Tove jansson – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Биография Туве Янссон

: 11.07.2016 – 11:06

Марика Туве Янссон — художница и писательница, родом из Финляндии, все её рассказы были написаны на шведском языке. Популярность ей принесли произведения о муми-троллях. Их удивительный мир до сих пор используется в дизайне различной продукции, а книги были переведены более чем на 40 языков.

Но Туве не останавливалась на чём-то одном, она увлекалась графикой, нередко рисовала карикатуры и комиксы. Женщина родилась 9 августа 1914 года в городе Хельсинки.

Творческая семья

Мать будущей писательницы была художницей, её звали Сигне Хаммарстен. Отец, Виктор Янссон, занимался скульптурой.

Туве была первым ребёнком, её братья Пер и Ларс выбрали для себя профессии фотографа и художника соответственно.

В интервью художница часто говорила о матери, произошедшей от древнего почитаемого рода, отец же не пользовался таким вниманием. Всё детство Марика проводила у бабушки в Швеции, возле моря.

Ещё в 15 лет Янссон начала обучение в Швеции по специальности «искусство». Девочка с детства была окружена творческими людьми, она стажировалась в Италии, Франции и Швеции. Рисунки Туве часто представляли на выставках, кроме того, девушка участвовала в театральных постановках, и создавала иллюстрации для печатных изданий.

Мать девушки работала в журнале Garm, поэтому у дочери не было препятствий на пути к публикации собственных комиксов и иллюстраций к книгам. Особым уважением в её глазах пользовались работы Л. Кэррола и Дж. Толкина.

Первые книги

Ещё во время своей первой поездки в Германию девушка нарисовала первого муми-тролля. Этот небольшой бегемот чёрного цвета имел определённое сходство с персонажами, появившимися намного позже.

Но полноценную работу над рисунками и книгой Туве начала во время войны, в 1939 году. Это и не удивительно, ведь красочные позитивные персонажи создавали неповторимую атмосферу, которая помогала отвлечься от происходящих ужасов.

Писательнице захотелось создать сказку.

Первоначально персонаж муми-тролля стал своеобразной визитной карточкой Янссон, она постоянно рисовала его рядом с подписью в журнале. У создания были разные эмоции на лице, длинный хвост и небольшие ушки, напоминающие рога. Оно было слегка угловатым, но через некоторое время приобрело известные округлости.

ТЕСТ: Сможете ли вы добиться успеха?

Пройдите этот тест и узнайте сможете ли вы добиться успеха.

Начать тест

Сам сюжет произведений в некотором роде был заимствован из фольклора, но большую часть его сочиняла сама писательница. Частично она черпала идеи из собственного детства, взрослея вместе со своими героями.

Очень важен в рассказах образ дома и семьи. Это место показывается как максимально безопасное, где всегда поддержат и поймут.

В следующих произведениях автор постепенно показывает, что в мире не всё так гладко и хорошо, но одновременно с этим она учит детей не разочаровываться.

Не менее важным в сочинениях Янссон является мотив свободы. Она помогает людям понять, что каждый имеет право на собственное мнение и самореализацию, нельзя навязывать другим свои представления о мире.

Примечательно, что из-под её пера вышли и более взрослые произведения. Девушка описала своё детство в повести «Дочь скульптора», также в 1970-х годах было опубликовано несколько сборников — «Игрушечный дом», «Слушательница» и роман «Город солнца».

Критики относили эти сочинения к стилю реализма.

Художественные работы

До 28 лет Туве проживала вместе с родителями, поэтому в душе она оставалась ребёнком в течение длительного времени. В 1942 году она съезжает в отдельную квартиру, там был написан «Натюрморт с нарциссами», олицетворяющий её отношение к жизни. Картина насыщена светлыми и приятными красками, её можно назвать солнечной.

В квартире девушки была оборудована большая мастерская в светлых тонах. В том же здании творила её возлюбленная художница Тууликки Пиетиля. Именно там они отпраздновали завершение военного периода. Девушки нередко проводили вечеринки для других представителей современного искусства. Писатели и художники гуляли до утра.

Сохранилось большое количество автопортретов Янссон, благодаря им нетрудно проследить её отношение к себе и изменения. В 1940 году была создана картина «Курящая девушка», которая олицетворяла независимость и своенравный характер женщины.

Через два года после этого Туве изобразила себя в рысьем боа. Ей нравилась эта работа разницей в мягкости костюма и строгости черт лица.

Мужской пиджак давал понять, что женщина не собирается уступать кому-либо в сфере искусства, она заслуживает точно таких прав, как и её коллеги мужского пола.

Некоторым критикам были не по душе картины художницы, поскольку многие из них не были до конца закончены. Также она отличалась любовью к огромному количеству деталей, которые перегружали полотна. Но после поездки во Францию и Италию в 1948 году Туве смогла исправить свои ошибки, прогресс был очевиден даже для самых придирчивых посетителей выставки.

За свою жизнь женщина успела получить немало наград. В 1952 году её премировали от лица муниципалитета Стокгольма, некоторое время спустя Туве удостоилась медалей Ганса Андерсена и Сельмы Лагерлеф.

Также её наградили польским орденом улыбки.

Иногда её напрягала коммерциализация произведений, поэтому со временем писательница решила направить свои творческие силы в другое русло, занявшись живописью и написанием романов.

Девушка не боялась выражать своё отношение к происходящему, она рисовала политические карикатуры, смело подписывая их собственным именем. Янссон всегда была пацифисткой.

Туве запомнилась всем как человек, который отлично понимает психологию детей. Каждый из её рассказов вызывал у людей множество эмоций, начиная с раннего возраста.

Девушке удавалось особенно тонко передавать все чувства, с которыми сталкивались дети, она помогала им поверить в себя, сформироваться как личность.

Личная жизнь и семья

В 1930-х годах другом семьи и любовником женщины был художник Сам Ванни. Она рисовала его портрет, по которому уже нетрудно определить его влияние на творчество Туве. После расставания они остались друзьями, как и всегда в случае с отношениями Янссон. Она не видела смысла тратить время на мелкие ссоры. Девушка подружилась с женой бывшего партнёра, они совместно путешествовали.

Ещё во время войны у художницы был роман с коллегой Тапио Тапиоваара, немногим позже она завела отношения с журналистом Атосом Виртаненом. Мужчина был редактором социал-демократического издания, а также членом парламента.

В течение некоторого времени они даже были помолвлены. Но Янссон была непреклонна насчёт вопросов брака и детей, поэтому пара рассталась.

Эта ошибочная связь стала последней каплей, после которой Туве осознала, что её тянет к женщинам.

После войны женщина познакомилась с режиссёром Вивикой Бадлер, они начали встречаться.

Обе девушки были несказанно счастливы в отношениях, но избранница Туве была замужем, кроме того, гомосексуальность не одобрялась в Финляндии того периода.

Но их любовь навеки осталась в произведении о муми-троллях, которое называлось «Шляпа волшебника». Даже после завершения романа они продолжили общение и творческое сотрудничество. В 1951 году бывшие возлюбленные вместе путешествовали.

Следующая девушка, которая и стала судьбой Янссон, повстречалась ей на вечеринке. Художница Тууликки Пиетиля пригласила Туве к себе послушать записи джаза, после этого они были неразлучны.

Писательница влюбилась без памяти, она неоднократно посвящала строки своей новой девушке. Это чувство вдохновило её на создание новых историй про муми-троллей.

Примечательно, что каждый важный человек из жизни Туве рано или поздно был запечатлён в книгах.

Осенью 1959 года любящие женщины отправились в большое путешествие через всю Европу. Рождество они отмечали в Париже, через девять лет после этого пара вернулась в прекрасный город. 27 июня 2001 года в возрасте 86 лет писательница умерла от кровоизлияния в мозг. Её похоронили в Финляндии.  

Источник: http://stories-of-success.ru/tuve-yansson

Туве Янсон. Часть 3. Личная жизнь

kavery — 11.08.2014 В комментариях к моим предыдущим постам меня спросили о том, как сложилась личная жизнь Туве Янсон. Попробую ответить, хотя специально об этом не планировала писать.

Открытка с фото Туве.

Там все не просто было на самом деле. Но судя по тому. что я читала о ней, вторую половину жизни она была счастлива, потому что действительно нашла свою половинку. Возможно у нее не было классической семьи, как это принято понимать, но это ли главное? Безусловно для Туве были важны семейные ценности. Не случайно прообразами семьи муми-тролля была ее семья.

После смерти мамы он перестала писать сказки о мумиках. Видимо тяжело ей было. Что же касается ее личной жизни, то позволю себе привести тут отрывок из статьи с ее биографией. Мне кажется что он вполне всеобъемлюще все объясняет.

“в конце 1930-х годах возлюбленным Туве Янссон был ее друг и наставник Сам Ванни. Когда их роман закончился, они остались друзьями.

Ванни в 1941 году женился, но Туве тоже не оставалась одна. Во время войны у нее была связь с художником Тапио Тапиоваара (Tapio Tapiovaara) (1908-1982), а ближе к концу войны и после нее, в середине 1940-х годов, девушка поддерживала романтические отношения с финским журналистом, философом-коммунистом и членом парламента Атосом Виртаненом (Atos Kasimir Wirtanen)(1906-1979).

Виртанен писал, в частности, для социал-демократических журналов Arbetarbladet и Ny Tid (и был главным редактором последнего в 1947-1953 годах). Туве Янссон ок. 1950 года (© Moomin Characters™)

Именно Виртанен с его вечной зелёной шляпой послужил прототипом для ведущего бродячую жизнь Снусмумрика — известного персонажа книг про муми-троллей.

Одно время Туве Янссон с Виртаненом даже были помолвлены. Отношения продолжались несколько лет. Любовники несколько раз обсуждали возможность замужества и рождения детей, но дальше разговоров дело не пошло.

По одной из версий, Туве Янссон сама была непреклонна в этом вопросе и отвергала семейную жизнь, по другой — ее оттолкнул Виртанен (когда Янссон спросила его о женитьбе, тот пренебрежительно ответил, что считал, что они и так женаты; политика для него всегда была на первом месте).

Так или иначе, эта связь стала последним романом Туве Янссон с мужчиной. После разрыва с Виртаненом она поддерживала близкие отношения исключительно с женщинами.

Столкновение с мужской черствостью или какие-то иные причины привели Туве «на секретную сторону»: она стала лесбиянкой.

В 1946 году, в период послевоенного оптимизма, Туве Янссон познакомилась с театральным режиссером Вивикой Бандлер (Vivica Bandler). Начался роман, который полностью изменил жизнь Янссон.

Туве была счастлива и хотела кричать о своей любви, но Вивика предупреждала ее, что они должны быть очень осторожны. Мало того что вплоть до 1971 года гомосексуальность была в Финляндии незаконной (а до 1981 года считалась заболеванием), так Вивика еще и была замужем.

Страстный, но короткий лесбийский роман, который продолжался 3 с небольшим недели, оборвался, когда Вивика уехала работать в Париж.

Туве с Вивикой

Свою тайную любовь к Вивике Туве выразила в своей третьей и самой успешной книге о муми-троллях, «Шляпа волшебника» (1948). Как раз в разгар романа с Вивикой были придуманы забавные персонажи Тофсла и Вифсла (заметьте сходство с реальными именами прототипов) — совершенно неразлучные существа, которые говорят на непонятном для остальных языке. Тофсла и Вифсла тайком овладевают гигантским рубином (символ любви), который они пытаются спрятать от злобной Морры (символ порицания окружающих). После окончания романа с Вивикой они продолжали дружить и вместе реализовали несколько театральных проектов. В 1951 году Туве и Вивика совершили совместное путешествие в Италию, Северную Африку и Париж.


Тофсла и Вифсла (© Moomin Characters™)

В 1955 году, в сложный застойный период изматывающей работы над комиксами о муми-троллях, Туве Янссон повстречала свою новую музу, которой суждено было стать ее спутницей на всю жизнь. Дело было на вечеринке ассоциации художников, где она познакомилась с художницей и графиком Тууликки Пиетиля (Tuulikki Pietilä) (1917-2009). Вскоре после этого Тууликки пригласила Туве к себе в гости послушать джазовые записи. Женщины пили вино, говорили о Париже. Между ними завязались романтические отношения. Янссон писала: «Я люблю тебя, околдована и… я в мире с собой, я не боюсь ничего, что нам предстоит».

Любовь к Тууликки возродила интерес Туве Янссон к теме муми-троллей и вдохновила на написание новой книги. Тууликки стала прототипом мудрой, практичной, трогательной и заботливой Туу Тикки в бретонском свитере и берете, впервые появившейся в повести «Волшебная зима» (Trollvinter) (1957).

Иллюстрации Янссон к повести «Волшебная зима» (© Moomin Characters™) (Открытки. с выставки к 100 летию Туве Этот персонаж стал родной душой Муми-троля, так же как Тууликки для Туве. Сходство с прототипом прослеживается и в имени, и в характере, и во внешнем облике персонажа. Тууликки очень гордилась тем, что подруга увековечила ее образ в книгах, и не раз говорила: «Вы знаете, что Туу Тикки — это я? Туве списала этот персонаж с меня». Повесть «Волшебная зима» — одно из лучших произведений Туве Янссон. Сама писательница признавалась: «Туути заставила меня написать эту книгу о том, каково бывает в трудные времена». Осенью 1959 года Тууликки и Туве отправились в свое первое большое совместное путешествие. Они путешествовали на поезде через всю Европу, затем отдыхали в Греции, а потом отправились на Рождество в Париж. Следующая поездка в Париж состоялась весной 1968 года, после того как Туве написала повесть «Дочь скульптора». Тогда же подруги отдыхали в небольшой деревушке в Бретани, наслаждались природой, гуляли вдоль побережья, собирали цветы, рисовали, навещали коллег и друзей.

Читайте также:  Серго берия - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В Хельсинки у Тууликки была мастерская на соседней улице, но они могли попасть друг к другу через чердак. Каждая художница сохраняла творческую независимость, что было очень важно для обеих; но лето они проводили вместе. Тууликки Пиетиля была постоянной спутницей жизни Туве Янссон на протяжении 45 лет.

Источник текста  тут и далее. где не указано иное : http://www.mishanita.ru/2014/04/10/22212/” Долгое время подруги скрывали истинную суть своих отношений и рассказали, что между ними больше чем дружба только в 1993 г. на пресс-конференции. На вопросы о семье и детях Туве отвечала,что не хочет их иметь по философским убеждениям. В кусочке интервью, которое мне удалось услышать она сказала, что не хочет отказываться от своего творчества,  а это было бы сложно ей совмещать с материнством. ” Я стала бы или плохой художницей, или плохой женой”. Кроме того она не хотела бы, чтобы в результате очередной войны ее детей убили бы.В середине 50-х британский менеджер агентства Associated Press Чарльз Саттон (Charles Sutton) предложил Туве рисовать комиксы о муми-троллях для Evening News. Туве согласилась. Это принесло ей большой доход и сделало героев ее книги популярными во всем мире.Но комиксы отнимали очень много сил. поскольку Туве была поставлена в жесткие рамки по времени выхода каждой новой серии. Популярность сказок росла. С одной стороны это приносило хороший доход, поскольку многие компании хотели использовать их изображения для своей продукции.

“Туве Янссон лично вела переговоры по поводу выдачи лицензий на ту или иную продукцию, связанную с муми-троллями. Хотя она признавалась, что ей трудно отказывать людям, иногда она это делала, если видела, что продукт не удовлетворяет ее требованиям.

Однажды она раскритиковала создателей японского мультфильма, в котором (обычно белый) муми-тролль изображен разноцветным. Она также отклонила, из соображений хорошего вкуса, предложение по производству гигиенических прокладок для девушек с изображением Малышки Мю на упаковке.

Отказала она даже самому Уолту Диснею, который хотел приобрести эксклюзивные права на муми-бренд.

Туве с подругой во время путешествия

В конце концов Туве Янссон нашла свой собственный рай на архипелаге Пеллинки (Pellinki) близ Порвоо. Эти места привлекали многих художников, и Туве была знакома с ними давно: как раз на этом архипелаге она отдыхала с родителями в детстве, снимая дачу. На этот раз они с Тууликки решили выбрать для себя еще более уединенное место, которым стал крошечный скалистый остров Кловхарун (Кловару, Хару) (Klovharun) в Финском заливе, в 30 минутах по воде от места прежней дачи. Остров КловхарунОстров Кловхарун Туве всегда мечтала владеть островом и быть смотрителем маяка. Остров Кловхарун был выкуплен Туве Янссон в 1962 году, когда благодаря коммерческому успеху книг о муми-троллях у нее появилось достаточно средств. В 1964 на году острове вырос небольшой деревянный дом. С тех пор Туве Янссон и ее спутница жизни Тууликки Пиетиля в течение почти 30 лет проводили лето, с весны до осени, на острове, живя простой жизнью, работая, любуясь бушующим морем. Подруги могли здесь плавать, придумывать разные забавы и играть в странные игры. Удаленный остров удовлетворил насущную потребность Туве в покое и одиночестве. Здесь можно было жить в тишине и гармонии с природой, укрывшись от назойливых почитателей и журналистов. Особая атмосфера этого места хорошо передана в повести «Летняя книга» (1972). Туве и Тууликки на островн Кловхарун (© Moomin Characters™)

Кроме того, в 1996 году Туве написала книгу «Записки с острова», в которой подробно описывает их с Тууликки жизнь на острове, тамошнюю природу и изменчивую погоду. По собственному признанию писательницы, эти пейзажи она любила больше всех остальных, и ни одно другое место так сильно не повлияло на ее творчество.

С бытовой точки зрения жизнь на острове была непростой. Приходилось заранее просчитывать необходимое количество продуктов, бороться с превратностями непогоды, обеспечивать себя отоплением… На острове не было ни электричества, ни туалета, ни водопровода, ни прочих привычных для городского жителя удобств. В начале 1990-х годов Туве и Тууликки, уже будучи пожилыми женщинами, решили, что настала пора покинуть остров. Решив уехать, они уже не хотели сюда возвращаться и даже об этом говорить. Вскоре у Туве был диагностирован рак. Она в первые в жизни перестала курить.”

Тууликки была главным мастером всех инсталляций на тему долины Муми-троллей.

“Туве Янссон не стало 27 июня 2001 года.  Последние 11 месяцев жизни она провела в больнице, где её ежедневно навещала Тууликки. В день смерти Туве она была рядом и позже сообщила журналистам, что Туве умерла счастливой. Она просто закрыла глаза и перестала дышать. Туве похоронена в Хельсинки в семейном склепе на кладбище Хиетаниеми.” (http://moomi-troll.ru/)

Через 8 лет умерла и Тууликки.

В 1995 году Туве передала остров Кловхарун и свой скромный коттедж в дар местному краеведческому обществу Pellinge Hembygdsförening. По определенному расписанию остров открыт для туристов в летний период, равно как и сам коттедж Туве Янссон. В остальное время коттедж сдаётся в аренду и для посетителей закрыт. По завещанию Янссон именно Пиетиля унаследовала недвижимость, которой владели женщины (две квартиры в Хельсинки и остров Кловхарун). Авторские права на книги перешли во владение племянницы Софии Янссон (дочери Ларса). София сейчас управляет и фирмой, которая выпускает фирменную продукцию с муми-троллями. Фильм на английском о Туве Долго выбирала открытки с фотографиями Туве. Остановилась вот на этих

Очень люблю это ее фото

И еще в качестве бонуса. Фотографии Туве и ее кошки Псипси

Источник: https://yablor.ru/blogs/tuve-yanson-chast-3-lichnaya-jizn/4592475

Туве Янссон

Мой улюбёны адпачынак – самота. Штогод езджу на крайнюю поўнач Беларусі на мужаву радзіму ў вёску Лявонпаль на Віцебшчыне (іншай вёскі не ведаю – усе мае бабулі і дзядулі жылі ўжо ў Мінску). За дзень можна не ўбачыць чалавека нават здалёк. Ідэальна. Хата пустая ўжо больш за дваццаць гадоў. Прынамсі пустая ад людзей. Печка сапсаваная.

Падлога месцамі правальваецца. У адным пакоі працякае дах. Падраныя мышамі шпалеры клеіць бессэнсоўна. Трэба сказаць, што мышы першыя бязлюдныя гады жэрлі ў хаце ўсё, нават пласмасавы шуфлік, акрамя… папяровага адрыўнога календара, які застыў на даце смерці гаспадыні. Хаты ў вёсцы стаяць вольна, часам амаль як хутары, і з кожным годам усё больш пустых.

Прынамсі ад людзей.

Першыя гады мяне троху напружваў паралельны нябачны, але чутны побыт майго жытла. Сядзіш. Чытаеш. Чуеш выразныя крокі маленькіх ножак (лапак). Туп-туп-туп-туп. Глядзіш дакладна на тое месца, адкуль чуецца шпацыр. Нікога. Ну ладна… Паціскаеш плячыма. Чытаеш далей.

Хтосьці папісквае проста ў сценцы ці ў шафе на ўзроўні вачэй. А потым усчынае маленькую бойку. Можаш адчыніць дзверцы, прыўзняць рэшту шпалераў, залезці на падстрэшша. Ты ніколі нікога не ўбачыш.

Гэта мумі-дом, у якім жывуць стварэнні не твайго вымярэння ў розных сэнсах гэтага слова.

Адзін год у дальнім куце хаты жыў нехта вялікі, ну, большы за мыш (я ўжо вывучыла іх гукі і крокі). Ён выходзіў перад світанкам, гадзіны ў чатыры. Крыкнеш-шыкнеш на яго – змаўкае. Маўчыш – ён ходзіць там, дыхае, нешта падшкрэбвае. Падпільнаваць – нізавошта не атрымаецца, я спрабавала рэзка ўключаць ліхтарык. Шкоды – ані.

Адзін год на кухні былі начныя ўрокі кулінарыі: выключаеш святло – і сапраўдныя гаспадары, для якіх ты кароткачасовы госць, пачынаюць звінець каструлькамі… Бессэнсоўна хадзіць і правяраць – усё будзе стаяць на сваіх месцах. І цябе не пачастуюць. Гэта мумі-дом, густа населены і абжыты. Яны цябе церпяць. Будзь удзячны.

Неяк я запрасіла ў кампанію сяброўку. Яна хацела на прыроду, а там надта ж адметныя мясціны (узровень сэрвісу – усё выключана). Мне падаецца, што толькі там я і дыхаю за год. Як пахне мох на ўзлеску!..

Я хацела па рэцэпце Рэя Дугласа набіраць паветра ў бутэлькі, але ж ведаю, гэтая магія так не працуе…

І мая сяброўка аддавала перавагу пясчаным пляжам Заходняй Дзвіны, а ў лесе ёй у адрозненне ад мяне было вусцішна і ніякавата.

А вось як толькі мы леглі спаць… я пачула спалоханае: “Страшна!!! Нехта ходзіць пад вокнамі!” Пераканаць, што ніхто не ходзіць, я не змагла. Уключылі ноўт і да світанку глядзелі фільмы. Я знайшла недапітую пляшку лікёру. І ў тры ночы ўжо спакойна хадзіла на двор набраць вады для гарбаты. Нехта ходзіць? Будзе трэцім!

Але ж я ведаю, чые гэта крокі-някрокі. Калі табе не хочацца прыдумаць нейкага вялікага ўтульнага начнога Хемуля колеру зорнага неба, ведай – гэта проста падаюць яблыкі. Яблык – крок. Яблык – крок. Ён абыходзіць хату па яблыках.

Часам злёгку паляпваючы па даху. А яшчэ непадалёк пераступае капытамі навязаны суседскі конь. І зямля пад хатай вібруе ад ягоных крокаў. (А далёка за Дзвіной перагукваюцца начныя цягнікі, удзень іх нячутна.) Гэта ўтульна, а не страшна.

Нават запрашальна-прыгодна.

Сёлета я шчыра радавалася сваім мумі-гаспадарам. І першай справай абясшкодзіла пакінутую мужам на ўзводзе, але, вядома ж, ужо пустую і не спрацавалую мышалоўку. Пару гадоў таму такая пастка спрацавала пры мне. Жах! Як крычала няшчасная істота, гэта было невыносна.

Я дабегла, знайшла, адшчоўкнула – і мышка, траўмаваная, але жывая змагла пабегчы ў сваё гаючае засценне.

Сёлета я была ўзнагароджаная кантактам! Па раскладзе штодня а дзясятай Самая Смелая Мышка – сталкер нябачнага свету – выбягала пад стол і падбірала крошкі і здохлых за ноч мух (недзе ў хаце сёлета адкрыўся партал у мушыны сусвет, інакш патлумачыць нашэсце мух пры зачыненых вокнах я не магу).

Роўна праз дванаццаць гадзінаў, а дзясятай вечару ССМ абягала хату ўжо па ўсім перыметры, магчыма, правярала магічны абарончы контур дому, парушаны мной за дзень. Я старалася не шумець – не замінала. У нашых інтарэсах!

А ў дзень Першага Сапраўднага Восеньскага Холаду (ратунак – спальнік і глінтвейн: спалучаць, але не змешваць) на падстрэшшы адбывалася масавае засяленне. Пералётны і перапоўзны мумі-люд вярнуўся з курортаў.

Цэлы дзень яны проста ў мяне над галавой сварыліся, хіхікалі, рабілі рамонт (нават дзятла запрасілі) і бясконца перастаўлялі маленькую мэблю ды распакоўвалі чамаданчыкі. Ажно пыл сыпаўся праз дошкі! Уночы планавалася вялікая гулянка з нагоды ўлазінаў. Мне было да слёзаў крыўдна, што мяне не запрашаюць.

Я ж ведаю – варта мне падняцца, як усё ператвараецца ў рыззё і ламачча. Ажно гулянку адмянілі дзве морры, якія з трох да чатырох ночы перагукваліся галасамі няясыцяў над хатай.

Мае мумі-суседзі сядзелі як пад венікам, нібы рубін скраўшы (дарэчы, рубіна Марса сапраўды было не відаць над лесам, а як ён ззяў мінулым вечарам!). Я вызірала ў акно, але двайныя, шмат гадоў неадчыняныя шыбы, зацягнутыя (унутры!) павуціннем, вядома, нічога не паказалі.

Шкада, што больш за два тыдні вытрываць у халоднай хаце без гарачай вады і кампутара я не ў стане. Можа быць, урэшце мяне прызналі б сваёй. Я ўрасла б у гэты нябачны свет маленькіх істотаў. Ха! І перастала б быць бачнай для свету чалавечага… Ці ж гэта не казка!

По-русски перевод осени в муми-доле…

Мой любимый отдых – одиночество. Ежегодно езжу на крайний север Беларуси на родину мужа в деревню Леонполь на Витебщине (другой деревни не знаю – все мои бабушки и дедушки жили уже в Минске). За день можно не увидеть человека даже издалека. Идеально. Дом пустует уже больше двадцати лет. По крайней мере пустует от людей. Печка испорчена.

Пол местами проваливается. В одной комнате протекает крыша. Изорванные мышами обои клеить бессмысленно. Надо сказать, что мыши первые безлюдные года жрали в доме все, даже пластмассовый совок, кроме… бумажного отрывного календаря, который застыл на дате смерти хозяйки. Дома в деревне стоят поодаль, иногда почти как хутора, и с каждым годом всё больше пустых.

По крайней мере от людей.

Читайте также:  Михаил глинка - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Первые годы меня немного напрягал параллельный невидимый, но слышимый быт моего жилья. Сидишь. Читаешь. Слышишь четкие шаги маленьких ножек (лапок). Топ-топ-топ-топ. Смотришь точно на то место, откуда слышна прогулка. Ни-ко-го. Ну, ладно… пожимаешь плечами. Читаешь дальше.

Кто-то попискивает прямо в стенке на уровне глаз или в шкафу. А потом начинается маленькая драка. Можешь открыть дверцу, приподнять остаток обоев, залезть на чердак. Ты никогда никого не увидишь.

Это муми-дом, в котором живут создания не твоего измерения в разных смыслах этого слова.

Один год в дальнем углу дома жил кто-то большой, ну, больше мыши (я уже изучила их звуки и шаги). Он выходил перед рассветом, часа в четыре. Крикнешь-шикнешь на него – умолкает. Молчишь, надеешься заснуть – он ходит там, дышит, скребется. Подкараулить – ни за что не получится, я пыталась резко включать фонарик.

Вреда от него – нету. Один год на кухне были ночные уроки кулинарии: выключаешь свет – и настоящие хозяева, для которых ты кратковременный гость, начинают звенеть кастрюльками… Бессмысленно ходить и проверять – все будет стоять на своих местах. И тебя не угостят. Это муми-дом, густо населенный и обжитый. Они тебя терпят.

Будь благодарен.

Как-то я пригласила в компанию подругу. Она хотела на природу, а там уж очень особенные места (уровень сервиса – всё выключено). Мне кажется, что только там я и дышу за год. Как пахнет мох на опушке!..

Я хотела по рецепту Рэя Дугласа набирать воздух в бутылки, но знаю, эта магия так не работает… И моя подруга предпочитала песчаные пляжи Западной Двины, а в лесу ей в отличие от меня было жутко и неуютно.

А вот как только мы легли спать… я услышала испуганное: “Страшно!!! Кто-то ходит под окнами!” Убедить, что никто не ходит, я не смогла. Включили ноут и до рассвета смотрели фильмы. Я нашла недопитую бутылку ликёра и в три ночи уже спокойно ходила во двор набрать воды для чайника. Кто-то ходит? Будет третьим!

Но я знаю, чьи это шаги-нешаги. Если тебе не хочется придумать какого-нибудь большого уютного ночного Хемуля цвета звездного неба, знай – это просто падают яблоки. Яблоко – шаг. Яблоко – шаг. Он обходит дом по яблокам.

Иногда слегка похлопывая по крыше. А еще неподалеку переступает копытами навязанный соседский конь. И земля под домом вибрирует от его шагов. (А далеко за Двиной перекликаются ночные поезда, днем их неслышно.) Это уютно, а не страшно.

Даже приглашально-приключенно.

В этом году я искренне радовалась своим муми-хозяевам. И первым делом обезвредила оставленную мужем на взводе, но, конечно же, уже пустую и не сработавшую мышеловку. Пару лет назад такая ловушка сработала при мне. Ужас! Как кричало несчастное существо, это было невыносимо.

Я добежала, нашла, отщелкнула – и мышка, травмированная, но живая смогла побежать в свое целебное застенье.

В этом году я была награждена контактом! По расписанию ежедневно в десять Самая Смелая Мышка – сталкер невидимого мира – выбегала под стол и подбирала крошки и сдохших за ночь мух (где-то в доме в этом году открылся портал в мушиную вселенную, иначе объяснить нашествие мух при закрытых окнах я не могу). Ровно через двенадцать часов, в десять вечера ССМ обегала дом уже по всему периметру, возможно, проверяла магический защитный контур дома, нарушенный мной за день. Я старалась не шуметь – не мешала. В наших интересах!

А в день Первого Настоящего Осеннего Холода (спасение – спальник и глинтвейн: совмещать, но не смешивать) на чердаке происходило массовое заселение. Перелетный и переползный муми-народ вернулся с курортов.

Целый день они просто у меня над головой ссорились, хихикали, делали ремонт (даже дятла пригласили) и бесконечно переставляли маленькую мебель и распаковывали чемоданчики. Аж пыль сыпалась через доски! Ночью планировалась большая гулянка по случаю новоселья. Мне было до слёз обидно, что меня не приглашают.

Я же знаю – стоит мне подняться, как всё превращается в ветошь и тряпьё. А вот вам – гулянку отменили две Морры, которые с трех до четырех ночи перекликались голосами неясытей над домом.

Мои муми-соседи сидели как под веником, словно рубин украв (кстати рубина Марса действительно было не видно, а как он сиял прошлым вечером над лесом!). Я вглядывалась в окно, но двойные, много лет неоткрывавшиеся рамы, затянутые (внутри!) паутиной, конечно, ничего не показали.

Жаль, что больше двух недель выдержать в холодном доме без горячей воды и компьютера я не в состоянии. Может быть, в конце концов меня признали бы своей. Я вросла бы в этот невидимый мир маленьких существ. Ха! И перестала бы быть видимой для мира человеческого… Это ли не сказка!

Источник: https://www.livelib.ru/author/13307-tuve-yansson

Детский зал ВГБИЛ



1914 — 2001

— Как вы стали писателем (писательницей)? — такой вопрос чаще всего попадается в письмах маленьких читателей любимым авторам.

Знаменитая финская сказочница Туве Янссон несмотря на всемирную известность — произведения писательницы переведены на десятки языков, она лауреат многочисленных премий, в том числе Международной премии Г.Х.

Андерсена,— остается одной из самых загадочных фигур в современной литературе. Мы не ставим задачу разгадать ее загадку, а попытаемся лишь прикоснуться к ней и еще раз вместе побывать в удивительном мире Муми-троллей.

В Хельсинской гавани всегда кипит жизнь: чинно проплывают красавцы-корабли, пыхтят буксиры, скользят легкие яхты, снуют маленькие лодочки-моторки. Многие годы на протяжении десятков лет у одного из пирсов можно было заметить невысокую хрупкую женщину.

Причалив к берегу, она доставала из лодки ведра для воды и сумки для продуктов и скрывалась в ближайшей улочке. Не проходило и часа, как она возвращалась обратно. Одна из ее тяжелых сумок всегда была полна писем, которые сотнями приходили на ближайшую почту на имя Туве Янссон — всемирно знаменитой сказочницы.

Туве Янссон, а это была именно она, заводила мотор, и лодка несла ее назад на крошечный островок, где она проводила каждое лето и где написала большинство своих удивительных книг.

В хорошую погоду путь до острова занимал не больше получаса, но в шторм жители островов оказываются отрезаны от большой земли: сиди и жди, когда утихнет ветер, да следи, чтобы не залило твой дом и не смыло грядки: ведь все от продуктов и керосина до земли для огорода надо привозить с материка.

Но Туве Янссон привыкла к такой жизни. Уже совсем маленькой девочкой она каждое лето уезжала с родителями и братьями на остров.

Мама Туве — Сигне Хаммарстен, шведка, была художницей, а папа — Виктор Янссон — знаменитый финский скульптор. Туве Янссон родилась в Хельсинки в 1914 году. Здесь же прошло ее детство.

Писательница признавалась, что атмосфера в семье и впечатления детства определили ее дальнейшую судьбу и оказали влияние на творчество.

Квартира, где жили Янссоны состояла, практически из одной большой комнаты — ателье, где стояли скульптуры отца, где был стол, за которым работала мама, и где наверху на антресолях спала маленькая Туве.

Вдоль стен высились полки с книгами. Они притягивали девочку, особенно книги про Тарзана.

Туве и ее братья могли выбрать любую книгу из домашней библиотеки, если же родители считали, что что-то им еще не по возрасту, маме достаточно было заметить как бы между прочим:

“Это очень поучительный роман, вы должны его обязательно прочесть”. И книга так и оставалась нетронутой. Туве любила рассматривать красочные книжки с картинками, особенно ее завораживали изображения троллей. Вот бы увидеть их живьем! Засыпая, девочка разглядывала тени на стене, и ей казалось, что где-то там внизу, крадется маленький тролль, с которым так здорово было бы подружиться.А вот в школе Туве не нравилось: слишком строгие там были порядки. “В школе мне было скучно, — признавалась писательница, — и я почти ничего не помню, кроме того, что всего боялась”. Училась Туве плохо, особенно по математике. На время контрольных пряталась в укромный уголок в подвале среди дров. Зато по дороге в школу, стремясь отогнать тяжелые предчувствия, Туве сочиняла всякие истории, и часто так увлекалась, что опаздывала на уроки.

Кончались занятия и наступала счастливая пора — на лето семья покидала город, переселялась жить на один из крошечных островков в Балтийском море. Жить на острове непросто: кругом одни камни.

Зато можно день-деньской купаться и ловить рыбу, конечно, когда не штормит. Но папа Туве, как раз больше всего любил штормы и бури, когда можно помериться силой со стихией. Он приучал и детей ничего не бояться.

В жестокий шторм он будил детей, сажал их в лодку, и они пускались в море. Туве крепко запомнила отцовские уроки.

С самого детства Туве Янссон любила рисовать, однако в школе, ее первые опыты не принесли ей признания.

Как-то девочка нарисовала поздравительные открытки для своих одноклассников, но они, увы, не имели успеха: ребята предпочли им готовые, купленные в магазине.

В тот год Туве получила очень мало поздравлений. Девочка уже знала, как горько и страшно одиночество, в праздничный день она молилась:

В пятнадцать лет Туве Янссон переезжает в Стокгольм и поступает в Техническое училище декоративно-прикладного искусства. Она мечтает стать художницей. В училище Туве сразу понравилось: там не было математики, зато учили рисовать, переплетать книги, делать керамику.

Училась она охотно, а жила в доме маминого брата и часто, когда засиживалась за работой по ночам, пробиралась тихонько в кухню — перекусить. “Ты шуршишь по ночам в буфете словно тролль”, — поддразнил ее как-то дядя.

На вопрос племянницы, как бы он назвал такого тролля, дядя, подумав, ответил: “Му-у-уми-тролль”. Так родилось имя.

Позже, когда во время войны Туве стала рисовать карикатуры для газет и журналов, родился и сам зверек — толстый, с маленькими ушками и длинным хвостом.

Время было тяжелое, военное, казалось, что старый добрый уютный мир исчез навсегда, и так хотелось вернуться в детство — надежное, солнечное, — и вновь слушать мамину сказку, и верить в счастливый конец. Тогда-то Туве начала сочинять собственную сказку, сделав главным героем муми-тролля.

Она писала ее для себя, чтобы справиться с тоской и отчаяньем, а потом клала заветную тетрадку в шкаф, и вновь принималась за работу — очередной заказ для газеты.

Муми-тролль навсегда стал для Туве Янссон олицетворением радости и понимания, не случайно, когда молодой художнице заказали нарисовать фреску для ратуши города Хельсинки, она не удержалась и изобразила в углу крошечного муми-тролля.

Наконец, война окончилась, наступил долгожданный мир, Туве достала рукопись, дописала конец сказки, нарисовала иллюстрации и отнесла в издательство. И рукопись приняли! “Маленький тролль и большое наводнение” появился в 1945 году.

Окрыленная первой удачей, Туве Янссон пишет вторую книгу “Муми-тролль и комета”, которая выходит на следующий год. Она берется за новую книгу — “Шляпа волшебника”, однако на этот раз ее подстерегает неудача — издатель отклоняет рукопись! Лишь через год писательница находит другого издателя, и книга появляется на свет. Всего Туве Янссон написала одиннадцать книг о муми-троллях — восемь сказочных повестей, сборник рассказов “Дитя-неведимка” и две красочные книжки-картинки. А еще, в соавторстве с братом Ларсом, нарисовала множество веселых комиксов.

Забавные герои сразу полюбились читателям. Литературные достоинства сказок бесспорны. Книги Туве Янссон пронизаны тонким лиризмом, глубоко психологичны и скрывают за внешней простотой, глубокие философские размышления.

Писательница как бы держит перед нами волшебное зеркало, в котором все радостные и трагические события современного мира, предстают в сказочных образах.

Муми-дол задуман как царство идеальной гармонии, и хотя населяющие его существа в большинстве своем ярые индивидуалисты и не лишены малоприятных черт, таких, как эгоизм, тщеславие, жадность, они, несмотря на различия характеров, прекрасно уживаются друг с другом.

В Муми-доле царят терпимость и понимание. Каждый имеет право быть таким, каков он есть. Единственный закон — живи в гармонии с природой и в ладу с самим собой.

Туве Янссон не скрывала, что придала забавным троллям черты любимых людей, словно подарила им свое детство. Муми-мама — заботливая, терпимая, одинаково добрая и внимательная ко всем обитателям Сказочной долины — очень похожа на маму Туве Янссон.

Читайте также:  Александр масляков - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Как-то взрослая дочь попросила ее: “Расскажи, как ты нас воспитывала?” — “Никак, — ответила та, — я просто старалась воспитывать саму себя и росла вместе со своими детьми.” Муми-папа — рассудительный и смелый, исполненный чувства ответственности за свою семью и за мир вокруг — несомненно похож на Виктора Янссона.

Это от него Муми-папа унаследовал жажду приключений и постоянную готовность (и желание) бросить вызов стихии, опасности, Судьбе.

А что же сама Туве? “Я — крошка Мю! — заявила как-то в запальчивости писательница, а потом добавила. — И Муми-тролль. И Снусмумрик.” Вот именно — Снусмумрик! Неслучайно появляется в сказках этот странный персонаж: вечный странник, придумщик и заводила, мечтатель и философ, музыкант и художник.

Если в Муми-тролле Туве Янссон сумела запечатлеть собственное детство, увы, ушедшее, то Снусмумрик вырос вместе с ней. Его появление всякий раз взрывает устоявшееся течение мирной жизни долины. Он подначивает героев на опасные авантюры, но при этом никогда не бросает их в беде.

Он верный товарищ, не случайно Муми-тролль считает его своим лучшим другом.

Сказочный мир Туве Янссон — сложное переплетение ее детских воспоминаний и взрослых размышлений о жизни и мире. В речи при вручении ей медали Г.Х.Андерсена Туве Янссон сказала: “Мир детей — это пейзаж, нарисованный яркими красками, где добро и зло неотделимы друг от друга. В этом мире есть место для всего, и нет невозможного.

Ребенок может с радостью воспринимать страх и одиночество, всю захватывающую атмосферу ужаса, но он чувствует себя обманутым и покинутым, если нет утешения, нет спасения и возврата назад”.

Мир мумми-троллей подвержен влиянию внешних сил, природы и космоса, радости тихой сельской жизни то и дело сменяются катастрофами: комета, наводнение, землетрясение, штормы. Предчувствие надвигающихся бедствий, страх и преодоление страха — вот один из главных мотивов книг Туве Янссон.

“Я стала писать о катастрофах, — признавалась Туве Янссон, — потому что папа, так радовался плохой погоде. Он любил, шторм, грозу, молнии, и скучал.” Жители Муми-дола боятся катастроф, но все же смело противостоят им и даже черпают в этом противоборстве жизненную энергию.

Оптимистический радостный настрой первых повестей, проникнутых верой в утверждение добра и справедливости, постепенно сменяется в более поздних книгах “Папа и море” (1965), “Поздно в ноябре” (1970) напряженным ощущением тревоги.

Надеждам, на быстрое исцеление мира, которым жили люди в первые послевоенные годы, не суждено было сбыться.

Оказалось, что даже в самом благополучном процветающем обществе люди без всяких видимых причин могут быть несчастными, могут испытывать страх, мучиться от одиночества и отсутствия взаимопонимания.

Вот и в Муми-доле — оплоте стабильности и надежности — обитатели все чаще поддаются какой-то внутренней тревоге, разладу. Оказывается, что маленькие житейские неурядицы: потеря любимой сумки, опаленная челка — могут принести не меньше страданий, чем наводнения и землетрясения. Раны души болят сильнее, чем раны тела, а лечить их сложнее.

Тема одиночества — одна из основных в творчестве Туве Янссон. “…одиночество? Порой это самое тяжелое бремя. А порой своего рода роскошь. У одиночества много лиц. Причем испытывают его не только взрослые, но и дети. Я часто возвращаюсь к этой теме”, — признавалась писательница.

Действие книги “Поздно в ноябре” происходит после того, как муми-тролли покинули долину, созданную их теплом и заботой, и обитатели Муми-дола почувствовали себя одинокими и несчастными.

Спасаясь от собственных страхов, они собираются в доме Муми-троллей и пытаются воскресить прежний уклад дома, стремятся возродить ощущение радости и покоя, которое умели создавать прежние хозяева. Туве Янссон не спешит утешить своих героев и вернуть семью Муми-троллей в долину.

Каждый должен научиться САМ решать свои проблемы, должен САМ строить свою жизнь и заботиться о мире, в котором живет.

В забавных детских сказках Туве Янссон сумела воплотить глубокую философскую идею о личной ответственности человека за все, происходящее в мире.

Мир изначально прекрасен — стремитесь понять и постичь его. Задача человека не преобразовывать мир, а научиться жить в ладу с ним, поддерживать гармонию в мире и собственной душе. Не осуждай в других, а научись их понимать. Будь терпелив и мудр.

Последняя книга о муми-троллях появилась в 1977 году. Мы не знаем, что побудило Туве Янссон навсегда уйти из Муми-дола в реальный взрослый мир.

Может быть, писательнице стало казаться, что, когда она говорит о самых серьезных вещах языком сказки, читатель ее не слышит, что прямой путь — через повесть или рассказ — короче и вернее.

Но и сменив героев, Туве Янссон сохранила проблематику свои произведений: страх, одиночество, душевный разлад, человеческие страдания и возможность исцеления. Лишь одна тема добавилась со временем — тема старости, заката человеческой жизни. Неизменным остается и способ решения волнующих писательницу проблем.

Труд души и работа воображения, творческая фантазия способны преобразовать мир, вознести человека над обыденностью. Туве Янссон остается оптимисткой: она верит в возможность торжества человека над обстоятельствами. Верит в гармонию мироздания, в существование Счастливой долины муми-троллей, куда открыт путь каждому.

© Ольга Мяэотс

ИЗДАТЕЛЬСТВО «Рипол-классик» издало книгу, которая выходила у нас много раз и всё же не выходила ни разу, – «Алису в Стране Чудес» Льюиса Кэрролла в классическом переводе Нины Демуровой с иллюстрациями… Туве Янссон. Той самой финской шведки, писательницы и художницы, которая придумала Муми-троллей! Вышла книга к юбилею Янссон – 9 августа ей исполнилось бы 95 лет.

Пожалуй, кэрролловская Алиса за последние два столетия вдохновила уже стольких художников, что только одна библиография их работ составила бы приличный том.

И ведь до сих пор «Алису в Стране Чудес» продолжают иллюстрировать! Причём, судя по всему, к величайшей радости многочисленных почитателей и коллекционеров книг Кэрролла, останавливаться не собираются.

Кэрролловеды в свою очередь вновь и вновь предлагают новые версии, догадки, домыслы и серьёзные искусствоведческие теории на тему, кто, почему и как проиллюстрировал ту или иную сцену из «Алисы», сравнивают художников, определяют их значимость для кэрролловедения и прочее, прочее, прочее.

Туве Янссон выделяется в этой компании не только необычной оригинальной манерой рисования или каким-то особенно ярко выраженным «безумием» в художественном решении образов Страны Чудес.

Эта писательница и художница не похожа на остальных тем, что… оказалась ближе всех к Кэрроллу. И Туве Янссон, и Льюис Кэрролл были творцами не просто текстовых историй, но целых миров, близких по масштабу, но различных по устройству.

Кстати, до Кэрролла Янссон проиллюстрировала «Хоббита» Джона Р.Р.Толкиена – наиболее известного демиурга литературы.

Итак, за «Алису в Стране Чудес» Туве Янссон взялась намного позже, чем был нарисован первый Муми-тролль.

Более того, к этому времени уже был создан весь Муми-дол – с Муми-троллями, хемулями, филифьонками, вифслами и тофслами и иными, населяющими его закоулки приметными созданиями и малоприметными крохами.

А сама Янссон стала известной писательницей и художницей и даже успела получить финскую премию по литературе и стать лауреатом другой премии – престижнейшей медали Ханса Кристиана Андерсена.

И если кэрролловский мир – это мир безумных Мартовских Зайцев и Болванщиков, где всё задом наперёд и вовсе не так, как вы думаете, то мир Туве Янссон, несмотря на наличие в нём множества ещё более странных существ, – очень домашний и даже земной.

Не удивляйтесь, если обнаружите на страницах книги об Алисе сниффов, пару-тройку хомс, клипдасса, тщательно маскирующихся мюмл и филифьонок, а Болванщик будет подозрительно напоминать Снусмумрика – ведь признайте, что они в Безумной стране тоже не чужие, да и просто не могли не увязаться (непременно по дороге дёргая за подол) за своей создательницей и мамой, «снарядившейся» карандашом и красками в большое путешествие вниз по кроличьей норе.

Как ни удивительно, но «Алиса» принимается сразу далеко не всеми детьми, а иногда и вовсе не принимается. Причём и у многих, ставших уже взрослыми, так и не получается полюбить эту книжку. Может быть, подсознательно отпугивает неустойчивое безумие всего происходящего, описанного в ней?

Перетащив часть своего Муми-дола к Кэрроллу, Туве Янссон создала очень родные и узнаваемые для её почитателей (а их немало!) картинки. Даже пейзажи (вернее, ледяная цветовая гамма её акварелей) наводят на мысль вовсе не об Англии, а о скандинавских ландшафтах, словно Туве не хотелось уводить персонажей её картинок из знакомых и любимых ей мест.

Вот и получилась не очередная «Алиса» в изложении художника такого-то, а совместный мир Кэрролла и Янссон. Но что самое интересное – последняя страница в книге Кэрролла с иллюстрациями Янссон не стала последней в их «сотрудничестве».

В 1977 году выйдет книжка-картинка Туве Янссон «Опасное путешествие» (на русский язык не переводилась), где на первой же странице появится удивительно знакомая девочка с удивительно знакомой кошкой.

И пусть даже в тексте имя девочки – Сусанна, а списана она с племянницы писательницы – Софии Янсон, мы, опытные читатели и «картинкорассматриватели», знаем, что нельзя верить глазам своим: ведь ясно как день – именно Алисе приснился сон о том, что она нашла волшебные очки и очутилась в Муми-доле.

Может показаться, что у художницы в иллюстрациях к «Алисе» получился не совсем кэрролловский мир, но для тех, кто знаком с жителями Муми-дола, такая схожесть легко станет уютным мостиком из радушного мира Янссон в непредсказуемый мир Кэрролла.

Как бы то ни было, пусть это не смущает вас. Наслаждайтесь.

Ведь они оба просто безумно хороши.

© Анна Штейман
2010 г.

Источник: http://deti.libfl.ru/writer/jansson

Tove Styrke

Популярная молодежная исполнительница в стиле «электропоп». Туве Стирке родилась 19 ноября 1992 года (под знаком Скорпиона) в небольшом городке Умео, Швеция.
Сейчас ей 25 лет, у нее карие глаза, светло-коричневые волосы и довольно стройная фигура: рост 167 см, а вес 48 кг. Насколько известно, она еще не состоит в браке и не имеет своих детей.

Юные годы

Первую известность исполнительница получила в 16 лет, после участия в музыкальном конкурсе Swedish Idol 2009, где она заняла третье место. До этого она училась в школе и уже там пробовала себя в качестве вокалистки небольшого джазового коллектива.

Влияние родительского дома

Будущая артистка выросла в творческой семье. Ее отец был в свое время известным музыкантом, мать – балетмейстером, а дедушка – пианистом. Благодаря удачному семейному сочетанию девочка с ранних лет получала уроки танцев от матери, а навыки игры на рояле – от деда. Это и вдохновило способную ученицу посвятить себя сцене.

Первоначальные успехи

После удачи 2009 года девушка заключила контракт с компанией Sony Music Records, а в июне 2010 выпустила первую песню — single Million Pieces. В ноябре 2010 года певица записывает дебютный альбом с названием Tove Styrke. В течение 35 недель он занимал прочные позиции в соответствующих номинациях (на шведской сцене).

Поворотный момент

В 2013 году Туве Стирке заключила договор с корпорацией Sony Music UK (Великобритания). А в мае 2014 года ее очередная песня Borderline стала распространяться через сервис iTunes в Швеции. Расширенная версия этого произведения с октября 2014 года приобрела международную известность, что помогло устроить дебютные представления на берегах Темзы уже через месяц.

Использование новых технологий

В январе 2015 года начинающая поп-звезда представила single Ego из предстоящего сборника Kiddo. Эта песня стала доступна для распространения через официальный канал певицы Soundcloud и сервис iTunes. Видеоклип на тему Ego был снят в Токио и анонсирован на ее портале VEVO в феврале.

Очередной (и пока что последний) альбом Kiddo был выпущен в июне 2015 года и реализован посредством технологий Spotify и iTunes.

В настоящее время 25-летняя вокалистка работает над созданием нового шедевра и не торопится это афишировать. Ее финансовое состояние тоже не очень понятно, но, по некоторым оценкам, заработок в прошлом году составил около 1 млн. долларов США,

Ссылки

  • instagram.com/tovestyrke
  • vk.com/tovestyrke

(Нет рейтинга)
Загрузка…

Источник: https://9slim.com/tove-styrke/

Ссылка на основную публикацию