Группа «alai oli» — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Муж Ольги Маркес, фото!

Основательница группы «Alai Oli» очень часто беседует с журналистами, но подробности своей личной жизни держит в секрете.

Маркес – это псевдоним Ольги, который она позаимствовала у всемирно известного колумбийского писателя. Муж Ольги Маркес – публицист Андрей Доронин, за которого она вышла замуж в 2012 году.

Сейчас Ольга не только счастливая жена, но и мама – через год после свадьбы она родила сына Ежи.

На фото — муж Ольги Маркес с сыном

О своем супруге Ольга отзывается, как об очень замкнутом человеке, но при этом чрезвычайно гениальном. По словам девушки, их сблизила общая беда – они оба в прошлом были наркоманами, и, когда однажды она сорвалась, Андрей отвез ее в реабилитационный центр и помог восстановится. Они начали общаться случайно, и постепенно Ольга влюбилась. 

На фото — Ольга Маркес с мужем

Впервые со своим будущим мужем Ольга Маркес познакомилась случайно и они разговорились о музыке ее группы «Alai Oli», которая ему, кстати, совсем не понравилась.

На тот момент Андрей Доронин жил в гражданском браке с другой женщиной, у него подрастал ребенок, но ради Ольги он бросил ту семью и решил создать новую.

Солистка «Alai Oli» называет своего супруга творческим человеком – он пишет сценарии, а недавно вышла его книга о наркотиках.

Сама Ольга очень долго употребляла наркотики, но теперь у нее совсем другая жизнь – она завязала с этим еще до знакомства со своим будущим мужем, а когда родила сына, начала следить за своим здоровьем, правильно питаться и даже основала «Школу Идеального тела #Секта», которая занимается вопросами правильного питания. В основе работы этой школы лежит система для достижения идеальной физической формы. Это сообщество выросло из небольшой группы в «Живом Журнале», а теперь ее филиалы есть в десяти российских городах.

С мужем Ольгу Маркес связывает не только нерадостное прошлое, но и общие интересы. Она по образованию журналист и сейчас знания, полученные когда-то в УрФУ, помогают ей в продвижении своего дела – вместе с единомышленниками она снимает программы о здоровье.

Муж Ольги Маркес тоже творческий человек, и, по словам Ольги, очень сложный, и это ее вполне устраивает, потому что она всегда мечтала видеть рядом с собой человека, которого бы ей хотелось разгадывать всю жизнь.

Маркес говорит, что они с Андреем разные люди – ей важно нравиться всем вокруг, а ему абсолютно наплевать, что о нем думают окружающие, и эта черта характера супруга ее вполне устраивает.

Источник: http://muzh-zhena.ru/blog/olga_markes_muzh/2015-3-27-712

Интервью с Олей Маркес, солисткой Alai Oli

С этой группой приятно проводить время и до концерта. Поджидая Олю Маркес с саундчека, а затем периодически забывая вопросы на интервью не столько от волнения, сколько от восхищения энергетикой солистки — общество Оли располагает к восточной медитации, а не к пространным беседам о творчестве.

Диалог напоминает встречу с Далай-Ламой в женском обличье — Оля грациозно закидывает ноги в позу лотоса, улыбаясь, смотрит на меня своими большими карими глазами и нежным, космическим голосом, обращается к музыкантами своей группы: «Что-то сегодня мы долго чекались. Сколько прошло? Вроде бы, целый час».

Остается лишь улыбаться — творческий порыв захватил группу аж на полтора часа.

Как оказалось, поводом для долгой репетиции послужила новая песня, которую Маркес написала буквально перед концертом в Ярославле. Кажется, что вдохновению девушки ничто не может помешать: ни серые пейзажи нашего города, ни отсутствие уютной обстановки студии и голые стены гримерной клуба «Горка».

Новая песня, до блеска отрепетированная перед концертом, получилась, как и всегда, солнечной и светлой.

Alai Oli пишут по-доброму, максимально наполняя свои песни солнечным светом, и это несмотря на то, что большая половина их творчества связана с пасмурным Санкт-Петербургом, а раннее творчество — и вовсе с холодным Уралом.

Как будто подчиняясь правилу «больше тепла и солнца», свой новый альбом Alai Oli выпускают в двух вариантах, причем разницу в этих пластинках заметят только ценители качественного звука. «Синий» и «Красный» альбомы (общее название пластинки – «Равновесие и глубина») включают в себя 13 песен — и каждая несет слушателю что-то свое.

Нельзя сказать, что солистка Alai Oli  отдает себя творчеству по принципу меньше реального и больше вымышленного, несмотря на ее инопланетный имидж. В прошлом Оля Маркес окончила факультет журналистики, поэтому ей свойственен живой интерес к тому, что происходит в мире. Она следит за политическими и культурными событиями — и продолжает писать яркие тексты.

Оля Маркес – удивительная девушка, в которой сочетаются талант, доброта, жизнерадостность, а также невероятная энергетика, которая позволяет ей заниматься несколькими проектами одновременно, оставаясь при этом абсолютно спокойным и уравновешенным человеком, что само по себе большая редкость для артистов ее уровня. Она пишет тексты песен для Alai Oli, занимается школой идеального тела Sekta, поддерживает работу магазина дизайнерской одежды BadDesign139, воспитывает двоих маленьких детей, а с недавних пор еще и учится в аспирантуре на специальности «Физическая реабилитация».

Хотя окончательно распознать секрет успеха этой группы невозможно: публика на их концертах абсолютно разная — от типичных растаманов с дредами и абсолютным счастьем в глазах до буйной молодежи, заглатывающей залпом коктейли перед началом концерта. Музыка Alai Oli, прежде всего, идет от души, поэтому даже изрядно циничную публику привлекают не всегда понятные песни про счастье, Джа Растафари и «долбанный космос».

И это отличный пример того, как абсолютно любой человек (не только артист) должен вести себя в жизни: получай удовольствие от того, что тебе нравится, тогда из тела уйдет вся нервозность.

Кажется, что во всех своих песнях Alai Oli призывают жить именно по этому принципу.

Просто дышать, греться под лучами солнца, влюбляться и всегда быть чистым душой, ведь от этого в конечном итоге и появляется ощущение счастья.

Фотографии: Наталья Агафонова, Илья Тихановский

Источник: http://yaroslavl-room.ru/intervyu-s-olej-markes-solistkoj-alai-oli-63709/

Мама Всея Секты: Ольга Маркес

На недавней премии GLAMOUR «Женщина года» Ольга Маркес была номинирована как «Прорыв года» — правда, ее награду получила Мария Ивакова, ведущая телепрограммы «Орел и решка Шопинг». Выбор спорный, и мы всецело за свою героиню Маркес. В этой статье вы узнаете, как Оля Маркес стала тем гуру фитнеса, которого мы любим, боготворим и читаем каждый день в инстаграме.

Ольга Маркес: биография

Оля Маркес (Маркес — псевдоним, девичья фамилия девочки — Уфимцева, в замужестве — Доронина; псевдоним она выбрала из-за любви к Габриэлю Гарсия Маркесу и магическому реализму, девушка и сама пишет сказки в этом стиле) родилась 31 июля 1987-го года в Свердловске (теперь Екатеринбург).

Родители Ольги познакомились еще студентами, в туристическом походе. Отец Ольги, Андрей Уфимцев, был радиоведущим, что повлияло на дочь — с самого детства она была знакома со всеми творческими личностями Екатеринбурга. К сожалению, мама Ольги очень рано умерла —  ей было всего двадцать четыре года.

Отец и мать прожили вместе, к сожалению, всего четыре года — и эти годы были лучшими в жизни ее отца.

Отец любил музыку, что передалось дочери (сегодня Оля Маркес — вокалистка группы Alai Oli). Если денег в семье не было, отец занимался извозом на «Запорожце» — только чтобы подарить дочке на день рождения музыкальный проигрыватель и пластинки.

Ольга пошла в лингвистичекую гимназию, лучшую школу города (эта школа получила звание «Лучшей школы России» в 2014-м году) отучилась там, а в 2009-м закончила факультет телерадиожурналистики Уральского государственного университета им. Горького. Поступление туда не далось ей просто: пришлось собрать огромное портфолио разнообразных публикаций.

Зато теперь Ольга прекрасно разбирается в профессионализме журналистов и отсекает тех, кто приходит брать интервью, не имея опыта.

Музыкальную школу Ольга не посещала, но с детства писала стихи, а в девятом классе начала писать песни. В 11 классе она серьезно увлеклась регги, мечтала делать то же, что и группы Dub TV и «Карибасов». Сама Ольга признается, что не знает нот и у нее «не очень хороший голос».

Закономерно, что в 2004-м она вместе с басистом Александром Федотовски организовывает собственную музыкальную группу — Alai Oli. Познакомившись с Федотовски (Шаповски), она разговорилась с ним, и в итоге Александр предложил семнадцатилетней девушке поучаствовать в регги-фестивале «Фабрика Джа».

Ольга согласилась — так и возникла группа.

Название группы выросло из написанной Олей раста-сказки «Железный лев». Басист группы, кстати, тоже не знает нот и не очень профессионально играет на бас-гитаре.

Девушке пришлось совмещать учебу и музыку, из-за чего начались проблемы с наркотиками. Эту привычку пришлось преодолевать, что удалось ей благодаря программе «12 шагов».

В 2009-м году оба солиста переезжают в Санкт-Петербург и начинают работать с арт-менеджером Артемом Дертевым.

27 октября 2012 года Ольга выходит замуж за тридцатичетырехлетнего Андрея Доронина, сценариста, публициста и писателя.

Общее прошлое Андрея и Ольги достаточно мрачное: в нем было место и алкоголю, и наркотикам, даже очень тяжелым. Об этом Андрей написал книгу «Transsiberian Back2Black».

Муж Ольги, публицист Андрей Доронин с сыном

Вообще замужество Ольги было неожиданным событием для ее окружения. Долгое время она жила по принципам свободной любви и не связывала себя никакими серьезными отношениями.

К 25 годам у Ольги было достаточно много мужчин, и в вопросе отношений она была настоящим циником. Но после встречи с Андреем все изменилось — Ольга Маркес стала счастливой супругой.

История достаточно драматичная: оба страдали наркоманией, и однажды, когда Оля сорвалась, именно Андрей отвез ее в реабилитационный центр.

Свадебное платье

Сама она называет мужа очень замкнутым и при этом гениальным человеком.

Ольга с мужем

На момент знакомства Андрей жил в гражданском браке с другой женщиной и ему совершенно не нравилась музыка Alai Oli. Уже после возникновения #sekta, 3 июня 2013 года, у Оли появляется первый сын Ежи, а 25 июля 2015 года — второй, Мирон.

#SEKTA и Ольга Маркес

Ольга увлеклась йогой еще в Екатеринбурге, потом ненадолго уезжала в Индию и продолжала заниматься. После переезда в Петербург она преподает йогу в свободное от музыки время.

Ольга хорошо описывает момент перехода к здоровому образу жизни в своей книге «#Sekta: школа идеального тела». В какой-то момент ей стало отвратительно собственное отражение в зеркале, собственный свисающий на ремень живот.

Она перепробовало множество разнообразных, в том числе и экстремальных способов похудеть, пока в 2011 году не пришла к тому варианту, на котором основано сейчас учение «секты». В 2011 году она заводит сообщество в ЖЖ fat-is-dead, вокруг которого собираются единомышленники.

Первым постом в сообществе стал пост Ольги «Хочешь похудеть — спроси меня как».

Первым человеком, кто похудел благодаря Ольге, стала ее подруга Алина — она потеряла 10 кг.

Из блога вырастает онлайн-школа для людей, желающих привести себя в форму и сбросить вес. Скоро в сообществе появились кураторы, которые помогали подписчикам на добровольной основе — сначала двое, потом семеро.

В марте 2013 года Ольга Маркес, будучи на седьмом месяце беременности, решила заняться сектой серьезно. В Петербурге на Невском проспекте прошли первые платные оффлайн-занятия, куда пришло 40 человек, и каждый заплатил по тысяче рублей.

Зал Ольге сдал директор школы танцев Mad Style, в чьем зале Ольга до этого проводила занятия по йоге, за 10 000 рублей. Остались деньги на то, чтобы снять тренеру квартиру в Питере, и даже кое-что на еду.

Во втором наборе оказалось уже 80 человек, через месяц открылся зал в Москве, еще через месяц — в Екатеринбурге. В 2015 году существует 14 филиалов #sekta в разных городах. Филиалы открывают только «свои», кого Ольга знает и в ком уверена.

У человека должны гореть глаза, он должен самостоятельно решить все технические вопросы и арендовать зал — и тогда Ольга присылает к нему более опытного тренера, а также помогает с деньгами для первоначальных вложений. Предложения о покупке франшизы отклоняются. Всего секту, по подсчетам, прошли уже 25 000 человек.

Зарплата куратора зависит от количества проведенных занятий и от города проведения, обычно это от 500 до 1200 руб. Очное обучение в #sekta стоит 5000 рублей, дистанционное — 1100 руб. Сейчас кураторов уже около 300. Каждый из них обязан пройти обучение в Колледже бодибилдинга и фитнеса имени Бена Вейдера.

В 2015-м году в #sekta появился научный отдел из 5 человек. Это ученые: биологи, микробиологи, медики, специалисты по здоровому питанию. Они не живут в России: Елена Дегтярь, доктор биологических наук, которая записывает видео для каждой новой недели дистанционников, живет в Берлине, Мария Кардакова, инженер биомедицинских технологий и нутрициолог — в Швеции.

По данным Forbes, в 2014-м году ежемесячный оборот компании превысил 8 млн рублей.

В недавнем интервью «Зожнику» Ольга Маркес призналась, что ее личная прибыль составляет около 3,5 млн за 6 месяцев.

Сейчас Ольга Маркес уже не ведет занятия, она занимается управлением, развитием новых направлений.

Музыкальная карьера Ольги Маркес

Группа Alai Oli появилась на свет 29 сентября 2004 года. Первая песня называлась «Бог есть любовь». Группа стала очень популярна в родном Екатеринбурге и активно гастролировала: например, они выступали на фестивале «60 лет Бобу Марли» в ДК Горбунова вместе с лучшими регги-группами страны и вокалистом Massive Attack.

Первый альбом группы вышел в 2007 году и назывался «Да, Бро?». С 2011 года группа активно гастролирует по России. В 2014-м году они с размахом отпраздновали 10 лет группе большими концертами в Москве, Петербурге и Екатеринбурге. Свой стиль сама Ольга в одном из интервью со смехом назвала «херовое регги».

В музыке Ольге Маркес нравятся Noize MC и Валентин Стрыкало. Она близко дружит с поэтессой Верой Полозковой.

Новые проекты Ольги Маркес

Весной 2014 года Ольга Маркес открыла в Питере свой шоурум — BadDesign139 (Невский проспект, 139).

Читайте также:  Наталья давыдова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Тренировочные принципы

Ольга придерживается созданной системы — например, регулярно делает утроворки и даже записывает для сектантов новые. Она продолжает заниматься йогой. В книге «#Sekta: Школа Идеального Тела» прекрасно описано, каких высот Ольга добилась на ниве фитнеса. Например, во время беременности она могла стоять в планке по пять минут (а до беременности — все десять!).

Вроде бы все. И напоследок, на сладкое — видео с юной Олей Маркес, снятое Алиной Пязок. До секты и до большого бизнеса, о котором пишут в Forbes. Посмотрите, это впечатляет.

  • Мария Грабарчук
  • Распечатать

Источник: https://wefit.ru/markes/

Алина Пязок

Алина Пязок – автор хитовых видеоклипов знаменитых рэп- и рок-исполнителей, а также идеолог и продюсер группы Little Big. Широкую популярность получила после создания клипов для рэпера Гуфа и группы «Триагрутрика».

Содержание

  • Семья
  • Карьера
  • Продюсирование группы Little Big
  • Интересные факты

Семья

Алина родилась 6 июля 1990 года в Челябинске. Ее папа наполовину эстонец. Известно, что у Алины есть старшая сестра по имени Эллина, которая проживает в Эстонии и работает модным фотографом.

Фамилия Pasok в переводе с эстонского означает «ласточка». В детстве девушка комплексовала из-за своей необычной для провинциального городка фамилии, однако потом привыкла к ней.

Карьера

В 15 лет Алина прошла кастинг на местном телеканале и начала вести молодежную программу. Через полтора года она сняла свой первый клип на трек «Завтра не будет» для малоизвестной группы из Челябинска. К удивлению Алины, клип взяли в ротацию на телеканал A-One. Однако после этого на несколько лет девушка забросила работу клипмейкером.

В 19 лет Алина переехала в Санкт-Петербург и поступила на заочный фотофакультет при Союзе журналистов. До этого девушка пыталась поступить во ВГИК в Москве, чтобы учиться на кинооператора, но ей не хватило одного балла для прохождения на бюджетное отделение. Параллельно с обучением Алина устроилась работать фотографом на портале Geometria.ru.

Однажды девушка приехала в Челябинск навестить родных и старых друзей. Знакомый предложил ей снять клип для группы «Триагрутрика». Буквально за несколько часов было отснято видео на сингл «Биг Сити Лайф», которое впоследствии собрало несколько миллионов просмотров на Ютубе.

После первого громкого успеха с Алиной связались участники группы Alai Oli. Для них девушка сняла несколько фотосессий, концертных видео и клипов. Затем Алина познакомилась с металлистами из группы Stigmata, для которых смонтировала видеоблог о гастрольной жизни.

В 21 год Алина переехала в Москву, где начала сотрудничество с музыкальным лейблом «Газгольдер», участниками которого являются Баста, Смоки Мо, Скриптонит, Даша Чаруша и другие. Однако через несколько месяцев контракт был расторгнут, так как у девушки не было взаимопонимания с главой лейбла. Тем не менее, Алина успела снять клип «Кастинг» для Басты и несколько видео для Смоки Мо.

Девушка признается, что любит, когда клип создается из документальной видеосъемки. С рэпером Гуфом и группой ОУ74 она часто сотрудничает именно в таком формате.

Продюсирование группы Little Big

В 2013 году Алина и вокалист Илья Прусикин захотели сделать в музыкальной индустрии новый проект с российским колоритом, в котором обыгрывались бы устоявшиеся стереотипы. Таким образом, родилась идея о создании группы Little Big. В апреле того же года был выпущен первый клип, а уже через пару месяцев состоялось первое выступление на разогреве у Die Antwoord.

В настоящее время группа Little Big имеет фан-базу не только в России, но и во Франции, Бельгии и других странах. Их первый европейский тур включал в себя 22 города.

Известно, что Алина снимает большую квартиру совместно с музыкантами из группы Little Big. Практически все ее время занимает творчество. На вопросы о личной жизни девушка предпочитает не отвечать.

Интересные факты

  1. В детстве Алина каталась на скейтборде, но быстро бросила это занятие, так как постоянно получала травмы. Она считает, что нужно браться только за то, что у тебя выходит лучше всего, а на остальное не стоит тратить свое время.
  2. Когда Алина только переехала в Санкт-Петербург, то боялась ездить в метро.

    Ей казалось, все люди видят, что она не местная. Девушка признается, что у нее была заниженная самооценка.

  3. Алина мечтает снять полнометражный фильм о своей жизни. Ей хочется показать людям историю о том, как постоянно знакомясь с новыми людьми и проходя испытания, она становится счастливой.

Краткое досье:

  • Знак Зодиака – Рак.
  • Рост – 167 см.
  • Вес – 60 кг.

Ссылки

  • .com/alina_pasok
  • instagram.com/alina_pasok

(Нет рейтинга)
Загрузка…

Источник: https://9slim.com/alina-pyazok/

Alai Oli: «Я никогда не знала меры — ни в музыке, ни в наркотиках»

В родном городе Оля отыграла концерт, снялась на обложку нового альбома группы и дала интервью 66.ru.

Вы бывали когда-нибудь в студенческом общежитии? Идешь по длинному коридору, двери слева, двери справа. Откроешь одну — там чад и угар веселья, кто-то целуется, кто-то собирается бежать за вином, кто-то влез на табурет и декламирует интернет-поэта Горохова. Откроешь другую, там ботан чахнет над молекулярной физикой. В третьей спят.

В четвертой еще какую-нибудь поганку заворачивают. Так и Оля. С одной стороны милый, добрый и трогательный человечек. С другой — лысая певица с татуировкой на черепе: mr. Durden? С третьей — чей-то гуру. С четвертой — человек, который на полном серьезе рассуждает о том, что лучший друг человека ни фига не собака, а айфон! Потому что «собака тебя на аватарку не сфоткает».

Но от этого — только интереснее с ней общаться.

— Все музыкальные критики сходятся в одном: у Alai Oli свой стиль. Какой — не уточняют, потому что никто так плохо не разбирается в музыке, как музыкальные же критики.

Вы сами пробовали определиться — что это: регги, рок или другое прочее? — До недавнего времени я не могла понять, почему нас об этом все время спрашивают? Но сейчас, когда мы стали много общаться с другими музыкантами, все встало на свои места: многие парятся за это, какой там стиль. Но мы — нет. Мы не делаем музыку, чтобы положить на нее слова.

У нас просто рождаются песни. Это как дети. Ты же не будешь одинаково воспитывать двух детей, если у них абсолютно разные характеры? Вот и мы каждую песню делаем так, как она этого требует, а не так, как этого требует «наш стиль».

— Так поступает попса, нет? Берет, что ей надо от любого направления музыки и использует по своему усмотрению.

— Ну нет. Тут все наоборот. Попса берет понемногу от разных музык для того, чтобы привлечь слушателя. Даже не так: угодить ему, продаться. Мы же никому продаваться не собираемся. Может быть, эти наши эксперименты доведут нас до того, что мы вообще останемся одни когда-нибудь. Но это нас не пугает, и мы продолжаем… гнуть свою линию (улыбка, — прим. авт.). Хотя в андеграунде это и может выйти боком. Мы не боимся.

— В андеграунде? Нет, понятно, что Alai Oli не мейнстрим, но если взять отдельно ваши клипы, «Снег и пепел» в частности, то там андеграундом, как говорится, и не пахнет. Легкая, спокойная музыка, вполне для широких масс…


— А вот в этом наша большая проблема. Ведь и «Снег и пепел» мы на концертах играем совсем по-другому. Но как-то у нас не получается никогда записаться так же тяжело, как мы играем вживую. Не знаю, почему.

Наверное, потому что все равно на дворе не 60-е и люди не записываются все вместе в студии, сначала пишется один, потом другой. Слушаешь — и вроде все играют, как на концерте, но при сведении все равно получается иначе. Не знаю.

Я думаю, следующая наша пластинка, которая должна скоро выйти, будет тяжелее, чем наши предыдущие записи. Так что… не моя вина, но моя беда.

— А разве не должно быть в группе человека-слона, который сидит со звукорежиссером и нудит: вот этот рычажок подвинь, вот здесь убавь?
— У нас такого человека нет.

Но мы работаем с очень крутым звукарем, Самсоновым, который делал и Ассаи, и работал с Земфирой, и с «Мультфильмами», и AnimalJazz, со всеми. И у него есть свое видение. И мы даем ему простор для творчества. Мы можем на него давить, но тогда в музыке не появится ничего нового.

В конце концов, ну и пусть песни на концертах звучат так, в наушниках — иначе. Ведь… кроме нашей воли есть еще и другие силы.

Космические. Которые и дают нам… все эти «случайные» встречи, людей, даже звукорежиссеров. Звучит музыка иначе? Ну и пусть. Я за это тоже не парюсь. Даже удовольствие получаю — не все под моим контролем! (улыбка, — прим. авт.)

— А когда выйдет пластинка?
— 1 декабря.

— Я так понимаю, что обложку вы будете здесь делать?
— Ну да. Мы пишем сразу два альбома, один умный, другой веселый. Первый выйдет умный, и для него как нельзя лучше подходят… наши вот бритые головы (улыбка, — прим. авт.

). Это мой любимый ребенок. Потому что весело-то оно весело, но все равно я себя больше уважаю, когда чувствую глубину. А весело и людно в эти моменты не бывает. И мешать два настроения мне бы не хотелось. Поэтому вот умный, а потом веселый.

— Они выйдут один за другим или вместе?
— Сначала умный. Да. Дело в том, что запись одного альбома и его сведение — это где-то 300 000. Ну и напечатать красиво небольшой тираж — еще 50 000.

И вот на один мы насобирали, а на второй, мы надеемся, что первого напродаем, и уже на эти деньги сделаем. Нам очень хочется сделать его так же: на этой студии мы можем писаться, сколько нам хочется, днем и ночью, можем делать бесконечное количество подходов, если это нужно.

Никто никуда тебя не торопит, не подгоняет и не ограничивает никак — это круто.

— Тем более это важно при плотном концертном графике.

У вас же он наверняка плотный?
— О, да! Тут нашему менеджеру Кате звонят с предложением организовать концерт в феврале, и она отвечает, что на февраль нет свободных чисел. А на март? На март тоже нет, все забито. А это круто.

Для музыканта вообще не может быть ничего круче, чем когда его концерты покупают. Это значит, что ты делаешь музыку, которая действительно кому-то еще нужна, кроме тебя самого.

— А сколько стоит концерт?
— По-разному. Где-то мы можем отыграть и за 200 000, где-то за 25 000. У нас очень гибкая ценовая политика. И за это мы тоже не особенно заморачиваемся.

— Концерт за четвертной — это где, например?
— В Абакане. Возможно, у людей не было бы шанса услышать нас, а мы такие взяли и приехали. В принципе нет большей радости, чем ездить в туры. Это громадное удовольствие.

— Фестивальное лето задалось?
— О, да! На «Соседнем мире» было очень душевно, я даже несколько… влюбилась там. На «Кубане» с этой дракой на сцене мы пропиарились жестко. Даже в «Экспресс-газете» про нас написали. Чушь, конечно, полную, но мы попали во все отчеты. На Казантипе была в этом году первый раз. Так там круто! Я теперь буду там прямо жить!

— За границу выезжали?
— Нет. Там надо же париться за визы, мутить микроавтобус, все равно на поездах неудобно передвигаться, делать то, се. И мы не стали.

— А какой план на новый сезон и дальше?
— Вот выпустить пластинку и клип на песню «Журавлики». Потом покататься по России и Украине. Летом хотим выехать куда-нибудь в Камбоджу. Снять там домик и покреативить. Не для чего-то специально, а просто потому, что нам нравится быть вместе и делать музыку.

https://www.youtube.com/watch?v=NAi8lWes4hc

Электронщину даже какую-нибудь, дабстеп там. Йогой буду заниматься. Почему-то меня считают неплохим преподавателем по ней. А дальше — не знаю. Мы не загадываем. Вот есть у нас новая тема, про которую наши друзья говорят, что под нее надо непременно рвать рубашки на себе и выходить на революцию…

— Вот! К йоге обязательно вернемся, но сначала немножко про революцию вообще и «путена» в частности.

Какое-то же касательство до политики ты имеешь? Что думаешь по этому поводу?
— Меня, конечно, порядком раздражает поведение народных слуг, когда из-за них перекрываются улицы в Питере или Москве, или когда какой-нибудь опять депутат займет мое парковочное место, но что до большой политики…

Я не считаю, что все мы настолько компетентны, чтобы разобраться в том, что там действительно происходит. А общее впечатление такое, что никто не понимает, что делать. И могут только догадываться, кто виноват.

Но при этом не могут объяснить, в чем именно? Ведь у всех вроде бы есть бабло, все нормально одеваются, едят в ресторанах, тусуются по клубам, юзают социальные сети, свободную прессу смотрят. И никто же не мешает им вые…ться? Вот они и вые…тся, но сказать, что конкретно их беспокоит, не могут. В Европе люди задушены налогами, им негде парковаться, негде жить, негде хоронить близких — и что? Все мирно-ровно. А у нас здесь масса возможностей, здесь можно жить.

— Не любишь бла-бла-бла в интернете?
— Нет. Что толку болтать? Надо брать и делать, если знаешь. что, и не париться, если не знаешь.

Навальный, Ройзман придумали же? Взяли каждый по своей теме и потихоньку занимаются ими, а не разглагольствуют на каждом углу, как все плохо или как там «Единая Россия» всех приела, или ах, как ужасно, что Путин снова будет президентом. Мне вот все равно, кто будет следующим президентом, если честно.

— К йоге обратно. Йога — это…
— Понятия не имею, что это! Это какое-то волшебство, магия, которая работает…

Я не верила, что, если я буду делать комплекс гимнастических упражнений и как-то там «правильно» дышать, это что-то изменит.

Но с самого первого раза я поняла: непостижимым образом, не знаю как, но это делает меня счастливой и меняет всю мою жизнь! Это какое-то заклинание, которое ты произносишь всем своим существом, и все случается.

— Осталось два вопроса: про Екатеринбург, про наркотики и про то, что важно? С какого начнем?
— Про Екатеринбург. О! Я была таким патриотом Екатеринбурга, каких, наверное, у него еще очень долго не будет. Я писала, что это самый прекрасный город на земле, и думала точно так же.

Никогда и ни за что бы не переехала отсюда, если бы не обстоятельства. Но Екатеринбург оказался очень жестким. Я сейчас не о том, какие комментарии сопровождали новость о нашем отъезде на «одном из городских порталов» (хотя создавалось ощущение, что город вдруг населили вурдалаки какие-то), а о моем нынешнем ощущении.

Я приезжаю сюда и чувствую холод. Город не прощает тех, кто уехал. Екатеринбург… Я не знаю, что здесь происходит, конечно, но если смотреть сюда оттуда, то создается впечатление, что ничего здесь не происходит. А все там — концерты, люди, движение, жизнь.

Буквально все! И в смысле движения Екатеринбургу, конечно, очень далеко до Питера и Москвы.

— А про наркотики?
— Забавно, но все начали говорить, что я наркоманка, когда я уже завязала (улыбка, — прим. авт.). Потому что когда я принимала наркотики, у меня была настоящая паранойя: не дай бог, кто увидит в обдолбанном состоянии, город маленький, языки длинные. Возможно, я бы и сейчас продолжала это делать, но скорее, уже просто умерла бы.

Дело в том, что я никогда не знала меры ни в чем. Ни в музыке, ни в отношениях, ни вот в наркотиках. Те, с кем мы вместе торчали, останавливались на определенном этапе, а я оставалась одна и продолжала. Во мне огромная черная дыра. Без дна. И что бы я в нее ни закидывала, всегда останется место.

Мне помогли люди, сначала в реабилитационном центре, потом друзья, люди вокруг, и теперь все хорошо.

— А теперь о том, что важно?
— Важно, что я стараюсь делать так, чтобы чувствовать каждый день — я себе не вру.

Павел Бабушкин

Источник: https://66.ru/news/freetime/104306/

Alai Oli. Смесь надежды и тоски. | Журнал «Артист»

У российской рок-музыки три основных географических истока: Москва, Питер и Екатеринбург. Хедлайнер этого номера, команда Alai Oli, олицетворяет культуру двух из них. Вокалистка и лидер группы Ольга Маркес рассказала «Артисту» об отличиях уральской музыки, о природе русского регги и об интеллектуальном бунте.

– Ты ассоциируешь творчество группы Alai Oli с уральской рок-традицией?

– Бесспорно.

– Все же там превалирует русский рок, а у вас регги.

– Мы играем довольно условное регги, и в нашей музыке гораздо больше уральского, чем регги. В чем фишка уральской музыки? В том, что она очень народная, простая и понятная. У нас там не такая насыщенная среда, и музыканты конкурируют не мастерством и хитрой закрученностью. Там, скорее, идет битва за сердце человека с помощью простых и понятных ему вещей.

Например, у «Чайфов»: «Ты вчера ходила на «Агату Кристи», я пинал по скверу золотые листья. Не со мно-о-ой ты!» Все понятно, доступно и по-настоящему. Они говорят о том, что их беспокоит. Все тут, на этих же улицах, под этим же небом. И это очень близко людям. В Москве нет этой простоты.

В Екатеринбурге она есть, но не в смысле примитивности, а в смысле прямого пути к сердцу.

– На вас повлияло творчество знаменитых земляков?

– Например, мой друг Александр Шаповски, с которым мы создали группу, был фанатом «Агаты Кристи». Я слушала в основном регги, но если выбирать кого-то уральского, то мне очень нравились «Чайфы», потому что у них очень позитивная энергетика. Она мне близка. Наша музыка построилась естественным образом, впитав немного темного, мистики и очень много светлого и простого.

– Вас вроде не очень любила екатеринбургская рок-тусовка?

– Ну да, нас и регги-тусовка не очень любила. Одно дело, когда ты слегка непрофессионал, а другое, когда ты даже на фоне непрофессионалов выглядишь очень непрофессионально. Появление нашей группы вообще было очень самонадеянным. Но опять же, это магия Урала. Там всем место найдется.

– Я впервые услышал Alai Oli лет пять назад, и не в последнюю очередь меня зацепил голос. Когда пытался другим описать вашу музыку, то говорил, что там девочка поет, улыбаясь. Я ее видел прям, эту улыбку. Ты действительно улыбаешься или просто такое свойство голоса?

– Я действительно пою, улыбаясь. Когда ты создаешь аранжировку песни, думаешь, как она должна звучать, то она сама тобой руководит. Она рождается и придумывает себе обрамление, наряд. Изначально я знала, как должно звучать, но у меня не получалось это воспроизвести. И мне, конечно, пришлось учиться. В тех песнях, где есть улыбка, без нее было никак.

– На вашем последнем альбоме «Равновесие и глубина» мне показалось, что ты не улыбалась. Он какой-то меланхоличный.

– Возможно у меня было такое состояние в тот момент. Улыбаться нельзя насильно. Все получается само собой.

– Вы выпустили этот альбом в двух вариантах сведения: «красный» и «синий». Первый — «ламповый», который нравится вам, и второй — «качовый», сделанный по всем канонам сведения и мастеринга. Я, естественно, для прослушивания выбрал «синий» — тот, что вы считаете лучшим. Для кого вообще создавался второй вариант? Там различия минимальные. Их же только профессионалы уловят.

– Альбом нам сводил крутой чувак. Получилось реально круто, но только если слушать в машине на хорошем звуке.

А «ламповый» офигенно звучит даже в самых простых наушниках, как будет слушать большинство людей. Нам было очень сложно выбрать один вариант. И это было такое спонтанное решение.

Я бы очень расстроилась, если бы мы выпустили только «синий» альбом, а музыканты расстроились, если бы только «красный».

– Когда вы выложили этот альбом, то добавили большое описание, где ты раскрываешь смысл каждого трека. Не кажется, что ты говоришь, где смеяться в анекдоте? Тексты довольно глубокие, а так сужается поле для интерпретации.

– Мне кажется, что не так много людей любит интерпретировать. Большинство хочет знать, что хотел сказать автор. Я же все равно не до конца раскрываю смысл песен, только общими штрихами показываю.

Кристина Ди

– Кстати об интерпретациях. В одном из интервью ты говорила, что написала песню «Зачем ты под черного легла», чтобы отсеять долб…бов. Годы прошли, поклонников у группы стало больше. Не думала еще разок отсеять?

– Это было ужасно. Просто ужасно. Мы одних долб…бов отсеяли, а других приманили. На концерты стали ходить своеобразные люди, которые хотели услышать только эту песню, поэтому в шутках я теперь осторожна.

Просто воспринимать серьезную сторону – это труд. Что проще, посмотреть «Камеди клаб» или сходить в филармонию? Так же и здесь. Я понимаю, почему это людям ближе, и обвинять их не в чем. Мы сами дали им повод.

– А сейчас вы исполняете эту песню на концертах?

– Конкретно эту песню нет. А, например, «Дома быть за..бись» поем.

– Вы сейчас не так много выступаете, потому что нет необходимости играть ради денег. Во всяком случае, у вас с басистом есть финансовая стабильность. А что насчет других участников группы? Им-то, наверное, нужны гастроли, чтобы жить?

– Они играют в куче популярных проектов и как любые профессиональные музыканты отлично зарабатывают.

– Сессионники?

– Разница между сессионником и участником группы в том, что сессионные музыканты получают зарплату, а участники группы добровольно вкладывают свое время, силы и деньги в общее творчество. И потом они получают свою долю от прибыли. У нас все полноправные участники коллектива.

– Ну может они хотя бы предлагают уплотнить концертный график?

– У них довольно плотная жизнь в других группах. А наши концерты очень яркие в эмоциональном плане. Если их играть чаще, то это перестанет быть так круто. Когда у нас было дофига концертов, музыка превращалась в работу, и это было совсем не то.

Кристина Ди

– Недавно наткнулся на интересную фразу в сети: «Любой бунт – это тоже элемент системы», а потом вспомнил, что это цитата из вашей песни. Ты сама как считаешь, бунт все-таки имеет смысл?

– Мне вспоминается Людмила Улицкая и ее известная книга «Казус Кукоцкого». Там, где Кукоцкий пришел в кабинет какого-то партийного начальника и поставил на стол банку с луковицей, которая проросла в женской матке. Вот, что женщины делают, когда не могут получить медицинские аборты.

Считаю, что бунтовать должны люди, которые точно знают, как правильно. Такие, как условный профессор Кукоцкий. Точечно, против отдельных явлений. Меня вообще окружают люди действия, и я вижу, как происходит незаметный бунт. Как отвоевываются куски света у тьмы.

Бунт в системе происходит путем захвата отдельных узлов, которые продолжают взаимодействовать с этой системой, но уже на стороне света.

– У меня возникла мысль, что твоя школа идеального тела «Секта» – это тоже вычищение изнутри. Но про человека, а не про систему.

– В том числе и про систему. Мы напрямую занимаемся тем, что устраняем у людей пробелы в образовании относительно их тел. Мы единственные в этой индустрии даем знания людям. Я считаю, что это надо продвигать в массы именно на уровне образования. Мечтаю, что однажды у нас будет возможность это сделать.

Вижу большой светлый кабинет, куда мы заходим с научным отделом, и добрые, умные, образованные люди нам говорят: «Ребята, вы проделали большую работу. Мы видим, что вы научились менять жизни людей. Давайте подумаем вместе, как это сделать на уровне школьного образования».

И мы такие: «Да, у нас есть идеи, давайте вместе разработаем этот предмет и распределим часы». Но все работает не очень просто. Ты должен сделать все сам и потом биться лбом, доказывая, что это правильно. Запретить что-то очень легко. А создать новую работающую систему, всесторонне продумать ее, очень сложно.

Строить вообще гораздо сложнее, чем разрушать. Нам нужен именно такой бунт. Интеллектуальный.

– Вернемся к творчеству. Как ты считаешь, искусство должно воспитывать человека, давать ему больше, чем он может переварить, или отвечать на запросы общества?

– Я бы не хотела, чтобы ответ на этот вопрос прозвучал как-то неправильно. Просто наше творчество не такое, которое воспитывает. Оно, скорее, народное. Воспитывающее творчество показывает тебе то, что ты никогда не смог бы сделать. Мастерство, которое вызывает восхищение своей недоступностью.

Это очень важно, чтобы дети учились с детства это воспринимать. А что касается остального, то я считаю, что все имеет место быть. Образованный человек может воспринимать не только высокий культурный продукт, но также средний и низкий. И вообще, я не думаю, что искусство что-то должно. Оно просто рождается, приходит.

Оно просто есть.

– Что для тебя регги? Просто музыка или ты живешь в концепции растафарианства?

– Именно русское регги – это музыка, которая попала в мое мироощущение. Это смесь надежды и тоски. Для того, чтобы куда-то стремиться в этой жизни, надо, чтобы тебе было не очень хорошо там, где ты сейчас есть.

Изначальная идея растафарианства – это репатриация, возвращение домой. Но дом не как географическая точка, а как метафизическое состояние покоя. Это можно воспринимать и на уровне какой-то административной единицы. Например, страны.

Я не хочу уезжать из этой страны, но я хочу, чтобы она стала мне домом. Это и есть регги для меня. Музыка надежды.

– Ты религиозна?

– Религиозность – это штамп. Я верю, хожу в церковь, но я не все принимаю, что касается церкви. Там много противоречий. Но идея храма – это больше, чем просто стены. Храм – это место, где тебе хорошо.

– Опять идея про возвращение домой?

– Отчасти. Но тут важно понимать, что Бог — это в первую очередь не ты. И поэтому религия нужна.

– Моральный ориентир?

– Для тех, кому он нужен. А для тех, кто изначально морально ориентирован, это просто напоминание, что смирение необходимо, потому что есть еще очень много людей помимо тебя.

– Твой бизнес и твоя музыка подчиняются одной идее или это какие-то параллельные истории?

– Все, что я делаю – это все искренне. Мне удивительным образом удалось ни разу не предать себя и воплотить все свои мечты. Создать такое место, где о людях заботятся. Мне вообще ни разу не стыдно за то, что мы делаем в «Секте», и я горжусь тем, что имею к этому отношение.

– У тебя когда-нибудь было такое, что ты села, оглянулась и подумала: «Черт, а все неплохо! Похоже, я пришла к успеху!»

– У меня очень хорошие родители, они дали мне возможность всего добиться самой и никого ни за что не благодарить. Никому не быть должным.

Поступление на бюджетное отделение в университет было для меня первой высокой планкой. Я стала взрослой и независимой.

И если говорить про момент, когда я пришла к успеху, то это было как раз поступление в университет в 18 лет. С тех пор у меня все отлично.

– Кем станешь, когда вырастешь?

– Я очень хочу на уровне страны дать людям знание о культуре своего тела. Создать такой предмет для школьной программы и помочь его реализовать. Я не знаю, как это будет называться и через сколько лет дорасту до этого. Десять лет, двадцать, у меня энтузиазма много, и надеюсь, его хватит.

Кристина Кис

Источник: http://artist-magazine.ru/alai-oli-smes-nadezhdy-i-toski/

Группа Alai_Oli

Alai Oli (Алай Оли) — уральский коллектив, исполняющий музыку в стиле регги. Группа была образована 29 сентября 2004 года Ольгой Маркес и Александром «Shapo» Федотовских.

Про Alai Oli

Alai Oli – молодая регги-команда из Екатеринбурга, выступавшая на одной сцене с Хорасом Энди (Horace Andy) из Massive Attack и легендарным антиглобалистом Ману Чао (Manu Chao).

Благодаря кристальной ясности песен и феноменальной позитивной энергетике, записи Alai Oli при отсутствии промо-кампаний и ротаций мгновенно разлетелись по интернету и стали сетевыми хитами не только в России, но и за рубежом.

Вокалистка группы Ольга Маркес ежедневно получает около сотни электронных писем от поклонников из самых разных частей света — от Японии до США.

�?збежав влияния калининградской, московской и питерской волн русского регги, Alai Oli создала свое органичное течение, которое ортодоксальные раста окрестили «неправильным регги». «Мне очень нравится это определение, — улыбается Ольга Маркес. – У растаманов довольно ограниченная тематика.

Это растафарианство, ганджа, Вавилон… Когда-то и у нас было то же самое, но потом все стало развиваться в другую сторону – от общего к частному. У классического регги довольно узкая целевая аудитория, потому что очень мало людей осведомлено о предмете, освещаемом в текстах.

В наших песнях каждый человек находит что-то от себя, они очень жизненные, простые и понятные».

Первое выступление Alai Oli в сентябре 2004 года состоялось благодаря счастливому стечению обстоятельств – их демо-запись случайно попала к одному из организаторов фестиваля молодых регги-групп «Фабрика Джа», который пригласил ребят принять в нем участие.

На тот момент группы как таковой не существовало, и авторы демо-диска – друзья Ольга Маркес и Александр «Shapo» Федотовских — собрали команду музыкантов в авральном режиме, всего за две недели до концерта.

Успешный дебют — выход в финал — принес юным артистам не только массу поклонников, но и многочисленные приглашения из разных городов. Музыканты уже побывали с концертами в Москве, Санкт-Петербурге, Омске, �?жевске, Новосибирске и др.

При этом сами артисты ни о каких выступлениях не договаривались – все происходило само собой, а они просто плыли по течению.

Через полгода после основания Alai Oli приняли участие в проходившем в Москве большом регги-фестивале в честь дня рождения Боба Марли, где вышли на сцену легендарной Горбушки с Хорасом Энди (Horace Andy) из Massive Attack и лучшими регги-группами России.

В феврале 2007 года в столичном клубе «Б1 Maximum» музыканты выступали на одной площадке со звездой ямайского даба Ли Перри (Lee «Scratch» Perry).

А летом 2009 отыграли сет на разогреве у знаменитого антиглобалиста Ману Чао (Manu Chao) во время его московского концерта в Зеленом театре.

Основной состав Alai Oli сформировался недавно — за четыре с половиной года участники группы неоднократно менялись. Единственными «константами» и главным стержнем коллектива оставались его основатели — Оля Маркес и Александр «Shapo» Федотовских, а также перкуссионист Петр Рожин.

Ольга является автором слов всех песен и пишет музыку совместно с гитаристом группы Дмитрием Лаврентьевым. На сегодняшний день Alai Oli записали два альбома – «Да, Бро?» (2007) и «Снежная Барселона» (2008). Обе пластинки были выпущены на средства самих музыкантов.

Сейчас Alai Oli готовят третий альбом – с материалом ребята знакомят поклонников на концертах, программа которых в последнее время почти целиком состоит из новых песен.

У Alai Oli пока нет ни одного официального видеоклипа, но при этом в сети можно найти огромное количество любительских записей поклонников почти с каждого выступления коллектива.

Название группы

Название группы взято из сказки Ольги Маркес Железный лев. Эта фраза означает «нести позитив».

Кроме этой версии существует еще большое количество смешных истории, например: Один из участников группы Александр «Shapo» Федотовских прогуливался по улице на него неожиданно упал на голову камень.

С одной стороны этого камня было написано плохое слово,а с другой стороны было написано «Alai oli».Т.к упал камень именно стороной где было написано плохое слово, то они посчитали что будет лучше назваться Alai Oli.

�?стория группы

  • 2004 год. Лучшие друзья Оля Маркес и Саша «Shapo» Федотовских собирают reggae band из полупрофессиональных музыкантов, и с первого же концерта начинается активная LiveShow деятельность группы в родном городе. Ровно через полгода Alai Oli дают первый концерт в Москве, в ДК Горбунова, на одной сцене с пятью лучшими реггей группами России и Хорасом Энди.
  • В 2005 году выходит первое Demo группы, включающее в себя три песни. Без официальных релизов и ротаций, песня «Наташа» в родном городе становится хитом.
  • В начале 2006 года Alai Oli снова выступают в Москве, в клубах «Точка» и «Жесть», а по возвращению домой принимаются за запись первого альбома — «Да, Бро?». Телеканал «Россия-Урал» предоставляет в распоряжение группы огромную студию, где и протекает творческий процесс.
  • 1 февраля 2007 года — дата официального релиза первого альбома группы, который включил в себя 13 треков. Через неделю группа выступает в Москве, в клубе Б1 Maximum, на одной сцене с легендой ямайского даба Lee «Scratch» Perry. 14 февраля проходит московская презентация альбома, а 1 марта Alai Oli презентуют альбом в Екатеринбурге, собрав полный зал большого концертного клуба PV in Sovkino.
  • После выпуска первого альбома Alai Oli стали искать новое звучание, более полное и профессиональное — на больших площадках группа экспериментировала с полной духовой секцией из 4х инструментов, на маленьких — с вертушками и Dj. Параллельно велась работа над новым материалом — и это один из тех редких случаев, когда самые свежие песни у слушателей становились любимыми, их записывали на телефоны и камеры, выкладывали в сеть Live-версии. Был выпущен альбом «Снежная Барселона».
  • С середины мая 2008 года концертное видео «Alai Oli — manu4ao?» с лучшей Live-площадки Урала «TeleCLub» находится в ротации MTV-Екатеринбург.
  • С 1 июня 2008 года стартует большая стоп-спид кампания «Перестать Молчать!» от СП�?Д-центра Екатеринбурга. Ольга Маркес (Alai Oli) и Александр Гагарин (Сансара) становятся главными героями видеороликов (шокирующая социальная реклама), которые в течение всего лета будут крутить по большинству местных каналов Екатеринбурга и области.

�?нтересные факты

  • У группы никогда не было продюсера. Alai Oli никогда не делали ничего для своего промо, не занимались саморекламой. Всё, что у есть — это благодаря людям, которые слушали музыку, и возвращали тепло обратно.
  • Основатели группы — Оля и Саша учились в одной школе — гимназии №70 г.Екатеринбурга
  • Окна квартиры Оли выходят на здание, в котором до 1991 года располагалась гимназия №70, в которой Оля училась

Дискография

Да, Бро?(2007)
Снежная Барселона(2008)

Ссылки

Источник: http://dnaerror.ru/best/index.php?id=142

Биография Alai Oli

В один прекрасный день на свет появились Оля Маркес и Саша Федотовских. Через десять долгих лет они, наконец, встретились и стали лучшими друзьями. И всегда им вместе было весело, и никогда они не ссорились. И писал Саша музыку, и играл на гитаре, а Оля писала стихи и песенки.

И однажды Оля узнала о чудесной музыке Реггей, и полюбила эту музыку сразу, как только услышала, потому что Реггей — это музыка биения сердца. И принесла Оля Саше кассету Комитета Охраны Тепла. Вместе слушали они эту кассету и поражались, насколько эта музыка наполнена чувством.

А потом Оля взяла гитару и научилась на ней играть, а Саша ушёл из группы, в которой он тогда играл, и сели они записывать свои первые песни. Песни они писали на стареньком Сашином компьютере, и делали они всё вдвоём. И только Сашин папа Владимир Владимирович им помогал.

Он — профессиональный ударник, а ещё у него абсолютный слух.

Пытались Оля и Саша искать музыкантов. Но музыканты не знали музыку Реггей и не хотели её играть. Им нужен был только рок или хардкор. Оля и Саша расстраивались, но не переставали надеяться на лучшее.

Через группу Alai Oli прошло много музыкантов. Дело в том, что для нас было не столь важным, как играет человек. Мы хотели, чтоб он любил и понимал музыку, которую он играет, чтобы он был хорошим человеком, чтоб имел представление о вещах, о которых мы поём. Было время, когда мы с ужасом ждали каждой репетиции: гитарист играл неплохо, но выводил нас из себя своим невежеством…

Очень здорово, когда в группе ты не один идейный лидер, не один пишешь песни. Хорошо, когда вас двое. Оля и Саша собирались у Саши дома каждый день.

Сначала после школы (там они сидели за одной партой), а потом после универа, доставали длинную трубку из чёрного дерева и начинали что-нибудь записывать. А иногда просто сидеть и петь. А иногда просто сидеть и говорить.

Когда начинался ливень, они бежали прыгать по лужам, иногда, поздней ночью, они выходили на улицу, чтобы спеть Богу, небу, земле… Ведь Раста, это когда ты и всё, что тебя окружает находиться в идеальной гармонии.

Раста — это глобальная любовь внутри, и не менее глобальная боль. Раста — это когда ты выбираешь мечту, а не то, что тебе навязывают другие. Раста, это когда не существует Я и ТЫ, существует только всеобъемлющее единство всего вокруг.

А потом Оля и Саша наконец нашли самых лучших музыкантов — Петю, который играет на бонгах, и Дениса, который говорит, что он не умеет играть на гитаре, но Alai Oli всегда говорят: «Вот все отлажают, а Диса сыграет идеально…» На ударных — Владимир Владимирович. Саша и поёт, и играет на басу. А Оле в руки на сцене инструменты не дают, потому что надо ей сосредоточиться на передаче правильного чувства в зал.

Alai OLi на сцене — это, прежде всего, энергетика. Сложно это объяснить, но скорее всего всё дело в том, что и группа, и те, кто в зале, если их сердце открыто, превращаются в единое целое. Это одна молитва, одна любовь, одна боль на всех. Такое ощущение, что все держатся за руки.

За пять лет существования уральская группа Alai Oli обрела тысячи поклонников по всей России, а так же – некоторое количество «ненавистников».

Последние – ревнители чистоты канонов реггей-традиции называют стиль Alai Oli — «неправильное реггей».

Сами участники группы радостно соглашаются с таким определением и продолжают собирать полные клубы во всех городах, где играют. Всё это – без ротаций в эфире радио и TV, без продюсеров и спонсоров.

На живые шоу Alai Oli ходят даже те, кому реггей не нравится вообще. Именно поэтому на концертах группы в клубах Екатеринбурга негде яблоку упасть. В клубном пространстве родного города коллективу становится тесно уже через несколько месяцев после первого концерта.

Молодой реггей-бэнд начинают выдёргивать в другие города, в том числе – в Москву. Первый столичный концерт Оля Маркес и Шапо (прим.

: вокалистка и басист – создатели группы) вспоминают с трепетом: «…Нам было лет по 18, только начали играть — и вот, обнаруживаем себя стоящими на сцене легендарной «Горбушки» с лучшими группами России, а хэдлайнер – Horace Andy..

Шок!! Это уже потом мы поиграли в Москве и в «Точке», и в “B1 Maximum” c живой легендой Lee Perry, и в маленьких клубах. После Д.К. Горбунова мы на любой площадке себя чувствовали, как дома»

Пять лет назад создатели Alai Oli сидели за одной партой в школе, и даже не могли подумать, что уже через несколько лет они запишут свой первый альбом «Да, Бро?», который разлетится по сети с невероятной скоростью.

«Я вообще никогда не думала, что буду заниматься музыкой. Просто однажды придумалась песня — не слова, а именно песня. Потом ещё одна. Я их пела, а Бро подбирал. На гитаре уже потом играть научилась» — вспоминает Оля.

В самом конце 2008 года группа выкладывает в сеть свой второй альбом — «Снежная Барселона». Пластинку записали и свели за несколько недель: «Мы очень торопились, потому что нас торопили.

Каждый день – десятки сообщений с вопросами: «где скачать песни с нового альбома?» На концертах люди записывали наши треки на телефоны и камеры, а потом выкладывали в сеть.

Потом мы удивлялись – вроде бы альбом новый, тур в его поддержку — а люди в зале знают все слова и поют так громко, что даже мониторы нам заглушают!».

У Alai Oli есть новые песни, которые можно услышать только на концертах, фанаты терроризируют группу вопросами о третьем альбоме, но никакой официальной информации о следующем релизе пока что нет.

Зато по всему постсоветскому пространству кочуют хиты группы – один только реггей-гимн «Наташа», исполненный беззаботного вселенского позитива, лидирует по количеству сетевых скачиваний.

Сами музыканты не думают о численных показателях: они находят радость в сиюминутном переживании жизни, в блеске глаз восторженных слушателей и в вечной пульсации реггей.

Мы стремимся к тому, чтобы предоставленная на сайте информация была наиболее точной и полной. Если у вас есть дополнения или вы заметили неточность в биографии Alai Oli, вы можете отредактировать биографию с учетом ваших замечаний.

После модерации, биографии Alai Oli с вашими дополнениями и корректировками будет доступна другим пользователям.

Зарегестрированные пользователи могут набирать баллы за добавление информации (биографий, текстов, аккордов), таким образом участвуя в рейтинге наиболее активных пользователей.

Источник: http://www.megalyrics.ru/bio/alai-oli.htm

Ссылка на основную публикацию