Наринэ абгарян – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Наринэ Абгарян

Наринэ Абгарян по образованию лингвист и преподаватель русского языка и литературы в национальной школе, что не мешает ей преспокойно путать цифры и цвета.

Отлично умеет готовить блюда армянской кухни.

Наринэ Абгарян, сегодня отвечала не только на вопросы корреспондента “Желтой гусеницы” (Прим. ред. – детского литературного журнала). Самые молодые читатели “Манюнь”, ученики различных школ, составили для писательницы свой список вопросов. И Наринэ Абгарян не подвела, удовлетворив любопытство и детей, и взрослых.

СПРАШИВАЮТ ДЕТИ
– Красивый ли муж у Наринэ или у него луковые кольца на лице отпечатались? (Здесь корреспондент “ЖГ” должен дать пояснение. Дело в том, что героиня “Манюни” строгая Ба…

Наринэ Абгарян по образованию лингвист и преподаватель русского языка и литературы в национальной школе, что не мешает ей преспокойно путать цифры и цвета.

Отлично умеет готовить блюда армянской кухни.

Наринэ Абгарян, сегодня отвечала не только на вопросы корреспондента “Желтой гусеницы” (Прим. ред. – детского литературного журнала). Самые молодые читатели “Манюнь”, ученики различных школ, составили для писательницы свой список вопросов. И Наринэ Абгарян не подвела, удовлетворив любопытство и детей, и взрослых.

СПРАШИВАЮТ ДЕТИ – Красивый ли муж у Наринэ или у него луковые кольца на лице отпечатались? (Здесь корреспондент “ЖГ” должен дать пояснение.

Дело в том, что героиня “Манюни” строгая Ба утверждала, что красота будущего мужа находится в прямой зависимости от чистоты тарелок. Чем чище посуда – тем красивее лицо избранника.

Интересно, каким должен был быть муж Наринэ, если, исходя из текста, девочка терпеть не могла лук и художественно развешивала его по краям тарелок?)

– Муж собой хорош, высок и статен. И вообще чемпион, мастер спорта по таэквондо. Имеет чёрный пояс и диплом инженера. В детстве был жутко шебутным мальчиком, похлеще нас с Манькой. Навроде Каринки, только мужского полу.

-Значит, приметам Ба можно не верить?
– Всем приметам Ба нужно верить обязательно! Иначе просто неинтересно становится жить. Дети, особенно помните про луковые кольца! Мне повезло. Но в нашем загазованном мире и не такое может случиться с непослушным в анамнезе ребёнком!

– Я придумала строчку “Ехали цыганки на велосипеде”. Пусть Наринэ ответит, что должно быть дальше.
– Если цыганки не обижаются на велосипед, то вполне можно начало стихотворения оставить таким. Если вдруг станут обижаться – меняйте их на армянок. Я с ними договорюсь. Далее, думаю, нужно обязательно написать про чугунную сковороду и прочие телесные повреждения! Чтоб жизненно и со вкусом!

– Умеете ли вы петь песню “Журавли”?
– Песню “Журавли” давно уже не пела, подзабыла слова. Но исполнить смогу. Только шпаргалка нужна.

– Не засосало ли Наринэ Интернетом и как она с этим борется?
– Интернетом засосало, а потом торжественно выплюнуло. Потому что я боролась изо всех сил и не дала себя окончательно засосать. Если бы сдалась, всё свободное время проводила бы там. И книжек моих тогда бы не случилось! Представляете какой ужас?

СПРАШИВАЮТ ВЗРОСЛЫЕ

О биографии – Наринэ, почему-то в Интернете очень мало информации о вас. Вы скрываете биографию от журналистов?

– Я достаточно закрытый человек. Публичность – не мой конёк. Но большой тайны из своей личной жизни не делаю – счастливо замужем, являюсь мамой замечательного пятнадцатилетнего сына. По образованию я преподаватель русского языка и литературы.

– Блогер…
– Ведение блога много времени на самом деле не занимает. Ежедневно с провожу в Интернете по полтора часа. Остальное время посвящаю семье и написанию книг.

– Остальные герои “Манюни” такие же “непубличные”, как и вы?
– Да-да. И герои повествования тоже предпочитают оставаться в тени.

Естественное желание каждого адекватного человека – защищать границы своего личного пространства. Поэтому рассказывать подробности о личной жизни героев моих книжек не могу.

Главное – все они выросли в замечательных, очень талантливых людей мирных профессий. Что, согласитесь, уже чудо, учитывая наше ядерное детство.

– Предположу, что в вашем доме было особое отношение к книгам…
– Книг в нашем доме была уйма. Родители всегда читали много, со вкусом. Поэтому любовь к чтению передалась и нам. Хочешь, чтобы твой ребёнок потянулся к книгам – покажи ему пример.

В выборе книг нас тоже не ограничивали, мы могли читать всё, до чего дотянемся. Конечно, были какие-то табуированные книги, которые тщательно от нас прятали. Тот же «Декамерон», например. Правда, мы его быстро вычислили и даже прочли.

Были сильно разочарованы – никакого особенного разврата мы там не увидели.

– Взрослые читатели “Манюни” отмечают кулинарные особенности книги. В ней имеется множество рецептов. Вы, наверняка, сами готовите…
– Обязательно готовлю. И неплохо это делаю. Правда, руки до витиеватых рецептов не доходят – времени на готовку катастрофически мало.

– Рецептами Ба пользуетесь?
– Безусловно! Один фирменный яблочный пирог чего стоит!

– Вот интересно, вы по-прежнему не любите маринованную свеклу и “псевдоаджапсандали” так, как об этом написано в книге…
– А вот и нет. Вкусы с возрастом изменились. Теперь я ем и маринованную свеклу, и «псевдоаджапсандали». И даже тушёный лук!

– В “Манюне” есть эпизод, когда цыганка сообщает Наринэ о том, что в ее жизни будет так, как она захочет, нужно только сильно захотеть. Сбылось ли предсказание?
– Сбылось. Я всю жизнь мечтала быть писателем.

Это была тайная, запретная мечта, о которой я никому не говорила. Но однажды я решила воплотить мою мечту в реальность. И всё получилось! Думаю, цыганка сказала очень правильные слова.

Человеку всё по плечу, главное, чтобы он очень сильно этого захотел.

– В интервью “Российской Газете” вы говорили, что считаете себя начинающим писателем. Однако манера письма, стиль, язык, композиция рассказов – говорят о том, что в литературе вы не новичок. Почти уверена в том, что и до “Манюни” у вас имелся писательский опыт…
– К сожалению, вынуждена вас разочаровать.

Писательского опыта у меня действительно не было. Не доведись в моей жизни блога, и книжек моих не случилось бы. Я очень благодарна моим читателям – они всегда поддерживали меня сердечным словом. Если критиковали, то очень тактично и добро.

Такое отношение безусловно укрепляло меня в мнении, что я делаю что-то стоящее.

– А кто критиковал строже всех?
– Мама. У мамы абсолютный литературный вкус, поэтому её мнению я очень доверяю. Правда, свою точку зрения она мне никогда не навязывает. У нас очень доверительные и тактичные отношения.

– Можно я добавлю критики? После прочтения книги до сих пор мучаюсь вопросом: почему Ба говорила с мамой на ФРАНЦУЗСКОМ языке? Это очень необычно.
– Моё упущение, это нужно было в книжке объяснить. И мама, и Ба хорошо говорят на французском именно потому, что обе изучали его в профильном институте.

О писательском ремесле – Ждали ли вы прилета “музы” или же могли усилием воли заставить себя писать?

– Муза – дама капризная. Сегодня она прилетела, а завтра у неё семь пятниц на неделе. Или вообще мигрень. Как женщина я её понимаю. А как писатель идти у неё на поводу не могу. Поэтому ежедневно по пять часов провожу перед компьютером. Писательский труд – это тяжёлая работа. Иногда приходится через «не могу». Нельзя же постоянно дёргать музу. Она может обидеться и больше не прилетать.

– Ваши книги написаны очень легко и свободно. Писатели говорят, что кажущееся легким дается большим трудом…
– Правильно говорят. То, что на первый взгляд кажется лёгким, на самом деле долгий и кропотливый труд. Отдельные главы категорически не даются.

Ты их видишь в одном свете, а на бумаге они выглядят совсем по-другому. Каждую главу я писала от одной до двух недель! Плюс редактура по окончанию написания книги. Моя, а потом моего редактора Ирины Епифановой. И дополнительная читка после её редактуры.

– Каким эпизодом особенно гордитесь?
– Выделить что-то не могу, мне все эпизоды родные. Но сын, например, очень любит рассказ про поездку хора на грузовике. Практически цитирует наизусть. И мне такое отношение очень приятно!

– Могу предугадать ваше отношение к коммерческой литературе, но все же спрошу… Смогли бы вы написать что-то на заказ?
– Скажу предельно коротко. Отношусь к коммерческой литературе крайне отрицательно, и писать что-либо на заказ не стала бы.

– Эйнштейн говорил о том, что прошлое также подвержено изменениям, как и будущее. Удалось ли вам что-то изменить в своем прошлом “с помощью” “Манюни”?
– Не наберусь наглости спорить с Эйнштейном, гением из гениев. Если он утверждал, что прошлое подвержено изменениям, значит, так оно и есть.

В творческом угаре легко можно придумать новые персонажи, переделать реальных героев на своё лад, заставлять их делать то, чего они на самом деле не совершали. Так что писателю особенно легко изменить своё прошлое. Другое дело, нужно ли вообще его менять. Мне моё прошлое менять не хочется.

Мне оно дорого такое, каким оно у меня было.

– Откройте секрет, как вы смогли удержать в памяти столько деталей, столько фактуры, столько замечательных фраз? Что помогало вам реконструировать события прошлого.

Вы ведете дневник или наблюдаете на собственных детях?
– Относиться к «Манюне» как к документальному произведению, в корне неправильно. Писатель, если даже он пишет автобиографическое произведение, вносит туда много придуманного.

Любое описываемое событие нужно «обрастать» мясом, иначе это будет просто пересказ, а не литературное произведение. Дневники я не веду, но у меня много «напоминателей». Если что-то забыла я, об этом мне обязательно напомнит, например, Каринка.

Это счастье, когда у тебя большая семья. Память у отдельно взятого человека выборочна, но сообща легко и просто можно восстановить хроники жизни целой семьи.

– Многие критики отмечают, что реалии советского детства, описанные в книге, будут непонятны современным детям. Вам есть чем возразить?
– А как же! «Манюня» понравилась классной руководительнице моего сына Елене Аркадьевне Гладких.

Бонусом за хорошее поведение она зачитывала какие-то главы восьмиклассникам. Подросткам истории очень полюбились, более того, они подвигли их на долгие душещипательные разговоры с родителями об их детстве. Думаю, это очень здорово, когда есть что вспомнить и обсудить.

Мы живём во времена всеобщего молчания. Традиция собираться ежедневно вокруг стола и обсуждать насущные проблемы давно ушла в прошлое. Дети с утра до вечера на занятиях или в компьютерах, родители пропадают на работе.

Поэтому важно, чтобы появлялись книги, которые могут сблизить катастрофически отдаляющиеся друг от друга разные поколения.

– Но я слышала, что вы не собирались позиционировать “Манюню” как произведение для детей…
– Я против того, чтобы «Манюню» позиционировали именно как детскую книгу. Скорее, это книга для всех, кто умеет и любит вспоминать и смеяться. Для семейного чтения. Я бы рекомендовала её детям от десяти и до ста лет.

– Кстати, как вы относитесь к сопоставлению “Манюни” и произведения Санаева “Похороните меня за плинтусом”.

Не обижаетесь?
– Что вы! Нисколько! Мне очень нравится повесть Павла Санаева, поэтому такое сравнение меня только радует. Думаю, роднят наши книги образы потрясающих и очень любящих бабушек.

В книге Павла огромное количество любви, которую, к сожалению, не увидел, не понял или не захотел понять режиссёр Сергей Снежкин, который экранизировал роман.

– В вашей жизни что-то изменилось после выхода книги?
– Я познакомилась с кучей замечательных людей, стала как-то увереннее в себе. Но, самое главное, узнала своего мужа с новой, прекрасной стороны. Он радовался выходу каждой моей книжки так, словно сам её написал. Очень меня поддерживал и одобрял. Так умеют вести себя только настоящие мужчины.

– Интересно ли вам продолжать писать про “Манюню” или же у вас в планах – создание чего-то нового?
Сейчас я дописываю третью Манюню. И на этом поставлю точку. Больше историй про Манюню не будет.

Скоро на книжных прилавках появится моя повесть «Понаехавшая». Она тоже смешная, о той «понаехавшей» жизни, с которой сталкивается каждый иммигрант, и о которой не подозревают аборигены.

А далее в моих планах серьёзная книга, только о ней я повременю рассказывать. Не хочу смешить Бога.

Читайте также:  Юрий векслер - биография знаменитости, личная жизнь, дети

ПЯТЬ ЛУЧШИХ КНИГ ДЛЯ ДЕТЕЙ ПО ВЕРСИИ НАРИНЭ АБГАРЯН

«Муфта, Полботинка и Моховая Борода» Эно Рауда

«Эмиль из Лённеберги» Астрид Линдгрен

«Приключения Тома Сойера» Марка Твена

«Почему нет рая на земле» Эфраима Севелы

– Рассказы Николая Носова.

Любимых книг у меня много. Если обязательно нужно выбрать одну взрослую, то я, пожалуй, назову «Улисс» Джеймса Джойса. Из нового, особенно пронзившего чтения, отмечу «Дом, в котором» Мариам Петросян.

КОРОННОЕ БЛЮДО НАРИНЭ
Называется оно «Шарови», это очень распространённое в Армении блюдо. Берём баранину, желательно лопатку. Рубим её на небольшие куски. Застилаем мясом дно кастрюли.

Выкладываем на мясо рядами нарезанные дольками овощи – репчатый лук, баклажаны, картофель, болгарский перец, полстручка острого перца чили, помидоры. Каждый слой обязательно солим. Заливаем овощи смесью из 300 мл светлого пива с 300 мл воды. Ставим на огонь, доводим до кипения, огонь сбавляем, варим до готовности.

В самом конце посыпаем «Шарови» измельчённой зеленью – петрушкой, кинзой и обязательно базиликом. Приятного аппетита!

Источник: Детский литературный журнал “Желтая Гусеница”

Источник: https://www.livelib.ru/author/303500-narine-abgaryan

Наринэ Абгарян

 

Писательница, член попечительского совета благотворительного фонда «Созидание» Абгарян Наринэ Юрьевна родилась 14 января 1971 года.

 После успешной публикации дебютной автобиографической повести “Манюня”, Наринэ написала целую трилогию о приключениях маленькой девочки и еще несколько романов и повестей.

В 2015 году Наринэ Абгарян стала лауреатом российской литературной премии имени Александра Грина за выдающийся вклад в развитие отечественной литературы. В 2016 году получила премию “Ясная Поляна” за роман “С неба упали три яблока”. 

Биография

Наринэ Абгарян родилась 14 января 1971 года в городе Берд Тавушского района Армении. Отец у писательницы – врач, а мать – преподаватель. Есть брат и три сестры. Среднее образование Наринэ получила в Бердской средней школе №2. Кроме того, училась в музыкальной школе №1, где брала уроки по фортепиано.

Диплом преподавателя русского языка и литературы получила по окончании Ереванского государственного лингвистического университета имени Брюсова.

Наринэ переезжает в Москву в 1994 году с решением продолжить свое обучение в Москве. Вскоре выходит замуж, а в 1995 году у нее рождается сын.

Свой путь в роли писательницы Наринэ Абгарян начала с блога в ЖЖ, который завела в 2005 году, однако через два месяца перестала писать, и лишь в начале 2009 года записи в блоге вновь стали обновляться. История про Манюню внезапно заинтересовала писательницу Лару Галль, которая, в свою очередь, свела Наринэ с редактором «Астрель-СПб» Ириной Копыловой.

Она помогла Наринэ Абгарян издать три книги: «Манюня», «Манюня пишет фантастичЫскЫй роман» и «Понаехавшая».

Профессиональная деятельность

Наринэ Абгарян – одна из самых известных современных писателей-драматургов. В отзывах о книгах Наринэ Абгарян в основном пишут, что ее произведения возвращают в самое лучшее время жизни – в детство.

На вопрос, в чем секрет ее успеха, Наринэ отвечает: “Я не знаю, честно говоря, в чем секрет моего успеха, может быть в искренности, в юморе, ведь человек любит смеяться, и именно с юмористического произведения начался мой литературный путь”.

Книги писательницы Наринэ Абгарян пользуются огромным успехом у людей разных поколений, возрастов и национальностей.

Книги Наринэ Абгарян

Манюня
Повесть, 2010 год

Манюня пишет фантастичЫскЫй роман
Роман, 2011 год

Понаехавшая

Роман, 2011 год

Манюня, юбилей Ба и прочие треволнения
Роман, 2012 год

Семён Андреич. Летопись в каракулях
Повесть, 2012 год

Девять дней в июле
Сборник рассказов, 2012 год

Люди, которые всегда со мной
Роман, 2014 год

С неба упали три яблока
Роман, 2015 год

Счастье Муры

Повесть, 2015 год

Двойная радуга
Сборник рассказов, 2015 год

Шоколадный дедушка (написано в соавторстве с Валентином Постниковым)
Сказочная повесть, 2016 год

О любви

Истории и рассказы, 2016 год

Зулали

Сборник рассказов, 2016 год

Девочка  Манюня

У Наринэ Абгарян была заветная мечта – увидеть себя маленькой. И, по ее словам, желание это было настолько сильным, что однажды она взяла и написала книгу о своем детстве, семье и  друзьях, родных и близких, о городе, где она родилась, и о людях, которые там живут.

“«Манюня» – то светлое, что я храню в своем сердце. То прекрасное, которым я с радостью поделилась с вами. У меня была заветная мечта – увидеть себя маленькой. Получается, что моя мечта сбылась. Теперь я точно знаю – мечты сбываются. Обязательно сбываются. Нужно просто очень этого хотеть.”


Цитаты из книг Наринэ Абгарян

«С нашими людьми можно договориться только тогда, когда они этого хотят. То есть никогда», Манюня

«Я прошу вас остановиться на минуту и вспомнить, как это прекрасно — просто дружить. Вот так должно быть сейчас. И завтра. И послезавтра. Всегда», Манюня

«Влюбиться можно хоть в кого угодно,потому что сердце само выбирает, кого любить. Видишь кого-то и сердце рррррраз – и влюбляется. И все, до свидания, спокойная жизнь», Манюня. Все приключения Манюни, смешные и невероятные

Премии и награды

2016 — Премия “Ясная Поляна” за книгу “С неба упали три яблока”

2011 — Автор вошла в длинный список номинантов на премию «Большая книга» 2011 года.

2013 — получила премию «BABY-НОС» (Новая русская словесность).

2014 — сказка Абгарян «Великан, который мечтал играть на скрипке» была признана порталом «Папмамбук» лучшей детской книгой.


Интервью с Наринэ Абгарян

Наринэ Абгарян: “Не воспринимайте себя серьезно!” – brunch.lv/narine-abgaryan-ne-vosprinimayte-sebya-serezno/

Наринэ Абгарян: «Люби, заботься, будь рядом» – godliteratury.ru/public-post/narinye-abgaryan-lyubi-zabotsya-bud-rya

Наринэ Абгарян на радиостанции “Эхо Москвы” – echo.msk.ru/guests/816602-echo/

Наринэ Абгарян: Добрые рецепты «грозной» Ба – www.aif.ru/food/37323

Наринэ Абгарян о геноциде армян – www.rusrep.ru/article/2015/05/03/7-voprosov-narine-abgaryan/

Книжный Салон 2016 – Буквоед – Интервью с Наринэ Абгарян – www.youtube.com/watch?v=XQxkEQB43E4


Личная жизнь Наринэ Абгарян

Есть сын, которому 21 год. Несколько лет назад врачи поставили Наринэ Абгарян ошибочный диагноз “рассеянный склероз”, с которым Наринэ жила три года. В интервью Наринэ часто говорит, что единственным спасением в то время были теплые воспоминания из детства, которые отчасти и вдохновили ее на написание книг.


Социальные сети, официальные сайты и блоги

«Живой Журнал (ЖЖ)» – greenarine.livejournal.com

Источник: http://mktravelclub.ru/headliners/narine_abgaryan/

Наринэ Абгарян. Интервью с самой знаменитой современной армянской писательницей

11 ноября в Ереванском государственном камерном театре состоится презентация книги Наринэ Абгарян “Манюня”, которая в переводе Наринэ Гижларян наконец вышла и на армянском языке.

“Манюня” сделала ту, кто ее придумал, одной из самых популярных современных российских писательниц, в арсенале которой уже не один десяток книг – изданных, переизданных и ею составленных.

Она принесла Наринэ Абгарян литературную премию “Ясная поляна”.

“Манюня” покорила театральные подмостки – очередная премьера “по мотивам” намечена на конец будущего года, и не где-нибудь, а в московском Российском академическом молодежном театре.

Литературный путь Наринэ Абгарян начался с блога в “Живом журнале”.

За книгу “Манюня” – залитый солнцем рассказ о своем армянском детстве – получила премию “Рукописи года” в номинации “Язык” и с ней в 2011 г. вошла в лонг-лист “Большой книги”.

Потом была вторая часть – “Манюня пишет фантастичЫскЫй роман” и – заключительная “Манюня, юбилей Ба и прочие треволнения”. В 2011 г.

за очередной автобиографический роман “Понаехавшая” Наринэ Абгарян удостоилась Гран-при “Рукописи года”.

Когда слушаешь Наринэ, создается впечатление, что Манюня, девочка абсолютно самостоятельная, живет своей жизнью, получает награды, славу и любовь читателей. А Наринэ Абгарян просто работает и непросто живет.

Семья, литературный труд, который “совсем не фейерверк, а просто трудная работа”, благотворительный фонд “Созидание”, членом попечительского совета которого она является, стремление поддержать начинающих писателей и еще много всего.

Вот и армянский вариант “Манюни” Наринэ решила направить на благотворительность. Сбор с тиража – а на презентации можно будет приобрести книгу с подписью автора – пойдет на какое-нибудь благое дело. “Наверное, на поддержку семей тех, кто погиб в войне за Арцах”, – говорит Наринэ Абгарян.

– Наринэ, поздравляю с выходом книги на армянском. Любой перевод – событие для автора, а в данном случае для вас это, наверное, праздник вдвойне. Но не было ли опасения, что ваш такой сочный и самостильный язык “с армянским акцентом”, став чисто армянским, утратит свою главную фишку?

– Я очень рада, что “Манюня” и еще книга “С неба упали три яблока” переведены на армянский. Причем переведены очень профессионально, очень хорошо. Теперь слово за армянским читателем. Если книга понравится, я буду по-настоящему счастлива.

Что касается опасений, они были, как и в случае с переводом на любой другой язык. Всегда ведь очень хочется, чтобы тебя перевели максимально адекватно. В принципе я всех своих переводчиков предупреждаю, что меня надо переводить простыми словами.

Как только в текст включаются какие-то сложные обороты, это уже не я, теряется индивидуальность. У меня была смешная история с моим редактором. Я вообще очень страдала от того, что у меня не совсем канонический русский язык, а по-армянски говорю на нашем бердском диалекте.

Так редактор меня утешила: “Не переживай, ты так пишешь, что мы читаем на русском, а кажется, что на армянском”.
Наринэ Гижларян, автор перевода “Манюни”, тоже родом из Берда.

И поскольку она, как и я, выросла в той среде, знает местных людей, их обычаи, традиции, ее перевод максимально близок к моему русскому оригиналу. Мне ужасно понравилось, что в ее переводе второстепенные персонажи “Манюни” говорят на бердском диалекте.

И это внесло дополнительный колорит, который в русском языке невозможен. Россия – такая огромная страна, но, по-моему, в русском языке нет такого количества диалектов. А у нас маленькая республика, но жители соседних деревень не всегда понимают друг друга. Как говорит мой муж, сколько армян, столько и диалектов! И я с ним согласна.

– Такая потрясающая память на детство, способность в него вернуться и им поделиться – это органика или удачно найденный прием?

– Наверное, состояние души. Когда ты начинаешь придумывать текст, планировать, о чем будешь писать… По крайней мере у меня получается такая вымученная, искусственная история.

А когда пишешь как чувствуешь… Если мне проще жить с лицом, повернутым в прошлое, то мои книги о том же. Для меня, наверное, действие застыло в том времени, которое я особенно люблю.

Это 80-е годы, Армения, мой родной город Берд, уклад того времени. Естественно, сегодня Берд другой…

– И Карабахская война, которой посвящена ваша новая книга, это тоже часть если не детства, то юности…

– У моей мамы карабахские корни. И бабушка с отцовской стороны родом оттуда. В прошлом году я побывала в Карабахе, много общалась. У нас практически один и тот же диалект. Моя новая книга, которая выйдет в январе будущего года и будет называться “Дальше – жить”, – это книга о войне.

И материал ее родился не только из того, что я собственными глазами видела, наблюдала, чувствовала в Берде. Я съездила в Арцах, путешествовала по деревням, была в Каринтаге – это потрясающее место, где живут героические люди. Какие-то истории я позаимствовала оттуда. Все-таки писать о войне 90-х и не писать об Арцахе – это неправильно.

Это будут тридцать небольших рассказов. Каждый – история одного персонажа. Как он пережил войну или не пережил.

– И все-таки среди книг о детстве или из детства вдруг книга о войне. Откуда возникла эта тема? Практика показывает, что она у нас не только святая, но подчас, простите, конъюнктурная.

– Нет там никакой конъюнктуры. Потому что я не умею писать с коммерческим расчетом. Не могу сказать себе – знаешь, Наринэ, сядь и напиши про войну, потому что про войну будут покупать.

У меня вообще есть такое, может быть, идиотское ощущение, что я начала писать только потому, чтобы когда-нибудь написать о войне. Потому что это очень больно, очень значимо, очень тяжело для меня. Это больная тема в жизни моей семьи, моего города, моих близких. Не написать об этом я не могла.

Это очень тяжелый труд. И смогла я написать об этом, только когда почувствовала: или сейчас – или никогда. Я очень долго откладывала – это тяжело, это пропускаешь через себя каждый рассказ. И чем меньше объем рассказа, тем больше крови ты оставляешь на его страницах.

Читайте также:  Надежда толоконникова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Ведь эмоциональная насыщенность – чем меньше рассказ, тем ее больше. Мне кажется, я практически пару лет своей жизни оставила вот в этой книжке и, наверное, к теме войны больше не вернусь. Это большое испытание. Самая тяжелая книга, которую я когда-либо писала.

Кстати, пару рассказов из нее я выкладывала в соцсеть, и их уже успели перевести на армянский и английский. По крайней мере во время моей поездки в Америку были организованы их чтения, и они вызвали большой интерес у американской аудитории.

– Может быть, память о войне и эмиграция со всеми ее проблемами и сделали память о детстве такой солнечной, как в ваших книгах?

– Да, конечно. Эмиграция – это тоже своего рода война, в которой не каждый может выстоять и выжить. Я все свое счастливое детство сохранила в своей душе с чувством бесконечной благодарности к людям, которые к этому моему счастью имели отношение, и они всегда со мной.

И мои бабушки, и мой дед (к сожалению, второго я просто не застала), и мои друзья, и мои родители, которые вырастили пятерых детей и всю свою жизнь посвятили нам. Мы их отношение наблюдали всю жизнь, и ничего, кроме благодарности, нежности, почтения и восхищения, мы к своим родителям не испытываем.

Это тот период моей жизни, куда я с удовольствием возвращаюсь, где я всегда бываю и то, о чем мне всегда радостно писать.

– Вы пишете, когда “радостно”, то есть когда Бог на душу положит, или это уже профессия с недетским режимом и отработкой?

– Режим работы обязательно нужен, потому что писательство – это тяжкий труд, и ничего эфирного, воздушного, овеянного полетом муз, там нет. Это конкретное ремесло сродни работе кочегара или каменщика. К тому же это еще и достаточно серьезный физический труд. Хотя вроде сидишь в компьютере и пишешь, но это не просто – вытаскивать из себя слова и складывать их в предложения.

Я каждое утро сажаю себя перед ноутбуком, открываю Word, который тут же начинаю тихо ненавидеть и, подозреваю, он меня тоже, и заставляю себя работать. По-другому книги, к сожалению, не пишутся. Это только первую книгу можно написать на одном энтузиазме, вдохновении и чувстве полета. В общем, самодисциплина и еще раз самодисциплина.

Как шутит моя подруга Тинатин Мжаванадзе, “ты настоящая трудолюбивая армянка!”

– У вас есть объяснение тому, что в современной русскоязычной литературе два знаменитых писателя – вы и Мариам Петросян – и обе женщины?

– Во-первых, я восхищаюсь Мариам, горжусь ею, очень люблю “Дом, в котором…”, который я считаю абсолютным шедевром. На сегодняшний день эта книга переведена на одиннадцать языков. Мне кажется, Мариам написала какой-то концептуально новый роман.

Так получилось, что в русскоязычной литературе более известны мы вдвоем, хотя есть потрясающий Андрей Аствацатуров, Каринэ Арутюнова, которая живет в Киеве. Есть Валерий Айрапетян. Нас смешно называют “русскоговорящие писатели армянского происхождения, которые известны читающей публике”.

Почему именно мы? Не знаю, но душу это, безусловно, греет.

– Типа – это нельзя объяснить, это надо запомнить.

– Я, правда, думаю, скоро и мужчины за нами потянутся!

– Читать не довелось, но, насколько мне известно, вы составили и издали сборник произведений малых форм “Наринэ Абгарян представляет” и который можно условно назвать “мы находим таланты”.

– Таких сборников вышло целых три. Мы действительно их составили и выпустили вместе с издательством АСТ Это были писатели, которых мы находили в соцсетях. Я ведь и сама вышла оттуда. Если бы меня не заметил редактор, я бы никогда сама не решилась отправить в издательство то, что пишу.

В соцсетях есть очень много писателей – хороших! – которые, как и я, никогда не решатся отправить свои произведения в издателям. Мы действительно составили три сборника, там повести и рассказы – два женских сборника и один мужской. Это была моя попытка помочь начинающим авторам.

Уже три года, как эти книги вышли, и удивительное дело – женская короткая проза продается лучше, чем мужская. Мы общались на эту тему с нашим главным редактором, и он тоже не может объяснить, почему так происходит.

Почему женские рассказы продаются лучше, чем мужские – вопрос! Вот есть такие, греющие мою женскую душу вещи!

– Сегодня у вас есть возможность прокладывать для кого-то путь к читателю. Когда литература была для вас хобби, вы верили, что ваш звездный час еще настанет?

– Я всегда была профессиональным читателем. С детства читала много и с удовольствием. Недавно, когда я приезжала в Ереван, мама выслала мне из Берда мой школьный дневник. Читаю – там записи на армянском, на русском – и понимаю, что, вот, мне было пятнадцать-шестнадцать лет, а слог у меня достаточно приличный. Для школьницы, конечно.

Наверное, что-то такое во мне было и тогда. Всю жизнь вела дневники до определенного возраста, пока у меня не родился ребенок и стало не до того. Какое-то время я была писателем каких-то своих коротеньких историй, но никогда не планировала быть писателем, даже не думала об этом.

Все, что случилось в моей жизни, случилось совершенно неожиданно.

– А теперь, когда вы практически живой классик, как вы умудрились не покрыться хотя бы тонким слоем бронзы и сохранить такую открытость?

– Мне кажется, это в первую очередь воспитание, то, что заложено с детства. Я-то выросла в небольшом городке – практически в деревне, и с детства в нас воспитывали некую аскезу. Если ты там где-то задираешь нос, моментально по этому носу и схлопочешь – от бабушки, дедушки, мамы, папы…

Есть какой-то определенный сермяжный деревенский стержень – он у тебя внутри сидит, живет и всегда тебя держит в трезвом состоянии. В общем, может неправильно так говорить, но я тот самый простой человек, и любимая моя еда – хлеб с сыром, и все мои радости и удовольствия состоят из таких вот простых вещей.

Мне кажется, самое главное, чтобы не заработать звездную болезнь, надо быть достаточно самоироничным человеком, уметь посмеяться над собой. А мы, бердцы, это умеем! Самое наше любимое занятие.

Кроме всего прочего, даже если бы я очень захотела “позвездеть”, мне бы это вряд ли удалось, потому что, как только я приехала бы домой, мне бы тут же сказали: “Ахчик джан, куда тебя понесло?! Позоришь весь Берд!”. А вот этого я не переживу!

Сона Мелоян, ГА

Диагностическая карта для ОСАГО онлайн autotalon.ru

Поделитесь этой публикацией с друзьями

Источник: http://armenia.im/10/1755364651465135

Наринэ Абгарян: “Не воспринимайте себя серьезно!”

Евгения Шафранек
редактор

Наринэ Абгарян — российская писательница армянского происхождения. Автор ироничной “Понаехавшая” и грустной “С неба упали три яблока”, а еще смешной и трогательной “Манюни” – книги о нашем детстве, которая мгновенно принесла ей славу.

Самоирония, легкий стиль письма и отличное чувство юмора моментально покорили читателей. Наринэ любезно согласилась дать мне интервью, зарядив невероятным позитивом и одарив улыбкой. Такая, видно, у нее судьба — делать людей счастливыми!

Благодарим отель Dome Hotel&Spa за помощь в организации интервью!

ЖЕНЯ: Наринэ, первый вопрос, который меня мучает — Манюня реальный персонаж или не обошлось без фантазий и выдумок?
НАРИНЭ: Манюня — реальная девочка, моя подруга, которую я до сих пор люблю и буду любить всегда. Вообще, все главные персонажи — документальны. Но некоторые второстепенные герои и ситуации, конечно, вымысел. Можно считать, что их соотношение 70% на 30%.

ЖЕНЯ: И как герои относятся к тому, что о них написана такая популярная и такая смешная книга?
НАРИНЭ: И Манька, и мои сестры относятся к этому произведению уже просто как к книжке. Но первое время было довольно сложно. Кто-то даже обижался, к счастью, в шутку, что шалость одного я записала как выходку другого.

ЖЕНЯ: Наринэ сегодня – какая она?
НАРИНЭ: Наринэ сегодня недалеко ушла от своего детства. Мне вообще кажется, что жителю мегаполиса детство нужно держать у себя в голове, чтобы стресс большого города переживать менее болезненно. Это помогает!

Самоирония и хорошее чувство юмора — лучшее лекарство от хандры и трагедий, который переживает каждый взрослый человек. Поэтому я одной ногой в детстве, и мне, если честно, очень комфортно.

ЖЕНЯ: Ваш сын уже взрослый, но пришлось переживать и переходный возраст. Есть золотые правила воспитания?
НАРИНЭ: Моему сыну 19 лет, и мне повезло, у него не было переходного возраста. Совершенно никаких истерик, никакой ершистости. Когда я сравниваю со своим подростковым возрастом, мне становится стыдно — я была очень сложным ребенком.

Единственное, я никогда ему не лгала и всегда разговаривала, как со взрослым — скидок на возраст не делала. Вот, например, в семь лет старшие товарищи сообщили ему о том, что Деда Мороза не существует. Пришлось открыть правду: да, действительно, не существует. Он тогда сильно переживал: “Мама, ну хоть ты могла бы мне соврать!”.

ЖЕНЯ: Наринэ, вы пережили приговор врача, а потом отмену диагноза — доктор ошибся. Как вы прожили те три года?
НАРИНЭ: Да, несколько лет назад врачи поставили ошибочный диагноз, с которым я прожила три года — рассеянный склероз. Но у меня очень редкое качество психики.

Когда мне сообщили вердикт, я сразу уснула и проспала два часа. Видимо, мое сознание как-то блокирует такие стрессы. И весь этот период не могу сказать, что я сильно переживала. Просто дала себе установку, что с этим просто живут — сколько отпущено, столько и живут.

И нужно попытаться прожить этот отрезок жизни так, чтобы было потом что вспомнить.

ЖЕНЯ: А как близкие себя повели?
НАРИНЭ: Муж не давал мне скучать.

(смеется) Он очень неуклюжий в ухаживаниях человек и за эти три года почти угробил меня! Все попытки поддержать во мне дух выливались в какие-то катастрофические формы! Сказав, мол, “будем лечить хорошими эмоциями”, он свозил меня на рыбалку, где нас так покусали комары, что мы распухли. Потом мы отправились в поход, где нас чуть не убило градом. В итоге в семье появилось выражение “калечить будем хорошими эмоциями!” Скучать не было времени!

ЖЕНЯ: Вы умеете писать и о грустном, и о смешном. О чем легче?
НАРИНЭ: Зависит от того состояния, в котором ты находишься, и от музыки, которую ты слушаешь. Я всегда пишу под музыку.

Так уж получилось — без музыки слова не идут. Если мелодия романтичная — текст немного грустный. Если жизнеутверждающая — смешные слова и события сами ложатся на бумагу.

Причем выбором песни я совершенно не управляю! А писать одинаково сложно, поэтому я пишу долго.

ЖЕНЯ: Много чистите, правите?
НАРИНЭ: Да, очень много. Я же человек, который с детства говорил на двух языках — армянском и русском, и у меня нет абсолютно правильного владения языками.

Бывает, ляпну что-то, а потом понимаю, что это подстрочник. Случается, вывешиваю что-то в социальной сети, а на следующий день перечитываю с ужасом, начинаю срочно подправлять и корректировать.

Так что “граммар-наци” из меня совершенно никакой!

Но как говорит мой муж: “Как только тебе понравится то, что ты написала — срочно уходи из литературы. Ты превратилась в графомана”.

ЖЕНЯ: Смогли бы так же тепло и любовно написать о своей нынешней жизни, или детство — это такая особенная страна?
НАРИНЭ: Не смогла бы, наверное.

Детство — исключительная пора, когда нам всем хорошо, когда мы всех любим и когда все любят нас. Поэтому о детстве писать весело и интересно.

А вот уже первые годы в Москве стали настоящим трешем! Но когда я выпустила об этом книгу – “Понаехавшая”, она вышла совершенно смешная.

ЖЕНЯ: Умение посмеяться над собой?
НАРИНЭ: Да, к тому же я не запоминаю плохое! (Смеется) Поверьте, это очень плохая черта! Когда мы с мужем затеиваем ссору, мне ему даже нечего предъявить! Поэтому для мужчин – любителей стерв – я совершенно неинтересный персонаж. Такой скучный, с которым невозможно ни поссориться, ни поругаться… Какое-то домашнее животное, а не человек.

Читайте также:  Наум синдаловский - биография знаменитости, личная жизнь, дети

ЖЕНЯ: Какое полезное свойство самоирония, оказывается!
НАРИНЭ: Да, очень! Всем советую развивать самоиронию, она спасает! Не воспринимайте себя серьезно!

ЖЕНЯ: Ваша книга “С неба упали три яблока” — об истории деревни Маран…
НАРИНЭ: Я очень люблю “Сто лет одиночества” Габриэля Гарсиа Маркеса.

В прошлом году его не стало, и я задумала эту книгу как посвящение. Конечно, об это нигде не написано.

Кто я такая, чтобы посвящать Маркесу? Но это была огромная благодарность писателю, подарившему мне много часов потрясающего чтения.

И, безусловно, в романе есть какие-то зашифрованные события, но это не документальное повествование, а попытка через магический реализм передать историю одной деревни, которую покинули молодые. Это ведь проблема многих стран.

ЖЕНЯ: По профессии вы преподаватель русского языка и литературы — почему вдруг писатель? Тайная мечта?
НАРИНЭ: Это было бегство от бухгалтерской деятельности.

Дело в том, что я переучилась на бухгалтера и стала самым бестолковым бухгалтером города Москвы. У меня никогда не сходилась отчетность. Я боюсь как огня налоговые и пенсионные фонды. А годовую отчетность считала карой небесной.

Так я проработала пять лет.

Но творческий человек, когда не реализован профессионально, унывает. Тогда я завела себе блог в “Живом журнале”, куда стала писать коротенькие истории из своего детства.

На меня вышло издательство, и так была выпущена первая “Манюня”. Я бы не сказала, что у меня были планы стать писателем. Более того, если бы на меня не вышло издательство, книжка бы так и не родилась.

Сама я с “Манюней” не пошла бы никуда.

ЖЕНЯ: Сложно было все махом изменить?
НАРИНЭ: Совершенно нет! Вышла первая книга – и я больше никогда не возвращалась к бухгалтерской деятельности. СПАСИБО БОЛЬШОЕ, ГОСПОДИ! Если можно, я и дальше буду писать книжки, потому что работы с цифрами я больше не переживу!

ЖЕНЯ: Вы нашли дело свое жизни. Это изменило ваше мироощущение?
НАРИНЭ: Я почувствовала себя реализованным человеком.

Легче работать не стало — текст такая штука, которая вытягивает из тебя все силы.

Не зря же говорят, что у писателя чугунная задница! Могу просидеть шесть часов, написать две страницы, а на завтра все забраковать. Но эта работа устраивает меня эмоционально.

ЖЕНЯ: У вас уникальная возможность — вы можете изменить прошлое через свои книги! Боль смягчить, радость приукрасить.

Есть соблазн?
НАРИНЭ: Конечно, есть! Есть даже такие вещи, которые не вспоминаешь, потому что болит по сей день. Было и землетрясение, была и война.

Это накладывает отпечаток на всю оставшуюся жизнь. Поэтому есть периоды, о которых я не напишу, щадя прежде всего себя.

ЖЕНЯ: Ваша родина Армения, и книги буквально пропитаны любовью и болью к своей стране. Сейчас можете описать свои чувства к родным краям?
НАРИНЭ: Испытываю очень смешанные чувства.

С одной стороны, я люблю страну, в которой родилась, люблю город, в котором родилась. Это место моей силы. Там мои родители, а где родители — там и счастье. Но коррупция и безработица, конечно, расстраивают.

Надеюсь, что когда-нибудь здравый смысл восторжествует.

ЖЕНЯ: По-моему, везде одинаковые проблемы, и мечта о том, что все решится — утопия.
НАРИНЭ: Мне кажется, что мы все сейчас вышли в какую-то нехорошую плоскость.

Оторвались от корней, разом перечеркнули все, что нарабатывалось веками и поколениями, шедшими до нас. Нам нужно возвращаться к своим истокам. Мне 44 года, и я внезапно обнаружила себя антиглобалистом.

Мне хочется закрыть границы, чтобы каждый сидел у себя дома и возвращался к своим культурным, историческим корням. Возращался к себе настоящему.

Блиц-опрос

Девиз по жизни
“Оно любило осуществляться” – это настраивает на победу!

О чем мечтает Наринэ Об очень простых вещах. Чтобы родные были здоровыми. Чтобы счастья у детей было столько, что хватило бы на 12 поколений вперед. Очень, как видите, приземленные вещи. Я ведь по своей сути деревенский человек. Ваш рецепт счастья? Не унывать! Это трудно, но относитесь к себе самокритично и не бойтесь посмеяться над собой.

Слово-паразит

Ненавижу слово “вот” и постоянно его повторяю! И вечно ругаю себя за “как бы”. Пересмотрела как-то свое интервью — это же ужас! Поэтому я редко-редко даю интеревью. Мне проще написать, чем наговорить.

Секрет идеального брака
Я не пилю мужа! Я сразу поняла, что их воспитать невозможно! Мужчины — это люди, которые не поддаются воспитанию. Мой муж, например, очень невнимательный.

(Смеется) Если я упаду и умру где-то в стороне от телевизора, он, наверное, не заметит.

Но я отношусь к этому спокойно, хотя по молодости страшно раздражало! Если это его способ отдыхать, ну так пусть отдыхает! Зато не мешается под ногами! (Смеется)

Носки? А что носки? И носки бросит, и пиджак на пороге может оставить. Говорит, что это не беспорядок, а эклектика. Но главный секрет: я очень люблю сына, я очень люблю мужа и мы много шутим. Словом, женщины, берегите себя и не тратьте на мужчин нервы. Все равно не поймут.

Что любит Наринэ
Люблю читать, гулять, кофе — кофе требуется обязательно и хороший! Люблю вязать шарфы — меня это успокаивает. Люблю сыр! Люблю, когда сын мне что-то рассказывает.

Он в таком возрасте, когда знает уже больше меня. Люблю свои привычки. Обожаю есть на ночь, но редко себе это позволяю. Люблю море и шепот прибоя. Люблю горы и шум ветра — это мой главный источник силы.

Фотографии: moscowbooks.ru, expert.ru, mybook.io, из личного архива

Источник: http://brunch.lv/narine-abgaryan-ne-vosprinimayte-sebya-serezno/

Наринэ Абгарян – властям Армении: «Уходите сами, не доводите народ до греха»

Наринэ Абгарян Фото: Сергей Махотин

Известная армянская писательница прокомментировала народные волнения на своей родине.

Наринэ Абгарян — одна из самых известных современных армянских писателей, автор таких книг как «Манюня», «Понаехавшая», «Семен Андреич. Летопись в Каракулях», «Люди, которые всегда со мной», «Зулали». Хотя писательница уже 25 лет живет в России, массовые акции протеста, всколыхнувшие Армению, не оставили ее равнодушной.

С разрешения Наринэ Абгарян сайт charter97.org публикует пост, который писательница разместила сегодня у себя в Фейсбуке:

– Благодаря феерическому троллингу, случившемуся под постами о митингах в Армении, узнала о себе много нового.

Посмеялась, конечно, но решила все-таки развеять слухи.

Я живу в Москве почти четверть века. Являюсь гражданкой Армении, в России у меня ВНЖ. 
У меня чудесный сын, которому скоро исполнится 21 год. Я не замужем и никогда не была.

Не потому, что не звали, просто не видела в этом необходимости. Муж у меня, как вы понимаете, гражданский. У нас славные отношения. Иногда я его пилю, но он относится к этому с пониманием. Уверяет, что я хорошая жена.

Заблуждается, конечно. Я та еще кобра, просто держу себя в руках.

Профессии

Кто-то в комментах написал, что по первой профессии (!) я актриса и бывшая жена продюсера. Должна вас разочаровать: по первой профессии я фасовщик медицинского учреждения. После школы поступала в медицинский, провалила химию, устроилась в аптеку, проработала 3 месяца.

Потом махнула рукой на медицину и ушла в филологи. После учебы работала кассиром в обменном пункте, секретарем-референтом в офисе, пыталась организовать с подругой бизнес, но не вышло. Переучилась на бухгалтера. Была самым неудачливым бухгалтером Москвы, этакая сеньора Фантоцции.

С горя стала писателем. Такой вот трудовой путь.

В комментах писали о могущественном любовнике. Мол, такая борзая, потому что есть кому ее прикрывать. Товарищи, мне 45 лет, у меня целлюлит, варикоз и ноющие колени. Какой на фиг могущественный любовник? Даже немогущественного не потяну! 
Кстати, о могущественных любовниках.

Года два назад в моей жизни случился продюсер, который хотел экранизировать «Манюню». И с какой-то радости он решил, что имеет право за мной приударить. Я дала ему от ворот поворот, заявив, что не изменяю мужчинам, с которыми живу.

Он крепко задумался, а потом осторожно переспросил: «Мужчинам? А сколько их у вас?» Смеялись долго.

Гранты

Некоторые вполне на первый взгляд адекватные люди обвиняли меня в том, что я «кормлюсь грантами». Я бы с радостью, но, увы. Грантов в моей биографии не случалось. Всем, чего добилась, я обязана главреду издательства Астрель-СПб Александру Прокоповичу и моему бессменному редактору Ирине Епифановой.

А еще моей подруге Вике Кирдий, с подачи которой я написала повесть «Семен Андреич. Летопись в каракулях». Книжка вышла в издательстве «Речь» (спасибо Леониду Янковскому) и получила премию Бейби-НОС (спасибо жюри и фонду Прохорова). Да, прошлым летом мы с Ирой Пулей удостоились премии Александра Грина (спасибо оргкомитету премии).

Вот, пожалуй, все мои победы. Как видите, с грантами полный швах.

Религия

Оба моих деда потеряли отцов в раннем детстве. Одного прадеда мусаватисты расстреляли на глазах сына (ему было 8). Другой стал свидетелем смерти отца в пятилетнем возрасте — тот погиб во время Геноцида. Оба моих деда были убежденными атеистами, детей своих не крестили. Оба с возрастом стали агностиками.

Деда Андраника я не застала — он ушел за два года до моего рождения. Деда Драстамата я помню хорошо. Первый тост, который он неизменно провозглашал, звучал так: «Веревн Аствац ка» (наверху есть Бог). Несмотря на это, дед всю жизнь спорил с Ним, редко когда соглашался. В церковь не ходил.


Мои родители поступили ровно так же — не крестили нас. Оставили на наше усмотрение. 
Я с уважением отношусь к верующим и атеистам. Но не могу причислить себя ни к тем, ни к другим. Я искренне не понимаю, какое отношение имеет к вере религия. Потому остаюсь агностиком.
И да, своего сына я тоже не крестила.

Захочет — сам. Это должно быть не моим, а его решением.

Политические взгляды

Десять лет назад я была убежденным демократом и верила в свободу-равенство-братство. Теперь у меня нет политических симпатий и убеждений. Я не верю в хорошую Америку и плохую Россию. Или в хорошую Россию и плохую Америку.

Мы живем во времена чудовищного управленческого кризиса, когда горстка беспринципных, аморальных людей назначила себя вершителем человеческих судеб и творит, что хочет. У меня нет иллюзий насчет нашего завтра, но сдаваться я тоже не собираюсь.

Делаю, что могу и как могу. И буду — сколько смогу.

События в Армении

Хранила молчание, потому что не понимала, что там происходит. Скоро выборы, много подводных течений, много версий о том, кто это мог организовать и кому это выгодно. Вмешалась, когда полиция применила спецсредства против митингующих.

У страны, где есть политзаключенные, где журналистов и преподавателей вузов избивают железными прутьями, где задерживают художников, где каждый человек — потенциальная жертва,— не может быть будущего. А я хочу будущего своей родине.

В конце концов, не затем наши предки созидали и ценой своей жизни тысячелетиями отстаивали нашу самость, чтобы группа бессовестных людей за двадцать лет свела их старания на нет. Ваше время вышло. Мы вас не уважаем, не хотим, мы считаем вас предателями. Уходите сами, не доводите народ до греха.

Об отношении армян к диаспоре

Дорогие соотечественники. После апрельских событий вы имели возможность убедиться в том, что единственный ваш союзник, и, пожалуй, единственный залог возможности вашего существования — это диаспора. Я знаю много людей, которые отказались от летнего отдыха, чтобы перечислить отложенные деньги на сами знаете какие нужды.

Я знаю людей, которые жертвовали последние копейки. Глупо и неблагодарно затыкать диаспоре рот. Она имеет полное право на мнение — любое, хоть радикальное, хоть проправительственное. Так что каждый раз, когда кого-то из вас тянет заткнуть рот армянину, проживающему за границей — заткните его себе. Поверьте, толка от подобного рода молчания будет больше.

Извините за грубость, но достали.

Пожалуй, это все, что я хотела сказать.

Есть что добавить? Напишите нам

Источник: https://charter97.org/ru/news/2016/8/8/217448/

Ссылка на основную публикацию