Александр зайцев – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Александр Зайцев: «Я никуда не пропадал»

Москва. Сокольники. Чемпионат России по фигурному катанию 2001 года… Он проходит мимо меня. Знакомое лицо, но я никак не могу вспомнить, где его видела. Его постоянно окликают, обнимают, жмут руку… «Кто это?» — спрашиваю я у коллеги из «Советского спорта».

«Как, ты не узнаешь? Александр Зайцев — партнер Ирины Родниной. Здорово изменился? Еще бы! 20 лет прошло, как покинул лед. В Москве Зайцев сейчас бывает редко. Живет и работает в Америке».

— «Как ты думаешь, он согласится на интервью?» — «Конечно, Александр Геннадьевич еще никогда и никому не отказывал».
 — Интервью? С удовольствием. Тем более что я только что из Питера, где пришлось дать несколько интервью.

Пригласили меня в город на Неве наши ленинградские ветераны спорта. В «Невском паласе» проходил показ моделей от Гуччи и Версаче, и некоторые наши олимпийцы смотрелись на подиуме не хуже топ-моделей.

— Демонстрировали на себе модную одежду?
 — Да. Наш прославленный хоккеист Гена Цыганков и гимнаст Саша Дитятин, другие молодые ребята участвовали в показе.

— Вы не рискнули примерить какую-нибудь вещицу?
 — Я заказал «костюм Адама», но Гуччи с Версаче к такому повороту, видимо, не были готовы. Но дело в другом. Мы все тысячу лет не виделись. Не знали, кто где, да и живы ли? А питерцы молодцы, всех нас собрали. Многое вспомнилось, всколыхнулось.

— Александр Геннадьевич, наверное, многие не знают, чем вы занимались после того, как покинули большой спорт?
 — Поначалу работал в Спорткомитете, потом перешел тренером в «Динамо». Заниматься с учениками мне очень нравилось, и, по отзывам коллег, у меня получалось.

Но перемены в политике и экономике коснулись и спорта. В один прекрасный момент ни я, ни Федерация фигурного катания не смогли финансово поддерживать моих учеников. И тогда я постарался всех их куда-то пристроить: кого — в ледовое шоу, других — в балет. Естественно, не у нас, а за рубежом.

Кстати, многие из ребят мне до сих пор звонят, и мы поддерживаем теплые отношения.

Единственное, за что мне обидно, у нас была создана сильная группа. Ребята выступали и в «верхнем эшелоне», и на молодежных, юниорских чемпионатах по фигурному катанию. Это была команда единомышленников: тренеры, хореографы, массажист, ученики… И вдруг все это рухнуло. Надо было как-то выживать, и мне вслед за воспитанниками тоже пришлось искать работу за границей.

— Где вы работали?
 — В Австралии, Италии, Англии, Австрии, Турции, теперь в США.

— В какой стране было труднее всего?
 — В Австралии. И не потому, что там нет традиций в этом виде спорта. Ситуация оказалась намного прозаичнее. Это была первая страна, где мне надо было не работать, а зарабатывать деньги. Иными словами, я должен был тренировать всех подряд.

Раньше мне не хватало положенных двух часов, чтобы «пообщаться» на льду с учениками. Я постоянно просил заливщика: «Подожди еще минутку. Сейчас отработаем этот элемент». А в Австралии отведенные четверть часа длились целую вечность. Я работал в «пустоту», без интереса.

Постепенно начал понимать, что прежде всего мне следует переделать самого себя, уяснить, что в мои функции входит не только подготовка чемпионов. В конце концов надо было просто смириться с создавшимся положением, и я смирился.

Я придумал парочку стандартных фраз о погоде, здоровье, на которые уходило минут десять, а оставшиеся пять работал с подопечными на льду.

— В одном интервью Ирина Роднина обмолвилась, что это она помогла вам найти работу в Америке…
 — Я понимаю, что вы хотите спросить. Чтобы я подтвердил или опроверг слухи, будто Зайцев спился, что он пропал, не работает… Что это бывшая жена вытащила его из кризиса. Но, как видите, я в порядке. Я никуда не пропадал.

Я всегда был гостеприимным, не прочь и выпить с приятелями. Когда я бываю в Москве проездом, то двери нашего дома не закрываются. Ко мне постоянно приходят друзья. Разве это плохо? Ну, а что касается работы… Не думаю, что Ирина стала абы кого вызывать к себе в Америку. Она хорошо знает меня как человека, который поддержит в любой тяжелой ситуации.

Таким я был, когда мы выступали, точно таким же остался и сейчас. Я никогда не поставлю подножку и не ударю в спину. В Лейк-Эрроухенде я работаю уже три года. Это сказочное место для отдыха. Огромное озеро, горы. Сюда приезжает много людей из разных стран. Даже из Японии, Кореи… С удовольствием тренируются и наши ребята.

Перед этапом Гран-при «Скейт Америка» прилетали Рафик Арутюнян со своим учеником Сашей Абтом, Алексей Мишин с группой…

— Иными словами, в профессиональном плане дуэт Роднина — Зайцев воссоединился?
 — Несмотря на проблемы и развод, мы с Ириной всегда оставались друзьями. К тому же у нас общий сын.

— Простите за бестактность, вы тяжело пережили расставание с Родниной?
 — В тот период очень многое совпало. Мы ушли из спорта. Практически надо было все начинать заново. А тут еще и это… Честно скажу, я ничего такого не ожидал. Сейчас, когда прошло время, Ирина наверняка призналась себе, что тогда сделала ошибку.

Новому супругу необходимо было выехать за рубеж, и с Ириной помощью это получилось намного проще. Имя Родниной просто использовали. И это не я сказал, а Ирина мама. Мама, которую я люблю до сих пор. Тогда сложилась странная ситуация: теща заняла мою сторону. Не потому что я такой хороший. Просто мама все предвидела. Так потом и вышло.

Когда выезд из страны в страну стал «свободным», Ирина оказалась ненужной.

Ничего плохого говорить об Ирине не буду. Недавно иностранные журналисты меня спросили, кто самый великий фигурист минувшего века, я ответил: «Роднина».

— Тяжело ли было спортивному небожителю спускаться на грешную землю?
 — У славы две стороны. К примеру, я хочу выпить с вами кофе, мы идем в кафе, где все тыкают пальцем, шушукаются и пристально рассматривают и вас, и меня. Это неприятно и напрягает.

С другой стороны, огромная очередь за дефицитом, вы подходите, вас узнают и выносят из потайной двери все, что есть и чего нет на прилавках. Сейчас, правда, в магазинах все есть, но тогда… Вот вам плюсы и минусы. И я даже не знаю, что лучше и что хуже. Про себя могу сказать: самое главное, что за все эти годы ко мне не изменили отношения друзья.

Как меня любили все — от заливщиков льда до самых именитых тренеров, так, по-моему, и осталось.

— Но о чем-то вы сожалели в жизни?
 — О том, что в силу объективных обстоятельств не смог продолжить карьеру на профессиональном льду и обеспечить себя в финансовом плане. К примеру, за последнюю Олимпиаду я получил премию — 600 долларов. Сегодня в день я зарабатываю примерно столько же. Естественно, не у нас, а в Америке.

— По-прежнему тренируете всех подряд?
 — Кто платит, тот и заказывает музыку. Да, я тренирую и пенсионеров, и малышей. Но это нормально, я же не ворую деньги, а честно добываю их. Ко всему в жизни можно привыкнуть, если сочетать заработок и работу для души.

— А у вас есть ученики для души?
 — Есть, но они еще маленькие. Девчушке — 11 лет, ее партнеру — 13. Хотелось, чтоб из них вышел толк, но пока еще слишком рано загадывать.

— Слышала, что ваш сын любит бывать в Москве?
 — Он уже полгода здесь. Собирается поступать в Строгановское училище. Саша увлекся керамикой, и, по-моему, у него неплохо получается. Не знаю, что будет дальше, но пока ему это занятие нравится.

— Он не захотел пойти по родительским стопам и стать фигуристом?
 — А он и не пробовал. На мой взгляд, фигурное катание — это спорт бабушек и дедушек. Конечно, не в прямом смысле слова, а в переносном.

Если у вас есть родственники, которые смогут возить детишек на каток через всю Москву, то ребенку следует заниматься спортом. Сашу опекать было некому. Мы вечно были заняты на работе. Правда, в Америке ему нравилось играть в хоккей. Его так и называли, как Пашу Буре, «Русская ракета».

Саша всегда успевал за шайбой, был шустрым на льду. Но это была любительская хоккейная команда. Плати пять долларов и играй себе на здоровье. И все-таки, как ни странно, в хоккей Сашу тянуло, а в фигурное катание нет. Может, он генетически унаследовал усталость от этого вида спорта.

Ведь когда я закончил выступать, то не вставал на коньки пять лет! До того наелся фигурным катанием! Благо, что тогда я не был на тренерской работе, мог себе такое позволить.

— Александр Геннадьевич, наверное, немногие сейчас вспомнят, как создавалась ваша пара. Вы тренировались в Питере, Роднина — в Москве. Она осталась одна, без Уланова…
 — И в этот момент мне позвонил, к сожалению, покойный Станислав Алексеевич Жук.

Я уже года три катался в паре с другой партнершей. Мы входили в сборную страны. Как выяснилось потом, Жук, увидев наши выступления, положил глаз на меня. Поэтому и вызвал меня в Москву. Я ехал и ни о чем не догадывался. Думал, что Жук подыскал для меня новую фигуристку. Так и получилось.

Фамилия у нее была Роднина.

— Для вас это было полной неожиданностью?
 — Спасло то, что я не особо вникал в суть вопроса. Катаемся, тренируемся, а что из этого получился, еще неизвестно. Но Станислав Алексеевич заранее все продумал.

Через пару недель пригласил на нашу тренировку руководителей Федерации фигурного катания. Я не знал, что это смотрины. Сидят зрители, и пусть себе сидят. Только когда все закончилось, к нам подошли и спросили: «Вы уже год вместе тренируетесь?» — «Да нет, — отвечаем, — пару недель».

Потом газеты тех лет писали, что мы впервые взялись с Родниной за руки 17 апреля, а в январе уже выиграли чемпионат СССР, в феврале — первенство Европы, и в марте стали первыми в мире. Кстати, тот чемпионат мира проходил в Братиславе. Для меня это был дебют.

И если помните, именно тогда во время нашего выступления прервалась музыка, и почти половину программы мы откатали в полной тишине.

— Скажите, в Америке у вас были какие-то неожиданные встречи с поклонниками или бывшими фигуристами?
 — Недавно на чемпионате США по фигурному катанию для младших возрастов ко мне много раз подходили американцы. Хотя, согласитесь, что теперешнего Зайцева довольно сложно узнать.

«Ты помнишь меня? — спрашивали. — Я катался с тобой в одно время. Был 25-м на таком-то чемпионате»… Я, конечно, не помнил, но кивал головой. Мне это казалось странным, потому что в те годы в США фигурное катание показывали не так часто, как сейчас.

Это в нашей стране всех фигуристов знали в лицо, а у них-то нет. (Помню, однажды мы были в Совмине. Выступал Алексей Николаевич Косыгин. Он поднялся на трибуну, извинился и сказал: «Да, есть мое негласное указание, чтобы фигурное катание и хоккей показывали в самое неудобное время.

Потому что, когда все включают телевизоры, заводы встают. Не хватает электричества».)

Кстати, некоторое время назад американцы решили собрать всех олимпийских чемпионов по фигурному катанию. И, представьте, им это удалось. Приехали даже те, о ком я сам читал в книгах. Больше всего мне понравился один дедок. Ему было уже за восемьдесят.

В 36-м году в Берлине он выиграл золотую медаль в парном катании. Мы с ним сразу нашли общий язык, и он спросил: «Ты был членом КПСС?» Я ответил, что да, и не стесняюсь этого. Я ведь не по пьяни в партию вступал. Званием коммуниста гордился.

За то и не уважаю Ельцина, что меня потом выгнали из партии, не спросив. Не попросили написать заявление, а сами все за меня решили. Вернули уплаченные вперед взносы, партбилет бросили на стол — и свободен. «Ну и что? — ответил мой собеседник. — Я в 36-м стоял в Берлине с поднятой рукой.

Приветствовал фюрера. А куда деваться? Это история. Эпизод из моей жизни, который не вычеркнешь и не перепишешь».

— Вы считаете, что спорт — это политика?
 — Впервые вопросы политического характера мне задали в 80-м. В декабре 79-го наши войска вошли в Афганистан, а через несколько дней мы вылетели в США на Олимпиаду.

Вот там нас и стали атаковать: «Вам не кажется, что в Лейк-Плэсиде вы будете одни противостоять всему остальному миру?» Перед Олимпиадой несколько недель мы должны были жить в небольшом городке. Еще в Москве нас предупредили: красные тренировочные костюмы с гербом СССР не надевать. А куда без них — спортивная форма.

Словом, напялили мы эти костюмы и отправились городок осматривать. На следующий день в каждом окне красовалась табличка: «Приветствуем советских фигуристов и желаем им удачи». Помню, с нами курьезный случай произошел. Зашли в маленький магазинчик, а хозяин увидел советские гербы, и не на шутку разошелся. «Как же вы могли на Афганистан напасть?» — кричит.

Мы развернулись и хотели уйти, а он останавливает. «Подождите, — говорит, — ребята. Я хочу вам спасибо сказать. Раньше я и понятия не имел, что есть такая страна, Афганистан. А теперь, благодаря вам, знаю».

— Александр Геннадьевич, мне не простят ваши поклонницы, если я не задам этот вопрос. Сложилась ли у вас личная жизнь?
 — Это долгая история. В свое время была такая пара Галина Карелина — Георгий Проскурин. Когда я начал кататься, то Галя с Жорой мне очень помогали.

После звонка Жука первой, к кому я пришел посоветоваться, была Галя. Я сказал, что мне нужно с ней поговорить. Она ответила: «А мне с тобой, — и предложила: — Начинай первым». Я все рассказал. Она меня поддержала: «Даже не думай. Надо ехать и начинать работать». Потом наши жизни шли параллельно.

Галя вышла замуж за хоккеиста Толю Мотовилова. Родила дочь. Но супружеская жизнь не сложилась. Все это время мы поддерживали отношения, которые постепенно переросли в нечто большее. Мы вместе уже 16 лет. Гораздо больше, чем оба прожили в законных браках.

Правда, я работаю в Америке, Галя — в Москве, но мы довольно часто встречаемся и видимся.

— Но вы потом узнали, о чем она хотела вам сообщить?
 — Оказывается, она хотела предложить, чтобы мы вместе катались. Недавно, когда зашел разговор об этом, она так и сказала: «Я своими руками отдала Зайцева Родниной».

Источник: https://www.womanhit.ru/archive/111629-aleksandr-zaytsev-ya-nikuda-ne-propadal.html

Сына легендарной советской фигуристки едва не застрелили в США всего из-за одной фразы

Александр Зайцев-младший — сын легендарных советских фигуристов Ирины Родниной и Александра Зайцева. Совсем недавно он стал главным героем одного из выпусков популярного шоу «Пора валить обратно».

В телешоу Саша рассказал, как жил в Калифорнии, неподалеку от Лос-Анджелеса и почему решил вернуться на историческую родину. Зайцев признался, что жизнь в Штатах не задалась, там он несколько раз подвергался смертельной опасности, а вернувшись в Россию, ни разу не пожалел об этом.

Окончив блистательную карьеру фигуристки, мать Зайцева, Ирина Роднина, в 1990 году заключила тренерский контракт с американцами. С собой она взяла всю семью: второго мужа, Леонида Миньковского и двоих детей.

Читайте также:  Георгий штиль - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Саша сильно противился переезду в Штаты. В чужой стране мальчик не мог освоиться, а школьный психолог однажды заявила Ирине: «Этот ребенок не может адаптироваться на новом месте».

Проблема состояла в том, что на момент переезда Александр уже был подростком. Он не хотел бросать своих друзей и родственников, перемены пугали его.

«Я не хотел переезжать. В Москве остались мои бабушка с дедушкой, друзья. Меня просто взяли и выдернули из привычного круга общения», — говорит сын фигуристки.

В Москве Зайцев изучал английский в спецшколе, но когда он приехал в США, оказалось, что знаний недостаточно. Язык пришлось осваивать на месте, общаясь со сверстниками и учителями.

Дома Александр хотел заниматься хоккеем, но мать была категорически против. «Будешь ругаться матом и зубов лишишься», — говорила Ирина.

В Калифорнии мечта парня сбылась — он записался в хоккейную секцию. Однако даже хобби не удержало его за границей. «Мне всегда хотелось вернуться в Россию. Как только появилась возможность, я сделал ноги», — рассказывает Зайцев.

Сейчас Александру 39, и он давно живет на родине. Мужчина утверждает, что американский менталитет разительно отличается от русского: в штатах от людей никогда не дождешься помощи и понимания.

Он вспоминает, как однажды подружился с чернокожим, который оказался членом местной группировки. Тогда он еще плохо знал местный уклад жизни, поэтому без каких-либо сомнений пошел в гости в черный район.

Там он напоролся на вооруженных бандитов. «Привет, снежинка!» — крикнул ему один из гангстеров. «Привет, нигер» — ответил Зайцев. Это могло закончиться плохо, но, к счастью, один из чернокожих успокоил друзей, сказав, что Саша не снежинка, а русский.

В 21 Александр поступил в художественную академию Строганова в Москве. Он отучился на художника по керамике. Эта специальность стала смыслом его жизни. Зайцев занимается любимым делом и путешествует по бескрайним просторам России.

Американская мечта, какой бы она ни была заманчивой, приходится по вкусу не всем. Кто-то осознанно уезжает в США и остается там жить, кто-то разочаровывается и возвращается домой.

Александр относится к тому типу людей, которые не хотели уезжать за границу. Оказавшись там, он хотел поскорее вернуться на родину, что и сделал.

Редакция Videoboom — это неутомимые искатели крутых видео, о которых хочется рассказать всей планете. Каждый день мы знакомим любимого читателя с невероятными событиями и интригующими жизненными историями. Наша задача — делать скучный мир веселее, а лучшие видеоролики со всего мира помогают нам в этом.

Источник: https://videoboom.cc/aleksandr-zaycev-mladshiy/

Вячеслав Зайцев: биография, личная жизнь, семья модельера

Статья посвящается биографии и личной жизни Вячеслава Зайцева — русского Диора, как любят называть его в Европе. 2018-й стал для кутюрье юбилейным, 2 марта ему исполнилось 80 лет. Наверное, нет человека, родившегося в советском и постсоветском пространстве, не слышавшего имени и фамилии модельера.

Он был первым, кто ввел такое понятие в Советском Союзе, как «высокая мода» и «дизайнерская одежда».

Биография Вячеслава Михайловича Зайцева

Он родился в 1938 году, за три года до Великой Отечественной войны, и полностью испытал на себе все ее тяготы. Отец ушел на фронт, попал в плен, совершил побег и дошел до Берлина. Это поступок героя, но для Страны Советов — повод посадить ни в чем не повинного человека в лагерь военнопленных.

Однажды, когда в очередной раз вдвоем с мамой они навещали отца в тюрьме, в дом проникли грабители. Женщина попала в больницу, а Слава нашел выход из положения.

Имея хорошо поставленный голос, он решился петь около магазина, чтобы заработать на пропитание. Тяжелая жизнь закалила нрав будущего модельера, неунывающий характер стал характерной чертой в биографии Вячеслава Зайцева.

«Солнечный мальчик» — так зачастую называла его мама и окружающие.

Когда отец вернулся из лагеря, то пошел работать в местный парк культуры массовиком. С ним и старшим братом у Славы отношения не складывались. Старший брат всячески пытался сломить младшего, во время игр, пользуясь силой, он заставлял Славу изображать фашиста, привязывал его к кровати и всячески издевался. По жизни старший брат так и не состоялся, два раза сидел в колонии и так далее.

Мария Ивановна, мама будущего кутюрье, ушла из жизни в 72 года, она обожала детей. Но если за судьбу младшего сына можно было не беспокоиться, то старший доставлял массу тревог.

Эта хрупкая женщина, несмотря на тяжелый труд (она работала медсестрой, а также за оплату брала белье в стирку), до конца дней оставалась удивительно женственной. И для благодарного младшего сына являлась эталоном настоящей женщины.

Вячеслав Михайлович любит повторять, что все хорошее у него от мамы. Все, кто следит за биографией Вячеслава Зайцева, помнят и знают об этом.

Текстильный техникум

Он хорошо учился, был активным членом в школьном коллективе, ездил со старшеклассниками по колхозам, помогал рисовать плакаты.

Пение не оставлял. Окончив семилетнюю школу, Слава решил стать артистом оперетты.

В какой-то момент биография Вячеслав Зайцева могла круто измениться. Мечта мальчика осуществилась.

Он играл на сцене Ивановского драматического театра, а первой ролью юного дарования стал Дмитрий Ульянов — младший брат известного Владимира Ленина.

Но поступить в музыкальное училище ему не дали, так как числился он как сын врага народа. Делать было нечего, и Вячеслав Зайцев поступил в текстильный техникум города невест.

Во время обучения он сыграл в постановке «Анна Каренина» Сережу. В спектакле была сцена, когда Анна после долгой разлуки подходила к комнате Сережи, который бросался ей на шею со словами: «Я знал, что ты придешь!». Слава ответственно подходил к роли, но однажды от усталости уснул и проснулся только тогда, когда актриса стала его обнимать. Но и спросонья он прохрипел текст слов.

Факультет моделирования

Творческий потенциал в биографии Вячеслава Зайцева сыграл огромную роль. Помимо того что он хорошо пел, читал стихи, танцевал, в техникуме Слава пристрастился и к рисованию.

Еще учась на младших курсах, он стал изображать фигурки людей в разной одежде. Сообразив, что можно стать модельером, тем более эта профессия ему нравилась, Вячеслав Михайлович ушел на факультет моделирования.

Ему нравилась женская одежда, как, впрочем, и сами женщины. И хотя, по признанию самого кутюрье, он шил в основном для хрупких и стройных моделей, втайне любовался полными, крупными женщинами.

Однажды он вместе с другом переоделись в женские наряды, накрасились, надели каблуки и пошли на бал. Никто не распознал в них юношей, иначе все могло закончиться дракой.

Свое увлечение нарядами Вячеслав Зайцев объясняет стремлением к красоте. В нем была потребность создать женский образ, передать связанные с ним собственные эмоции, чувства.

Скорее всего, биография модельера Вячеслава Зайцева сложилась таким образом оттого, что он обожал маму, потом жену и, наконец, дочь.

Карьера модельера

С отличием окончив текстильный техникум, движимый огромным желанием создавать новые модели, проекты и так далее, Вячеслав решился ехать в Москву. Подспудно он был более чем убежден в правильности своего решения.

В Московский текстильный институт молодой человек поступил легко и с первого раза. Все пять лет он отлично учился и получал Ленинскую стипендию. После окончания вуза по распределению в подмосковном Бабушкино он должен был работать на фабрике спецодежды целых три года.

«Солнечный мальчик» не унывал, благодаря его трудам обычные ватники и телогрейки превратились в дизайнерские одежды, раскрашенные и обновленные. В комплект к ним шли валенки, засиявшие необычным цветом. Это было начало удачной карьеры в биографии Вячеслав Зайцева, юбилей которого отметили в 2018 году.

Вскоре слава о советском модельере просочилась на Запад. В Бабушкино стали приезжать известные деятели моды, в том числе Пьер Карден. В Советском Союзе о нем широко узнали только после тридцатилетнего стажа. Лишь в конце восьмидесятых годов Славе Зайцеву удалось выехать в Париж, где его коллекция имела ошеломляющий успех.

Жена и дети в биографии Вячеслава Зайцева

Учась в Москве, он познакомился со своей будущей женой — Мариной, или как он ее ласково называет, Маришкой. Она училась на третьем курсе, когда Слава поступил в институт. Девушка из хорошей семьи, энергичная, волевая и умеющая быть лидером. Но не эти качества тогда разглядел в ней молодой человек.

Они вместе занимались самодеятельностью. С несколькими друзьями создали Театр моды, шили смешные коллекции и устраивали показы, причем начинали с небольших клубов и кафе. Через несколько месяцев знакомства они поженились.

У молодой четы родился мальчик Егор, являющийся продолжателем профессии родителей.

Вячеслав Зайцев, биография которого на самом деле оказалась удачной, всю душу вкладывал как в творчество, так и в семью. Но, увы, семейная идиллия долго не продержалась.

Через девять лет супруги разошлись, причем Марина долго не разрешала модельеру встречаться с сыном. Это не лучшим образом сказалось на их отношениях.

В настоящее время все недоумения остались позади. Вместе с сыном и Марусей Зайцевой, внучкой Вячеслав Зайцева (о биографии кутюрье читайте в статье), они часто встречаются, а во внучке он видит свою преемницу.

«Красный Диор»

К старости зачастую на лице человека отпечатываются все те переживания, тревоги и поступки, совершенные в молодом и среднем возрасте. На лице же Вячеслава Зайцева можно увидеть добрые глаза и лучики морщин вокруг них. У него доброе (как он любит говорить – монгольское) лицо.

Широкий зритель близко познакомился с мэтром моды после выхода программы «Модный приговор». Его экстравагантные наряды, образ жизни, широта души понравились многим. За это его любят и в мире искусства.

После того как Зайцевым заинтересовался Пьер Карден и известный в шестидесятые модный дом «Диор», в гостинице «Киевская» произошла встреча молодого начинающего модельера Зайцева и уже известного в мире мод Марком Боаном. Слава пришел на встречу в модном твидовом пальто и ужасно волновался, одновременно представляя собственную коллекцию.

В 1967 году он получил Гран-при за платье «Россия» и за это его прозвали «Красным Диором», хотя сам поехать на показ не смог, так как был невыездным.

Слава Славы Зайцева

Незаметно для самого кутюрье слава о нем распространилась в среде актеров. Ему стали поступать заказы от таких актрис, как Алиса Фрейндлих, Галина Волчек, Людмила Максакова. Элегантный Владимир Зельдин любил одеваться у него, а также Михаил Ульянов.

В 1978 году для фестиваля «Сопот» он придумал наряд для Аллы Пугачевой, несколько располневшей (по ее мнению). Это был знаменитый балахон, который одновременно скрывал все недостатки фигуры и в то же время был женственным и нарядным.

Почти все наряды Эдиты Пьехи шились по разработке Вячеслава Зайцева. Ее платья в 60-70 годы были эталоном стиля и моды. Многие девушки и женщины шили себе подобные наряды. Даже прическу Эдиты Станиславовны придумал Вячеслав Зайцев. По его словам, он шил платья не для женщины, певицы — Эдиты Пьехи, а для ее песен.

Олимпиада-80

Не все знают, что костюмы советских спортсменов, участников Олимпиады-80, пришлось шить Вячеславу Михайловичу, за что его поставили главой Дома быта в Москве. Уже на Олимпиаде-84 в Сараево наши спортсмены получили костюмы от кутюр. Вячеслав Зайцев на голову спортсменам надел шапки с козырьком, а на плечи женщин-спортсменок накинул любимые павлопосадские платки.

Он шил наряды для известной пары фигуристов – Натальи Бестемьяновой и Андрея Букина, для театра «Современник», где ведущей актрисой являлась Марина Неелова, а также Валентина Гафта и других актеров, задействованных в таких постановках как «Вишневый сад», «Три сестры» и так далее. Для других театров Москвы.

Читайте также:  Гойко митич - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Заключение

Вячеслава Зайцева любили и знали такие легендарные актеры, как Владимир Высоцкий, Марина Влади. Он шил костюм для Арсения Тарковского и многих других.

Этот человек никогда не останавливался и не останавливается теперь. В 1971 году Зайцев попал в страшную аварию, из-за которой мог лишиться ноги, пережил время, когда был невыездным, почувствовал на себе всю недоброжелательность властей за свои экстравагантные наряды и так далее.

В итоге можно с уверенностью сказать, что на данный момент, в восемьдесят лет, наш «Солнечный мальчик» полон творческих сил и строит планы на будущее.

Источник: https://www.nastroy.net/post/vyacheslav-zaytsev-biografiya-lichnaya-jizn-semya-modelera

Фигурист Александр Зайцев: биография, спортивные достижения

Какие имена, какие фамилии всплывают в памяти при упоминании имени легендарного Александра Геннадьевича Зайцева, родившегося 16 июня 1952 г.

в Ленинграде! Это и Ирина Роднина, и Станислав Жук, и Татьяна Тарасова! А какие достижения! Двукратный олимпийский чемпион (Инсбрук 1976 г., Лейк-Плесид 1980 г.), шестикратный чемпион мира (1973-1978 гг.

), семикратный чемпион Европы (1973-1978, 1980 годы)!

Начало

В те годы, когда начинал заниматься Александр Зайцев, не было крытых катков с искусственным льдом. Зима в Ленинграде, где начинал фигурист, короткая и дождливая. Основная часть тренировок весной и летом проходила в занятиях теннисом и легкой атлетикой.

Занятия со Станиславом Жуком начались с непонимания: тренер все время кричал на фигуриста. Александр Зайцев решил, что он не подходит, пока ему не объяснили, что Жук глуховат. Да и увлекаясь работой, он очень много требовал от своих учеников – отточенной техники в первую очередь.

Жук присмотрел Зайцева, когда Роднина еще каталась с Улановым. Но тренер постоянно подзывал к себе Александра и все время ему что-то подсказывал.

В одиночном катании другие подходы к вращениям: фигурист и прыгает, и вращается в одну сторону, а в парном катании, которым позже занялся Александр Зайцев, требования совсем другие.

Создание новой пары

Как гром среди ясного неба в 1972 году прозвучало указание Станислава Жука, что теперь Ирина Роднина и Александр Зайцев – пара. И закрутилось! Надо было работать с места в карьер: брать и поднимать партнершу, делать все элементы. Невероятные сложные задачи – все и разом. Но Саша был очень одаренным человеком, не говоря уже об упорстве и целеустремленности.

Жук дал всего две недели для «притирки»: если получится, то будут работать, нет – будет другая пара. Главное – все выяснить, и, если пара сработается быстро, показать ее руководителям.И шла простая ежедневная тренировка, а на трибунах сидело руководство, которое Александр Зайцев в лицо не знал и потому катался спокойно. Руководство восхитилось и одобрило.

Так появилась новая пара.

Трудности

Для Ирины все элементы были привычны и отработаны, но Саше первый год дался неимоверно трудно. Целых три часа занимались только скольжением, а потом шаги, передвижения, элементы. После тренировки сводило судорогой ноги. Просыпался зимой, на улице темно, не понимал, утро это или вечер. Подъем был в шесть утра. Поесть негде.

Только пельменная открывалась в 7ᴼᴼ (за четыре года пельменей он наелся на всю жизнь). К восьми утра шел на разминку, тренировка начиналась в 9. Вставал, шел тренироваться, приходил, падал и спал, а вечером – вторая тренировка. После вечерней тренировки тоже поесть особенно было негде. Только один ресторан на “Соколе” закрывался поздно.

Саша заказывал себе то, что осталось.

Ему не было никаких поблажек. Требовалась идеальная техника. Но он был замечательный партнер: Ира только протягивала руку, не оглядываясь, а он уже ее подхватывал и с ним чувствовалась сила. И катание было в стиле Жука – вихревое.

Жук выковывал из простого очень способного юноши Фигуриста, чрезвычайно техничного, ибо только техника была истинным критерием для объективных оценок. Артистизм каждый мог понимать по-своему, а техника – видна как на ладони, ее не перетолкуешь как угодно: или она есть, или ее нет.

Ею полностью овладел Александр Зайцев, фигурист от Бога.

В паре с родниной

Неожиданно появившийся у очень любимой всеми Родниной новый высокий, красивый, талантливый партнер сразу завоевал сердца и зрителей, и судей. Их первое общее выступление в Братиславе в 1973 году было просто страшным. Во время катания остановилась музыка.

Стало тихо, было только слышно, как коньки резали лед. Фигуристы докатали свою программу как ни в чем не бывало.Зал бешено аплодировал, а судьи все как один поставили высший балл. Потом стало известно, что отключение музыки было специальным, для провала.

Так впервые совместно они стали чемпионами.

Женитьба

Они сначала подружились. У Саши было замечательное чувство юмора, которое отмечал даже Жванецкий. А потом дружба переросла в семейную жизнь. Они поженились в 1975 году. У Александра Зайцева (фото представлены в статье) был очень легкий характер и на льду, и в жизни, который спасал и от обид, и от ссор.
В 1979 году Роднина почувствовала недомогание.

Оказалась, что это была долгожданная беременность. Радости будущих родителей не было конца. У них родился сын Саша (сейчас он художник, долгое время жил в Америке, а потом вернулся в Москву, в 2008 году у него родилась дочка София). Поэтому в 1979 году пара не выступала.Ирине надо было прийти в себя после родов и заново войти в мир большого спорта с его сумасшедшими нагрузками.

Через два (!) месяца она вернулась на лед.

С 1976 года – с татьяной тарасовой

На чемпионате мира в 1978 году в Оттаве мир впервые увидел «Калинку-Малинку».А впереди – Олимпиада в Лейк-Плесиде в 1980 г., где победу хотят получить, да что там – в ней просто уверены, американские спортсмены. Ведь Зайцев с Родниной пропустили год из-за рождения ребенка.

В прессе и на ТВ шли статья за статьей, выступление за выступлением, где говорилось, что советской паре золото не светит. Его уже «выиграли» американцы. Но на самих соревнованиях американцы вдруг стали падать, а потом партнер вообще сбежал со льда. Полный провал. Наши выступили блестяще.

Это было их лучшее выступление за всю их историю. Зал аплодировал стоя. Зайцев выложился настолько, что едва не потерял сознание, а Ира на пьедестале плакала. Но в 1980 году они перестали выступать вместе, и распалась не только спортивная пара, но и семья.

В 1985 году они развелись, но всегда оставались друзьями.

После ухода из большого спорта

Сначала Александр Зайцев работал в Спорткомитете. Потом начал работу тренера в Москве, в “Динамо”. Подобрались талантливые спортсмены разных возрастов. Было очень интересно. Но пришла перестройка. Не стало денег, и, несмотря на спонсорскую помощь, все распалось. Кто-то ушел в шоу, кто-то – в балет, кто-то уехал в Америку. Так не стало в “Динамо” фигурного катания.

После ухода учеников пришлось искать работу за рубежом. Он до того устал от фигурного катания, что после ухода из спорта 5 лет не вставал на коньки. Потом работал тренером, но полностью выложившись как фигурист, Александр не мог с тем же пылом отдаться тренерской работе.

Он себя полностью реализовал и теперь просто отдавал свой опыт в разных странах и на разных континентах: в Австралии, Италии, Англии, Австрии, Турции, США. Неоднократно приезжал в Америку и работал тренером на катках в Лейк-Эрроухед, в Колорадо-Спрингс, в Детройте. Он тренирует всех – и пенсионеров, и малышей. Чемпионов не готовит. Просто честно зарабатывает себе на хлеб.

В Москву тоже заезжает Александр Зайцев. Биография не закончилась. Жизнь с ее радостями и огорчениями продолжается.

Его спортивные награды навсегда останутся в истории спорта, тем более что все они – золотые.

Источник: https://autogear.ru/article/217/042/figurist-aleksandr-zaytsev-biografiya-sportivnyie-dostijeniya/

Биография Вячеслава Зайцева

Вячеслав Зайцев – один из законодателей высокой моды, в том числе мирового уровня, многогранно одаренная творческая личность, родился в Подмосковье в знаменитом городе ткачей Иваново 02.03.1938 г.

Детство

Возможно, именно место рождения предопределило судьбу Вячеслава Зайцева, так как городок, в котором он родился и вырос был небольшим, и вся жизнь в нем крутилась вокруг огромного ткацкого комбината, который снабжал продукцией большую часть России и близлежащих Советских республик.

Вячеслав Зайцев в молодости

Как и многие дети военных лет он рано остался без отца, и всю заботу о сыне пришлось взвалить на себя матери, пропадавшей на комбинате буквально сутками. Хотя сама она была очень творческим человеком – прекрасно пела и чувствовала музыку, хорошо рисовала, талантливо читала стихи. До войны она мечтала об актерской карьере, но этой мечте не суждено было сбыться.

Понимая, как трудно матери справляться со всем одной, после получения базового образования Вячеслав пошел в техникум. С детства будучи не менее одаренным, чем мать, он выбрал для себя творческую специальность «ткацкий рисунок». После окончания учебы он планировал остаться, как и большинство выпускников, в родном городе и продолжить династию ткачей.

Знакомство с миром моды

Учиться оказалось нелегко – не зря ивановские ткани славились красотой и качеством на всю огромную страну. Преподаватели требовали от своих учеников не только максимального раскрытия своих творческих способностей, но и очень ответственного отношения к выполнению каждого задания.

Ученики должны были тщательно продумать рисунок, выверить и четко прорисовать каждую линию, подобрать оптимальное сочетание цветов и даже представить, как будет смотреться ткань в различных видах готовых изделий. Они считали, что представленный орнамент должен оживать в ткани, по-новому играя красками.

Вячеслав настолько увлекся своей новой специальностью, что незаметно для себя начал присматриваться к природе, черпая в ней новые идеи и цвета. Параллельно он пытался знакомиться с творчеством своих зарубежных коллег, что в те времена удавалось с большим трудом.

Уже сама по себе мода считалась совершенно буржуазным явлением, чуждым советской идеологии. Но тем не менее из социалистических стран просачивались модные журналы, которые передавались из рук в руки и буквально зачитывались до дыр.

Сравнив то, чему его учли в техникуме с тем, что он видел на замусоленных глянцевых страницах, Вячеслав подсознательно понимал, что истина где-то посередине.

Покорение столицы

В 1956 году никому не известный выпускник химико-технологического техникума из славного города Иваново приехал в столицу. Только достигнув вершин славы он смог признаться себе, что еще тогда в его голове роились мысли об известности и мировых подиумах. Но, будучи юношей, он искренне считал, что едет развивать свое творчество и углублять профессиональные навыки.

Вступительные экзамены по специальности «моделирование одежды» он сдал очень легко. Профессиональное образование в Иваново было на очень высоком уровне. Но вот с однокурсниками, да и многими преподавателями отношения складывались достаточно сложно.

Уж слишком выделялся на фоне общей массы этот невысокий одаренный паренек, имеющий на все свою собственную точку зрения, не боящийся оказаться не таким как другие.

Не имея поддержки от родителей, свободное от учебы время он посвящал работе. Стараясь оказаться поближе к миру моды, о котором он столько мечтал, Зайцев устраивается на подработку в Дом моделей на Кузнецком Мосту. Именно там рождалась и пропагандировалась советская мода. Именно он стал для Зайцева стартовой площадкой и полем для творчества на многие годы.

Понимая, что без досконального знания основ живописи и рисунка он не сможет полноценно творить, Зайцев все немногие оставшиеся после учебы и работы свободные часы проводил в музеях. Старался он посещать и выставки современного искусства, справедливо считая, что максимально выигрышный вариант – это разумное сочетание классики и модернизма.

К высотам высокой моды

После получения диплома он уже официально остается в штате сотрудников Дома моделей, а со временем и возглавляет экспериментальную группу модельеров. Здесь свою роль играл случай. Первое распределение Зайцев получает на швейную фабрику Моссовнархоза. А первым его самостоятельным заданием становится разработка рабочей одежды.

Читайте также:  Александр бон (александр бондарев) - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Привыкший с детства к каждой задаче относиться вдумчиво и максимально творчески, Зайцев создает целую коллекцию, в которой прекрасно сочетаются простота линий, удобство кроя и высокая функциональность одежды.

После премьерного показа коллекция на Кузнецком мосту просто шокировала столичных законодателей моды и тут же привлекла внимание зарубежной прессы – настолько яркими и необычными были его модели.

Именно благодаря этой работе о нем узнали такие мировые знаменитости как Пьер Карден и Кристиан Диор. Сам же Зайцев об этих людях только читал на страницах модных журналов, и тогда они казались ему недосягаемыми. И если бы кто-то сказал ему тогда каких людей заинтересовало его творчество, он бы просто не поверил.

Но время шло, модели Зайцева становились все более смелыми и одновременно функциональными, он все глубже познавал каноны моды и быстро научился чувствовать и предсказывать новые тенденции. А некоторые идеи даже перенимали у него другие модельеры. И вот в 1965 году он становится руководителем экспериментального цеха.

Дом на Кузнецком мосту довольно часто посещали известные западные модельеры, стараясь постичь каноны своеобразной советской моды. В один из таких визитов с молодым талантливым модельеров знакомится Пьер Карден.

Вячеслав Зайцев со своими моделями

Он был настолько поражен оригинальным видением моды Зайцева, что после его приезда в западной прессе появилась статья «Короли моды».

Мировая слава

Но мировую славу Зайцеву принесли, конечно же, не разработки модной советской одежды, которая все-таки должна была подчиняться четко обозначенным идеологическим требованиям. Параллельно с основной работой Зайцев трудился над созданием своей собственной авторской коллекции, на которую потратил три года жизни.

Проводя много времени в музеях народного творчества и выросший среди русских ткацких мастеров, Зайцев настолько вдохновился идеей воплотить традиции русской росписи в мире современной моды, что создал знаменитую «Русскую коллекцию», с показом которой Дом моделей объездил практически весь мир.

Впрочем, сам создатель в этих поездках не участвовал, а продолжал трудиться на благо советской моды.

Тем не менее о его таланте заговорил мировой бомонд. В западной прессе уже регулярно появлялись восторженные отклики о его коллекциях, и там его даже окрестили «русским Диором», что не слишком нравилось советскому партийному руководству.

Что не преминуло сказаться на финансовом благосостоянии модельера – еще в далеком 1970 ему было предложено открыть авторские бутики во всех мировых столицах моды, но разрешения Минвнешторга Зайцев тогда не получил.

С 1970 Зайцев становится признанным законодателем советской моды, и откровенно говоря на тот момент единственным ее создателем, который смог достойно представлять страну на европейском и даже американском рынках. К нему начинают обращаться жены высшей партийной элиты и звезды советского кино и эстрады. Приходит настоящая слава.

В 1982 году он официально становится директором московского Дома моды, который немного позже получил его имя. Сейчас он уже имеет сеть собственных бутиков практически по всему миру, но до сих пор продолжает радовать нас своим творчеством, несмотря на преклонный возраст.

О личной жизни Зайцева много не скажешь – его единственной любовью всегда была работа. Долгое время он состоял в официальном браке с Мариной Зайцевой, которая родила ему единственного сына Егора.

Вячеслав Зайцев с женой в молодости

Но брак распался, и сейчас Зайцев полностью отдается любимому делу. Сын тоже пошел по стопам отца и работает дизайнером, хотя и не стал столь известным и признанным как отец.

Источник: https://star-magazine.ru/vyacheslav-zajtsev/

Модельер Вячеслав Зайцев – пионер в отечественной индустрии моды, важнейшие вехи биографии

Вячеслав Зайцев – знаменитый отечественный кутюрье, первым в нашей стране открывший собственный Дом Моды, и построивший настоящую империю стиля, носящую имя мастера. Сегодня, в 79 лет, талантливый автор все так же в строю, способный шить для любого возраста, и создающий собственными руками шедевры образа и вкуса.

Легендарный кутюрье, придумавший множество коллекций одежды, известен также как великолепный создатель живописных и графических работ, являющихся собственностью Третьяковской Галереи.

Детство и юность

Родился Слава Зайцев 2 марта 1938 г. в городе Иваново, где прошли детство и юношество будущей знаменитости. Мама, Мария Ивановна, была работницей ткацкой фабрики, а папа, Михаил Яковлевич – массовиком-затейником городского парка культуры.

Когда мальчику исполнилось восемь лет, отцу, бывшему военнопленному, дали 10 лет лагерей, и семья получила статус врагов народа. Как вспоминает сам кутюрье, то время было трудным, голодным, но не лишенным радости. Очень оптимистичный и жизнелюбивый, Слава был не только отличником в учебе и примерным комсомольцем, но и единственной опорой матери, которая долго болела.

Будущая знаменитость пропадал вечерами в ивановском драмтеатре, пел вместе с мамой в нескольких хорах, и мечтал поступить в музыкальное училище. Но клеймо сына врага народа не дало возможности это сделать – документы не взяли.

Приняли лишь в химико-технологический ивановский техникум, по окончании которого с отличием в 1956 году парень приобрел профессию «художник по текстилю».

Следуя совету педагогов, разглядевших талант молодого человека, дизайнер уезжает в Москву продолжать учебу, и поступает в институт текстиля.

Личная жизнь

Столица приняла ивановского провинциала не очень ласково. Денег катастрофически не хватало, и Славе приходилось подрабатывать прислугой, чтобы сводить концы с концами. А все свободное время студент пропадал в библиотеках и музеях, изучая историю отечественного и зарубежного костюма.

Одиночество в столице длилось недолго — переломный момент в личной жизни наступил, когда Слава встретил и полюбил Марину, свою однокурсницу. Сыграв скромную студенческую свадьбу, молодые поселились в съемной тесной комнатушке коммунальной квартиры.

Через год после начала семейной жизни родился сын Егор, который впоследствии пошел стопами отца, став известным дизайнером. Как и отец, всю жизнь борющийся с косностью и системой в моде, Егор создает коллекции одежды, призванные сражаться с гламуром.

К сожалению, после 9 лет супружества брак распался, оставив глубокую рану в сердце Вячеслава Михайловича от разлуки с сыном. Так и не женившись во второй раз, художник посвятил всего себя делу служения искусству и людям. Сегодня Вячеслав имеет двух внучек, старшая из которых, Мария, продолжает семейную традицию, учась в Лаборатории моды, созданной кутюрье.

Начало профессиональной деятельности

Окончивший с отличием институт Вячеслав Зайцев был переполнен большими планами и творческими идеями. Но распределение заставило парня работать на Бабушкинской экспериментальной швейной фабрике художественным руководителем. Мечтающему создавать красивые вещи и придумавшему множество смелых эскизов, художнику пришлось шить форму для работниц.

Молодой автор, не терпящий посредственности, в своих первых работах попытался раскрасить традиционные телогрейки и валенки яркими цветами. Созданная первая коллекция живописной спецодежды была отвергнута руководством. В те серые унылые времена, когда на все устанавливался стандарт, начальству не нужны были ни свободомыслие, ни новаторство.

Славу отправили в цех шить одежду из залежавшихся тканей, сняв с должности руководителя. Но это не остановило талантливого модельера. Из старых неликвидных тканей художник умудрялся шить такие вещи, что качество материала не играло никакой роли.

Признание

Несмотря на то, что созданная им коллекция не нашла признания у соотечественников, первый же показ модельера оказался таким необычным и запоминающимся, что талант молодого человека был отмечен за рубежом.

Благодаря этой статье мастера начала одолевать немецкая и американская пресса, что сыграло на руку известности. Через три года Славу разыскал французский кутюрье Пьер Карден (Диор), который, поприсутствовав на показе коллекции, отметил его как достойного соперника по профессии. Но, так как все контакты с иностранцами для граждан СССР были табу, познакомились ближе они только в 1965 году.

Впоследствии, через 25 лет, именно Слава Зайцев стал первым русским модельером, которому парижский Maison de Couture предоставил право участвовать в мировых показах высокой моды. Но до этого момента еще предстояло пройти сквозь тернии советской эпохи и перестроечного периода, пришедшиеся на самый расцвет творчества модельера.

Работа в Общесоюзном доме моделей одежды

Власти Советского Союза, поняв всю ценность модельера для имиджа страны, предложили мастеру возглавить коллектив Общесоюзного дома моделей одежды, став худруком ОДМО. Отныне клиентами модельера стали многие кинозвезды и знаменитости.

Но международные показы, столь значимые для творческого успеха автора, всегда проходили, увы, без участия Зайцева, так как власти боялись выпускать за границу русскую знаменитость. Именно тогда художника стали воспринимать на Западе как лидера в мире российской моды, присвоив ему имя «Красный Диор».

Но признание и успех не уберегли от беды. Вскоре после разрыва с женой, в 1971 г. известный модельер попадает в страшную аварию.

На полгода оказавшись прикованным к больничной койке с переломами ног, потерей зрения и сотрясением мозга, молодой художник пытался, тем не менее, рисовать.

Википедия о болезни Вячеслава Зайцева не упоминает, но тогда только огромное жизнелюбие и желание творчества помогли ему встать на ноги.

Театр

Победив тяжелое состояние и депрессию, Вячеслав увлекся театральным делом – стал создавать костюмы для множества театральных постановок, что сблизило его с известными театральными и киноактерами. В восьмидесятых годах кутюрье даже делал костюмы для театра Бродвея, ставившего постановку-мюзикл «Софистикетед лейдз».

Недавние работы дизайнера – костюмы для постановки знаменитого спектакля «Пиковая дама» Малого театра. В «Современнике» он также является соавтором-сценографом постановки «Три сестры» Галины Волчек.

Дизайнер трудился над стилем формы отечественных спортсменов на Олимпиаде – 80, а популярная группа На-На Бари Алибасова также обязана Вячеславу Михайловичу своими костюмами.

Живопись

Талантливый во всем мастер является автором не только шедевров мировой моды. Его произведения живописи и графики имеют свою особую ценность, демонстрируя философские определения, настроение и эмоции автора.

Неоднократно проходящие индивидуальные выставки в разных странах (Америке, Эстонии, Бельгии), позволили полотнам стать известными не только в своем отечестве. Множество картин находится в частных коллекциях, пять работ из целого ряда произведений графики и живописи выставляются в Третьяковской галерее.

Собственный Дом моды

После тринадцати лет работы в ОДМО, устав бороться с системой, Вячеслав Михайлович ушел оттуда в должности заместителя художественного руководителя. Мотивация была проста: замыслы, проекты, и сами модели искажаются, не доходя до покупателя, многоуровневыми нормами и советами.

Несмотря на то, что творчество и модные коллекции пользовались огромной популярностью за границей, кутюрье не думал уехать.

На базе фабрике № 19 индивидуального пошива, он начал работать с заказами Дома Моды, находящемся на проспекте Мира. Сначала он стал его худруком, а затем – бессменным директором, избранным общими голосами коллектива.

Именно здесь по сегодняшний день создаются популярнейшие во многих странах коллекции, узнаваемые по особому стилю.

Зайцев сегодня

Сегодня публика на показах модных коллекций Вячеслава аплодирует стоя и со слезами на глазах. Поразившая кутюрье болезнь Паркинсона и проблемы с суставами заставляют с трудом двигаться легендарного модельера. Его поддерживают бывшая жена Марина, сын и внучки, а сам мастер не теряет бодрости духа и надежды на выздоровление.

В своей Лаборатории моды заслуженный профессор Зайцев, уже который год выпускает молодых дизайнеров, уча их раскованности, смелости и умению отстаивать собственную позицию. Несмотря на свой почтенный возраст и поразивший недуг, кутюрье молод душой и полон планов создать новый конкурентноспособный коллектив российских модельеров.

У него огромный дом, который всегда открыт для друзей, и сам Вячеслав Михайлович считает себя счастливым человеком, так как многое сделал и еще мечтает сделать.

За полвека работы в модной индустрии кутюрье одел, и научил чувствовать стиль тысячи людей – знаменитых и простых.

По тому, как однажды Вячеслав Михайлович сказал про себя не без иронии: «Я успокоюсь только тогда, когда все женщины будут одеты роскошно, а мужчины – так как я», можно предвидеть, что его вклад в искусство и моду еще не раз удивит.

Источник: https://raikovstudio.ru/modeler-vyacheslav-zajcev.html

Ссылка на основную публикацию