Семен альтов — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Семён Альтов — биография, личная жизнь

Содержание

  • 1 Семён Альтов — биография
  • 2 Семён Альтов – личная жизнь

Семён Альтов, его биография в Википедия (год рождения, где родился, национальность), личная жизнь, семья — жена и дети на фото интересуют многих телезрителей.

Семён Альтов — биография

Родился Семен Теодорович в 1945 году в Свердловске (ныне Екатеринбург). Многих интересует Семён Альтов и его настоящая фамилия. Действительно, Альтов – это его псевдоним, который он взял, когда начал писать юмористические произведения, а настоящая фамилия его – Альтшуллер.

После окончания войны родители Семёна вернулись в Ленинград, где они жили до эвакуации в Свердловск. С детства мальчика увлекала химия, и, окончив школу, он поступил сначала в химический техникум, а завершив в нем учебу, получил высшее образование на эту тему в Ленинградском технологическом институте им. Ленсовета, который окончил в 1968 году по специальности «химик-лакокрасочник».

После получения диплома Семён стал работать по специальности – первым местом его работы был Государственный институт минеральных пигментов, а вторым — завод им. Шаумяна.

Как писатель-юморист Семён проявился достаточно поздно – свои первые работы, а это в основном были меткие фразы и афоризмы, он начал писать в 26 лет, и уже в 1971 году появились его первые публикации в разделе «Клуб 12 стульев» Литературной газеты.

Через два года, получив ставку в Ленконцерте, сатирик появился на эстраде, и по его выражению, «торчит на сцене до сих пор».

В дальнейшем он расширил свое творчество и стал писать юмористические монологи и рассказы, а также проявил себя, как талантливый сценарист, написав множество сценариев к юмористическим телевизионным передачам, эстрадным программам, спектаклям и фильмам. Так, например, он был автором всех интермедий, которые вошли в последнюю сценическую работу Аркадия Райкина – спектакль «Мир дому твоему».

Кстати:  Юмористка Наталья Коростелёва — биография, Википедия

Произведения Альтова входят в репертуар многих известных юмористов, таких как Геннадий Хазанов, Ефим Шифрин, Клара Новикова и других.

Он и сам часто выступает со своими монологами, причем, по-особенному выделяется среди прочих писателей-сатириков своей манерой исполнения, читая с каменным непроницаемым лицом однообразным низким и чуть гнусавым голосом, благодаря чему не раз становился героем пародий.

В конце 80-х Семен Альтов вместе с единомышленниками, а их было немало — Виктор Биллевич, Валерий Николенко, Ян Арлазоров, Михаил Городинский, Вячеслав Полунин, Леонид Якубович и театр «Лицедеи» создал юмористическую эстрадную программу «ШОУ-01», где, как и остальные участники, был автором и исполнителем. В те годы программа не только пользовалась невероятной популярностью, и её участники объездили с гастролями весь Советский Союз, но и стала трамплином для многих артистов оригинального жанра.

В 1997 году на телеканале НТВ стартовал комедийный телевизионный сериал «Недотёпы», инициатором создании и автором которого стал Альтов. Зрителей сразу же привлекли эти небольшие комедии, исполненные в театральной манере практически без слов, которые вышли в 24 выпусках.

Альтов не только является автором множества юмористических произведений и четырех книг, но и постоянно принимал участие в таких юмористических передач, как «Кривое зеркало», «Вечерний Квартал», «Джентльмен-шоу», «Юрмала» и «Комната смеха».

За свое творчество юморист не раз награждался почетными премиями, а в 2005 году ему было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств РФ.

Семён Альтов – личная жизнь

Со своей женой Ларисой юморист знакомился три раза, каждый раз принимая её за новую девушку, но видно это была судьба и, не дожидаясь четвертого раза, молодые люди поженились. С тех пор прошло уже более 30 лет, и супруги до сих пор состоят в счастливом браке, в котором у них родился сын Павел.

Кстати:  Михаил Вашуков — личная жизнь, Википедия

Семён Альтов и его сын Павел нашли много общего. Павел Семенович тоже человек творческий, и, кстати, именно он был режиссером сериала «Недотёпы», а после продолжал сотрудничать с отцом, став его продюсером. Он давно женат и подарил отцу трех любимых внучат – Варвару, Екатерину и Василия.

Источник: http://DietWink.com/semyon-altov-biografiya-lichnaya-zhizn/

Еврейские корни советского юмора

или как евреи подменили собой русскую аристократию

Автора статьи невозможно обвинить в антисемитизме, ведь историческую ретроспективу по советской и российской эстраде в целом и эстрадному юмору в частности проводит еврей Марьян Беленький, автор монологов Клары Новиковой, Геннадия Хазанова, Яна Арлазорова.

Говорить об этом не принято. Русские об этом не говорят из опасения прослыть антисемитами, евреи – из-за возможных обвинений в нарушении корпоративной этики.

Советский юмор был еврейским. Советская массовая песня была еврейской. Увы, из песни, как из анекдота, слов не выкинешь.

«Много песен над Волгой пропето, да напев был у песен не тот».

Правильный напев был у братьев Покрасс, Матвея Блантера, Исаака Дунаевского, Сигизмунда Каца, Александра Цфасмана, Леонида Утесова, Марка Бернеса, Аркадия Островского, Оскара Фельцмана, Марка Фрадкина, Яна Френкеля, Владимира Шаинского, Яна Гальперина, Аркадия Хаславского… Список придется оборвать, иначе он займет весь этот очерк.

«Русское поле». Слова Инны Гофф, музыка Яна Френкеля, исполняет Иосиф Кобзон в сопровождении оркестра Всесоюзного радио под упр. Вильгельма Гаука. Музыкальный редактор радиопередачи «С добрым утром!» Лев Штейнрайх.

Хасидские мелодии в Израиле человек русской культуры узнает сходу. Это «блатняк», или, как сейчас говорят, «русский шансон». Правда, тексты другие. Тоника-доминанта-субдоминанта. Блатной квадрат.

Сюда вписываются мелодии всех песен Высоцкого. «Русские» в Израиле поначалу очень удивляются, услышав в синагоге кантора (хазана), который славит Господа на мотив «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат».

А чего тут удивляться. Источник-то один.

Советская эстрадная песня начиналась с народных еврейских мелодий:

Товарищу Сталину все это очень нравилось. Утесова он в обиду не давал и защищал его от нападок рапповцев и других ревнителей русской культуры.

А теперь вот вам задание: найдите разницу в мелодиях:

Нашли? Приз – в студию!

Шолом-алейхемовский посыл «Мне хорошо, я сирота» стал основным приемом советской юмористики. «А в отдельных магазинах нет отдельной колбасы». «В магазинах нету ваты – выступают акробаты». По сути, и сегодня все монологи Жванецкого и Задорнова – на тему «Как мы с вами плохо живем».

Вспомним 50-е.

Дыховичный и Слободской, Масс и Червинский, Райкин, Виккерс и Каневский, Миронова и Менакер, Миров и Новицкий, Виктор Ардов, Александр Израилевич Шуров (куплетист, партнер Рыкунина); основатель московского театра миниатюр Владимир Соломонович Поляков; авторы Райкина Марк Азов и Владимир Тихвинский… Впрочем, в семье не без урода. Как-то затесался в эту компанию Николай Павлович Смирнов-Сокольский.

Единственный райкинский автор – не еврей, который мне известен, – это Вениамин Сквирский. В 60-х годах через передачу «С добрым утром!» отдела сатиры и юмора Всесоюзного радио в советскую эстрадную юмористику пришло новое поколение: Горин, Арканов, Измайлов, Лившиц и Левенбук. 70-е – Хазанов, Шифрин, Клара Новикова. В Питере начали писать Семен Альтов и Михаил Мишин.

На телевидении появились передачи «Веселый мажордом», «Терем-теремок», которые, как говорят, закрыли из-за обилия лиц некоренной национальности среди авторов и актеров.Немногие представители нацменьшинств (Трушкин, Коклюшкин, Задорнов) подделывались под тот же стиль: «Ой, как нам плохо!».

У истоков КВН стояли три еврея: режиссер Марк Розовский, врач Альберт Аксельрод, ведущий первых КВН, актер Илья Рутберг (отец Юлии).

Вы будете смеяться, но первый советский телевизор КВН-49

70-е годы я уже застал. Куда бы я ни приходил, на юморе везде сидели евреи – концертные администраторы, режиссеры, редакторы рубрик юмора в радиопередачах, авторы, актеры, кассиры. В Киеве был еще украинский юмор, который писали украинские авторы и исполняли украинские актеры.

А в Москве в те годы господство евреев в этом жанре было почти 100%. Я не даю оценок этому явлению, я лишь констатирую то, чему был свидетелем. Единственный еврей в заполярном городке Лабытнанги, куда нас привезли на гастроли, оказался администратором местной филармонии по фамилии Островский.

Это о нем ходила легенда:

«В далекий северный город с единственным концертом приезжает Рихтер. По окончании концерта Островский вручает ему билет… В плацкартный вагон. Двое суток до Москвы.

– Простите, я ведь все-таки Рихтер, – возмутился великий музыкант.

– Ай, не морочьте голову. Рихтерóв много, а Островский один».

Помню, еще в 80-х я подошел к Лиону Измайлову – я, мол, эстрадный автор, возьмите меня в концерты. Он посмотрел на меня, как на таракана: «Нам своих нужно устраивать». Своих? Но я ведь – тоже еврей и тоже автор… Он имел в виду московских…

Все это напоминало детскую игру – члены одной команды крепко берутся за руки, другой – пытаются эту оборону прорвать. Прорвать мало кому удавалось.

Тематика скетчей и монологов оставалась той же и в 80-х. Главное – держать дулю в кармане, обмануть цензуру, сыграть на паузе.

Вот классический ход, с помощью которого мы обманывали цензуру. Эту фишку придумал актер Павел Муравский еще в 30-е годы:

«Жить в нашей стране с каждым днем становится все хуже и хуже…

(Зал ахает)

Сказал мне знакомый спекулянт…

(Вздох облегчения)

И он прав…

(Зал ахает)

Потому что спекулянтам в нашей стране действительно с каждым днем все хуже…»

Три поворота в одной фразе. Когда это пишется всплошную, без пауз, цензор не сечет фишку.

Этот прием и сегодня работает:

«Путин – сволочь…

Сказал мне один бандит.

И он прав:

«В 90-е годы мы делали, что хотели, – говорит он.

– А он всех посадил».

Тут главное – паузы выдерживать.

«И тут поперли недостатки всей системы… научной организации труда» (Жванецкий).

В начале 90-х появилась новая команда. Лев Новоженов был редактором отдела юмора «Московского комсомольца», где публиковались Шендерович, Игорь Иртеньев, Владимир Вишневский (и ваш покорный слуга, если кто помнит).

Парадокс в том, что от образа «Тети Сони», созданного Кларой Новиковой, я – автор этого образа – далеко не в восторге.

Я никогда не был сторонником «еврейщины» – педалирования еврейского акцента, усиленного жестикулирования, больших пальцев подмышки и прочих утрированных знаков изображения еврея. Тети Сони и дяди Яши остались в далеком прошлом. Их время безвозвратно ушло.

Мы, жители больших городов, евреи по национальности и русские по культуре, уже не имеем никакого отношения к той навсегда ушедшей местечковой жизни. И я категорически против того, чтобы нас туда насильно впихивали.

Это потом я узнал, что на самом деле еврейский юмор – это вовсе не анекдоты про Сару и Абрама. Но кто в России слышал имена великих еврейских юмористов Дзигана и Шумахера, всю жизнь смешивших публику на идише? Но это – тема отдельного разговора.

В 1988 году в одном из первых «Аншлагов» (которые тогда шли раз в месяц, а не три раза в день по всем каналам) на советской эстраде впервые за 70 лет появился русский человек. Простой парень из алтайской деревни. «Морда красная» запомнилась всем.

Манера исполнения, тематика текстов, внешний вид Михаила Евдокимова – все это разительно отличалось от традиционного еврейского нытья на тему «Как нам здесь плохо живется». Первые свои монологи Евдокимов писал сам, в том числе и «Морда красная».

Затем у русского актера появился и русский автор – Евгений Шестаков.

Марьян Беленький, эстрадный драматург, автор монологов Клары Новиковой, Геннадия Хазанова, Яна Арлазорова

Марьян Беленький о себе и о русском вопросе:

Я – еврей и живу в Израиле 20 лет.

Но если бы я был русским, и жил бы в России – я волей – неволей вынужден был бы задуматься:

— Действительно ли евреи виноваты во всех бедах России, или тому есть другие причины?

Если бы я был русским, у меня бы возник вопрос.

Почему в сегодняшней России, где евреи составляют меньше 1% населения, их так много в российских СМИ, особенно, на руководящих постах? А ведь это – только те, о ком мы знаем, что они евреи.

Не считая тех, кто скрыт за скромными псевдонимами. Неужели мы, русские — менее талантливы и способны? – подумал бы я, — а может – есть тому другая причина?

Если бы я был русским и жил бы в России, я бы задумался. Почему, когда официально разрешили разворовать Россию, и назвали это приватизацией, большинство российской собственности оказалось в руках евреев? Евреи оказались хитрей и проворней русских, или может, прости Господи, тому есть другая причина?

— Почему при соввласти большинство юмористов и композиторов-песенников были евреями? Это потому, что русские – менее талантливы, — подумал бы я, — или, возможно, тому есть другие причины?

Если бы я был русским, у меня бы возник вопрос.

Почему Холокост – единственное историческое событие, отрицание которого является уголовно наказуемым во многих странах? Кричи сколько угодно, что не было восстания Спартака или взятия турками Константинополя – ничего тебе не будет.

Но не дай бог усомниться в цифре 6 миллионов евреев, погибших во второй мировой …Меня назвали в честь прабабушки Мирьям, которую немцы убили в Бабьем яру. Но когда я задаю вопрос «Откуда взята цифра 6 миллионов?», меня называют пособником фашистов и антисемитом.

Если бы я был русским, у меня бы возник вопрос.

Почему евреи празднуют Хануку в Кремле? И что бы сказали евреи, если бы христиане поставили рождественскую елку возле стены Плача?

Если бы я был русским, я бы задумался вот над чем. Если бы «Тарас Бульба» был бы написан сегодня, где бы оказался его автор? Думаю, публичное покаяние ему бы не помогло. В сегодняшней России он бы загремел в тюрьму по статье «разжигание расовой и национальной розни».

И вот еще интересная деталь. Юрий Мухин опубликовал в газете «Дуэль» статью с призывом изгнания евреев из России. За это он получил срок по вышеуказанной статье, правда, условный. А вот призыв к изгнанию из страны арабов является в Израиле легитимным, и входит в программу политических партий. Я, кстати, целиком за это предложение.

Читайте также:  Иван грозный - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Если бы я был русским, я бы задумался. Почему те, кто называют себя русскими патриотами – антисемиты? Неужели нельзя быть русским патриотом без того, чтобы ненавидеть евреев?

Если бы я был русским, я бы сказал евреям:

— У вас есть своя страна. Вот и езжайте туда. Дайте нам пожить без вас.

Если в России после этого наступит невиданный расцвет — значит, действительно — евреи были во всем виноваты. Ну, а если нет – пенять будет не на кого.

В каждом областном центре России есть филиалы еврейского агентства Сохнут. Цель Сохнута – собрать всех евреев в Израиле. Так что эти заметки полностью соответствуют целям и задачам Еврейского агентства.

Источник: www.kramola.info

Источник: https://atrizno.livejournal.com/9364651.html

«В графе „национальность“ я написал „ленинградец“» —

Семен Альтов не нуждается в особом представлении: его монологи исполняли Геннадий Хазанов, Клара Новикова, Владимир Винокур, Ефим Шифрин… Не многие знают, что знаменитый монолог экскурсовода «Кающаяся Магдалина» написал именно Альтов.

Свои произведения автор исполняет и сам, обладая, как утверждает «Википедия», «однообразным низким голосом со своеобразным акцентом».

По словам самого Альтова, его голос «возбуждает женщин и успокаивает мужчин», а по мнению известного российского шоумена Тимура Родригеса, «Семен Альтов – человек, который рвал залы в прошлом веке и будет рвать залы».

Он – лауреат международного фестиваля сатиры и юмора «Золотой Остап», обладатель Кубка Аркадия Райкина на международном фестивале «More smeha» в Риге, лауреат Царскосельской художественной премии, заслуженный деятель искусств Российской Федерации. Сегодня Семен Теодорович – ленинградец свердловского происхождения – гость «Еврейской панорамы».

– Уважаемый Семен Теодорович, вы родились в Свердловске, где в эвакуации находились ваши родители. Расскажите, пожалуйста, о них. – Вряд ли в короткий ответ поместится рассказ о родителях. Я вам расскажу вот что… В 1980-е гг. я уже был известным в России юмористом.

Когда отец узнал, что я лечу в Свердловск на гастроли, он сказал: «Сынок, посмотри, как там дом, где ты родился. Улица Шейкмана, дом шесть, второй этаж, два окна от угла влево». Вечером после концерта подъехал на улицу Шейкмана.

Нашел дом номер шесть, отсчитал на втором этаже два окна от угла влево. Подпустил слезу. Вернулся в гостиницу просветленный, выпил водки и заснул с чувством выполненного долга. Вернувшись в Ленинград, рассказал все отцу.

Он перебил: «Причем тут девятиэтажный дом?! Трехэтажный!»… Короче, тот домик давно снесли. Я рыдал под чужими окнами. Но все равно было приятно. Важен повод.

– Какое самое яркое воспоминание сохранилось у вас из первых лет жизни – до переезда в Ленинград?

– Учитывая то, что я прожил в Свердловске первые шесть месяцев своей жизни, воспоминаний не так уж и много. Родные рассказывали, что, поскольку кроватки не было, я якобы спал в эмалированном тазу и вместо соски сосал хвост селедки. Наверно, так я всосал тягу к юмору.

– В каком возрасте вы узнали о своей национальности? Сталкивались ли с антисемитизмом на бытовом и государственном уровне?

– Припоминаю, как в третьем классе школы, заполняя формуляр для библиотеки, в графе «национальность» я на всякий случай написал «ленинградец». Значит, что-то предчувствовал. Но дальше Бог миловал, ничего такого мне не мешало. Разве что в «Литературной газете», где я печатался в Клубе «12 стульев», мне сказали: «Давай-ка из Альтшуллера мы сделаем Альтова». С таким «обрезанием» я и живу.

– В 1960-е гг. вы жили в коммуналке, где обитало 30 человек. Сейчас многие ностальгируют по тому времени, а на российском телевидении одно время даже была программа «Коммунальная квартира», основной мыслью которой являлось то, «как дружно и весело мы жили в коммуналках». Как вы вспоминаете «коммунальную» жизнь?

– В те далекие годы мы понятия не имели, что в мире существуют отдельные квартиры. И потому были счастливы в том, что есть. В четвертом классе меня на день рождения позвал, как сейчас помню, Эдик Ангерт. Комната, где нас покормили. Коридор, где мы поиграли. И я вижу, еще две двери выходят в коридор. Я Эдика спрашиваю: – А здесь кто живет? – Мы. – А третья дверь? – Мы! Я прихожу домой и говорю маме: «У нас в классе учится ненормальный мальчик. Три двери, а он говорит, что везде живут они». Для нас тогда было: дверь – семья, дверь – семья…

– Вы окончили Ленинградский технологический институт им. Ленсовета по специальности «химик-лакокрасочник», но, по вашим словам, вам понадобилось 13 лет, чтобы понять, что химия – это вовсе не ваша стезя. Что стало последней каплей для такой, говоря химическим языком, реакции?

– Сейчас трудно сказать… Наверно, я…

Беседовал Евгений КУДРЯЦ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Похожее

Источник: http://evrejskaja-panorama.de/altov-12645798/

Семен Альтов (Semen Altov ). Биография. Фотографии

Глава I. Детство

Родился в 1945 году во время эвакуации в Свердловске.

Вместо кроватки — эмалированный таз.

С сосками в войну было плохо. Говорят, с упоением сосал хвост селедки. С детства ни в чем себе не отказывал.

Первые шесть месяцев прожил в Свердловске, потом собрал вещи и рванул в Ленинград. Навсегда.

Пятидесятые. На даче под Ленинградом двоюродный брат пяти лет усаживался в пыли на дороге. Набивал рот камушками и щебнем. Запивал фиолетовыми чернилами. В жизни не видел более счастливого фиолетового лица. Где брал чернила, — загадка.

Наказывали брата сурово. Плакал вместе с родителями. Через пару дней его находили в пыли на дороге, пирующего с чернилами, щебнем и девочками.

Шестидесятые. Живем в комуналке. Тридцать человек. Общая кухня. Два туалета. Один телефон. Нормально. Кто же знал, что ЖИТЬ МОЖНО ИНАЧЕ.

В третьем классе мальчик приглашает на день рождения. Комната,- накормили. Коридор, — поиграли.

Вижу там еще две двери.

-А кто там живет?

-Мы.

-Погоди. Мы вышли из этой комнаты. А кто здесь живет?

-Мы.

-А в этой комнате? (третья дверь)

-Мы.

Дома говорю маме с ужасом: «В классе учится ненормальный мальчик! Представляешь: три двери и он говорит, что везде живут они!»

Для нас тогда было: дверь-семья, дверь — семья!

Шестидесятые. Учусь в техникуме.

Набедокурил. Был вызван к директору. Инвалид войны, дядька с орденом на груди и вмятиной на лбу, приказал:

«Возьмешь дрова во дворе и отнесешь к «Титану».

Я вышел из кабинета и зарыдал. Техникум на проспекте «Обуховской обороны». Кинотеатр «Титан» на углу Невского и Литейного. Это километров пятнадцать пешком. Дело не в тяжести дров. Чем бессмысленней приказ, тем он унизительней!

Ребята, выяснив, куда я собрался с дровами, долго смеялись.

Потом объяснили: «титан» — это железная печь на первом этаже техникума. (Тогда было печное отопление.)

Прежде чем почувствовать себя униженным, убедись, что тебя унизили.

Глава II. Травмы

По рассеянности несколько раз мог расстаться с жизнью. Из-за той же несобранности не довел до конца.

Мне шесть лет. Комуналка, угол Загородного и Бородинской. Тридцать жильцов. Родители оставили меня у соседа дяди Кости. Моряк, он жил в тельняшке. Комнатка узкая. Я на диване читаю букварь. Дядя Костя ставит на табурет чайник с крутым кипятком. Я откладываю букварь, нагибаюсь за кубиком. Задеваю чайник.

Из носика полился кипяток. Чайник пятилитровый. Мне повезло, — лилось гуманно из носика. Я завопил. Дядя Костя был ловкий матрос. Оттащил чайник, содрал с тельца одежду, растопил на мне кусок масла. Детская кожа вздулась гигантскими пузырями. Голова кружилась.

Казалось, связка воздушных шаров поднимет меня к потолку.

До сих пор вижу в дверях любопытные лица соседей. Запомнил, где чья была голова.

Столько лет прошло, а следы на теле остались. По ним меня узнают читатели.

Глава III. Половое созревание

Я прошел через все. В том числе через это.

В пятнадцать лет занимался боксом. Тренировались в общежитии «Корабелки» у метро Автово.

Ринг в подвале. Из мужской раздевалки надо по коридору пройти мимо женской душевой. А как пройти мимо, когда тебе нет двадцати!?

Темная дверь душевой, продырявленная, как звездное небо. Завхоз, матерясь, раз в неделю менял у двери филенку. Наконец на болтах привернули металлический лист. На утро дверь была пробита поперек и вдоль, будто прошита автоматной очередью сексуального маньяка.

Одним глазком прикоснувшись к прекрасному, ребята врывались в спортзал разогретыми. На ринге дрались яростно до крови.

Тренер хвалил за спортивную злость. Но стоило выехать на соревнования, боксеры становились вялые, никакие. Не было стимула.

Тренер психовал, он никак не мог понять, почему мужской характер проявлялся только в подвале!

В институте знакомился с девушками нестандартно. Выбирал жертву. Месяц сверлил глазами. Когда высверливал насквозь, оставалась формальность. А ключевую фразу сплести талантливо нет проблем!

После месяца артподготовки подхожу к мирно пасущейся в вестибюле студентке и давлюсь фразой:

«Не хотите пойти на концерт органной музыки?!»

(Старо — индийское начало, ведет к победе в три хода!)

Бедняжка оглянулась по сторонам: «Вам кого?»

— Вас!

Судя по технике бега, у девушки был первый разряд.

Самое смешное: я сам в жизни не слушал органа, толком не представлял как он выглядит! Но был уверен: незнакомка все отдаст за органную музыку! Идиот!

Психиатр поставит диагноз: неадекватное восприятие жизни формирует душевнобольного. Либо творческую личность.

Все шло по плану. От глупости через идиотизм к профессии писателя. Ситуации, в которые попадал сдуру, оставалось грамотно записать.

Фраза «А не пора ли на концерт органной музыки?» в институте стала крылатой. Она служила приглашением дамы в постель.

1967 год. После институтских военных сборов добираемся на Север до Кандалакши. Там наш стройотряд. Мы решили поднять боевой дух товарищей. Ночью разлили по рукомойникам разноцветную тушь.

Дальше утро, как обычно. Плеснув тушью в лицо, ребята топтались на поляне, пальцами разлепляя глаза. Увидев вокруг разноцветные рожи, начали дико смеяться.

Каждый был уверен, что перемазались все, кроме него.

Не убили нас потому, что не смогли рано утром догнать.

Мой первый комический гег.

Глава IV. Восьмидесятые

Дом Актера на Невском. Я зав. творческим отделом. Уже потихоньку писал. Чудная женщина, Тамара Германовна, когда я делал задумчивое лицо, спрашивала: «Сенечка, вы сейчас думаете о делах Дома Актера или о своих?»

Будучи честным, сам попросился с должности зав. отделом.

Там же в Доме Актера работал ночным сторожем и вышибалой в ресторане. Вершина карьеры.

В Доме Актера узнал об особенности моего голоса.

Телефонный звонок. «Будьте добры Николая Петровича!»

-Вы не туда попали!

Пауза. Женский голос дрожит: «Не бросайте трубку! Умоляю, поговорите еще!»

Недавно на «Авторадио» в Москве опрос радиослушателей подтвердил: мой голос мужчин успокаивает, а женщин возбуждает. Хорошо, что не наоборот.

Первый в жизни гонорар пришел из Литературной газеты в 1971 году. 38 рублей 00 копеек. Через два года получил концертную ставку в Ленконцерте. Впервые вскарабкался на сцену, где и торчу тридцать лет!

Пришли в театр эстрады на Желябова смотреть как сдают на ставку. Кто-то не явился, и вдруг мне кричат: «Быстро на сцену! Читайте!»

А я в джинсах, на сцену неловко. За кулисами одолжили костюм. Брюки на два размера больше, чем я себе мог позволить.

Читая на сцене перед комиссией, думал только о том, как удержать на себе штаны! Придерживал локтем, от чего скособочило.

Сразу дали ставку девять пятьдесят вместо шести рублей.

Сказали: за актерское мастерство!

Зачастую нас ценят совсем не за то, на что мы рассчитываем.

С женой Ларисой знакомился трижды.

Семидесятые. ДК Ленсовета.

В фойе сидит девушка с лицом поразительной красоты. Но тут была козырная карта! Билет на «устный журнал», который я же и вел.

-Не хотите пойти?

-Хочу.

Больше я ее не видел.

Прошел год.

Захожу в «техноложку», в комитет комсомола. За пианино сидит девушка с лицом поразительной красоты и при этом лице еще Грига играет!

-Не хотите пойти в филармонию на фортепьянную музыку?

-Хочу.

Прошел год.

В незнакомой компании девушка с лицом поразительной красоты поет под гитару грудным волнующим голосом. Пока соображал, куда бы пригласить прекрасную незнакомку, Лариса сказала: «Неужели не помнишь, — мы знакомимся третий раз!»

Четвертого раза ждать не стали и поженились.

Живем вместе более тридцати лет. Срок достаточный, чтобы, если не возненавидеть друга друга, то во всяком случае надоесть!

Выручает склероз! Каждый день видя рядом женщину с лицом поразительной красоты, радуюсь, узнав, что она мне жена!

Чему мог научить сына человек, который ничего не умеет, только писать?

Хотя два писателя на одну семью многовато…

Силой усаживал шестилетнего Павла за печатную машинку:

— Сынок, придумывай, что хочешь, но полстранички в день будь любезен!

Читайте также:  Анастасия асеева - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Мальчишка ерзал, болтал ногами, смотрел в потолок, но от того дети видят мир интересней, чем взрослые, получались иногда симпатичные зарисовки. А огромное количество орфографических ошибок любой текст делает смешным.

(Как можно в слове «все» сделать четыре ошибки!? Пожалуйста.

Он писал так « ФСЬЕО»! Писал, как слышал!)

А когда за машинкой становилось невмоготу, сын укладывался в пять минут.

— Папа, готово!

— Уже?!

Я брал листок и уходил в другую комнату, чтобы при нем не смеяться.

Наивные детские хитрости! Полстраницы машинописного текста выглядели так:

Скаска.

Из лесу вышел дрокоон. У него была четыресто пятьдесятят пять тысч зубов. Двести восмь ушов. А голов восемсот сорок тысч…»

И так далее. Не сказка, а бухгалтерский отчет. Зато числительными бумага заполняется быстро. И свободен!

Писатель из сына не получился, но тяга к творчеству всегда при нем. А это помогает в любом деле.

Родители, мучайте детей, они потом скажут спасибо!

Глава V. Собаки

Человеку всегда не хватает денег. И любви.

Природа смастерила собаку. Ее организм вырабатывает любовь.

Шерсть впитывает ваши неприятности.

Согласитесь, ни одна жена не встретит вас так, как собака!

Арто, большой королевский пудель, прожил с нами тринадцать лет. Мы его обожали… Собачья любовь выразительней человечьей. И смерть тоже. Потеряв многих близких, грех говорить, но собачий взгляд выворачивал душу. Пес до конца дней был уверен, что мы поможем ему. … Без собаки квартира стала большой и бессмысленной.

Через полгода появился крохотный Брюс. Тоже королевский. Черный. Естественно, пудель.

Долго сравнивали Брюса с Арто. Он жался по углам, чувствовал, что чужой. Через полгода все встало на место.

Брюс красавец, это говорим не мы, а каждый прохожий. Бомжи крестятся «Фу ты, красотища какая»!

У Брюса королевская стать. Всегда аккуратно подстрижен. Гарцует как маленький пони.

Аристократ. Арто сжирал миску в секунду. Брюс как в ресторане, сложив лапы, ждет, когда блюдо будет готово. Мы живем дольше, потому что собаки наши живут меньше.

Глава VI. Что было, то было…

Восьмидесятые. Эстрадная программа «ШОУ-01».

Советская власть уже скрипела от немощи. Сатирики все смелей намекали на отдельные недостатки. Истинные ценители подтекстов кончали прямо в зрительном зале.

И вдруг хулиганская программа — розыгрыш.

Нас было много. Альтов, Арлазоров, Биллевич, Николенко, Городинский.

С нами ездили молодые «Лицедеи». Из-за кулис все смотрели, как Полунин делает «Асисяй» с телефонами! Каждый раз по-новому! Большой артист!

Леня Якубович выходил на сцену и еще никто не знал, что это любимец России Леонид Аркадьевич!

«ШОУ-01» было смешным, но не пошлым! По сегодняшним меркам редкое сочетание!

Это была эстрада, которой я не стыжусь.

Восьмидесятые. Популярнейший в то время Геннадий Хазанов брал иногда на гастроли авторов.

Город Кременчуг. Вечером на свет столичных звезд слетались местные девушки. У меня в номере краснеет блондинка. Вид такой, — «Только тронь! Милицию вызову!» Хотя за этим вроде бы и пришла…

Я не трогаю. Молчу. Ошарашенная неожиданной тактикой девушка заговорила сама. Я слушаю. Часа четыре без перерыва. Наверно, ее выслушали первый раз в жизни. Теперь я знал о ней все.

Назавтра было такое усталое лицо, — решили: самая бурная ночь прошла у меня. На следующий вечер после концерта эта девушка позвонила и пригласила к себе в номер. Вхожу. Застеленная кровать. Столик.

Бутылка водки, восемь сарделек, горчица, хлеб.

Гасит свет: «Делай со мной все что хочешь!»

До отъезда в аэропорт оставалось пять минут. Я попрощался.

Она заплакала.

Выслушай женщину и она твоя! Хочешь ты того или нет.

Глава VII. Райкин

Мне повезло, успел встретиться с великим актером двадцатого века. В преклонном возрасте он играл мой спектакль «Мир дому твоему». Мгновения волшебства помню.

Гастроли театра в Венгрии. Идем по улице. Райкин, его дочь Катя и я. Райкин одет как всегда безукоризненно, но шел шаркающей стариковской походкой, уронив плечи, прикрыв глаза.

Катя сказала:

-Папа! Ты же не старый мужчина! Женщины смотрят!

Аркадий Исаакович вскинул седую голову, зажег глаза и стремительной походкой легко оторвался от нас. Плащ, кашне, шляпа. Женщины оборачивались. Райкин на сколько хотел, на столько и выглядел.

В 1994 году Семен Альтов стал лауреатом международного фестиваля сатиры и юмора «Золотой Остап», получив позолоченную статуэтку вслед за Сергеем Довлатовым и Михаилом Жванецким.

В 1999 году, когда В. Путин был еще премьером, я участвовал в праздновании Дня милиции в московском ГЦКЗ «Россия». Из Питера я был один. После концерта все отправились на банкет. Естественно, все москвичи — вокруг Путина: шорох, шум, улыбки, смех.

Я — в сторонке, как воспитанный, интеллигентный, поэтому никому не нужный человек. Стоял один и медленно пил водку. Когда Путин уходил, он увидел меня и подошел. При всех мы поздоровались, расцеловались. И он ушел. После этого вся московская тусовка… Вы догадываетесь? Все бросились ко мне целоваться.

Они решили, что власть передается через поцелуй.

Глава VIII. 2003 год

Три года ремонта на Васильевском. Три года Лариса ежедневно боролась с советской властью в отдельно взятой квартире. Жена максималистка. Она не учла: ремонтом в нашей стране сегодня могут заниматься только хорошо вооруженные люди! Под дулом пистолета, возможно, будут работать на совесть даже те, у кого ее нет.

Лариса рыдала ночами, а утром снова просила переделать стену, потому что угол комнаты должен быть прямой! То есть девяносто градусов!

Рабочие не могли понять, чего она от них хочет? Аккуратненько, ровненько! Ну не девяносто, но восемьдесят пять-восемьдесят шесть всяко!

Нет, ей подавай девяносто! «Хозяюшка, вы уж совсем!»

Лариса до сих пор не понимает: в России восемьдесят пять градусов, — это наш родной прямой угол!

↑ свернуть

Источник: http://lichnosti.net/people_2663.html

Семён Т. Альтов — краткая биография

Семён Теодорович Альтов (1945), (настоящая фамилия Альтшуллер) — русский и советский писатель-сатирик, сценарист, заслуженный деятель искусств Российской Федерации.

Родился Семён Альтов 17 января 1945 года в Свердловске, куда его родители были эвакуированы во время Великой отечественной войны. Его отец, Теодор Семёнович Альтшуллер, был преподавателем Ленинградского кораблестроительного института, а мать, Любовь Наумовна Залесская — архитектором. После окончания войны, они вернулись в родной город — Ленинград.

Когда Семену исполнилось 8 лет, родители подарили ему набор «Юный химик», который так увлек юного Семёна, что в будущем он выбрал себе профессию химика.

Окончив химический техникум, он поступает в Ленинградский технологический институт им. Ленсовета по специальности химик-лакокрасочник.

В 1968 году, после окончания института, он устраивается работать по своей специальности в Государственный институт минеральных пигментов и на заводе им. Шаумяна.

Писательская деятельность Семена Альтова.

Биография писателя-сатирика Семёна Альтова начинается в 1970-х годах, когда ему было 26 лет, с первых сатирических и юмористических произведений. Хотя в нескольких интервью Семен Теодорович признавался, что изначально пытался писать стихи.

Первая публикация Альтова была в рубрике «Фразы» Литературной газеты, в разделе «Клуб 12 стульев». За сочинение афоризмов сатирик и получил свой первый гонорар — в размере 38 рублей.

В 1973 году, спустя два года после первой публикации, Семён Альтов был приглашен в Ленконцерт. По выражению самого Семена Теодоровича, «вскарабкался на сцену, где и торчу» до сих пор.

В настоящее время Семён Альтов является автором 4-х книг: «Набрать высоту», «Собачьи радости», «224 избранных страницы», «Шанс». Также им написано множество монологов, которые исполнялись на эстраде такими известными юмористами как Геннадий Хазанов, Владимир Винокур, Клара Новикова, Ефим Шифрин, и конечно же, самим автором.

Кроме того Семёном Альтовым написано множество сценариев для телевизионных и эстрадных программ, спектаклей и фильмов.

В 1987 году на сцене московского Театра эстрады состоялась премьера последней сценической работы Аркадия Райкина – спектакля «Мир дому твоему», автором интермедий в котором был Семён Альтов.

Участие в телепередачах.

1 декабря 1995 года Альтов принял участие в капитал-шоу «Поле чудес», посвящённом 50-летнему юбилею Геннадия Хазанова.

2 апреля Семен Альтов был приглашен в телепередачу Андрея Разбаша «Час пик».

Также был частым гостем в таких юмористических телепередачах как «Вокруг смеха», «Джентльмен-шоу», «Без антракта», «Комната смеха», «Кривое зеркало», «Измайловский парк», «Юрмала», «Вечерний Квартал». Неоднократно принимал участие в съемках телепередач, шоу и фильмов в качестве сценариста, артиста и приглашенного гостя.

В 1997 году на канале НТВ вышел юмористический телесериал «Недотёпы» (24 выпуска), автором и инициатором создания которого явился Семен Альтов, а режиссёром этого сериала был его сын — Павел Семенович Альтов.

В 80-х годах Семен Альтов в сотрудничестве с Леонидом Якубовичем, Михаилом Городинским, Яном Арлазоровым, Вячеславом Полуниным, Валерием Николенко, Виктором Биллевичем и театром «Лицедеи», создает новую эстрадную юмористическую программу «ШОУ-01». Программа активно и успешно концертировала по всему Советскому Союзу и включала в себя розыгрыши, привлечение зрителей к участию в представлении.

Перу Семена Альтова также принадлежат диалоги к музыкальному фильму по мотивам оперы-буфф Жака Оффенбаха – «Перикола».

Своеобразная исполнительская манера Семена Альтова заметно выделяет его среди других артистов юмористического жанра. Он читает свои монологи не улыбаясь, монотонно, с неизменным застывшим выражением лица, однообразным с гнусавинкой, голосом. Благодаря такому своего стилю, он не раз становился героем пародий.

Семья

Его супруга — Лариса Васильевна Альтова — по специальности хоровой дирижер. Они состоят в браке более тридцати лет.

Сын — Павел Семёнович Альтов — режиссер, бизнесмен и продюсер своего отца (режиссёр сериала «Недотепы» на НТВ). Невестка — Анна Альтова.

Внуки — Варвара Павловна Альтова, Екатерина Павловна Альтова, Василий Павлович Альтов.

Награды

• В 1994 году Семён Альтов стал лауреатом международного фестиваля сатиры и юмора «Золотой Остап». Ему была вручена позолоченная статуэтка вслед за Сергеем Довлатовым и Михаилом Жванецким. • в 2001 году получил Кубок Аркадия Райкина на Рижском международном фестивале «Море Смеха». • 2003 год получает звания Заслуженного деятеля искусств Российской Федерации.

• 2008 — Лауреат Царскосельской художественной премии.

Фильмография

• 1984 — Перикола (автор диалогов) • 1986 — БДТ тридцать лет спустя (фильм-спектакль; участие) • 1987 — Мир дому твоему (телеспектакль; автор реприз и интермедий) • 1992 — Удачи вам, господа • 1992 — Кто там? (короткометражный; участие) • 1993 — Шанс (Украина, короткометражный; сценарист) • 1994 — Альтшоусы (режиссёр и сценарист) • 1996 — Недотепы (короткометражный; сценарист)

• 1997 — Не валяй дурака — член экспедиции

Источник: http://www.wisdoms.ru/biografiya_semen_altov.html

Сколько лет Семёну Альтову: биография? Женат (кто жена)? Дети?

  • Семену Альтову на днях исполнилось 70 лет, а родился он 17 января 1945 года в Свердловске.

    Между прочим, настоящее имя сатирика Семен Теодорович Альтшуллер.

    Родом Альтов из Ленинграда, во время войны его семья была эвакуирована на Урал.

    После войны Семен вместе с родителями вернулся в родной город.

    Кстати, отец его преподавал в вузе, а мать была архитектором.

    По специальности Семен Теодорович химик, сначала окончил техникум.

    А затем — Ленинградский технологический институт, получил диплом химика-лакокрасочника.

    Несколько лет работал по специальности в НИИ и на заводе.

    Альтов женат уже более 30 лет, жена — Лариса Васильевна.

    Их единственный сын Павел занимается бизнесом.

    Он также — режиссер и продюсер отца-сатирика.

    У Альтова-дедушки трое внуков: Варя, Катя и Вася.

  • Популярный сатирик Семн Альтов (Семн Теодорович Альтшуллер)появился на свет 17 января 1945 в городе Свердловск. Совсем недавно юморист отметил свой 70-летний юбилей.

    Семен Альтов воспитывался в семье преподавателя Ленинградского кораблестроительного института и архитектора, которые после окончания войны сразу же переехали в Ленинград. После окончания средней школы поступил в Ленинградский технологический институт имени Ленсовета. По окончании ВУЗа работал в институте минеральных пигментов.

    К 26 годам стал заниматься творчеством, когда помимо юмористических произведений стал сочинять стихи.

    Впервые его опубликовала quot;Литературная газетаquot;, в рубрике quot;Фразаquot; были опубликованы афоризмы Альтова.

    В настоящее время Семен Альтов Известен не только своими четырьмя книгами. Он также бесчисленного множества монологов, которые исполнялись и исполняются известными артистами: Геннадий Хазанов, Ефим Шифрин, Клара Новикова.

    Через два года после своей первой публикации, когда Семен Альтов уже стал приобретать популярность в народе, он получил ставку в Ленконцерте. По его словам именно в это период своей жизни он вскарабкался на сцену, где и торчит до настоящего времени.

    В 80-х года объездил весь Советский Союз вместе с эстрадной юмористической программой quot;ШОУ-01quot;, которая дала путевку в жизнь многим актерам оригинального жанра.

    В 90-х годах стал автором юмористического телевизионного сериала quot;Недотпыquot;, который вышел на канале НТВ. Режиссером этой программы был сын юмориста Павел Семенович.

    Семен Альтов — однолюб, и уже более тридцати лет состоит в одном браке. По его словам со своей женой Ларисой знакомился три раза, и только с третий попытки пригласил е в ЗАГС.

    У Семена Альтова есть сын Павел и уже трое внуков: Катя, Варя и Вася.

  • Семен Альтов разменял свои 70 лет, стало быть родился он в 1945 году.

    Настоящая фамилия Семена Альтшуллер. Сам он с Ленинграда

    По основной профессии Семен Альтов химик. Закончил он Ленинградский технологический институт. Несколько лет он работал по специальности, но сатира это его стихия.

    Альтов женат больше 30 лет, что не всегда случается в жизни знаменитых людей. Да и сейчас его жена Лариса выглядит красиво. Они воспитали своего единственного сына, он занимается бизнесом. Зато Альтов трижды дед.

  • Источник: http://info-4all.ru/dosug-i-razvlecheniya/iskusstvo-i-kultura/skolko-let-semyonu-altovu-biografiya-zhenat-kto-zhena-deti/

    Семен Альтов: «С женой знакомился три раза»

    О своей известности он говорит с юмором: «Вершина моей популярности — когда увидел себя в газете рядом с Софи Лорен. Это были маленькие портретики без подписи — в сканворде. Составители были уверены, что нас с ней и так узнают!»

    Читайте также:  Владислав крапивин - биография знаменитости, личная жизнь, дети

    «Роковой подарок»

    Будущий юморист появился на свет 17 января 1945 года, за пять месяцев до капитуляции фашистской Германии. Родился Семен Альтов в Свердловске, где в то время жили в эвакуации его родители Любовь Наумовна и Теодор Семенович.

    А потом молодые родители и их сын вернулись в Ленинград, там Альтов испытал все прелести жизни в коммуналке: «Я прекрасно помню своих соседей, хотя многих уже нет в живых. Рядом с нами жили две тети Шуры — абсолютно феллиниевских форм. Благодаря этим формам у меня в голове сложился свой тип женщины.

    Помню, как на коммунальной кухне по праздникам пекли пирог с жутким названием “Утопленник”, весь синий от мака. Никогда не забуду, как муж одной из теть Шур — дядя Коля — купил себе телевизор с большой линзой. На телевидении тогда была всего одна программа — с шести до девяти вечера.

    И как только дядя Коля, заядлый кавээнщик, усаживался перед линзой, тут же молча, не спрашивая у него разрешения, заходили остальные 29 жильцов со своими стульями. Рассаживались. А после 21.00 так же молча расходились. А дядя Коля и тетя Шура, облегченно вздыхая, могли приступать к своей семейной жизни».

    Отец Семена преподавал в Кораблестроительном институте электротехнику, мама работала архитектором.

    А сам Альтов вовсе и не думал в детстве быть писателем – он мечтал стать химиком! «В те далекие времена не было такого выбора игрушек, как сегодня, — вспоминает Семен Теодорович.

    — Девочки как-то обходились без “барби” — кукол мастерили сами, отчего они были им ближе. А мне в восемь лет подарили набор “Юный химик”. Это был роковой подарок, изменивший мою жизнь».

    Родители и сами были в ужасе, увидев, что их сын постоянно возится с реактивами. Сначала они боялись, что все эти опыты окончатся трагически. Потом, узнав, что Семен после школы собрался поступать в Ленинградский технологический институт, тоже были не в восторге.

    «Сейчас уже не помню, что думали родители о моей будущей профессии, но точно не мечтали о том, чтобы я стал химиком. Но я все-таки настоял на своем, — говорит Альтов. — Это, кстати, был чуть ли не единственный случай в жизни, когда я не послушал маму и папу.

    Наверное, зря».

    «Я не был агрессивным вышибалой»

    Будущий писатель окончил институт и даже проработал три года по специальности. Он совсем не считает то время выброшенными из жизни: «Помню, как-то в институте был ремонт, и на доске висело расписание, кто и где занимается. Мы вносили туда кое-какие изменения, сводя в одной аудитории сразу несколько потоков, и срывали тем самым занятия. Восторг был сумасшедший!»

    Расставшись с химией, Альтов успел поработать заведующим творческим отделом, ночным сторожем и вышибалой: «Это было вершиной моей карьеры в силовых структурах, — улыбается Семен Теодорович. — Кстати, я не был агрессивным вышибалой, но результат делал всегда. В мои обязанности входило освободить ресторан от посетителей к полуночи.

    Когда срок близился, я подходил к столику, говорил: “Товарищи, надо бы закругляться, ресторан скоро закрывается!” Мне отвечали: “Садись!” Мы выпивали, и в 12 все вместе, взявшись за руки, с песнями выходили на улицу. Правда, несколько раз мне все же приходилось вступать в единоборство. Из-за Михаила Боярского. Он тогда еще не был звездой, но хорош был необыкновенно.

    Так вот я разнимал девочек, которые дрались из-за него».

    А вот писателем Альтов себя осознал, когда получил первый перевод из «Литературной газеты». Там была рубрика «Афоризмы», где напечатали сразу девять фраз, придуманных Семеном.

    Вскоре он получил перевод на 36 рублей – одна фраза стоила 4 рубля: «Мы сразу с женой прикинули, сколько фраз я должен написать в месяц, чтобы свести концы с концами, — рассказывает Альтов. — С тех пор “Литературку” мы какое-то время открывали, как лотерейную таблицу.

    Смотрели, есть ли моя фамилия и сколько фраз. Увы, выигрыши были нечасто, печатали меня тогда крайне нерегулярно».

    Но это Альтова не смутило, он продолжил работать, а через пару лет начал и выступать перед слушателями с концертами: «Мы пришли в ленинградский Театр эстрады посмотреть, как артисты выступают, чтобы получить ставку в “Ленконцерте”, — говорит Семен Теодорович.

    — И вдруг мне кричат: “Быстро на сцену!” А я перед комиссией постеснялся выходить на сцену в джинсах. И попросил у кого-то за кулисами костюм. Брюки оказались на два размера больше, чем я мог себе позволить. Во время выступления я думал только о том, как бы штаны с меня не упали, — придерживал их локтем, отчего весь скособочился.

    В итоге мне дали ставку в девять пятьдесят — вместо шести рублей. “За актерское мастерство!” – сказали».

    О славе писателя Альтов не мечтал – просто делал то, что у него лучше всего получается: «Амбиции — это пинок в будущее. Конечно, они заряжают, как допинг. Но я — исключение.

    Никогда ни к чему не стремился и ничего для этого не предпринимал. Моя жизнь прошла под дорожным знаком “уклон тридцать градусов” — только не вниз, а вверх.

    Я никогда не просыпался утром, став за ночь звездой. Зато всегда спал спокойно».

    Тем не менее произведения Альтова исполняли такие известные эстрадные артисты, как Геннадий Хазанов, Ефим Шифрин, Клара Новикова и другие. Семен Теодорович никогда не придумывал ничего на заказ. Исключением был случай, когда король сатиры Аркадий Райкин попросил Альтова написать для него пьесу.

    «Я работал в Ленинградском доме актера, — вспоминает Семен Теодорович. — Там отмечали юбилей Аркадия Райкина. Директор попросила написать поздравление. Я прочитал его в присутствии театральной элиты Ленинграда. Все смеялись и аплодировали. После чего Аркадий Исаакович попросил зайти к нему домой.

    Так началась работа над спектаклем “Мир дому твоему”».

    Однако о тех временах и выдающихся людях, с которыми приходилось встречаться, помнит Альтов совсем мало: «У меня с детства полное отсутствие памяти, именно поэтому мне не страшен возрастной склероз – я с ним родился.

    Чудовищно! Так получилось, что, когда я работал с Аркадием Райкиным, мы по требованию врачей много гуляли – ходили кругами в районе Тверской улицы. Я шел рядом, поддерживая Аркадия Исааковича, и он все время что-то рассказывал.

    Райкин был замечательный рассказчик! Но я ничего не помню! Поэтому до мемуаров дело не дойдет. Тут я свалял дурака. Все, что Райкин успел мне поведать, ушло в никуда».

    «К моей жене это отношения не имеет!»

    Из-за плохой памяти Альтов умудрился несколько раз знакомиться со своей будущей женой.

    В первый – пригласил ее на какой-то концерт, через год повторил попытку познакомиться, а когда собирался пойти на третий заход, услышал: «Может, хватит уже знакомиться?» Четвертого не потребовалось.

    Начали встречаться, и тут выяснилось, что у Семена дома есть первые четыре тома собрания сочинений Бунина, а у его любимой девушки Ларисы оказался пятый. Так поняли, что это судьба – и поженились.

    «Мою жену в молодости считали одной из первых красавиц Ленинграда, — говорит Альтов. — А я и тогда красотой не блистал. Теперь я хоть человек более-менее известный, а тогда — кто меня знал! Когда родители Ларисы первый раз увидели меня рядом со своей красавицей дочерью — они пошатнулись и на какое-то время потеряли дар речи.

    Но потом, когда прошли годы, они относились ко мне с большой теплотой — говорили Ларисе с ее непростым характером: “Как тебе с Сеней повезло!” Всякий раз я просыпался утром и видел рядом красивую женщину, а потом оказывалось, что это моя жена, и мне всякий раз было это приятно. С тех пор и живем, всякое бывало, но разводиться ни разу не собирались.

    Это пожизненный срок».

    Так вышло, что как раз после свадьбы Альтов и начал писать юмористические вещи: «Такая странная взаимосвязь, которая до сих пор никак не закончится. А до знакомства с женой я писал совершенно чудовищные стихи, которые позже сжег.

    Я тогда, чтобы остаться анонимом в случае провала, печатал на одном листе четверостишие свое, потом четверостишие Брюсова и четверостишие Блока — все без обозначения авторов — и давал на лекциях девочкам почитать и выбрать, какое больше понравится, и почти всегда они говорили, что мое.

    Я домой не шел, а летел на крыльях. Ну, вы представляете: Блок сзади, Брюсов сзади, а я впереди — вот это счастье».

    Был период, когда Лариса просила мужа перед тем, как со сцены читать про женщин, делать ремарку: «К моей жене это отношения не имеет!» Сейчас она про это уже не говорит, зато старается помогать ему в работе, дарит всевозможные ручки и записные книжки, покупает костюмы для выступлений – Альтов ведь из тех, кто никогда не позволит себе выйти перед зрителями в свитере или джинсах. Что же касается гастрономических вкусов, то здесь писатель, в отличие от многих мужчин, непривередлив. «Если выдается свободный вечерок, мы обычно отправляемся в ресторан японской кухни, — говорит Лариса. — А так супругу нравится все, что я готовлю, особенно супы и салаты. Семен часто помогает мне на кухне: моет посуду, картошку чистит. Кулинарных талантов у него, правда, нет. Вершина мастерства — яичница. Но это не так уж и плохо».

    После вкусного обеда для Альтова наступает рабочее время, и он традиционно уходит к себе в кабинет. «Когда муж трудится над рассказом, он не бегает по дому и не призывает музу, — рассказывает Лариса Васильевна.

    — Но я всегда стучу, если хочу зайти к нему в кабинет.

    Вдруг спугну вдохновение? Мне иногда кажется, что Семен постоянно работает: он никогда не расстается со своей записной книжкой, куда записывает интересные события или смешные фразы из разговоров».

    Был момент, когда Альтов пытался приобщить к творчеству и своих детей. Сына даже увлек киношной деятельностью: «Водил с собой на съемки фильма “Недотепа”.

    У нас там снимались Фарада, Мигицко и многие другие замечательные актеры, — вспоминает писатель. — Паша приходил, смотрел, как они искали и создавали образ. Это очень увлекательно. И он заболел киношной деятельностью. И это до сих пор ему нравится.

    Но занимается он серьезным бизнесом, к которому, сразу скажу, я не имею никакого отношения».

    «Ворую таблички в гостиницах всего мира»

    Себя Альтов называет очень ленивым человеком: вытянуть его куда-то на отдых почти невозможно. Исключение – это рыбалка, которой писатель увлекся еще в далёком 1969-м: «Я только начал писать, и вдруг мне сказали, что можно поехать с выступлениями в Братск и заработать 500 рублей.

    По тем временам — огромные деньги. И вот компания молодых, начинающих артистов прилетела в Братск. И выяснилось, что нас там никто не ждет. Денег на обратные билеты у нас не было. Поначалу все растерялись и переругались, ища виноватого.

    Но потом все-таки собрались, скинулись последними рублями и наняли маленький теплоходик. Плыли по Ангаре, выступали в маленьких поселках, собирая деньги буквально шапкой.

    Как сейчас помню, подошли два пионера и сказали: “Дяденька, у нас нет 50 копеек, есть только 20!” И я, смахнув слезу, конечно, пустил их. Прекрасная компания, золотая осень, красивейшая река… Это были лучшие дни в моей жизни!»

    Рыбалка тогда была главным занятием: «Мы ловили с нашего теплоходика окуней на окуневый же глаз. Нитка, крючок — и вперед! У нас вся палуба была в три слоя покрыта рыбой — мы только ее и ели. Вот эту рыбалку я никогда не забуду. Как-то друзья приглашали меня в Астрахань, а я не смог поехать.

    Зато каждый день звонил им, интересовался уловом. А они утомленными и встревоженными голосами спрашивали меня: “Ты не знаешь, что нужно насадить на крючок, чтобы перестало клевать?!” Я от расстройства даже спать плохо стал! А потом они приехали и признались, что рыбы не было вообще.

    И мне сразу стало легче».

    Есть у Альтова и своя домашняя необычная коллекция: «Мне стало неловко, что все что-то собирают, а я — нет. И начал собирать таблички, которые вешают в гостиницах на двери: “Прошу убрать”, “Прошу не беспокоить”.

    Я их ворую в гостиницах всего мира. Этим же занимаются мои знакомые. Подарок ничего им не стоит, а мне важен знак внимания. Дома уже штук триста. Если найдется идиот, у которого такое же хобби, — можем обмениваться».

    В компаниях от Альтова все ждут шуток, однако он всегда приходил в гости, садился, как и другие, за стол, затем спокойно уходил. «А потом народ возмущался: “Ну что за хам: ест, пьет и молчит!” – говорит писатель.

    — Но со временем люди привыкли к моей “обыкновенности”. К тому же, когда я чувствую себя спокойно и расслабленно, то действительно могу рассказать что-то веселое. Менять мне в себе что-либо поздно. К тому же я всю жизнь был одиночкой.

    Моя работа — это стол, бумага, ручка и я».

    Подготовила Лина Лисицына,
    по материалам «Смена», «Вечерний Саранск», «Невское время»

    Источник: http://yagazeta.com/lichnost/kumiry/semen_altov-_s_zhenojj_znakomilsya_tri_raza/

    Ссылка на основную публикацию