Джек керуак — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Керуак Джек — Биография

Джек Керуак (англ. Jack Kerouac, в английском произношении ударение на первом слоге; 12 марта 1922 — 21 октября 1969) — американский писатель, поэт, важнейший представитель литературы «бит-поколения».

Пользовавшийся читательским успехом, но не избалованный вниманием критиков при жизни, Керуак сегодня считается одним из самых значительных американских писателей.

Его спонтанный исповедальный язык вдохновлял таких авторов, как Том Роббинс, Ричард Бротиган, Хантер Томпсон, Кен Кизи, Уильям Гибсон, Боб Дилан, его называли «королём битников».

Большую часть жизни Керуак провёл либо скитаясь по просторам Америки, либо дома у своей матери. Сталкиваясь с меняющейся страной, Керуак стремился найти в ней своё место, что в какой-то момент привело его к отрицанию ценностей 1950-х годов.

В его творчестве проявляется желание вырваться на свободу из социальных шаблонов и найти в жизни смысл. Поиски могли приводить его то к экспериментированию с наркотиками (он использовал в том числе псилоцибин, марихуану и бензедрин), то к освоению духовных учений, таких как буддизм, то к путешествиям по миру.

Его книги иногда называют катализатором контркультуры 1960-х. Самые известные романы Керуака — «В дороге» и «Бродяги Дхармы».

Жан-Луи Лебри де Керуак родился в Лоуэлле, штат Массачусетс, в семье франко-американцев бретонского происхождения, став третьим ребёнком. Его родители, Лео-Алсид Керуак и Габриэль-Анж Левек, были родом из Квебека (Канада).

Как и многие другие квебекцы этого поколения, Левеки и Керуаки эмигрировали в Новую Англию в поисках работы. До шести лет Джек не изучал английский, дома в семье говорили на квебекском французском (жуаль).

В раннем возрасте он был глубоко потрясён смертью старшего брата Жерара, что впоследствии подтолкнуло его к созданию книги Видения Жерара.

Его отец управлял типографией и выпускал местный бюллетень «Прожектор» (The Spotlight), поэтому маленький Джек рано узнал о том, как макетируется газета, а некоторое время спустя стал выпускать и собственный спортивный бюллетень, который продавал своим знакомым в Лоуэлле.

В дальнейшем спортивные успехи сделали его звездой местной футбольной команды, что позволило ему получить стипендию в Бостонском колледже и Колумбийском университете в Нью-Йорке. Он поступил в Колумбийский университет, проведя требуемый для стипендии год в школе Horace Mann School.

Именно в Нью-Йорке Керуак повстречался с людьми, с которыми ему предстояло путешествовать вокруг света, и с будущими персонажами многих из его романов — так называемым разбитым поколением, включавшим таких людей, как Аллен Гинзберг, Нил Кэссиди и Уильям Берроуз.

Керуак сломал ногу, играя в футбол, и постоянно спорил с тренером, поэтому его спортивная стипендия не была продлена; он оставил университет на втором курсе и в 1942 ушёл в торговый флот.

В 1943 он переходит в военно-морской флот США, но во время Второй мировой войны его оттуда списали на психиатрическом основании — он был «индифферентно настроен».

За время учёбы в Колумбийском университете у Берроуза и Керуака произошли неприятности с законом за несообщение об убийстве: 19-летний Люсьен Карр, приятель Керуака, убил ножом в драке ещё одного участника их компании — Дэвида Каммерера, гомосексуала и старинного друга Берроуза. Керуак помог Карру избавиться от улик, но убийца не выдержал угрызений совести и сдался полиции.

Этот случай лёг в основу детективного романа, который они вместе написали в 1945 и который назывался And the Hippos Were Boiled in Their Tanks (роман при жизни Керуака и Берроуза не публиковался, отрывок из рукописи был включён в посмертный сборник Берроуза Word Virus, а весь роман был опубликован лишь в 2008 году).

Время между плаваниями Керуак проводил в Нью-Йорке со своими друзьями из университета Фордэм в Бронксе. Он начал писать первый роман, озаглавленный «Городок и Город» (The Town and the City), который опубликовал в 1950 под именем «Джон Керуак» и благодаря которому заработал некоторую репутацию как писатель.

В отличие от позднейших произведений, установивших его «бит»-стиль, «Городок и Город» был написан под большим влиянием Томаса Вулфа.

Керуак писал постоянно, но его следующий роман «В дороге» (или «На дороге», On the Road), был опубликован только в 1957, в издательстве Viking Press.

Это во многом автобиографическое произведение, повествующее от лица одного из персонажей, Сэла Пэрэдайза; оно описывало его приключения в скитаниях по Соединённым Штатам и Мексике с Нилом Кэссиди, прототипом персонажа Дина Мориарти.

В какой-то степени этот роман — наследник марктвеновских «Приключений Гекльберри Финна», но Сэл в два раза старше Гека, и действие у Керуака происходит в изменившейся Америке почти через сто лет.

Роман часто определяют как определяющее произведение для послевоенного «разбитого поколения», с его джазом, поэзией и психоактивными веществами; роман сделал Керуака «королём разбитого поколения.» Потребляя бензедрин и кофе, Керуак записал весь свой роман всего за три недели в виде обширного сеанса спонтанной прозы. Рукопись романа представляет собой один сплошной свиток длиной 36 м: заканчивая машинописную страницу, автор приклеивал её скотчем к предыдущей.

На оригинальный творческий стиль Керуака сильно повлиял джаз (особенно бибоп) и позднее буддизм. Интерес к последнему привел его к экспериментированию с хайку. Его дружба с Алленом Гинзбергом, Уильямом Берроузом и Грегори Корсо, среди прочих факторов, сформировала целое поколение.

В 1958 Керуак написал и прочитал за кадром текст в бит-фильме Pull My Daisy. В 1954, в библиотеке Сан-Хосе (Калифорния), Керуак открыл для себя «Буддистскую Библию» Дуайта Годдарда, которая стала началом его изучения буддизма и его собственного пути к просветлению.

Он запечатлел эпизоды этого процесса, как и некоторые из его приключений с Гэри Снайдером и другими поэтами из окрестностей Сан-Франциско, в романе «Бродяги Дхармы» (The Dharma Bums), действие которого происходит в Калифорнии.

«Бродяги Дхармы», которых некоторые называют продолжением «В дороге», были написаны в Орландо (Флорида) в конце 1957 — начале 1958 и вышли в 1958.

Из обоих вышеупомянутых романов видно, сколько Керуак пил все это время.

В 1961 году Джек предпринял попытку покончить со спиртным, приняв предложение своего друга — поэта Лоуренса Ферлингетти, пожить вместе с ним в лоне природы — Биг-Суре.

Это ни к чему не привело, если только не усугубило депрессию Керуака. Его трехнедельное пребывание на калифорнийском побережье закончилось барами Сан-Франциско.

После Биг-Сура Керуак возвращается в Нью-Йорк. Растет количество выпитого, а депрессия продолжает набирать свои обороты. В 1965 Керуак летит в Париж, чтобы разузнать что-нибудь о своих предках.

В результате этой поездки был написан роман «Сатори в Париже». Здесь уже нет ни разбитого поколения, ни революционных идей, а только скитания одинокого человека, слабо надеющегося обрести свое сатори.

В 1966 году Керуак женится на Стелле Сампас. Это уже третий брак Керуака (два первых были весьма скоротечными). В 1967 Джек возвращается в свой родной город Лоуэлл вместе с женой и матерью, но год спустя переезжает в Сент-Питерсберг.

Смерть

Джек Керуак умер в Сент-Питерсберге от обширного желудочного кровотечения, вызванного циррозом печени — результат частого употребления алкоголя.

Также существует версия, что причиной смерти послужили многочисленные порезы, полученные им в местном заведении в состоянии алкогольного опьянения.

На момент своей смерти он жил с третьей женой Стеллой и матерью Габриэлой. Керуака похоронили в его родном городе Лоуэлле.

Память

В честь Джека Керуака названо отделение поэзии Института Наропы, одного из самых больших буддийских университетов США, основанное Алленом Гинзбергом и Анной Вальдман.

Источник: http://pomnipro.ru/memorypage21628/biography

Керуак Джек

Джек Керуак (англ. Jack Kerouac) (12 .03.1922 — 21 .10.1969) — американский писатель, поэт, главный  представитель литературы «бит-поколения». Пользовавшийся читательским успехом, но не избалованный вниманием критиков при жизни, Керуак сейчас считается одним из самых значительных американских писателей ХХ века.

Его спонтанный исповедальный язык вдохновил таких авторов, как Том Роббинс, Ричард Бротиган, Хантер Томпсон, Кен Кизи, Уильям Гибсон, Боб Дилан, его называли «королём битников».

Большую часть жизни Керуак провёл  путешествуя по просторам Америки, либо дома у своей матери.

Сталкиваясь с меняющимся миром, Керуак хотел найти в нём своё место, что в какой-то момент привело его к отрицанию ценностей 1950-х . В его творчестве проявляется желание вырваться на свободу из социальных шаблонов и найти  смысл жизни.

Эти поиски приводили его то к экспериментам с наркотиками (он употреблял в том числе псилоцибин, марихуану и бензедрин), то к освоению духовных учений, таких как буддизм, то к путешествиям по миру. Его книги иногда называют катализатором контркультуры 1960-х. Самые известные романы Керуака — «На дороге» и «Бродяги Дхармы».

Жан-Луи Лебри де Керуак родился в Лоуэлле, Массачусетс в семье франко-американцев, став третьим ребёнком. Его родители, Лео-Алсид Керуак и Габриэль-Анж Левек, были родом из Квебека (Канада).

Как и многие другие квебекцы этого поколения, Левеки и Керуаки эмигрировали в Новую Англию в поисках работы. До шести лет Джек не изучал английский, дома  говорили на квебекском французском.

В раннем детстве он был глубоко потрясён смертью старшего брата Жерара, что много времени спустя подтолкнуло его к написанию книги Видения Жерара.

Отец управлял типографией и выпускал местный бюллетень «Прожектор», поэтому юный  Джек рано узнал о том, как верстается  газета, а через некоторое время стал выпускать и собственный спортивный листок, который продавал своим знакомым в Лоуэлле.

В дальнейшем спортивные достижения сделали его звездой местной футбольной команды, что позволило ему получить стипендию в Бостонском колледже и Колумбийском университете в Нью-Йорке. Он поступил в Колумбийский университет, проведя требуемый для стипендии год в школе Horace Mann School.

В Нью-Йорке Керуак  встретился с людьми, с которыми ему предстояло путешествовать вокруг света, и с будущими персонажами многих из его романов — так называемым разбитым поколением(Аллен Гинзберг, Нил Кэссиди и Уильям Берроуз).

Играя в футбол Керуак получил перелом ноги и постоянно ругался с тренером, поэтому его спортивная стипендию не продлили; он оставил университет на втором курсе и в 1942 ушёл в торговый флот. В 1943 он переходит в военно-морской флот США, но во время Второй мировой войны его оттуда списали ,на основании психиатрической экспертизы— он был признан«индифферентно настроенным».

Во время учёбы в Колумбийском университете у Берроуза и Керуака случились  проблемы с законом за сокрытие информации  об убийстве: 19-летний Люсьен Карр, товарищ Керуака, зарезал еще одного участника их компании — Дэвида Каммерера, гомосексуалиста и старого друга Берроуза.

Керуак помог Карру избавиться от улик, но тот не выдержав угрызений совести  сдался властям.

Этот случай лёг в основу детективного романа, который они вместе написали в 1945 и который назывался И бегемоты сварились в своих бассейнах (роман при жизни Керуака и Берроуза не издавался, отрывок из рукописи был включён в посмертный сборник Берроуза Word Virus, а весь роман был опубликован только в 2008 году).

Время между плаваниями Керуак проводил в Нью-Йорке со своими приятелями  из университета .

Он начал писать первый роман, озаглавленный «Городок и Город» , который опубликовал в 1950 под именем Джон Керуак и благодаря которому заработал  репутацию как писатель.

В отличие от последующих произведений, установивших его «бит»-стиль, «Городок и Город» был написан под  влиянием Томаса Вулфа.

Керуак писал постоянно, но его следующий роман  «На дороге» был опубликован только в 1957, в издательстве Viking Press.

Это во многом автобиографическое произведение, ведущееся от лица одного из персонажей, Сэла Пэрэдайза; оно описывало его приключения в путешествия по  Штатам и Мексике с Нилом Кэссиди, прототипом персонажа Дина Мориарти.

В некотором роде этот роман — наследник «Приключений Гекльберри Финна», но Сэл в «На дороге» в два раза старше Гека, и действие  происходит в изменившейся Америке почти через сто лет.

Роман часто называют  определяющим  для послевоенного «потерянного поколения», с его джазом, поэзией и психоактивными веществами. Употребляя бензедрин и кофе, Керуак написал весь  роман  за три недели. Рукопись книги представляла из  собея  один свиток длиной 36 метров: заканчивая страницу, автор приклеивал её скотчем к предыдущей.

На оригинальный  стиль Керуака сильно повлиял джаз (особенно бибоп) и позднее буддизм и  его дружба с Алленом Гинзбергом, Уильямом Берроузом и Грегори Корсо. В 1958 Керуак написал и прочитал за кадром текст в бит-фильме Pull My Daisy.

В 1954 Керуак открыл для себя «Буддистскую Библию» Дуайта Годдарда, которая положила начало его изучению буддизма и поискам  пути к просветлению. Он запечатлел эпизоды этого процесса, как и некоторые из его приключений с Гэри Снайдером и другими поэтами из окрестностей Сан-Франциско, в романе «Бродяги Дхармы», действие которого происходит в Калифорнии.

«Бродяги Дхармы», которых  называют продолжением «На дороге», были написаны в Орландо (Флорида) в конце 1957 — начале 1958. В 1961 году Джек попытался покончить с пристрастием к спиртному, приняв предложение своего друга  Лоуренса Ферлингетти, погостить у него в  Биг Суре. Это ни к чему не привело, только усилило  депрессию Керуака.

Его трехдневное пребывание на калифорнийском побережье закончилось в барах Сан-Франциско.

Читайте также:  Lisa bonet - биография знаменитости, личная жизнь, дети

После Биг Сура Керуак возвращается в Нью-Йорк. Растет количество выпитого алкоголя, а депрессия продолжает неумолимо набирать обороты. В 1965 Керуак летит в Париж, чтобы  узнать о своих предках. В результате этой поездки был написан роман «Сатори в Париже».

Здесь уже нет ни разбитого поколения, ни революционных идей, а только скитания одинокого человека, слабо надеющегося обрести свое сатори.

В 1966 году Керуак женится на Стелле Сампас. Это уже третий брак Керуака (два первых были очень непродолжительными). В 1967 Джек вернулся  в свой родной город Лоуэлл вместе с женой и матерью, но год спустя переехал в Сент-Питерсберг.

Джек Керуак умер в Сент-Питерсберге, штат Флорида, 21.10.1969 года от обширного желудочного кровотечения, спровоцированного циррозом печени — результатом  злоупотребления  алкоголя.

Также есть версия, по которой причиной смерти послужили многочисленные порезы, полученные им в местном питейном заведении в состоянии сильного алкогольного опьянения.

На тот момент он жил с третьей женой Стеллой и матерью Габриэлой.

Джек  Керуак  похоронен в  родном городе Лоуэлле.

Источник: http://fb2.net.ua/publ/k/keruak_dzhek/10-1-0-33

Кирстен Данст – биография и фильмография, личная жизнь, фото и видео

Американская кинозвезда, сыгравшая в фильмах «Интервью с вампиром», «Человек-паук», «Мария-Антуанетта». Обладательница Золотой пальмовой ветви Каннского кинофестиваля за главную женскую роль в картине «Меланхолия», номинантка на «Золотой глобус». В 1995 году попала в список самых красивых людей года по версии журнала «People».

Досье

Модельное детство

Кирстен Кэролайн Данст появилась на свет 30 апреля 1982 года в городке Пойнт-Плезант, что в штате Нью-Джерси. Отец Клаус, немец по происхождению, нашёл своё призвание в медицине, мать-шведка Инес была творческой личностью: руководила арт-галереей и занималась живописью.

Она считала, что дочурка обладает всеми данными для того, чтобы стать звездой. В три года мать начала водить маленькую Кирстен по кастингам, и в скором времени кроха попала в ведущие модельные агентства, такие как «Форд» и «Элит».

Девочка снималась в рекламе кукол и других рекламных роликах, которые крутили на телевидении.

В то же время юная модель училась в государственной школе Нью-Джерси. Когда родители развелись, мать забрала Кирстен и её младшего брата Кристиана и отправилась в Калифорнию.

Здесь у девочки было больше шансов сделать карьеру. И действительно, способную малышку заприметил Вуди Аллен.

Семилетняя Данст дебютировала в его фильме «Нью-Йоркские истории» (1989), после чего семья окончательно перебралась в Лос-Анджелес.

Из модели в актрисы

После своего киноуспеха биография Кирстен сложилась таким образом, что ей пришлось на несколько лет перейти на домашнее обучение. Затем она продолжила учёбу в лос-анджелесской католической школе Нотр-дам, где активно участвовала в жизни школы и была чирлидером. После выпуска девушка решила поступить в Калифорнийский университет.

Ребёнок-звезда

В 1990 году Кирстен удалось попасть в один фильм с Томом Хэнксом и Брюсом Уиллисом, хоть её роль в «Костре тщеславий» была небольшой. За этим последовали съёмки в нескольких незначительных фильмах и сериалах.

 В 12 лет Кирстен проснулась знаменитой после выхода мрачной, но красивой картины «Интервью с вампиром» (1994), где она сыграла малолетнюю вампиршу с пышными волосами. Сложность роли заключалась в том, что маленькой Данст пришлось сыграть роль взрослой женщины, заключённой в тело ребёнка.

На съёмках картины Кирстен впервые поцеловалась, причём её кавалером стал Брэд Питт. Партнёры по съёмочной площадке очень нежно относились к юной актрисе – Том Круз, например, дарил ей трогательные подарки на Рождество.

«Интервью с вампиром» принесло Кирстен премию «Сатурн», номинации на «Золотой глобус» и MTV Movie Awards. Несомненно, именно эта кинокартина была самым ярким пунктом в её юношеской фильмографии.

«Интервью с вампиром»

После этого Данст сыграла сестру Вайноны Райдер в хорошо принятой экранизации «Маленьких женщин» (1994). В 1995-м молодая звезда отметилась в семейном фильме «Джуманджи» с Робином Уильямсом в главной роли. Картина стала коммерческим хитом. В 1997-м Кирстен озвучила русскую принцессу Анастасию в одноимённом диснеевском мультфильме.

«Джуманджи»

В сатирическом «Плутовстве» («Хвост виляет собакой») с Джеком Николсоном Данст предстала героиней фальшивого репортажа с поля военных действий. В следующем году актриса уже оживляла игрушки в «Солдатиках» (1998). Девушка много снималась в семейных фильмах («Верное сердце»), молодёжных комедиях («Заговор проказниц») и телевизионных драмах («Дьявольская арифметика»).

Подружка Человека-паука

В 1999-м Кирстен исполнила свою самую пронзительную роль в драме Софии Копполы «Девственницы-самоубийцы».

Она сыграла школьницу по имени Люкс («люкс» – единица света), которая переживает семейную трагедию. Одна из её сестёр покончила с собой. Даже любовное увлечение (Джош Хартнетт) не способно ничего изменить.

Люкс и её сестры оказываются в домашнем заточении и решают выбраться из него любой ценой.

«Девственницы-самоубийцы»

Тяжёлую тематику «Девственниц-самоубийц» Данст разбавила чередой задорных комедий о жизни подростков («Добейся успеха», «Убийственные красотки», «Подруги президента», «Безумная и прекрасная»).

Помимо этого, она сыграла русскую княжну в «Первой любви» (1999) и примерила на себя образ искательницы приключений («В глубине», «Город удачи»). В комедии «Вирус любви» (2001) Данст спела песню «Dream of me».

Интерес критиков также привлёк ретро-детектив «Смерть в Голливуде» (2001), где Кирстен сыграла актрису 1920-х годов.

«Человек-паук»

В 2003-м Данст пережила свой очередной звёздный час благодаря выходу «Человека-паука» с Тоби Магуайром в красном трико.

Вторая часть блокбастера Сэма Рейми оказалась даже более успешной, а в 2007-м вышел третий фильм.

Кирстен надолго запомнилась зрителям в роли рыжеволосой красотки Мэри-Джейн, а её легендарный поцелуй вверх головой с Человеком-пауком был отмечен премией MTV.

«Уимблдон»

Франшиза о супергерое оказалась в лидерах кинопроката, а Кирстен упорхнула в независимое кино.

Она сыграла студентку в феминистской драме «Улыбка Моны Лизы» (2003) с Джулией Робертс и ассистентку доктора в фантастическом фильме «Вечное сияние чистого разума» (2004) с любовно-амнезийным дуэтом Джим Кэрри – Кейт Уинслет.

Также Данст отметилась в нескольких мелодрамах, составив компанию Полу Беттани («Уимблдон») и Орланду Блуму («Элизабеттаун»).

Французская королева

В 2006 году нежная блондинка предстала на экране в образе напудренной Марии-Антуанетты. София Коппола задействовала свою любимицу в байопике монаршей особы.

«Мария-Антуанетта» охватывает беззаботный период жизни супруги Людовика XVI: пышные платья, пресловутые пирожные, развлечения на стороне.

Опальная королева вела образ жизни избалованной рок-звезды, что подчёркивает умело подобранный саундтрек.

«Мария-Антуанетта»

В 2008 Кирстен появилась вместе с Саймоном Пеггом в комедии о жизни гламурных журналов «Как потерять друзей и заставить всех тебя ненавидеть».

Она предстала в облике изысканной интеллектуалки, обожающей «Сладкую жизнь» Феллини.

Искренность и невинность, свойственные лучшим героиням Данст, актриса пронесла в свой следующий фильм «Всё самое лучшее» (2009), сыграв влюблённую в психопата (Райан Гослинг) девушку.

«Все самое лучшее»

В перерывах между съёмками актриса легла в реабилитационную клинику в Юте с нервным срывом. В то время девушка переживала болезненное расставание, её фильмы не имели успеха, она плохо выглядела на уличных фотографиях папарацци, за что подвергалась насмешкам сплетников. За весь год она снялась только в одной короткометражке.

Последние роли

В 2011 году Кирстен поразила кинокритиков и интеллектуалов, исполнив роль печальной невесты с букетиком ландышей в «Меланхолии» Ларса фон Триера. Артхаусный режиссёр живописал ни много ни мало конец света, и Кирстен с её нордической красотой и депрессивным прошлым идеально вписывалась в его концепцию.

«Меланхолия»

Следующие роли американки были не так выразительны. Фэнтези «Параллельные миры» (2011) с треском провалилось в прокате и получило отрицательные отзывы.

Комедия «Холостячки» (2012) о подружках невесты, ищущих новое подвенечное платье размера ХХL взамен испорченного ими, оказалась рядовой.

Однако в том же году Кирстен удалось сверкнуть своим драматическим талантом в неоднозначной экранизации Джека Керуака «На дороге» про потерянное поколение битников.

После нескольких второстепенных ролей Кирстен сыграла трофейную жену Вигго Мортенсена в фильме по роману Патриции Хайсмит «Два лика января» (2013). Ретро-картина повествовала о европейских каникулах семейной четы, которые заканчиваются трагедией после встречи с молодым официантом (Оскар Айзек).

Видео о фильме «Два лика января»

Личная жизнь

Кирстен не считает своё детство потерянным из-за съёмок в рекламе и кино. Вместе с матерью она создала продюсерскую компанию Wooden Spoon Productions. Данст принимала участие в рекламных кампаниях модных брендов Miu Miu и BVLGARI. Актриса любит животных, у неё живут несколько кошек и собака.

На съёмках «Вируса любви» хрупкая блондинка встретила актера Бена Фостера. В 2003 у девушки были отношения с Джейком Джилленхолом, который предложил ей создать семью.

Однако Кирстен оказалась слишком молода для замужества, и они расстались в июне 2004-го. Затем на её пути оказался комедиант Энди Сэмберг, но это увлечение не продлилось долго.

В числе экс-бойфрендов актрисы также значатся писатель Джефф Смиджс и Джейк Хоффман.

Встреча с британцем Джонни Боррелом из группы Razorlight оказалась для Кирстен роковой. Влюблённые погрязли в бесконечных разборках и расстались, не дотянув и до года отношений. Актриса слишком нервничала из-за расставания и в итоге угодила в психиатрическую больницу.

Кирстен Данст и Гаррет Хедлунд

Также пресса без устали приписывала звезде романы со своими партнёрами по съёмкам, от Джоша Хартнетта до Орландо Блума.

Прогнозы сбылись лишь в отношении Гаррета Хедлунда, вместе с которым актриса сыграла в картине «На дороге» в 2011-м. Вскоре влюблённые свили себе любовное гнёздышко в Лос-Анджелесе.

Слухи об их помолвке подтвердились в августе 2015-го.

Фото звезды

В образе невестыШальная и сладостная распутницаЮная вампиршаКирстен Данст и Орландо БлумЯркая звёздочкаИз фильмографииАвтографВ шикарном рыжем цветеЯркая и уверенная в себеСтильная и заводнаяКадр из фотосессииИдеальные формыРоковая обльстительницаКадр из фотосессииНежность и гармония

Вскоре Кирстен Данст появится на экранах во втором сезоне обласканного критиками сериала «Фарго». Есть и другая радостная новость – актриса планирует выйти замуж за своего коллегу Гаррета Хедлунда и уже задумывается о рождении детей. Пожелаем ей удачи!

Источник: http://www.livestory.com.ua/zvyozdnoe-dose/2015/10/05/084002.html

Календарь «Сплетника»: Джек Керуак и его герои

89 лет назад в Лоуэлле, что в штате Миссури родился Жан-Луи Лебри де Керуак (или, если проще — Джек Керуак).

Он был третьим, младшим ребенком в семье уроженцев Канады Лео Керуака и Габриэль-Анж Левек. Папа Джека выпускал местный бюллетень The Spotlight, так что с раннего детства Джек знал, как делаются газеты.

Да он и сам, когда был еще совсем юн, делал спортивный бюллетень собственного производства.

С 10-ти лет Джек знал, чем хочет заниматься. А он хотел быть писателем.

Однако спорт (он же выпускал спортивный бюллетень!) его тоже увлекал — настолько, что благодаря своей игре в футбольной команде, он получил стипендию в Колумбийском университете в Нью-Йорке.

Правда, там он надолго не задержался: он ушел со второго курса и записался в торговый флот (перед этим, он, кстати, успел поработать спортивным репортером в родном городе, пожить в Бостоне и Вашингтоне).

Во время Второй мировой его призвали на военную службу, впрочем, скоро «списали». Дело в том, что характер Джека не позволял ему подчиняться приказам. Так, он снова оказался в Америке. Из армии его уволили по психологическим причинам — согласно формулировке, он был «индифферентно настроен».

Джек Керуак

После увольнения Джек вернулся в Большое яблоко.

В Нью-Йорке он познакомился с поэтом Алленом Гинсбергом, писателем Уильямом Берроузом и Нилом Кэссиди, который был никем и всем одновременно, — в общем, с людьми, которые в итоге стали иконами поколения битников (битник — от английского beat, то есть, «разбитого поколения»; кстати, сами битники слово beatnik не любили, а вот словосочетание beat generation их вполне устраивало). Их знакомство стало знаковым — не только для них самих, но и для культурного процесса середины XX века.

Кстати, считается, что термин «битники» придумал и ввел в употребление как раз Джек Керуак.

Джек Керуак с друзьями

Джек Керуак, Аллен Гинсберг, Питер и Лафкадио Орловски, Грегори Корсо

1940-е годы подходили к концу. И именно в это время началось то самое путешествие, которое Джек позже увековечил в своем романе «На дороге» (или же — «В дороге», On The Road). К тому моменту друзей-«основоположников» поколения бит уже многое связывало. Даже убийство.

Так, одной безумной ночью (тогда, кстати, Керуак собирался сесть на теплоход до Парижа, но товарищи ему помешали) Берроуз и Джек с другими знакомыми веселились вместе с прекрасным (это, в первую очередь, о внешности) молодым человеком Люсьеном Карром.

Люсьену на тот момент было всего 19-ть, но возраст не помешал ему пырнуть ножом Дэвида Каммерера (Карр утверждал, что тот к нему приставал), старого приятеля Берроуза. Джек и Уильям помогли Люсьену избавиться от тела. Карр все же не выдержал угрызений совести и сдался полиции.

Берроуза и Керуака тоже арестовали как соучастников убийства, но позже выпустили под залог.

Позже, по мотивам этого случая, Керуак и Берроуз написали детективный роман «И бегемоты сварились в своих бассейнах», но при жизни авторов он так и не был напечатан. Это, кстати, не единственный случай, за который битники попадали в тюрьму.

Гинсберга застали с краденым, а Берроуза арестовали за убийство жены — это был печальный случай. Он пытался попасть из пистолета в стакан на голове супруги Джоан, но промахнулся…

Читайте также:  Дэмьен шазелл - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Это происшествие Джек описал в одном из своих поздних произведений.

В 1950-м году Джек опубликовал свой первый роман «Город и городок». Книгу молодой писатель напечатал под псевдонимом «Джон Керуак».

Но вернемся к путешествию. Битникам вообще было не свойственно сидеть на месте. Они, как говорили, «не вписывались в социум», и поэтому были вынуждны (и не только вынужедены — они сами этого хотели!) постоянно передвигаться и перебиваться случайными заработками. Керуак поехал на запад — за Нилом Кэссиди и Алленом Гинсбергом.

На тот момент Джек уже задумал роман, который бы рассказал правду о настоящей Америке. Его «музами» были его друзья, и главной — Нил. Он был, по описанию самого Керуака, воплощением чистой энергии (правда, часто довольно бестолковой). Он горел всем, что встречал на своем пути и по-своему обожал Керуака. Нил просил друга научить его писать, но, правда, настоящего писателя из него не вышло.

Зато как-то Нил написал Джеку письмо на 40 страниц. Это было одно (!) предложение без знаков препинания. Именно это, плюс эстетика джазовой импровизации легли в основу литературного метода Джека — так называемой спонтанной прозы. Вершина этого метода — и есть роман «На дороге».

Нил Кэссиди и Джек Керуак

В итоге Нил, как уже сказано, не стал писателем. Однако без него, по мнению экспертов, бит-поколения могло бы вообще не быть. История его знакомства с интеллектуалами Алленом Гинсбергом и Джеком Керуаком впечатляет. Аллен и Джек узнали о Ниле из писем — из колоний он писал их знакомому.

Заинтересовавшись этим парнем, они отправились к нему знакомиться — на тот момент, Кэссиди вместе с женой (прототип Мэрилу в «На дороге», ей тогда было 16-ть) уже жили в Нью-Йорке.

Он открыл им дверь совершенно голым — по «легенде», в тот момент когда его бдущие друзья нанесли ему визит, он с супругой предавался любовным утехам.

В итоге Кэссиди стал героем поколения бит. Аллен Гинсберг был без памяти в него влюблен (о связи Нила и Аллена — он был прототипом Карло Маркса — рассказывается и в «На дороге»). Во многом благодаря ему написаны многие произведения Гинсберга — да тот же знаменитый «Вопль». У Джека с Нилом, кстати, говорят, тоже не обошлось без любовной связи. Но в их случаее дружба была важнее.

Аллен Гинсберг, Джек Керуак, Грегори Корсо

В общем, в 1947-м Керуак поехал автостопом на запад. Благодаря этому путешествию и родился роман «На дороге» — причем, он был написан за три недели. Рукопись представляет собой 36 метров машинописной ленты. Издателей она, разумеется, провела в шок.

Но все же в 1957-м книга о «вышедших на дорогу» героях — Сэле Парадайзе (Керуак), Дине Мориарти (Кэссиди), Карло Марксе (Гинсберг), Буйволе Ли (Берроуз) и других увидела свет. И в мгновение ока стала культовой. Культ, кстати, сохраняется до сих пор.

История путешествия Нила и Джека (как и их героев Дина и Сэла) закончилась довольно грустно: Кэссиди бросил Керуака, больного дизентерией, в Мексике. Вернувшись в Нью-Йорк, Джек записал «На дороге». А в 1950-м нашел «Нового Нила» — Билла Каннастру. Он был куда образованнее Кэссиди, но это не мешало его бешеной энергии и безумствам.

И его последним безумством было желание выйти на ходу из вагона метро… После его гибели Керуак женился на его вдове. Брак однако просуществовал полгода, в нем родилась дочь Джека, которую он долго не соглашался признавать. А после развода он уехал в дом к матери, где взялся за новое произведение — «Видения Коди».

Прототипом главного героя снова был Нил…

Ради этой работы Керуак чуть позже поселился у Кэссиди. Но их отношения совсем развалились — по вине Нила, который уговорил жену переспать с другом, дабы скрепить их узы.

В итоге Джек уехал в Мексику — на этот раз, в гости к Берроузу с супругой. Там были наркотики и алкоголь, большую часть времени Джек проводил в уборной, которую потом, под действием различных веществ, стал считать своей камерой.

Но работа не прекращалась — именно в уборной дома Берроуза он создал «Доктора Сакса».

Из Мексики Керуак «вырвался» в Нью-Йорк. Целый букет зависимостей, да и объективные жизненные трудности, приводили его в отчаяние. Но он работал, писал не переставая. За несколько лет до публикации «На дороге» он успел написать «Подземных», «Мэгги Кэссиди», «Блюзы Мехико», «Тритессу», «Писание золотой вечности», а также начал создавать «Книгу снов».

Однако все эти книги были напечатаны позже «Бродяг Дхармы». Но об этой книге позже.

В 1957-м, после того, как «На дороге» наконец-то опубликовали, Керуак прославился. Молодежь его обожала, а вот знаменитые классики американской литературы отказывались признавать. Трумен Капоте однажды заявил:

Это не литература. Это машинопись.

Верить мнению мистера Капоте, конечно, стоит. Но феномен Керуака был вовсе не в выверенных словоформах — его «спонтанная проза» за этим и не гналась.

Джек со своей 36-метровой рукописью «На дороге»

Издатели требовали продолжения «На дороге», и Джек засел за «Бродяг Дхармы». Эта книга написана под влиянием буддизма — этой религией писатель увлекся в 1954-м. Еще до «Бродяг…

» он написал жизнеописание Будды, и вообще старался привлечь к своему новому интересу всех тех, кто его окружал. Впрочем, после публикации «Бродяг…» специалисты по буддизму раскритиковали Джека.

И он объявил, что «больше не буддист» (кстати, Керуак воспитывался в католической семье и до этого всегда называл себя католиком, в частности, говорил: «Я католик, а не битник»).

Керуаку было непросто со свалившейся на него славой. Творцы поколения бит вдруг из бестолковых, в общем-то, ребят превратились в легенд. Он путешествовал с друзьями, читал стихи, пел джаз… И пил — все больше и больше.

Депрессивное состояние становилось все серьезнее. Он попробовал «сбежать» от реальности — уехал в калифорнийский регион Биг Сур.

В честь него он назвал и свой новый, последний большой и, наверное, самый мрачный роман «Биг Сур», который был опубликован в 1962-м.

После Биг Сура Керуак приехал в Нью-Йорк, а в 1965-м направился в Париж, надеясь найти информацию о своих предках. Этот опыт лег в основу книги «Сатори в Париже». От идей бит-поколения почти ничего не осталось — и это неудивительно.

К середине 1960-х битники разошлись, каждый пошел своей дорогой. Мировоззрение Керуака менялось под действием затяжной депрессии, алкоголя, неудачной личной жизни. Он изменился.

изменились и его взгляды: он бесился от антиамериканизма, поддерживал войну во Вьетнаме…

Курт Воннегут, который видел Керуака незадолго до его смерти, говорил, что Джек даже утверждал, будто Аллен Гинсберг подружился с ним по велению коммунистов.

В 1966-м году Керуак женился. Какое-то время он жил вместе с матерью и женой в Лоуэлле, потом вместе с ними же перебрался в Санкт-Петербург — тот, что во Флориде. Там Джек Керуак, великий певец свободы, и скончался. Он умер от цирроза печени в 1969-м году.

За год до этого скончался и его герой Нил.

В отличие от других битников, каждый из которых по-своему политизировался, он продолжал безумствовать — например, был водителем автобуса и рассекал по дорогам США с другими ребятами, целью которых была легализация ЛСД.

Он умер в Мексике, в возрасте 42 лет: под действием алкоголя и наркотиков заснул, замерз и впал в кому. Позже его вдова Каролина (в книге «На дороге» — Камилла) написала книгу «Вне дороги», где описала события жизни мужа со своей точки зрения.

Нил Кэссиди

Нил со своей женой Каролиной

Гинсберг и Берроуз дожили до глубокой старости — первый ушел из жизни в 71 год, второй — в 83. Они оба умерли всего 14 лет назад, в 1997-м.

Уильям С. Берроуз

Битники и их «король» Джек Керуак давно не с нами, но их культура — где-то рядом. До сих пор их произведениями зачитываются молодые люди по всему миру.

Джонни Депп называет Керука в числе своих самых важных источников вдохновения и развития. Как-то она даже жил в доме Керуака, читал его рукописи.

Он, кстати, является владельцем некоторых рукописей Керуака, считает себя их «хранителем», а не владельцем.

А вскоре состоится важнейшее событие: выйдет на экраны первая экранизация «На дороге». Вообще-то, права на экранизацию книги Фрэнсис Форд Коппола выкупил еще в 1970-м году. Но, видимо, только сейчас пришло время для этого фильма.

К слову, фильмы по важнейшим произведениям его друзей уже есть — в прошлом году вышел фильм «Вопль», где Гинзберга сыграл Джеймс Франко, а еще в 1991-м появилась картина «Голый завтрак» по одноименному роману Уильяма С. Берроуза.

Режиссером ленты «На дороге» стал Уолтер Саллес («Че Гевара: Дневники мотоциклиста», то есть, тема дороги ему знакома).

Главные роли достались любимцам молодого поколения Кристен Стюарт (Мэрилу), Тому Старриджу (Карло Маркс), Кирстен Данст (Камилла), Вигго Мортенсену (Буйвол Ли), Сэму Райли (Сэл Парадайз) и Гаррету Хедлунгу (Дин Мориарти).

Хочется верить, что картина получится хорошей. Во всяком случае, сумеет передать то бесценное настроение свободы и безумие, так свойственное произведениям Керуака.

Первые кадры из фильма «На дороге»

Рукопись «На дороге» на выставке, посвященной Джеку Керуаку

Источник: http://www.spletnik.ru/buzz/calendar/24774-kalendar-spletnika-dzhek-keruak-i-ego-geroi.html

Тихий голос поколения. История Джека Керуака

Более 90 лет назад, 12 марта 1922 года в Массачусетсе родился Джек Керуак. Он стал известным после романа «В дороге», написанного всего за три недели по мотивам многолетних путешествий. Книга стала бестселлером, а сам Керуак — голосом поколения.

В 1957 году в книжных магазинах США появился новый хит — «В дороге» 35-летнего писателя Джека Керуака . Роман сразу приобрёл статус культового, целое поколение объявило книгу своим манифестом.

Керуак превратился в знаменитость, его искренняя и слегка наивная проза стала явлением — по стране хлынула война «битничества», культуры нон-конформистов, искавших смысл жизни в новых местах и приключениях.

Через десять с небольшим лет Керуак скончался от пьянства, так и не написав чего-то более значительного.

Дом в Орландо, штат Флорида, где Керуак жил и писал.

Юность такого будущего Керуаку не предвещала. Он был неплохим парнем, звездой местной футбольной команды. Гулял и слонялся по улицам не больше других. Служба на флоте завершилась отчислением по инициативе начальства — от безразличного к окружающей суете Керуака на корабле толку не было. Успехи в спорте обеспечили стипендию в Колумбийском университете, и Джек уехал учиться в Нью-Йорк.

Там он сошёлся с довольно опасной компанией. Среди его приятелей, например, был Уильям Берроуз . В 1951 году Берроуз во время пьяной гулянки застрелит жену, а восемью годами позже напишет роман «Голый завтрак». В то время — в начале 40-х — Керуак и Берроуз пытались укрыть приятеля, застрелившего другого их общего знакомого.

В этой компании любил проводить время Нил Кэссиди . Это с его подачи Керуак начал писать «В дороге». К шестнадцати годам Кэссиди трижды арестовывали за угон автомобиля и кражи. В Колумбийский университет он попал по протекции педагога Джастина Брирли , местной знаменитости. Брирли считал Кэссиди умным и подающим надежды. В Нью-Йорк он приехал в 19 лет.

Кэссиди вырос фактически на улице. Его отец переезжал из города в город в поисках работы и алкоголя. Мать умерла, когда Нилу было девять. Вся жизнь Кэссиди проходила в режиме калейдоскопа — мест, событий и впечатлений. Это обеспечило юноше живое воображение и проблемы с самоконтролем.

Кэссиди вдохновлял Керуака. Сам Джек вырос в скуке и рутине. Его быт всегда был монотонным: школа в провинции штата Массачусетс, служба на флоте, учёба. Всю жизнь Керуак жил по составленному кем-то расписанию, в то время как Кэссиди, вероятно, вообще не знал, что такое рутина.

Джек Керуак в военном комиссариате. 1943 год.

«Всю жизнь плетусь за теми, кто мне интересен, потому что интересны мне одни безумцы», — писал в романе «В дороге» Керуак. Он не относил себя к тому же типу людей, что Кэссиди или Бэрроуз. Просто будучи голодным до впечатлений Керуак отправился вслед за ними. Прежде он только мечтал посмотреть другие места, но с подачи Кэссиди набрался решительности и поехал колесить по стране.

В конце 40-х провинция США была обескровлена. Промышленность нерешительно переключалась с военных рельс, заводы уже обзавелись новыми станками, у простых граждан оставалось всё меньше работы и денег.

В отсутствие альтернатив и высоких доходов путешествовать большинство американцев могли лишь в границах страны. Безработица, безденежье и скука лишь подталкивали тысячи отчаянных на поиски чего-нибудь.

В вагонах товарных поездов встречались философы и воры, ночами напролёт обсуждавшие места, которые они видели.

Кроме этого обсуждать им было нечего, ведь по большей части их время было занято поездами или низкоквалифицированным трудом в чудом уцелевших лавках и мастерских.

Тем не менее, для целого поколения эти нескончаемые поиски были выходом из домашней рутины и нищеты. Эти люди были выращены «потерянным поколением» — их отцы воевали в Первую мировую войну и не успели научиться жить в мирное время.

Целое поколение не знало, куда идти, и каталось по стране туда-сюда. В Европе отгремела Вторая мировая, но нагревалась Холодная война.

В стране возник социальный дисбаланс — экономика начала расти, и многие ринулись в большие города, оставив провинцию с её нищетой.

Формировалось «общество потребления», но это устраивало не всех — у кого-то было мало денег, а у кого-то — слишком много воображения. У Кэссиди не было денег и было воображение.

Джек Керуак. 1956 год

Кэссиди с Керуаком несколько лет скитались по стране. Когда один оседал на месте, другой увлекал приятеля в новое путешествие. Это продолжалось вплоть до тех пор, пока Керуак не заболел дизентерией в Мексике. Тогда Кэссиди вернулся к жене в Штаты, а Керуак остался один в чужой стране. Вернувшись домой, он записал всю историю знакомства с Кэссиди — эта история и стала романом «В дороге».

Читайте также:  Ian glen - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Шесть лет издатели отвергали рукопись. Редакторы жаловались на бессвязную структуру и грязный язык. Сам Керуак считал, что написать можно что-либо, лишь основываясь на пережитом опыте, что роднило его с экзистенциалистами.

Вдохновенные рассказы о путешествиях с Кэссиди сравнивали с приключениями повзрослевших и отчаянных Тома Сойера и Гекльберри Финна. При этом Керуак признавал только «спонтанную прозу» — изрядно подкрепившись психостимуляторами и алкоголем, он набирал десятки страниц в день.

«В дороге» Керуак напечатал всего за три недели.

Выйдя в свет, роман мгновенно стал бестселлером. Молодёжь подхватила образы Сала Парадайза и Дина Мориарти. «Битники» искали путь к американской мечте, но уже забыли, что она собой представляет.

«В дороге» отправила всех их на поиски — сама поездка и символизируемая ею свобода были тогда мечтой. Керуак описывал путешествие как череду сменяющихся в быстром ритме событий. Послевоенным США не хватало новых образов.

Реклама и пропаганда не успевали за обществом, и на первый план вышли «битники».

Молодёжь увлеклась «В дороге» Керуака и «Голым завтраком» Бэрроуза. «Битники» были очарованы идеей свободы личности, что на фоне свежих воспоминаний о войне и долге перед родиной стало большим облегчением. К началу 60-х это «битничество» прошло свой пик. Кэссиди увлёкся экспериментами Кена Кизи, радикалы подались к байкерам или продолжили путешествовать, а Керуак решил бросить пить.

Он проводил под градусом почти всё время. Чтобы завязать, он отправился к приятелю поэту в Биг-Сур в Калифорнии, но вернулся оттуда полностью опустошённым. И стал пить ещё больше. Параллельно с этим он писал «Бродяги Дхармы» и «Биг-Сур». Вскоре ему надоело постоянное пьянство в компании художников и музыкантов, и писатель отправился в Париж в поисках своих предков.

Джек Керуак. 1957 год.

Во Франции он написал «Сатори в Париже». Эта книга радикально отличалась от романа «В дороге». В «Сатори в Париже» не было свежих идей или даже их поиска, не было импульса и направления. Это был рассказ одиноко скитающегося человека. Керуак продолжал искать свою американскую мечту, но путешествия уже не воспринимались так ярко.

В феврале 1968 года от переохлаждения или передозировки наркотиками — точно не установлено — в Мексике скончался Нил Кэссиди, в последние годы глубоко сожалевший о том, что не стал своим детям хорошим отцом.

Джек Керуак в это время вернулся в родной город Лоуэлл в Массачусетсе, но затем переехал с третьей женой и матерью в Санкт-Петербург, штат Флорида. Он умер в октябре 1969 года в возрасте 47 лет.

По официальной версии, Керуак скончался от цирроза печени, но, согласно одной из легенд, он получил несколько ножевых ранений в пьяной драке.

Оставленные Керуаком летописи сейчас признаны достоянием американской культуры. «В дороге» стала выражением чаяний целого поколения, которое хотело куда-то двинуться, но не видело для себя направления.

Роман был гимном нового образа жизни, надежды и поиска. Впрочем, едва ли Керуак думал об этом, когда занимался «импровизированной прозой».

Он просто из любопытства шёл за теми, кто ему интересен, и записывал происходящее вокруг.

Источник

Источник: https://biblio.temaretik.com/367630582867036197/tihij-golos-pokoleniya-istoriya-dzheka-keruaka/

Джек Керуак

Не знаю точно, к какой книге должно отнести эту историю – к «В дороге» Джека Керуака или к «Черному мальчику» Ричарда Райта. Отношу всё-таки к первой, потому что с нее всё началось. Я вроде бы писала здесь уже про «Ангелов Опустошения», которых, к моему великому прискорбию, мне пока что не удалось одолеть.

Ах, мне жаль даже применять такие неуважительные, я бы сказала – недостойные объяснения к автору, который за последние много лет так сильно меня впечатлил! Когда я взяла в прошлом году «Ангелов..», то думала, что проглочу их за неделю в ужасном голоде по Керуаку, но так не случилось. Случилось длительное вымучивание книги, которая совсем не шла.

Три месяца я боролась с мыслями, что не могу бросить на половине пути чтение самого Керуака, который стал для меня на некоторое время альфой и амегой литературного мира. Всё дело, конечно, в “On the road”. Когда я прочитала это произведение искусства, я просто не знала, как мне жить как читателю.

Что я буду читать, если не Керуака? Он поразил меня как в плане содержания, самого нарратива, так и в смысле средств художественного выражения. Там было, что почерпнуть и, что называется, для души, и для квази-исследующего ума, которому интересны обороты речи, тексты, использование слов, средств выразительности языка etc.

После прочтения я и мои близкие люди скупили мне, по-моему, все книги Керуака, которые были в доступе, но я до сих пор не готова к ним прикоснуться. Знаете это ощущение, когда ты не хочешь, чтобы книга заканчивалась? Я не хочу, чтобы закончился запас книг Керуака.

«В дороге» закончилась, и я теперь как бы без неё, я не могу отмотать назад, к моменту, когда я ее не читала, и не смогу прочитать ее с чистого листа. Именно поэтому я отложила «Ангелов…» — это нужно читать либо с наслаждением и полным осознанием, что ты прикасаешься к прекрасному и проживаешь лучшие моменты своего читательского опыта, либо не трогать вообще, до такой готовности.

Я поэтому не беру Марселя Пруста, потому что пока что у меня есть роскошь открыть Пруста, прочитать первую книгу Пруста, познакомиться с Прустом. Может звучать странно, но мне радостно, что эти строчки читают осознанные читатели – иначе бы вы не стали утруждать себя регистрацией на этом сайте — и кому-то из вас наверняка знаком такой вариант любви, когда ты откладываешь книгу на потом, чтобы не потерять ее в статусе непрочитанной.

Поскольку я не могла подобающим образом читать Керуака, я, конечно, посмотрела экранизацию, а потом начала читать, смотреть и слушать ПРО Керуака – подкасты, статьи, лекции.

Одна из лекций – в рамках курса Йельского Университета «Американская литература второй половины 20 века», была настолько хороша, что я хочу поделить им с как можно большей аудиторией. Вот ссылка на вводную лекцию: https://www.youtube.

com/watch?v=TyVAU5iGe0k&index=1&list=PLE33BCD966FF96F23

Я посмотрела его уже один раз в разбитой последовательности – сначала «В дороге», потом «Лолиту», потом остальные книги, некоторые из которых я не читала на момент прослушивания. Теперь примусь изучать его по программе. Первая книга в цикле — «Черный мальчик» Ричарда Райта.

Что я хочу вам сказать этой историей – это то, что этот курс хорош собой не только в плане образовательного содержания, но, пожалуй, это один из немногих курсов – как онлайн, так и оффлайн, которые дают то самое чувство глубокой заинтересованности, страсти к литературе, которая может быть привита разве что в читающей семье, этот голод по чтению и воображению, по особенной работе мышления, которая сопровождает каждую новую книгу.
Наверное, многие люди, посмотрев даже весь курс, найдут его занимательным, но мне хочется обратиться к тем и поделить с теми, кто увидит в нём ещё и этот дополнительный смысл – любовь к чтению. Курс мощно транслирует ценность литературы или литературу как самостоятельную ценность, как часть реальной жизни, в которой мы выступаем в роли читателя и вступаем в особенный вид коммуникации с другими людьми – авторами, выступая при этом в разных исторических, социальных, политических etc контекстах — даже во времени… Курс записан в 2008, сегодня 2018й, Керуак написал свой роман в 1950-х. Всё это не мешает ощущать единства, которое возникает, когда люди разделяют ценности друг друга.

История произошла: 9 марта 2016 г.

Источник: https://www.livelib.ru/author/13376-dzhek-keruak

Джек Керуак — биография, список книг, отзывы читателей

#свояигра

Добровольно, но совершенно неожиданно я ввязалась в изматывающее путешествие вместе с Керуаком. С первой трети этого путешествия мне уже не терпелось куда-то приехать.

С половины я изрядно устала, заскучала и совсем вяло плелась вперед. В конце мне так опостылела эта дорога и компания, которой снабдил меня Керуак, что я мчалась к финалу на максимальном газу. И вот, кончено.

И, внезапно, немого жаль. Я даже буду скучать.

Дорога эта пролегала по Америке сороковых годов двадцатого века. С сороковыми у нас вполне определенные ассоциации, но там не про то.

Честно говоря, сначала даты меня шокировали: я ждала от книги отвяза и отрыва, а тут такое грозное время. Но нет. Война, депрессия, голод – что там еще? Это совершенно не тронуло путешественников.

Зато отвяза и отрыва я получила по горло, но он был мрачный, экзальтированный, потный, грязный и больной.

Я вообще не поняла, что это за странные люди – герои этой книги. Сал, рассказчик – вроде бы, писатель. Ну, такая себе голозадая богема. Писал ли он что-то – я не поняла. Зато скитался чисто от нечего делать, прикрываясь необходимостью получать опыт, а в перерывах жил у тетки.

Дин Мориарти – вообще пугающий асоциальный тип. У него бешеные глаза, он вечно потеет, орет, пьет, гоняет на тачках, не прочь вываляться в любом дерьме, приговаривая «Да-да, чувак! Врубись в это как следует!». Положим, понятно, почему писатель прилип к фрику – из любопытства же.

Но почему к нему липли его многочисленные впоследствии брошенные жены? Откуда брались люди, готовые давать ему деньги, срываться вместе с ним с места в какое-то непонятное путешествие, глотать дрянь и внимать его воплям («Да! Врубись в это! Хи-хи-хи-хи»)? Чем-то он притягивал к себе заблудшие души.

Дин в компании прилипших к нему разных людей носился по стране. Он внезапно врывался в дома к друзьям, наводил там сумбур, съедал всю еду, занимал денег, хватал всех, кто плохо держится за домашнее кресло и мчался вперед.

На поездах, на попутках, пешком, автобусами, на машине – да как угодно! Сидеть на месте он, практически, не мог. Его несло и несло. Он лез в негритянские бары слушать блюз, лез под каждую юбку, до которой доставали его руки, лез в каждый дом, из которого его не вышвыривали.

И постоянно орал «Да-да! Я врубаюсь в это!». А потом говорил и говорил перед своими друзьями. Как пророк. А они его слушали. Как пророка. Но о чем он говорил? Я не могу этого понять. Сплошное «врубись!» и «хииии». Просто рассказывал все, что успел увидеть в ошалелой гонке по злачным местам.

Почему его слушали, почему благоговели перед томиком Пруста, что он всюду таскал с собой?

Сначала весь этот гам изрядно ошеломляет. Цепляет настроением бунта и бродяжничества, такого непосредственного восприятия жизни во всех ее проявлениях. Пьянит. Но очень скоро приходит похмелье. И возникают вопросы.

Правда ли надо вываляться в самой вонючей сточной канаве, чтобы непосредственно воспринимать жизнь? Правда ли надо мотаться по всей стране, бросая жен и детей, чтобы найти свой путь? Действительно ли так необходимо ходить в грязной одежде на давно не мытом теле, чтобы слиться с природой? Становится тошно, мутит уже от этих воплей «да-да-да! Врубись в это, чувак! По-настоящему врубись!». Казалось бы, книга не кричит, но даже будучи напечатанными, эти слова давили мне на барабанные перепонки. Мне хотелось накрыть Дина подушкой, лишь бы он не орал. Я от него чертовски устала. А он все орал. И орал. И мотался повсюду. Пил, совокуплялся, плясал, гонял и слушал музыку. При всей неожиданности и занимательности языка и метафор (иногда – весьма высокопарных метафор) автора, хочется сделать монтаж, выкусив из книги середину. Да-да. Я уже врубилась. Хватит орать. Что дальше?

А дальше Дин и Сал поехали в Мексику. Предались там диким оргиям, посмотрели на бедную страну, поболели, поплясали, послушали мамбу… Короче, врубились как следует во все это. И вдруг бах – и конец. Наконец-то. Драная Мексика. Драная Америка.

Но это было впечатляюще. Не могу сказать, что я многое поняла о быте и жизни тех годов, увидела какие-то слепки эпохи и все такое – уж слишком специфичны были глаза смотрящего.

Но настроение чертовых бичей, какую-то собственную романтику и философию этого дна почуять удалось.

Что же такое – этот Дин? Навесить на него ярлыки было бы слишком просто. Он болен? Да без сомнения. Ну и что? Он, вероятно, действительно был адски жаден до жизни, изнывал от желания слиться со всем на свете, прочувствовать каждой клеткой кожи любое, что угодно.

Но какой же он пророк? Что он мог привнести людям в души, ну что? Он даже не мог поделиться теми откровениями, что, вероятно, на него снисходили.

Может, не мог сформулировать? Или просто мысли не держались в его воспаленном мозгу? Он просто фонтанировал диким восторгом, заражая этим людей вокруг, заставляя их жаждать «такой же травы» — пройти через то, что даст им такое же блаженство. Но только дело было не в том, через что проходил Дин. Дело было в нем самом.

И глядя на эту буйную и вредную для здоровья пляску жизни, я думаю, что он так жаждал слиться со всем на свете, что стремился к саморазрушению. Распасться на атомы и слиться в экстазе с каждой пылинкой – не хотела бы я попасть под гипноз такого пророка и такого учения.

PS: Мерзкая деталь. Постоянное повторение «попробовать ее» в отношении женщин. Дегустаторы, черт возьми, немытые.

Источник: http://readly.ru/author/15761/

Ссылка на основную публикацию