Константин коровин — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Биография художника Коровин Константин Алексеевич

Живописец, график, сценограф, архитектор, художник декоративно-прикладного искусства.

Родился и вырос в семье купцов-старообрядцев; дед по отцовской линии был владельцем ямщицкого извоза, дед по материнской линии — чаеторговцем. Родители увлекались искусством, в доме Коровиных часто бывали живописцы И. М. Прянишников и Л. Л. Каменев.

В 1875 Константин Коровин поступил в МУЖВиЗ, где уже учился его старший брат Сергей, также впоследствии ставший известным художником. Сначала занимался на архитектурном отделении, в 1876 перешел на живописное. Учился у Е. С. Сорокина, В. Г. Перова, А. К. Саврасова, И. М. Прянишникова.

В 1881 поступил в ИАХ в Петербурге, но годом позже, разочарованный устаревшими методами преподавания, возвратился в Москву и продолжил обучение в МУЖВиЗ в мастерской В. Д. Поленова. В 1883 за живописный этюд был награжден малой серебряной медалью, в 1883–1884 за рисунок — стипендией В. А. Долгорукого.

В 1886 окончил училище со званием неклассного художника.

В 1880-х посещал поленовские рисовальные вечера. Через В. Д. Поленова Коровин познакомился с С. И. Мамонтовым, вошел в Абрамцевский художественный кружок. С 1884 регулярно бывал в подмосковном имении Мамонтова, работал в гончарной и столярной мастерских.

Создавал эскизы мебели, выполнил изразцовые фризы «Лодки», «Лебеди», каминные вставки «Садко», «Русалки» и другие. С 1885 оформлял многие постановки в Русской частной опере Мамонтова в Москве, в частности «Аида» Д. Верди, «Лакме» Л. Делиба, «Кармен» Ж. Бизе (все — 1885), «Князь Игорь» А. П.

 Бородина, «Псковитянка» Н. А. Римского-Корсакова (1896), «Хованщина» М. П. Мусоргского, «Садко» Н. А. Римского-Корсакова (1897), «Юдифь» А. Н. Серова и многие другие. Принимал также участие в домашних постановках абрамцевского кружка в качестве актера и оформителя спектаклей.

С середины 1880-х по 1890 возглавлял живописную мастерскую Строгановского художественно-промышленного училища.

В 1888–1889 путешествовал с С. И. Мамонтовым по Испании и Франции. В 1889 побывал в Тифлисе, Мариуполе, Костроме. С 1888 экспонировал свои произведения на выставках Московского общества любителей художеств, с 1889 — выставках ТПХВ. В 1892–1894 жил в Париже.

В 1894 по инициативе С. И. Мамонтова вместе с В. А. Серовым совершил поездку на Север: в Ярославль, Вологду, Архангельск, по рекам Северная Двина, Сухона, Белому и Норвежскому морям.

По этюдам, выполненным во время путешествия, написал живописные панно для павильона «Крайний Север» на Всероссийской промышленной и сельскохозяйственной выставке в Нижнем Новгороде в 1896.

Выступил также в качестве автора архитектурного проекта павильона.

В 1898 создал обложку первого номера журнала «Мир искусства». В том же году экспонировал свои работы в Венском Сецессионе. С 1899 участвовал в выставках «Мира искусства», с 1900 — член объединения. В 1899 побывал в Средней Азии и на Севере.

В 1898–1900 был привлечен к работам по устройству Русского отдела на Всемирной выставке в Париже в 1900. Возглавлял художественную часть Русского отдела. Выполнил проект Кустарного павильона, вместе с А. Я. Головиным, Е. Д. Поленовой, М. Ф.

 Якунчиковой оформил его интерьеры, а также внутреннее пространство павильона «Окраины России». Его работы (в живописи и прикладном искусстве) были отмечены двумя золотыми и девятью малыми серебряными медалями.

За заслуги в устройстве выставки был удостоен Ордена Почетного легиона и ордена святого Станислава III степени.

В конце 1890-х — 1910-х часто работал на собственных дачах в Охтино Владимирской губернии и Гурзуфе в Крыму. В 1900-х — 1910-х почти ежегодно ездил во Францию.

С 1900 работал для Императорских театров Москвы и Петербурга, в 1903 был назначен художником и библиотекарем Московской конторы Императорских театров, в 1909–1910 исполнял обязанности главного декоратора и художника-консультанта Императорских театров в Москве. Оформил свыше ста постановок, в том числе оперы «Русалка» А. С. Даргомыжского, (1900), «Демон» А. Г.

 Рубинштейна (1902), «Алеко» С. В. Рахманинова (1903), «Жизнь за царя», «Руслан и Людмила» М. И. Глинки (1904), «Садко», «Сказание о невидимом граде Китеже», «Золотой петушок» Н. А. Римского-Корсакова (1906–1909), «Гибель богов» Р. Вагнера (1911); балеты «Дон Кихот» М. Ф. Минкуса (1901), «Конек-Горбунок» Ц. Пуни (1903), «Саламбо» А. Арндса (1910) и многие другие.

В 1901 по предложению Серова возглавил жанрово-портретный класс МУЖВЗ. В 1903 стал одним из членов-учредителей Союза русских художников, принимал участие во всех выставках Союза вплоть до 1923.

В 1905 работы Коровина экспонировались на портретной выставке в Таврическом дворце в Петербурге, в 1906–1907 — выставке русского искусства в Париже и Берлине, организованной С. П. Дягилевым.

В 1905 был избран академиком.

После революционных событий 1917 продолжал активно участвовать в общественной и художественной жизни.

Входил в Особое совещание по делам искусств, президиум Совета организации художников Москвы, Коллегию художников театра, Отдел пластических искусств Наркомпроса.

Принимал участие в реорганизации МУЖВиЗ и Строгановского художественно-промышленного училища в Свободные художественные мастерские. Преподавал во Вторых Государственных свободных художественных мастерских.

В 1919 в Париже прошла первая персональная выставка Коровина. В 1920 — 1921 жил в Удомле Тверской губернии. В 1921 и 1922 Главполитпросвет организовал персональные выставки художника в Государственной Третьяковской галерее в Москве.

В том же году Коровин вместе с женой и сыном через Берлин уехал во Францию, поселился в Париже. В 1922 работы Коровина экспонировались на Первой русской художественной выставке в галерее Ван Димена в Берлине.

В 1922 в галерее Ван Димена и 1923 в галерее Карла Николаи состоялись ретроспективные выставки произведений Коровина. В 1925 и 1929 персональные выставки Коровина прошли в парижских галереях Бернхейма и Кольбера.

В эмиграции много работал для театров, сотрудничал с Русской оперой М. Н. Кузнецовой в Париже. Оформил балет «Дон Кихот» для гастролей труппы Анны Павловой в лондонском театре Ковент Гарден (1925), оперы «Золотой петушок» Н. А.

 Римского-Корсакова для Оперного театра в Турине (1925), «Севильский цирюльник» В.-А. Моцарта для гастролей Ф. И. Шаляпина в Англии и США (1926). Писал пейзажи вечернего Парижа и натюрморты, реже создавал фантазии на русские темы.

Однако станковая живопись Коровина не получила признания во Франции, из-за чего последние годы жизни он был крайне беден.

В 1930-х написал мемуары «Моя жизнь», «Воспоминания о современниках», «Очерки о путешествиях» (опубликованы в книгах «Константин Коровин: Жизнь. Творчество. Письма. Документы. Воспоминания» М., 1963 и «Константин Коровин вспоминает…» М., 1971 и 1990 (переиздание)).

Похоронен на кладбище Бийанкур.

Ретроспективные выставки художника прошли в 1961 в Москве, Ленинграде и Киеве в выставочных залах Академии художеств СССР (приурочены к столетию со дня рождения), в 1986–1987 — в Государственном Русском музее в Ленинграде.

Коровин — выдающийся русский художник рубежа XIX–XX столетий, проявивший себя во многих видах искусства: архитектуре, театре, живописи, декоративно-прикладном искусстве.

Его немногочисленные проекты выставочных павильонов оказали заметное влияние на развитие стиля модерн в русской архитектуре. Он был одним из лучших сценографов своего времени.

Однако наиболее весом его вклад в историю отечественной живописи.

Уже в ранних работах начала 1880-х (например, в «Портрете хористки») Коровин выработал собственный стиль, отличающийся свободной живописной импровизационной манерой с динамически-подвижной, чувственной игрой мазков, яркостью, сочностью цветов, вниманием к эффектам освещения, свежестью колористического решения. Он первым среди всех русских мастеров пришел к открытиям импрессионистов. Так, «Портрет хористки» был выполнен на пять лет раньше «Девочки с персиками» и «Девушки, освещенной солнцем» В. А. Серова.

В живописи Коровина французского периода появились резкие контрастные сочетания цветов, не свойственные его искусству более раннего времени.

При рассмотрении позднего творчества мастера немаловажен также тот факт, что Коровин нередко подписывал картины своего сына Алексея, желая помочь в становлении его карьеры, из-за чего существенной становится проблема подлинности работ художника 1920-х — 1930-х.

Произведения Коровина находятся во многих российских музеях в том числе в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, ГМИИ им. А. С. Пушкина, Государственном центральном театральном музее им. А. А. Бахрушина, а также в частных коллекциях.

Источник: https://artinvestment.ru/auctions/1550/biography.html

Коровин Константин Алексеевич

(1861-1939) русский живописец, график

Свое творчество Константин Алексеевич Коровин начинал во многом под влиянием передвижников. Он родился в довольно зажиточной старообрядческой семье.

Один из его дедов владел ямщицким извозом, а другой был крупным чаеторговцем. Родители же будущего художника получили хорошее воспитание, увлекались музыкой и живописью.

В их доме бывали многие известные деятели искусств, художники Л. Каменев и И. Прянишников.

Возможно, под влиянием семейной атмосферы вслед за старшим братом Сергеем Константин поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Вначале он учился на архитектурном отделении, потом перешел на живописное, где его учителями были В. Поленов и А. Саврасов. Позже сам Коровин тоже преподавал в родных пенатах.

Творчество братьев со временем стало диаметрально противоположным. Сергей остался в рамках реалистической школы, а Константин начал осваивать новые формы искусства. Уже в одной из его первых картин — «Хористка» (1883) — традиционная форма портрета превратилась в подобие этюда, где автор не стремится к точности соответствия, а передает свой взгляд, собственное впечатление о модели.

В том же 1883 году Константин Коровин в течение нескольких месяцев проходит нечто вроде стажировки в Петербургской Академии художеств, после чего возвращается в Москву и в 1886 году завершает обучение в Училище.

За время учебы он неоднократно получал награды и поощрения: в 1883 году удостоился малой серебряной медали за живописные этюды и стипендии князя Долгорукова за рисунки, а в 1884 получи звание классного художника.

После окончания училища, Константин Коровин начинает активно участвовать в выставках. До 1896 года его картины появляются на выставках Московского общества любителей художеств, в последующие три года он выставляется вместе с художниками из Товарищества передвижных выставок, а с 1899 по 1903 год — на выставках «Мира искусства».

Реалистический характер творчества Коровина ярче всего проявился в работах, посвященных Северу. Вместе с художником Серовым он предпринимает путешествие к Белому морю. Свои впечатления от этой поездки художник отразил в картинах «Гаммерфест. Северное сияние» (1894—1895) и «Зимой». В них доминируют серые и синие тона.

В те годы в его творчестве еще не наступило время буйных красок. Но вместе с тем очевидного сюжета тоже нет, настроение художника передано скорее через переходы цветов.

По сравнению с другим своим современником — пейзажистом Исааком Левитаном — Коровин не стремится к обобщению, не вводите свои картины фигурки людей и животных, не прописывает до мельчайших деталей то, что видит.

Переход в стан сторонников нового искусства, был для Константина Алексеевича Коровина осознанным и, можно даже сказать, естественным. В 1885 году он знакомится с известным меценатом С. Мамонтовым и входит в Абрамцевский кружок, став вместе с М. Врубелем и В.

Серовым предтечей искусства XX века. В это же время он увлекается театром и сценографией — оформляет многие спектакли, поставленные на сцене частной оперы Мамонтова, и среди них — «Снегурочку», «Псковитянку», «Хованщину», «Кармен», совместно с М. Врубелем и С.

Малютиным занимается оформлением оперы «Садко».

Начиная с 1888 года Константин Коровин часто бывал за границей, преимущественно в Испании, Италии, Франции. Он много путешествует и по России.

Постоянные разъезды во многом были связаны с оформлением выставочных павильонов, в частности в Нижнем Новгороде и на Всемирной выставке в Париже.

Для Кустарного раздела Русского павильона Коровин исполнил тридцать панно на темы Сибири, Средней Азии «Севера. Они не только пользовались успехом у посетителей, но и были отмечены несколькими медалями и даже Гран-при.

Нетрадиционность творческой манеры Константина Коровина получит название «декоративного импрессионизма».

В этом стиле работали и другие художники, создавая своеобразную «серию цветов», основу которой составляла фиксация зрелой и увядающей красоты природы. Приверженцами подобной манеры в будущем станут также Врубель и Сапунов.

Сам же Коровин создаст картину «Лето» (1895), где равнозначными окажутся и голова женщины, и пышный куст сирени.

В дальнейшем живописец будет постепенно отходить от реалистической предметности в своих картинах. Как отмечает художник и теоретик искусства А. Бенуа, Константин Коровин становится лидером в передаче «живописных красочных впечатлений».

При этом он соединяет русскую и европейскую традиции, игру цветом Архипа Куинджи и импрессионистичность Клода Моне. К тому времени, Коровину уже не было нужды доказывать свое право работать в излюбленной манере, поэтому он мог свободно экспериментировать.

Для него главным становится цветное пятно, как это видно на его картинах «Бумажные фонари» (1898) и «Сарай» (1900).

Одним из первых русских художников, Константин Алексеевич Коровин начинает писать картины «на пленэре» в свободной импрессионистической манере. Эти картины привлекают буйством красок, свободной игрой цвета, непосредственностью переживаний и яркой экспрессией.

Появление новой манеры письма художника, несомненно, связано с его поездкой в Париж.

Многие картины того периода выполнены в эскизном стиле, построенном на как бы мерцающей цветовой гамме: так, например, написана картина «Парижское кафе» (1899—1900).

Читайте также:  Уна чаплин - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В рамках серии «Огни Парижа» Коровин создает целый ряд интересных работ: «Париж. Бульвар Капуцинов» (1906), «Париж. Кафе де ла Пэ» (1906), «Париж ночью. Итальянский бульвар» (1908).

Примечательно, что художник изображает преимущественно вечерний и ночной город. Он рисует в основном бульвары, наполненные яркой толпой, огнями и вспышками рекламы. Хотя Константина Коровина вполне обоснованно сравнивают с К. Моне и К. Писсарро, он все же во многом индивидуален. Он вовсе не стремится к фактической точности, изображая свое видение и восприятие города-праздника.

С 1901 до 1918 года Коровин преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Среди его учеников были такие известные в будущем художники, как А. Герасимов, Б. Иогансон, К. Юон. Много работал Коровин и как театральный художник.

Известно, что только на сцене императорских театров он оформил более ста постановок. Коровин создал новый тип красочных, зрелищных декораций, тесно связанных с настроением музыкального спектакля.

Это прежде всего постановки оперы Михаила Глинки «Руслан и Людмила» и «Золотой петушок» Н. Римского-Корсакова.

За всеми этими делами, Константин Коровин не оставляет занятий живописью: в десятые годы он углубляет свойственный ему декоративизм изображения в серии натюрмортов — «Натюрморт» (1912), «Рыбы, вино и фрукты» (1916), продолжает рисовать цветы — «Розы и фиалки».

В то время в живописи начинают постепенно доминировать авангардистские течения, в частности кубизм, но Коровин не воспринимает этих новшеств. Он выступает своего рода консерватором, сохраняя страсть импрессионистов к изображению световоздушной среды. Коровин похож на романтиков, сохранявших идеалы красоты и возвышенных чувств практически на протяжении всего XIX века.

С 1923 года Константин Алексеевич Коровин постоянно жил в Париже. Он отправился туда с разрешения Анатолия Васильевича Луначарского для устройства выставки и лечения жены и сына.

В первые годы пребывания за границей художник часто выставлял свои картины, в самых престижных галереях проходили его персональные выставки.

Одна из них состоялась в 1925 году в галерее Бернхейма, другая — в 1929 году в галерее Кольбера.

Однако период экономического упадка коснулся и Константина Коровина. Все чаще и чаще ему приходится отвлекаться от живописи и заниматься другими делами. Он оформляет спектакли многих театров и театральных трупп, с этой целью бывает в разных странах.

Так, для гастролей труппы А. Павловой в Лондоне он работал над оформлением балета «Дон-Кихот», занимался оформлением оперы «Севильский цирюльник» для гастролей Ф. Шаляпина в США, оформлял «Снегурочку» и «Князя Игоря» для «Русской оперы» М.

Кузнецовой в Париже.

С 1929 года Коровин Константин Алексеевич становится профессиональным литератором. Еще до революции было опубликовано около 60 интервью, бесед, воспоминаний, записанных с его слов. Теперь же, тоскуя по Родине, он пишет воспоминания о тех людях, которых знал когда-то и был с ними дружен.

Вскоре были опубликованы воспоминания Коровина о Антоне Чехове, М. Врубеле, А. Головине, И. Левитане, Серове. Темы многих его произведений связаны с искусством и Россией.

В рассказах «Человек со змеей» и «Ветер весны» он пишет об охоте и рыбалке, произведения «Московская канитель» и «Московские чудаки» посвящены Москве — городу, с которым у художника были связаны самые светлые воспоминания.

За десять лет Константин Алексеевич Коровин опубликовал свыше 360 очерков и рассказов. По заказу коллекционера С. Дорожинского он написал мемуары «Моя жизнь». В них и в книге «Шаляпин. Встречи и совместная жизнь» он раскрыл свой внутренний мир, душевные переживания, и сделал это столь талантливо, что обе книги считаются лучшими в его эпистолярном наследстве.

Сын Коровина Алексей тоже стал живописцем, но судьба его оказалась несчастливой: не дожив до пятидесяти лет, он покончил жизнь самоубийством.

Источник: http://biografiivsem.ru/korovin-konstantin-alekseevich

Константин Коровин

Будучи живым, обаятельным и общительным человеком, Коровин имел широкие знакомства в московской литературной и артистической среде, наиболее тесная дружба связывала его с Ф.И. Шаляпиным, над сценическими костюмами и гримом которого он работал с 1886.

Коровин Константин Алексеевич [23.11(5.12).1861, Москва, — 11.9.1939, Париж], живописец. Учился в МУЖВЗ (1875—86) у А.К. Саврасова, с 1882 — у В.Д. Поленова.

Преподавал там же (1901—18) и в Государственных свободных художественных мастерских (1918 — 1919), среди учеников — С.В. Герасимов, П.В. Кузнецов, И.И. Машков, К.Ф. Юон.

Член объединения «Мир искусства» (1899—1922), Союза русских художников (1903—22).

В ученические годы Коровин был особенно связан дружбой и общими творческими устремлениями с И.И. Левитаном.

Любимый ученик Поленова, Коровин, как и Левитан, не находил одобрения у официального руководства МУЖВЗ; его новаторский, пронизанный светом и воздухом, полный живого непосредственного впечатления «Портрет хористки» (1883, ныне в ГТГ) был снят с выставки Московского общества любителей художеств; но уже в 1888 там же его пейзажные работы были отмечены премией.

Летом 1887 и 1888 Коровин работал на даче Поленовых в Жуковке, близ Мытищ, где создал ряд ярких, полных любования красотой мимолётных «мгновений» дачной жизни полупортретов-полужанров, запечатлевших членов поленовской семьи и самого художника.

По инициативе Поленова Коровин познакомился с С.И. Мамонтовым, сблизился с художниками мамонтовского кружка — В.М. Васнецовым, И.Е. Репиным, В.И.

Суриковым; в 1887—89 участвовал в «рисовальных вечерах» и «акварельных утрах» в доме Поленовых. С конца 1880-х гг. тесно сошёлся с В.А. Серовым (их в шутку называли «Коров и Серовин»); в начале 1890-х гг.

работал в общей с ним мастерской на Долгоруковской улице; в 1889 их дружеский альянс дополнил М.А. Врубель.

Коровин неоднократно бывал в Абрамцеве, писал в его окрестностях пейзажные этюды, передающие богатство увиденных на открытом воздухе цветовых сочетаний («Речка Воря. Абрамцево», ГТГ); исполнил жизненно непосредственные, выразительные портреты певцов частной оперы Мамонтова («Т.С. Любатович», 1866—87, ГРМ; «А. Мазини», ГТГ).

Будучи живым, обаятельным и общительным человеком, Коровин имел широкие знакомства в московской литературной и артистической среде, наиболее тесная дружба связывала его с Ф.И. Шаляпиным, над сценическими костюмами и гримом которого он работал с 1886.

С 1890-х гг., творчески восприняв достижения французского импрессионизма, в 1900—10-х гг.

он окончательно перешёл от тональной живописи к согласованной гармонии цветовых созвучий («Москворецкий мост», 1914, ГТГ).

По впечатлениям поездки на русский Север в 1894 он выполнил ряд панно, отразивших природу и промыслы этого края (1896; были использованы при оформлении интерьеров Ярославского вокзала, ныне в ГТГ).

С 1885 начал работать как театральный декоратор в Русской частной опере Мамонтова, первоначально по эскизам В.М. Васнецова и Поленова, затем — по собственным эскизам (опера «Аида» Дж.

Верди, 1885, «Псковитянка» Н.А.

Римского-Корсакова, 1886, где он делал костюмы и декорации специально «под Шаляпина»); новаторство Коровина в области театрально-декорационного искусства обусловило бурный успех оформленных им спектаклей.

Наиболее блистательно мастерство Коровина-декоратора раскрылось в его работах для Большого театра (с 1900), где он не только придал русской опере на темы отечественной истории особый национальный дух и колорит («Руслан и Людмила», 1901, и «Жизнь за царя», 1904, М.И. Глинки, «Князь Игорь» А.П.

Бородина, оперы Н.А.

Римского-Корсакова: «Садко», 1906, «Сказание о невидимом граде Китеже», 1907, «Золотой петушок», 1909, «Снегурочка», 1911, «Сказка о Царе Салтане», 1913), но и тонко перерабатывал свои пейзажные натурные впечатления, сообщив оформлению спектакля своеобразную жизненную трепетность.

В 1923 Коровин выехал для устройства выставки и лечения сына в Париж, где остался на постоянное жительство.

Константин Коровин — самый яркий представитель русского импрессионизма. Среди художников, заявивших о себе в конце 19-го века и определивших новый этап в русской живописи, Константину Коровину принадлежит особое место. Его искусство стало ярчайшим явлением отечественной культуры начала 20-го века.

Его сочные, жизнерадостные картины, так непохожие на мрачные работы передвижников, напоминали всем о светлом и чистом начале, которое всегда присутствует в жизни.

И хотя многим картины юного Коровина казались тогда буйными и незрелыми, настоящие знатоки понимали, что являются свидетелями рождения большого мастера и поэта в живописи.

Источник: http://facecollection.ru/people/konstantin-korovin

Трагедия весёлого человека: Константин Коровин

Друзья художника Константина Коровина восхищались не только его талантом, но и тем, каким беззаботным, легким человеком он был. Всеобщий любимец и душа общества, он пел, играл на гитаре, рассказывал байки. Его и Константином-то никто не называл — только Костенькой. «Костя, как хамелеон, был изменчив: то он был прилежен, то ленив, то очарователен, то несносен…

— вспоминал Михаил Нестеров. — То простодушный, то коварный, Костя легко проникал, так сказать, в душу, и так часто о нем хотелось забыть… В нем была такая смесь хорошего с „так себе“… Все его „качества“ покрывались его особым, дивным талантом живописца».

Он никогда не терял ощущения радости жизни — хотя жизнь Константина Коровина не была простой, а значительную ее часть можно назвать даже трагичной.

Валентин Серов. Портрет Константина Коровина. 1891

Первый русский импрессионист

Дед Коровина был человеком выдающимся. Начав свое дело ямщиком, он со временем стал владельцем извоза на направлении Москва — Нижний Новгород, был богатым купцом и жил в особняке на Рогожской улице. После смерти деда дело перешло к отцу Константина, но из-за того, что от Москвы до Нижнего Новгорода была проложена железная дорога, оно вскоре разорилось, и семья перебралась в Мытищи. 

 
В лодке. 1888

Благодаря деду Константин и его старший брат выросли в атмосфере искусства и оба решили стать художниками. Уже в училище обнаружилось, что Константин пишет не так, как остальные ученики. Преподаватели отмечали, что он словно неусидчив, хочет побыстрее закончить этюд, передав лишь свои эмоции и пренебрегая тщательностью композиции. «Вы видите бревна, стекла в окне, деревья.

А для меня это краски только. Мне все равно что — пятна», — объяснял Коровин. Он предпочитал рисовать без карандаша, сразу кистью на холсте, говорил, что «рисунка нет», «есть только цвет в форме». «Вы импрессионист? — спросил его как-то Василий Поленов, наставник и старший друг молодого художника. «Я не знаю, что это такое», — ответил Коровин.

Так появился русский импрессионизм — совсем без влияния французского. 

Ночная улица. Париж. 1902

Только в 1887 году Коровин впервые побывал в Париже и написал: «У них нашел я все то самое, за что так ругали меня дома, в Москве… Я остановился в Hotel de la Neva, rue Montigny…

в окно ночью были видны трубы большого города, жалюзи окон, вся эта темная таинственная громада… Спать я не мог… Огни кафе, рекламы, движение, поток нарядов…

Наутро я поехал в Салон и был поражен невиданными красками, разнообразием художников, праздником для глаз.

Светлые краски воздуха, непосредственная, правдивая гамма простоты и изящества, отсутствие условности и олеографичности, свобода от тенденциозности, все это — восторг, жизнь, веселье, бодрость. Потрясенный, я тихонько сказал себе: так вот что! Здесь пишут, как я! Значит, я был прав, когда не шел по пути, который мне указывали, и избрал свой…»

Семья

Несмотря на свое балагурство, Коровин был человеком ранимым и трагически одиноким. Его отец покончил жизнь самоубийством, не выдержав банкротства, а мать вскоре умерла. Еще в раннем возрасте Константин познакомился с хористкой Анной Фидлер, долго жил с ней тайно.

Первый их ребенок умер в младенчестве — во многом из-за того, что не было денег на еду, лекарства. Из-за этого Коровин чувствовал вину перед женой и, хотя прежней любви между ними уже не было, не бросал ее, и вскоре они обвенчались.

Был у супругов и еще один сын, Алексей, — в 16 лет он попал под трамвай и остался безногим инвалидом.

Портрет Н.И. Комаровской

Была в жизни Коровина и еще одна любовь — актриса Надежда Комаровская. Он написал множество портретов возлюбленной, но никогда не упоминал о ней в своих рассказах-воспоминаниях, деликатно скрывая их отношения от любопытствующих, и от будущих биографов.

Коровин был чрезвычайно трудолюбив. Он написал множество картин, большой кусок его жизни связан с театром. Он занимался оформлением спектаклей и сумел добиться в этом деле большого успеха. Его портреты были востребованы, его виды Парижа поражали своей новизной и «революционностью». Из-за этого однажды он даже был приглашен в жандармское управление.

К нему вышел сотрудник охранки и спросил: «А что, господин Коровин, общего между вашим импрессионизмом и социализмом?» — «Ничего общего между ними нет, русские зрители невежественны в вопросах искусства и им бесполезно что-то объяснять!» — сказал художник.

«Жаль, что вы не хотите с нами сотрудничать, хотя мы могли бы вам и помочь избежать нападок критики!»

У открытого окна. Портрет дочерей Ф.И. Шаляпина. 1916

Революцию люди его круга сначала пытались пережить, перетерпеть в надежде, что «рассосется» и жизнь вернется на круги своя. Но становилось только хуже. «При обыске у моего знакомого нашли бутылку водки, — писал Коровин впоследствии.

— Ее схватили и кричали на него: „За это, товарищ, к стенке поставим“. И тут же стали ее распивать. Но оказалась в бутылке вода. Какая разразилась брань… Власти так озлились, что арестовали знакомого и увезли. Он что-то долго просидел…

Читайте также:  Юрий васильев - биография знаменитости, личная жизнь, дети

»

Летним вечером у крыльца. 1922

Показательная история произошла в 1922 году, когда Коровин принес свои работы для закупки в Третьяковскую галерею. Председательствовал на закупочной комиссии художник Давид Штеренберг.

«Гражданин Коровин, мы, признаться, не ждали от вас ничего нового, но то, что вы нам предлагаете, не может быть принято нами, как вчерашний день не может быть принят за сегодняшний, — сказал презрительно Штеренберг, рассматривая коровинские этюды.

— Ваше искусство вместе с царизмом ушло в прошлое. Для пролетарского государства оно не может представлять ни ценности, ни интереса».

По рекомендации Луначарского, Коровин получил разрешение для выезда за границу под предлогом лечения жены и сына, в 1923 году с семьей уехал во Францию.

Париж. Сен-Дени. 1930-е

Жизнь на чужбине оказалась крайне тяжелой. Несмотря на почти поденную работу, денег постоянно не хватало. Сын его, Алексей, тоже ставший художником, был инвалидом и в придачу страдал манией преследования.

Он даже поколачивал отца из-за того, что тот мало зарабатывал. Жизнь семьи стала еще тяжелее после того, как у Коровина родился внук. Художник находился в постоянном поиске средств к существованию.

Когда утрата зрения заставила его отказаться от живописи, он писал рассказы.

Автопортрет. 1938

Он умер 11 сентября 1939 года от внезапного сердечного приступа во время одной из первых бомбардировок Парижа немецкими войсками. За два года до смерти Коровин с грустью говорил своему знакомому о жене: «Она ничего не понимает! Я одинок. Поймите: я — одинок!» Похороны Коровина напоминали похороны бездомного, так как помочь деньгами семье никто не захотел…

Также читайте: Художник Константин Коровин о жизни в России после революции

Источник: http://www.izbrannoe.com/news/lyudi/tragediya-vesyelogo-cheloveka-konstantin-korovin/

Биография Константина Коровина

1 августа 2012

Певец радости

Найти в русской культуре что-то жизнерадостное и веселое порой бывает довольно сложно. Возможно, дело в тяжелых реалиях, делающих любой реализм по умолчанию мрачноватым. Константин Коровин как раз редкое исключение.

Всю жизнь он стремился передать радость и красоту окружающего мира. Живописец, театральный декоратор, архитектор, художник прикладного искусства, писатель, педагог – он, кажется, обладал всеми мыслимыми и немыслимыми талантами.

И, поразительно, во всем этом с блеском добивался успеха.

Константин Коровин родился в 1861 году. С детства мальчика окружали художники. Его дед, купец первой гильдии Михаил Емельянович Коровин, любил искусство и покровительствовал живописцам. Мать и отец неплохо рисовали. Часто в гости заходил художник Илларион Прянишников, будущий учитель Коровина.

Он переворачивал стол и устраивал мальчику «Фрегат «Паллада», на котором они вместе «отправлялись» к мысу Доброй Надежды. Константину так нравились эти игры, что однажды он подговорил свою сестру Варю Вяземскую отправиться искать этот самый мыс.

Дети проблуждали по городу целый день и под вечер попали в полицейский участок, а оттуда вернулись домой.

После смерти деда, отец художника разорился. Семья переехала жить в деревню Мытищи под Москвой. По воспоминаниям Коровина, это был один из самых счастливых периодов его детской жизни. Днями напролет он пропадал в ближайшем лесу – Лосином острове.

Скоро ему подарили ружье, и Константин пристрастился к охоте. Это увлечение и вместе с тем любовь к природе не оставляли художника до конца жизни.

Одновременно близкие поощряли занятия живописью, и любимым его делом стало зарисовывать самые красивые охотничьи уголки.

Портрет друга

«Чтобы выучиться рисовать», – говорил Коровину его брат Сергей, студент московского Училища ваяния и зодчества, – «нужно рисовать людей». И тогда Константин принялся за портрет своего друга Дубинина. «Я мучил его ужасно. Да еще и хотелось написать его собаку Дианку», – вспоминал художник.

Казалось, написать портрет было совершенно невозможно. «Дианка вертелась, Дубинин ворочал головой во все стороны. Портрет не удался, но Дубинину понравился». Он говорил: «Картина хороша, только усов у меня эдаких нет. Чего же усы-то сделал рыжие, а у меня усы-то черные. Ты черной краской делай».

Чтобы доставить другу удовольствие, Коровин сделал черные усы и добился полного восхищения модели.

Однажды Сергей Коровин показал работы Константина своим преподавателям – Василию Перову и Алексею Саврасову. Профессорам работы понравились. Позже Сергей говорил брату: «Твои этюды видел Алексей Кондратьевич Саврасов и очень тебя похвалил. А Левитан сказал, что ты особенный и ни на кого не похож из нас.

Но боится – поступишь ли ты. Ты ведь никогда не рисовал с гипса, а это экзамен». Тем не менее, Константин Коровин стал самым младшим студентом Училища ваяния и зодчества. Среди учителей были лучшие художники того времени: Саврасов, Перов, Прянишников, братья Павел и Евграф Сорокины, Поленов, Маковский.

Левитан и Коровин стали близкими друзьями. Исаак Левитан – один из немногих, кто сразу понимал и хвалил его необычную живопись. Вместе они ходили писать этюды в окрестностях Москвы, получали медали за лучшие работы.

В своих мемуарах Коровин вспоминает, что после вручения художники сразу поехали к А.П. Чехову. Чехов посмотрел на медали и сообщил, что они «не настоящие». На настоящих было бы ушко, чтобы носить, а «это все – ерунда, обман.

Вот у городового – другое дело».

Довольно рано Константин Коровин нашел собственный почерк – яркие, сочные цвета, «радостная» манера письма, некоторая условность деталей иногда в ущерб академической четкости.

В своих искрометных мемуарах художник пишет, что далеко не все его понимали и даже не любили. Однако, после беглого сопоставления некоторых фактов и воспоминаний о самом Коровине, возникает стойкое ощущение кокетства великого мастера.

Известно, что Василий Перов приводил учеников старших классов смотреть, как работает Коровин.

Душа компании

По воспоминаниям современников, Коровин был всеобщим любимцем и душой любой компании. Внешность, талант, удивительный дар рассказчика, прекрасный голос, веселый нрав – все это заставляло окружающих с первых минут испытывать к нему глубокую симпатию. Об этом вспоминал и художник Михаил Нестеров.

Если Коровина приглашали в старинную усадьбу, то там он влюблял в себя всех – от чопорных старух, до «тургеневских» дворянских девушек, «рассказывая, ноя и умирая, про какую-то несчастную судьбу свою». Если звали ставить спектакль – «кордебалет и хор поголовно влюблены были в Костю.

За кулисами только и слышно было: «Костя, Костя, Костя».

Полюбил его и знаменитый меценат Савва Мамонтов, пригласивший художника работать в своей знаменитой Частой опере. Коровин вместе с Виктором Васнецовым создавали оперы «Аида» и «Снегурочка».

Несмотря на большую нагрузку, сотрудничество с оперой Мамонтова дала возможность художнику «стать меценатом самому себе» – писать то, что захочется и не думать о сроках.

Тогда же, в середине 1880-х годов Коровин влился в Мамонтовский (Абрамцевский) кружок и увлекся разработкой и оформлением предметов декоративно-прикладного искусства. Одним из членов кружка был и будущий ближайший друг Коровина – Валентин Серов.

Они познакомились в 1889 году. О взаимном влиянии художников написано множество искусствоведческих статей, а о дружбе двух гениев в мемуарах вспоминал сам Коровин. Их мастерские находились рядом, там они приютили и Михаила Врубеля. Серов и Коровин (для удобства современники придумали слово «Серовин») по приглашению Саввы Мамонтова отправились в путешествие на север.

Итогом поездки стали не только великолепные картины, сыгравшие значительную роль в знакомстве России и всего мира с культурой крайнего севера. По материалам экспедиций были построен северный павильон на Всероссийской выставке 1896 года в Нижнем Новгороде, а позже — здание «Русской деревни» на Всемирной парижской выставке 1900 года.

За панно для парижской выставки Константин Коровин получил золотую медаль и орден кавалера Почетного легиона. Интересно, что элементы оформления нижегородской выставки были перенесены в здание Ярославского вокзала в Москве. Что касается парижских панно, то выставка в Санкт-Петербурге станет первым за 110 лет, и третьим за всю историю показом работ широкой публике.

Второй раз их Константин Коровин демонстрировал на III выставке «Мира искусства» в 1901 году.

«Мир искусств»

В 1890-х годах произошло сближение Константина Коровина и его друзей с Сергеем Дягилевым. «Я увидел – Дягилев восторженно любит живопись и театр. И тут же затеяли с ним издать журнал «Мир искусства».

Я рисовал первую обложку для журнала и сделал несколько рисунков красками», – вспоминал Коровин. Художник также пожертвовал 5000 рублей из собственных сбережений и «выпросил еще 12000 у Саввы Мамонтова» на издание журнала.

Вплоть до 1903 года он будет активным участником выставок «Мира искусства».

В 1899 году Коровин начал педагогическую деятельность в школе Е. Н. Званцевой, а с 1901 вел совместную с Серовым портретно-жанровую мастерскую в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, которое некогда сам окончил.

Приходил на службу Коровин не чаще нескольких раз в месяц, но каждое его появление становилось для студентов праздником.

А среди них в разное время были Михаил Ларионов, Наталья Гончарова, Роберт Фальк, Илья Машков, Борис Иогансон и многие другие в будущем знаменитые живописцы.

Несмотря на очевидные успехи и многочисленных обожателей, критики часто обрушивались на художника. В конце жизни Коровин вспоминал, что главным ругательством в то время было обвинение в «декадентстве». Хотя каждый критик вкладывал в это понятие что-то свое.

А однажды живописца вызвали на допрос в Министерство внутренних дел, где потребовали объяснить «в чем разница между социализмом и импрессионизмом». Несмотря на сложность положения, Константину Коровину предложили принять участие в деле реформирования московских императорских театров.

Коровин согласился и предложил позвать также художника Головина. Здесь живописец столкнулся не только с нападками прессы, но и с саботажем актеров. Первой постановкой стал балет «Дон Кихот». Танцоры рвали на себе новые пачки, а маляры подкладывали в краски соль, чтобы те не могли сохнуть.

Художник купил себе револьвер и приходил в театр, заткнув его за пояс. Как ни странно, это произвело впечатление. В итоге балет шел при полных залах.

Без преувеличения можно утверждать, что постановки Коровина составили эпоху в русском театральном искусстве. Особенно вдохновляли его оперы на сказочные и исторические темы. Среди его постановок: «Садко» «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» «Золотой петушок», «Князь Игорь», балеты «Аленький цветочек», «Саламбо».

Консультант по маскировке

Успел Константин Коровин побывать и на военной службе. В годы Первой мировой войны его призвали в действующую армию консультантом по маскировке. Кратковременная поездка на фронт оставила сильное впечатление на живописца.

В письме к управляющему конторой императорских театров в Москве Владимиру Теляковскому он писал: «…здесь столько интересного, что я удивляюсь, отчего здесь нет художников».

Увиденные им ужасы и страдания навсегда остались в его душе, о чем можно заключить по рассказу «Колька».

Февральскую революцию Константин Коровин встретил с воодушевлением. В честь победы революции им поставлены в Большом и Малом театрах «живые картины» «Освобожденная Россия».

Он активно занялся общественной деятельностью, участвовал в митингах, руководил Советом художественных организаций, был избран членом Особого совещания по делам искусств при Временном правительстве и одновременно – членом художественно-просветительной комиссии при Московском совете рабочих депутатов.

Он участвовал в реорганизации МУЖВЗ и Строгановского училища в Государственные свободные художественные мастерские (ГСХМ). Однако со временем интерес к нему стал падать, звание «академика» ничего не значило, картины не признавали критики. В 1922 году Федор Шаляпин и художник покинули Россию.

За границей он участвовал в выставках русских художников, оформлял редкие театральные постановки. В последнее десятилетие открыл в себе литературный талант и написал интереснейшие мемуары и рассказы.

Скончался Константин Коровин 11 сентября 1939 года и был погребен на кладбище Бийанкур около Парижа. В марте 1950 года на средства, собранные русскими парижанами, останки Коровина и его жены были перенесены на православное кладбище в Сен-Жене-вьев де Буа.

Источник: https://vtbrussia.ru/culture/rm/exhibition_korovin/biografiya-konstantina-korovina/

Мемория. Константин Коровин — ПОЛИТ.РУ

5 декабря 1861 года родился художник Константин Коровин.

Личное дело

Константин Коровин

Константин Алексеевич Коровин (1861 – 1939) родился в Москве в купеческой семье. В 1870-е годы, когда в России стала развиваться сеть железных дорог, семья Коровина, занимавшаяся ямщицкими перевозками, разорилась. Отец стал работать учетчиком на фабрике в Мытищах, а в 1881 году покончил с собой.

Рисовал Константин Коровин с детства. В 1875 году он, вслед за старшим братом Сергеем, поступил на архитектурное отделение в Московское училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ). Год спустя перешел на отделение живописи. Вместе с ним учились Исаак Левитан, Михаил Нестеров, Андрей Рябушкин, а любимым преподавателем был Алексей Саврасов.

Читайте также:  Лео бокерия - биография знаменитости, личная жизнь, дети

«Мне пришлось сильно нуждаться, – вспоминал Коровин о годах учебы, – уже пятнадцати лет я давал уроки рисования и зарабатывал свой хлеб». С конца 1870-х работы Константина Коровина выставляются на ученических выставках МУЖВЗ. В 1882 году Саврасов, страдавший тяжелым алкоголизмом, был уволен из училища, и Коровин решил сменить учебное заведение.

Он поступил в Академию художеств в Петербурге, где занимался в натурном классе Павла Чистякова. Затем вернулся в МУЖВЗ, где пейзажный класс возглавил Василий Поленов, который, по словам Коровина, «внес свежую струю в Школу, первый стал говорить о чистой живописи».

Поленов в 1885 году познакомил Коровина с Саввой Мамонтовым, и художник стал активным участником Абрамцевского кружка.

В 1886 году Коровин окончил МУЖВЗ и стал работать в оперном театре Мамонтова. В  1887 – 1888 годах совершил заграничное путешествие.

Вскоре художник сблизился с Валентином Серовым, в 1894 году совершил вместе с ним поездку на север, результатом которой стал новаторский цикл пейзажей («Гавань в Норвегии», «Ручей святого Трифона в Печенге», «Геммерфест.

Северное сияние», «Мурманский берег»). По материалам поездки Коровин оформляет павильон Северной железной дороги, построенный по его проекту на Всероссийской выставке 1896 года в Нижнем Новгороде.

На огромных панно художник создал широкие, обобщенные образы природы и жизни Севера.

Неоднократно приезжал в Париж, где знакомился с творчеством французских импрессионистов. Их влияние проявляется и в картинах Коровина. Частой темой его городских пейзажей становятся парижские улицы (среди самых известных – «Париж. Бульвар Капуцинок», «Париж утром», «Парижское кафе», «Кафе де ля Пэ»).

В 1897 году у художника родился сын Алексей Он покупает дачу в Охотино (ныне в черте города Переславль-Залесский). Там Коровин устроил мастерскую и работал каждое лето. Вскоре рядом построил дачу близкий друг художника Федор Шаляпин.

Коровин участвовал во многих выставках передвижников, затем – в выставках объединений «Мир искусства», «Союз 36», «Союз русских художников». В 1900 году он оформил русский отдел на Всемирной выставке в Париже, за что получил орден Почетного легиона. С 1901 года возглавлял совместно с Валентином Серовым портретно-жанровую мастерскую МУЖВЗ.

Среди его учеников были Кузьма Петров-Водкин, Мартирос Сарьян, Николая Чернышев, Константин Юон, Илья Машков. В 1905 году Константин Коровин становится академиком живописи. В 1908 году умер брат художника Сергей, член товарищества передвижников.

Смерть брата вызвала тяжелую болезнь Константина Коровина, он попал в неврологическую клинику с острым неврозом, из-за которого развилось заболевание сердца.

В 1911 году Коровин становится главным декоратором и художником-консультантом Императорских театров.

В 1913 году его шестнадцатилетний сын  попал под трамвай и лишился обеих ног, после чего страдал от длительных депрессий и неоднократно пытался совершить самоубийство.

В 1922 году Коровин уехал из России в Париж для лечения сына и собственной болезни сердца и после этого на родину уже не вернулся, хотя эмигрантом себя не считал.

Планировалось устроить в Париже его большую персональную выставку, но много работ художника были украдены во время перевозки из России.

За границей Коровин много работал в качестве театрального художника, а также стал известен как мемуарист, его рассказы публиковались в различных русскоязычных изданиях, наиболее часто – в газете «Возрождение». Произведения художника экспонировались на персональных выставках в парижских галереях Бернхейма и Кольбера в 1925 и 1929 годах, а также на многих выставках в Париже, Нью-Йорке, Риме и Праге.

Умер Константин Коровин в Париже 11 сентября 1939 года.

Чем знаменит

Коровина заслуженно называют русским импрессионистом» и «Моцартом русской живописи».

Выдающийся мастер колорита и красочной импровизации, в своих пейзажах он отказывается от обычной для русского искусства второй половины XIX века критической составляющей в отношении  деревенской жизни, но также и от романтической «рифмовки» состояний человеческой души и природы, характерной, например, для Исаака Левитана. Коровин полагает, что «нужно отходить от себя и быть, глядя на вещь, посторонним».

«Необычайно эмоциональный, – пишет о Константине Коровине его ученик Борис Иогансон, – нетерпеливый к действию, он легко загорался перед всем, что занимало его живописный взор – весенние проталины у берегов Истры, девушка в белом платье у ветки сирени, розы, осветленные солнцем, на фоне синего моря, провинциальная улочка захолустного города, Венеция или Ташкент, Архангельск… или ночные огни Парижа… Во всем он находил поэзию правды живописи… Его радостью был увлекательный процесс сражения с натурой, когда на холсте возникает живое, творится вторая жизнь, обогащенная поэтическим чувством художника».

О чем надо знать

Константин Коровин знаменит и как выдающийся театральный художник. Первые оформленные им постановки состоялись на сцене Частной оперы Мамонтова. В 1885 году он оформляет «Аиду» Верди, а в следующем сезоне – «Лакме» Делиба и «Кармен» Бизе. В. С.

Мамонтов вспоминал о постановке «Аиды»: «Декорации Коровин написал превосходно, особенно хороши были лунная ночь на берегу Нила и преддверие храма, в котором происходило судилище над Радамесом». Для оперы Мамонтова Коровин работал 16 лет, затем по рекомендации Поленова стал главным декоратором императорских театров.

Его оформление спектаклей Мариинского театра произвело переворот в театрально-декорационном искусстве. Вместо традиционного убранства сцены, определявшего лишь место действия, Коровин создает «декорации настроения», которые передают общий эмоциональный настрой спектакля.

«Он и на сцене, – писал Александр Бенуа, – оставался чистым живописцем и трактовал декорацию как картину». Сам художник рассказывал о своем подходе так: «Неожиданностью форм, фонтаном цвета мне хотелось бы волновать глаза людей со сцены». Новаторство Коровина поначалу встречало ожесточенное сопротивление. Актеры рвали костюмы, созданные по его эскизам.

Рабочие добавляли в краску соль, чтобы декорации долго не сохли. Порой Коровин приходил в театр работать над декорациями с револьвером за поясом. В конце концов его оформление оперных и балетных спектаклей получило заслуженную славу. Оформлял он также драматические постановки Станиславского.

Работать для театра художник продолжил и после революции. В 1918 – 1920 годах он создает декорации к операм «Валькирия» и «Зигфрид» Вагнера и балету Чайковского «Щелкунчик».

Живя за границей, Коровин оформлял спектакли в крупнейших театрах Европы, Америки, Азии и Австралии.

Наиболее знаменитой стала его работа над постановкой оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок» в Оперном театре Турина.

Прямая речь

Я родился в Москве, на Большой Рогожской улице, близ Покровского монастыря. И сейчас в вечном покое — там, в земле, — могилы моего отца, деда, брата Сергея и дальней родни. Есть и у меня там место, рядом с отцом… Помню я деда моего Михаила Емельяновича Коровина. Смутно, но помню.

Вот большая зала, где, бывало, сидел он в кресле, седой, согбенный, огромного роста. Зала — в стиле ампир. Наверху, с двух сторон, широкие полукруглые ниши и золотые балюстрады балконов. На одном из них играет квартет музыкантов.

А дед сидит в кресле и слушает (любимый композитор его — Бах), и ноги покрыты меховым одеялом (он болен — подагра), а в руках платок. Он слушает музыку всегда один, никого не пускает, кроме меня, семилетнего внука, слушает и плачет. А я сижу около, сбоку, смирнехонько. Вижу, что дед плачет, и думаю, что так нужно.

Припоминаю и весь большой наш дом, и подле огромный сад, выходящий на Дурновский переулок. В длинном деревянном заборе — маленькая калитка. Вдоль забора бузина.

Сад прекрасен, в нем — большая оранжерея, где так сладостно пахнет землей, и старая беседка с колоннами: окна у нее в цветных стеклах, внутри, как войдешь, — все светло и зелено; а у стен кушетки, крытые зеленым сукном. В этом саду приказчик Ечкин, высокий и стройный, в длинном сюртуке, поднимает меня на руки, позволяя рвать большие желтые сливы, которые я тут же и ем.

Из воспоминаний Константина Коровина

Артистизм — это качество было свойственно Коровину больше, чем кому-нибудь другому. В самом его письме есть недосказанность какая-то, его письмо как бы само формирует из живописи, из краски, из цвета пространство, представление о предмете.

С появлением его «Курсистки» открылось новое представление о живописи, о чистоте цвета, его роли в живописи.

Несколькими годами позже Серов своими «Девушкой, освещённой солнцем» и «Девочкой с персиками» продолжил эту линию, и это была новая волна в русской живописи, где свет, где среда, удивительная чистота цвета строила вещь, создавала атмосферу какой-то узнаваемости красоты и сока жизни.

Казалось бы, состояние природы на картинах Коровина только предлог, но он адресует зрителя к большим чувствам Родины, земли родной. Человек он был добрый, и искусство у него доброе, широкое. Нелёгкая досталась ему судьба, но Россия всегда оставалась его болью, его гордостью, ею он всецело жил в своих восторгах, в своем искусстве.

Е. Моисеенко «Русский импрессионист Константин Коровин»

Какая грусть, что этот огромный мастер, этот яркий самобытный талант, два раза затративший свои силы на такие эфемерные создания, как выставочные панно, все время тратящий их на еще более эфемерные создания – на театральные декорации, так, вероятно, и не получит возможности увековечить себя и одарить Россию истинно прекрасным, величественным произведением.

Коровин – удивительный, прирожденный стилист. То, что мерещилось Куинджи, то удалось Коровину. Не хуже японцев и вовсе не подражая японцам, с удивительным остроумием, с удивительным пониманием сокращает он средства выражения до минимума и тем самым достигает такой силы, такой определенности, каких не найти, пожалуй, и на Западе.

Его стынущие в холоде и мгле северные пустыни, его леса, обступающие редким строем студеные озера, его бурые и сизые тучи, его стада моржей и вереницы оленей, наконец, яркие фанфары желтого солнца, играющего на всплесках синих заливов, – все это является настоящим откровением Севера, истинно грандиозной поэмой Севера, гораздо более достойной стать классическим произведением русской живописи, нежели все «Фрины» или «Помпеи». Коровину необходимо дать стены вечные, каменные стены, в которых бы собирался русский народ, стены дворцов, музеев, училищ или других общественных зданий. Непростительно будет для нашей эпохи, если и этот художник пройдет, не сказав всего того, что он может и должен сказать, не излив всей глубокой и широкой своей любви к русской природе!

Александр Бенуа о Константине Коровине

6 фактов о Константине Коровине

  • Друзья-художники еще со времен училища называли Константина Коровина Костенькой. «Это уменьшительное имя осталось за ним на всю жизнь», – вспоминал художник Сергей Милорадович.
  • Близкими друзьями Константина Коровина были Валентин Серов и Исаак Левитан.
  • Картину «У балкона. Испанки Леонора и Ампара» Коровин писал в 1888 году в Валенсии. Он попросил швейцара гостиницы найти ему модель-испанку. Через некоторое время тот привел к нему в комнату молодых девушек – Ампару и Леонору. Коровин попросил их остаться стоять у окна и начал писать их портрет. За время работы девушки отказывались от денег, которые предлагал им Коровин, так что, чтобы хоть как-то отплатить им, он сходил с ними в магазины и на базар и купил понравившуюся им обувь и платки из китайского шелка.
  • На картине «Бумажные фонари» изображена будущая жена художника Анна Фидлер.
  • Во время Первой мировой войны Коровин консультировал армию по вопросам маскировки и часто с этой целью выезжал на фронт.
  • Несмотря на инвалидность, сын Константин Коровина Алексей тоже стал художником. С 1918 года был членом «Мира искусства», участвовал в выставках объединения в 1918 и 1921 годах. В 1920 году экспонировал свои работы на XIX выставке Всероссийского центрального выставочного бюро Отдела ИЗО Наркомпроса в Москве. Живя в Париже, оформлял спектакли в кабаре, помогал отцу в оформлении театральных спектаклей. Участвовал в выставках русских художников в Бирмингеме (1928), Амстердаме (1930), Берлине (1930), Белграде (1930) и Париже (1932, 1935). В 1950 году он совершил самоубийство.

Материалы о Константине Коровине

Статья о Константине Коровине в русской Википедии

Статья о Константине Коровине в энциклопедии «Кругосвет»

Константин Коровин в проекте «Хронос»

Сайт, посвященный Константину Коровину

Материалы о Константине Коровине в журнале «Третьяковская галерея»

Константин Коровин «Моя жизнь»

Дом-музей Коровина в Охотино

Источник: http://polit.ru/news/2016/12/05/korovin/

Ссылка на основную публикацию