Александр зиновьев – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Александр Зиновьев

Александр Зиновьев принял советское общество как естественную среду существования и всю жизнь проделывал свой личный эксперимент над собой.

Александр Александрович Зиновьев родился 29 сентября 1922 года в с. Пахтино Костромской области в крестьянской семье, которая в 1929 году бежала от голода в Москву. С 1941 по 1945 год служил в рядах Советской армии, участвовал в Великой Отечественной войне в танковых частях, затем в авиационных.

В 1951 году окончил философский факультет МГУ, спустя три года – аспирантуру. Доктор философских наук. В 1976 году после публикации в швейцарском издательстве романа “Зияющие высоты” уволен с должности старшего научного сотрудника и лишен научных званий. В 1977 году исключен из рядов КПСС.

В 1978 году лишен советского гражданства и выслан из СССР. В 1990 году Зиновьеву возвращено гражданство СССР, ученые степени и звания. Автор более 30 научных и художественно-публицистических книг. С 1997 – года вице-президент Академии российской словесности. Сам рисует иллюстрации к своим произведениям.

Живет в Москве.

– Александр Александрович, у вас, насколько я понимаю, с советской властью была неразделенная любовь?

– Да, с ранней юности я просто болел коммунизмом. Но я не был просто слепым защитником, я стремился понять, что это такое. Жизнь у меня была тяжелая, впервые в жизни я спал на отдельной койке, когда меня арестовали.

До этого мы жили восьмером в десятиметровом подвале. Голод, нищета, вши – все это в моей жизни было. Тем не менее все равно я считаю советский период феноменальным явлением в истории человечества. И когда еще такое будет – трудно сказать.

Может быть, никогда.

– В 1939 году вас правильно арестовали?

– Абсолютно правильно.

– А если бы вас расстреляли?

– Ну что делать? Я был террорист. Я хотел убить Сталина. Что еще со мной делать?

– Как вы сейчас относитесь к Сталину?

– Я считаю его одним из величайших людей в истории человечества. В истории России он был, по-моему, даже крупнее, чем Ленин. До смерти Сталина я был антисталинистом, но всегда считал его гениальной личностью.

– В чем заключалась его гениальность?

– Как в чем? В том, что он создал великую супердержаву.

– А, скажем, репрессии? Их что, не было?

– Были, конечно. Но меня это мало интересовало. В реальной жизни все было не так, как сейчас представляют всякого рода спекулянты. Были репрессии, но было и что-то другое. Возьмем нашу семью. Моя бабушка, мать моей матери, принадлежала к древнему дворянскому роду, дед был крупным предпринимателем. Они после революции потеряли все свои ценности.

Дом, где жили бабушка и дедушка, они отдали под сельскую больницу, но никто у нас не был арестован. А в деревне у нас были соседи. У них в семье было арестовано четыре человека. За что, за политику, что ли? Один был председателем колхоза, пропил чуть ли не половину колхозного имущества. Другой – тоже за какие-то уголовные преступления.

Но шли они по 58-й статье – как враги народа.

– Вы считаете, что при Сталине всех сажали правильно?

– Не всех, но это время было трагическое, тяжелое. Вот сейчас попробуйте наведите порядок в стране – ведь полстраны преступники. А тогда, вы думаете, проще было? Я считаю, что в “Архипелаге ГУЛАГ” отдельные факты справедливы. Но в целом – это концептуальная фальсификация истории.

Получилось так, будто вот был злодей Сталин, а все остальные были невинные жертвы. Я вообще не встречал людей, которые подвергались репрессиям и за которыми не было бы какой-то вины. Ну вот, я мальчишка совсем был.

Что со мной нужно было делать? Что, орденом награждать, что ли? И как вы думаете, что, все эти люди – Троцкий, Бухарин, Каменев – были ангелами? Нет, конечно. Вся реальная история сфальсифицирована. Почти на сто процентов. И сейчас идет систематическая фальсификация истории: и советской, и досоветской, и зарубежной.

Я мир наблюдал своими глазами. Сам. Разработал методы исследования этого мира – таким, какой он есть. И все это описывал в своих книгах.

– Вам не приходилось менять свои убеждения?

– Они, конечно, менялись – человек не может родиться с готовыми убеждениями. Однако основы моего мировоззрения, как я сформулировал их в 15-16 лет, до сих пор остались неизменными.

Когда я сидел на Лубянке, я принял решение не заниматься политикой. Я решил для себя так: идеальных обществ не бывает. Самые лучшие идеалы – идеалы коммунистические.

И то реализация их дала в значительной мере кошмарные результаты.

– Значит, все-таки кошмарные?

– Были и кошмарные. Я сам жил так, что людям сейчас невозможно поверить, что человек мог выжить в таких условиях. Но я решил, что для меня важно не общество, в котором я живу, а я в этом обществе. Я принял советское общество как естественную среду существования и всю жизнь проделывал свой личный жизненный эксперимент над собой.

– Жизненный эксперимент над собой – хорошо сказано.

– Да, и я ни о чем не жалею.

– Вы считаете, что советское общество было лучше, чем западное?

Источник: http://facecollection.ru/people/aleksandr-zinovev

Муж Елены Борзовой, Николай Зиновьев – фото

Николай Зиновьев, муж Елены Борзовой, талантливейший современный художник слова, уроженец Кубани. Он широко известен как автор множества песен, сборников стихотворений, сочинитель пьесы «В разрыве облаков» и романа «Евангелие от кометы».

Зиновьев, несмотря на то, что его неоднократно номинировали на различные премии по литературе, в настоящее время живет весьма скромно, получает небольшую пенсию. Муж Борзовой ведет закрытый образ жизни, если не сказать аскетичный.

Даже количество фото, помещенных в литературных журналах и энциклопедиях, минимально.

Личная жизнь им никогда не афишировалась. Зиновьев не играет на публику с целью привлечь внимание к своей персоне.

Это и неудивительно, поскольку для такого человека пустить пыль в глаза любопытной толпе людей, косвенно вовлечь их через экраны телевизора в семейные коллизии и конфликты – это значит предать себя, свое высокое звание поэта, отличающегося особыми нравственными качествами, особым строем души.

Муж Елены Борзовой Николай Зиновьев — биография

Семья, в которой родился Зиновьев, состояла из творческих людей: его отец по профессии был режиссером, а мать играла на фортепиано. Такая одухотворенная домашняя обстановка способствовала развитию поэтического таланта в Николае.

Однако его жизнь всегда складывалась таким образом, что молодой человек напрямую не был связан с литературой, любовь к которой никогда не пропадала. По окончании школы Зиновьев, поступив в ПТУ, получил специальность сварщика, затем продолжил обучение в техникуме машиностроения.

И только после этого Николай смог приблизиться к миру литературы: он заочно решил учиться в Кубанском университете на филологическом факультете.

Его поэтический дар был сразу же замечен. Стихи мужа Елены Борзовой производили глубокое впечатление как на литературных критиков, так и на публику, что в дальнейшем обеспечило ему почетное звание российского поэта.

 Однако навалившаяся на него болезнь Паркинсона заставила прервать литературную деятельность. По последним данным 2018 года, муж актрисы Елены Борзовой живет в Подмосковье тихо и незаметно для журналистов и прессы.

Женой знаменитого поэта стала Елена Борзова, которая на момент знакомства с Николаем имела за плечами горький жизненный опыт: два незадавшихся брака и оставшиеся на руках дети от первого и второго мужа. Страстная, бурная, полная драматических событий жизнь актрисы требовала размеренности и стабильности.

Елена Борзова, разочарованная в любви, преданная вторым мужем, окунулась в работу с головой. Она стала вести концерты уже известного на тот момент поэта Николая Зиновьева, перед творчеством которого актриса преклонялась. Талант мужа восхищал тонкую, восприимчивую натуру Елены Борзовой своим литературным слогом.

 Зиновьев весьма неожиданно сделал актрисе предложение руки и сердца, на что Борзова ответила согласием.

Муж Борзовой, который был старше своей избранницы на 11 лет, посредством своего жизненного опыта, мудрости помог Елене преодолеть депрессию из-за разрыва со вторым мужем, которого она безумно любила. Однако настоящего счастья этот брак не принес. Актриса вышла замуж от отчаяния, безвыходной печали.

Общих интересов у этих людей ничтожно мало. Живет Елена Борзова с мужем как бы по инерции, не испытывая к нему всепоглощающей любви.

Несмотря на совместную жизнь, Елена и Николай живут словно в разных измерениях – Зиновьев с головой погружен в творческую атмосферу, а Борзова живет в своей атмосфере актрисы.

По-настоящему родными людьми Елена Борзова и ее муж не стали. Но что бы там ни было они продолжают жить вместе, во всем поддерживая друг друга.

Источник: http://muzh-zhena.ru/blog/muzh-eleny-borzovoj-nikolaj-zinovev-foto

Александр Александрович Зиновьев

Александр Зиновьев родился в деревне Пахтино Чухломского уезда Костромской губернии РСФСР (ныне Чухломский район Костромской области) шестым ребёнком маляра Александра Яковлевича и крестьянки Апполинарии Васильевны. В поисках лучшей жизни семья Зиновьевых переселилась в Москву. В деревенской, и позже — столичной школе Александр выделялся большими способностями.

В 1939 году с отличием окончил школу и поступил в Московский институт философии, литературы и истории. О его тайных выступлениях, критикующих тоталитарный режим, донесли, за что он был исключён из МИФЛИ, затем арестован и подвергнут психиатрической экспертизе. Перед повторным арестом он сбежал, и в 1940 году пошёл добровольцем в Красную Армию, избавившись таким образом от преследований.

Служил в кавалерии. Участвовал в Великой Отечественной войне с 1941 года в составе танкового полка. Однако к началу войны его полк не успел получить танки и поэтому воевал фактически как стрелковая часть.

В конце 1941 года Зиновьев попал в авиационную школу, где осваивал истребительную специальность. Школу закончить не успел, так как в 1942 году был возвращен в танковые войска. Однако затем возобновил обучение в авиационной школе, откуда был выпущен в 1944 году как летчик-штурмовик.

Продолжил воевать в различных штурмовых полках на самолёте Ил-2, прошёл Польшу, Германию, был в Чехословакии, Венгрии, Австрии. Последние боевые вылеты совершил в ходе Пражской операции по уничтожению крупной группировки немецких войск генерал-фельдмаршала Шёрнера.

Имел 31 боевой вылет, был награждён орденом Красной Звезды и другими орденами и медалями. Завершил войну в звании капитана.

Послевоенное время

В 1946 году Александр Зиновьев поступил на философский факультет Московского Государственного Университета, дав коробку конфет за нераскрытие запрета ему поступать в вузы. В 1951 году получил диплом с отличием и остался в аспирантуре. Зиновьев — один из основателей Московского логического кружка (с 1952 г.; в Кружок также входили Б. А. Грушин, М. К.

 Мамардашвили и Г. П. Щедровицкий; позднее — Московский методологический кружок). В 1954 году защитил кандидатскую диссертацию на тему логики книги «Капитал» Карла Маркса (диссертация издана в 2002 г. Институтом философии РАН). В 1955 году стал научным сотрудником Института Философии Академии Наук СССР.

В 1960 году защитил докторскую диссертацию и вскоре получил звание профессора и заведующего кафедрой логики МГУ. Написал множество научных книг и статей, получил мировую известность: все его крупные произведения были вскоре переведены на иностранные языки. Выдвигался в члены-корреспонденты Академии наук СССР и на Государственную премию СССР.

Часто приглашался на заграничные конференции, но ни на одной не побывал.

Зиновьев был снят с должности заведующего кафедрой, очевидно, за отказ уволить двух преподавателей, а затем и лишён профессуры. После этого он стал писать «ненаучные» произведения, и пересылать их на Запад. В 1976 году из них была составлена книга «Зияющие высоты», изданная в Швейцарии. Книга в иронической, юмористичной форме описывала общественную жизнь в Советском Союзе.

За несоответствие идеологическим нормам книга была признана антисоветской, и Зиновьева лишили всех научных званий, военных наград и изгнали с работы. Органы правопорядка, по его словам, предложили ему выбор между тюремным заключением и выездом из страны, и он выбрал выезд. 6 августа 1978 года А. Зиновьев с семьей был выслан из СССР в ФРГ.

По прибытии в Мюнхен, Зиновьев был принят президентом Мюнхенского университета Н. Лобковицем, Зиновьеву была предоставлена работа профессора кафедры логики Мюнхенского университета. С 1978 по июнь 1999 года Александр Зиновьев с семьёй жил в Мюнхене, занимаясь научным и литературным трудом. В 1999 г.

выдвигался в Госдуму по списку Российского Общенародного Союза, но не был зарегистрирован, так как вернулся в Россию незадолго до этого.

До периода перестройки Зиновьев был одним из самых ярких критиков советской системы. Зиновьев отрицательно относился к распространению прозападных либеральных ценностей. В поздних изданных трудах крайне негативно оценивал разрушение советской системы.

Зиновьев скончался 10 мая 2006 года от рака мозга. Согласно завещанию, был кремирован, пепел был развеян с вертолёта над районом Чухломы, где родился и вырос Зиновьев.

В память о заслугах перед российской культурой на Новодевичьем кладбище в Москве была сооружена символическая могила-кенотаф и памятник Зиновьеву.

В Костроме в сквере Костромского государственного университета установлен памятник А. А. Зиновьеву работы скульптора А. Н. Ковальчука.

С 2007 года в память А. А. Зиновьева выходит общественно-политический онлайн журнал «Зиновьев», посвящённый злободневным проблемам общества и человеческого мировоззрения, авторами которого являются известные российские и мировые политики и мыслители.

Читайте также:  Дарья салтыкова (салтычиха) - биография знаменитости, личная жизнь, дети

С 1999 года работает Российско-Баварский исследовательский центр имени А.А.Зиновьева.

Семья

А. А. Зиновьев был трижды женат. От первого брака у Зиновьева остался сын Валерий, от второго — дочь Тамара, от третьего брака две дочери — Полина и Ксения.

Общая характеристика творчества

Творчество А.Зиновьева разделяется на три основных периода:

  • 1-й, «академический» — до публикации «Зияющих высот» (1976) и высылки из Советского Союза. Основная сфера его занятий — логика и методология науки. Труды этого периода: «Философские проблемы многозначной логики» (1960), «Логика высказываний и теория вывода» (1962), «Основы логической теории научных знаний» (1967), «Комплексная логика» (1970), «Логика науки» (1972), «Логическая физика» (1972) и др.;
  • 2-й: 1978—1985 годы — исследование, описание и критика реального коммунизма в различных литературных жанрах: в публицистике, социальной сатире и социологическом эссе. В этот период 3иновьевым написаны следующие работы: «Светлое будущее» (1978), «В преддверии рая» (1979), «Жёлтый дом» (1980), «Коммунизм как реальность» (1981), «Гомо советикус» (1982), «Мой дом — моя чужбина» (1982), «Пара беллум» (1982), «Ни свободы, ни равенства, ни братства» (1983), «Иди на Голгофу» (в основном написана в 1982, обнародована в 1985) и др.;
  • 3-й: после начала перестройки в СССР — критика распада советской системы, поворот к критике современного западного общества

Александр Зиновьев являлся одним из наиболее известных и плодотворных авторов в жанре социологического эссе. В такой повести в художественном стиле описываются социально значимые аспекты жизни людей в данном обществе, иллюстрируемые характерными для него событиями и описаниями типичных явлений.

Вымышленные действующие лица служат для описания качеств социальных типов людей и высказывают различные мнения.

В таком жанре и была написана его книга «Зияющие высоты» и другие: «Светлое будущее», «В преддверии рая», «Записки ночного сторожа», «Жёлтый дом» в 2-х томах (1980), «Иди на Голгофу» (1985), «Живи» (1989), «Глобальный человейник» (1997), «Катастройка» (1988), «Искушение» (1991), «Русская трагедия (Гибель утопии)» (2002).

Кроме философских произведений, Зиновьев много времени уделял поэзии и живописи. Картины Зиновьева выполнены в экспрессионистской и сюрреалистической манере, несут сильный заряд эмоций, символизируют противостояние автора враждебному миру, одиночество. Даже в лирических стихотворениях чувствуется резкая, задиристая манера Зиновьева общаться с окружающим миром.

Критика

Известный немецкий славист и литературовед-русист Вольфганг Казак следующим образом охарактеризовал литературное творчество А.Зиновьева:

Зиновьев и «Новая хронология»

Александр Зиновьев высоко оценивал «Новую хронологию» Анатолия Фоменко и Глеба Носовского, с которыми познакомился около 1999 года. В статье «Когда жил Аристотель» (2004) Зиновьев назвал «Новую хронологию» «одним из самых выдающихся открытий в науке двадцатого столетия».

Со школьных и студенческих лет Зиновьев был убеждён, что «человеческая история систематически фальсифицируется буквально на наших глазах, а описания прошлой истории в учебниках и учёных трудах не заслуживают безусловного доверия». С работами Н. А. Морозова, предшественника Фоменко и Носовского, он познакомился в 1930-х годах.

Международное признание

Международные премии

  • Лауреат премии Алексиса Токвиля за гуманизм, 1982 г.
  • Лауреат Европейской премии Шарля Вейонна 1977 года
  • Лауреат Литературной премии Тевере, выданной Итальянским центром распространения искусства и культуры (Centro italiano diffusione arte e cultura (Cidac) в 1992 г. (Corriere della Sera от 19.09.1992).

Членство в академиях

  • Член Российской академии социальных наук
  • Вице-президент Академии российской словесности
  • Член Международной академии наук Евразии

Почётные звания

  • Почётный гражданин города Авиньон (Avignon, 1986 г.)
  • Почётный гражданин Костромской области (2008 г., посмертно)
  • Почётный гражданин города Равенна (Ravenna, 1984 г.)
  • Почётный гражданин города Оранж (Orange, 1986 г.)
  • Почётный профессор Университета Сантьяго де Чили
  • Почётный профессор Московского гуманитарного университета
  • «Человек года — 2001» («За выдающуюся просветительскую деятельность» в номинации «Культура», Русский биографический институт)

Учёные степени и звания

  • Доктор философских наук (1960 г.)
  • Профессор философского факультета МГУ
  • Профессор Литературного института им. М. Горького

Государственные награды

  • орден Октябрьской Революции
  • орден Красной Звезды

Общественные награды

  • «Звезда Московского Университета» («За служение Истине», 2005 г.)
  • Медаль «250 лет МГУ» (2005 г.)
  • Медаль «Никиты Моисеева» (Московский гуманитарный университет, 2002 г.)
  • Медаль «Пушкина» («Ревнителю Просвещения», Академия российской словесности)
  • Медаль «Виктора Розова» («За вклад в отечественную культуру», 2001 г.)
  • Медали «65 лет обороны Москвы»
  • Медали «65 разгрома немецко-фашистских войск под Москвой» (ЦК КПРФ)
  • Медали «60 лет взятия Берлина» (Межрегионального общественного фонда «Памяти народа»)
  • Медаль «50-летия „За нашу Советскую Родину“»
  • Орден Академии безопасности и правопорядка
  • Медаль «850 лет Костромы»

Память

Памятник Александру Зиновьеву (скульптор А. Ковальчук) установлен в Костроме на территории Костромского государственного университета имени Н. А. Некрасова по адресу: г. Кострома, ул. 1 Мая, 14. На историческом факультете университета открыта мемориальная аудитория Александра Зиновьева (фотоэкспозиция и выставка работ).

Основные работы

Научные труды

  • Зиновьев А. А. Логическое строение знаний о связях // Логические исследования. — М.: 1959.
  • Зиновьев А. А. Следование как свойство высказываний о связях // Научные доклады высшей школы. Философские науки. — 1959. — № 3.
  • Зиновьев А. А. Об одной программе исследования мышления // Доклады АПН РСФСР. — 1959. — № 2.
  • Зиновьев А. А. О логической природе восхождения от абстрактного к конкретному // Философская энциклопедия. — 1960. — Т. 1.
  • Зиновьев А. А. К вопросу о методе исследования знаний (высказывания о связях) // Доклады АПН РСФСР. — 1960. — № 3.
  • Зиновьев А. А., Ревзин И. И. К определению понятия связи // Вопросы философии. — 1960. — № 1.
  • Зиновьев А. А. К определению понятия связи // Вопросы философии. — 1960. — № 8.
  • Зиновьев А. А. Об основных понятиях и принципах логики науки // Логическая структура научного знания. — М.: 1965.
  • Зиновьев А. А. Философские проблемы многозначной логики. — М., 1960.
  • Зиновьев А. А. Логика высказываний и теория вывода. — М., 1962.
  • Зиновьев А. А. Основы логической теории научных знаний. — М., 1967.
  • Зиновьев А. А. Очерк многозначной логики. — М., 1968.
  • Зиновьев А. А. Логическое следование. — М., 1970.
  • Зиновьев А. А. Комплексная логика. — М., 1970.
  • Зиновьев А. А. Логика науки. — М., 1971.
  • Зиновьев А. А. Логическая физика. — М., 1972.
  • Зиновьев А. А. Нетрадиционная теория кванторов. — М., 1973.
  • Зиновьев А. А. Логика классов (множеств). — М., 1973.
  • Зиновьев А. А. Очерк эмпирической геометрии. — М., 1975.
  • Зиновьев А. А. Полная индукция и Последняя теорема Ферма. — 1979.
  • Зиновьев А. А. Очерки комплексной логики. — М., 2000. — 560 с. — ISBN 5-8360-0125-1

Источник: http://people-archive.ru/character/aleksandr-aleksandrovich-zinovev

Николай Александрович Зиновьев: биография, карьера и личная жизнь

Имя поэта Николая Зиновьева известно в России – его стихи ценят за глубокий патриотизм, за четкость выражений и за гражданскую позицию. Валентин Распутин очень тепло отзывался о его стихах, он говорил, что «строчки Зиновьева как будто вырублены сильной и мощной мыслью, которая производит оглушающее впечатление…».

Родился Николай Александрович в 1960 году в станице Кореновской Краснодарского края в семье рабочего и учительницы.  

Талантов к писательству в раннем возрасте он не проявлял, проблем особых родителям тоже не доставлял – был обычным ребенком. После школы поступил в ПТУ, чтобы получить профессию сварщика. Затем он получил образование в машиностроительном техникуме.

Именно в то время у него проявился интерес к литературе, особенно к стихам, и он поступил на филологический в Кубанском университете, чтобы учиться заочно.

Однако не сразу судьба связала его с поэзией, потому что надо было зарабатывать на жизнь.

Поэтому профессии Николая в молодости были связаны с физическим трудом: он работал бетонщиком, сварщиком, грузчиком – годилась любая работа, которая могла обеспечить нормальное существование.

Видимо, в то время набирался жизненный опыт – тот багаж, который необходим поэтам и писателям, чтобы писать о насущном, о важном и главном в жизни. И вот однажды Николай прочел стихи, которые произвели на него ошеломляющее впечатление, это и стало толчком к собственному творчеству. Тогда ему исполнилось 20 лет, и свои стихи он показывал только близким.

Мама долго уговаривала его – просила отправить стихи в районную газету, а когда Николай все же послал несколько стихотворений, в редакции не поверили, что такие глубокие стихи мог написать молодой парень.

К счастью, стихи Зиновьева каким-то чудом попали к Вадиму Неподобе – известному кубанскому поэту, и он высоко оценил их.

Это произошло в 1982 году, а в 1987 году Николай Зиновьев уже выпускает книгу «Я иду по земле», которая сделала его известным, а стихи – узнаваемыми.

После этого было издано еще больше 10 сборников стихов: «Полет души», «Вкус огня» и другие. Стихи Зиновьева передавали из рук в руки, переписывали и читали на поэтических вечерах.  

В 1993 году Николай Зиновьев становится членом Союза писателей России, а в 2009 – членом правления Союза писателей России.

А до этого были многочисленные поэтические конкурсы, много работы на литературном поприще и многочисленные награды. Они все очень значимые, но одна особенная: Большая литературная премия.

Хотя для самого Зиновьева может быть значимой и премия «Дельвита», и Всероссийская православная премия им. А. Невского, и другие.

А скорее всего, все они ценны одинаково – ведь это означает, что стихи дошли до души того, к кому они были обращены – до души современника.

К тому же стихи поэта переведены на чешский, белорусский, черногорский, вьетнамский и армянский языки.

Жена Николая Ирина – журналист, коллега и единомышленница. Они вместе уже много лет, и все свои стихи он сначала показывает Ирине, а потом уже выносит на суд публики.

Когда его спросили, почему он не пишет стихов о любви, Зиновьев ответил, что о любви не стоит говорить во всеуслышание.

Главное, что они понимают друг друга и поддерживают во всем. Однажды было такое, что все деньги, собранные на дом, Ирина отдала за издание сборника стихов мужа – как можно оценить такой поступок?

В семье Зиновьева двое детей, и он доволен своей судьбой, своей жизнью, не всегда богатой.  Наверное, если бы не его такая непростая жизнь, и стихов таких он не смог бы написать. Поэтому Николай считает, что все в его жизни хорошо и правильно.

Источники:

  • Зиновьев Николай Александрович: биография
  • Тихие пути к Богу

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-956599–nikolay-aleksandrovich-zinovev-biografiya-karera-i-lichnaya-zhizn

Александр Зиновьев – биография, список книг, отзывы читателей

Александр Александрович Зиновьев — советский и российский учёный-логик, социолог и социальный философ; писатель.

Александр Зиновьев родился в деревне Пахтино Чухломского уезда Костромской губернии РСФСР (ныне Чухломский район Костромской области) шестым ребёнком маляра Александра Яковлевича и крестьянки Аполлинарии Васильевны. В поисках лучшей жизни семья Зиновьевых переселилась в Москву.

В деревенской, и позже — столичной школе Александр выделялся большими способностями. В 1939 году с отличием окончил школу и поступил в Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ).

С 16 лет был убежденным антисталинистом, участвовал в небольшой студенческой террористической группе, целью которой было убийство Сталина.

Группу так и не разоблачили, однако о его выступлениях, критикующих советский режим, в частности, коллективизацию, донесли коммунист, считавший сталинизм изменой идеалам настоящего коммунизма»), за что он был подвергнут психиатрической экспертизе и в конечном итоге исключён из комсомола и из МИФЛИ.

Одновременно, друзья написали на него другой донос, и Зиновьев был арестован. При переводе с Лубянки в другое место сбежал, был объявлен во всесоюзный розыск, жил по подправленным документам, и в 1940 году пошёл добровольцем в Красную Армию, таким образом сумев избежать преследований.

Служил в кавалерии. Участвовал в Великой Отечественной войне с 1941 года в составе танкового полка. Однако к началу войны его полк не успел получить танки и поэтому воевал фактически как стрелковая часть.

В конце 1941 года Зиновьев попал в авиационную школу, где осваивал специальность летчика-истребителя. Школу окончить не успел, так как в 1942 году был возвращен в танковые войска. Однако затем возобновил обучение в авиационной школе, откуда был выпущен в 1944 году как лётчик-штурмовик.

Продолжил воевать в различных штурмовых полках на самолёте Ил-2, прошёл Польшу, Германию, был в Чехословакии, Венгрии, Австрии. Последние боевые вылеты совершил в ходе Пражской операции по уничтожению крупной группировки немецких войск генерал-фельдмаршала Шёрнера.

Имел 31 боевой вылет, был награждён орденом Красной Звезды и другими орденами и медалями. Завершил войну в 1945 году в Берлине в звании капитана.

В 1946 году Александр Зиновьев поступил на философский факультет МГУ, в 1951 году получил диплом с отличием и остался в аспирантуре. Зиновьев — один из основателей Московского логического кружка. В 1954 году защитил кандидатскую диссертацию «Метод восхождения от абстрактного к конкретному».

В 1955 году стал научным сотрудником Института философии Академии наук СССР, где проработал до 1976 года.

В 1960 году защитил докторскую диссертацию на тему логики книги «Капитал» Карла Маркса (впоследствии издана в 2002 году Институтом философии) и вскоре получил звание профессора и заведующего кафедрой логики МГУ.

Написал множество научных книг и статей, получил мировую известность: все его крупные произведения были вскоре переведены на иностранные языки. Выдвигался в члены-корреспонденты Академии наук СССР и на Государственную премию СССР. Часто приглашался на заграничные конференции, но ни на одной не побывал.

Читайте также:  Александра пахмутова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Зиновьев был снят с должности заведующего кафедрой логики в МГУ за отказ уволить двух преподавателей, связанных с диссидентами (Юрий Гастев и Виктор Финн), а затем и лишён профессуры.

После этого постепенно у него начались проблемы с публикацией научных работ, и он стал писать публицистические произведения и пересылать их на Запад. Статьи публиковались в Польше и Чехословакии.

Тогда же он много выступал с публичными лекциями на различные темы, а его статьи распространялись в «самиздате».

В 1976 году из них была составлена книга «Зияющие высоты», изданная в Швейцарии. Книга в иронической и юмористичной форме описывала общественную жизнь в Советском Союзе.

За несоответствие идеологическим нормам книга была признана антисоветской, и Зиновьева лишили всех научных званий, военных наград и изгнали с работы.

Органы правопорядка, по его словам, предложили ему выбор между тюремным заключением и выездом из страны, и он выбрал выезд. 6 августа 1978 года А. Зиновьев с семьей был выслан из СССР в ФРГ.

С 1978 по июнь 1999 года Александр Зиновьев с семьёй жил в Мюнхене, занимаясь научным и литературным трудом. По прибытии в Мюнхен, Зиновьев был принят президентом Мюнхенского университета Н.

Лобковицем, Зиновьеву была предоставлена работа профессора кафедры логики Мюнхенского университета. До периода перестройки Зиновьев был одним из самых ярких критиков советской системы. При этом Зиновьев отрицательно относился к распространению прозападных либеральных ценностей.

А в поздних изданных трудах крайне негативно оценивал разрушение советской системы.

В 1990 году был восстановлен в советском гражданстве.

В 1999 году он попал в шорт-лист номинантов на Нобелевскую премию в области литературы, однако Зиновьев жёстко критиковал тогда бомбардировки Сербии; премию получил Гюнтер Грасс.

Вдова Зиновьева Ольга отмечала, что происходящее в Югославии подтолкнуло Зиновьева к возвращению в Россию.

В июне 1999 года возвратился в Москву, мотивируя это тем, что невозможно «находиться в лагере тех, кто уничтожает мой народ и мою страну».

В 1999 году выдвигался в Госдуму по списку Российского Общенародного Союза, но не был зарегистрирован, так как вернулся в Россию незадолго до этого.

Зиновьев скончался 10 мая 2006 года от опухоли мозга. Согласно завещанию, был кремирован, пепел был развеян с вертолёта над районом Чухломы, где родился и вырос Зиновьев, на этом месте был установлен валун. В память о заслугах перед российской культурой на Новодевичьем кладбище в Москве была сооружена символическая могила-кенотаф и памятник Зиновьеву.

Источник: http://readly.ru/author/23015/

Александр Зиновьев

Правило двух рекомендаций: этой книге Дмитрий Быков отдает 76 год в своем цикле «ХХ век в русской литературе»; неделей позже читаю «Круговые объезды…» Льва Данилкина, «Зияющие высоты» упоминаются там не раз (даже не два).

И страсть как люблю оксюмороны, «от жажды умираю над ручьем» и всякое такое, а что есть название, как не сочетание несочетаемого? Вершины должны быть сияющими, зиять могут только провалы.

Но как красиво, черт возьми! Решаю уже таки посмотреть, чтобы составить представление, начинаю читать и залипаю на этом тексте.

Объем значительный, без малого восемь сотен страниц. Чтение одновременно очень простое, потому что разбито на крошечные – на страничку-полторы главки, иногда притчевого содержания, чаще анекдотического, порой уморительно смешные, большей частью кафкиански абсурдные. Однако всякий, кому довелось пожить в Союзе, легко опознает предлагаемые ситуации.

Невероятно высокая степень афористичности. Так вот, чтение простое и в то же время сложное, потому что примерно каждая десятая глава посвящена разъяснению базовых философских понятий и категорий: законы природы, социальные законы, мораль, совесть и пр.

В максимально адаптированной к восприятию массового потребителя форме, по кругу, циклически, раз за разом с незначительными добавлениями. Не слишком часто и не очень помногу, но упорно, не сдавая позиций, а лишь завоевывая новые.

С пугающим постоянством появляются главы, названные «Крысы» – эти твари выступают здесь в качестве объекта социобиологического эксперимента и одновременно иллюстрируют, закрепляют пройденное. Во втором томе место крыс займет «Очередь», пугающая социальная трансформация.

Фиксированный список персонажей: Болтун, Мазила, Клеветник, Шизофреник, Социолог, Художник, Заведующий, Секретарь, Правдец, Хозяин, Хряк, Распашонка, Претендент, Неврастеник, Крикун, Двурушник, Учитель. Место действия – город Ибанск.

Да, ну как вам сказать, я понимаю, что выглядит все более, чем двусмысленно, не исключаю, что именно такого эффекта автор и добивался, и однако, у Зиновьева было потрясающее чувство языка в сочетании с удивительным тактом.

Через эту «и» в начале, большую часть времени читатель-слушатель воспринимает название города и производные от него (заведующий Ибанском – заибан, подземный Ибанск, аналог метро – подъибанск, реализм – ибанизм и тому подобное) не только и столько как нецензурщину, сколько как обращение к корням.

Понятно почему? Потому что все персонажи носят здесь фамилию Ибанов (вспоминайте, какая наша главная фамилия, правильно, Иванов). Не в последнюю очередь поэтому псевдонимы героев воспринимаются естественно, не производят впечатления пафосной претензии на притчевость.

Разгадывать прототипов здешних персонажей отдельное удовольствие для человека, знакомого с историей советского периода. Правдец, к примеру – Солженицын, Хозяин – Сталин, Хряк – Хрущов, Мазила скорее всего Неизвестный, а Распашонка явно сборный образ Евтушенко и Вознесенского; Двурушник – Сахаров.

Заибан – Брежнев, Поэт – Галич, Певец – Высоцкий а вот человека, скрытого под именем Учителя, не сумела разгадать. Кажется это собирательный образ Льва Гумилева, Даниила Андреева, Порфирия Иванова, хотя могу и ошибаться.

Зато Неврастеник совершенно точно Мамардашвили, в одном месте он говорит о своей работе «Топология…» (не помню чего, у Мераба Константиновича есть «Топология пути».

Очень хотелось понять, кто Шизофреник и Крикун, самые симпатичные и наиболее полно отвечающие критерию лирического героя здешние обитатели, но не получилось, возможно эти образы альтер-это автора, отражение его личности, помещенное в рамки вымышленных биографий.

Парадоксальным образом, это пессимистическое чтение оказывает духоподъемное и тонизирующее действие.

Достаточно вспомнить, как все мы жили при Советском Союзе, чтобы убедиться, насколько лучше сейчас и до какой степени нынешний «кровавый режим» которого не пинает сегодня только безногий, предоставляет больше возможностей для реализации, боже, да просто дышать дает.

Я была совсем девчонкой в описываемое время, но многочасовые комсомольские собрания застала. И очереди. И дефицит. И вечное двоемыслие – вот оно-то как кислотой разъедало душу, такое непереносимое отчаяние во всем было.

Понимаю, что такого рода чтение не для всех, может быть и вообще ни для кого сегодня, но я ценю, что у меня теперь все есть это есть. А еще, кто-то ведь должен читать и понимать хорошие книги. Просто кто-то должен.

Источник: https://www.livelib.ru/author/964-aleksandr-zinovev

Александр Зиновьев. Интервью «Независимой газете»

Вопрос: Александр Александрович, у Вас, насколько я понимаю, с советской властью была неразделённая любовь?

Александр Зиновьев: Да, с ранней юности я просто болел коммунизмом. Но я не был просто слепым защитником, я стремился понять, что это такое. Жизнь у меня была тяжёлая, впервые в жизни я спал на отдельной койке, когда меня арестовали.

До этого мы жили восьмером в десятиметровом подвале. Голод, нищета, вши — все это в моей жизни было. Тем не менее всё равно я считаю советский период феноменальным явлением в истории человечества. И когда ещё такое будет — трудно сказать.

Может быть, никогда.

Вопрос: В 1939 году Вас правильно арестовали?

Александр Зиновьев: Абсолютно правильно.

Вопрос: А если бы Вас расстреляли?

Александр Зиновьев: Ну что делать? Я был террорист. Я хотел убить Иосифа Сталина. Что же ещё со мной делать?

Вопрос: Как Вы сейчас относитесь к Сталину?

Александр Зиновьев: Я считаю его одним из величайших людей в истории человечества. В истории России он был, по-моему, даже крупнее, чем Ленин. До смерти Сталина я был антисталинистом, но всегда считал его гениальной личностью.

Вопрос: В чём заключалась его гениальность?

Александр Зиновьев: Как в чём? В том, что он создал великую супердержаву.

Вопрос: А, скажем, репрессии? Их что, не было?

Александр Зиновьев: Были, конечно. Но меня это мало интересовало. В реальной жизни всё было не так, как сейчас представляют разного рода спекулянты. Были репрессии, но было и что-то другое. Возьмём нашу семью. Моя бабушка, мать моей матери, принадлежала к древнему дворянскому роду, дед был крупным предпринимателем. Они после революции потеряли все свои ценности.

Дом, где жили бабушка и дедушка, они отдали под сельскую больницу, но никто у нас не был арестован. А в деревне у нас были соседи. У них в семье было арестовано четыре человека. За что, за политику, что ли? Один был председателем колхоза, пропил чуть ли не половину колхозного имущества. Другой — тоже за какие-то уголовные преступления. Но шли они по 58-й статье — как враги народа.

Вопрос: Вы считаете, что при Сталине всех сажали правильно?

Александр Зиновьев: Не всех, но это время было трагическое, тяжёлое. Вот сейчас попробуйте наведите порядок в стране — ведь полстраны фактически преступники. А тогда, вы думаете, проще было? Я считаю, что в «Архипелаге ГУЛАГ» отдельные факты справедливы. Но в целом — это концептуальная фальсификация истории.

Получилось так, будто вот был злодей Сталин, а все остальные были невинные жертвы. Я вообще не встречал людей, которые подвергались репрессиям и за которыми не было бы какой-то вины. Ну вот, я мальчишка совсем был.

Что со мной нужно было делать? Что, орденом награждать, что ли? И как вы думаете, что, все эти люди — Троцкий, Бухарин, Каменев — были ангелами? Нет, конечно. Вся реальная история сфальсифицирована. Почти на сто процентов. И сейчас идёт систематическая фальсификация истории: и советской, и досоветской, и зарубежной.

Я мир наблюдал своими глазами. Сам. Разработал методы исследования этого мира — таким, какой он есть. И всё это описывал в своих книгах.

Вопрос: Вам не приходилось менять свои убеждения?

Александр Зиновьев: Они, конечно, менялись — человек не может родиться с готовыми убеждениями. Однако основы моего мировоззрения, как я сформулировал их в 15–16 лет, до сих пор остались неизменными.

Когда я сидел на Лубянке, я принял решение не заниматься политикой. Я решил для себя так: идеальных обществ не бывает. Самые лучшие идеалы — идеалы коммунистические.

И то реализация их дала в значительной мере кошмарные результаты.

Вопрос: Значит, всё-таки кошмарные?

Александр Зиновьев: Были и кошмарные. Я сам жил так, что людям сейчас невозможно поверить, что человек мог выжить в таких условиях. Но я решил, что для меня важно не общество, в котором я живу, а я в этом обществе. Я принял советское общество как естественную среду существования и всю жизнь проделывал свой личный жизненный эксперимент над собой.

Вопрос: Жизненный эксперимент над собой — хорошо сказано…

Александр Зиновьев: Да, и я ни о чём не жалею.

Вопрос: Вы считаете, что советское общество было лучше, чем западное?

Александр Зиновьев:

Источник: https://gtmarket.ru/library/articles/2658

Александр Зиновьев

Александр Александрович Зиновьев родился в 1922 году в Костромской области в многодетной крестьянской семье. По окончании школы он в 1939 году поступил в московский ИФЛИ (Институт философии, литературы и истории – основной гуманитарный вуз университетского типа в те годы), из которого он был исключен без права поступления в другие вузы страны за выступления против культа Сталина.

Вскоре он был арестован, бежал, скрывался от органов госбезопасности. От дальнейших неприятностей его спасла служба в армии, куда он ушел в 1940 году и прослужил до 1946 года. А.А. Зиновьев участвовал в Великой Отечественной войне в качестве боевого летчика и закончил ее в 1945 году в Берлине.

1946 – 1954 годы он – студент, а затем аспирант философского факультета Московского Государственного университета имени М.В. Ломоносова. Став в 1955 году научным сотрудником Института философии Академии наук СССР, он проработал в нем до 1976 года. Академическая карьера А.А. Зиновьева складывается удачно. Уже его кандидатская диссертация, посвященная логике “Капитала” К.

Маркса (1954), получила широкий резонанс. На основании личных воспоминаний могу сказать, что во второй половине пятидесятых годов для нас, студентов философского факультета МГУ имени Ломоносова, имя А.А. Зиновьева наряду с именами Э.В. Ильенкова и некоторыми другими было символом новых идей, борьбы против догматизма. В 1960 году А.А.

Зиновьев защитил докторскую диссертацию, вскоре после этого он получил звание профессора и стал заведовать кафедрой логики в Московском университете. В рамках философии А.А. Зиновьев занимался самой трудной и строгой ее частью – логикой. Он применяет средства логики к анализу языка науки, разрабатывает собственную логическую теорию.

Результаты его логических исследований опубликованы в следующих книгах: “Философские проблемы многозначной логики” (1960); “Логика высказываний и теория вывода” (1962); “Основы научной теории научных знаний” (1967); “Комплексная логика” (1970); “Логика науки” (1972), “Логическая физика” (1972); Логика – строго профессионализированная область знания, и о ней могут компетентно судить только узкие специалисты. Поскольку я к таковым не принадлежу, то ограничусь констатацией того, что А.А. Зиновьев в логике и методологии науки достиг успехов, высоко оцененных в профессиональной среде и получивших международное признание. Из шести его монографий тех лет пять тут же (с перерывом в один-два года) были переведены на английский или немецкий, а “Комплексная логика” сразу на оба языка, и изданы на Западе – явление исключительное как в те годы, так и в наши дни. Я лично знаю многих активно работающих, имеющих имя отечественных и зарубежных профессоров в области логики, которые считают себя учениками Зиновьева и гордятся этим.

Читайте также:  Бруно марс - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В 1976 году произошло событие, обозначившее новое направление интеллектуальных усилий А.А. Зиновьева и круто изменившее его жизнь.

Он неожиданно для всех выступил с книгой “Зияющие высоты”, представлявшей собой выполненное в художественной форме критическое исследование некоторых сторон советского социального строя; все понимали, что за жизнью и нравами вымышленного Ибанска подразумевалось совсем невымышленное общество. Она была опубликована “там”, на Западе.

Этот факт решающим образом предопределил восприятие книги. На нее стали смотреть сквозь призму эпохального противостояния коммунистической и антикоммунистической идеологий. А.А.

Зиновьеву отвели роль антикоммуниста, со всеми вытекающими в те годы последствиями: он был исключен (причем единогласно) из партии, выгнан с работы, выслан из страны, лишен гражданства, всех научных степеней, званий, наград, в том числе военных. Вокруг него была создана атмосфера замалчивания.

Все было организовано так, как будто вообще не существовало такого человека.

Можно ли было придумать более наглядное доказательство правдивости “Зияющих высот”? И тем не менее есть ли достаточно оснований автора этой книги считать антикоммунистом, имея в виду, что под коммунизмом понимается реально существовавший в Советском Союзе социальный строй? Я думаю, что это так же неверно, как неверно было бы, например.

Гоголя как автора “Мертвых душ” считать русофобом. В данном случае, на мой взгляд, более прав близко знавший в те годы А.А. Зиновьева и изображенную им среду социолог Б.А. Грушин, когда он в одной из злых (по отношению к Зиновьеву) газетных публикаций сказал, что действительными борцами с коммунизмом и советской властью были такие люди, как профессор Ю.А.

Замошкин и его друзья, а не Зиновьев, который в их кругу был человеком случайным и чужеродным. Именно об этом, по сути дела, и все “Зияющие высоты”, где являющаяся предметом сатиры “передовая” интеллигенция Ибанска духовно вся устремлена на Запад и в среде которой поднимается тост за то, “чтобы Ибанск последовал этому примеру”, в то время как противостоящий ей Болтун (одна из многих авторских ипостасей) говорит, что не мыслит себе жизни вне Ибанска. Грех или лавры (кому как нравится) антикоммуниста присуждены А.А. Зиновьеву по ошибке. Справедливость требует признать, что сам он никогда, ни раньше, ни теперь не соглашался и не соглашается с такой оценкой своей личности и позиции. Но тем не менее репрессиям как антикоммуниста и антисоветчика подвергли именно его и, если это случилось за чужие грехи, то их следует признать вдвойне несправедливыми.

С 1978 года начинается эмигрантская жизнь А.А. Зиновьева, которая продлилась 21 год. Все эти годы он жил в Мюнхене, занимаясь научным и литературным трудом, не имея постоянного места работы и источника существования.

В 1980 году выходит его научный труд “Коммунизм как реальность”, излагавший основы разработанной им теории реального коммунизма и охарактеризованный известным социологом и советологом Раймоном Ароном как единственная действительно научная работа о советском обществе.

Одновременно с этим появляется огромное количество научных и публицистических статей, докладов, интервью, излагающих, уточняющих и развивающих его теоретические и социальные позиции; они лишь отчасти опубликованы в сборниках “Без иллюзий” (1979); “Мы и Запад” (1981); “Ни свободы, ни равенства, ни братства” (1983).

Особо следует отметить его научно-литературные произведения, замечательную серию социологических романов и повестей того периода: “Светлое будущее” (1978), “В преддверии рая” (1979); “Желтый дом” в 2-х томах (1980); “Гомо советикус” (1982); “Пара беллум” (1982); “Нашей юности полет” (1983); “Иди на Голгофу” (1985); “Живи” (1989). В них он продолжает то, что начал в “Зияющих высотах”, – в свойственной ему художественно-сатирической манере исследует советский социальный и человеческий опыт.

А.А. Зиновьев своим творчеством создал новый жанр {социологического романа} (социологической повести), в котором научно-социологические результаты излагаются в художественной форме. Понятия, утверждения, отчасти даже методы социологии используются как средства художественной литературы, а последние, в свою очередь, применяются как средства науки.

Следует заметить, что глубокие писатели всегда тяготели к серьезной социальной теории. И тогда, когда ее не находили в готовом виде, они пытались сами восполнить этот пробел, чтобы создать полноценные произведения. Типичные примеры этого: философско-историческая концепция Л.Н.

Толстого в IV томе “Войны и мира”, концепция свободы (“Легенда о великом инквизиторе”) в “Братьях Карамазовых” Ф.М. Достоевского, эссе о творчестве Н.Г. Чернышевского в “Даре” В.Д. Набокова. Во всех этих случаях теоретические части искусственно вкраплены, по сути дела, просто приложены к художественным текстам и могут быть изъяты без особого ущерба для последних. А.А.

Зиновьев органически соединяет одно с другим, его социологические романы принадлежат одновременно и к области науки, и к области художественной литературы.

В результате этого ему удается, с одной стороны, интегрировать в социологическую теорию человеческий, индивидуально-личностный аспект жизнедеятельности, а с другой – изобразить индивидуальные человеческие типы, отношения между ними с учетом их глубокой социальной обусловленности. Социологический роман – знаменательное явление культуры, требующее специального изучения.

После 1985 года начинается новый период в творчестве А.А. Зиновьева. На горбачевскую перестройку он откликнулся тем, что расширил исследовательскую тематику, обратившись к изучению современного Запада, и одновременно с этим изменил акценты и тональность в описании и оценке советского коммунизма.

Свой талант социального сатирика он теперь направил в сторону Запада, а при анализе советского опыта в его трудах стало доминировать заинтересованное понимание. Все началось с того, что А.А. Зиновьев с самого начала обозначил свое резко отрицательное отношение к перестройке, которую он тут же окрестил катастройкой.

Следует обратить внимание: он сделал это тогда, когда и в Советском Союзе, и во всем мире перестройка воспринималась как эпоха гуманистического обновления социализма, когда многие ученые, писатели, философы, деятели культуры, журналисты, прочие известные люди через бесчисленные средства массовой информации в состоянии всеобщей эйфории приветствовали перестройку, когда миллионы людей пришли в состояние радостного возбуждения – ходили на митинги, спорили, строили планы, лихорадочно что-то делали. Чтобы пойти против такого потока, недостаточно одного мужества. Надо еще иметь знание истины. И, как показал опыт, к сожалению подтвердивший все печальные прогнозы Зиновьева, он имел такое знание. Его позиция, если ее выразить предельно кратко, состояла в следующем. Кризис, в котором оказался к середине восьмидесятых годов Советский Союз, есть специфический кризис коммунистической системы, кризис управления. Он требует своих особых средств разрешения. Рыночная реформа и либерализация для этих целей не подходят, они являются сугубо западными методами и могут привести лишь к краху советского социального строя, а вместе с ним и к краху страны. Чтобы обосновать эту свою позицию, он, с одной стороны, провел исследование эволюции социальной системы современного Запада. Его результаты опубликованы в изданных теперь уже в Москве работах “Запад” (1995) и “Глобальный человейник” (1997). Первая из них написана в форме научного эссе, а вторая представляет собой социологический роман и удачно автором предисловия и редактором Л.И. Грековым была названа “зияющими высотами” капитализма (западнизма). И для существа дела, и для биографии А.А. Зиновьева показательно, что его работы, критически анализирующие советский коммунизм, впервые появились на Западе, а работы, посвященные исследованию Запада, – в России. С другой стороны, А.А. Зиновьев стал показывать скрытые угрозы и неадекватность методов перестройки, выявляя одновременно с этим огромный для истории России, по его мнению ничем не заменимый потенциал коммунистической системы. Об этом – его многочисленные работы этих лет: “Горбачевизм” (1988), “Катастройка” (1988), “Смута” (1994), “Русский эксперимент” (1994). А.А. Зиновьев свою позицию также активно заявлял в многочисленных научных и публицистических статьях, интервью, выступлениях на радио и телевидении, которые лишь отчасти собраны в сборнике “Посткоммунистическая Россия” (М., 1996).

Перестройка, как бы ее ни ругал А.А. Зиновьев, имела, по крайней мере, одну положительную сторону, которую не может отрицать даже он. Она дала возможность ему вернуться на родину, в Россию, хотя, правда, уже и в другую Россию, чем та, которую он покинул. Если выдворение А.А.

Зиновьева из страны государство взяло целиком на себя, то его возвращение оно интерпретировало как его личное дело, ограничившись официальным актом восстановления в гражданстве (1990). Как показывает опыт, А. Зиновьев – человек, который умеет писать книги, но не умеет устраиваться в жизни И ему понадобилось много лет, чтобы создать практические предпосылки для возвращения.

В июне 1999 года А.А. Зиновьев вернулся на постоянное жительство в Россию, в Москву. Начинается новый этап его жизни и творчества.

Такова биография А.А. Зиновьева в ее самом общем, событийном аспекте (хочу обратить внимание, что речь идет именно об общих контурах его биографии, так как многие факты, аспекты жизни, труды остались за скобкой, плохо изучены, и об общих контурах его деятельности как ученого и отчасти писателя, в своих заметках я не касаюсь его поэзии, драматургии, изобразительного искусства).

Что касается ее внутреннего, психологического, личностного аспекта, то он отражен в литературных произведениях автора, в которых под тем или иным именем, часто под многими, он выводит самого себя, а также в очень выразительных художественных автопортретах. Иногда об этом он высказывается в интервью, побуждаемый вопросами собеседника. Отмечу только некоторые его суждения о самом себе.

Самое броское и часто повторяемое из них; “Я сам есть суверенное государство из одного человека”. Все видят эпатирующую дерзость этого утверждения, но не замечают его полемической заостренности против упрощенного толкования суждения, согласно которому нельзя жить в обществе и быть независимым от него. Можно, говорит А.А. Зиновьев.

А в своей социологии он даже доказывает, что только обретя такую независимость человек становится Человеком. Речь идет не о независимости пренебрегающего общественными условностями циника, или все себе подчиняющего хозяина жизни, или спрятавшегося в свой уютный изолированный мирок мещанина, или увлеченного собиранием бабочек чудика и т.п.

Его независимость есть независимость бунтаря, который не хочет признавать над собой ничьей власти и меньше всего власть общественного мнения, и независимость идеалиста, который заново, по своим образцам перепроектировал мир и живет по его канонам, по которым, собственно, никто другой и не может жить, так как это – его мир, его выдумка; поэтому, между прочим, утверждение А.А.

Зиновьева можно обернуть и сказать, что в его государстве есть только один гражданин – он сам.

Зиновьев называет себя человеком из Утопии, имея в виду и советскую реальность с ее жестокостями, и советскую идеологию с ее высокими гуманистическими ценностями. Он умеет их соединить таким образом, что второе не является лицемерным прикрытием первого.

Зиновьев лучше, чем кто-либо другой, понимает, что утопия коммунистической идеологии имела мало общего с реализовавшейся утопией советской действительности.

Но если общество нельзя переделать в духе утопии, то это вовсе не означает, что и отдельный индивид не может сделать этого в отношении своей жизни.

Еще Зиновьев называет себя искусственным созданием, результатом эксперимента, который он всю жизнь совершает над самим собой. Такой человек, как он, считает Зиновьев, не может сложиться естественным образом. А в одном из романов (“Глобальном человейнике”) он появляется в образе инопланетянина.

В “Зияющих высотах” он, помимо Болтуна, является еще Крикуном, Шизофреником, Неврастеником, Уклонистом, Учителем. Зиновьев – парадоксалист и большой острослов. Все эти самоаттестации можно было бы считать шуткой, если бы мы не узнали вдруг от него (в “Русском эксперименте”), что он вообще не умеет шутить. И я ему склонен верить.

Дело в том, что банальность жизни, на которую натыкаются высокие стремления, что и составляет основу комикса, шутки, он рассматривает как ее самую серьезную и существенную характеристику. Он не умеет шутить в том смысле, что для него нет ничего более серьезного, чем шутка. В его шутках нет ничего шутливого.

Например, все мы думали, а многие до настоящего времени думают, что в “Зияющих высотах” он шутил, высмеивал, сатирически изобличал. А сам Зиновьев считает, что это – самое серьезное, более того – научное, хотя и выполненное в художественной форме, исследование советского общества. Здесь, может быть, уместна аналогия с С.

Паркинсоном, “Законы Паркинсона” которого почему-то все воспринимают как английский юмор, а не точный и глубокий анализ бюрократического механизма.

Чаще всего, и прямо и косвенно, через литературные образы, А.А. Зиновьев характеризует себя как исследователя. Логик по изначальной профессии, он остается им и по жизни, стараясь руководствоваться аристотелевским принципом “Платон мне – друг, но истина дороже”. Если бы Зиновьев не был столь чуток к нарушениям логических правил, я бы сказал, что он верит в истину.

Источник: http://www.zinoviev.ru/rus/biography.html

Источник: https://algoritm-kniga.ru/aleksandr-zinovev.html

Ссылка на основную публикацию