Игорь миркурбанов — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Игорь Миркурбанов

Игорь Витальевич Миркурбанов – актер российского театра, кино и телевидения, телеведущий, режиссер, певец. Всероссийскую популярность приобрел после исполнения главных ролей в фильмах «Вдох Выдох», «Антидурь», «Монтана».

Актер Игорь Миркурбанов

Игорь родился в октябре 1964 года, в Шымкенте. Несмотря на то, место рождения мальчика – Казахская ССР, по национальности Игорь — не казах. В сталинские времена на целину сослали дедушек и бабушек будущего артиста. Вскоре после рождения сына семья перебралась в Кемерово, где и прошли юношеские годы будущего актера.

После получения школьного аттестата Миркурбанов начал поиски собственного места под солнцем. Юноша стал студентом института нефтегазовой промышленности, а затем перевелся в Томский политехнический вуз и МИФИ. Но ни один из этих учебных заведений молодой человек не окончил.

Проучившись в каждом год-два, Игорь отправлялся дальше. Остановился до конца учебы Миркурбанов в Новосибирской консерватории, где выбрал дирижерский факультет. В студенческие годы юноша подрабатывал, где мог – разнорабочим на железной дороге, грузчиком, донором, продавцом. Однажды студент даже устроился на кладбище, где копал могилы.

Игорь Миркурбанов

Помимо подработки Игорь Миркурбанов успевал участвовать в самодеятельности, где познакомился с Андреем Паниным. Молодые люди создали студенческий рок-коллектив, с которым выступали перед сверстниками. Позднее вместе с другом Игорь отправился в столичный ГИТИС. Миркурбанову повезло: юноша попал на курс Андрея Гончарова и Марка Захарова.

Театр

Получив диплом ГИТИСа, Игорь Миркурбанов был принят в труппу Театра имени Владимира Маяковского.

Однажды сюда приехал израильский режиссер Евгений Арье, который решил поставить в «Маяковке» спектакль «Розенкранц и Гильденстерн мертвы».

Молодому артисту была предложена роль, с которой тот блестяще справился. Евгений Арье предложил Игорю Миркурбанову продолжить сотрудничество в театре «Гешер» в Израиле.

Игорь Миркурбанов в театре

В «Гешере» Игорь Витальевич стал ведущим артистом и сыграл во многих постановках. Со спектаклем «Адам – сын собаки» театр побывал на многих престижных театральных фестивалях: в Вене, Авиньоне, Эдинбурге, Париже, Базеле, Риме, Мельбурне, Токио, Нью-Йорке.

Вскоре после премьеры актер едва не попал в Голливуд. Игоря пригласили сниматься в «Списке Шиндлера» Стивена Спилберга. Но артист отказался из-за огромной занятости в театре. Работая в «Гешере», Игорь Миркурбанов выпустил моноспектакль «Москва-Петушки», режиссером которого стал он сам.

В 2002 году Игорь Миркурбанов покинул израильский театр. Актер с интересом воспринял приглашение японских, а затем и немецких театральных постановщиков, и заключил контакты на участие в их проектах.

Артист также попробовал силы на телевидении. Игорь вел передачу «Тормозов.net» на израильском телевидении. В России Мирукбанов представлял программу «Двойной удар» и работал режиссером.

Игорь Миркурбанов на сцене театра

С 2013 года Игорь Миркурбанов состоит в труппе МХТ им. Чехова, где играет главные роли в спектаклях Константина Богомолова. Также Миркурбанов сотрудничает с Московским театром Ленком и Театром под руководством Олега Табакова.

Артист неоднократно удостаивался театральных премий. В 2015 году Игорь Миркурбанов получил три награды: премию «Золотая маска» за исполнение роли Федора Карамазова в спектакле МХТ им. А.П.

Чехова, статуэтку «Хрустальная Турандот» и приз «Московского Комсомольца» за роль Венички Ерофеева в ленкомовской постановке «Вальпургиева ночь».

В 2016 году труд артиста был отмечен именной премией Олега Табакова.

Игорь Миркурбанов в спектакле «Вальпургиева ночь»

Помимо работы в театре и кино, Игорь Миркурбанов выступает с сольными концертами. В декабре 2015 года состоялась премьера программы в театре Вахтангова, а в марте прошел концерт в Театре «Русская песня». Несомненным хитом Миркурбанова стала музыкальная композиция «Странная женщина», которая появилась в репертуаре артиста в 2014 году.

Фильмы

Кинематографическая биография Игоря Миркурбанова такая же богатая, как театральная. Фильмография артиста содержит 38 работ. Актер начал сниматься в далеком 1991 году, появившись в роли лихого бандита в боевике «За последней чертой». Главные роли в киноленте сыграли Евгений Сидихин и Игорь Тальков.

Игорь Миркурбанов в фильме «За последней чертой»

Через год молодой артист засветился в криминальном фильме «Кровь за кровь», основанном на реальных событиях.

В кинокартине речь пошла об участниках преступной группировки, убивающих видных военных ради кражи боевых наград. Основной актерский состав фильма представили Александр Фатюшин, Ирина Алферова, Борис Галкин, Михаил Глузский.

Игорю Миркурбанову досталась роль второго плана, персонажа Нарика Миносяна.

В начале 90-х с участием артиста выходит также научно-популярная лента «Полтергейст-90».

В 1992 году актер, уже в молодости обладающий заметной харизмой, получает главную роль бывшего чемпиона по боксу Вадима Ларина в спортивном фильме «Иди и не оглядывайся».

Молодая журналистка Татьяна (Марина Сахарова) снимает репортаж про судьбу спортсмена. Для большей убедительности девушка просит боксера вернуться на ринг. Но происходят непредвиденные обстоятельства.

После пятнадцатилетнего перерыва, связанного с отъездом Игоря Миркурбанова в Израиль, артист возвращается в российский кинематограф. В 2006 году актер предстал перед зрителями сразу в образе главного героя Михаила драмы «Вдох Выдох». Партнершей по сюжету фильма Игоря стала Екатерина Волкова. Девушка сыграла проститутку, ведущую диалог с состоятельным мужчиной.

Игорь Миркурбанов в фильме «Многоточие»

В этом же году актер появился мелодраме «Многоточие», где перевоплотился в бывшего мужа главной героини Киры (Евгения Симонова), который отсидел десять лет в советском лагере.

Помимо киноработ в фильмографии артиста появилась первая роль в телефильме, криминальном сериале «Молодые и злые», где Игорь перевоплотился в отца главной героини Вероники (Виктория Полторак).

Девушка работает агентом спецподразделения и постоянно рискует жизнью, выполняя опасные задания.

Засветился артист и в популярном комедийном боевике 2007 года выпуска «Антидурь» о двух спецагентах – Викторе Вельмишеве и Владе Кошкине (Дмитрий Дюжев и Владимир Турчинский), убивших в столице Великобритании по ошибке богатого бизнесмена.

После чего за агентами начали охоту спецслужбы и криминальные авторитеты. Миркурбанов исполнил роль наркобарона Резо Кутаисского. Прокат фильма Владимира Щеголькова принес создателям $ 1,5 млн.

2007 год подарил артисту еще две значимых работы – в триллере «Знаки судьбы» и приключенческой мелодраме «Монтана».

Игорь Миркурбанов в фильме «Охотники за караванами»

Начинает с 2010 года, с участием Игоря Миркурбанова выходят фильмы «Здесь кто-то есть», «Охотники за караванами», «Generation «П», «Жених».

В 2011 году актер предстает в образе Манфреда в фантастическом триллере «Сплит» о многолетней войне вампиров и людей.

Через год актер перевоплощается в директора кардиологической клиники Григорьева в мелодраме «Сила сердца», которая транслировалась в эфире телеканала «Россия-1».

Личная жизнь

В общении с журналистами актер долгое время избегал темы личной жизни. Поклонники были уверены, что Игорь холост. Но на самом деле у артиста есть жена и один ребенок. Игорь Миркурбанов женат на актрисе МХТ им. Чехова Марии Антипп. Пара воспитывает сына Андрея.

Игорь Миркурбанов с женой

Актер избегает попадания персональных фото в СМИ, но в открытом доступе можно найти несколько фото, на которых изображена счастливая семья Игоря Миркурбанова.

Игорь Миркурбанов сейчас

Игорь Миркурбанов относится к профессии без фанатизма, называя работу в театре и кино способом заработка. Здравое отношение к карьере позволяет артисту оставаться в форме и играть ведущие роли в театре и кино.

Игорь Миркурбанов и Стася Милославская в сериале «Дом фарфора»

В 2016 году с участием артиста вышла драма «Моя революция», где Игорь предстал перед зрителями в образе генерального директора Салова, для которого пишет тексты Артур (Иван Жидков). Однажды в размеренную жизнь клерка-неудачника вторгается помешанный на войне солдат (Владимир Епифанцев). В этом же году актер снялся в детективе «Наваждение» и криминальном фильме «Учитель в законе. Схватка».

В 2017 году завершились съемки драмы «Дом фарфора», где актер предстал в образе директора фабрики. Сейчас Игорь Миркурбанов работает над ролями в проектах «В ожидании Шарлотты Корде», «Игрок», «Икария», «Отражение радуги».

Фильмография

  • 1991 – «За последней чертой»
  • 1992 – «Иди и не оглядывайся»
  • 2006 – «Вдох Выдох»
  • 2007 – «Антидурь»
  • 2010 – «Охотники за караванами»
  • 2011 – «Сплит»
  • 2011 – «Знахарь 2: Охота без правил»
  • 2011 – «Generation «П»
  • 2012 – «Сила сердца»
  • 2013 – «Роковое наследство»
  • 2016 – «Наваждение»
  • 2016 – «Моя революция»
  • 2017 – «Дом Фарфора»

Фото

Источник: https://24smi.org/celebrity/2736-igor-mirkurbanov.html

Игорь Миркурбанов

Об Игоре Миркурбанове заговорили в 2013 году, когда он стремительно ворвался на московскую театральную сцену, исполнив одну из главных ролей в спектакле Константина Богомолова «Идеальный муж».  Его игра производит магнетическое воздействие на зрителей, окутывает и долго не отпускает.

Мрачный, закрытый, тревожный, инфернальный — это лишь малая часть эпитетов, которыми можно описать персонажей Миркурбанова. Сегодня Игорь — один из самых заметных и ярких театральных артистов. Он успешен, популярен, обласкан вниманием критиков и зрителей. Вспоминая свою прошлую жизнь, он говорит: «Тот человек – он как бы другой.

Я о нем с тоской, грустью и нежностью думаю, всегда вспоминаю. Но он ко мне как бы не имеет никакого отношения».

БИОГРАФИЯ

Будущий артист родился в казахском городе Чимкент, куда в свое время были высланы дедушки и бабушки по обеим линиям. Его предки были представителями дворянского рода Прядильниковых, жили в Москве в районе Сретенки.

«Дед был вынужден поменять фамилию. Его преследовали, и он бежал во Владивосток, где у него был кирпичный завод. На него написали донос, сослали и, видимо, расстреляли.

Все, что связано с войной и репрессиями, для меня — чудовищно больной опыт», — рассказывает Игорь.

Желания стать артистом не было. Юноша с раннего детства занимался музыкой, но все это оставалось на уровне увлечения. Актер вспоминает: «Мне вообще никогда не хотелось на сцену. В школе у нас были рослые хулиганы — лет в девять их протекция очень важна.

И вот на общем собрании я, сам того не ожидая, встал и прочел монолог Райкина — «Шарики за ролики, балерина крутится, надо к ней провод привязать — ток пойдет…». Я был как диббук: что-то в меня вселилось, как некий дух в перчатку. Успех имел необыкновенный и покровительство от хулигана по фамилии Бугаев.

Потом мне дали роль крокодила Гены — я тогда уже на гармошке играл, причем нашел ее чуть не на улице. Но из спектакля я быстро ушел — надоело».

Чтобы избежать службы в армии, Игорь решил поступать в технический институт. Учился в Институте нефти и газа, Томском политехе, МИФИ, но в итоге уехал в Новосибирск и окончил там консерваторию, получив специальность дирижера.

Казалось бы, в жизни появилась какая-то определенность, но будущему артисту все равно не сиделось на одном месте. «В какой-то момент жизни мне показалось, что мелодистов-композиторов мало, а просто с музыкальным образованием людей много. Средним быть не хотелось.

И еще вскоре я почувствовал, что мне как-то не сочиняется. Аранжировку делал иногда даже удачно, хотя мог бы  и более. А вот соткать из воздуха какую-то прекрасную мелодию мне сложно. Но это мои собственные домыслы. Я же всегда сужу о себе по самым высоким критериям. И обо всем, что касается музыки, тоже.

Поэтому я почти не работал по специальности. Какое-то время в каком-то Доме культуры чем-то дирижировал, и что-то писал», — вспоминает Игорь.

В Кемерово будущий актер познакомился с Андреем Паниным, который в то время окончил режиссерский факультет местного Института культуры. Вместе с ним Игорь и поехал в Москву, где поступил на курс М.А. Захарова и А.А. Гончарова в ГИТИС. 

ТЕАТР

Еще студентом Игорь Миркурбанов был зачислен в труппу Театра имени Маяковского, где сыграл Актера в нашумевшем спектакле израильского режиссера Евгения Арье «Розенкранц и Гильденстерн мертвы».

По приглашению Арье вскоре после окончания ГИТИСа Игорь уехал в Израиль и стал ведущим актером театра «Гешер». Он играл в спектаклях «Идиот»,  «На дне», «Тартюф», «Три сестры», «Сон в летнюю ночь», «Трехгрошевая опера», и других.

В Израиле состоялся и режиссерский дебют Миркурбанова – в 2001 году актер поставил спектакль «Москва — Петушки», где сам сыграл Веничку. Игорь признается: «Гешер» в свое время буквально спас меня. Это были 90-е годы, и я не знаю, удержался бы я в профессии, если бы не «Гешер».

Десять лет для актера — это огромный срок. Но, оказывается, все это время меня помнили в Москве. И когда поступило предложение, я оказался к нему готов».

Вернувшись в Россию, в 2007 году Игорь Миркурбанов сыграл Чацкого в спектакле Юрия Любимова «Горе от ума – горе уму». В этом же году он исполнил роль Ореста в «Электре» режиссера Тадаси Судзуки.

По-настоящему новый этап в жизни актера начался в 2013 году, когда Игорь сыграл Лорда в спектакле Константина Богомолова «Идеальный муж» и был принят в труппу МХТ им. Чехова.

Режиссер, известный своими радикальными постановками, представил на суд зрителей картину суровой российской действительности. Лорд в исполнении Игоря Миркурбанова – пародия на звезду отечественного шансона. Он любим женщинами и обласкан публикой, на его концертах всегда аншлаги.

Несмотря на темное прошлое, Лорд – кумир миллионов, нынешнее общество готово поклоняться ему.

Спектакль Богомолова очень точно и беспощадно ставит диагноз современному российскому обществу, в котором привычные ценности и понятия переворачиваются с ног на голову, а блатная культура становится явлением общенационального масштаба и начинает претендовать на звание настоящей культуры в традиционном понимании этого слова.

Игорь признается: «Когда доверяешь режиссеру, ты понимаешь, что он сам решит, что для тебя лучше. Вот поэтому я и считаю, что наши отношения с Константином Богомоловым — это счастье.

Читайте также:  Виктор вексельберг - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Думаю, когда мы перестанем с ним работать, я уйду из актерской профессии».

У Богомолова артист играет Федора Павловича Карамазова в спектакле «Карамазовы», Тригорина в «Чайке», Григория Отрепьева в «Борисе Годунове» на сцене «Ленкома».

Этим сотрудничество с театром «Ленком» не ограничилось. В 2015 году Марк Захаров пригласил Игоря на роль Венички в спектакль «Вальпургиева ночь» по мотивам произведений Венедикта Ерофеева.

Это было уже второе обращение Миркурбанова к писателю после постановки в израильском «Гешере». Несмотря на это, Марк Захаров разглядел в артисте Венечку только после спектаклей Богомолова. «В нем есть какая-то биологическая заразительность.

Это очень ценно в актере – такая биология, которая покоряет и гипнотизирует», — признается режиссер.

Одна из ярких работ последнего времени – роль Атоса в спектакле Константина Богомолова «Мушкетеры. Сага. Часть первая». Режиссер выступил и автором текста, в котором о великом романе Дюма напоминают только название и имена персонажей.

Богомолов создал особую вселенную, населенную причудливыми героями и существующую по законам двух сил – Любви (Эрос) и Смерти (Танатос). По признанию Игоря, работа с таким материалом доставляет ему одно удовольствие: «Этот текст самоценен. «Мушкетеры» – предельный театральный эксперимент.

Так свободно с архетипами в кино работают Тарантино и братья Коэны, а в театре затрудняюсь назвать кого-либо. Этот жанр я бы назвал треш-эпик, или, как говорит Богомолов, постромантизм, постромантический эпос».

КИНО

В кино Игорь Миркурбанов дебютировал в начале 90-х, исполнив роль в криминальном фильме Николая Стамбула «За последней чертой». За ним последовала картина «Иди и не оглядывайся», где актер исполнил главную роль – бывшего чемпиона Европы по боксу Вадима Ларина.

https://www.youtube.com/watch?v=kJUMVFO78lA

Снявшись в нескольких картинах на родине, Игорь на десять лет уехал в Израиль. Там с его участием в 2001 году вышли картины «Священная земля» и «Сделано в Израиле».

Вернувшись в Россию, в 2006 году актер исполнил главную роль в фильме Ивана Дыховичного «Вдох-выдох». В центре картины – история пары, решившей расстаться после семи лет счастливой совместной жизни. В какой-то момент они начинают понимать, что не могут существовать друг без друга, и решают встретиться.

«Это, безусловно, фильм не развлекательный, это — авторское кино. Мне очень понравилось его воздействие. Один водитель после фильма говорил, что если «Возвращение» Звягинцева бьет по голове палкой, то «Вдох — выдох» – дубиной.

Фильм вызывает такие ощущения, он что-то с вами делает, там как бы пограничная степень откровения», — рассуждает Игорь.

Игорь снимался в картинах «Многоточие», «Антидурь», «Generation «П», «Сила сердца», «Роковое наследство», «Обмани, если любишь», и других.

 Сегодня актеру поступает много предложений сняться в кино, но соглашается он далеко не всегда. Он признается: «Я благодарен театру за то, что он меня избавил от необходимости искать в кинематографе взаимности.

Театр дает мне достаточную стабильность и  возможность не задумываться на этот счет».

ТЕЛЕПРОЕКТЫ

В начале 2000-х годов артист вел программы «Тормозов.net» и «Двойной удар» на израильском телевидении. Он признается: «Мир в Израиле хоть и наивный, но капиталистический. Благодаря телевидению, я мог существовать какое-то время. Обычные программы, ничего особенного.

Работал и режиссером мультикамеры, и ведущим. Мне было важно освоить  новую специальность. Я ведь все равно все тяну в профессию. И Эйнштейна, и  Грегори Бейтсона. Крупность  плана, монтажные стыки, ракурс – все это имеет отношение к тому, что ты делаешь потом на сцене».

В 2014 году Игорь принял участие в музыкальном шоу «Три аккорда». По замыслу создателей, участники проекта представляли на суд зрителей собственные интерпретации хитов отечественной эстрады, большую часть которых составлял шансон.

После этого проекта широкая аудитория узнала и полюбила Миркурбанова.

В проекте артист блистательно исполнил песни «Белая береза», «Странная женщина», «Лимончики», «Очарована, околдована», «В кейптаунском порту», «Я твой ковбой» и другие.

МУЗЫКА

Музыкальное творчество Игоря не ограничивается проектом «Три аккорда». Артист много выступает, исполняет песни на музыкальных вечерах МХТ и на своих сольных концертах. В декабре 2015 года на сцене театра им. Евг. Вахтангова в рамках проекта «Хрустальные вершины» состоялся концерт Игоря под названием «Неукротимый.

Концерт для голоса и сердца». А в марте 2016 года в Музыкальном театре «Русская песня» прошел первый большой сольный концерт артиста с оркестром «Red Square Band», на котором были исполнены известные отечественные и зарубежные композиции.

По словам Игоря, музыкальное направление, в котором работают артисты, можно определить как «эпический рок». 

Личная жизнь

О своей личной жизни Игорь предпочитает не распространяться. В то же время некоторые СМИ пишут, что он встречается с актрисой Марией Антипп. Пару неоднократно видели вместе на различных мероприятиях, однако официально свои отношения они никак не подтверждали. Известно, что у Марии есть сын Андрей от первого брака.

В жизни

В свободное от работы время артист много читает, смотрит фильмы, слушает музыку. Особый интерес для него представляют учебные пособия и лекции по философии и психологии, из которых он выносит много полезной и нужной в работе информации.

Игорь признается, что всегда старается «тащить» новые знания в профессию. «Работа с эмпатией – то, чем занимаются нейропсихологи и нейролингвисты, – есть и в моей практике.

В театре же, по сути, происходят ежевечерние психологические опыты», — рассуждает артист. 

Интересные факты

  • Приехав в Израиль, Игорь за полтора месяца выучил иврит
  • Стивен Спилберг предлагал актеру сняться в фильме «Список Шиндлера», но тот отказался
  • Среди своих любимых писателей Игорь выделяет Льва Толстого, Эрнеста Хэмингуэя, Владимира Сорокина и Виктора Пелевина
  • Актер признается, что может бесконечно пересматривать фильм братьев Коэн «Старикам тут не место»

ИНТЕРВЬЮ

О себе

«Я всегда в тревоге. Характер такой. Перед каждым спектаклем дико психую до первого шага на сцену. Но это нормально, я думаю…».

Об отношениях со зрительным залом

«Вступать во взаимодействие со зрителем, конечно, лучше по любви, но это не всегда просто.

Звучит пафосно, но я две-три минуты перед началом спектакля всегда смотрю на публику в щелочку и успеваю сказать себе: «Какие же вы! Я вас видел, мне вас было жалко, а сейчас вы сидите здесь». Вполне по-детски, но мне важно это сказать.

И попросить присутствия. В этот момент сам я обнуляюсь до такой степени, что шага не в силах ступить. И вот если это присутствие входит в меня, тогда я кое-что могу».

О спектаклях

«Вообще, я для себя вывел формулу: важно играть хорошую роль в хорошем и успешном спектакле. Пусть потом ползала уходит, но в начале все равно должен быть переаншлаг».

О том, почему решил петь

«Я запел из духа противоречия. Часто слышу, как неправильно исполняют песни. Но это на мой взгляд. Вокалистов уйма, и у меня нет никаких амбиций в этой сфере, но мое музыкальное и режиссерско-актерское образование дает мне право видеть, как можно петь иначе».

Награды и звания

  • Лауреат премии «Золотая маска» в номинации «Драма/мужская роль» за роль Федора Карамазова в спектакле Константина Богомолова «Карамазовы» (2015)
  • Лауреат театральной премии «Хрустальная Турандот» в номинации «Лучшая мужская роль» за работу в спектакле Марка Захарова «Вальпургиева ночь» (2015)
  • Лауреат премии Олега Янковского «Творческое открытие» за роли в спектаклях «Вальпургиева ночь» и «Борис Годунов» (2016)

По материалам программы «Главная роль» телеканала «Россия К», сайтов mircurbanov.com, lenta.ru, teatron-journal.ru, vokrug.tv, echo.msk.ru, maskbook.ru, mk.ru, newizv.ru, mir24.tv, mignews.com, oteatre.info, teatral-online.ru, segodnya.ua, m24.ru, smotr.ru, oteatre.info.

ФИЛЬМОГРАФИЯ

  • Дом Фарфора (2017), сериал
  • Дама пик (2016)
  • Тайна кумира (2016), сериал
  • Отражение радуги (в производстве) (2016)
  • Каппадокия (в производстве) (2016)
  • Икария (в производстве) (2016)
  • Игрок (в производстве) (2016)
  • Наваждение (2016)
  • Братаны-4 (2014), сериал
  • Роковое наследство (2013), сериал
  • Обмани, если любишь (2013), сериал
  • Былое и Дума (документальный) (2013)
  • Сила сердца (2012)
  • Любовь с оружием (2012)
  • Дикий-3 (2012), сериал
  • Сплит (2011), сериал
  • Лектор (2011), сериал
  • Знахарь 2: Охота без правил (2011), сериал
  • Здесь кто-то есть-2 (2011), сериал
  • Жених (2011)
  • Generation «П» (2011)
  • Охотники за караванами (2010)
  • Здесь кто-то есть (2010), сериал
  • Монтана (2008)
  • Знак судьбы (2007)
  • Антидурь (2007)
  • Молодые и злые (2006), сериал
  • Многоточие (2006)
  • Вдох-выдох (2006)
  • Сделано в Израиле (2001)
  • Священная земля (2001)
  • Иди и не оглядывайся (1992)
  • Полтергейст-90 (1991)
  • Кровь за кровь (1991)
  • За последней чертой (1991)

Источник: http://russia.tv/person/show/person_id/245920

Игорь Миркурбанов: личная жизнь

Личная жизнь Игоря Миркурбанова делала крутые повороты, и актер сегодня не жалеет о том, что успел пережить и узнать многое. Его называют интеллектуальным актером, потому что каждую свою роль он играет глубоко и может создавать неожиданные образы.

Прежде чем стать актером Игорь Витальевич пытался найти себя и в других сферах. После школы он поступил в институт нефтегазовой промышленности, потом в Томский политехнический институт, МИФИ, но ни в одном из этих высших учебных заведений так и не дошел до конца, не став ни инженером, ни физиком. Он нашел себя в искусстве, к которому его тянуло всегда.

Диплом о высшем образовании Игорь Миркурбанов получил в  Новосибирской консерватории, став дирижером симфонического оркестра. Позже он закончил еще и ГИТИС, в котором учился на курсе Гончарова и Захарова. После ГИТИСа актер был принят в театр им.

Маяковского, а потом, по приглашению Евгения Арье, перебрался в Израиль, чтобы играть на сцене театра «Гешер».  Для этого он за полтора месяца выучил иврит, потому что нужно было срочно ставить спектакль.

Сейчас личная жизнь Игоря Миркурбанова, в основном, связана с Москвой, а в Израиль он приезжает только по приглашению принять участие в одном единтсвенном спектакле, который идет на сцене «Гешера» уже больше четырнадцати лет. 

Уход из израильского театра был связан с тем, что Арье не приветствовал работу Миркурбанова в кино, а Игорь Витальевич не собирался отказывать себе в этом. В Израиле Миркурбанов работал и на телевидении, снимая собственные режиссерские проекты. Он – режиссер и ведущий телепрограмм «Двойной удар» на российском телевидении, и «Тормозов.net»  — на израильском.

Его актерский талант был замечен несколько лет назад Спилбергом, пригласившим актера в один из своих фильмов, но из-за плотного рабочего графика Игорь Миркурбанов вынужден был отказать всемирно известному режиссеру, потому что не мог подвести других людей.

Кроме игры на сцене, в России актер снимается в полнометражных фильмах, но он не исключает возможности сняться и в сериале. Этот вид киноискусства интересен ему, потому что дает возможность попробовать себя в иной роли.

О личной жизни Игоря Миркурбанова в плане семейных отношений ничего не известно, но в одном из своих интервью актер сказал, что ему трудно долго находиться в обществе других людей, и гораздо комфортнее он ощущает себя в одиночестве.

Из этого можно сделать вывод, что Игорь Витальевич пока одинок, но, возможно, это и не так.

Источник: http://lichnaya-zhizn.ru/blog/igor_mirkurbanov_lichnaja_zhizn/2014-08-14-491

Игорь Миркурбанов: «Я ручной только с Богомоловым»

Игорь Миркурбанов в «Чайке» К. Богомолова© ИТАР-ТАСС

Среди самых ожидаемых премьер грядущего театрального сезона — «Борис Годунов» в режиссуре Константина Богомолова, намеченный к выпуску в сентябре в «Ленкоме». Роль Самозванца сыграет Игорь Миркурбанов, представитель редкого сегодня племени интеллектуальных артистов, надолго исчезавший с московской сцены — и вернувшийся на нее звездой спектаклей «Идеальный муж» и «Карамазовы».

— Знаю, что актеры не любят говорить про будущие роли, но все же: перечитывая «Бориса Годунова», я поразилась той рефлексии, которой Пушкин наделил Самозванца. Он говорит: кровь русская прольется…

— Да, вы попали в точку: для меня это основной момент роли. Я тоже обалдел, увидев в Самозванце это трагическое содержание: «Кровь русская, о Курбский, потечет — / Вы за царя подъяли меч, вы чисты. /Я ж вас веду на братьев…

» При этом мой Самозванец — инкарнация всех известных демонов, некое вечное зло, в котором отсутствует рациональная идея. Это ж вообще пушкинские темы: вселенское зло, игры на краю. Мой расстрига — не просто вор в законе.

Все думают, что они им играют…

— А на самом деле — играет он?

— Ну конечно: «Все за меня — и люди, и судьба!» Ему все дается, и даже слишком легко. И Марина — с ней все не всерьез. Всерьез — диалог с Годуновым, с зарезанным царевичем, с судьбой: угадать, чего она от меня хочет. А Марина и прочее — это какие-то знаки на пути: правильно ли иду.

Вот он понюхал Марину: «Вампир она или нет? Вот интересно, если убить с ней одного, двух, трех — какая будет реакция? А какой после этого секс?..» Настоящий же азарт в нем рождает не Марина, а вызов судьбы — «Как мало нас от битвы уцелело», то есть (блатным тоном): как нормально все пошло, как много трупов, неплохо так поиграли…

Не буду раскрывать дальше, но эта режиссерская концепция мне страшно нравится.

— У вас сложная биография: неоконченное образование физика, диплом дирижера, потом курс Гончарова и Захарова в ГИТИСе, Маяковка, театр «Гешер» в Израиле, куда вас позвал Евгений Арье. Везде знаковые спектакли, главные роли, и отовсюду вы уходили. Как такой независимый человек вообще может быть актером — это же самая зависимая профессия?

— Не поверите: только вчера я размышлял об этом более подробно, чем обычно. Мне нужно было идти на какую-то встречу под камеру — к хорошему режиссеру, с хорошим сценарием. Знаете, я как-то слышал от Армена Джигарханяна выражение «играть на фотопробах».

Читайте также:  Йозеф геббельс - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Актеры старой школы помнят фотопробы — когда для начала тебя просто фотографировали в гриме и костюме. И это достаточно емкий пример! То же самое — когда тебя зовут на обычные пробы: рассказать под камеру свои впечатления от текста, а дальше начинается чистой воды разводняк.

Наша профессия не просто зависима — это один сплошной компромисс. Я завишу от автора, от партнера, от режиссера, от того, где стоит камера, от света, грима, костюма. Ну и где там я? Меня там очень мало. Что касается театра, тут ситуация чуть более комфортна. Это невероятная удача: найти того, кому ты будешь слепо верить.

Не представляете, какое наслаждение заниматься исключительно своей ролью — сбросить с себя актерский эгоизм.

— А как его можно сбросить?

— Когда доверяешь режиссеру, понимаешь, что он сам решит, что для тебя лучше. Тебе не нужно, сжав челюсти, дыбя шерсть и обнажая клыки, тянуть на себя одеяло: «Почему на меня не светят? А ну, музыку мне!» etc. Невероятное удовольствие — освободиться от всего этого.

«Вам не надо здесь выходить — скажите это из-за кулис» — отлично, я скажу из-за кулис с таким же наслаждением, как сказал бы на авансцене. Я свободен, потому что знаю: он за меня думает, как лучше.

Я сто раз бывал в ситуациях, когда режиссер не очень уверен, когда он не знает, как тебе лучше: ты это моментально чувствуешь и начинаешь вытанцовывать свое. Но ведь рядом с тобой пляшут другие, и не со всеми получается партнерство. И тогда ты уже озадачен тем, как не подставиться.

Вот поэтому я и говорю, что наши отношения с Константином Богомоловым — это счастье. Думаю, когда мы перестанем с ним работать, я уйду из актерской профессии.

— Как вы находите нужный градус для существования в спектакле? Скажем, в «Карамазовых» ваш Федор Палыч задает в самом начале такую предельную эмоциональность, что спектакль буквально летит дальше.

— Какие-то вещи мы, конечно, оговариваем. Понимаете, Костя — противник открытых эмоциональных проявлений, но он правильно интонирует: он филолог, у него слух настроен на речь персонажа. И он очень музыкален — я уверен, он может здорово ставить оперы. Либо фильмы снимать — там это можно делать с помощью монтажа.

Я вот как-то размышлял: знаете, почему авторское кино проникновеннее, чем мейнстрим? Потому что там есть длинные планы! Вот, скажем, сняли диалог на общем плане — если в кадре два неглупых артиста, они как-то выдержат, и мы потом вместе расставим смысловые акценты.

Но чем занимается массовое кино: сидит мальчик, закончивший двухмесячные курсы в Лос-Анджелесе, и режет по картинке, не слушая текст, — а в это время идет диалог. Если рядом нет режиссера, который скажет: «Ты чего, это ж важно!» — мы потом видим колбасную нарезку из лиц.

Надо четко следить за историей — для этого нужны мозги, уверенность в своих силах и отсутствие желания во что бы то ни стало удивить формой. Нет-нет, форма может быть любая (я в этом смысле пластичен) — но она должна исходить из содержания!

Но вы спросили про накал у Федора Палыча в начале «Карамазовых» — там, если помните, есть монолог бабы про умершего ребенка. Я отдыхал в Испании и вчитывался в текст. Нашел аудиозапись Качалова — его замечательный архаичный голос погружал меня в транс: я выключал весь свет, за балконом — море.

И вот однажды я загораю на балконе, он читает монолог: «Смотрю на его рубашоночку, а его-то нет!..» — и меня вдруг пробило до слез. Когда Надя Борисова в нашем спектакле читает этот монолог, я вспоминаю, как меня пробрало тогда, — и тут наш мастер-постановщик включает детский хор, поющий «Mutter» Rammstein.

И у меня душа отталкивается и взлетает! Вот это к вопросу о зависимости: я очень завишу от музыки. Включите хорошую музыку, дайте роль, где есть о чем подумать, посадите в тень — боком, спиной — неважно: я заберу на себя внимание — мне будет о чем там сидеть.

Понимаете, публичное существование все обостряет, ты становишься заточен на некую отдачу, и она происходит гораздо мощнее. Ты можешь переживать что-то, сидя в темноте, — и зритель будет это ощущать.

— Хочется понять: почему человек, так зависящий от музыки, изучал физику?

— Знаете, это все связано. Вроде бы онтологическая разница: падающий кирпич и гармония.

Но потом я для себя понял: если я в кадре сниму медленно летящий кирпич и идущего человека, получится как у Канта — не просто физические законы, а категорический императив — судьба! Ну да, меня интересовала физика, потом музыка.

Потом я понял, что в музыке нужно быть либо совсем революционером — как Шостакович, либо хорошим мелодистом, что тоже довольно сложно. Короче, я сдался, хотя мне до сих пор иногда кажется, что можно было…

— Как вы впервые попали в театр?

— В Чимкенте — нас всем детским садом повели на «Аленький цветочек». Я смотрел довольно отстраненно, но потом чудище подошло к пню и горько зарыдало. Это я запомнил.

— После этого вам захотелось на сцену?

— Да мне вообще никогда на сцену не хотелось! В школе у нас были рослые хулиганы — лет в девять их протекция очень важна. И вот на общем собрании я вдруг, сам того не ожидая, встал и прочел монолог Райкина — «Шарики за ролики, балерина крутится, надо к ней провод привязать — ток пойдет…». Я был как дибук, что-то в меня вселилось, как некий дух в перчатку.

Успех имел необыкновенный и покровительство от хулигана по фамилии Бугаев. Потом мне дали роль крокодила Гены — я тогда уже на гармошке играл, причем нашел ее чуть не на улице. Потом уже были гитара, флейта, пианино, потом ВИА — мы стали деньги зарабатывать. В консерватории я уже играл в нормальном коллективе. Но знаете, странное было время — мы очень не всерьез жили.

Вот вы помните, как Брежнев умер?

— Я помню, что сначала отменили мультфильмы, а потом уронили гроб — и был грохот на весь Союз.

— То есть вы ничего не застали.

А я до сих пор убежден, что мы рядом были с настоящим счастьем! Великий каббалист Ашлаг вообще считал, что коммунизм в России не получился потому, что в какой-то момент он стал горизонтален, то есть социален — перестал быть идеологией, устремленной к высоте, к Богу: я что-то делаю не ради вас, а ради себя, но через Него.

И обоих нас радует отдача — больше, чем эгоизм. Собственно, каббала — она об этом. Вот я и ностальгирую по тем временам, когда мы прошли по касательной к какому-то великому открытию — гуманистическому и общечеловеческому. Ну, теперь можете меня заплевывать: железный занавес и прочие стены, под которыми разлагалось г**но, — всего этого я не отрицаю.

— Но ведь в ходе подготовки к всеобщему счастью ваших родителей сослали в Казахстан…

— Не только родителей, но и бабушек-дедушек.

— У них не осталось злости на советскую власть?

— Не знаю, злобствовал ли мой дед по папиной линии, у которого забрали все, — при мне он этого не выражал. Моя бабушка по маме умерла от воспаления легких во время войны (маме было тогда лет пять) — только потому, что должна была ходить на уколы семнадцать километров пешком каждый день — туда и обратно. Это было в Казахстане, в поселке для сосланных немцев.

А до этого вполне благополучная была семья: Прядильниковы — дворянский род. Дед был вынужден поменять фамилию, его преследовали, он бежал во Владивосток (там у него был кирпичный завод) — на него написали донос, сослали и, видимо, расстреляли. Все, что связано с войной, репрессиями, для меня — чудовищно больной опыт. Как Холокост для евреев.

Кстати, в Израиле есть один момент, который опрокинул меня, когда я приехал: в день памяти жертв Холокоста раздается сирена, и все встают как вкопанные: ортодоксы, экуменисты, атеисты, образованные и не очень — весь Израиль минуту стоит. И вот этот минутный стоп-кадр — он что-то делает с людьми.

Почему такого нет в России — мы ведь столь же богаты на тяжелые даты и события!

Игорь Миркурбанов в роли Лорда в «Идеальном муже»© «Россия сегодня»

— У нас есть минута молчания 9 мая, но ее мало кто соблюдает.

— Вы правы, но про нашу минуту молчания я не помню, а ту запомнил навсегда. Вот чего мне здесь не хватает: начать с элементарной борьбы с хамством — и потихоньку прививать такие вещи.

Ведь патриотизм — он не только в том, что «Дуй, гармонь любимая» (передача такая есть на ТВ). Москва — достаточно культурный город, чтобы позволить себе быть свободной от хамства.

У вас сколько друзей в Фейсбуке? Давайте объединимся и устроим одну кампанию: перестанем хамить и бросать окурки.

— Думаете, подействует?

— Уверен! Вчера в метро зашла компания молодых с зелеными волосами. Я их фотографировал, смеялся, а весь вагон шарахался — и они сникли. Но ведь это было забавно, карнавально — такие люди могли бы изменить Москву. Вот мы с вами сидим в Камергерском — тут хорошо, и это настроение из центра надо бы распространить.

Собрать, скажем, коллектив магазина и сказать: «Чтобы с сегодняшнего дня все (цедит сквозь зубы слово, запрещенное с 1 июля) улыбались!» Вот представьте: вы заходите в магазин, а там все — пусть с гримасой отчаяния, но (повторяет то же слово) у-лы-ба-ют-ся! Я уверен, это только сначала будет насилием: форма подтянет содержание.

— Такое чувство, что вы сейчас пересказываете какое-то кино. Кстати, я тут случайно увидела по ТВ одну криминальную комедию с вашим участием. Это же абсолютно брехтовский Мэкки-Нож — то, что вы там играете. Честно говоря, удивилась, как вы ловко себя туда вписали.

— Да ну, зачем вы вообще такое смотрите?!

— Но вы же в таком снимаетесь?!

— Я могу сам себе удивляться: откуда на меня это сваливается. Фильм, о котором вы говорите, — это мои первые съемки в России после Израиля. С очень хорошим гонораром. Я тогда случайно познакомился с его генеральным продюсером, мы до сих пор общаемся.

Мне интересен этот тип людей: «Ты где пальто купил? В Лондоне? А где там — я тоже съезжу, возьму». Это такие азадовские — помните героя «Generation П»?.. Все свои тексты и диалоги во время съемок я редактировал сам, потом я правил тексты партнерам — в общем, работал. Но с высоким, то есть с театром, я это никак не связываю.

Уж извините, что театр я называю высоким — для меня это по-прежнему территория, провоцирующая на что-то хорошее. Во мне, как вы понимаете, есть и ад, и… — смотря на какую территорию попадаю. Все, что касается кино, — либо поденщина, либо с самого начала выторговываешь себе особые условия.

Не всегда получается, потому у меня и имидж человека, сложного во взаимодействии. Я ручной только с Богомоловым.

— Вам не надоедает играть в театре одни и те же роли?

— Хорошую роль — не надоедает. Вообще я для себя вывел формулу: важно играть хорошую роль в хорошем спектакле и в успешном спектакле. Пусть потом ползала уходит, но в начале все равно должен быть переаншлаг. У меня в этом плане грандиозный опыт: мы в «Гешере» играли 30 спектаклей в месяц, и это было нормой. И после этого выходить теперь два-три раза в месяц — успеваешь соскучиться.

— Как же вы собираетесь уходить из профессии?

— А что делать? Я же говорю: все это работает, когда спектакль хороший. А из плохих я всегда уходил.

— И от Любимова вы ушли, поиграв на Таганке года полтора…

— Знаете, я в Театре на Таганке такие ситуации наблюдал — в курилке… Но сам старик был гениален: репетировал по восемь часов в день, какие вещи говорил, как формулировал!

— Это Любимов «сдал» вас японцам — в «Электру» Тадаси Судзуки?

— Ну да. Я играл Ореста. В его Центре искусств в Тоге я иногда наблюдал, как он сидел у пруда. Статуарная мизансцена: в течение часа я нарезал круги на велосипеде, а Судзуки недвижно смотрел вниз.

И я понял, что это совершенно сумасшедший человек! Я тогда спросил его, что такое сумасшествие — как это сыграть? Он ответил: сумасшедший — это предельная концентрация на чем-то одном, на какой-то мысли. Кстати, слово «концентрация» для меня — главное. Оно мне страшно помогает. Я бы актеров обучал этому.

Вот на сцене: на одного смотришь — он молчит, другие вокруг скачут и орут, но ты смотришь на этого. Судзуки всем этим владеет. Он говорит: я сижу-сижу, а потом смотрю в то кресло у себя в комнате — и я себя в нем вижу. И вот я на него взглянул и увидел, что в его взгляде, когда он смотрел в то кресло, — весь Шекспир.

Читайте также:  Екатерина гамова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Он его сейчас сыграл! Что он умел с собой делать — на него становилось страшно смотреть: внешне он ничего не менял, но в глазах появлялось такое! Собственно, это и есть магия театра. Вот вы спрашиваете: почему физика, почему музыка — но это все увязывается в одно. Ну, может, только укладывание асфальта — не совсем.

— Вы же в юности клали асфальт?

— Нет, я рельсы клал железнодорожные. Но я к тому, что все, что со мной происходит, я тяну в профессию. Все это — просьба о дожде: приходят люди, садятся, выходит шаман и начинает бить в бубен. Те, кто идет в нашу профессию, — они, как этот шаман, чувствуют некий зов крови.

Они могут думать: хочу в журнале появиться на картинке, хочу, чтобы обо мне говорили, но это они себя обманывают. У Шопенгауэра есть статья «Метафизика половой любви». Забавное исследование: он убежден, что люди не сами находят друг друга — ими движет гений рода: прабабушки-прадедушки, отцы-мамы. Для продолжения каких-то общечеловеческих задач, для выживания вида.

И вот это я притягиваю к профессии: если стремится в нее человек, то, наверное, ради чего-то. Можете сказать: это пафосно и глупо — но я все равно считаю, что это так.

После хорошего спектакля, как и после хорошей репетиции, наступает нечто — ну да, эйфория, эндорфины, но есть еще что-то! Какие-то секунды через тебя что-то идет — какой-то короткий фрагмент музыки, и ты всегда точно знаешь, что и с людьми в зале что-то произошло. И насыщаешься в один миг. Признаюсь: это немножко наркотик. Преступное удовольствие.

Понравился материал?помоги сайту!

Источник: https://www.colta.ru/articles/theatre/3950

Игорь Миркурбанов

Многие из вас наверное давно знакомы с ним, я открыла его для себя где-то полгода назад и сразу влюбилась,знакомьтесь — Игорь Миркурбанов!

Игорь Миркурбанов – российский и израильский актер, режиссер. В течение 10 лет он был ведущим артистом знаменитого театра «Гешер» в Тель-Авиве. Лауреат престижных международных театральных фестивалей в Вене, Авиньоне, Эдинбурге, Париже, Риме, Мельбурне, Токио.

Год назад артист неожиданно взорвал театральную Москву своим появлением на сцене МХТ в спектакле «Идеальный муж».

К этому моменту в его творческом багаже более 20 ролей в театре, в том числе Рогожин («Идиот» Достоевского), Тартюф («Тартюф» Мольера), Вершинин («Три сестры» Чехова), а также более 30 – в кино.

Вашей биографии позавидовал бы любой писатель или путешественник. На премьере «Идеального мужа» я слышала, как один критик спрашивал другого: «Откуда взялся этот потрясающий артист — лицо знакомо, но никто о нем ничего не знает?» Вы откуда взялись?

Я? Да я, пока не познакомился с Костей (Константин Богомолов — режиссер «Идеального мужа».), полгода в шахматы с компьютером играл. В кино был затык, в театре я ничего не искал после «Электры» Судзуки. И вдруг я увидел Костин «Год, когда я не родился» — злой, жесткий спектакль с чистой формой и ясным содержанием. Это вернуло мой интерес — а то мне уже казалось, что театр утратил совесть.

Для вас это важно?

А для чего тогда им заниматься? Знаете, я в отличие от кино к театру отношусь довольно старомодно. Судзуки, Любимов, долгие гастроли по Европе, немецкий театр, который я очень люблю, — вы уже поняли, мне есть с чем сравнивать. Я еще могу отличить настоящий эксперимент от КВН.

В вашей биографии есть удивительный поворот от музыкальной профессии к театральной режиссуре. Почему, имея диплом дирижера симфонического оркестра, вы ушли в режиссуру? –Я не уходил от музыки, надеюсь, она от меня тоже. Мы с ней живем в любви и согласии. И я ее слушаю. Может быть, я просто ушел от публичной деятельности, связанной с музыкальны

м образованием, не стал реализовывать свой первый диплом. А слух и музыкальное образование совершенно необходимая вещь в актерской профессии.

Как вы попали к Любимову?

Мне сказали, что Любимов ищет Чацкого, и предложили попробовать. Если бы вы знали, какой это потрясающий дед. Ему тогда было 90 — он работал по 7–8 часов. Какие вещи говорил, как формулировал!

Это Любимов «сдал» вас японцам?

Ну да. После репетиций Судзуки я несколько лет думал о том, как преподавать семантикусценического жеста. Внятность жеста — у нас же никто об этом не говорит, кроме Любимова. Отвечая на ваш вопрос: понятия не имею, откуда Юрий Петрович меня знал. Может, запомнил — я когда-то играл в одном хорошем спектакле.

Спектакль Евгения Арье «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» действительно многие помнят, но после него вы словно растаяли в воздухе. После него Арье позвал меня в Израиль — играть Рогожина в «Идиоте».

Это было в начале 90-х, я понял, что моя профессия гибнет, что если я подамся в бандиты, то буду более успешен, но мне хотелось остаться в театре.

В залах сидело 2–3 зрителя, мои коллеги таксовали, ремонтировали чужие квартиры, открывали кооперативные ларьки. И я уехал создавать театр в Израиле.

Живя в Израиле, вы много снимались в русском кино. Да я и сейчас снимаюсь, но лучше бы я этого не делал. Сейчас идет такая игра на понижение! На всех телеканалах продюсеры — вменяемые, образованные люди, но когда с ними разговариваешь, они говорят: «Зачем? Там (показывает вниз.) это не нужно». И ты начинаешь думать: а что там нужно?!

МХТ прошел ваш тест на качество?

МХТ — единственный театр, где я хотел бы служить. Когда я начал репетировать в «Идеальном муже», меня поразило, что здесь все здороваются (пусть это даже внешний ритуал, но он создает атмосферу), и очень достойно платят.

Дарья Мороз, Марина Зудина, Алексей Кравченко, Александр Семчев, Максим Матвеев — я поначалу внутренне от них оборонялся, но отношения складывались так деликатно и красиво, что я об этих репетициях сейчас вспоминаю как о самом счастливом периоде жизни.

МХТ «Карамазовы»

Я заходил в театр и говорил себе: «Только не привыкай, Игорь!» Понимаете, им удается сохранить доброжелательность и естественность. И при этом, когда надо, оставаться статуарными. Для меня вообще важно остаться с человеком на дистанции, которая позволит мне и ему показывать друг другу только хорошее. В общем, я все лето ждал репетиций «Карамазовых» — и не обманулся.

Вам не кажется, что если бы Рогожин из «Идиота» не зарезал Настасью Филипповну, он современем превратился бы в папашу Карамазова, которого вы играете? Нет. Для меня в Рогожине было важно имя: «Парфен» — это же от «Парфенон», то есть чистый, невинный. Я для себя его так и решал — как наивного, чистого человека. Карамазов куда изощреннее, чернее.

https://www.youtube.com/watch?v=ttkprMpvKDw

Не боитесь погружаться в эту черноту?

А чего бояться? Это ад, который в каждом из нас. Что-то есть в нашей стране, что провоцирует людей на такие проявления. В любой стране я, скажем, могу прочесть на лице официанта, хочет он меня обмануть или нет. Но нашего русского человека не поймешь — в него вживлен ген непредсказуемости, он и сам себя не знает.

«Ленком» спектакль «Вальпургиева ночь»

У вас есть рецепт, как уберечь себя от непредсказуемых поступков, зависти, дурного вкуса? Когда чувствую, что во мне копится агрессия, ухожу в изоляцию: шахматы, музыка, книги по физике, ну и Сорокин, Пелевин. И Шопенгауэр — это вообще кислород для отчаявшегося человека. Настолько мрачен, что после него думаешь: ну, у меня все не так уж плохо.

Вы себя считаете отчаявшимся?

Я застенчив, всегда боюсь оказаться там, где меня не хотят видеть. Потому, наверное, и пришел в профессию: для актера преодоление этого комплекса — важный стимул. Чисто же актерских проявлений я боюсь. Актер — центр вселенной, он сидит, травит анекдоты, он фееричен, сочен и солнечен — все это не мое.

Про Андрея Панина можно вас спросить — говорят, вы вместе торговали на рынке?

Да, было. Спрашивают: почему Панину удавались такие роли? Да потому, что мы все это проходили в юности: у «Березок», у поездов, на рынках. Но Москва постепенно разводит людей.

Хотя когда мы виделись, у нас случались важные, хорошие встречи — по контрасту к своим ролям, он был очень нежным человеком. Когда я видел его последний раз, он запрыгнул на турник и подтянулся 25 раз. Не верю, что он пил. Дикая история, но здесь такие часто случаются.

Это все достоевщина, или как у Пелевина в рассказе «Ухряб»: человека ни с того ни с сего одолевает что-то чудовищное и непоправимое.

Есть такие вопросы из анкеты Достоевского: в какое время вы хотели бы жить и какой смертью умереть?

По поводу первого: не надо искушать лукавого, мне вполне комфортно в сегодняшнем дне. А насчет второго я бы предпочел пока не думать. Хотя, конечно, хорошо бы в почете, в окружении внуков и правнуков, в здравом уме и за руку с любимым человеком. А еще — в хорошую погоду и под хорошую музыку. (Хохочет.) Но вообще давайте еще поживем. Пока есть театр, а в нем — совесть и вкус.

Каковы Ваши отношения с отечественным кинематографом?

То, в чем все настойчивее меня приглашают поучаствовать, мне трудно назвать словом кинематограф. Поэтому, у нас с ним практически нет отношений, о чем я не очень сожалею, на самом деле.

есть, может быть, три, четыре человека, с которыми мне бы хотелось их установить. И я благодарен театру за то, что он меня избавил от необходимости искать там взаимности.

Театр дает мне достаточную стабильность и возможность не задумываться на этот счет.

Есть для Вас табу в профессии?

Их нет. Но они есть. Я просто знаю, что они есть, но формулировать их… Как только мы их начинаем формулировать, у нас появляются запреты на мат, и прочее.

Как вы относитесь к популярности, публичности, успешности? Во время недавних гастролей театра «Гешер» Евгений Арье по-стариковски назвал Вас звездой.

Ой..! Может за этим бездна сарказма, я ведь не слышал интонации. Я не то, что бы успешный или не успешный. Вы знаете значение слова «успех» вне контекста? В нем очень много подводных смыслов, достаточно одиозных. Успех не может быть задачей, целью.

Когда Вы долгое время работали в Израиле, Вы играли на иврите. Были какие-то проблемы из-за нового языка?

У меня нет. У зрителей первых спектаклей, возможно, были. (смеется) С нами занимались очень хорошие учителя, и мы как-то очень быстро вошли в этот язык.

Иврит – достаточно математический, сжатый, спрессованный язык, при этом красивый и невероятно энергоемкий, и в этом смысле действенный. Он лишает актера возможности «раскрашивать» слова, вот этой болезни «слов-раскрасок».

Пример – «Идиота» Ф.М.Достоевского по-русски мы играли 2.30, а на иврите — 2 часа.

Вы хорошо знаете свою родословную? Откуда фамилия Миркурбанов? В ней есть какой-то восточный колорит?

Да, и все восточные люди думают, что эта фамилия имеет их национальные корни, хотя даже для восточных народов она достаточно редкая. Узбеки, казахи, башкиры, киргизы, чеченцы, азербайджанцы считают ее своей. Фамилия досталась мне от деда Михаила. Он был репрессирован, как и все мои родственники по папиной и маминой линии.

Я с удивлением увидела вас в новом телешоу «Три аккорда», посвященном жанру шансона.

По поводу этого жанра… Он преследовал меня в машинах, догонял в «Идеальном муже» и окончательно добил в Отрепьеве. Я понял, что сопротивление бесполезно, коль скоро он так настойчив и вездесущ. Кроме того, я уже высказался по поводу моего отношения к нему, как совершенно постороннему для меня. Это параллельный мир, пространство телевизионной жизни моих сценических персонажей, и все.

В программе «Три аккорда»

Реакция жюри после первого Вашего выступления в проекте «Три аккорда» на Первом канале…

Была для меня самой высокой оценкой.

Игорь Миркурбанов родился в 1964-м. Учился в Институте нефти и газа, Томском политехе, МИФИ, Кемеровском институте культуры. В итоге окончил Новосибирскую консерваторию (диплом дирижера). В Кемерово подружился с Андреем Паниным, с которым отправился штурмовать ГИТИС — и поступил на курс Андрея Гончарова.

Параллельно с учебой разгружал вагоны, прокладывал рельсы, сдавал кровь и копал могилы. В 1992-м вошел в труппу Театра имени Маяковского. Затем уехал в Израиль и до 2006-го был актером и режиссером театра «Гешер», с которым объездил все фестивали мира. В Москве сыграл Чацкого в «Горе от ума — горе уму…» Юрия Любимова и Ореста в «Электре» у Тадаси Судзуки.

В 2013-м, после премьеры «Идеального мужа», стал артистом МХТ.

Алла Шендерова

Источник: https://agv.mirtesen.ru/blog/43429588901

Ссылка на основную публикацию