Анна политковская — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Биография Анны Политковской

Анна Степановна Политковская Российская журналистка и правозащитница Имя при рождении: Анна Степановна Мазепа Дата рождения: 30 августа 1958 Место рождения: Нью-Йорк Дата смерти: 7 октября 2006

Место смерти: Москва

Здесь представлена биография Анны Политковской — личности во всех смыслах незаурядной.

Анна Степановна Политковская долгие годы выполняла роль не только журналистки, но и правозащитницы, противостоявшей созданию Анны Политковской и его службами в Чечне по сути государства в государстве, не подчиненного воли Кремля и проводящей тотальные чистки и убийства любых оппонентов не только на территории горных аулов, но и в самом что ни на есть центру Москвы (например, можно вспомнить отстрел специально откомандированными чеченскими милиционерами оппонента нынешнего правителя Чечни неподалеку от Кремля, в самом начале Ленинского проспекта посреди бела дня, ну и смерть Юрия Буданова — тоже не кажется случайной).

Анна Степановна Политковская (урождённая Мазепа; 30 августа 1958, Нью-Йорк — 7 октября 2006, Москва) — российская журналистка и правозащитница. Уделяла особое внимание конфликту в Чечне.
Убийство Анны Политковской осталось нераскрытым.

Детство, образование, личная жизнь Анны Политковской

Родилась в Нью-Йорке, где её родители находились на дипломатической работе.

Отец, Степан Фёдорович Мазепа, родился в селе Костобоброво Семёновского района Черниговской области, работал сотрудником миссии Украинской ССР при ООН.

В 1980 году окончила факультет журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова. Во время обучения в МГУ Анна Политковская познакомилась и вышла замуж за Александра Политковского, который обучался на том же факультете, но был на 5 лет её старше.

От этого брака Политковские имеют двоих детей, Илью и Веру. Однако, по признанию самого Александра, в 2000 году брак фактически распался, хотя официально они разведены не были. У супругов были полярно противоположные взгляды на профессию.

Политковский, будучи репортёром, говорил о деятельности Анны: «Это не журналистика… Это то ли писательство, то ли что-то ещё…».

Карьера Александра Политковского стремительно развивалась во время перестройки, но пошла на спад в постперестроечный период, в то время как Анна Политковская постепенно завоёвывала известность, благодаря своим публицистическим материалам на острые темы.

Из интервью супруга Анны Политковской:
Я с ней прожил 21 год. Она была сложным человеком. И эта сложность локализована в её статьях.

Но здесь надо разделять: одно дело отношения мужа и жены, воспитание детей, а другое дело — профессиональные качества. Анна помогала мне становиться журналистом, я в чём-то помогал ей. Ей не очень везло до 1996 года.

Но с этого момента она стала самостоятельным журналистом. И тут уже она всего добивалась сама.

В начале 1990-х Политковская получила гражданство США согласно принципу jus soli, оставшись при этом и гражданкой России.

Журналистская деятельность Анны Политковской

В 1982—1993 годах Анна Политковская работала в газетах «Известия» и «Воздушный транспорт», в творческом объединении «ЭСКАРТ», издательстве «Паритет». До 1994 года являлась обозревателем еженедельника «Мегаполис Экспресс» в период когда издание ещё не успело стать бульварным. В 1994—1999 годах — обозреватель, редактор отдела чрезвычайных происшествий «Общей газеты».

С 1999 года Анна Политковская — обозреватель «Новой газеты». Политковская неоднократно выезжала в районы боевых действий.

За серию репортажей из Чечни в январе 2000 года Анне Политковской присуждена премия «Золотое перо России».

Ей присуждались: премия Союза журналистов РФ «Добрый поступок — доброе сердце», премия Союза журналистов за материалы по борьбе с коррупцией, диплом «Золотой гонг-2000» за серию материалов о Чечне.

Автор документальных книг «Путешествие в ад. Чеченский дневник», «Вторая чеченская», а также Putin’s Russia («Путинская Россия»), опубликованной в Великобритании.

Последняя её публикация в «Новой газете» — «Карательный сговор» — была посвящена составу и деятельности чеченских отрядов, воюющих на стороне федеральных сил.

В сентябре-начале октября 2006 года Анна Политковская значительно активизировала аналитико-журналистскую деятельность, в свете приближающихся парламентских выборов 2007 года и президентских 2008.

Помимо журналистики, Анна Политковская занималась правозащитной деятельностью, помогала матерям погибших солдат отстаивать свои права в судах, проводила расследования коррупции в Министерстве обороны, командовании Объединённой группировки федеральных войск в Чечне, помогала жертвам Норд-Оста.

Анна Политковская резко и эмоционально критиковала действующую власть: «За что я невзлюбила Путина? Вот за это и невзлюбила. За простоту, которая хуже воровства. За цинизм. За расизм. За бесконечную войну. За ложь. За газ в «Норд-Осте». За трупы невинно убиенных, сопровождающие весь его первый срок. Трупы, которых могло и не быть»

27 ноября 2000 года Анна Политковская на вопрос читателя «Новой газеты» о том, почему она ни в одной статье не упомянула о геноциде русских в Чечне, ответила следующее:

Уважаемый Кирилл! В 1991—1994 годах я не имела физической возможности исследовать проблему геноцида русского народа в Чечне. Однако геноцид чеченцев нынешнего периода очевиден. И проводится он силами части военных и самих чеченцев.

Я много раз сама для себя пыталась объяснять многие факты, которым была свидетелем, как досадный случай или глупость исполнителя, но всякий раз терпела поражение: по отношению к чеченцам в России все-таки действует система по их истреблению.

Ничем другим происходящее просто невозможно объяснить. Увы.

* Февраль 2001 года — Анна Политковская была задержана в посёлке Хоттуни на территории Чечни и выслана за пребывание без аккредитации в зоне проведения антитеррористической операции.

Анна Политковскаясообщила о похищениях людей, вымогательстве лицами, представлявшимися сотрудниками ФСБ, а также о фильтрационном лагере для чеченцев в расположении 45 полка ВДВ, где по её сведениям практиковались пытки. Военные отвергли эти заявления.

Имеются сведения, что в феврале 2001 года сотрудники ФСБ обвинили Политковскую в шпионаже в пользу чеченского полевого командира Шамиля Басаева и три дня продержали в яме без пищи и воды.

* Сентябрь 2001 года — Анна Политковская в своей публикации «Люди исчезающие» обвинила сотрудников милиции, прикомандированных к чеченскому МВД, в убийствах мирных жителей. В марте 2005 года один из «героев» публикации был осуждён на 11 лет.

* Февраль 2002 года — Анна Политковская исчезла во время командировки в Чечню и появилась через несколько дней в Назрани, Ингушетия, заявив, что ей пришлось скрываться от ФСБ, которая хотела помешать её расследованию убийств мирных жителей.
* Октябрь 2002 года Анна Политковская участвовала в переговорах с чеченскими террористами, захватившими заложников в театральном центре на Дубровке, носила заложникам воду.

* С 2003 года Анна Политковская обвиняла Рамзана Кадырова и его подчинённых в похищениях людей, вымогательствах и других преступлениях.

* 2 сентября 2004 года — Анна Политковская во время захвата заложников в бесланской школе вылетела в Беслан, надеясь выступить посредником на переговорах, однако в самолёте, выпив чаю, через 10 минут потеряла сознание и была госпитализирована в Ростове-на-Дону в тяжёлом состоянии с диагнозом «отравление неизвестными токсинами».

Как утверждает главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, анализы, взятые у Анны Политковской тотчас по попадании в больницу, были уничтожены. У Политковской были серьёзно повреждены печень, почки и эндокринная система.

Анна Политковская полагала, что её пытались отравить сотрудники ФСБ. По словам Политковской, её «устранили из поля», чтобы не дать ей осуществить её план урегулирования ситуации.

Она утверждала, что в России возобновила работу 12-я лаборатория КГБ, занимавшаяся производством ядов (эту лабораторию обвиняет в отравлении Анны Политковской и бывший корреспондент ВВС в Москве Мартин Сикссмит, ссылаясь на источник в ФСБ).

В авиакомпании, самолётом которой летела Анна Политковская, заявили: «Политковскую с помощью чая отравить никак не могли — его наливают всем пассажирам из одного чайника. Жалоб от других пассажиров не поступило.

А Анну, как нам рассказал бортпроводник того рейса, вскоре после обеда начало тошнить, и она потеряла сознание. Представитель авиакомпании сопровождал ее до больницы. Там ему сказали, что это скорее не отравление, а какая-то вирусная инфекция».

* С сентября 2004 года Анна Политковская опубликовала в «Новой газете» ряд критических статей о президенте Ингушетии Мурате Зязикове.

* Главный редактор «Новой Газеты» Дмитрий Муратов сказал, что Анна Политковская в день своего убийства собиралась передать длинную работу о практике пыток, применяемых чеченскими властями.

По словам Муратова, статья обвиняла подразделения безопасности председателя правительства Чеченской Республики Рамзана Кадырова в использовании пыток. На следующий после убийства день милиция забрала жёсткий диск и материал к статье. По словам Муратова, исчезли две фотографии подозреваемых мучителей.

Источник: http://sta-sta.ru/?p=10321

Сын Анны Политковской: В России можно убивать неугодных

В 2016 году исполнится десять лет со дня убийства обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. За это время найдены и осуждены организаторы и, как утверждает следствие, исполнители этого преступления.

Заказчик убийства журналистки, известной своими громкими расследованиями и критической позицией по отношению к деятельности Владимира Путина и его подчиненных, не найден до сих пор.

Сын Анны Политковской Илья рассказал в интервью Радио Свобода о том, кому и почему выгодно скрывать имя заказчика убийства его матери.

– Как у человека, который работает в сфере пиара (Илья Политковский много лет профессионально занимается связями с общественностью. – РС), сложилось ли у вас впечатление, что за почти 10 лет без Анны Степановны ее имя превратилось в некий бренд, который в своих интересах используют политики, оппоненты в спорах, журналисты, ее бывшие коллеги?

– Мне кажется, наоборот, имя моей мамы реже и реже используется. В первую очередь, из-за того, что 10 лет прошло. Но у многих все равно это из памяти не стерлось. Оппозиционные СМИ, оппозиционные политики – да, вспоминают.

Вспоминают ее коллеги ближайшие, «Новая газета», конечно же, но уже намного реже, чем в первые три года. А если брать государственные СМИ, они как соблюдали дистанцию в отношении моей мамы, так и продолжают ее соблюдать.

– Жизнь вашей семьи сильно изменилась за эти годы?

– Нет. Просто у всех нас, в первую очередь, у меня и у моей сестры, появились некоторые обязанности, которых раньше не было.

Я имею в виду участие в следственных мероприятиях и судах, которое занимает огромное количество времени, просто невероятное! Особенно суды, потому что мы там сидим от начала до конца.

И общение с журналистами тоже отнимает время, но мы радуемся тому, что интерес журналистов остается.

– Оглядываясь на все, что происходило в течение этих лет следствия и судебных разбирательств, как вы можете оценить ваши взаимоотношения с российским правосудием и правоохранительной системой?

– Хороший вопрос… Мои интервью 7-летней давности сильно отличаются от моих заявлений и заявлений семьи за последние два года. Вначале мы верили и видели, что следствие занимается расследованием дела. С определенными огрехами, ошибками, но занимается.

Прошли годы, и мы поняли, особенно после изучения всех материалов дела, которые были по предыдущим судам, что эта активная деятельность была направлена только против низовых участников преступления.

В сторону заказчиков были определенные шаги следственной группы, но они, я так понимаю, по поводу заказчиков не хотели проводить серьезное расследование. Как и по многим делам с политическим окрасом, которые были за то время.

Вот вам, пожалуйста, исполнители, вот вам средний уровень организаторов, а то, что выше – все, мы ничего не можем найти. Только разные намеки на то, что, может быть, что-то когда-нибудь случится.

В итоге не так давно, месяца три назад, мы узнали случайно из СМИ, что наш следователь подал в отставку в связи с пенсионным возрастом, что он один оставался в следственной группе, дело передали другому следователю, и сейчас один человек, следователь, с которым мы не знакомы, продолжает заниматься таким объемным делом. Получается, что им совершенно невыгодно, кто бы ни был заказчиком, его искать и озвучивать при текущем политическом режиме.

Читайте также:  Том хиддлстон - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Илья Политковский

– Почему?

– Думаю, здесь много разных факторов, и первый – это то, что мама была и остается неким врагом режима.

То есть в головах правящей элиты мама всегда была врагом, оппонентом, и зачем расследовать то, что мало кого волнует? По моей информации, отдаленным слухам, скажем так, наверху, в правлении нашей страны, в курсе, кто заказчик, но по каким-то причинам расследование не идет, и они не делятся этим с официальной следственной группой.

– Чем вы объясняете такое нежелание поставить точку в деле, найти заказчика?

– Он, скорее всего, принадлежит к какому-то клану, которых в России множество, и эта информация – разменная монета.

Всем известно, что на многих руководителей нашей страны собирается досье, компромат, который никогда не используют или используют тогда, когда это будет необходимо.

Я предполагаю, что теми, кто знает имя заказчика убийства мамы, это просто придерживается для удобного момента в будущем. Это только ощущение. У меня нет подтверждения тому, что я только что сказал.

– А как вы оцениваете версию, которая несколько лет назад прозвучала с экранов телевизоров, о том, что заказчиком убийства Анны Политковской был Березовский, который хотел таким образом дестабилизировать обстановку в России?

– Гомерическим смехом. Я читал материалы дела и видел, как эту версию пытались привязать к нашему делу, но это было такими белыми нитками шито…

Они и сами не стали продавливать эту версию дальше, потому что не то что доказательств не было, но даже слепить ничего нельзя было! Березовского обвиняли во многих преступлениях, такой «мальчик для битья». Его все время пытались экстрадировать из Англии, в том числе пытались сделать это и через нас.

Но как только они заявили про Березовского, мы распространили сообщение о том, что знакомы с материалами дела и это полнейшая чушь. Другими словами это назвать невозможно.

Александр Литвиненко

​– В 2007 году Александр Литвиненко прямо назвал убийцей Анны Политковской Владимира Путина. Потом и сам Литвиненко было отравлен.

Вы в тех интервью 2007–2008 года говорили журналистам, что у вас вызывает некоторое раздражение стремление журналистов поставить эти убийства в один ряд.

Ваше мнение с тех пор изменилось, вы склонны связывать убийства Анны Степановны и Александра Литвиненко?​

– Да, я их связываю, но не как цепочку событий с одним заказчиком или криминально связанные. Я их связываю с тем, что уже больше 10 лет в России создается атмосфера, когда можно убивать неугодных. Ведь «ничего плохого» не происходит.

Убивают людей, которые являются некими врагами власти, занозами, и те, кто инициируют эти преступления, совершенно четко понимают, что убирают человека, который, в принципе, не очень нравится действующей власти, и потому всерьез искать заказчиков не будут.

– В октябре этого года исполнится 10 лет со дня убийства вашей мамы. В феврале – годовщина убийства Бориса Немцова. Многие проводили прямые аналогии между этими двумя убийствами.

– Когда мы проанализировали то, что было всем известно про Бориса Немцова, мы пришли в ужас от количества совпадений между этими двумя убийствами. Огромное количество факторов, такое ощущение, что все сделано как под копирку, и это приводит в ужас. Я говорю сейчас больше про реализацию. И еще.

Это убийство считается вопиющим только в определенного рода СМИ, например, на такой радиостанции, как ваша, или в «Новой газете». Государственные СМИ предельно формально об этом сообщают.

В этом смысле ничего за 10 лет не изменилось, власти хотят, чтобы большей части населения именно таким образом преподносили: у нас все хорошо, в стране случаются, да, такие убийства, но не обращайте на них внимания, и давайте вместе идти к светлому будущему.

Я даже не представляю, как это возможно – пойти на такую сделку с совестью, чтобы получать деньги за работу, итог которой – зомбирование населения, которое смотрит телевизор.

– Прошло 10 лет, уже осуждены люди, которых следствие называет исполнителями и организаторами убийства вашей мамы, но до сих пор неизвестно, кто является заказчиком. У вас есть еще какие-то надежды на российское правосудие? Или будете уже ждать, что скажет Европейский суд по правам человека, который коммуницировал в прошлом году вашу жалобу на неэффективное расследование?

– Конечно, надежда у меня есть. При всем негативе, о котором я вам рассказал, я благодарен российскому правосудию за тех нескольких человек, которые были осуждены, но это небольшая часть и не настолько важная для меня.

Все обрывается на невероятно важном для нашей семьи моменте – один из организаторов и заказчики.

С одной стороны, я очень верю и хочу, чтобы российская система правосудия себя как-то реабилитировала, но понимаю, что при текущем режиме, при текущей обстановке никто этим заниматься не будет.

Я не верю, что наши будут исполнять прямое указание ЕСПЧ, учитывая последний подписанный закон о том, что в России не обязаны исполнять европейские решения. Я просто верю, что в какой-то момент окружающая среда, режим станет таким, что моим расследованием начнет заниматься большее количество людей и расследование будет более эффективным, чем сейчас.

– В 2008 году вышел документальный фильм Эрика Беркраута «Письмо Анне»…

– Да, замечательный фильм!

– Буквально на первых минутах этого фильма показывают Анну Степановну, которая, отвечая на вопрос журналиста, говорит, что воспринимает как чудо то, что до сих пор жива. Интервью это было записано с ней в 2004 году. А вы 15–10 лет назад ощущали, что вашей маме что-то угрожает?

– Да, я ощущал, что такое может произойти. И не раз это с ней обсуждал. Потому что мне было понятно, что то, чем она занимается, я говорю не вообще про «враг режима», а про конкретные расследования, что это может привести к физической расправе. Я это совершенно четко понимал и с ней обсуждал.

– И что она вам говорила на это?

– Во-первых, «кто, если не я». Это был один из важных и любимых ее ответов по этому поводу. Другое – это люди, которые приходили к ней после всех возможных инстанций и ведомств, и у них не было никого, кто мог бы им помочь, и она оставалась последним таким человеком.

И, проводя свои журналистские расследования, она доходила до определенных важных людей в России, высокопоставленных. Я всегда уважал то, что делает мама, но она всегда для меня была, в первую очередь, мамой, а не журналистом или каким-нибудь бойцом, который рискует своей жизнью.

Я потерял маму, а не журналиста, не общественного деятеля, не правозащитника. Именно поэтому я не хотел, чтобы именно она, именно моя мама занималась всеми этими вещами. Мы издали книжку «За что?» после маминой смерти, это сборник маминых статей, каждая из которых могла быть причиной ее убийства, с нашей точки зрения.

Мы с «Новой газетой» выбрали не просто самые интересные ее публикации, а самые сильные, которые могут быть причиной того, что с ней произошло.

– Позволю себе небольшую цитату из этой книги. В одной из собранных в ней статей Анна Политковская пишет: «Тем временем страну опять понесло.

Налицо новый милитаристский угар: по иронии судьбы именно всю прошедшую неделю, пока шли заседания по «материнским искам», общество то дружно хлопало в ладоши, что наших солдатиков отправляют на сербско-косовскую войну, то радовалось, что министр внутренних дел издал приказ о нанесении превентивных ракетных ударов по Чечне и остановка за одним – «моральным правом» их нанести… Кто помнит осень 1994 года – тот все это уже проходил… Нет, не скифы мы – мы просто уроды. Хлебом не корми – подкинь пищу развращенным мозгам – новые гробы, свежие могилы, осиротевшие матери, бесконечные суды, застарелые долги». Анна Политковская это писала в июле 1999 года. Она провидицей была, знала, что в стране ничего не изменится?

– Нет, она очень хотела, чтобы в стране что-то поменялось, и верила, что это возможно. Но я вижу, что и сейчас то же самое происходит: те же самые гробы, те же самые трупы, выстрелы, война… Нам нужно против кого-то всегда воевать. К сожалению, русский народ такой, что ему нравится именно это, а не мирное существование и развитие.

– Анна Степановна, кстати, была украинкой, и у вас родственники живут в Украине. Как бы оценила она и как оцениваете вы то, что происходит сейчас во взаимоотношениях между Россией и Украиной?

– Если бы мама была жива, она была бы на востоке Украины, сто процентов! Здесь никаких вариантов не существовало бы, она бы точно находилась на востоке Украины во время боевых действий, которые там проходили. Мы часто это обсуждаем.

Мое мнение, что то, что там происходит, – это, конечно, ужас! Мы продолжаем двигаться назад, все больше и больше становясь варварами, не занимаясь развитием науки и так далее. Когда я смотрю новости из европейских стран или Америки, где уже ракетоносители возвращаются обратно, новые айфоны презентуются, а у нас открывается музей Сталина, мне становится страшно.

Я не знаю, зачем нужно тратить такое количество денег на войны. Я недавно читал, что следующий бюджет у нас сверстан так, что чуть ли не 40 процентов бюджета России – оборонка. Это ужасно!

– Изменилось ли ваше отношение к позиции, каким-то мнениям Анны Степановны, которые раньше вы не разделяли?

– Конечно, 10 лет назад я считал, что в силу своего характера мама немножко утрирует по поводу вариантов развития России дальше, все не так плохо.

Но сейчас, когда я задумываюсь о том, что происходит вокруг, думаю, мама даже представить себе не могла, что это будет настолько страшно и ужасно.

Я имею в виду очень много разных вещей: и принимаемые законы, и ненависть к Америке, Европе и так далее… С каждым годом становится все страшнее, но мама, думаю, даже не предполагала, что мы уйдем в такую пучину диктаторского государства.

– В фильме «Письмо Анне» один из бывших коллег Анны Степановны, журналист Вячеслав Измайлов, произносит фразу, что если бы все журналисты писали о том же, о чем Анна Политковская, ее бы не убили.

– Да. Потому что таких, как мама, можно было пересчитать по пальцам. Было всего несколько журналистов, правозащитников, которые этим занимались, их всех знали. И те, кто принимал решение о ликвидации, понимали, что не так сложно им противостоять, потому что их не так много.

А если бы их было много, много расследователей, с ними надо было бы находить общий язык, коммуницировать и общаться. А у нас все делается для того, чтобы журналисты боялись заниматься расследованиями.

И я слышал, сейчас даже на журфаке МГУ готовят больше пропагандистов, нежели журналистов, отговаривая с самого начала заниматься тем, что делала мама.

– Многие тем не менее говорят, что то, чем занималась Анна Политковская, журналистикой в чистом виде никак нельзя назвать. Это правозащита, писательство, публицистика. Вы согласны с такими оценками?

– Да, я согласен. Но мама была категорически не согласна, когда ее называли писателем или правозащитником. Категорически! Она считала себя только журналистом. Она говорила: «Вы называете меня писателем, но я считаю, что у меня ни дара, ни умения к писательству никакого нет. Нельзя никаким писателем меня называть!»

– Я знаю, что в эти 10 лет появился новый член семьи – внучка, которую Анна Степановна очень ждала и которую назвали в ее честь. Ане в этом году исполнится 9 лет. Что ваша племянница знает о своей бабушке?

Читайте также:  Динияр билялетдинов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

– Она знает, естественно, в честь кого ее назвали, знает, что ее бабушки нет, но что она была журналистом и погибла за свою профессиональную деятельность – этого она пока не знает, в силу возраста ее не посвящают в подробности. Настанет момент, мы с Верой (сестрой Ильи, дочерью Анны Политковской. – РС) это обсуждали, и Вера ей все очень подробно расскажет.

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

Источник: https://ru.krymr.com/a/27479733.html

Муж Политковской: Кукловодам из Кремля нужно, чтоб ее забыли

Кремлёвским кукловодам нужно, чтобы Анну Политковскую забыли, заявил Александр Политковский в интервью Sobesednik.ru.

7 октября исполнилось девять лет со дня убийства журналиста и правозащитника Анны Политковской. В Лондоне состоялось вручение премии имени Политковской. В Париже прошла акция памяти Политковской.

Но в России годовщина гибели женщины, которая не боялась критиковать российского президента и руководство Чечни, осталась незамеченной.

Во всяком случае, государственные СМИ, заворожённые игрой Путина-именинника в хоккей, ни словом не обмолвились о Политковской.

Напомним, что Анну Политковскую убили в подъезде своего дома в Москве. Произошло это 7 октября 2006 года — в день рождения Владимира Путина. Рамзан Кадыров называл журналистку врагом чеченцев, а Путин заявил, что «своей смертью она нанесла бо́льший ущерб действующей власти России, чем своей профессиональной деятельностью».

[:rsame:]

О том, почему львиная доля наших коллег обошла молчанием годовщину гибели Политковской, Sobesednik.ru поговорил с журналистом, президентом «Студии Политковского», преподавателем Московского института телевидения и радиовещания «Останкино» Александром Политковским, который 21 год прожил в браке с Анной:

— Потому что средства массовой информации подконтрольны Кремлю. Они занимаются в большей степени зомбированием населения. СМИ пытаются убедить население в собственной компетентности, хотя этой компетентности как раз и нет. Они заняты не тем, как идёт расследование убийства Бори Немцова или раскрыты ли заказчики убийства Ани.

Все думают о сосиске, о сегодняшнем дне: о проблемах Украины, например. Хотя тут мы должны сами посмотреть в зеркало: у нас проблем огромное количество, а мы всё время занимаемся проблемами наших соседей. Это вполне нормальное явление, что СМИ не вспомнили о годовщине гибели Ани.

Наш режим, как любой авторитарный режим, управляет информацией.

— Получается, Кремль специально стирает память о Политковской?

— Не только о ней. О «списке Магнитского», о Боре Немцове — обо всех. Когда Борю убили, не дали даже возможность сороковины отметить. Пришлось на «Дожде» устраивать марафон. Люди не смогли элементарно собраться в клубе, который мог бы вместить какое-то количество гостей. Поэтому это не только Аня. Это система.

Мы постоянно зомбируемся, пытаемся перепроверить информацию, понять. Есть СМИ в Интернете, которые, безусловно, тоже контролируются, но в которых вы можете хоть что-нибудь найти. Но Интернет у нас ещё не стал превалирующим средством массовой информации.

Пока у нас, к сожалению, этот ящик, которому я отдал 30 лет своей работы…

[:same:]

— Можете уточнить, кому нужно, чтобы Политковскую забыли?

— Если вы прочитаете «Путинскую Россию» [книга Анны Политковской, впервые изданная в 2004 году в Великобритании — прим. ред.], то сразу поймёте, кому это нужно. Эта череда убийств журналистов и политиков нужна тем людям, которые управляют нашей «демократией». Их называют кремлёвскими кукловодами. Тот, кто следит за этой ситуацией, понимает, о ком идёт речь.

Вспоминается случай, описанный в «Путинской России». Мы вместе с Аней поехали в командировку на Камчатку, и она описала бедственное положение на полуострове Рыбачий. Какой там был ужас! Сейчас там всё изменилось. Но когда вышли наши материалы — у меня в эфир, а неё были напечатаны, — большого удовольствия руководство нашей страны не испытало, мягко говоря.

Ничего удивительного нет в том, что о ней не вспоминают. Монополия на средства массовой информации требует больших финансовых средств и полного непонимания политических процессов. Население уводят в сторону, оно начинает думать не о своих проблемах. Кстати, напомню, что её убили специально в день рождения Путина.

Александр Политковский / Russian Look

— Это был «подарок», как говорят.

— Да, и такие «подарки» не редкость. Вспомните, как убили мэра Нефтеюганска Владимира Петухова— в день рождения Ходорковского. Это какой-то кошмар! Такие «подарочки» у нас приносят. Это средневековье.

— Вы верите, что заказчики убийства Анны будут найдены?

— Нет, сегодня никаких заказчиков даже не ищут. Понятное дело, что это многоходовая комбинация: например, деньги на слежку за Аней — 150 тысяч долларов — передавали на Украине… Известно, как это всё происходило.

Достичь своего [найти заказчиков] можно, но не при нынешнем положении вещей. Дело Ани и дело Бори Немцова — тут всё один к одному. После убийства Немцова взяли подозреваемых — они быстренько отказались от своих первичных показаний.

Всё повторяется: с Аней было так же.

— Сейчас в России есть такие журналисты, как Политковская, — смелые и неравнодушные?

[:rsame:]

— Такие есть. Мы, старая гвардия, воспитываем таких людей, которые могли бы проводить расследования и настаивать на своём. В каждой стране есть часть журналистики, которую мы называем «кремлёвским пулом».

Она должна быть: благодаря кремлёвскому пулу становится понятно, что произошло, например, за границей, куда отправились руководители стран, какие точки зрения там высказывались.

Но наша журналистика сегодня — это общий «кремлёвский пул».

Есть белые вороны, которые где-то что-то произносят. Но пока наши журналисты молоды и неопытны. За время перестройки у нас не получилось воспитать определённое количество людей.

Мы-то — Аня и я, к примеру, — приплыли ещё из Совка, и мы учились вопреки, тем самым мы отрабатывали свои профессиональные навыки. Людей со старой закалкой трудно сломить. А здесь — царство Мамоны, поэтому людям сложно.

Всё дорого, бюджетники стали ещё беднее, хотя они и продолжают орать, что Путин молодец, а Крым наш.

— О чём бы сейчас писала Анна, если бы была жива?

[:same:]

— Аня — кстати, она по национальности была украинка — писала бы о беспределе, который происходит в так называемой Новороссии, о том, как живут крымские татары, о том, как происходило «мирное» присоединение Крыма к России. Писала бы об этом спектакле, в котором Путин выступает в ООН, а на следующий день начинаются бомбардировки сирийской оппозиции.

Потому что мировое сообщество пытается бороться с «Исламским государством» [деятельность признана экстремистской, запрещена на территории РФ решением суда — прим. ред.], но у мирового сообщества и России цели разные. Российские руководители демонстрируют, какие они хорошие: вот наш товарищ выступил, а на следующий день началось мочилово.

Это мальчишеская поза: вот посмотрите, как мы это сделали. Это спектакль.

Она бы об этом писала. И я бы об этом говорил, если бы у меня был телевизионный проект. Но говорил не в том смысле, что это плохо или хорошо. Роль журналиста заключается в том, чтобы он ни за кого не был.

При этом он должен какие-то вещи обострять, чтобы быть немножко противником существующей власти. Роль журналиста — быть критикующей стороной.

Не говорить о том, как у нас всё плохо, но добиваться, чтобы жизнь улучшалась.

Вы же знаете, сколько Аня помогала людям, конкретным людям, которые попали в страшную ситуацию. Она бы этим продолжала заниматься. Её подруги после убийства рассказывали, что она часто выслушивала людей, которых не могли выслушивать священники — такие кошмары с ними вытворяли.

Представляете, как надо быть нравственно подготовленным, чтобы это пережить! Каким надо быть нравственно подготовленным, чтобы пережить Беслан, например! Как это может произойти, ведь это не может произойти никогда! Если говорить о Беслане, то в Италии люди на следующий день вышли со свечами и вспоминали погиших детей…

У нас никто нигде никогда не вышел!..

Другие материалы по теме смотрите на странице Дело Немцова.

Источник: https://sobesednik.ru/obshchestvo/20151008-muzh-politkovskoy-kuklovodam-iz-kremlya-nuzhno-chtob-ee-zaby

Анна Политковская. «Стоит ли журналистика жизни?»

«Ей вообще не надо было никуда лезть. Ей надо было за своими детьми смотреть!»  Так про Анну Политковскую говорит ее соседка в документальном фильме «Семь лет на линии фронта».

Соседка возмущена. Каждое 7-е октября после смерти Политковской подъезд дома на улице Лесной в Москве превращается в поминальный камень, у которого горят свечи и лежат красные гвоздики.

Анну Политковскую убили семь лет назад, в день рождения Владимира Путина. На той же неделе свое тридцатилетие справлял Рамзан Кадыров. Только ли совпадение дат сделало ее смерть политическим убийством? По словам журналистов «Новой газеты», статьи Политковской стали причиной 47 уголовных дел.

Она писала о событиях, определивших нынешнее состояние страны: взрывы домов в Москве, убийство газом заложников «Норд-Оста», гибель бесланских школьников.

Врагов среди сильных мира у нее хватало: Политковская смеялась над генералом Шамановым, рассказывала о пьянстве и дикости российских федералов в Чечне, издевалась на Рамзаном Кадыровым, перед которым уже тогда трепетали недавние полевые командиры.

Источник ночных страхов для одних, надежда на справедливость для других, какой была Анна, которую мало кто знал? Ее жизнь не ограничивалась военными репортажами.

Политковская писала лирические эссе о страсти и королевской свадьбе. Незадолго перед смертью она призналась своей подруге, что влюблена и живет в ожидании большой радости.

В седьмую годовщину гибели Анны Политковской Medialeaks собрал ее высказывания — не о политике.

Читайте на Medialeaks: Парень потратил весь отпуск на хитрую месть наглому соседу. Сам не отдохнул, зато потроллил от души

О любви

Страсть — забытье наяву.

У нас тут, конечно, приживается любовь, и много… Мы приучились тихо любить — в смысле, понимать до донышка. Еще жалеть несчастных и алкоголиков, спивающихся от загаженности собственной души. Еще с милым(ой) рай в шалаше строить поднаторели. Еще ждать годами. Еще ноги мыть, воду пить. А вот страсти как недолговечного сжигающего огня фиг вам!

Гвозди бы делать из железных леди.

«Страсть» по-нашему — это путешествие из точки «А» в точку «Б». В «А» поцеловались, в «Б» пилим диван.

Наши мужчины от десятилетия к десятилетию мельчали, потому что нищали.

Вслед за подростками и рэкетирами все остальное общество даже в терминологии стойко перешло к слову «трахаться». Если у кого-то какие-то отношения, значит, «трахаются» (и сами так о себе говорят, и окружение). Пары у нас больше не жалеют, не зовут, не плачут — они трахаются. Банкиры трахаются, их дети трахаются, бывшие инженеры трахаются, бомжи трахаются, музыканты и поэты тоже.

О жизни вокруг

Общество, какое проявление его ни возьми, глубоко равнодушно к тем, кто без его помощи вообще не выживает. И сколько бы мы сами себя ни заклинали в обратном — в том, например, что мы самая душевная нация на свете, что интеллигенция наша лучшая в мире и вечно ходит по земле с болью в сердце за слезы ребенка, — это в общем-то вранье.

В России нет ни ценности денег, ни ценности живой души.

Всякий большой скандал имеет тенденцию начинаться с мелких коммунальных страстишек.

Мы обречены на новый «Норд-Ост», на то, что нигде никто не будет себя чувствовать в безопасности — как выходя на улицу, так и сидя в собственной квартире.

Всякий обвал начинается с камешка, рядового, ничем не примечательного, летящего вниз. Крушение социумов — так же: с безнаказанного уничтожения «песчинки». Отдельно взятого, простого человечка.

У нас ненависть к собственному народу беспредельна. Зато любовь к его деньгам — бесконечна.

Читайте также:  Джейми дорнан - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Жизнь заканчивается в одну секунду, и завтра – это слишком блудливое животное, чтобы на него надеяться. Оно способно не навестить тебя никогда.

О собаках

Летом 2004 года у Политковских умерла собака — доберман Мартын, который жил в семье пятнадцать лет.

«Мартын был замечательным псом, честно охранявшим нас долгие годы перестроечного бардака, тотального бандитизма лет первичного накопления капитала, теперешнего развала свобод, когда опять стало небезопасно», — писала Политковская.

У собаки был инсульт и инфаркт, и, ввиду занятости других членов семьи, Политковская досматривала пса в течение долгого времени.

Жизнь без собаки — как жизнь без постоянно действующей капсулы любви, вшитой под кожу.

До какой степени мы озвереваем от запаха больших денег, очень хорошо понимаешь, когда у тебя на поводке больной пес.

Источник любовного перпетуум-мобиле. Все бросят, все надуются на тебя — собака любить не перестанет.

О Париже

В конце мая 2000 года Политковская была в Париже. Причина — выход книги, сборника репортажей из Чечни и Ингушетии, опубликованных в «Новой газете» с сентября 1999 года по апрель 2000-го. Своим впечатлениям о городе она посвятила несколько материалов.

О Париже говорено столько, что стыдно присоединяться.

В Париже, городе свободы и легкого безрассудства, в ходу один путь — вперед и наугад.

Что такое Париж? Если попытаться объяснить одним словом. Это воля. Свобода. Упоение ими. Как наслаждение степью.

Париж — это цыганщина по-европейски, с лоском и шиком цивилизации.

Женщины в Париже такие гордые, задирают головы выше крыш.

Ну что еще нужно бывшему советскому человеку, чтобы почувствовать себя счастливым? Ничего, кроме соприкосновения «пятой точки» с драным креслом, которое обтирали бедные брюки раннего Хемингуэя.

Парижским гарсонам почему-то все прощаешь и понимаешь: он получился такой элитный, а ты еще только на подступах.

Суть Парижа в том, что женщины одеты, как хотят. (Мужчины — тоже.) И думают, как пожелают.

Очень здорово спалось в Париже. Впервые за все месяцы войны.

О профессии журналиста

Что касается работы — у нас за статьи не любят, за них в основном ненавидят.

Каждое следующее покушение на журналиста …неуклонно уменьшает число людей, занятых журналистикой как средством борьбы за справедливость. Пропорционально этому уменьшению увеличивается число тех, кто предпочитает облегченный журнализм, не влезающий туда, куда не просят.

Пока публикуешься — тебя помнят и ты нужен. Перестал — все, довольствуйся собой.

Я всегда знала, что раз у меня дети, я обязана быть дома. Но я также знала и другое — дети вырастут и я обязана иметь что-то свое.

Стоит ли журналистика жизни? Если плата за правду такова — быть может, лучше остановиться? И найти занятие с меньшими шансами на «очень крупные неприятности»? Как к этому отнесется общество, ради которого мы работаем? И вот дальше — каждый делает свой выбор.

Я обожаю писать заметки.

О себе

Мне действительно надо сдерживать агрессивность. Я — не злая, но все-таки скандальная.

Я боюсь всего, что стреляет.

Мне не на что обижаться и не о чем плакать.

Я мечтала написать оптимистическую книгу, в конце которой произойдет нечто подобное майдану.

Я видела столько мужских слез, что уже сама не плачу.

Я хочу узнать, куда нас вынесет.

Источник: https://medialeaks.ru/anna-politkovskaya-stoit-zhurnalistika-zhyzni/

Kwoman.ru: Журналист Александр Политковский: биография, личная жизнь, карьера и интересные факты | Интересные статьи за 10.10.2018 (Октябрь 2018 год)

Политковский Александр Владимирович вписал своё имя в историю отечественной журналистики как довольно неординарный представитель профессии. Его вполне можно считать истинным репортёром в самом прямом смысле этого слова.

Политковскому принадлежит ряд заслуг и инноваций, которые именно он применил впервые.

Сегодня Александр Политковский не имеет такой широкой известности, какой обладал в 80-е годы, но его профессиональные заслуги ценятся по-прежнему.

Первые шаги в журналистике

Политковский Александр Владимирович родился в Москве 15 сентября 1953 года. Его детство было обычным. Он рос, по собственным признаниям, «как обыкновенный московский мальчишка». Самый первый опыт, связанный с журналистикой, Александр получил, обучаясь в школе рабочей молодёжи, когда был учеником фотолаборанта.

После окончания школы Александр Политковский с 1971 по 1974 год служил в армии, а затем поступил в Московский государственный университет. Он выбрал рабочий факультет журналистики, телевизионное отделение.

Первым местом работы Александра Политковского стало Гостелерадио СССР, где в 1979 году началась его карьера. Сначала он трудился в спортивной редакции Центрального телевидения, а затем перешёл в молодёжную.

Решение было принято по приглашению Ивана Кононова и Владимира Мукусева в 1985 году. В это время программы, выпускаемые редакцией, пользовались значительной популярностью.

Политковский Александр принимал участие в производстве таких известных передач, как «Мир и молодёжь» и «12-й этаж».

Программа «Взгляд» и расцвет карьеры

Широкую известность и народную любовь Александру Политковскому принесла программа «Взгляд», выпуском которой первоначально занималась также Главная редакция молодёжных программ Гостелерадио СССР. Первый официальный выпуск передачи состоялся 2 октября 1987 года. Александр Политковский играл роль специального корреспондента, а также был одним из ведущих проекта.

Программа «Взгляд» носила информационно-публицистический и развлекательный характер. В еженедельном формате в студии обсуждались актуальные и злободневные вопросы. «Взгляд» стал символом эпохи «перестройки», а народную любовь к проекту часто сравнивают с популярностью рок-группы The Beatles.

Ведущими программы в разное время были Владислав Листьев, Александр Любимов, Дмитрий Захаров, Сергей Ломакин, Владимир Мукусев и Александр Политковский.

Биография последнего в связи с популярностью передачи имеет один интересный факт.

Дело в том, что широкая известность ведущих проекта позволила им занять места в Верховном совете РСФСР и стать народными избранниками. Депутатское кресло занял и Политковский Александр.

Работа в программе «Взгляд» позволила журналисту получить весомый опыт, а также разработать ряд новаторских приёмов при подготовке репортажей. В частности, Политковский считается первым, кто применял технологию скрытой видеосъёмки.

Также в своей работе он использовал радиомикрофоны. В репортажное искусство Александр Политковский привнёс его новый жанр, названный впоследствии спортивной, или экстремальной, журналистикой.

За время участия в проекте он побывал во многих уголках страны, а также за рубежом, стал автором серии материалов о малых народах России.

На волне популярности программы в 1987 году была основана первая в истории частная структура, занимающаяся выпуском телевизионных передач. Компания получила название «ВиД», что означает «Взгляд и другие». Одним из её основателей был Александр Политковский. Журналист имел определённую долю в уставном капитале организации.

После «Взгляда»

Со временем в программе «Взгляд» становилось всё больше сюжетов на политическую тему, в том числе обсуждались серьёзные государственные вопросы. Это нередко приводило к отмене новых выпусков передачи. Один из последних таких скандалов разразился, когда ведущие запланировали поговорить об отставке министра иностранных дел Эдуарда Шеварнадзе.

Окончательное решение о приостановлении производства и запрете выхода программы в эфир было принято в начале 1991 года. Тогда возник проект «Взгляд из подполья», которым занялись Александр Любимов и Александр Политковский. Распространение выпусков производилось на видеокассетах.

После череды бурных исторических событий начала 90-х годов Владислав Листьев, официально руководивший компанией «Вид», снова приглашает Александра Политковского для совместной работы. Так возникает авторская программа «Политбюро», выходившая в эфир с 1992 по 1993 год.

Сложная обстановка в стране снова привела к запретам в деятельности журналиста. В 1993 году «Политбюро» было закрыто. Причиной тому сам Политковский считает неосторожное, но при этом положительное высказывание о проекте Александра Руцкого, отстранённого от власти в ходе конституционного кризиса в стране.

90-е годы: новые проекты

После убийства Владислава Листьева началась неприятная история, касающаяся акций компании «Вид». По признаниям Политковского, владельцев её долей уговаривали от них отказаться. Тогда Александр окончательно исчезает с центральных телеканалов.

В 1995 году Александр Политковский начинает заниматься реализацией своего нового проекта, получившего название «Территория ТВ-6». Он снова рассказывает о жизни в провинции и проводит большую часть своего времени в командировках. Программа выходила на телеканале «ТВ-6 Москва».

В 1997 году появляется его собственная студия, занимающаяся производством и выпуском телевизионной продукции. Компании ЗАО «Студия Политковского» принадлежит ряд публицистических и познавательных программ на географические, исторические и другие темы. «Тарантас», «Территория Север», «Четыре цвета времени» — вот названия некоторых из них.

Личная жизнь: знакомство с Анной

Характер деятельности Александра Политковского не позволял ему быть со своей семьёй так часто, как хотелось бы. Виной всему были постоянные и долгие путешествия по стране и за рубежом.

Со своей женой, Анной Политковской, журналист познакомился, когда она ещё училась в школе, в девятом классе. Встреча стала возможной благодаря её сестре, с которой Александр учился на одном курсе факультета. Однажды они оказались вместе в одной компании. Отношения завязались довольно быстро и развивались стремительно. В скором времени молодые люди решили сыграть свадьбу.

Это был самый настоящий «студенческий брак». Именно так называл этот союз в одном из своих интервью Александр Политковский. Личная жизнь молодожёнов в это время была полна проблем, которые они поначалу стойко преодолевали.

По признаниям журналиста, Анна обладала сложным и требовательным характером как по отношению к себе, так и по отношению к окружающим.

В семье нередко случались ссоры, но супруги довольно быстро прощали друг друга и находили общий язык. Несмотря на большую популярность Александра как журналиста, в первое время они имели финансовые проблемы.

На воспитание двух детей, сына Ильи и дочери Веры, денег хватало не всегда.

Когда Александр был известным и успешным, карьера Анны ещё не складывалась. Она всё своё время посвящала решению семейных проблем, воспитывала детей. Зависти по отношению друг к другу в профессиональном плане супруги никогда не испытывали. Так было как в период популярности Александра Политковского, так и после.

Расставание и смерть жены

После исчезновения журналиста с экранов центральных телеканалов и появления проблем в отношениях с бывшими коллегами постепенно стала разрушаться и семья Политковского. Вместо старых друзей в кругу его знакомых появились люди, с которыми он заглушал свои проблемы спиртными напитками.

Окончательно Александр и Анна разошлись в 2000 году, хотя и не оформляли свой разрыв официально. В случившемся Политковский винит самого себя. «Мне не нужно было груз всех проблем держать в себе, нужно было делиться, разговаривать с нею», — вспоминает журналист.

В 2006 году Анны Политковской не стало. Было совершено громкое убийство. Мотивом считается её профессиональная деятельность как журналистки и правозащитницы. О личной жизни Александра после этого события практически ничего неизвестно.

Политковский сегодня

Основным родом деятельности Александра Политковского в настоящее время является преподавание. Он имеет свою творческую мастерскую в Московском институте телевидения и радиовещания «Останкино». Его ученики получают достаточные навыки для работы с видеороликами и текстами, а также могут быть репортёрами в горячих точках.

Взаимоотношения Политковского с современными средствами массовой информации выражаются лишь в форме интервью, которые он даёт на телевидении, радио и в газетах.

Непосредственным репортёром Политковский больше не является и не собирается им быть.

Александр имеет жёсткую и принципиальную позицию по отношению к современной журналистике, слишком сильно зависящей от государства. В такой системе он существовать не может.

Кроме работы, у Александра Политковского также есть ряд увлечений. Он любит рыбалку в северных регионах страны, занимается аквариумистикой, хорошо знает чешский и испанский языки.

Талант такого журналиста, как Александр Политковский, оказался полезен лишь в течение ограниченного периода времени. Во время перестройки он и его коллеги были максимально востребованы. Сегодня ситуация изменилась. Александр оказался под прессом различных обстоятельств и личных принципиальных установок, не предоставляющих ему места в современной журналистике.

Источник

Источник: http://kwoman.ru/jyrnalist-aleksandr-politkovskii-biografiia-lichnaia-jizn-karera-i-interesnye-fakty.html

Ссылка на основную публикацию