемые Всеволодом Мейерхольдом, которого боготворил. Однако через год Сергей ушел от своего Мастера просто по причине того, что стал самостоятельной творческой личностью. Но именно благодаря занятиям с Мейерхольдом у Эйзенштейна появился свой стиль, своя эстетика.

Читайте также:  Нелли ермолаева - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Первый фильм Эйзенштейна «Стачка», снятый в 1924, рассказывал о забастовке рабочих на одном из российских заводов. Уже в этой работе режиссер показал то, чему впоследствии будут обучать студентов киноинститутов – использование метафоры, приемы монтажа, чувство ритма. Следующий фильм– «Броненосец «Потемкин»» (1925) был посвящен восстанию матросов.

В историю мирового кинематографа вошла сцена расстрела мирной толпы в Одессе. По подсчетам статистиков, этот шедевр Эйзенштейна имеет максимальное количество наград и постоянно входит в рейтинг фильмов «всех времен и народов». Фильм немой, но Эйзенштейну удалось достичь огромной выразительности благодаря «монтажу аттракционов».

Как формулирует сам Эйзенштейн, «это свободный монтаж произвольно выбранных самостоятельных воздействий, но с точной установкой на определенный конечный тематический эффект».«Потёмкин» не имеет традиционного сюжета, материал в нём построен по принципу хроники, но – это драма. Фильм стал классикой нового киноискусства.

Далее выходит фильм «Окт́ябрь» (1928) о событиях Октябрьской революции 1917, тем самым завершая трилогию о революционных событиях России.

В 1930 году Эйзенштейн отправляется в Голливуд как представитель молодого перспективного советского кино. Он пишет сценарии для фильмов, однако из-за развёрнутой в Голливуде антисоветской кампании против режиссёра, от сотрудничества с Эйзенштейном пришлось отказаться.

По возвращении в Россию режиссер занимался исследовательской работой, писал статьи, готовил лекции. Его книги «Смысл фильма» (1942) и «Форма фильма» (1949), где описаны принципы цвета, звука и монтажа в кино, стали учебными пособиями для кинопроизводственников.

В 1938 году Сергей Эйзенштейн снял свою первую звуковую картину «Александр Невский», которая посвящена русской победе над тевтонскими рыцарями. Считается одной из лучших картин Мастера, за которую он получил Сталинскую премию.

В годы Великой отечественной войны картина оказывала сильное агитационное воздействие.

Практически с тем же составом съёмочной группы Эйзенштейн снял «Иван Грозный»(1945); Здесь также получило продолжение экспериментов со звуком, цветом, монтажем. За фильм Сергей Михалович получил вторую Сталинскую премию. При жизни Эйзенштейна продолжение «Ивана Грозного» на экраны так и не вышло.

Во второй серии режиссер размышлял о жестокости власти и о том, что диктатора неизбежно ждет расплата – одиночество и муки совести. Эта трактовка не устроила Сталина. Фильм надо было перерабатывать. Но сердце Сергея Михайловича Эйзенштейна остановилось 11 февраля 1948 года. Он оставил после себя бессмертие своей личности. Эйзенштейн – Гений.

Каждая его работа – кино, статьи, лекции – все-все представляет интерес, все нуждается в особом внимании и изучении на долгие-долгие годы.

  • 1979 Да здравствует Мексика! Смотреть онлайн
  • 1979 Да здравствует Мексика! Смотреть онлайн

Источник: https://www.ivi.ru/person/sergej_ejzenshtejn

Эйзенштейн Сергей Михайлович

(1898-1948) советский кинорежиссер, сценарист, теоретик искусства

Сергей Михайлович Эйзенштейн родился в зажиточной и культурной семье. Его отец был главным архитектором города Риги.

Сергей получил хорошее образование, знал английский, немецкий и французский языки, много читал, увлекался рисованием.

Юноша любил бывать в театре, в цирке и устраивал представления дома. Сам писал для них пьесы, рисовал декорации. Ему хотелось заниматься этим всю жизнь. Но отец уже определил его будущее. Он хотел, чтобы сын продолжил его доходное и респектабельное дело, и отправил мальчика в Рижское реальное училище, а после его окончания в 1915 году — в Петроградский институт гражданских инженеров.

Однако в институте Сергей Эйзенштейн увлекся революционными идеями и с третьего курса ушел добровольцем в Красную Армию. Он участвовал в боях под Петроградом, строил укрепления под Нарвой и на реке Луге, а кроме того, оформлял и ставил самодеятельные спектакли, рисовал плакаты.

После демобилизации его направили учиться в Москву в Академию Генерального штаба на восточное отделение. Одновременно Эйзенштейн начал работать художником московского молодежного театра «Пролеткульт».

Появившись там впервые, молодой человек заявил, что готов писать декорации, ставить спектакли, но будет это делать лишь для того, чтобы получше узнать театр, а потом разрушить его.

Сергей Михайлович Эйзенштейн действительно считал, что театр изжил себя как вид искусства, а старые театральные формы не подходят для выражения новых революционных идей. Он искал новые приемы и художественные средства, присматривался к театральным опытам различных групп.

Внимание Сергея Эйзенштейна привлекают театральные эксперименты Всеволода Мейерхольда, и по его примеру он организовал в «Пролеткульте» творческую мастерскую.

Одновременно Сергей Эйзенштейн получил режиссерское образование в Высших режиссерских мастерских, где преподавали известные в то время театральные деятели.

Свой первый спектакль в театре Эйзенштейн поставил по пьесе Александра Николаевича Островского «На всякого мудреца довольно простоты» и, как писали критики, оставил от нее «одни обломки», сохранив лишь фамилии действующих лиц, несколько реплик и отдельные сюжетные ходы. В спектакль были введены эстрадные и цирковые номера и даже короткометражный фильм.

В то же время Сергей Михайлович Эйзенштейн опубликовал в журнале «Леф» статью «Монтаж аттракционов», в которой излагал свои взгляды на современное искусство.

В ней он отрицает традиционное театральное действие и заявляет новый принцип его организации, основанной на «свободном монтаже произвольно выбранных, самостоятельных… воздействий (аттракционов)».

Под аттракционом он понимал «сильное, ударное воздействие на психологию зрителя, направляющее его мысли и чувства в необходимом художнику направлении».

Эти поиски в конце концов привели его в кино. Вместе со своими учениками, будущими выдающимися русскими режиссерами Григорием Александровым, Максимом Штраухом, Иваном Пырьевым, он снимает картину «Стачка», вышедшую на экран в 1925 году.

Этот фильм должен был стать первым из серии картин под названием «К диктатуре», в которой режиссеры собирались показать различные стороны и методы революционной борьбы: стачки, демонстрации, побеги революционеров из ссылок, их агитацию среди рабочих и т. п.

Однако из всей серии снят был только один фильм — «Стачка». Здесь Сергей Эйзенштейн получил простор для своих экспериментов в области монтажа. Он соединял, казалось бы, несоединимое, как, например, изображение штыков и крупные планы животных — обезьяны, бульдога, совы, таким образом средствами кино рисуя новые образы и создавая новые представления. Этот прием получил название кинометафоры.

К двадцатилетию революции 1905 года Сергей Эйзенштейн снял свою вторую картину — «Броненосец «Потемкин»», которая вошла в десятку лучших картин мира всех времен и народов.

Новаторство Эйзенштейна заключалось прежде всего в том, что он использовал здесь новые выразительные средства и с помощью монтажа сумел передать революционный пафос события, которое послужило основой фильма. Фильм был посвящен восстанию на броненосце «Потемкин» в 1905 году.

Главным героем фильма становится народная масса.

С одной стороны, это революционные матросы, с другой — солдаты правительственных войск, подавляющие бунт, и толпы обывателей, горожан, которые находятся между двумя враждующими полюсами.

Наиболее впечатляющая сцена — марш солдат по огромной Потемкинской лестнице в Одессе. То замедленные, то ускоренные кадры не только создают динамику движения, но и передают нарастающий драматизм действия.

Новые монтажные приемы создают совершенно неожиданные образы. В фильме Сергея Михайловича Эйзенштейна неожиданно вскакивает мраморный лев на террасе Воронцовского дворца в Алупке, знаменуя собой грозное самодержавие. Как одно общее сердце бьется машина броненосца, а в сцене расстрела восставших матросов над ними натягивают брезент, как общий для всех саван.

Фильм Сергея Эйзенштейна по достоинству оценили и ведущие кинематографисты мира. Знаменитый американский актер и режиссер Чарли Чаплин назвал «Броненосец «Потемкин»» «лучшей кинокартиной мира», американская киноакадемия признала его лучшим фильмом 1926 года, а на Парижской выставке искусств он получил высшую награду — «супер-Гран-при».

Анализируя успех своего фильма, Эйзенштейн пришел к выводу, что при помощи монтажа можно не только образно, но и логически выражать мысли, а также передавать понятия на особом кинематографическом языке.

Из этих взглядов Эйзенштейна сложилась так называемая «теория интеллектуального кино», которой он доказывал, что кино обладает своим специфическим языком, то есть особыми выразительными средствами, и старые художественные приемы ему не нужны.

В дальнейшем Сергей Михайлович Эйзенштейн пытался связать свою практическую, творческую работу с теоретическими убеждениями.

К десятилетию Октябрьской революции он снял картину «Октябрь», в которой впервые показал образ В. И. Ленина. Однако он получился неудачным. На роль Ленина режиссер пригласил рабочего Никандрова из-за его внешнего сходства с «вождем мирового пролетариата». Но тот не смог создать художественный образ и лишь принимал характерные для Ленина позы.

В конце двадцатых годов Сергей Эйзенштейн вместе с Г. Александровым и Э. Тиссэ отправился в командировку в Западную Европу и Америку, чтобы ознакомиться с техникой звукового кино. Во время этой поездки голливудская кинокомпания «Парамаунт» предложила советским кинематографистам снять для нее звуковой фильм.

Эйзенштейн изложил свою трактовку экранизации романа Т. Драйзера «Американская трагедия» с разоблачением буржуазного образа жизни. Однако его идея не прошла, в газетах стали появляться материалы о том, что «Американская трагедия» отдана на растерзание заведующему пропагандой большевиков».

В результате договор с «Парамаунтом» был разорван.

После этого Сергей Эйзенштейн и его спутники взялись за постановку фильма «Да здравствует Мексика!», где показали войну мексиканского народа за свою независимость.

Фильм был почти закончен, когда Эйзенштейну пришлось по политическим мотивам выехать из Мексики, и он вернулся в Москву, надеясь завершить монтаж картины дома.

Однако материалы фильма ему не прислали, а в Америке из них смонтировали другой фильм — «Буря над Мексикой», идея которого не имела ничего общего с замыслом Эйзенштейна. Лишь много лет спустя после смерти режиссера зрители смогли увидеть первоначальный вариант фильма.

Вернувшись в Россию, Сергей Михайлович Эйзенштейн поставил свою первую историческую картину «Александр Невский», где впервые снял великого русского актера Николая Черкасова (1903—1966).

Вторжение немецких рыцарей на Русь в XIII веке воспринималось в это время как предупреждение, а заключительные слова: «… кто с мечом к нам войдет, от меча и погибнет. На том стоит и стоять будет русская земля!» — приобретали вполне современный смысл.

Драматизм ситуации усиливала музыка С. Прокофьева. Для композитора работа в картине Эйзенштейна также стала дебютом в кино.

Последней работой режиссера была трагедия в двух частях «Иван Грозный» (первый фильм вышел на экраны в 1945 году, а второй — в 1958). Ее тема — объединение русских земель.

Актуально прозвучала и поставленная в картине проблема власти — ответственности царя, достигавшего государственных целей ценой преследований и жестоких расправ.

Роль Ивана Грозного так же блестяще сыграл Николай Черкасов, а музыку к картине снова написал Сергей Прокофьев.

Сергей Михайлович Эйзенштейн не только ставил фильмы, но и преподавал в Государственном техникуме кино, преобразованном потом в Институт кино, занимался теоретической работой. Ему принадлежит множество статей по теории кино, приемам киномонтажа, работе с цветом и т. д.

Уже тяжело больной, Сергей Эйзенштейн продолжал ежедневно работать. Он не мог ездить в институт, но у него дома постоянно бывали его ученики, молодые режиссеры.

В 1947 году по инициативе Эйзенштейна был открыт сектор кино в Институте истории искусств Академии наук СССР. Сам режиссер во главе небольшой группы искусствоведов работал над составлением плана истории советского кино. Но ему не суждено было заняться этой работой, как и написать другие статьи, которые он задумал.

В рукописи статьи «Цветовое кино» сохранился след его болезни. На середине статьи сердечный спазм остановил его руку, и строка поползла вниз. В черновиках Сергея Михайловича Эйзенштейна сохранился шутливый рисунок того, как он представлял себе теорию искусства кино.

Он назвал его «Здание кинотеории» и изобразил в виде античного портика, базой которого являлась марксистская эстетика, а колоннами и частями антаблемента — различные проблемы киноискусства.

Эйзенштейн заштриховал отдельные части, то есть те проблемы, которые ему удалось решить: монтаж, композицию, цвет, хотя они тоже были заштрихованы не полностью. Все же остальное здание оставалось чистым.

Источник: http://biografiivsem.ru/eyzenshteyn-sergey-mihaylovich

Ссылка на основную публикацию