Юрий нагибин — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Биография Юрия Нагибина

Юрий Нагибин – выдающийся писатель, один из классиков советской литературы, сценарист, публицист, коренной москвич, родился 03.04.1920 г.

Детство

О том, что писатель имеет дворянское происхождение, стало известно уже тогда, когда он стал знаменитым и популярным. Долгие годы мать и отчим Марк Левенталь, которого Нагибин и считал родным отцом, хранили секрет его рождения в строжайшей тайне. И даже отчество мальчику было дано не от родного отца.

Собственно говоря, по документам никакого отчима не было. Родной отец Юрия, белогвардейский дворянин, был расстрелян за несколько месяцев до рождения сына. Узнав о гибели мужа, его мать, белокурая красавица, пришла в отчаяние и даже пыталась избавиться от ребенка. К счастью, эти попытки потерпели неудачу.

Опорой и поддержкой отчаявшейся женщине стал друг мужа, известный в Москве адвокат Марк Левенталь, который женился на ней и таким образом официально стал отцом Нагибина. Впрочем, и этому браку не суждено было долго просуществовать.

В 1927 в первой же волне массовых сталинских чисток Левенталя навсегда высылают из Москвы. Из далекой Коми он уже не возвращается. О том, что он ездил повидаться с отцом, Нагибин рассказал только после его смерти.

Вырос же он с отчимом – писателем Яковом Рыкачевым. Нельзя сказать, что у них сложились близкие отношения. Однако именно отчим заметил, что у мальчика очень яркое воображение и предложил ему попробовать написать первый рассказ.

Об этом литературном опыте Нагибин вспоминает с улыбкой. Рассказ оказался очень неуклюжим. Зато мальчику понравился сам процесс фантазировать на бумаге. Не в восторге от этих опытов была только мать.

Проба пера

Все время, пока он учился в школе, Нагибин продолжал писать: статьи в стенгазеты, рассказы для себя, подражания известным писателям. Но после получения аттестата мать настояла на том, чтобы была приобретена серьезная профессия, и документы были поданы в медицинский институт. Там Юрий проучился всего лишь год.

Возможно, он бы не решился пойти против воли матери, если бы не узнал о том, что во ВГИКе открылся новый факультет, который занимался подготовкой киносценаристов. Соблазн был слишком велик, и Нагибин забирает документы из медицинского, успешно сдает экзамены и становится студентом главного киновуза страны.

Всего через год, в 1940-м он публикует свой первый рассказ в одном из московских журналов. К удивлению самого автора, он был очень хорошо встречен не только читателями и соратниками по писательскому цеху, но и литературными критиками, которые в те времена могли перечеркнуть писательское будущее всего одной жесткой рецензией.

В данном случае все произошло наоборот – в том же году по рекомендации Катаева молодой Нагибин был принят в Союз Писателей.

Военные годы

Казалось бы, все складывается как нельзя более удачно. Но мирную жизнь нарушила война. Начинающий писатель добровольно отправляется на фронт и становится сначала инструктором политуправления, много времени проводит на передовых, поддерживая боевой дух красноармейцев.

В 1942 попадает в госпиталь после ранения и тяжелой контузии, которое не дает ему возможности вернуться в ряды действующей армии.

Не желая оставаться в тылу, Нагибин снова просится на фронт. И после нескольких рапортов в различные инстанции добивается повторной отправки в должности военкора одной из центральных московских газет «Труд». В этом качестве он и проходит всю войну до победы. Тогда же он начинает писать правдивые рассказы о фронтовой жизни, первый сборник который выходит в 1943 году.

Эти рассказы сильно отличатся от ладных и «причесанных» классических произведений советской литературы. Они описывают не «славные» биографии, а различные эпизоды из жизни простых людей.

Их радости и печали, взаимоотношения с близкими, переживания и реакции в сложных жизненных ситуациях.

Именно правдивость и искренность, с которой Нагибин описывал своих героев, сделали произведения такими популярными.

Мирная жизнь

Вернувшись с фронта, Нагибин продолжает писать рассказы на военную тематику. У него появляется возможность работать по основной своей специальности – создавать сценарии к кинофильмам. За годы своего творчества он написал более 40 киносценариев. Мало кто знает, что в их число входят сценарии популярных сериалов о приключениях гардемаринов, снятых режиссером Светланой Дружининой.

Не прекращает он и свое литературное творчество. Хотя далеко не всегда ему удается писать то, что он хочет. Это сейчас можно иметь и свободно высказывать собственное мнение. А раньше за это можно было поплатиться не только карьерой, но и сломанной судьбой, особенно в послевоенные сталинские времена.

Нагибин не скрывает того, что писал рассказы на заказ. Писал такими какими их хотели видеть, такими, за которые готовы были платить. Это долгое время разрывало его изнутри. В какой-то период он начал прикладываться к бутылке, но быстро понял, что это не облегчает, а лишь усугубляет ситуацию.

И тогда он уходил в свободное творчество, писал совершенно другие произведения, часть которых была опубликована через много лет после их создания.

Настоящей отдушиной для него стал цикл рассказов о природе, созданный после поездки в Мещерский край по приглашению одного из друзей. Он очень страстно описывает красоту русской природы, наблюдая за ней внимательным и острым глазом охотника. Но все равно в центре его произведений остается простой и искренний человек, который стремится к тому, чтобы стать лучше.

Личная жизнь

Нагибин любил женщин и был любим женщинами. И если его творчество соответствовало советским литературным канонам, по крайней мере, он старался держаться в общепринятых рамках, то его личная жизнь не однажды обсуждалась начальственными лицами в литературных трудах.

Но что делать – таким уж он был. Ему нужна была муза, и если страсть уходила он не мог уже творить так искренне и плодотворно. Поэтому он женился по страстной любви, затем разводился и снова искал себе жену. И так шесть раз. Причем первый брак был заключен, когда ему едва исполнилось всего 20 лет, а последний – в 1968 году (почти в 50).

Белла Ахмадулина была одной из спутниц жизни Юрия Нагибина

Все женщины его жизни были яркими и неординарными, но настоящим бриллиантом среди них стала поэтесса Белла Ахмадулина. Правда, прожили они вместе всего несколько лет. Двум творческим личностям такого масштаба сложно существовать рядом. Но и после развода они остались в хороших отношениях и продолжали общаться.

Последней женой писателя стала обычная переводчица из Ленинграда, в высшей степени образованная и интеллигентная женщина. С ней писатель прожил 16 лет до своей смерти в 1994 году. Увы, ни одна из жен так и не подарила ему наследника. Это обстоятельство тоже терзало его до конца жизни.

Источник: https://star-magazine.ru/yurij-nagibin/

Юрий нагибин vs. белла ахмадулина

17 июня ушел из жизни Юрий Маркович Нагибин (1920-1994).

Личная жизнь этого любвеобильного писателя поражала бурной насыщенностью и вывертами.

Будучи жуиром и бонвианом Нагибин женился шесть раз, что по советским меркам явный перебор. И жен выбирал придирчиво, — дочка преподавателя Литинститута Асмуса, дочка директора автозавода Лихачева, эстрадная прима Ада Паратова… Пятой стала поэтесса Белла Ахмадулина.

Когда уже после смерти Нагибина страна прочитала его «Дневник», где перипетии пятого брака описаны смачно,  Евгений Евтушенко попытался защитить Ахмадулину строчками:

Он любил тебя, мрачно ревнуя,

и, пером самолюбье скребя,

написал свою книгу больную,

где налгал на тебя и себя.

Однако, Нагибин не только не налгал, а даже и кое-что сгладил.

Первым мужем Ахмадулиной стал в 1957 году как раз самый популярный поэт эпохи Евгений Евтушенко. 

Этот брак не задался, главным образом потому, что молодой и переживающий за карьеру поэт настоял на аборте, когда Белла забеременела. 

В момент рушащегося брака в поле зрения поэтессы появился Юрий Нагибин. Пусть она годилась ему в дочери (17 лет разницы), плевать.

О том, насколько внутренне свободного Юрия Марковича мало заботила реакция окружающих, свидетельствует следующий факт: придя к Евтушенко на день рождения, писатель набрался алкоголя и сделал Белле предложение руки и сердца, аттестуя именинника как человека ее недостойного. Евтушенко метнул в Нагибина его же подарком, — огромным тяжелым блюдом. Слава Богу, не попал.

Безусловно, Юрий любил Беллу. Невозможно душой нелюбящей записать в дневник такие вот слова:

«Ты пролаза, ты и капкан. Ты всосала меня, как моллюск. Ты заставила меня любить в тебе то, что никогда не любят. Как — то после попойки, когда мы жадно вливали в спалённое нутро боржом, пиво, рассол, мечтали о кислых щах, ты сказала с тем серьезно — лукавым выражением маленького татарчонка, которое возникает у тебя нежданно — негаданно:

— А мой желудочек чего — то хочет!.. — и со вздохом: — Сама не знаю чего, но так хочет, так хочет!..

И мне представился твой желудок, будто драгоценный, одушевленный ларец, ничего общего с нашими грубыми бурдюками для водки, пива, мяса.

И я так полюбил эту скрытую жизнь в тебе! Что губы, глаза, ноги, волосы, шея, плечи! Я полюбил в тебе куда более интимное, нежное, скрытое от других: желудок, почки, печень, гортань, кровеносные сосуды, нервы.

О легкие, как шелк, легкие моей любимой, рождающие в ней ее радостное дыхание, чистое после всех папирос, свежее после всех попоек!..»

Но будучи человеком умудренным Нагибин все видел, так сказать, в комплексе, стереоскопически.

Та же дневниковая запись:

«А ведь в тебе столько недостатков.

Ты распутна, в двадцать два года за тобой тянется шлейф, как за усталой шлюхой, ты слишком много пьешь и куришь до одури, ты лишена каких бы то ни было сдерживающих начал, и не знаешь, что значит добровольно наложить на себя запрет, ты мало читаешь и совсем не умеешь работать, ты вызывающе беспечна в своих делах, надменна, физически нестыдлива, распущена в словах и жестах»

Ахмадулина и Нагибин расписались в 1959. 

Тут же ярко выявились отрицательные привычки обоих. Творческая богема вообще любит насчет выпивки, но масштабы потребления писателя и поэтессы зашкаливали. Мама Нагибина горько сетовала насчет привычки супругов разгуливать по гостям: «Уезжают два красавца, приезжают две свиньи». 

Кроме того, Белла была легкомысленна. В 1964 завела роман с Василием Шукшиным, который подарил ей эпизодическую роль в фильме «Живет такой парень». На премьере разразился скандал, описанный Нагибиным в повести «Тьма в конце туннеля».

«В Доме кино состоялась премьера фильма Виталия Шурпина «Такая вот жизнь», в котором Гелла играла небольшую, но важную роль журналистки.

С этого блистательного дебюта началось головокружительное восхождение этого необыкновенного человека, равно талантливого во всех своих ипостасях: режиссера, писателя, актера.

И был то, наверное, последний день бедности Шурпина, он не мог даже устроить положенного после премьеры банкета. Но чествование Шурпина все же состоялось, об этом позаботились мы с Геллой.

В конце хорошего вечера появился мой старый друг режиссер Шредель, он приехал из Ленинграда и остановился у нас. Он был в восторге от шурпинской картины и взволнованно говорил ему об этом. Вышли мы вместе, я был без машины, и мы пошли на стоянку такси. Геллу пошатывало, Шурпин печатал шаг по-солдатски, но был еще пьянее ее.

На стоянке грудилась толпа, пытающаяся стать очередью, но, поскольку она состояла в основном из киношников, порядок был невозможен.

И все-таки джентльменство не вовсе угасло в косматых душах — при виде шатающейся Геллы толпа расступилась. Такси как раз подъехало, я распахнул дверцу, и Гелла рухнула на заднее сиденье.

Я убрал ее ноги, чтобы сесть рядом, оставив переднее место Шределю. Но мы и оглянуться не успели, как рядом с шофером плюхнулся Шурпин.

— Вас отвезти? — спросил я, прикидывая, как бы сдвинуть Геллу, чтобы сзади поместился тучный Шредель.

— Куда еще везти? — слишком саркастично для пьяного спросил Шурпин. — Едем к вам.

— К нам нельзя. Гелле плохо. Праздник кончился.

— Жиду можно, а мне нельзя? — едко сказал дебютант о своем старшем собрате.

— Ну вот, — устало произнес Шредель, — я так и знал, что этим кончится.

И меня охватила тоска: вечно одно и то же.

Какая во всем этом безнадега, невыносимая, рвотная духота! Еще не будучи знаком с Шурпиным, я прочел его рассказы — с подачи Геллы, — написал ему восторженное письмо и помог их напечатать.

Мы устроили сегодня ему праздник, наговорили столько добрых слов (я еще не знал в тот момент, что он куда комплекснее обслужен нашей семьей), но вот подвернулась возможность — и полезла смрадная черная пена.

Я взял его за ворот, под коленки и вынул из машины». 

НА СЪЕМКАХ «ЖИВЕТ ТАКОЙ ПАРЕНЬ»

Брак с такими страстями обречен, ибо в семье хотя бы один должен придерживаться реальности. Пара часто разбегалась, и однажды перерыв в отношениях затянулся на год.  

Терпения Нагибина хватило на восемь лет. Почему оно лопнуло стало известно недавно, когда шестая жена Юрия Марковича дала интервью ряду изданий. По ее словам Нагибин застал Ахмадулину в компании двух голых женщин, одна из которых жена Евтушенко Галина Сокол. 

Как все-таки пряно и душисто переплелось все в том творческом аквариуме!

Читайте также:  Владимир познер - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Развода Ахмадулина не хотела настолько, что решилась на поступок дикий, поэтический и глупый. 

Вдова Нагибина рассказывала:

«Тогда Белла и Галя Сокол пошли в детский дом. У них там была знакомая директриса. И она без всяких документов Гальке отдала мальчика, а Белке – девочку. Ахмадулина дала дочке Анне свою фамилию, а отчество – Юрьевна. Она надеялась, что с ребенком Нагибин ее примет обратно. Но этого не произошло.

…Он сказал: «Даже ради него я жить с тобой не буду!» И никогда эту девочку не воспитывал»

На что рассчитывала женщина? За восемь лет она могла хотя бы понять, — с кем живет. Нагибин детей не переваривал, ни одна из шести жен не заставила его завести ребенка, а тут, нате пожалуйста. 

Разрыв Нагибин переживал болезненно, что зафиксировано в дневнике.

«29 августа 1967 г.

Опять непозволительно долго не делал никаких записей, а ведь сколько всего было! Рухнула Гелла, завершив наш восьмилетний союз криками: «Паршивая советская сволочь!» это обо мне.

14.10 

…Геллы нет, и не будет никогда, и не должно быть, ибо та Гелла давно исчезла, а эта, нынешняя, мне не нужна, враждебна, губительна. Но тонкая, детская шея, деликатная линия подбородка и бедное маленькое ухо с родинкой — как быть со всем этим? И голос незабываемый, и счастье совершенной речи, быть может, последней в нашем повальном безголосья — как быть со всем этим?

30 октября 1968 г.

Завтра иду разводиться с Геллой. Получил стихи, написанные ею о нашем расставании. Стихи хорошие, грустные, очень естественные. Вот так и уместилась жизнь между двумя стихотворениями: «В рубашке белой и стерильной» и «Прощай, прощай, со лба сотру воспоминанье». 

Напоследок приведу стихотворение Ахмадулиной. То самое, которое упоминает Нагибин. 

Прощай! Прощай! Со лба сотру

воспоминанье: нежный, влажный

сад, углубленный в красоту,

словно в занятье службой важной.

Прощай! Все минет: сад и дом,

двух душ таинственные распри,

и медленный любовный вздох

той жимолости у террасы.

Смотрели, как в огонь костра,-

до сна в глазах, до муки дымной,

и созерцание куста

равнялось чтенью книги дивной.

Прощай! Но сколько книг, дерев

нам вверили свою сохранность,

чтоб нашего прощанья гнев

поверг их в смерть и бездыханность.

Прощай! Мы, стало быть, из них,

кто губит души книг и леса.

Претерпим гибель нас двоих

без жалости и интереса.

Источник: https://ygashae-zvezdu.livejournal.com/131498.html

Юрий Нагибин

Настоящий отец Нагибина — Кирилл Александрович Нагибин — погиб в 1920 году. Кирилл Александрович был дворянином, и его расстреляли как участника белогвардейского восстания в Курской губернии.

Кирилл Александрович оставил беременную жену Ксению Алексеевну своему другу адвокату Марку Левенталю, который усыновил Юрия. Лишь в зрелые годы Юрию Марковичу рассказали, кто его настоящий отец.

Мать Юрия Нагибина дала ему отчество Маркович, чтобы никто не узнал о его дворянском происхождении. Это позволило Юрию с отличием окончить школу и беспрепятственно поступить на сценарный факультет ВГИКа.

Вот что пишет Ю. М. Нагибин о своем происхождении в дневнике: «Мое анкетное существование весьма резко отличается от подлинного.

Один из двух виновников моего появления на свет так основательно растворился среди всевозможных мифических отчимов, что можно подумать, будто я возник только из яйцеклетки.

Но вытравить отца мне удалось лишь из анкетного бытия. В другом, в плоти и крови, существовании моем он непрестанно напоминает о себе».

Впрочем, и отчима Нагибина — Марка Левенталя, который работал в Москве адвокатом, в 1927 году сослали в республику Коми (там он и умер в 1952). Нагибин ездил к отчиму в тайне от своих знакомых и друзей. Вот что он пишет в своем дневнике по этому поводу в 1952 году:

«Я должен быть ему (Марку Левенталю) благодарен больше, чем любой другой сын — своему отцу, кормившему, поившему, одевавшему его. Я его кормил, поил, одевал. В этом отношении мое чувство совершенно свободно.

Но благодаря ему я узнал столько боли всех оттенков и родов, сколько мне не причинили все остальные люди, вместе взятые. Это единственная основа моего душевного опыта. Всё остальное во мне — дрянь, мелочь».

В 1928 году мать Нагибина вышла замуж за писателя Якова Рыкачёва, который поощрял первые литературные опыты Юрия.

В 1938 Юрий поступил в Первый московский медицинский институт, но вскоре перевёлся во ВГИК, который не окончил из-за войны. В 1940 году опубликовал первый рассказ. Его дебют поддержали Ю. Олеша и В. Ката­ев. В 1940 принят в Союз писателей.

С января 1942 года инструктор 7-го отдела Политуправления Волховского фронта, с июля 1942 года старший инструктор 7-го отделения политотдела 60-й армии Воронежского фронта. После тяжёлой контузии в бою работал до конца войны специальным военным корреспондентом газеты «Труд». В 1943 году вышел первый сборник рассказов.

Работал в малой форме (рассказы, изредка повести), писал киносценарии, по которым снято более 40 фильмов. Член редколлегии журналов «Знамя» (1955—1965), «Наш современник» (1966—1981). Член правления СП РСФСР с 1975 года, правления СП СССР с 1981 года. Заслуженный работник культуры ПНР.

В 1966 году поставил свою подпись под пись­мом в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля. В 1993 году подписал «Письмо 42-х».

Юрий Нагибин был женат шесть раз. Одной из его жён была Белла Ахмадулина. Впрочем, безмерное увлечение женщинами вредило Нагибину как писателю. Женолюбство писателя не совпадало с принятым каноном советского человека.

Поэтому в дневнике Юрия Марковича в 1968 году появляется такая запись: «очередное проявление административной грации: меня вычеркнули в последний момент из списка едущих на летнюю Олимпиаду. Причина всё та же: морально неустойчив.

Как же, потерял жену и посмел жить с другой бабой».

Творчество

Нагибин часто переживал о том, что ему приходится писать не то, что он думает на самом деле. Но писатель оправдывает себя тем, что «я мог зарабатывать только пером. И на мне было еще три человека. Берут — хорошо, дают деньги. Я приезжаю домой — там радовались».

Источник: http://people-archive.ru/character/uriy-nagibin

Издатель Александр Рекемчук:

Двадцать лет назад, 17 июня 1994 года, не стало писателя, сценариста Юрий Нагибина. Мастер психологической прозы: «Остров любви», «Заступница», «Сон о Тютчеве», «Сирень», автор сценариев фильмов «Председатель», «Красная палатка», «Директор», «Чайковский», «Поздняя встреча», «Виват, гардемарины» Юрий Нагибин – признанный мастер слова, тонкий стилист, знаток человеческой души.

Вот что рассказывают про Юрия Нагибина те, кому посчастливилось с ним общаться.

Александр Рекемчук: «У Нагибина была поразительная история любви с тещей»

— Однажды Юрий Нагибин обратился ко мне, как к владельцу издательства «Пик» с вопросом: «Готов ли я прочесть его произведения, которые он нигде не печатал, и о которых никто даже не подозревает?».

Разумеется, я ответил «Да». Нагибин принес повести: «Тьма в конце туннеля», «Дафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя» и «Моя дорогая теща». На «Дорогой теще» остановлюсь отдельно.

Дело в  том, что повесть «Моя дорогая теща» — автобиографическая, и в ней Нагибин описал свои взаимоотношения с собственной тещей – женой директора  Автомобильного Завода «ЗИЛ» Ивана Алексеевича Лихачева.

Замечу, что Лихачев был лично знаком со Сталиным  и пользовался его покровительством. Нагибин женился на дочери Лихачева, стал вхож в дом сталинского вельможа… А дальше началась поразительная история любви Нагибина и матери его жены. Между ними вспыхнул любовный роман, который разрушил идиллию этой семьи. Первым бежал из дома Лихачева Нагибин…

За этим браком последовали другие женитьбы Юрия Марковича, в частности, на поэтессе Белле Ахмадулиной. Но любовная эпопея Нагибина началась именно с дочери и жены Ивана Лихачева.

Что касается скандально известных «Дневников» Юрия Нагибина, то его первоначально  опубликовало не мое издательство, а издательство Юрия Кувалдина («Пик» впоследствии переиздал «Дневники»).  Хочу подчеркнуть, что «Дневники» Нагибина по художественной ценности уступают его повестям и романам.

Поэт Евгений Евтушенко: «Вдова Нагибина опрометчиво дала разрешение на публикацию «Дневников»

Как известно, Белла Ахмадулина прежде чем выйти за Нагибина, была замужем за Евтушенко.

— Вдова Юрия Нагибина, на мой взгляд, поступила очень опрометчиво, дав разрешение на публикацию  «Дневников» своего мужа. Это были наброски Юры, возникшие под действием сиюминутного настроения, да еще в том состоянии, когда он был чем-то расстроен, и поэтому изливал душу на бумаге.

Известно, что в «Дневниках» Нагибин не по-джентльменски описывает свою жизнь с Беллой Ахмадулиной. Более того,  Нагибин написал неправду о Белле.  Я неоднократно был свидетелем того,  какими влюбленными глазами смотрел Нагибин на Беллу, как был очарован ею, как безумно ревновал ее, а в  «Дневниках» предстает совсем другая картина.

Знаменитый поэт-шестидесятник Евгений Евтушенко

Причем Нагибин сам на себя наговаривает, тогда как в жизни он не был таким уж злым и циничным человеком, каким пытается себя изобразить? Нагибин был интеллигентным человеком, тогда как в «Дневниках» он предстает в ином качестве. Как мужчина могу предположить, что Белла очень сильно задела самолюбие Нагибина, так сильно, что он не смог ей этого простить. Хотя даже не могу предположить, что такое сказала Белла Нагибину, что он ее опорочил в своих «Дневниках»?

Лариса Луппиан: «Проза Нагибина – нежная, хрупкая»

Актриса Лариса Луппиан рассказала «Москвичке» о том, почему фильм «Поздняя встреча» по рассказу Юрия Нагибина стал судьбоносным и главным в ее жизни. Как известно, Лариса Луппиан – жена Михаила Боярского и мама Елизаветы Боярской.

— Лариса Регинальдовна, общались ли вы с Юрием Нагибиным?

— Однажды Юрий Маркович приезжал к нам на съемки фильма, и мы с ним  беседовали. Не знаю – советовались ли с ним, когда утверждали артистов на роли, в частности меня, но и я, и Алексей Баталов не играли, а жили на съемочной площадке.

Пожалуй, в моей жизни было только однажды, когда героиня полностью совпадала со мной, моим миром, отношением к жизни. В те годы я тоже была хрупкой, ранимой петербургской девушкой, как  Наташа. Замечу, что я – поклонница творчества Юрия Нагибина, и перед тем как работать в этой картине, прочитала почти все его произведения. Проза Нагибина – нежная, хрупкая, воздушная…

— Ваша героиня – молодая актриса полюбила женатого мужчины, который годится ей в отцы. На ваш взгляд, насколько выбор Алексея Баталова на роль Сергея  – точный? Неужели Баталов похож на коварного соблазнителя юной барышни?

— Баталов – опытный артист, интеллигентный мужчина и, возможно, в некоторой степени тоже нерешительный, сомневающийся человек, как Сергей.

   Алексей Владимирович – не из тех представителей сильного пола, которые могут стукнуть кулаком, и сказать: «Будет так, и все». Из-за абсолютной интеллигенции и благородства он лишает счастья и себя, и Наташу.

Фильм «Поздняя встреча» — об интеллигентных людях, которые не могут строить  счастье за счет несчастья других,  и поэтому ничего не меняют в своей жизни.

— Ваша героиня – не очень везучая актриса, по крайней мере, главных ролей у нее нет, и она рада тому, что в сказке сыграет шестую фею. Известно, что вы тоже играли  волшебниц в театре, и Михаил Боярский, увидев вас однажды в наряде принцессы, влюбился с первого взгляда? Возможно, внесли изменения в сценарий с учетом вашей биографии?

— Если что-то и меняли, то немного. Алексей Баталов вносил коррективы, с учетом понимания своего героя, тогда как я, молодая актриса, была лишена права голоса. Думаю, что таких актрис, как моя Наташа, которым не очень везет  и в профессии, и в жизни, очень много.

Актерская профессия очень зависимая, и большую роль в ней играет удача. Между прочим, и я, сыграв главную роль в очень хорошем фильме «Поздняя встреча», рассчитывала, что меня будут снимать много. Но, увы, роль Наташи оказалась единственной главной ролью в моей жизни.

Как ни странно, фильм «Поздняя встреча» сейчас чаще показывают по телевидению, чем тогда (фильм снят в 1979 году).

Хотя зрители  полюбили меня именно за эту работу, и нередко при встрече со мной произносят слова моей героини «Срочно требуются седые волосы».

Интересный факт: фильм «Поздняя встреча» мы снимали на Свердловской киностудии одновременно с фильмом Михаила Козакова «Безымянная звезда» с Анастасией Вертинской в главной роли, и если тот фильм сразу стал известным, то наш подвергся легкому забвению. Но сейчас мы сравнялись по количеству зрительского внимания.

— Ваша Наташа Проскурова объясняет бывшему кавалеру – почему она полюбила героя Алексея Баталова: «Я чувствую себя с ним надежно». Лариса Регинальдовна, насколько лично для вас важно, чтобы от мужчины исходила надежность?

— Надежный мужчина – счастье для каждой женщины. Но если говорить о герое Баталове – Сергее, то с ним оказалось надежно не мой Наташе, а его жене, которую играет Маргарита Володина.

Несмотря на то, что жена – из тех женщин, которые ни во что не ставят своих супругов, и даже всячески над ними издеваются, но им повезло встретить мужчину, который как ломовая лошадь всю жизнь тянет эту лямку. Наташа почувствовала, что Сергей  не обманет, не подведет, не оскорбит, проведя с ним весь день и ночь, а это и есть надежность.

Читайте также:  Виктор вексельберг - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Но так получилось, что Сергей пожалел свою жену, и остался с ней, наступив на горло собственному счастью. Такие мужчины, как Сергей есть, я их встречала, и среди петербургских мужчин их немало.

— Сцена прощания в аэропорту Наташи и Сергея очень красивая, эмоциональная, и поэтому запоминающаяся. Наташа наконец-то распустила свои прекрасные волосы, дала волю  чувствам и произнесла во весь голос: «Я вызову тебя – мне всегда будут нужны седые волосы». Расскажите, как снималась эта сцена?

— Очень хорошо помню тот съемочный день в аэропорту. Я еще подумала: «Как жаль, что раньше, весь фильм я была со старомодной прической, и только теперь мне их распустили». Всю юность я проходила с длинными, распущенными волосами, которые мне очень шли, и, которые, между прочим, покорили Боярского.

Возможно, если бы я с распущенными волосами сыграла всю роль, это пошло бы на пользу картине? В финале фильма режиссер сказал: «Наконец-то нашли актрисе прическу».

К сожалению, когда начинают мудрить – в кино или в жизни, то ничего хорошего из этого не получается.

А я ведь пришла на съемочную площадку с распущенными волосами, и не увидеть, что это было органично, романтично – вряд ли возможно? К тому же с распущенными волосами моя героиня выглядела бы более трогательно, а не с накрученной на голове «халой».

— Михаил Сергеевич Боярский любит вас в роли Наташи?

— Да. Ему очень нравится эта картина, и если он видит ее по телевизору, то бросает все дела и смотрит. Однажды он даже отказался смотреть свой любимый футбол ради «Поздней встречи».

Актеры Михаил Боярский и Лариса Луппиан

— А дочь Лиза видела эту картину?

— Лиза видела. Но дети – Лиза и Сережа относятся к нам как к маме и папе, а не как к артистам. Более того, они не воспринимают нас в качестве артистов, и это нас устраивает. Замечу, что при детях ни я, ни Миша никогда не говорили о профессии, чтобы не надоедать своим детям. Я и Михаил очень хотели, чтобы дети относились к нам как к самым близким людям.

— Лариса Регинальдовна, хочу вам напомнить – встречу в Доме актера Петербурга с актрисой Еленой Соловей, когда она приехала из США, и собрала всех своих питерских друзей, коллег?

— Да, я работала в театре имени «Ленсовета»  с Леной Соловей, и с радостью пришла повидаться с ней. Не виделись больше 20 лет. С Леной говорили о наших детях, о семье, поскольку для нас это самое дорогое.

— Вы остались такой же худенькой и хрупкой, как и в юности, — поразительно?

— И с той же прической. В своей жизни мне не удалось ничего изменить кардинально – живу в том же городе – Петербурге, в той же стране, с одним мужем, работаю в одном театре, хожу по тем же улицам. Правда, сейчас стала чаще ездить в Москву, к дочери.

Источник: http://moscvichka.ru/moscvichka/2014/06/16/izdatel-aleksandr-rekemchuk-povest-yuriya-nagibina-moya-dorogaya-teshcha-avtobiograficheskaya-10599.html

Беллу Ахмадулину муж выгнал из дома за лесбийский секс

Не так давно у одного из самых популярных советских писателей, Юрия Нагибина, была знаменательная дата, отмечали 91 год со дня рождения.

Его вдова, Алла Григорьевна Нагибина, много лет провела в Америке и лишь недавно вернулась на родину. Узнав об этом, репортер «Только звезд» встретилась с ней. Нагибина знает многих «шестидесятников», знает не понаслышке.

Особенно много тайн она хранит о Белле Ахмадулиной, ведь та восемь лет была ее предшественницей.

Чтобы увидеться со вдовой писателя Юрия Нагибина, я отправилась в писательский поселок Красная Пахра. Именно здесь Нагибин построил добротный загородный дом. Здесь он прожил последние 30 лет жизни, женившись в шестой раз – на ленинградке Алле.

Даже сейчас этот дом выглядит представительно, а по тем временам он был одним из самых шикарных. До сих пор сохранились резная мебель, антиквариат и дорогие картины, которые собирал писатель. Алла Григорьевна, его вдова, все это бережно хранит.

Она приглашает меня за большой деревянный стол, на котором нас ждут красная икра, вино, изысканные закуски.

– Как жена известного писателя, я была обязана хорошо одеваться, выглядеть стильно, обеспечивать уют в доме, – говорит она.

– У нас были лучшее Рождество в Москве и лучшая Пасха, на которые приезжали Евтушенко, Ахмадулина, Рождественский, Окуджава, Аксенов и многие другие, их сейчас считают легендами.

А тогда они были обычными людьми, со своими пороками, между ними часто возникали разногласия.

Алла Нагибина начинает неторопливый рассказ о захватывающих событиях 60-х и 70-х годов…

В 1967 году в компании тех, кого мы сейчас называем «шестидесятниками», кипели страсти. Юрий Нагибин выставил на улицу свою жену, Беллу Ахмадулину, твердо заявив: «Жить с тобой я больше не буду!»

– Белла не хотела уходить от Юрия, – говорит Алла Нагибина. – За восемь лет совместной жизни они часто расставались, один раз перерыв в отношениях достиг года. Поэтому все считали: побесятся-побесятся и помирятся. Но Нагибин сказал: «Всё!»

Почему Нагибин был непреклонен, становится понятно, если прочесть сцену из романа Василия Аксенова «Таинственная страсть».

В ней он описал расставание Юрия Нагибина и Беллы Ахмадулиной, в романе он ее называет Аххо или Нэллой: «Он открыл своим ключом дверь, шагнул внутрь и тут же вылетел обратно на лестничную клетку… Чрезмерные духи, чрезмерный кофе, чрезмерный никотин, чрезмерный коньяк… Он достиг гостиной и игриво позвал: «Аххо!» Ответом было молчание, слегка нарушаемое волнующим женским храпцом. Он шагнул в спальню и остолбенел. На супружеской кровати в живописных позах возлежали три женских тела. Члены их переплелись. Власы их простирались по подушкам, будто разбросанные ураганом любви.

Взревев, он понесся по спальне, с грохотом отбрасывая предметы мебели и с треском распахивая окна. «Убирайтесь из моего трудового дома, убирайтесь навсегда! Нэлка, засранка, зассыха, чесотка, развратом своим и лесбиянством ты осквернила свой великий талант. Вон из моего дома!» Он распахнул все двери и долго выбрасывал на лестничную площадку всякий одежный хлам».

Алла Нагибина подтверждает, что прототипами героев этого эпизода из книги Аксенова стали именно Белла Ахмадулина и Юрий Нагибин. А одной из подружек, с которой писатель застал поэтессу в постели, была Галина Сокол, она стала женой Евгения Евтушенко после Беллы. Об этом написал и сам Аксенов в предисловии к своей книге.

Ахмадулина, по словам Нагибиной, долго надеялась, что сможет вернуться к мужу, а потом стала советоваться с Галиной Сокол, что предпринять.

В те годы Нагибин был не только известным советским писателем, но и богатым человеком. Он имел дачу, квартиру в Москве, машину, часто ездил за границу, хорошо одевался, много получал за киносценарии.

Развестись с таким человеком Ахмадулиной казалось немыслимым.

– Тогда Белла и Галя Сокол пошли в детский дом, – продолжает вдова писателя. – У них там была знакомая директриса. И она без всяких документов Гальке отдала мальчика, а Белке – девочку. Ахмадулина дала дочке Анне свою фамилию, а отчество – Юрьевна. Она надеялась, что с ребенком Нагибин ее примет обратно. Но этого не произошло.

Юрий Маркович категорически не любил детей. Он не понимал, как можно работать в доме, где плачет маленький ребенок. За свою длинную жизнь писатель женился шесть раз, но ни одна из женщин, в том числе и Ахмадулина, не уговорила его завести малыша. Так что неудивительно, что история с приемной девочкой не подействовала на писателя, которому было уже почти 50 лет.

– Белле не удалось принести в его дом этого ребенка, – вспоминает Нагибина. – Он сказал: «Даже ради него я жить с тобой не буду!» И никогда эту девочку не воспитывал. Где-то Белла с ней перекантовывалась. А потом вышла замуж за Эльдара Кулиева.

Брак с сыном балкарского классика Кайсына Кулиева, Эльдаром, самый загадочный в биографии Ахмадулиной. Откуда взялся этот человек, никто в компании Беллы не понимал.

Например, Нагибин пишет, что познакомился с ним в ресторане, когда того выгоняли оттуда пьяным. Писатель заступился за молодого человека. Эльдар был на 17 лет младше Беллы, но они подружились.

Может, поэтому, оформив официальный развод с Ахмадулиной, Нагибин смягчился к ней и купил им с мужем квартиру.

– Они жили в том же доме, на улице Черняховского, что и мы с Юрием, – говорит Нагибина. – Я стала следующей женой Нагибина после Беллы, и мы с Юрой счастливо прожили тридцать лет.

Он как-то признался: «Мне кажется, что до тебя ничего не было!» А Кулиев с Ахмадулиной очень много пили, она не сбавила темпов, даже когда родила дочку Елизавету.

Однажды часа в три ночи Белла ко мне влетает и говорит: «Он меня убивает!» Я с ней иду туда, открываю двери: Эльдар, этот «убийца», лежит на овечьей шкурке, калачиком свернулся и спит. Кулиева в нашей компании называли «горный козел», он был простоват, и Белла с ним прожила недолго.

Следующим мужем Ахмадулиной стал художник Борис Мессерер. Считается, что к этой гавани поэтесса прибилась после долгого периода жизни с мужчинами, которые ее не понимали. Однако ради этого союза Белле Ахатовне пришлось в буквальном смысле бросить своих детей.

– Когда Белла вышла замуж за Мессерера, она переехала к нему без детей, Аня и Лиза остались жить вместе с домработницей и ее матерью в той квартире, которую купил Юра, – рассказывает Нагибина. – Кстати, отношения с матерью у Ахмадулиной были неважные, та работала сторожем в картинной галерее.

С домработницей мы встречались иногда. Она мне рассказывала: «Мы так плохо живем, на полу спим, ничего у нас нет». В общем, Белла о детях забыла. И когда Аня, уже будучи большой девочкой, узнала, что она приемная, она от матери ушла.

Именно поэтому она теперь отказывается давать интервью, видимо, не хочет вспоминать прошлое.

О том, что Белла Ахмадулина, так же как и многие ее друзья – Булат Окуджава, Юрий Галич, Евгений Евтушенко, Василий Аксенов, – любила застолье, знают все. Но до какой степени выпивка губила талант поэтессы, помнят только лишь те, кто был свидетелем этих «праздников». К счастью для Беллы, они не были запечатлены на пленку, а то бы сейчас имидж Ахмадулиной не был бы столь безупречным.

– Помню, мы вместе ездили выступать, ехали в машине, она напилась, конечно. Юра вел машину, а Белла выбивала ногами стекла, просила остановить, – вспоминает Нагибина. – Когда мы притормозили у киоска, где выпивали мужики, она пошла и купила «мерзавчик», нас это не удивило… Потом был такой эпизод еще при их жизни с Юрой.

Три дня она где-то пропадала. После чего явилась с милиционером и маленьким ребенком. И говорит: «Теперь это наш ребенок, мы будем вместе жить, а этот мужчина – мой друг!» И Юра, конечно, всех выпер. Он тоже выпивал, но все-таки следил за собой, любил чистоту, порядок в доме.

Беллу быт не волновал вообще, и в этом они сошлись с Мессерером.

После развода с Ахмадулиной Юрий Нагибин продолжал с нею общаться, это было неизбежно, ведь компания-то одна и та же, все друг друга знали. Правда, все мужчины выступали на стороне Беллы и Юрия Марковича осуждали, а его новую жену – не принимали.

– Преподносилось все так, что Юра бедную талантливую поэтессу выгнал на улицу, – с грустью говорит Алла Григорьевна. – А что она вытворяла? Это в начале вечера, когда Белла читала стихи, все ею восхищались, смотрели ей в рот. А к пяти часам утра она начинала «разваливаться», теряла форму.

И что самое противное, Мессерер в таких случаях вставал и уходил домой, он не хотел с ней возиться. Мне это всегда было горько. Я просила мужчин: «Ну помогите же ей, она же унижается!..» Вспоминаются слова матери Юры, которая говорила про них с Беллой: «Уезжают два красавца, приезжают две свиньи».

А с Борисом ей было удобно, потому что он разрешал ей пить и относился равнодушно к этой ее зависимости. Почему – не знаю…

Из дневника Юрия Нагибина

«Рухнула Гелла, завершив наш восьмилетний союз криками: «Паршивая советская сволочь!» – это обо мне. А ведь в тебе столько недостатков. Ты распутна, в двадцать два года за тобой тянется шлейф, как за усталой шлюхой, ты куришь до одури, ты мало читаешь и совсем не умеешь работать.

Как ты утомительно назойлива! Вот ты уехала, и свободно, как из плена, рванулся я в забытое торжество моего порядка! Ведь мне надо писать рассказы, сценарии, зарабатывать деньги и тратить их на дачу, квартиру, двух шоферов, двух домработниц, счета, еду и мало ли еще на что. А Б.

Ахмадулина недобра, коварна, мстительна и совсем не сентиментальна, хотя великолепно умеет играть беззащитную растроганность».

Читайте также:  Группа "фабрика" - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Справка

Белла Ахмадулина родилась в 1937 году. Окончила Литературный институт в 1960-м. Ее стихи начали издавать с 1962 года.

В 1964-м она снялась в роли журналистки в фильме Василия Шукшина «Живет такой парень», после чего стала известна широкой публике.

Первым мужем Ахмадулиной был Евгений Евтушенко, вторым – Юрий Нагибин, потом она была замужем за Эльдаром Кулиевым, а последним ее мужем стал Борис Мессерер.

В 1968 году, разводясь с Юрием Нагибиным, Белла взяла на воспитание дочь Анну. А в 1973 году родила от Кулиева дочь Елизавету.

Юрий Нагибин родился в 1920 году. Вернувшись с фронта, он закончил ВГИК, стал писателем. Среди наиболее известных произведений Нагибина – «Моя золотая теща», «Срочно требуются седые человеческие волосы», сценарии к фильмам «Председатель», «Бабье царство», «Гардемарины, вперед!».

У Нагибина было шесть браков, Ахмадулина – его пятая жена. Аллу Нагибину писатель привез из Ленинграда, они жили вместе с 1968-го по 1994 год.

Источник: https://sobesednik.ru/skandaly/20120614-bellu-akhmadulinu-muzh-vygnal-iz-doma-za-lesbiiskii-seks

Нагибин юрий маркович биография личная жизнь фото

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией

Нагибин

.

Ю́рий Ма́ркович Наги́бин (3 апреля 1920, Москва — 17 июня 1994, Москва) — русский писатель-прозаик, журналист и сценарист.

Биография

Юрий Маркович Нагибин родился 3 апреля 1920 года в Москве. Настоящий отец Нагибина — Кирилл Александрович Нагибин — погиб в 1920 году. Он был дворянином, и его расстреляли как участника белогвардейского восстания в Курской губернии (по словам самого писателя, был расстрелян на реке Красивая Меча в 1920 году «за сочувствие мужикам»).

Кирилл Александрович оставил беременную жену Ксению Алексеевну своему другу адвокату Марку Яковлевичу Левенталю, который усыновил Юрия. Лишь в зрелые годы Юрию Марковичу рассказали, кто его настоящий отец. Мать Юрия Нагибина дала ему отчество Маркович, чтобы никто не узнал о его дворянском происхождении.

Это позволило Юрию с отличием окончить школу и беспрепятственно поступить на сценарный факультет ВГИКа.

О Ксении Алексеевне, матери Нагибина рассказывает в своих воспоминаниях «Четыре друга на фоне столетия», записанных писателем и журналистом Игорем Оболенским, близкий друг Юрия Марковича — Вера Прохорова:

Вот что пишет Ю. М. Нагибин о своем происхождении в дневнике: «Моё анкетное существование весьма резко отличается от подлинного.

Один из двух виновников моего появления на свет так основательно растворился среди всевозможных мифических отчимов, что можно подумать, будто я возник только из яйцеклетки.

Но вытравить отца мне удалось лишь из анкетного бытия. В другом, в плоти и крови, существовании моем он непрестанно напоминает о себе».

Отчима Нагибина — Марка Левенталя, который работал в Москве адвокатом — в 1927 году сослали в Кохму Ивановской области, где он и умер в 1952 году.

В 1928 году мать Нагибина вышла замуж за писателя Якова Рыкачёва, который поощрял первые литературные опыты Юрия. В 1937 году Якова Семеновича тоже посадили.

В 1938 Юрий окончил школу с отличием и поступил в Первый московский медицинский институт, но вскоре перевёлся на сценарный факультет ВГИКа, который не окончил из-за войны.

В 1940 году опубликовал первый рассказ. Его дебют поддержали Юрий Олеша и Валентин Катаев. В 1940 году принят в Союз писателей.

В начале войны институт эвакуировали в Алма-Ату, а Нагибин был призван в армию и осенью 1941 года отправлен на Волховский фронт в отдел политуправления.

С января 1942 года — года инструктор 7-го отдела Политуправления Волховского фронта, с июля 1942 года — старший инструктор 7-го отделения политотдела 60-й армии Воронежского фронта. В его фронтовые обязанности входит разбор вражеских документов, выпуск пропагандистских листовок, ведение радиопередач.

После тяжёлой контузии в бою работал до конца войны специальным военным корреспондентом газеты «Труд». В 1943 году вышел первый сборник рассказов.

Работал в малой форме (рассказы, изредка повести), писал киносценарии, по которым снято более 40 фильмов.

В начале 1963 года перенёс первый инфаркт после проблем со сценарием фильма «Председатель».

Член редколлегии журналов «Знамя» (1955—1965), «Наш современник» (1966—1981). Член правления СП РСФСР с 1975 года, правления СП СССР с 1981 года. Заслуженный работник культуры ПНР.

В 1966 году поставил свою подпись под письмом в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля. В 1993 году подписал «Письмо сорока двух».

В 1981 году перенёс второй инфаркт.

В США читал лекции в 25 университетах. Последние годы Нагибин с женой жили в Италии.

Личная жизнь

Юрий Нагибин был женат шесть раз (в «Дневнике» сам Нагибин называет свой последний брак «пятым»). Первой его женой была Мария Асмус (с 1940 по 1942 год). Вторично писатель женился на Валентине, дочери И. А. Лихачёва, директора автозавода им. Сталина, этот брак продолжался с 1943 по 1948.

Третьей женой стала Елена Черноусова, четвёртой — артистка эстрады Ада Паратова. В пятый раз женился на Белле Ахмадулиной, с которой, по свидетельствам самого писателя в его опубликованном «Дневнике» и мемуарах Василия Аксёнова «Таинственная страсть», Нагибин расстался из-за смелых сексуальных экспериментов поэтессы.

Последней женой писателя была ленинградская переводчица Алла Григорьевна, с которой он жил с 1968 года до конца своей жизни.

У него не было детей. Его жена Алла заявила в интервью: «Во всяком случае, я могла иметь от него детей. Но это случилось после вторжения советских войск в Чехословакию. И он мне сказал: „В этой стране я не хочу иметь детей“. Он очень серьёзно относился к продолжению рода. В этой стране он не видел будущего для детей».

Творчество

Нагибин часто переживал о том, что ему приходится писать не то, что он думает на самом деле. Но писатель оправдывает себя так: «я мог зарабатывать только пером. И на мне было ещё три человека. Берут — хорошо, дают деньги. Я приезжаю домой — там радовались».

Источник: https://biografiya-kumira.ru/nagibin-yuriy-markovich-biografiya-lichnaya-zhizn-foto.html

Нагибин Юрий Маркович

(1920-1994) российский писатель

В эпоху Просвещения, таких людей, как Юрий Маркович Нагибин, называли энциклопедистами: ведь он был не только писателем, но и прекрасным художником, поэтом, публицистом. Он совмещал в себе столько разных качеств и так остро чувствовал свою ответственность перед миром, что, как говорят в наше бурное и динамичное время, прожил свою жизнь, сгорев без остатка.

Юрий Нагибин как раз относится к тем мастерам слова, которые не находят себе покоя, постоянно ищут все новые и новые сферы применения своих творческих возможностей. Но в его огромном творческом наследии все-таки главными остаются рассказы о природе.

Причем он и здесь шел своим путем, не повторяя достижений своих именитых предшественников — Константина Паустовского и Михаила Пришвина.

Правда, как и Паустовский, Нагибин чаще всего рассказывал о красотах Мещерского края, который стал для него символом среднерусской природы.

Юрий Нагибин родился в Москве в интеллигентной семье. Его отец стал жертвой сталинских репрессий, и мальчика воспитал отчим. Позже, уже в начале пятидесятых годов, Нагибин рассказал о судьбе отца в повести «Встань и иди».

Он написал ее по зову сердца и, как это принято говорить в писательской среде, «в стол», не надеясь на публикацию. Но в 1987 году Юрий Нагибин все-таки сумел напечатать эту повесть-исповедь сына перед памятью отца.

Он с горечью напишет о том, что не смог понять до конца самого близкого человека, стесняясь своего прошлого.

Биография Юрия Марковича Нагибина — это и биография его поколения, которое воспринимало мир как данность, не всегда задумываясь об истинных причинах вещей. Когда пришло время, он начал учиться медицине, а затем сценарному мастерству. Во время Великой Отечественной войны Нагибин стал политработником, потом корреспондентом газеты «Труд».

В 1939 году в журнале «Огонек» появился его первый рассказ «Двойная ошибка», но профессиональным писателем он стал после окончания войны.

«Все виденное и пережитое тогда неоднократно возвращалось ко мне много лет спустя в ином образе, и я опять писал о Волге и Донбассе военной поры, о Волховском и Воронежском фронтах, и, наверное, никогда не рассчитаюсь до конца с этим материалом», — позже писал Нагибин в автобиографии.

Действительно, события этого времени станут содержанием многих произведений писателя — «Ранней весной» (1957), «Павлик» (1958), «Гибельпилота» (1964), «Дело капитана Соловьева» (1969).

После войны Юрий Маркович Нагибин несколько лет работал в журналистике, много ездил по стране, в основном по сельской местности. Еще в детстве ему запали в душу впечатления от одного лета, проведенного в деревне, когда он стал невольным свидетелем раскулачивания близких ему людей.

Да и послевоенная деревня жила трудно и бедно, не зная достатка, не говоря уж о богатстве. Трудная судьба сельчан станет сюжетом горьких и в то же время предельно достоверных фильмов, снятых по его сценариям, — «Председатель», где в главной роли снимался М. Ульянов, и «Бабье царство».

Юрий Нагибин был профессиональным киносценаристом. Он часто писал сюжеты будущих фильмов на основе своих произведений и стал автором около сорока сценариев.

Среди них не только остросоциальные картины, но и биографические фильмы — «Чайковский» (1970), «Ярослав Домбровский» (1976), «Дерсу Узала», сценарий которого он написал совместно с японским режиссером Акирой Куросавой.

Тонкой и хрупкой детской психологии посвящена картина «Девочка и эхо» (1965), сценарий которой был также написан в соавторстве.

Множество картин, которые были сняты по сценариям Юрия Марковича Нагибина, получали призы международных кинофестивалей, хотя советская критика практически не писала об этом. Причин было несколько.

В 1966 году Нагибин поставил свою подпись под письмом в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля, что вызвало недовольство властей и руководства Союза писателей СССР.

Поэтому его произведения подвергались резкой критике, а некоторые просто не доходили до читателей.

Была и другая причина, почему Нагибин не входил в число видных и преуспевающих советских писателей. Он в основном писал о природе, а эта тема интересовала немногих, хотя его рассказы поднимали важные жизненные проблемы.

Еще в 1955 году Нагибин написал рассказ «Зимний дуб», в котором сумел поставить сразу несколько вопросов: о взаимоотношениях людей с природой, об истинных и мнимых ценностях, о значимости душевного равновесия внутри каждого человека.

Юрий Маркович Нагибин любил природу не абстрактной любовью. Он часто выезжал в леса, был страстным охотником. Свои впечатления он и описывал в сборниках рассказов «Зимний дуб», «Скалистый порог», «Ранней весной», «Остров любви», «Берендеев лес» и многих других. Они отличаются вниманием к повседневному, привычному и обыденному.

Обычно писатель тщательно продумывал сюжет и структуру своих произведений, а потом записывал уже окончательный вариант. Он мог в дальнейшем осуществить только стилистическую и редакторскую правку, но практически не менял их основную форму и расстановку характеров.

Особое место в творчестве Юрия Нагибина занимали произведения о детстве и юности: «Чистые пруды» (1962), «Переулки моего детства» (1971), «Лето» и «Школа» (1968—1975). Последние три цикла составили «Книгу детства».

Писателю удалось проникнуть в психологию растущего сознания, он не только показал изменение отношения к миру, но и выступил продолжателем традиций классической автобиографии, показав разные состояния своего героя.

По мере взросления героя его связи с миром расширялись, и в произведении появляется все большее количество действующих лиц, среди которых оказываются и значимые исторические фигуры. Известно, что ранние произведения Нагибина рассматривали в рамках продолжения писательской традиции А. Платонова, который был другом семьи.

Но главным героем городской прозы Нагибина остается Москва, город, где он прожил практически всю свою жизнь и который считал своей единственной привязанностью, хотя объездил весь мир, кроме Южной Америки. Нагибин Юрий Маркович был блестящим знатоком истории улиц, переулков и площадей Москвы. Не случайно последней его книгой стал «Всполоный звон», посвященный родному городу.

Работа в мемуарном жанре требовала от писателя хорошего знания отечественной и мировой истории. Он часто использовал исторические сюжеты и факты в своих произведениях. Правда, перед нами скорее психологическое видение истории. Исторические факты служат для писателя основой для художественной фантазии, где преобладает личностное отношение к событиям прошлого.

Нагибина больше интересуют не исторические явления, а его участники, такие, как протопоп Аввакум, Бах, Гёте, Рахманинов, Хемингуэй. Логическим завершением его интереса к этим выдающимся личностям стали посвященные им учебные передачи. Обычно Нагибин сам подбирал и место проведения съемок. Так, передача о поэте Иннокентие Анненском была снята в Царском Селе.

Она была построена как непринужденный диалог ведущего со зрителем.

Не случайно Юрий Маркович Нагибин постоянно подчеркивал, что его книги — это его жизнь. В них он радовался, переживал и любил. Вот эту полноту жизни он и стремился передать своему читателю. Одним из выражений подобного мироощущения стал пересказ сказки «Бемби» австрийского писателя Ф. Зальтена.

Личная жизнь Юрия Нагибина, так же как и его творчество, складывалась непросто. Он был шесть раз женат, в том числе и на Белле Ахмадулиной.

Юрий Маркович Нагибин говорил, что каждая из женщин вносила в его жизнь что-то особенное, и с каждой он был по-своему счастлив. Последняя жена писателя — Алла Григорьевна, переводчица по профессии, — стала и хранительницей его наследия.

Они были счастливы почти двадцать пять лет, и свою любовь к ней Нагибин выразил в романтической сказке «Рассказ синего лягушонка».

Источник: http://biografiivsem.ru/nagibin-yuriy-markovich

Ссылка на основную публикацию