Эрик клэптон — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Жена Эрика Клэптона, фото!

Популярность пришла к этому великому музыканту уже через четыре года после того, как он впервые попробовал играть на гитаре, которую ему купили бабушка с дедом после долгих уговоров. Он настолько полюбил инструмент, что практически не выпускал его из рук.

Клэптон успел побывать участником четыре групп, а потом начал сольную карьеру, принесшую ему мировую известность. Он встречался со многими знаменитыми музыкантами, а встреча с одним из них — Джорджем Харрисоном стала для него судьбоносной.

Будущая жена Эрика Клэптона Патти Бойд была супругой Харрсиона, когда Эрик, увидев ее, влюбился с первого взгляда.

На фото — первая жена Эрика Клэптона Патти Бойд

Патти была фотомоделью и фотографом. Когда она начинала карьеру модели, не  все фотографы соглашались работать с ней из-за специфической внешности – сильно выделяющихся передних зубов, но Эрик, увидев Бойд, не заметил этого недостатка.

Но любовь эта не приносила ему радости, а стала тяжелым испытанием, ведь Харрисон был звездой, вмешиваться в личную жизнь которого Клэптон не смел. Будущая жена Эрика Клэптона тоже старалась избегать его. Все эти терзания стали поводом для того, чтобы Эрик начал употреблять наркотики.

Тогда же он написал первую песню, посвященную Патти Бойд – «Лайла».

На фото — Клэптон и Бойд

После долгих мучений и переживаний, Клэптон, все же, решился признаться Харрисону в том, что любит его жену, на что тот отреагировать на удивление спокойно и философски, сказав, чтобы они поступали, как хотят.

Патти ушла к Клэптону, который, не смотря ни на что, остался другом Харрисона, а он безо всякого пришел на их свадьбу. Жена Эрика Клэптона прожила с ним девять лет, но, устав от пристрастия мужа к алкоголю и наркотикам, от его любовных похождений, в конце концов, ушла от него.

Патти было за что обижаться на своего мужа – будучи женатым он заводил массу романов с женщинами, среди которых была итальянская фотомодель Лори дель Санто, родившая ему сына Конора. Это и стало последней каплей, подтолкнувшей Бойд подать на развод.

К сожалению, мальчик в пятилетнем возрасте выпал из окна небоскреба и погиб. После этой трагедии прошло немало времени, прежде чем музыкант решился жениться во второй раз.

На фото — Эрик Клэптон и Мелия МакЭнери

Второй женой Эрика Клэптона стала американка Мелия МакЭнери. Она на тридцать один год младше своего супруга, что не помешало ей родить трех дочерей.

С Мелией Эрик познакомился во время путешествия в Лос-Анджелес, куда девушка приехала следом за своим парнем.

Встреча со знаменитым музыкантом полностью изменила ее жизнь – Мелия бросила своего бойфренда, работу художника-графика и уехала вместе с новым избранником в Европу.
Также читайте: Федор Смолов, жена и Эмин Агаларов, жена

Источник: http://muzh-zhena.ru/blog/ehrik_klehpton_zhena/2014-3-1-125

Эрик Клэптон: потрёпанный, но несломленный

Есть такие музыканты, чьё имя вызывает восторженный возглас и одобрение вроде: «Это очень крутой чувак. Люблю его».

Особенно хорошо, если этот музыкант родом из эпохи, когда песни писались на века, а не забывались через несколько месяцев, и когда в музыку вкладывалось больше души. Клэптон как раз из таких.

Даже те, кто его не слушал, знают, что человек это очень уважаемый. Так что лучше не позориться и согласиться с его крутостью.

Если особо не копаться в биографии, если просто взглянуть на его последние работы, этого респектабельного и, к сожалению, пожилого мужика, то что мы увидим? Живую легенду, сочинившую и исполняющую мудрые, спокойные и очень красивые песни, старую и бородатую.

Он кажется вечным, и поэтому, наверное, редко возникало желание капнуть глубже и посмотреть, что происходило в его жизни.

А там… наркотики, трагедии, скандалы, разочарования и, в общем-то, тонны дерьма и переживаний, после которых становится даже немного удивительно, как он дожил до благородных седин? Но обо всём по порядку.

Все проблемы, как говорят психологи, идут из детства. Первое разочарование принесли ему родители. Ещё до рождения. Как известно, многие канадцы воевали на стороне союзников в годы Второй мировой. И был среди них один фраер. Почему фраер? Фамилия такая – Эдвард Фраер.

В общем-то, ничем не примечательный, смазливый солдатик двадцати четырёх лет из Монреаля. Случилось так, что осели они со своим соединением в сыром и близком к Лондону легендарном и старинном Суррее. А чего не достаёт солдату, которому чужды недвусмысленные домогательства старших по званию? Кончено, женской плоти.

Вот наш Фраер применил всю силу своего изголодавшегося либидо и обаяния в адрес простой деревенской дурочки Молли Клэптон. Ну, разумеется, поматросил и бросил.

Но кто ж знал, что плодом случайной любви станет один из лучших гитаристов? Вот и Фраер не знал, и после окончания войны, помахав ручкой старушке Англии, красиво и изящно упорхнул в родную Канаду, подальше от беременных дам и войны.

А что Молли? А ей пришлось несладко. В консервативной Англии считалось крайне непочтенным залетать в 16 лет и рожать вне брака. Поэтому все функции родителей взяли на себя бабушка и дедушка Эрика, который на самом деле Фраер, а не Клэптон. Кстати, дед тоже был не родной.

Не знал мужик, беря в жёны бабку Клэптона с двумя детьми, чем это обернётся. А Эрик долгое время думал, что его мать – это на самом деле его сестра, а Вот дедка с бабкой – самые что ни на есть родители. По сути, так оно и было.

Мать не принимала особого участия в воспитания случайного отпрыска и в итоге упорхнула в Германию с… другим канадским солдатом.

У Клэптона есть одна особенность – писать восхитительные композиции на основе своих переживаний. Одна из лучших его работ – «My father’s eyes» – как раз посвящена отцу, которого он никогда не видел. Потрясающая мужская песня, настоящее откровение.

«В песне я попытался описать параллель между взглядом в глаза моего сына, и глазами моего отца, которого я никогда не встречал, по цепочке нашей крови»

Эрик рос хорошим и спокойным мальчиком, подавал большие надежды как художник. Его даже отдали в художественный колледж, где учителя не могли нарадоваться спокойным, интеллигентным талантом. Однако потом случился, что называется, «сбой в системе».

В 13 лет произошёл случай, который то и дело встречается в биографиях известных музыкантов. Эрику подарили обычную деревянную бандуру с железными струнами – гитару фирмы Hoyer. Поначалу она его не впечатлила, однако через два года увидеть Эрика без гитары стадо просто невозможным.

Классический пункт биографии почти любого великого рок-гитариста родом из 60-х – парень увлёкся блюзом. Смертельно увлёкся, заболел. Так было с Пейджем, с Блэкмором… да со всеми. Но только вирус пробился в мозг, и в ближайшее время из блестящего ученика он превратился в одного из худших забивал колледжа.

В 17 лет Альма Матер выгнала его за инцидент на уроке: Эрик всего-то играл на гитаре, посылая подальше все просьбы учителя прекратить безобразие.

А дальше мастерство крепло, и посыпалась череда любительских групп, в которых талантливый Рикки оттачивал своё мастерство. Всё это привело к тому, что в один прекрасный момент Эрика позвали в довольно перспективную группу – YARDBIRDS.

В своё время тут постигали азы шоу-бизнеса славные гитаристы Джимми Пейдж и Джефф Бек, и группа добилась довольно-таки впечатляющих результатов (как творческих, так и коммерческих), но ее дрейф в сторону поп-музыки вынудил Клэптона уйти.

Несмотря на то, что группа играла очень интересную и инновационную по тем временам музыку, и коллеги Клэптона были профессионалами очень высокого класса, в 1965 году он все-таки вышел из состава YARDBIRDS, посчитав, что группа слишком далеко отклонилась от изначально избранной блюзовой линии.

В клипе на самую известную песню – «For your love» – можно увидеть не только, какой была музыка в эру рок-н-ролльных динозавров, но и юного Клэптона в шляпе.

Молодой 18-летний парень, движимый всеразрушающим юношеским максимализмом, в один прекрасный момент понял, что мир смотрит на него, как на будущее рок-музыки и одного из самых многообещающих гитаристов. В те времена, надо сказать, не только вокалисты, но и музыканты не сходили с обложек журналов.

Как-то больше ценилось композиторское мастерство, нежели вокал. Да и петь красиво в те далёкие времена могло человек 10. Клэптон, кстати, на ранних этапах карьеры пел так, как ему хочется, совершенно не заботясь о результатах то есть петь он не умеет вообще.

С годами, правда, голос, обработанный табаком и алкоголем, сделался более приятным и, наверное, даже уютным.

Авторитет Эрика меж тем закрепился в шедевральном альбоме, написанном с патриархом блюза – Джоном Мейоллом. Однако и здесь Эрик не задержался. Блудный сын долго искал свою группу и, казалось бы, нашёл. Это Cream.

Возможно, лучшая блюз-роковая группа в истории, и, возможно, она хороша потому, что с ходу записала четыре невероятных альбома. Ты их знаешь. Ты слышал как минимум эту песню.

Её постоянно поёт на своих концертах Клэптон.

Трио стало подлинным украшением рок-сцены шестидесятых. Именно там раскрылся талант Клэптона как импровизатора и генератора множества новаторских идей, которые вскоре будут взяты на вооружение многочисленными героями прогрессива и хард-рока.

Однако пацанам хотелось выступать в уютных клубах, а не на концертных площадках. Эрик уже откусил жирный кусок славы, тем не менее он не хотел становиться модной рок-звездой, только гуру блюза. Поэтому участники разбежались кто куда, лишь бы друг друга больше не видеть.

Потом все же пришлось немного поработать с ударником Cream Джинджером Бэйкером и хорошим клавишником Стивом Уинвудом в группе Blind faith, которая занималась тем же, чем и Cream. Продюсерам не хотелось терять деньги из-за предпочтений музыкантов, и потому они смогли уговорить Клэптона и компанию.

Правда, длилось это недолго. Затем опять череда проектов, среди которых DEREK & THE DOMINOS, куда он звал поучаствовать своего друга Джорджа Харрисона. Да-да, того самого, из Beatles.

Записав с домино один из лучших своих альбомов, Эрик с раскрытой душой и исколотыми венами встретил 70-е, чтобы за этот период упасть на самое дно, а потом опять возродиться, как феникс из пепла. Но пока ничего хорошего.

«Dominos» Эрик распустил, так как в коллективе начались склоки, сочинять перестал, потому что, когда ты накачан героином, сложно делать что-то адекватное. В общем, оказался он на самом днище.

Ему помогли верные друзья. Сначала Пит Тауншенд из The Who организовал концерт для себя и своих друзей, куда позвал Клэптона.

В итоге этих выступлений появился альбом «Eric Clapton’s Rainbow Concert» – полное дерьмо, зато напомнил о себе. Вторым другом был тот самый Харрисон.

Именно он звал Клептона на запись битловского «Белого альбома». Но это было в 68-м, сейчас он просто оказывал моральную поддержку.

В ответ Клэптон, как настоящий друг, увёл у лучшего друга жену. Правда, Патти Бойд поначалу не отвечала взаимностью. Отчаявшийся Эрик написал одну из лучших своих композиций – «Layla». Она до сих пор является прообразом романтических гитарных композиций.

Одна из версии этого музыкального произведения даже была удостоена «Грэмми» в 1992 году. Известный журнал «Rolling Stone» поставил ее в ряд лучших композиций современной музыки. Интересно, что в основу композиции легла древняя арабская легенда.

Гаис, позже получивший прозвище Меджнун (в переводе одначает «безумец»), был влюблен в Лэйлу. Девушку выдали замуж, а Гаис ушёл от своего племени в пустыню и жил одиноко, слагая песни в честь возлюбленной. Лейла переехала с мужем в Ирак, где вскоре заболела и умерла.

Через несколько лет был найден мёртвым и Гаис.

Источник: https://BroDude.ru/erik-klepton-potryopannyj-no-neslomlennyj/

Эрик Клэптон, биография, история жизни, факты

Эрик Клэптон родился в 1945 году в Великобритании, его отец был военным, а мама молодой студенткой. Мальчик всю свою жизнь рос без отца, потому что тот бросил семью после окончания войны. Большую часть своего детства Эрик провел с бабушкой, которая воспитала его.

Мать мальчика настолько редко появлялась в его жизни что, будучи совсем маленьким он называл бабушку мамой. Эрик рос, как и все обычные подростки того времени и как все мальчишки в то время, он получил на тринадцатилетние гитару.

Он настолько увлекся изучением всех тонкостей игры на этом инструменте что в скором времени стал ходить с гитарой повсюду.

Юношеские годы

После завершения средней школы юноша поступил в Кингстонский колледж искусств, но система образования так сильно разочаровала юношу что в скором времени он забросил посещение лекций и его исключили. После исключения молодой человек начал зарабатывать себе на жизнь тем, что проводил концерты в небольших клубах.

Первых значительный успех пришел к нему после присоединения к группе «Yardbirds», которая в то время была маленьким гаражным коллективом. Все изменилось когда к ним присоединился новый талантливый гитарист. Они набрали популярность с невероятной скоростью, и уже через год давали множество концертов по всей стране.

Читайте также:  Ксения хаирова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В 1963 году коллектив выпустил композицию «For Your Love» которая заняла вершину рок чартов во всей Великобритании.

Первые взлеты и падения

Через два года после этого им выпала возможность записать студийный альбом с аналогичным названием «For Your Love». Концерты, которые проводили музыканты, были невероятно зрелищными. Практически на каждом концерте Эрик играл с такой скоростью что струны на его гитаре рвались.

Публика полюбила его манеру игры и терпеливо ждала каждый раз, когда он заменит струну, не уходя со сцены. В скором времени после выхода альбома, между участниками коллектива начались конфликты. Эрик и другие музыканты расходились во мнении какой же стиль исполнения им стоит выбрать. В конечном итоге так и не придя к консенсусу Клэптон покинул «Yardbirds».

Несмотря на уход их успешного коллектива, музыкант был все так же востребован в мире музыкального шоу-бизнеса.

Новый старт с единомышленниками

Поиски нового коллектива занял у музыканта год и в конечном итоге он смог найти единомышленников в группе «Cream». Этот коллектив стал одним из первых кто начал экспериментировать со звучанием блюзового и рокового мотивов. Клэптон внес огромный вклад в развитие направления хард-рок.

Песни, выпущенные «Cream» стали частью списка лучших песен по версии журнала «Rolling Stones». «Sunshine of Your Love» заняла 67 место в этом списке и принесла немалую славу группе. К сожалению успех группы был не долгим и сотрудничество музыкантов прервалось в 1969 году после крупной ссоры между гитаристом и лидером.

Клэптон зачастую выступал в роли нейтральной стороны, пытающейся закончить все мирно, частые стычки настолько утомили музыканта что он покинул группу.

Невыносимый перфекционист

После ухода гитарист присоединился к «Blind Faith», которые через месяц после создания коллектива отправились в тур по США.

Клэптон будучи профессиональным музыкантом часто ругался с продюсером из-за чрезмерной спешки, которая привела к провальным концертам из-за не сыгранных музыкантов.

В некотором роде его можно назвать перфекционистом в своем деле, он понимал, что хороший концерт принесет куда лучший результат. В конечном итоге он оказался прав и группа, просуществовав меньше года распалась.

Устав от постоянных ссор музыкант принял решение начать сольную карьеру его первой песней стала «Layla» посвященная жене его друга Джорджа Харрисона, в которую он был тайно влюблен. Первое время девушка отвергала его чувства, но через несколько лет ушла от мужа и заключила брак с Клэптоном.

К сожалению их союз продлился не долго из-за постоянных измен со стороны музыканта и затяжного алкоголизма. В 1985 году певец начал встречаться с моделью Лори дель Санто, позже у пары родился сын Конор. В этом же году он узнал о внебрачной дочке Рут, матерью девочки была помощница музыканта. Своей новой избраннице Лори музыкант посвятил песню «Lady of Verona».

В 1986 году Клэптон официально развелся со своей первой супругой и начал работу над новым альбомом.

Боль от самой большой утраты

В 1991 году произошла страшная трагедия, музыкант потерял сына. Мальчик выпал из окна квартиры которая находилась на 53-м этаже. Это событие выбило музыканта из реальности, и он более чем на год впал в депрессию и не появлялся на публике. В 1991 году музыкант написал песню в честь своего сына «Tears in Heaven».

В 1992 году сотрудничал с Стингом при записи песни «It’s Probably Me» — это было его первое появление на публике спустя долгое время скорби. После этого он давал частые концерты с альбомом «We Can’t Dance» который полностью был посвящен Конору.

Последние годы

В 2002 году певец взял в жены Мелии МакЭнери в браке с ней у него родились три дочки. После потери сына певец многие из вырученных с концертов денег отправляет на благотворительность.

Помимо этого, он создал центр помощи зависимых от алкоголизма и наркотиков. В 2005 году музыкант выступил на сцене со своими старыми коллегами «Yardbirds».

В 2013 году он выпустил новый и на данный момент последний альбом «Old Sock».

Интересные факты:

  • Одну из самых знаменитых своих композиций, «Layla», Эрик Клэптон посвятил Патти Бойд, которая в то время была замужем за близким другом Эрика Джорджем Харрисоном. В 1976 году Бойд ушла от экс-битла к Клэптону, но, что характерно, дружить они не перестали.
  • В 1991 году в жизни Клэптона произошла трагедия: его пятилетний сын погиб, выпав из окна 53-го этажа небоскрёба. Музыкант пребывал в депрессии больше года. Впоследствии Клэптон посвятил сыну пронзительную балладу «Tears in Heaven», ставшую одной из самых знаменитых его песен.
  • Эрик Клэптон является композитором всех четырёх частей знаменитого боевика «Смертельное оружие».
  • Эрик Клэптон является единственным музыкантом, трижды включённым в Зал славы рок-н-ролла: в качестве участника групп «Cream» и «Yardbirds», а также как сольный исполнитель.

Награды:

  • Премия «Грэмми» за лучшую рок-песню (1993 годы)
  • Зал славы премии «Грэмми» (2003 год)
  • Премия «Грэмми» за лучшее инструментальное рок-исполнение (1997, 2000 год)
  • World Music Award в номинации «Самый продаваемый рок-исполнитель» (1993 год)

Источник: http://ThePerson.pro/ehrik-klehpton/

Эрик Клэптон, Биография

По влиянию на «белый» блюз с ним не сравнится ни один другой музыкант. С его именем связаны основные вехи в истории рока. Вот уже 50 лет Эрик Клэптон — суперзвезда, перед которой преклоняется мир музыки.

Фраза «Люди искусства питаются эмоциями страданий» тоже принадлежит этому знаменитому гитаристу и в разъяснениях не нуждается. Именно опыт болезненных переживаний постоянно давал ему импульс для взлета к творческим вершинам в музыке. В этой статье мы расскажем биографию Эрика Клэптона.

Эрик Патрик Клэптон родился 30 марта 1945 года в доме бабушки и дедушки в английском графстве Суррей. Его матери Патриции Клэптон на тот момент было всего 16 лет. Отец мальчика Эдвард Фрайер, 24-летний канадский солдат, проходил службу в Великобритании, но еще до рождения Эрика вернулся к жене в Канаду.

В сороковые годы незамужней 16-летней девушке было бы крайне трудно растить ребенка в одиночку, поэтому мать Патриции и ее отчим оформили опеку над внуком. Эрик долгое время оставался в неведении относительно обстоятельств своего появления на свет, считая бабушку и дедушку своими родителями, а мать — старшей сестрой. В детстве он был очень тихим и замкнутым.

Впрочем, от учителей не укрылась его одаренность — и особо они отмечали художественные способности мальчика. Когда же на девятом году жизни ему суждено было узнать правду о своих настоящих родителях, Клэптон испытал шок. Он до сих пор называет это «глубоким потрясением».

Эрик начал чуждаться родных, стал своенравным, прекратил усердно заниматься, несколько раз проваливался на экзаменах и переходил из школы в школу.

Однако способностей к творчеству он не утратил, более того — открыл для себя музыку, а именно — американский блюз. В 13 лет Клэптону подарили его первую гитару.

Всю свою энергию он вложил в изучение музыки аутсайдеров, как и они, находя в ней отдушину. Интерес Клэптона к блюзу стремительно перерастал в основное занятие.

Он легко узнает себя в текстах песен, которые звучат сурово и печально и говорят об одиночестве. Эрик пробует подражать им, тренируясь в игре на своей первой гитаре.

Несчастная любовь и пристрастие к наркотикам

Музыка занимает все больше места в его жизни. К 20 годам Клэптон уже известен как одаренный гитарист.

Некоторое время спустя он без памяти влюбляется в жену своего лучшего друга, третьего вокалиста и соло-гитариста группы Битлз Джорджа Харрисона — Патти.

Чтобы добиться взаимности, он шантажирует ее, заявляя: «Я приму сверхдозу героина, если ты не оставишь Джорджа ради меня». Но на тот момент его чувство остается без ответа.

Клэптон читает историю «Лейла и Меджнун» персидского поэта Низами и отождествляет себя с Меджнуном, который любит Лейлу (Патти). Легенда вдохновляет его на запись двойного альбома «Layla and Other Assorted Love Songs», посвященного жене Харрисона.

Сила чувств, выраженная в песнях, пугает Патти и она полностью прекращает общение с Клэптоном. Но зато этот блестящий альбом подарил миру одну из известнейших рок-песен о любви, которая так и называется: «Layla».

В последующие годы чувства к Патти дадут повод для многих самых личных и проникновенных песен Клэптона.

Безответное чувство ознаменовало начало периода сильнейшей наркотической зависимости. Клэптон принимает кокаин и героин, организм требует всё больших доз лучшего качества, что чуть не приводит к разорению музыканта: еженедельно он потребляет героина на 18 тысяч долларов (!).

И только благодаря близкому другу Питу Таунсенду и лечению электроакупунктурой ему удается вырваться из наркотического дурмана. На тот момент многие критики уже списали Клэптона-музыканта со счетов.

Однако в апреле 1974 года он предстает перед мировой прессой выздоровевшим, посвежевшим и коротко подстриженным, чтобы объявить о своем возвращении и начале сольной карьеры. Однако физически Клэптону еще было не под силу справиться с навалившимся грузом работы и трудностями гастрольной жизни.

На смену героину приходит алкоголь. К его удивлению, Патти приезжает в США, чтобы сопровождать его в турне.

Как-то раз Эрик проигрывает в бильярд значительную сумму своему новому гастрольному менеджеру Роджеру Форрестеру. Но Эрик не хочет выплачивать долг и заключает пари, что Форрестеру не удастся до следующего вторника заставить прессу говорить о нем.

Форрестер звонит в редакцию «Дейли мейл» и заявляет, что Эрик и Патти намерены пожениться в США. Вначале Клэптон впадает в ярость, но, получая все больше поздравлений, входит во вкус этой авантюры. Он звонит Патти и просит ее стать его женой. Поколебавшись, она соглашается.

Однако из-за алкоголизма Клэптона и его фанатичной увлеченности работой их последующую семейную жизнь никак нельзя назвать гармоничной.

«Лейла и Меджнун»: без надежды на будущее

Трения в отношениях между Эриком и Патти возникают постоянно — еще и потому, что их брак остается бездетным. Во время записи пластинки на острове Монтсеррат Клэптон заводит мимолетную интрижку, результатом которой становится рождение в 1985 году его первой дочери Рут. Этот факт не получает огласки и мать девочки в дальнейшем воспитывает ее одна.

В том же 1985 году, осенью, происходит поворотное событие в жизни Клэптона: на вечеринке он знакомится с итальянкой Лори дель Санто. Эта связь и повторное расставание с Патти дают ему достаточно материала для новой пластинки. Песни «Miss you», «Tearing us apart» и «Hold on» обращены к Патти.

Но когда 21 августа 1986 года они с Лори становятся родителями мальчика, который появляется на свет в присутствии отца, альбом по желанию Клэптона получает новое название — «August», в честь месяца рождения малыша.

Патти очень страдает, а для Эрика рождение сына означает конец романтической истории «Лейлы и Меджнуна».

Самый тяжкий удар судьбы

Источник: http://samoe-samaya.ru/lyudi/biografiya-erika-kleptona.html

Эрик Клэптон и его гитары

Эрику Клэптону (Eric Clapton), как и многим другим известным гитаристам, пришлось начинать свой путь восхождения к вершинам славы и искусства, еще в подростковом возрасте.

Будучи «самоучкой» он, слушая пластинки популярных исполнителей, старался им подражать, постепенно оттачивая навыки на акустической гитаре. Семья его была неблагополучная — у своей мамы он появился в 16 лет, а отца он не видел никогда.

Его воспитанием занимались бабушка и дедушка, а также многочисленные родственники. Однажды, получив в подарок гитару, Эрик и стал увлекаться музыкой.
Совмещая учебу в художественном колледже с игрой, в основном, «ритм-энд-блюза», Клэптон понимает, что его призванием является блюз.

Некоторое время Эрика занято игрой в The Yardbirds и именно благодаря игре в этой группе, он открывает для себя собственный «блюз-роковый» стиль игры.

Эрик Клэптон и группа The Yardbirds

После ухода из группы в 1966 году, Эрик в компании басиста Брюса и ударника Бейкера основал группу Cream. Музыканты становятся основателями нового стиля, ведь при их исполнении ощущался ранее не ассоциирующийся с блюзом характер.

Группа выпускает несколько пластинок. В 1967 году выходит 2-й альбом «DisraeliGears», который с особенным энтузиазмом принят хиппи.

После выпуска еще 2-х альбомов и находясь на самом пике славы, Cream все же распались и это был ноябрь 1968 года.

Эрик Клэптон и группа Cream

Cream — Crossroads

После их распада, вышел в свет еще 1 альбом, в который вошли песни, не участвующие в предыдущем. А 1970 же год ознаменован для Клэптона выпуском своего сольного альбома. Однако, последующие несколько лет выдались для Эрика не такими удачными. Ему приходится поменять множество музыкальных коллективов, а вплоть до 1973 года он и вовсе не выступает.

И тут, в январе 1973 года, благодаря Питу Тауншенду организовывается концерт, полностью посвященный Эрику, на который пригласили и самого «виновника». При таком внимании коллег, в него вселяется надежда. Впоследствии, он прикладывает все усилия, для избавления от наркотической зависимости и начинает посещать курсы лечения.

После пройденного лечения, Клэптон триумфально возвращается в реальную жизнь, творчество и к своим поклонникам.

Далее, с 1975 года ему доводится записать еще 2 альбома, при поездке в Австралию. Там он еще и плодотворно сотрудничает с Бобом Диланом. Наиболее успешный по тем временам альбом «Slowhand» выйдет в свет в 1977 году.

Читайте также:  Петр елфимов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Личная жизнь Эрика также складывается хорошо и в 1979 году, его единственная любовь — Патти Харрисон становится его женой. Клэптон, воодушевленный и полный новых сил, гастролирует в тандеме с известным блюзменом Мадди Уотерсом. При совершении гастрольного тура по Англии он успевает записать концертную пластинку «JustOneNight».

О главных гитарах эрика клэптона

  1. Blackie – 1956/57 Fender Stratocaster — наиболее известная и всегда ассоциирующаяся с именем Эрика Клэптона гитара.
  2. Gibson Les Paul — времена, ознаменованные и вошедшие в историю, когда на граффити 60-х Эрик был назван Богом.
  3. 1964 Gibson ES-335 TDC — наиболее ценный инструмент, по словам самого Клэптона, на которой он исполнил легендарнейшую версию Crossroad.

  4. Gibson SG, The Fool — была разукрашена творческой студией голландских художников в Лондоне. Их звали Симон Постума и Марейке Когер.
  5. Brownie – 1956 Fender Stratocaster — одна из любимейших гитар Эрика, используемая во времена Derek And The Dominoes.

  6. Fender Eric Clapton Stratocaster – продолжение Blackie: кленовыйгриф, с профилем V, 22 лада, с датчиками Fender LaceSensor и регулятором тембра Fender TBX.
  7. Martin 000-28EC – наиболее широко используемая гитара Эриком в 70-х годах. С этой фолковой гитарой была легка и пальцевая игра, и игра боем.
  8. Gibson Reverse Firebird I – ранняя «перевернутая» модель Клэптона.

    Выбор Эрика был обусловлен фендероподобным звуком. Ему не хотелось, чтобы его сравнивали с Хендриксом и он не появлялся на сцене со стратокостером.

  9. Fender 'Crash' Stratocaster – в 1997 году была разукрашена художником граффити Джоном «Крэшем» Мэйтосом, в Нью-Йорке. При появлении в 2001 году инструмент был назван RainbowGuitar или Crashocaster.

  10. Lucy – 1957 Gibson Les Paul – была подарена Клэптоном Харрисону в августе 1967 года.

И в завершении предлагаю послушать прекрасную игру Эрика Клэптона.

Eric Clapton — Layla

Источник: http://guitarprofi.ru/vsyo-o-gitarax/erik-klepton-i-ego-gitary.html

Певец Эрик Клэптон

Эрик Патрик Клэптон, CBE, (родился 30 марта 1945) английский музыкант, гитарист, певец и автор песен. Он — единственный трехразовый призывник в Зал славы рок-н-ролла: однажды как сольный художник и отдельно как член Новобранцев и Сливок. Клэптон упоминался как один из самых важных и влиятельных гитаристов всего времени.

Клэптон занял второе место в списке журнала Rolling Stone «100 Самых великих Гитаристов Всего Времени» и четвертый в «Лучших 50 Гитаристах Гибсона Всего Времени». В середине 1960-х Клэптон оставил Новобранцев, чтобы играть блюз с Джоном Мэйолом & Bluesbreakers.

Немедленно после отъезда Мэйола, Клэптон присоединился к Сливкам, трио власти с барабанщиком Джинджером Бейкером и басистом Джеком Брюсом, в котором Клэптон играл поддержанные импровизации блюза и «основанную на блюзе психоделическую популярность претендующую на тонкий вкус».

В течение большинства 1970-х, продукция Клэптона имела влияние спелого стиля Джей-Джея Кэйла и регги Боба Марли. Его версия Марли «Я Стрелял, Шериф» помог регги достигнуть массового рынка.

Двумя из его самых популярных записей была «Лейла», зарегистрированная, в то время как он был членом группы Дерек и Dominos; и «Перекресток» Роберта Джонсона, зарегистрированный группой Сливки. После смерти его сына Конора в 1991, горе Клэптона было выражено в песне «Слезы на Небесах», которые показали в его Отключенном альбоме.

Клэптон был получателем 17 премий Грэмми и британской Премией за Выдающийся вклад в Музыку. В 2004 он был награжден CBE в Букингемском дворце для услуг к музыке. В 1998, Клэптон, выздоравливающий алкоголик и наркоман, основал Центр Перекрестка на Антигуа, медицинское учреждение для восстановления злоумышленников вещества.

Молодость Эрик Патрик Клэптон родился в Рипли, Суррей, Англия, сын 16-летней Патрисии Молли Клэптон (7 января 1929 – март 1999) и Эдвард Уолтер Фрайер (21 марта 1920 – 15 мая 1985), 25-летний солдат из Монреаля, Квебека. Фрайер отправил к войне до рождения Клэптона и затем возвратился в Канаду.

Клэптон рос со своей бабушкой, Роуз, и ее вторым мужем, Джеком Клэппом, который был отчимом Патрисии Клэптон и ее брату Эдриану, полагая, что они были его родителями и что его мать была фактически его старшей сестрой.

Подобие в фамилиях дало начало ошибочному убеждению, что реальная фамилия Клэптона — Клэпп (Реджиналд Сесил Клэптон был именем первого мужа Роуз, дедушки по материнской линии Эрика Клэптона.Несколько лет спустя, его мать вышла замуж за другого канадского солдата и переехала в Германию,  уезжающий молодой Эрик с его бабушкой и дедушкой в Суррее.

Клэптон получил акустическую гитару Hoyer, сделанную в Германии, на его тринадцатый день рождения, но на недорогом стальном струнном инструменте было трудно играть, и он кратко потерял интерес. Два года спустя Клэптон взял его снова и начал играть последовательно.

Клэптон был под влиянием блюза с раннего возраста и занялся долгими часами, чтобы изучить аккорды музыки блюза, играя отчетам. Он сохранил свои сессии практики, используя его портативный Grundig катушечный магнитофон, слушая их много раз, пока он не чувствовал, что у него был он право.

В 1961, после отъезда Школы Hollyfield в Сурбитоне, Клэптон учился в Кингстонском Колледже искусств, но был уволен в конце учебного года, потому что его центр остался на музыке, а не искусстве. Его игра гитары была так продвинута, что, к возрасту 16, он становился замеченным. В это время, Клэптон начал облачаться вокруг Кингстона, Ричмонда и Уэст-Энда.

  В 1962, Клэптон начал выступать как дуэт с поддерживающим энтузиастом блюза Дэвидом Броком в пабах вокруг Суррея. Когда ему было семнадцать лет, Клэптон присоединился к своей первой группе, ранней британской группе R&B, Петухам, другим гитаристом которых был Том Макгинесс. Он остался с этой группой с января до августа 1963.

В октябре того года, Клэптон сделал ограничение на семь ГБ с Кейси Джонс & Инженерами.

Источник: https://two-worlds.ru/erik-klepton-on-edinstvennyiy-trehrazovyiy-prizyivnik-v-zal-slavyi-rok-n-rolla/

Эрик клэптон: «мне так и не хватило духу подняться в комнату на 53-м этаже, из окна которой выпал..

Легендарный британский музыкант в откровенном интервью вспомнил шокирующие подробности своей непростой жизни

В книжных магазинах США 9 октября появились в продаже мемуары легендарного британского музыканта Эрика Клэптона. Знаменитый гитарист не стал мудрствовать и назвал книгу просто — «Клэптон: автобиография».

Она тут же стала бестселлером недели. А 12 октября в прямом эфире на телеканале Си-эн-эн известный журналист Ларри Кинг порадовал зрителей интересной беседой с Эриком, который был предельно откровенен.

«Свою страсть к Патти я топил в алкоголе и наркотиках»

— Добрый вечер! Сегодня у нас в гостях обладатель 18 премий «Грэмми», единственный в мире музыкант, чье имя трижды было занесено в Зал славы рок-н-ролла. Разрешите представить — Эрик Клэптон!

— Ларри, спасибо, но, право, не стоило перечислять все мои регалии и заслуги.

— Не нужно скромничать, ты их заслужил. Скажи, почему именно сейчас решил написать автобиографию?

— Испугался, что потом будет поздно. Это нужно было сделать, пока я еще хоть что-то помню! (Смеется. ) Не удивлюсь, если в скором будущем все мои воспоминания превратятся в одно блеклое пятно. А если серьезно, меня убедил это сделать один приятель. Он высмеивал меня, говорил, что не смогу написать и строчки! И я решил ему доказать обратное.

— Тяжело было?

— Писать или жить?

— Писать.

— Нет. Мне этот процесс всегда нравился. Еще в школе хорошо писал сочинения. Словно вернулся в прошлое и снова сел за парту.

— А в эмоциональном смысле?

— Со мной всякое случалось в жизни. И некоторые воспоминания было опасно ворошить.

— Могу себе представить. Все же, что оказалось самым трудным?

— Тяжелее всего описывать чувства, которые тобой когда-то владели. Хочется подобрать такие слова, чтобы не выглядеть смешным либо сентиментальным. Поэтому многое пришлось переписывать по нескольку раз.

— Музыку сочинять легче?

— Думаю, да. Музыка никогда не лжет. Слова — другое дело. Ими можно легко манипулировать.

— Тогда предлагаю оттолкнуться в нашей беседе от музыки. У тебя есть глубоко личные песни. Например «Лейла», или «Слезы в раю». Правда, что «Лейлу» ты посвятил Патти Бойд, бывшей жене Джорджа Харрисона, впоследствии ставшей твоей супругой?

— Правда, но песня появилась задолго до того, как это произошло. Потом, конечно, я признался Патти, что когда сочинял «Лейлу», то думал о ней. Это был период моей жизни, который можно определить одним словом — наваждение.

— Поясни.

— Патти стала наваждением. Я пытался гнать мысли о ней, ведь она была женой моего близкого друга! Я понимал, что нельзя мечтать о ней. Но поделать с собой ничего не мог. Меня мучило то, что я не мог признаться ей в своих чувствах. И я топил свою страсть в алкоголе и наркотиках. Но когда их дурман рассеивался на какое-то время, мысли о Патти возникали снова.

— С кем ты сначала познакомился: с Патти или Джорджем?

— С Джорджем, конечно. Это произошло в канун Рождества, а вот в каком году — точно не помню. Они  — «The Beatles» — уже были знаменитыми. А я играл тогда в группе «The Yardbirds». Мы были новичками. Но так получилось, что и нас, и их пригласили на съемки телешоу. И мы встретились за кулисами.

Джордж, Пол, Джон, Ринго оказались простыми парнями, которые легко находили контакт со всеми. Они не корчили из себя звезд. А с Джорджем нас сблизило то, что мы оба были гитаристами. Он первым подошел ко мне. Заговорили о музыке. Вот так и началась наша многолетняя дружба.

А потом я увидел Патти…

— И влюбился?

— По уши. Но открылся ей в своих чувствах только тогда, когда понял, что ее брак с Джорджем трещит по швам. Подумал: а что я, собственно говоря, теряю?

«Я выходил на сцену, когда мне сказали, что скончался мой друг Джордж Харрисон»

— А как к этому отнесся Джордж? Он не сказал: «Приятель! Ты с ума сошел! Уводишь у своего друга жену!»

— Не сказал. Подумал или нет, не знаю. Харрисон не зря назвал свою звукозаписывающую компанию «Dark Horse» — «Темная лошадка». Он был настоящей темной лошадкой по своей натуре. Джордж никогда не говорил то, что думал. Был очень скрытен. Мне кажется, наш с Патти роман причинил ему куда большую боль, чем он позволил себе показать.

— А тебе трудно было сказать ему: «Я люблю твою жену!»?

— Очень, но у меня не было выбора. Он все равно узнал бы. Мое честное признание помогло нам остаться друзьями.

— Ты хочешь сказать, что после того, как ты увел у Джорджа жену, вы с ним не поругались?!

— Нет. Он сказал мне в ответ: «Хорошо, Эрик, тогда я заберу твою девушку!» Это была грустная шутка. Он прекрасно знал, что у меня не было постоянных увлечений. Кроме того, в то время мы были молоды и относились к жизни иначе. Для Джорджа и меня важнее всего на свете была музыка. Девушки, жены менялись. Одних бросали мы. Другие бросали нас.

Музыка — наша единственная любовь. Для нас было совершенно нормально явиться один к другому в гости без приглашения, обязательно с гитарой, и часами сидеть, играя. Мы ведь были соседями. Наши дома в Англии находились рядом. Между прочим, именно в моем саду Джордж сочинил одну из лучших своих песен — «Вот восходит солнце».

Я был первым, кто ее услышал.

— Эрик, позволь задать тебе глубоко личный вопрос. Патти стала твоим наваждением до того, как между вами произошла интимная близость?

— Задолго до того.

— Чем же тогда для тебя она стала после?

— Наваждение прошло. Но моя привязанность к ней росла с каждым днем. Однако все это очень трудно объяснить, Ларри. Мой мозг в то время был затуманен алкоголем, наркотиками, любовью.

— Как это отражалось на твоем творчестве?

— На удивление положительно. Эта смесь придавала мне огромный толчок энергии.

— Неужели?

— Да. Весь альбом «Лейла» был записан в этом тумане. Мои чувства искали выход, но я пытался контролировать себя, чтобы не выразить их слишком открыто.

— Выходит, алкоголь и наркотики помогают музыкантам?

— На этот вопрос нельзя ответить однозначно, Ларри. Я бы сравнил их воздействие с ускорением. Часть наркотиков, которые я тогда употреблял, повышали мои творческие возможности. Без них я бы работал над песнями гораздо дольше. Но цена, которую я в итоге заплатил за это, оказалась слишком высокой. Слишком!

— Ты, конечно, знаешь, что Патти написала свои мемуары. Она назвала их, использовав слова из другой твоей знаменитой песни — «Сегодня вечером ты великолепна». Так вот, Патти утверждает, что ты поставил ей условие: или она уходит от Джорджа к тебе, или ты начинаешь употреблять героин».

— Это правда. Я пытался так, по-детски глупо, ее шантажировать, хотя в тот момент уже сидел на героине. Мои угрозы были пустым звуком. При иных обстоятельствах это никогда бы не сработало.

— При каких?

— Если убрать из этого уравнения целый ряд составляющих, например, то, что Джордж мой друг, мы музыканты, тот факт, что был как раз расцвет сексуальной революции, и оставить только героин и мою страсть к Патти, она никогда не стала бы моей!

— Значит, вы с Джорджем оставались друзьями до самой его смерти?

— Да.

— Ты был рядом с ним, когда он скончался?

— Нет, в тот день я находился в Токио. Конечно, я знал, что Джордж тяжело болен, но все равно новость застала меня врасплох. У меня был концерт, и я уже поднимался на сцену, когда мне сказали, что Джордж скончался. В ту же секунду мной овладел гнев.

— Гнев?

— Да. А как еще можно отреагировать на смерть человека, которого любишь? Я понимаю, что мы не вечны, есть какие-то высшие причины, по которым Бог забирает кого-то из нас к себе, но всякий раз я в гневе восклицаю: почему именно этот человек?! Почему такая несправедливость?

— Позволь нам поговорить теперь о другой большой потере в твоей жизни. Твой сын Конор. Сколько ему было, когда он погиб?

— Четыре года, Ларри, всего четыре. Мне очень тяжело об этом говорить даже теперь, хотя прошло столько времени. Это случилось в 1991 году, 20 марта…

— И все же…

— Ларри, дай мне минуту, ладно? Когда Конор появился на свет, в моей жизни все перепуталось.

— Ты вел двойную жизнь?

— Скорее, тройную. Я все еще был женат на Патти, но у меня был роман с Лори дель Санто…

— Итальянской моделью?

— Да. Я запутался тогда. В августе 1986 года Лори родила Конора. Понимаешь, Патти не могла иметь детей. Что мы только ни делали! Даже искусственное оплодотворение, ничего не помогало. Это крайне негативно влияло на наши отношения. Когда у меня родился сын, я чуть с ума не сошел от счастья.

Но Лори скоро дала мне понять, что между нами все кончено. Чтобы иметь возможность видеться с Конором, я шел на все уступки. У Лори появился мужчина, который жил в Нью-Йорке. Тогда я этому даже обрадовался.

У меня появилась возможность чаще встречаться с сыном, поскольку я тоже много времени проводил в Нью-Йорке, а Лори была даже рада давать мне Конора, чтобы он не мешал их любовным утехам. 20 марта около полудня я должен был забрать сына, чтобы пойти с ним куда-нибудь пообедать.

Накануне мы вдвоем ездили на Лонг-Айленд и были в цирке. Вечером я привез его назад и отдал Лори. Утром я сидел у себя в гостиничном номере и ждал, когда можно будет взять Конора. Мы договорились, что Лори позвонит мне.

— А где они жили?

— На 57-й улице. Этот небоскреб называется «Галерея». Мой отель находился в пяти кварталах. И вот зазвонил телефон. Я снимаю трубку, слышу голос Лори и спрашиваю: могу ли забрать Конора? А она отвечает: «Нет, не можешь». И молчит. Я спрашиваю: «Почему?» И слышу в ответ: «Он выпал из окна и разбился… »

— Ты сразу же побежал туда, к ним?

— Нет, Ларри. Я не могу объяснить, почему я этого не сделал. И знаешь, много лет спустя я разговаривал с одним моим другом, который пережил такую же трагедию. Так вот, мы выяснили, что вели себя одинаково. Услышав слова Лори, я очень медленно положил трубку, словно пытался остановить время.

Медленно вышел на улицу и еле передвигая ноги двинулся к «Галерее». Я уже говорил, что жил недалеко от этого небоскреба, но мне понадобилось часа два, чтобы дойти до него.

И все время в моей голове крутилась одна мысль: «Этого не может быть!» Но потом я увидел полицейские машины, кареты «скорой помощи»: «Это правда», — подумал я. Время остановить не удалось.

«Если Бритни Спирс захочет лечиться в моей клинике, буду рад»

— Как это случилось? Тебе известны подробности?

— Было расследование. Мне сказали, что это был несчастный случай. В этом доме окна от пола до потолка. Такая архитектура, понимаешь ли. А открываются они как обычные окна — под углом.

Кто-то мыл стекла и забыл закрыть защелку. Видимо, Конор случайно толкнул или нажал на окно, оно и приоткрылось… Мой сын выпал с высоты 53-го этажа.

Его изуродованное тельце нашли на крыше 4-этажного здания, находившегося по другую сторону улицы.

— А где была мать мальчика?

— Лори и ее приятель были в соседней комнате. Я не знаю, кого винить. Ее не могу. Себя? Ведь я мог оставить сына у себя на ночь. Или архитектора? Или того, кто мыл окно? Я даже не знаю, как оно точно открывается! У меня так и не хватило духу подняться в ту комнату и посмотреть.

— Ты туда не ходил?

— Не смог. Спустя некоторое время власти Нью-Йорка обратились ко мне с просьбой выступить по телевидению с призывом изменить конструкцию таких окон, сделать их более безопасными. Я согласился, но даже тогда не решился побывать в той комнате…

— После гибели сына ты на какое-то время исчез…

— Да, я уехал на Антигуа. И провел там целый год.

— Это красивое место.

— Очень. У меня там дом. И кроме того, я финансировал строительство частной клиники для алкоголиков и наркоманов.

— Часто бываешь там?

— Два раза в год.

— Правда, что в твою клинику отправляется на лечение Бритни Спирс?

— Я не вправе обсуждать дела пациентов. Но скажу честно, я знаю о Бритни не больше твоего, Ларри. Если она захочет лечиться там, я буду очень рад. Мне удалось собрать в этом центре прекрасных профессионалов. И я не хотел бы называть клинику моей. Да, я вложил в нее деньги, но этим мое участие в проекте ограничивается.

— Эрик, многие после гибели своих детей теряют веру. А ты?

— Я? Нет, свою веру я не утратил. Для себя я сделал вывод, что все происшедшее со мной — эта какая-то высшая цель. Я не знаю, чья.

— Ты сомневаешься в существовании Бога?

— Нет, я просто не знаю, Бог — это Он или Она. А может быть, Оно? Но некая высшая сила все же существует.

— Когда-то ты сказал: «Я нашел Бога в музыке и искусстве». Где ты находишь Бога теперь?

— Я нахожу его каждый вечер в изголовье своей кровати!

— Ты серьезно?

— Абсолютно. Каждый вечер я молюсь. И молюсь утром, когда просыпаюсь.

— О чем ты просишь Бога?

— Чтобы он дал мне силы жить дальше, оставаться трезвым, слышать музыку. И я уверен, что Он, Она или Оно слышит меня. Иначе почему я все еще жив? А еще прошу о том, чтобы мне была предоставлена возможность хоть раз увидеть Конора…

«Я глохну. Слишком много громкой музыки было в моей жизни»

— Об этом ты поешь в своей песне «Слезы в раю»?

— Да. Я написал ее, когда жил на Антигуа после гибели Конора. Музыка, слова родились у меня в голове. Я не собирался никому ее показывать, не хотел исполнять ее на концертах или записывать на диск. Это был мой разговор с сыном.

— Но ты передумал.

— Меня уговорила Лили Занук. Она тогда снимала фильм «Кайф». И прилетела ко мне на остров, чтобы попросить написать музыку к этой картине. Я спел ей несколько вещей, которые сочинил на Антигуа, в том числе «Слезы». И она сказала: «Эрик, ты обязан записать эту песню! Подумай, она может спасти чью-то жизнь! Кого-то изменить к лучшему!» И я согласился.

— Я знаю, что сейчас ты перестал исполнять «Слезы в раю» на концертах. Почему?

— Я уже говорил, это мой разговор с сыном. Прошло много лет с тех пор. Мне кажется, я больше не должен ее петь…

— У тебя есть еще одна очень сильная, как мне кажется, вещь — «Глаза моего отца». Она тоже связана с Конором?

— Да. Я никогда не знал своего отца. Он был канадским солдатом. Из Монреаля. Моя мать забеременела, когда ей было 15. А отец потом вернулся на родину. И его след потерялся. Вскоре после моего рождения мать тоже отправилась в Канаду. Меня воспитывали бабушка и дедушка.

До девяти лет я был уверен, что они — мои родители. А потом появилась мать. Она вышла в Канаде замуж за другого солдата, родила сына и прилетела в Англию показать его своим родителям. Вот тогда вся правда о моем появлении на свет и открылась.

Я замкнулся в себе, стал раздражительным, недоверчивым. И только музыка вернула мне интерес к жизни. Когда родился Конор, мне вдруг показалось, что у него глаза моего отца. Я понимаю, что это глупо.

Я ведь их никогда не видел! Но, глядя в глаза своему сыну, я представлял, что мой отец смотрит на меня, где бы он ни был. А когда Конор погиб, эти мысли вновь вернулись ко мне.

— Ты сказал, что музыка спасла тебя от одиночества. Тебе не хватало отцовской заботы?

— Не знаю. Я очень любил своего деда. Он преподал мне много моральных уроков, которым я стараюсь следовать до сих пор. Кроме того, у меня были прекрасные дядьки, прадедушка. И все они играли на каких-то инструментах.

— Профессионально?

— Нет, но получалось у них здорово.

— А почему ты выбрал гитару?

— Я пробовал играть на скрипке, трубе, рояле. Но гитара показалась мне самой интимной, что ли.

— Ты сказал: молишься о том, чтобы продолжать слышать музыку. Почему?

— Я глохну, Ларри. Одно ухо уже не слышит совсем. Второе близко к этому состоянию. Слишком много громкой музыки было в моей жизни.

— Сколько лет ты уже не пьешь?

— Я не брал в рот ни капли со дня гибели Конора. Двумя годами позже бросил курить.

— Как тебе удается оставаться трезвым столько лет? Ведь ты был алкоголиком и наркоманом!

— Почему был? Уверяю тебя, это не лечится!

— Но ты же бросил!

— Да, но я постоянно посещаю встречи анонимных алкоголиков. И на Антигуа езжу тоже не просто так. Я не хочу рисковать. Боюсь рецидива.

— А бывать на встречах обязательно?

— Это нужно не только мне, но и тем, кто туда приходит. Однажды я рассказал на одном из таких собраний о Коноре и о том, что его смерть значит для меня.

После окончания собрания ко мне подошла женщина и сказала: «Сегодня вы отняли у меня последний повод напиться!» Я попросил ее объяснить эти слова. Она рассказала, что не пьет уже пару лет, но дома у нее спрятана бутылка виски.

«Я держу ее на тот случай, если с моими детьми произойдет какое-то несчастье. Я сказала себе: только тогда у тебя появится законное право напиться. Но сегодня я выброшу эту бутылку!»

— Ты считаешь себя счастливым человеком?

— Почему нет? Судьбе было угодно провести меня через множество испытаний, чтобы я вновь познал радость отцовства. В 1999 году я встретил Мелию, мою теперешнюю жену. Мне было 54, ей — 23. Я не воспринимал сначала все всерьез. На первые свидания Мелия даже брала подругу. Нам было весело втроем. Но потом я вдруг понял, что между мной и Мелией возникло нечто большее, чем просто развлечения.

— А кем она работала?

— Продавщицей в магазине «Армани» в Лос-Анджелесе. В 2002-м мы поженились. Сейчас у нас три дочери. Я присутствовал при рождении старшей. Разве это не счастье?

Перевод Наталии ТЕРЕХ, «ФАКТЫ»

Источник: https://fakty.ua/40873-erik-klepton-quot-mne-tak-i-ne-hvatilo-duhu-podnyatsya-v-komnatu-na-53-m-etazhe-iz-okna-kotoroj-vypal-moj-chetyrehletnij-syn-quot

Ссылка на основную публикацию