Иннокентий анненский – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Биография Иннокентия Анненского

Опубликовано: 06.07.2017 – 10:11

Анненский Иннокентий Фёдорович (1855-1909) – русский поэт, литератор, критик, переводчик, драматург. Много занимался исследованием русского языка и литературы, работал директором мужской гимназии в Царском Селе.

Детские годы

Иннокентий появился на свет 1 сентября 1855 года на западе Сибири в городе Омске. Сюда шестью годами раньше семья Анненских переехала из Петербурга ввиду назначения на новую должность главы семейства.

В 1856 году мальчика крестили в Омской Крепостно-Соборо-Воскресенской церкви. Обряд проводил протоиерей Стефан Знаменский, который в тот же самый год крестил в этой церкви Михаила Врубеля, ставшего впоследствии великим русским художником.

Папа Иннокентия, Анненский Фёдор Николаевич, состоял на службе у государства высокопоставленным чиновником. Отец сначала работал в Главном управлении Западной Сибири советником Омского отделения попечительного общества о тюрьмах. Позже он занял пост начальника этого отделения.

Мать, Анненская Наталья Петровна (девичья фамилия Карамолина), занималась воспитанием шестерых детей. У будущего поэта были ещё четыре старшие сестры Наташа (1840), Александра (1842), Мария (1850), Любовь (1852) и брат Николай (1843), ставший впоследствии известным российским общественным деятелем, журналистом, переводчиком, публицистом, экономистом.

Бабушка по материнской линии была женой одного из сыновей Абрама Петровича Ганнибала (прадеда Пушкина А. С.)

В Омске семейство Анненских занимало большой одноэтажный деревянный дом со всеми полагающимися служебными помещениями, садом и наделом земли.

В те времена это считалось нормой для многодетной семьи и положения статского советника, в котором служил отец (этот чин приравнивался к генеральскому званию).

Когда в конце 1850-х годов отца по службе перевели в город Томск, Анненские продали свой дом за семь с половиной тысяч рублей серебром. Мать полагала, что в этом просторном и удобном помещении можно разместить городскую больницу.

ТЕСТ: Сможете ли вы добиться успеха?

Пройдите этот тест и узнайте сможете ли вы добиться успеха.

Начать тест

Ранние детские годы Иннокентия прошли в Сибири под присмотром няни и гувернантки-француженки, которая занималась воспитанием его старших сестёр.

В 1860 году отца семейства снова повысили в должности, назначив в Министрество внутренних дел чиновником по особым поручениям. В связи с этим назначением Анненские из Томска перебрались в Петербург.

В этом же году пятилетний Иннокентий перенёс длительное и тяжёлое сердечное заболевание, которое на всю дальнейшую жизнь оставило неизгладимый след на состоянии здоровья.

С тех пор мальчик отчётливо помнил, что по сравнению со сверстниками он рос болезненным и слабым, оставаясь далеко позади них в физическом развитии.

Учёба

Обстановка, в которой рос Иннокентий, способствовала тому, что у него рано проявилась охота к чтению и наукам.

Товарищей у него практически не было, детские подвижные и шумные игры, которыми увлекались мальчишки его возраста, Иннокентия не интересовали по причине здоровья. Воспитывался он в женском окружении, учиться начал рано и никогда этим не тяготился.

Учёба давалась ему легко. Обучившись под руководством старшей сестры чтению, Иннокентий принялся читать всё, что было позволено ему согласно возрасту.

В Петербурге семья Анненских жила на Песках. Неподалёку от их дома располагалась школа, в которую родители отдали десятилетнего сына для подготовки к поступлению в гимназию. Мальчик занимался в школе два года, а первые уроки по латинской грамматике преподавал ему старший брат Николай.

В 1867 году на 5-ой Рождественской улице Петербурга открылась новая мужская прогимназия № 2, куда Иннокентий успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен приходящим учеником второго класса.

Учился он хорошо, больше всего нравились русский язык и география. Однако уже весной учёбу пришлось прервать из-за болезни.

На лето семья уехала в пригородные окрестности Петербурга, где на чистом воздухе юноше удалось поправить здоровье, и осенью он вернулся в гимназию.

В 1869 году Иннокентий поступил в частную гимназию В. И. Беренса, где обучался два с половиной года. Но и здесь учёбу постоянно приходилось прерывать по причине болезненности и поездок для лечения на Старорусские минеральные воды.

Подтянуть знания помог старший брат Николай, у которого Иннокентий проживал большую часть времени.

С его помощью в 1875 году молодой Анненский сдал экстерном экзамены за полный гимназический курс, получил аттестат зрелости и стал студентом историко-филологического факультета Петербургского университета.

Учился он на отделении словесности, специализировался на античной литературе, выучил четырнадцать языков, в том числе такие сложные, как древнееврейский и санскрит. В 1879 году Анненский окончил обучение и получил звание кандидата, его присваивали выпускникам, чьи дипломные работы представляли особенную ценность для науки.

Преподавательская деятельность

После окончания университета Иннокентий Фёдорович занялся педагогическим трудом. В гимназиях Петербурга он преподавал греческий язык и латынь, на высших женских (Бестужевских) курсах читал лекции по теории словесности. Ему нужно было обеспечивать молодую семью, поэтому Анненский брал по 56 гимназических уроков в неделю, чем подрывал своё и без того слабое здоровье.

В 1891 году Иннокентий Фёдорович стал директором Киевской гимназической коллегии.

В 1893 году возглавил 8-ю Петербургскую гимназию.

В 1896 году его назначили руководителем Николаевской гимназии в Царском Селе. На этой должности он оставался до 1906 года.

Потом его начальство решило, что в тревожное время 1905-1906 годов Анненский проявил себя чрезмерно мягким, по этой причине его сняли с поста директора Царскосельской гимназии и назначили окружным инспектором.

На этой должности он проработал до 1909 года, выйдя в отставку незадолго до смерти.

Литературная деятельность

Иннокентий Анненский никогда не считал преподавание главным делом своей жизни. Сердце его принадлежало литературе.

Он перевёл на русский язык девятнадцать пьес великого трагика Древней Греции Еврипида, помимо перевода он снабдил их статьями и комментариями.

Его перу принадлежат также переводы Горацио, Гейне, Лонгфелло, знаменитых французских лириков – Шарля Бодлера, Рембо, Леконта де Лиля, Верлена, Малларме.

Много работал Анненский в качестве литературного критика. Он писал очерки о произведениях Гоголя, Чехова, Лермонтова, Горького, Майкова, Достоевского, Тургенева. Не обходил стороной и иностранную литературу – Ибсена, Бальмонте, Шекспира.

Немного подражая манере Еврипида, Анненский написал несколько пьес:

  • 1901 – «Меланиппа-философ»;
  • 1902 – «Царь Иксион»;
  • 1906 – «Лаодамия»;
  • 1906 – «Фамира-кифарэд».

Ещё с 1881 года он публиковал свои статьи, в которых рассматривал педагогические проблемы. Анненский утверждал, что первостепенную роль в воспитании учеников должна играть родная речь.

Его педагогические работы благотворно повлияли на целый ряд известных русских поэтов.

Среди них Николай Гумилёв, который учился в гимназии в Царском Селе и свои первые шаги в мире поэзии делал под впечатлением личного знакомства с Анненским.

Наиболее строго относился Иннокентий Фёдорович к своей собственной поэзии. Писать начал ещё с гимназических лет и только спустя десятилетия рискнул предъявить свои труды читателям.

Даже в голове не укладывалось, что этот статский советник в безупречном мундире и с такими же манерами мог так резко контрастировать с дикой, одинокой, скрытной человеческой душой, которая убита непосильною тоскою.

Именно таким Иннокентий открылся в своих стихах. Как будто в нём жило два человека, не пересекающихся между собою.

Единственный изданный при жизни Иннокентия Фёдоровича поэтический сборник «Тихие песни» вышел в 1904 году, но не стал событием в литературной жизни. Он был выпущен под псевдонимом «Ник. Т-о.» Анненский придумал себе такой псевдоним с двойным умыслом. Во-первых, все эти буквы были взяты из его имени, а во-вторых, так назвал себя Одиссей, попав в пещеру Полифема.

Спустя год после его смерти увидела свет вторая книга стихов «Кипарисовый ларец», которая полностью изменила мнение об Анненском. Его стали называть тонким критиком и исключительным эрудитом, оригинальным, не похожим на других истинным поэтом.

В этом легкомысленном пренебрежении к живым выражается общее русское горе. Как же не ценят великих людей, пока они живут. И только когда уходят, мир начинает, спохватившись, им плести венки…Через много лет о его поэзии скажут, что «в русской литературе нет стихов тише, трезвей, честней».

Личная жизнь

В 1877 году поэт страстно влюбился в Хмару-Барщевскую Надежду Валентиновну.

Вдова имела двоих детей-подростков и была старше Анненского на четырнадцать лет. Иннокентий называл её ласково Диной и писал сестре Любови в письме, как необычайно хороша его избранница, какие у неё красивые светло-пепельные волосы, ясный ум, привлекательное изящество. Дина тоже очень любила Анненского и ревновала его не меньше.

Когда Иннокентий окончил университет, они поженились. В 1880 году у них родился мальчик Валентин. В будущем он тоже стал поэтом и филологом, именно сыну Анненского принадлежит заслуга в издании двух сборников поэзии отца после смерти.

В 1909 году от перенапряжений на работе у Иннокентия Фёдоровича обострилась сердечная болезнь. Он умер скоропостижно от инфаркта 11 декабря 1909 года прямо на ступеньках Царскосельского вокзала. Меньше всего поэт хотел такого конца, даже написал на эту тему строки, ставшие впоследствии афоризмом: «Я бы не хотел умереть скоропостижно. Это всё равно, что уйти из ресторана, не расплатившись».

Его похоронили в Царском Селе на Казанском кладбище.

Источник: http://stories-of-success.ru/innokentiya-annenskogo

Иннокентий Анненский: фото, биография, личная жизнь, поэзия и интересные факты

Иннокентий Анненский – известный поэт и драматург Серебряного века. На рубеже XIX-XX веков он прославился еще как переводчик и критик. Иннокентий Федорович стоял у истоков зарождения символизма в русской поэзии.

Детские годы

Родился известный поэт-символист Иннокентий Анненский в начале сентября 1855 года в городе Омске, который богат культурными ценностями и достопримечательностями. Известно, что Омск называют еще и театральным городом. И это значительно сказалось на воспитании и формировании будущего поэта.

Семья, в которой родился будущий поэт-символист, считалась образцово-показательной. Никаких особых заслуг не было у родителей известного поэта Серебряного века. Родители никакого отношения не имели и к поэзии. Так, мать поэта, Наталия Петровна, занималась лишь только воспитанием детей и домашним хозяйством. Отец, Федор Николаевич, занимал ответственный и высокий государственный пост.

Когда отец будущего поэта-символиста получил новую должность в Томске, то вся семья переехала туда на постоянное место жительства. Федору Николаевичу была предложена должность председателя Губернского управления. От такого повышения по службе он никак не мог отказаться. Но и в городе ученых и университетов семья Анненских не задержалась долго.

Так произошло, что в 1860 году семья Анненских переехала в Санкт-Петербург. Известно, что отец будущего поэта был человеком азартным и, увлекшись какой-то очередной аферой, он разорился, не оставив сыну никакого состояния.

Образование

В детские годы Иннокентий Анненский, биография которого насыщена событиями, был мальчиком со слабым здоровьем. Он часто болел, но родители все равно решили не оставлять его на домашнем обучении, а отправили в частную общеобразовательную школу. После переезда в Санкт-Петербург он сразу же поступил во Вторую прогимназию Петербурга.

Но уже в 1869 году Иннокентий Анненский учился в частной гимназии В. И. Беренса. В это же время он готовится к экзаменам для поступления в университет. В 1875 году он поселился у своего старшего брата, который был журналистом и экономистом. Он оказал огромное влияние на взгляды будущего поэта-символиста. Брат помог Иннокентию подготовиться к экзаменам.

Поэтому Иннокентий Федорович легко и успешно сдал вступительные экзамены в Петербургский университет на историко-филологический факультет. В 1879 году он уже его окончил, имея практически по всем предметам одни лишь только «пятерки». Были и «четверки», но только по двум предметам: богословию и философии.

Преподавательская деятельность

Иннокентий Анненский сразу же после успешного окончания университета начинает работать. Он выбирает карьеру педагога и устраивается на работу в гимназию Гуревича, где читает прекраснейшие лекции по русской словесности и древним языкам. Его знания и эрудиция удивляли и студентов, и преподавателей. Иннокентия Федоровича все студенты считали самым сильным преподавателем.

Но поэт-символист не только читал лекции в гимназии. Так, он вскоре занял пост директора коллегии Галагана, а затем стал еще и директором восьмой гимназии Санкт–Петербурга. Молодому и преуспевающему педагогу Анненскому было предложено вскоре занять пост директора известной гимназии в Царском Селе, где когда-то учился и известный русский поэт Александр Сергеевич Пушкин.

Поэтическая деятельность

Писать свои поэтические произведения Анненский Иннокентий Федорович начал еще в раннем возрасте. Он считал, что все его стихотворения мистические.

А вот о том, что в литературе и в искусстве существует такое направление, как символизм, он не знал.

И все-таки его литературные произведения относятся к символизму, так как в них все окружено загадочностью и таинственностью, во многих строках содержатся метафоры или даже намеки, которые следует разгадать и понять.

Но все-таки литературные критики склоняются к тому, что творчество Анненского выходит за рамки символизма. Они утверждают, что это, скорее всего, предсимволизм.

Иннокентий Анненский в некоторых своих произведениях старался следовать еще и религиозному жанру, выбрав в кумиры испанского художника золотого века Бартоломе Эстебана Мурильо. В своих произведениях поэт-символист старался передать девственную чистоту и кротость, умиление и покой. Но использовал для этого не кисти и краски, как его кумир, а слова.

Следуя совету старшего брата, Иннокентий Анненский, краткая биография которого помогает понять его творчество, не стремился печатать свои произведения.

Он даже не стремился показывать свои стихотворения знаменитым литераторам, чтобы услышать их мнение.

Николай Федорович, брат поэта, советовал тому сначала немного утвердиться в жизни, а уже потом, когда он поймет, в чем его призвание, можно будет заниматься и поэзией, печатать свои стихотворения.

Именно поэтому первая книга поэта Анненского была опубликована лишь только в 1904 году, когда он уже был блестящим учителем и его уважали в обществе. Но его сборник «Тихие песни» был встречен восторженно.

Основными мотивами всех произведений известного поэта-символиста являются одиночество, тоска, грусть и меланхолия. Именно поэтому во многих его стихотворных и драматургических произведениях можно встретить описание либо сумерек, либо холода, либо заката.

Об этом поэт рассказывает в таких своих стихотворениях, как «Две любви», «Смычок и струны» и других. Таинственно и с грустью описывал реальность Иннокентий Анненский. “Снег”- это одно из произведений поэта-символиста, которое необычно и интересно по своему сюжету, где любимое время года поэта соседствует со смертью. Чистая и прекрасная зима помогает увидеть нищету и бедность.

Известный поэт и переводчик внес огромный вклад в развитие литературы. Так, стихотворение Иннокентия Анненского «Колокольчики» можно отнести к первым футуристическим произведениям. Славу и популярность талантливому поэту принес его поэтический сборник «Кипарисовый ларец», который был опубликован уже после его смерти.

Читайте также:  Пелин карахан - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Анненский – драматург

Поэт–символист писал не только стихотворения, но и занимался драматургией. В своих пьесах он старался подражать литераторам Древнего Египта, которых хорошо изучил и полюбил. Особый трепет у него вызывали произведения Софокла, Еврипида и Эсхила.

Первая пьеса была написана Иннокентием Федоровичем в 1901 году. На следующий год за произведением «Меланиппа–философ» последовала пьеса «Царь Иксион». В 1906 году поэт-символист написал пьесу «Лаодамия», а вот произведение «Фамира–кафарэд» было опубликовано уже после смерти поэта, в 1913 году.

Во всех своих работах Иннокентий Анненский, творчество которого многообразно и интересно, старался придерживаться импрессионизма. Все, что он видел вокруг, поэт старался описывать реальным, таким, каким он все видел и запоминал.

Переводческая деятельность

Иннокентий Анненский, стихи которого таинственны и загадочны, занимался и переводом. Так, он перевел известные трагедии Еврипида, а также стихотворения таких зарубежных поэтов, как Иоганн Гете, Христиан Гейн, Гораций, Ганса Мюллер и др.

Личная жизнь

О личной жизни знаменитого поэта известно немного. Современники описывали его как человека мягкого и доброго. Но эти черты характера не помогали ему, а лишь только мешали. По своей доброте он и лишился прекрасного места директора гимназии в Царском Селе. Никогда поэт не рассказывал о личной жизни в своих произведениях.

Но известно, что на втором курсе университета он познакомился с Надеждой Валентиновной. Она была уже вдова, да и старше поэта. Но это не помешало влюбленным вскоре вступить в брак. Известно, что на тот момент Надежде уже было полных 36 лет, она происходила из родовитого сословия. В этом браке родился сын Валентин.

Смерть поэта

С самого раннего детства здоровье было у поэта слабое. Но умер он неожиданно. Это случилось в декабре 1909 года, когда он поднимался по лестнице. На одной из ступенек Царскосельского вокзала ему стало плохо.

Умер поэт быстро. Врачи установили смерть от инфаркта. Ему исполнилось на тот момент 54 года.

Интересные факты

Известно, что жена Анненского любила устраивать обеды и часто приглашала своих подруг в гости. Иннокентий Федорович обычно всегда в такие моменты находился в плохом настроении, так как он любил одиночество и сторонился людей.

Свои произведения поэт-символист начал печатать поздно. Когда из печати вышел его первый стихотворный сборник, Анненскому уже исполнилось 48 лет. Но он не стремился к славе и популярности, поэтому печатал свои произведения под псевдонимом «Ник-то».

Первыми читателями в раннем детстве поэта стали его сестры, которые нашли тетрадь с его первыми стихами и стали смеяться и дразнить Иннокентия. После этого мальчик старался прятать свои черновики в такое укромное место, чтобы никто их не нашел. После шуток, которыми щедро одаривали его сестры, он боялся показывать кому-либо еще свои первые поэтические произведения.

Именно эта история с сестрами привела к тому, что последний сборник его стихов, который был опубликован уже после смерти поэта, называется «Кипарисовый ларец». Известно, что у Иннокентия Федоровича была красивая шкатулка, изготовленная из кипарисового дерева. В ней-то он и хранил все свои черновики и тетради, куда записывал свои стихи.

Источник: https://www.nastroy.net/post/innokentiy-annenskiy-foto-biografiya-lichnaya-jizn-poeziya-i-interesnyie-faktyi

Иннокентий Анненский биография

Биография Анненского очень интересна.

Это был один из самых образованных людей своего времени, прекрасный поэт и драматург, известный критик, талантливый переводчик и знаток истории русского языка и литературы.

Анненский Иннокентий Федорович родился в Омске в 1855 году в семье важного государственного чиновника. В 1860 году отец получил новое назначение, и вся семья перебралась в Санкт-Петербург.

Сначала Анненский обучался в частной школе (из-за слабого здоровья), потом во 2-ой петербургской гимназии,  потом снова в частной школе. Поступить в университет ему помог его старший брат Николай Анненский, выдающийся энциклопедист, экономист, народник.

В 1875 году он поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, а в 1879 году с отличием его закончил и занялся преподаванием. Анненский трудился как в государственных, так и в частных школах. Обычно он либо преподавал русскую словесность, либо историю, либо древние языки. Уже тогда всем было понятно, что этот человек большой поклонник классицизма в чистом виде.

Анненский успел поработать учителем русского языка, литературы, истории, древних языков и в Санкт-Петербурге, и в Москве, и в Киеве, но в 1896 году его назначили на должность директора гимназии в Царском Селе. Ученики обожали его, хотя и считали большим чудаком, а вот начальство сочло его в 1906 году излишне мягким и уволило. Анненский тяжело переживал увольнение, так как действительно очень любил свою работу.

После увольнения из гимназии Анненский работал окружным инспектором, но при этом успевал делать переводы с древнегреческого и французского языков (перевел Еврипида, Бодлера, Верлена, Рембо), выпустил несколько сборников стихов, писал критические статьи. Творчество Анненского было высоко оценено его современниками, он считался едва ли не лучшим переводчиком в Санкт-Петербурге и знатоком русской словесности. Он был признанным авторитетом в вопросах классицизма и классического образования.

Анненский умер скоропостижно от инфаркта в 1909 году. Похоронен был в Царском Селе (сейчас это город Пушкин). Его сын, тоже известный поэт, сделал все, чтобы стихи отца и его драматические произведения были изданы, также им была издана первая краткая биография Анненского И. Ф и биография его брата Анненского Н. Ф.

  • Анненский был большим поклонником древнегреческих драматургов. В период своего руководства гимназией в Царском Селе он сделал все, чтобы ученики прекрасно владели древнегреческим языком.
  • Интересно, что близкие друзья Анненского долгое время ничего не знали о его пьесах, выдержанных в духе Еврипида, и о его стихах. Анненский скрывал свой поэтический и драматургический талант.  По воспоминаниям современников, он был довольно скромным человеком. Между тем, Анненского считали гением многие признанные классики русской литературы. Его очень любила Анна Ахматова, им восхищался Пастернак.
  • Стихотворение Анненского «Колокольчики» считается первым футуристическим русским стихотворением. Стихотворение Анненского «Среди миров» (считается одним из лучших стихотворений в отечественной литературе)  было положено на музыку, написанную А. Вертинским.
  • Кроме древних языков и французского, Анненский знал еще немецкий и английский.  Он много переводил Гете, Мюллера, Гейне. С древнеримского (латыни) им были переведены труды Горация.

Будь в числе первых на доске почета

Источник: https://obrazovaka.ru/alpha/a/annenskij-innokentij-fyodorovich-annensky-innokenty-fyodorovich

Иннокентий Анненский. Подробная биография

Иннокентий Фёдорович Анненский – русский поэт, переводчик, драматург, критик, педагог – родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске в семье чиновника.

В пятилетнем возрасте переехал в Петербург. Первое образование Иннокентий Анненский получил в частной школе по причине плохого здоровья. Затем он учился в прогимназии с 1865 по 1868 гг.

, после этого – в гимназии Беренса.

Большое влияние на личность Анненского оказал брат Николай, с которым Иннокентий стал жить после смерти родителей. Первые стихотворения Анненский написал еще в детстве. Следуя совету своего старшего брата, известного экономиста и публициста Н.Ф.

Анненского, считавшего, что до тридцати лет не надо публиковаться, молодой поэт не предназначал свои поэтические опыты для печати.

В университетские годы изучение древних языков и античности на время вытеснило стихотворчество; по признанию поэта, он ничего не писал, кроме диссертаций.

В 1879 году окончил Петербургский университет. Преподавал древние языки, греческую литературу, теорию словесности. В 1896-1905 гг. И. Анненский был директором Николаевской царскосельской гимназии, инспектором Петербургского учебного округа.

В печати Анненский дебютировал как критик. В 1880-90-е годы публиковал статьи по проблемам педагогики и филологии. В 1890-1900-е гг. выполнил полный стихотворный перевод трагедий Еврипида. В 1904 году были опубликованы первые стихи И. Анненского.

При жизни Иннокентий Анненский опубликовал единственный сборник стихов «Тихие песни» (1904; под псевдонимом Ник. Т-о), трагедии в стихах «Меланиппа-философ» (опубл. в 1901), «Царь Иксион» (опубл. в 1902), «Лаодамия» (1902; опубл.

в 1906), литературно-критическое эссе «Книга отражений» (1906), «Вторая книга отражений» (1909). Посмертно изданы сборник «Кипарисовый ларец» (1910), вакхическая драма «Фамира-кифаред» (1906, опубл. в 1913; поставлена А.Я.

Таировым, 1916), «Посмертные стихи Ин. Анненского» (1923).

Анненский вел достаточно «уединенную» литературную жизнь: он не отстаивал права «нового» искусства на существование в период «бури и натиска», не участвовал в последующих внутрисимволистских баталиях. Первые его публикации на страницах символистской прессы относятся к 1906-1907 гг.

(журнал «Перевал»), «Вхождение» Анненского в символистскую среду фактически состоялось в последний год его жизни.

Поэт и критик читает лекции в «Поэтической академии», входит в состав членов «Общества ревнителей художественного слова» при новом петербургском журнале «Аполлон», печатает на его страницах свою программную статью «О современном лиризме».

Скоропостижная смерть поэта 30 ноября (13 декабря) 1909 года у Царскосельского вокзала вызвала широкий резонанс в символистских кругах. В среде близких к «Аполлону» молодых поэтов акмеистической ориентации, упрекавших символистов за то, что они «просмотрели» Анненского, стал складываться посмертный культ поэта.

Творчество Анненского сформировалось под влиянием французской поэзии конца 19 века, русской психологической прозы 19 века и наследия античной классики. Не принадлежа формально к символистской школе, И.

Анненский был внутренне близок символистам в использовании потенциальной многозначности слова, музыкальной организации стиха.

Лирический герой Анненского, обостренно чувствующий трагедию эпохи, сознательно выбирает обреченную на поражение борьбу с миром как единственно возможный путь противостояния его деформирующему влиянию. Взаимодействие интеллектуально-философского и импрессионистического начал поэзии И.

Анненского формирует особый образный ряд, в котором объединяются реальное и фантастическое, предметно-конкретное и отвлеченное. Возникновение новых ассоциативных связей обусловливает циклизацию, которая намечается в «Тихих песнях» и становится основным принципом группировки стихов в «Кипарисовом ларце» (трилистники, складни).

Активно используя прозаизмы, Анненский одним из первых в русской литературе создаёт эффект диссонанса не только лексического, но и интонационно-ритмического, нередко подчеркнутого графически.

Импрессионистичность стиля с установкой на недосказанность, прерывистость, незавершённость характерна и для Анненского-критика «Книга отражений» – не литературно-критическое сочинение в строгом смысле слова, но художественно-психологический комментарий к литературной классике, попытка обнаружить законы единства личности автора и созданного им произведения.

В своих оригинальных драмах Иннокентий Анненский, сохраняя миф в качестве универсальной сюжетообразующей основы, проецирует на нее проблематику своей лирики, создавая синтез двух культурных слоёв – античной классики и модернизма. Творчество Анненского во многом определило поэтику русского акмеизма.

В плане лексических, стилевых, ритмических новаций Иннокентий Анненский превосходит психологическую новеллистичность стихов А.А. Ахматовой, диалог культур в поэзии О.Э. Мандельштама, самоценность вещного мира в лирике Б.Л. Пастернака, ритмико-интонационные эксперименты В.В. Маяковского и В. Хлебникова.

Биография

Произведения

  • Ego
  • Смычок и струны
  • Среди миров

Критика

Ключевые слова: Иннокентий Анненский, биография Иннокентия Анненского, скачать подробную биографию, скачать бесплатно, русская литература конца 19 века, русские поэты конца 19 века, жизнь и творчество Иннокентия Анненского

Источник: http://md-eksperiment.org/post/20160411-biografiya-innokentiya-annenskogo

Иннокентий Анненский: одинокая душа

Иннокентий Анненский хорошо известен истинным любителям поэзии «серебряного века», а лирика оказала огромное влияние на творчество многих известных поэтов — Блока, Маяковского, Мандельштама. Своим учителем его считала Анна Ахматова. «Я веду свое начало, — говорила она, — от стихов Анненского».

Ранние годы

Иннокентий родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске, в семье Фёдора Николаевича Анненского, начальника отделения Главного управления Западной Сибири. Когда мальчику было пять лет, отец получил место в Петербурге, где Иннокентий тяжело заболел, это дало осложнение на сердце.

Фёдор Николаевич стал чиновником особых поручений в Министерстве внутренних дел, но увлёкся финансовой аферой, разорился и был уволен в 1874 году. Вскоре его хватил инсульт.

Старший сын Николай добился, чтобы отставка была облечена в пристойную форму «по болезни», он же исходатайствовал пенсию — тысячу рублей в год, однако 40 процентов из неё удерживалось в пользу кредиторов. Оставалось 50 рублей в месяц на семью из пяти человек.

Дороговизна жизни в Петербурге и затраты на лечение привели к нужде. До финансового краха Иннокентий учился во 2-й петербургской прогимназии, а с 1869-го два с половиной года — в частной гимназии Беренса, но вынужден был прервать обучение.

В «Моем жизнеописании» Анненский признавался: «Я рос слабым, болезненным ребенком и, в отношении физического развития, оставался далеко позади своих сверстников. Довольно рано начал я учиться и, сколько помнится, никогда не тяготился учением.

Выучившись читать под руководством моей старшей сестры, я с удовольствием принялся за чтение книг, доступных моему возрасту и развитию. Обстановка, среди которой я рос, оказывала большое влияние на развитие во мне ранней охоты к чтению: я рос почти без товарищей, среди людей, которые были старше меня».

Старший брат, Николай Фёдорович — экономист-статистик в министерстве путей сообщения, публицист, учёный, глава «Русского богатства» — был опорой и ангелом-хранителем этой семьи. Он и его жена, Александра Никитична, педагог и детская писательница, исповедовали идеи народничества.

По признанию Иннокентия Фёдоровича, брату и его жене он был «всецело обязан интеллигентным бытием». При поддержке брата он поступил и на историко-филологический факультет Петербургского университета, который успешно окончил в 1879 году.

Оковы брака

Сразу после университета Иннокентий женился на Надежде Валентиновне Хмара-Барщевской. Дина, как звали ее домашние и знакомые, была вдовой и старше Анненского на четырнадцать лет. Разница в возрасте не помешала ему горячо влюбиться.

Свадьбу отложили на два года — до окончания Иннокентием университета: солидная тридцатишестилетняя вдова не считала возможным выйти замуж за студента. Эти пару лет ничего не изменили в чувстве Анненского. Венчание состоялось 28 сентября 1879 года в церкви Св.

Никанора «при Доме призрения бедных» в Петербурге.

Незадолго до свадьбы Анненский с несколько инфантильным восхищением писал своей сестре: «Моя Дина очень хороша собою: она — блондинка, волосы у нее светло-пепельные с зеленоватым отливом; она светская женщина, то есть обладает всем тем привлекательным изяществом, которое, не знаю как для кого, а для меня обаятельно.

Ее ясный ум часто указывает мне, где истина, в том случае, когда мой, ухищряясь, ходит кругом да около. Характер у нее твердый, темперамент нервный без всякого нервничанья, воля сильная, несколько излишне деспотичная и покоряющая. Любит она меня очень сильно и ревнует не меньше.

Я ее очень люблю и стараюсь думать, что нисколько не боюсь».

Читайте также:  Алексей олейник - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Можно предположить, что твердая воля и деспотический характер жены начали проявляться довольно скоро, и, вероятно, Анненскому стоило немалых усилий сохранить хотя бы известную долю независимости.

Брак был внешне благополучен. Позднее начал сказываться и бросаться в глаза возрастной контраст.

Жена внесла в быт семьи отдельные черты, говорившие о претензиях на аристократизм, который самому Анненскому был совершенно чужд.

«Тяжелая домашняя жизнь была у Иннокентия, — писала в воспоминаниях одна из его родственниц. — Его жена не понимала его творчества. В прошлом красивая женщина, в годы 1906—1909 уже старуха.

Она мучительно цеплялась за Анненского, видя в нем, главным образом, источник материального благополучия. Жила она выше тех средств, которые были».

После поездки с мужем во Францию (видимо, в 1901 году) Дина Валентиновна упрекала его, что на пребывание в Париже, связанное с его занятиями над текстами Еврипида, ушла большая часть денег, вырученных от заклада ее имения в банке.

Максимилиан Волошин был беспощаден к ней в своих воспоминаниях. «Стоя у конторки под цветущим кустом белых цветов, Анненский на французскую манеру читал свои стихи, слегка пришепётывая, и живописно ронял на малиновое сукно те большие листы, на каких всегда писал своим крупным круглым почерком.

Чтениям этим обычно предшествовал роскошный обед с дорогими винами. Почётными гостями были профессор Зелинский, Митрофанов, Кулаковский, академики Корш, Деларов и актёры — исполнители “Ифигении”. Портила всё впечатление от этих обедов сама хозяйка.

Ради торжественного случая она красилась сугубо и одевалась в такие розовые платья, какие ей следовало бы перестать носить, по крайней мере, на 40 лет раньше.

Не все гости умели скрыть своё настроение при виде такой потешной супруги, и, вероятно, Иннокентий Федорович как чуткий человек замечал то глупое положение, в какое она его ставила.

И вот однажды в разгар обеда, заметив, что он сидит угрюмо, она своей подпрыгивающей походкой двинулась к нему через всю столовую с противоположного конца стола и, подойдя к нему, нежно сказала: — Кенечька! Что ты сидишь грустный? Раскрой ротик, я дам тебе апельсинку!

И с этими словами, гладя рукой по напомаженной голове супруга, действительно положила ему в рот дольку апельсина. Иннокентий Федорович ничего не сказал, покорно проглотил апельсин, но по глазам его видно было, что он с удовольствием растерзал бы её в эту минуту на части».

Тайная страсть

Обеды устраивались трижды за зиму, в остальное время Анненский жил замкнуто, вечера проводил в кругу жены и её подруг — царскосельских старух. Они вместе с хозяйкой дома окружали «самым неумеренным поклонением» каждый шаг Анненского. «Нездоровая обстановка сплошной лести и обожания портила его характер и ставила его в очень смешное и противоестественное положение», — писал Волошин.

Супруги Анненские прожили вместе, чуждые друг другу, всю жизнь. В 1880 году у них родился сын Валентин, будущий поэт, писавший под псевдонимом «В. Кривич». После смерти Анненского весь его архив оставался в руках сына. Тем самым он сохранял за собой положение единоличного публикатора и редактора произведений отца.

Собственная его судьба, литературная и житейская, сложилась неудачно. Как поэт он мало чего достиг, и после небольшой книжки стихов («Цветотравы», 1912) изредка выступал в журналах и сборниках с отдельными стихотворениями.

До революции он служил на скромных должностях в министерстве путей сообщения, в управлении сберегательных касс, а потом, в 1920-30-х годах, работал в редакциях ведомственных газет.

Среди женщин, окружавших Анненского, была одна, что к творчеству поэта относилась с «благоговейным вниманием». Она переписывала рукописи его стихов и переводов.

Это была Ольга Петровна Хмара-Борщевская, жена старшего из пасынков Анненского Платона Петровича, жившего в Каменце Бельского уезда Смоленской губернии. Она часто и подолгу гостила в Царском Селе.

Поэт посвятил ей стихотворение «Стансы ночи» («Меж теней погасли солнца пятна»), говорящее о глубоком чувстве, но содержащее две строки, как будто нарочно подчеркивающие, что это — не признание в любви:

Я не знаю, кем, но ты любима,
Я не знаю, чья ты, но мечта.
И начало последней строфы:
Эту ночь я помню в давней грезе.
Но не я томился и желал.

Добрые отношения этих двух людей не привлекали чьего-либо внимания. И характер их мог бы остаться и вовсе неизвестным, если бы Ольга Петровна сама не рассказала о них в написанном много времени спустя (20 февраля 1917 года) письме В. В. Розанову, которое было обнаружено совсем недавно.

Это трагический документ, скорбная исповедь: «Вы спрашиваете, любила ли я Иннокентия Федоровича? Господи! Конечно, любила, люблю. И любовь моя “сильнее смерти”.

Была ли я его “женой”? Увы, нет! Видите, я искренне говорю “увы”, потому что не горжусь этим ни мгновения: той связи, которой покровительствует “Змея-Ангел”, между нами не было.

И не потому, чтобы я греха боялась, или не решилась, или не хотела, или баюкала себя лживыми уверениями, что “можно любить двумя половинами сердца”, — нет, тысячу раз нет!Поймите, родной, он этого не хотел, хотя, может быть, настоящее любил только одну меня.

Но он не мог переступить… Его убивала мысль: “Что же я? Прежде отнял мать у пасынка, а потом возьму его жену? Куда же я от своей совести спрячусь?” Он связи плотской не допустил. Но мы “повенчали наши души”, и это знали только мы двое, а теперь знаете вы». И больше ничего о последней и «потаенной» любви поэта неизвестно. Воспоминания об Анненском, записанные Ольгой Петровной Хмара-Барщевской, и его письма к ней не разысканы.

Наследие

Анненский преподавал древние языки, античную литературу, теорию словесности в гимназиях и на Высших женских курсах. В 1896 году он стал директором Николаевской гимназии в Царском Селе. Через 10 лет его уволили (заступился за учеников — участников политических выступлений 1905 года) и перевели на должность инспектора Петербургского учебного округа.

За это время Анненский перевёл трагедии Эврипида, немецких и французских поэтов: Гёте, Гейне, Верлена, Бодлера, Леконта де Лиля; опубликовал свои пьесы на сюжеты античной мифологии — «Меланиппа-философ», «Царь Иксион» и «Лаодамия»; четвёртая, «Фамира-кифаред», — была издана посмертно в 1913 году, а в 1916-м поставлена на сцене.

Стихи Анненский начал писать ещё в детстве, но сёстры обнаружили его патетическую поэму «Магали». Мария Фёдоровна уверяла, что в ней был такой стих: «Бог шлёт с небес ей сладостную фигу». Можно представить, сколько шуток это породило! В итоге Иннокентий стал прятать свои поэтические опыты.

Только в 48 лет он решился вынести свои стихи на суд читателей, да и то укрылся под псевдонимом Никто (Ник. Т-о). Так он подписал первый сборник «Тихие песни» (1904). Стихи были великолепны: блестяще образованный, Иннокентий соединил классические традиции Пушкина, Тютчева, Баратынского с европейской культурой.

Второй сборник стихов «Кипарисовый ларец» вышел уже после смерти Анненского в 1910 году. В 1923-м сын поэта Валентин Кривич издал третью книгу — «Посмертные стихи».

На всём творчестве Анненского, по мнению Александра Блока, лежит «печать хрупкой тонкости и настоящего поэтического чутья». Сдержанный тон, отсутствие ложной патетики придают поэзии удивительную достоверность, «невероятную близость переживаний».

Николай Гумилёв писал: «Иннокентий Анненский могуч мощью не столько Мужской, сколько Человеческой. У него не чувство рождает мысль, как это вообще бывает у поэтов, а сама мысль крепнет настолько, что становится чувством, живым до боли даже».

Анненский оказал благотворное влияние на целую плеяду русских поэтов.

Чувством одиночества пронизаны его стихотворения, критические эссе, письма, трагедии. «Никто и ничей» – пожалуй, он не мог бы точнее передать свое мироощущение (стихотворение «Зимнее небо»). Немного иначе, но об этом же говорил Анненский и в другом стихотворении:

И в сердце сознанье глубоко,
Что с ним родился только страх,
Что в мире оно одиноко,
Как старая кукла в волнах.

Осенью 1908 года его пригласили читать лекции на Высших историко-литературных курсах Раева. Иннокентий Федорович постоянно мотался в Петербург из Царского Села, расстаться с которым не желал. Эти поездки для пожилого человека с больным сердцем стали роковыми.

В 1909 году Анненский подал в отставку, но уйти не успел: вечером 30 ноября он упал на ступенях Царскосельского вокзала и скончался от инфаркта.

4 декабря в Царском Селе учителя и поэта пришли проводить в последний путь множество его последователей в литературе, ученики и друзья.

Подготовила Лина Лисицына,
По материалам Russian7.ru, Litmap.tvercult.ru, Annensky.lib.ru

Источник: http://yagazeta.com/lichnost/innokentij-annenskij-odinokaya-dusha/

Поэты классики

Истинным назначением литературы считается преодоление разделительной грани между разумом и чувствами человека.

Предназначение поэзии, в свою очередь, кроется в фундаментальном концепте возвращения истинного, непосредственного восприятия мира.

Ценность стихов, в конечном счете, состоит в отражении характерных переживаний читателя и образа самого поэта с его непростым внутренним миром. Следовательно, весь рифмованный мир необычайно разнообразен и многогранен.

В течение нескольких тысячелетий стихи, как удивительное пространство ярких образов и рифм, сопутствуют жизни человека. Говоря слегка стереотипно, поэзия осуществляет огромное влияние на человечество, или же, более современно, поэзия социально значима.

В чем же ее суть и зачем людям вообще так необходимы стихи? Стих — это особый вид самореализации человека, четко выраженный душевный язык, элементарное, структурированное олицетворение ловкости управления словами, выражение внутреннего настроя в ритмической…

Истинным назначением литературы считается преодоление разделительной грани между разумом и чувствами человека.

Предназначение поэзии, в свою очередь, кроется в фундаментальном концепте возвращения истинного, непосредственного восприятия мира.

Ценность стихов, в конечном счете, состоит в отражении характерных переживаний читателя и образа самого поэта с его непростым внутренним миром. Следовательно, весь рифмованный мир необычайно разнообразен и многогранен.

В течение нескольких тысячелетий стихи, как удивительное пространство ярких образов и рифм, сопутствуют жизни человека. Говоря слегка стереотипно, поэзия осуществляет огромное влияние на человечество, или же, более современно, поэзия социально значима.

В чем же ее суть и зачем людям вообще так необходимы стихи?

Стих — это особый вид самореализации человека, четко выраженный душевный язык, элементарное, структурированное олицетворение ловкости управления словами, выражение внутреннего настроя в ритмической форме во внешний мир.

Для поэтов, людей глубоко чувственных и зависящих от состояния эмоционального всплеска, стихи являются одним из главнейших жизненных сенсов. Поэтому творя, они склонны выражать накопленные мысли и эмоции.

Из-за чего любая нехватка вдохновения, или так называемый «творческий кризис», считается практически непреодолимой проблемой, напрямую зависящий от продуктов их собственной поэтической творческой деятельности.

Для более продуктивного развития интеллектуальных способностей ребенка, большинство специалистов советуют совместное чтение и заучивание стихотворений всевозможной тематики и объема.

Такие занятия безусловно улучшат как взаимоотношение детишек с матерью-педагогом, так и будут способствовать развитию аппарата воображения, речи и памяти малыша. К тому же ребенок, скорее всего, заинтересуется возможностью сочинять собственные стихи.

Это важно, так как с помощью поэзии, при условии наличия таланта и большой тяги к делу, стихи могут стать истинной отдушиной или будущим призванием ребенка. В свою очередь, у взрослых под влиянием силы стихов открывается новое “видение”.

Во взрослом мире стихотворениям свойственно пробуждать души, чувства и разум, позволяющим иначе переоценить суть проблем современности.

В целом, стихотворения пособничают переживанию тех или иных импульсов, воодушевляют языковой, словесной шалостью и авторского видения поэта. В созвучии с мелодией, стихи обретают форму песни. Кроме этого, стихи — отличный способ самопрезентации.

Таким образом, стих универсальная величина, необходимая социуму. Она будет репродуцировать новые и устаревшие стихи. Пока новейшие стихотворения репрезентируют общественные ориентиры принципиальные жизненные идеалы, старые будут просто перечитываться.

Наиболее удачными в мировом значении признаны стихи русских поэтов классиков. Русские поэты, сочетая особую тонкость и ранимость своих произведений, детализировано описывают нашу реальность с «натуры». Русское стихотворное наследие считается величайшим богатством нашей культуры и достоянием мировой литературы.

Стихи русских поэтов проникнуты «русским духом», а их словесная палитра раскрывает потрясающий потенциал могущества русского языка. Поэтому русские поэты классики стихотворений.

Наиболее продуктивными, яркими и запоминающимися стали русские поэты 19 века. Поэзия «серебристов» творилась в атмосфере всеобщего культурного подъема, что переживала Россия на меже конца 19-го и начале 20-го веков.

При этом, «серебряный век» русской поэтической мысли знаменуется бурным разочарованием и тотальным ощущением грядущих исторических перемен.

Следовательно, общая сумбурность времени совершенно нормально реагировала на одновременное появление на литературной сцене таких талантов как Александр Блок, Владимир Маяковский, Александр Белый, Владислав Ходасевич и многих других. Это было уникально. Особенно по части любовной поэтики.

Во все времена любовь, дарящая лирическое настроение, вдохновляла поэтов на поэтическое выражение своих чувств.

В наши дни красивые стихи о любви также в цене — стихи любимому или любимой посвящают практически все современные авторы. Такие стихи полны откровенным сладострастием и романтическим томлением.

Стихи востребованных ныне поэтов, как классиков, так и современников, обладают неимоверной ритмикой и однозначно «цепляют» любого, кому все же попадают в руки.

К сожалению, сегодня спрос на литературные произведения не столь велик, но это не означает, что литература, и в частности поэзия, вовсе переживает застой.

Просто теперь они пишутся по-другому, соответственно и читаются по-другому.

Эта форма словесного самовыражения, согласно тенденциям мировой культуры, приобретает экранный характер и презентует себя «в живую» лишь в рамках литературных фестивалей и авторских читок.

Некоторое время назад, полагалось, что «конец» русской поэзии настал с уходом Анны Ахматовой и Иосифа Бродского.

Однако поэтический Олим не остался пустовать — в последнее время лаврами всеобщего признания и славы стали пользоваться такие поэты как: Вера Полозкова, Ес Сой, Гера Шипов, Андрей Орловский, Белинда Наизусть, Леона Вишневская и Ах Астахова.

Читайте также:  Кевин спейси - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Стихи про время в котором мы живем с их пера выходят колко и правдиво, отчетливо передавая специфику и эмоциональный надрыв времени.

Сегодня довольно-таки модно быть поэтический развитым. Для этого не обязательно знать все стихи наизусть, достаточно хотя бы умения ориентироваться и разбираться в их многообразии, а также авторстве.

Существует огромное множество литературных порталов и сайтов, которые фокусируются на презентации коллекций стихотворений всех времен и тематик. Эти ресурсы предназначены как для истинных ценителей красоты слова, так и для начинающих открывать мир поэтического опыта человечества.

В любом случае персонально отобранные стихи девушке, матери или другу, произведут впечатление и улучшат вашу репутацию.

Читайте, пишите, любите!

Источник: http://worldpoesy.com/?country=ru&objectType=biography&id=ezz7in3ck8be4n7t

Анненский Иннокентий Федорович

Жизнь и творчество Иннокентия Федоровича Анненского

Родился И.Ф. Анненский в Омске. Отец его – советник, затем начальник отделения Главного управления Западной Сибири. Мать – отдаленная родственница Ганнибала, а значит, Пушкина.

В 1860 году отца перевели в Петербург чиновником по особым поручениям в Министерстве внутренних дел. Отличаясь предприимчивым характером, он ввязался в торговые спекуляции, наделал долгов, в итоге потерял службу, тяжело заболел.

Из-за всех этих жизненных неурядиц Анненский не любил вспоминать детство. 

В 1875 году он поступил в Петербургский университет – на историко-филологическое отделение. Французским и немецким Анненский владел с детских лет, в университете добавил к этим языкам – латинский, греческий, английский, итальянский, польский, санскрит, древнееврейский.

«Так как в те годы еще не знали слова символист, – вспоминал он позже, – то был я мистиком в поэзии и бредил религиозным жанром Мурильо. Черт знает что! В университете – как отрезало со стихами. Я влюбился в филологию и ничего не писал, кроме диссертаций…» 

В 1879 году Анненский окончил университет со званием кандидата историко-филологического факультета. Преподавал латынь и греческий язык в частной гимназии Ф.Ф. Бычкова. Еще студентом третьего курса страстно влюбился в Надежду Валентиновну Хмара-Барщевскую.

Несмотря на ответное чувство, осторожная тридцатишестилетняя вдова, мать двоих сыновей, не спешила становиться женой студента, который был на четырнадцать лет моложе ее. Они поженились лишь после того, как Анненский закончил университет.

Чтобы содержать увеличивающуюся семью (скоро родился сын), Анненский, кроме уроков в гимназии, начал преподавать в Павловском институте, читал лекции на Высших женских (Бестужевских) курсах. 

В 1891 году Анненского перевели в Киев на пост директора «Коллегии Павла Галагана» – частного закрытого учебного заведения, учрежденного супругами Галаганами в память об их рано умершем сыне.

В Киеве Анненский решил перевести на русский язык все трагедии любимого им Еврипида, дав к ним подробный комментарий. Этот план он, кстати, выполнил – перевел все семнадцать дошедших до нас трагедий.

Правда, занимался этим он уже в Петербурге после конфликта с почетной попечительницей «Коллегии», Анненский вернулся в столицу. 

В Петербурге Анненского назначили директором 8-й мужской гимназии, находившейся на 9-й линии Васильевского острова, но вскоре перевели в Царское Село – директором Николаевской мужской гимназии.

«Время от времени, – вспоминал позже искусствовед Н.Н. Пунин, – мы видели директора в гимназических коридорах; он появлялся там редко и всегда необыкновенно торжественно.

Открывалась большая белая дверь в конце коридора первого этажа, где помещались старшие классы, и оттуда сперва выходил лакей Арефа, распахивая дверь, а за ним Анненский; он шел очень прямой и как бы скованный какой-то странной неподвижностью своего тела, в вицмундире, с черным пластроном вместо галстуха; его подбородок уходил в высокий, крепко-накрепко накрахмаленный, с отогнутыми углами воротничок; по обеим сторонам лба спадали слегка седеющие пряди волос, и они качались на ходу; широкие брюки болтались вокруг мягких, почти бесшумно ступавших штиблет; его холодные и вместе с тем добрые глаза словно не замечали расступавшихся перед ним гимназистов, и, слегка кивая головой на их поклоны, он торжественно проходил по коридору, как бы стягивая за собой пространство…» 

В 1901 году вышла в свет трагедия Анненского «Меланиппа-философ», в 1902 году – «Царь Иксион», а в 1906 году – «Лаодамия». А за два года до выхода «Лаодамии» Анненский издал (под псевдонимом «Ник.

Т-о») сборник стихов – «Тихие песни». Правда, кроме В. Брюсова и А. Блока никто «Тихих песен» не заметил, но в письме к А.В.

Бородиной Анненский скромно заметил «Нисколько не смущаюсь тем, что работаю исключительно для будущего». 

В 1906 году Анненского назначили инспектором Петербургского учебного округа. Близкая дружба связывала его в эти годы с женой старшего пасынка – Ольгой Петровной Хмара-Барщевской.

«Меж теней погасли солнца пятна на песке в загрезившем саду. Все в тебе так сладко-непонятно, но твое запомнил я «Приду»… Черный дым, но ты воздушней дыма, ты нежней пушинок у листа, я не знаю, кем, но ты любима, я не знаю, чья ты, но мечта… За тобой в пустынные покои не сойдут алмазные огни, для тебя душистые левкои здесь ковром раскинулись одни..

Эту ночь я помню в давней грезе, но не я томился и желал сквозь фонарь, забытый на березе, теплый воск и плакал и пылал…» Через восемь лет после смерти поэта Ольга Петровна написала близкому ей человеку «Вы спрашиваете, любила ли я Иннокентия Федоровича Господи! Конечно, любила, люблю.

И любовь моя «plus fort la mort». Была ли я его «женой» Увы, нет! Видите, я искренне говорю «увы», потому что не горжусь этим ни мгновения той связи, которой покровительствует «Змея-Ангел», между нами не было.

И не потому, что я греха боялась, или не решалась, или не хотела, или баюкала себя лживыми уверениями, что «можно любить двумя половинами сердца», – нет, тысячу раз нет! Поймите, родной, он того не хотел, хотя, может быть, настояще любил только одну меня… Но он не мог переступить…

Его убивала мысль «Что же я Прежде отнял мать (у пасынка), а потом возьму жену Куда же я от своей совести спрячусь..» 

В 1906 году в товариществе «Просвещение» вышел первый том трагедий Еврипида, переведенных Анненским. Отдельным томом вышли статьи о русских писателях XIX века и о некоторых современниках – «Книга отражений». Разделяя взгляды символистов, Анненский утверждал:

«В поэзии есть только относительности, только приближения, потому никакой, кроме символической, она не была, да и быть не может…» 

Тогда же Анненский закончил «вакхическую драму» «Фамира-кифарэд». «Лет шесть назад, – писал он Бородиной, – я задумал трагедию. Не помню, говорил ли я Вам ее заглавие. Мысль забывалась мною, затиралась другими планами, поэмами, статьями, событиями, потом опять вспыхивала.

В марте я бесповоротно решил или написать своего «Фамиру» к августу, или уже отказаться навсегда от этой задачи, которая казалась мне то непосильной, то просто нестоящей. Меня что-то давно влекло к этой теме.

Между тем в этом году, весной, мой старый ученик написал на этот миф прелестную сказку под названием «Фамирид». Он мне ее посвятил.

Еще года полтора тому назад Кондратьев говорил мне об этом намерении, причем я сказал ему, что и у меня в голове набросан план «Фамиры», – но совсем в ином роде – трагическом. И вот теперь уже состоялось чтение». 

История жизни Иннокентия Федоровича  Анненского

Второй сборник стихов Анненского – «Кипарисовый ларец» – вышел уже после смерти поэта. Книга эта произвела чрезвычайно сильное впечатление. 

«То было на Валлен-Коски. Шел дождик из дымных туч, и желтые мокрые доски сбегали с печальных круч… Мы с ночи холодной зевали, и слезы просились из глаз; в утеху нам куклу бросали в то утро в четвертый раз…

Разбухшая кукла ныряла послушно в седой водопад, и долго кружилась сначала, все будто рвалась назад… Но даром лизала пена суставы прижатых рук, – спасенье ее неизменно для новых и новых мук… Гляди, уж поток бурливый желтеет, покорен и вял; чухонец-то был справедливый, за дело полтину взял… И вот уж кукла на камне, и дальше идет река.

Комедия эта была мне в то серое утро тяжка… Бывает такое небо, такая игра лучей, что сердцу обида куклы обиды своей жалчей… Как листья тогда мы чутки нам камень седой, ожив, стал другом, а голос друга, как детская скрипка, фальшив… И в сердце сознанье глубоко, что с ним родился только страх, что в мире оно одиноко, как старая кукла в волнах…

» 

В 1909 году вышла «Вторая книга отражений». 

В марте того же года в Царское Село к Анненскому приехали художественный критик С.К. Маковский и поэт М. Волошин. Они пригласили поэта к сотрудничеству в новом ежемесячном литературно-художественном журнале «Аполлон», и поэт принял предложение. «Высокий, сухой, – вспоминал его Маковский, – он держался необыкновенно прямо (точно «аршин проглотил»).

Прямизна зависела отчасти от недостатка шейных позвонков, не позволявшего ему свободно вращать головой.

Будто привязанная к шее, голова не сгибалась, и это сказывалось в движениях и в манере ходить прямо и твердо, садиться навытяжку, поджав ноги, и оборачиваться к собеседнику всем корпусом, что на людей, мало его знавших, производило впечатление какой-то начальнической позы.

Черты лица и весь бытовой облик подчеркивали этот недостаток гибкости. Он постоянно носил сюртук, черный шелковый галстук был завязан по старомодному широким, двойным, «дипломатическим» бантом.

Очень высокие воротнички подпирали подбородок с намеком на колючую бороду, и усы были подстриженные, жесткие, прямо торчавшие над припухлым, капризным ртом.

С некоторой надменностью заострялся прямой, хотя и по-русски неправильный нос, глубоко сидевшие глаза стального цвета смотрели пристально, не меняя направления, на прекрасно очерченный прямой лоб свисала густая прядь темных волос с проседью. Вид бодрый, подтянутый.

Но неестественный румянец и одутловатость щек (признак сердечной болезни) придавали лицу оттенок старческой усталости – минутами, несмотря на моложавость и даже молодцеватость фигуры, он казался гораздо дряхлее своих пятидесяти пяти лет…» 

Летом 1909 года Анненский написал большую статью «О современном лиризме» – критический обзор русской поэзии последних лет. В первом номере «Аполлона» вместе с этим обзором появились и его оригинальные стихи.

Но во второй номер журнала ни стихи, ни вторая статья поэта, как это планировалось, не попали – С. Маковский (по разным причинам) снял предложенные поэтом материалы. Анненскому пришлось объясниться.

«Моя статья «О современном лиризме», – написал он Маковскому, – порождает среди читателей «Аполлона», а также и его сотрудников немало недоумений так, одни и те же фразы, по мнению иных, содержат глумление, а для других являются неумеренным дифирамбом.

Если бы дело касалось только меня, то я воздержался бы от объяснений, но так как еще больше, чем меня, упрекают редакцию «Аполлона», то я и считаю необходимым просить Вас о напечатании в «Аполлоне» следующих строк…

Я поставил себе задачей рассмотреть нашу современную лирику лишь эстетически, как один из планов в перспективе, не считаясь с тем живым, требовательным настоящим, которого она является частью.

Самое близкое, самое дразнящее я намеренно изображал прошлым или, точнее, безразлично преходящим; традиции, credo, иерархия, самолюбия, завоеванная и оберегаемая позиция, – все это настоящее или не входило в мою задачу, или входило лишь отчасти.

И я не скрывал от себя неудобств положения, которое собирался занять, трактуя литературных деятелей столь независимо от условий переживаемого нами времени. Но все равно, мне кажется, что современный лиризм достоин, чтобы его рассматривали не только исторически, т. е.

в целях оправдания, но и эстетически, т. е. по отношению к будущему, в связи с той перспективой, которая за ним открывается. Это я делал – и только это…» 

Совершенно по-своему, может, глубже, чем другие, увидел поэта Максимилиан Волошин «Его (Анненского) торжественность скрывала детское легкомыслие; за гибкой подвижностью его идей таилась окоченелость души, которая не решалась переступить известные грани познания и страшилась известных понятий; за его литературной скромностью пряталось громадное самолюбие; его скептицизмом прикрывалась открытая доверчивость и тайная склонность к мистике, свойственная умам, мыслящим образами и ассоциациями; то, что он называл своим «цинизмом», было одной из форм нежности его души; его убежденный модернизм застыл и остановился на определенной точке начала девяностых годов…

Он был филолог, потому что любил произрастания человеческого слова нового настолько же, как старого. Он наслаждался построением фразы современного поэта, как старым вином классиков; он взвешивал ее, пробовал на вкус, прислушивался к перезвону звуков и к интонациям ударений, точно это был тысячелетний текст, тайну которого надо было разгадать.

Он любил идею, потому что она говорит о человеке, но в механизме фразы таились для него еще более внятные откровения об ее авторе. Ничто не могло укрыться в этой области от его изощренного уха, от его явно видящей наблюдательности. И в то же время он совсем не умел видеть людей и никогда не понял ни одного автора как человека.

В каждом произведении, в каждом созвучии он понимал только себя…» 

«Последний день его сложился очень утомительно, – вспоминал сын поэта.

– Утром и днем – лекции на Высших женских курсах Раева, Учебный округ, заседание Учебного комитета; вечером – заседание в Обществе классической филологии, где был назначен его доклад о «Таврической жрице у Еврипида, Руччелаи и Гёте», и, наконец, отец обещал своим слушательницам-курсисткам побывать перед отъездом в б.

Царское, на их вечеринке. В промежутке он должен был обедать у одной дамы, близкого друга нашей семьи, жившей неподалеку от вокзала. Уже там, у О.А. Васильевой, он почувствовал себя нехорошо, и настолько нехорошо, что даже просил разрешения прилечь.

От доктора, однако ж, отец категорически отказался, принял каких-то домашних безразличных капель и, полежав немного, уехал, сказав, что чувствует себя благополучно. А через несколько минут упал мертвым на подъезде вокзала в запахнутой шубе и с зажатым в руке красным портфельчиком с рукописью доклада о Таврической жрице…» 

Источник: https://tunnel.ru/post-annenskijj-innokentijj-fedorovich

Ссылка на основную публикацию