Леся украинка – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Была ли Леся Украинка лесбиянкой?

Первым заметил неладное Иван Франко. Сделав немало для превращения Леси в национально-литературную «святую», он, по-видимому, подозревал, что, на самом деле, имеет дело со «святым». «Мимоволі думаєш, що ся хора, слабосильна дівчина — трохи чи не одинокий мужчина на всю новочасну соборну Україну», — утверждал он в статье 1898 года, поставив Лесю в один ряд с Шевченко.

Фрейдистом Франко не был. И не мог быть. Первая работа «венского шамана» по психоанализу появится только через два года.

Но дух времени уже носился в воздухе, и будущий украинский классик, шагая в ногу с эпохой и даже чуть-чуть обгоняя ее, уже чувствовал, что под длинной юбкой скрывается не только Леся, но и некоторым образом… Олесь.

Фразу по поводу мужских качеств Леси Украинки он ввернул настолько многозначительную, что начинаешь сомневаться в мужественности самого Каменяра: «Чи не одинокий мужчина»… А ты же кто тогда — обладатель псевдомопассановских усищ, строгавший детей, как матрешек?

Впрочем, о Франко и его загадочной сексуальности чуть позже. Давайте закончим разговор о нашей «мужчине» в юбке.

В 1997 году, публикуя в «Киевских Ведомостях» статью «Была ли Леся Украинка лесбиянкой?», я даже не предполагал, какой скандал получится. «Сразу оговорюсь, — писал я тогда, — что рассматриваю свою роль исключительно как популяризаторскую.

Большинство фактов, о которых пойдет речь, хорошо известно. Правда, только немногочисленным знатокам.

В «своем» академическом кругу их обсуждают, опровергают и смакуют, но наружу из кипящего котла вырвались пока только две тоненькие струйки пара».

Первой струйкой пара стала статья Юрия Ключа «Либидо поэтессы», напечатанная в 1995 году в журнале «Лель». До тех пор семья Лесиных родителей считалась, как трубили официальные биографии, «на редкость дружной». Автор, скрывшийся под псевдонимом Ключ, опроверг это.

По свидетельству современников, несчастный папа Косач был подкаблучником — он добывал деньги, но парившая в интеллектуальных небесах супруга его не очень ценила. Образ морально раздавленного отца подсознательно повлиял на сексуальность будущей поэтессы. Возле нее всегда будут слабые мужчины и… сильные женщины.

Однажды Леся обмолвилась: «Колись, як вийду заміж, то мій чоловік буде секретарствувать у мене».

Так и получилось — скромный судебный чиновник Климент Квитка, за которого Леся вышла в конце жизни, был всего лишь ее тенью. Он не любил вспоминать свою унизительную роль. И на вопросы исследователей приоткрыть тайну их отношений всегда отвечал отказом: «Кожний запит що до її біографії так на мене впливає, що на кілька днів падає здатність до роботи»…

Тайну этого странного брака приоткрывает фраза из письма Леси сестре Лиле: «Ты права в том, что Квиточку следовало бы взять в руки»… Кроме таких ценимых деспотичными женщинами достоинств как покорность и мягкость, молодой человек обладал еще и стабильным жалованием государственного служащего.

Российская империя, платившая ему как помощнику секретаря окружного суда в Тифлисе, не дала бы таким образом умереть с голоду и его будущей супруге — неудачливой поэтессе, чьи пьесы и поэмы не приносили дохода.

Конечно же, для продолжения привычного образа жизни писательницы-любительницы слабовольного «Квиточку» следовало прибрать к рукам! А вообще весело получается — не только род занятий — литературу, но и мужа Леся выбрала по примеру мамы — из судейских.

В той же статье в «Леле» было названо имя тайной любовницы Леси — писательницы Ольги Кобылянской. Правда, открытой дискуссии не вышло. «Науковці» стыдливо приняли позу страуса. Зато профессор Николай Сулима в разговоре со мной признался, что кое-кто из знакомых требовал от него после публикации статьи выйти из редколлегии «Леля».

Хорошо, скажет читатель, «Лель» — эротический, а не научный журнал, я вам не верю. Что ж, раз вы доверяете только официальному признанию, вынужден прибегнуть к последнему доказательству.

В том же 1995 году в Киевском институте литературы была защищена необычная докторская диссертация «Дискурс модернизма в украинськой литературе», автором которой была Соломия Павлычко.

Несмотря на квазинаучное название, этот текст содержал ряд совершенно несвойственных украинскому литературоведению глав: «Модернизм как феминизм», «Конфликт между полами», «Сексуальность» и, наконец, «Дискурс личных отношений. Биографическое отступление». Последний раздел и содержал рассказ о романе Леси и Ольги Кобылянской.

Мы встретились с Соломией Павлычко в уютном кафе в двух шагах от помпезного сталинского дома на Крещатике, где она жила. За бокалом вина она сказала: «Кое-кто предлагал мне исключить эту главу из текста, а на защиту явился какой-то неизвестный господин и минут пятнадцать держал речь, сравнивая меня с моим отцом. Сравнение, по его мнению, явно не в мою пользу».

Но диссертация была защищена и в 1997 году вышла отдельным изданием. Иначе быть не могло. Она содержала неопровержимые документы — выдержки из дневника и личных писем.

Обе женщины пережили разочарование в мужчинах. Кобылянскую бросил критик Осип Маковей.

Леся Украинка из-за болезни никогда не пользовалась особым успехом — вокруг нее постоянно всплывали одни аутсайдеры.

«Господи, невже на світі нема жодної людини такої, як я, людини, з якою я могла б жити, хоча б жінки?» — записывает в отчаянии Ольга.

И такой человек нашелся — Леся, расшифровавшая скрытый лесбийский намек в ее рассказе «Меланхолический вальс», повествующем о странных отношениях трех женщин-эстеток.

Сам по себе этот мотив не был чем-то исключительным для мировой литературы — еще в XVIII веке Дидро написал «Монахиню», где коснулся и темы лесбийской любви.

Но для зажатой в теплых патриархальных объятиях Украины он казался более, чем шокирующим — тот же Иван Франко, редактируя тексты Кобылянской, предпочитал вычеркивать некоторые места.

Впрочем, Кобылянская была барышня не промах, и в 1895 году тиснула в штутгартской газете «Die Neue Zeit» рассказ «Природа», содержавший первую в украинской литературе сцену физической любви — до этого он пролежал ненапечатанным восемь лет! Но до выхода украинского перевода пришлось ждать еще три года.

Леся Украинка сразу почуяла в Ольге Кобылянской родственную душу.

Их переписка завязалась в мае 1899 года и сначала была посвящена исключительно литературным делам, но через два года резко перешла на интимный тон — сразу после встречи двух женщин в Карпатах.

Письма Ольги — возможно, наиболее откровенные из этой пары, были уничтожены — факт тем более красноречивый, что Леся тщательно сохраняла все, что ей писали.

Зато остались ее собственные послания, содержавшие прозрачные интимные намеки: «Хтось тепер і завжди однаково когось любить і хоче комусь “неба прихилити”, але часом він не вміє писати так, як хотів би: розкис, голова болить, різні зайві думки заважають, от хтось і пише так якось блідо, апатично, зовсім не так, як думає про когось, як любить когось. А якби був тепер при комусь, то не потребував би сидіти та мазати пером по папері, а ліг би собі коло когось, наводив би на когось паси, може б мало що говорив, а проте більше б сказав, ніж в сьому недотепному листі» (5 декабря 1901 г.). «Хтось когось хотів би поцілувати і погладити, і багато чогось сказати…» (19 декабря 1901 г.). «І хтось когось любить і ніколи ні на кого не гнівається, і не гнівався, і не буде гніватись… когось цілує і гладить і так, і так… і ще так…». Стоит ли объяснять, что слишком много разновидностей поглаживаний для обычных подруг?

«Ніжні поцілунки не дуже личать двом тридцятирічним жінкам, — сделал вывод в статье «Либидо поэтессы» Юрий Ключ, — зате цілком логічні для двох закоханих лесбіянок: відомо ж бо, що вони особливу перевагу віддають дотику уст. «А тут ще нема з ким в позу втомлених коней стати, то вже й зовсім біда», — в цій фразі Леся, як можна гадати, прямо вказує на позу прихильниць одностатевого кохання».

Как известно, туберкулез резко повышает чувственность больного, заставляя стремиться к сексуальным наслаждениям. Умирающая от чахотки страстная любовница недаром была ходячим образом в популярных романах XIX — первой половины XX века от «Дамы с камелиями» Дюма-сына до «Трех товарищей» Ремарка.

Но иногда Леся писала еще и под влиянием наркотиков. Морфий был тогда распространенным обезболивающим препаратом, продававшимся в обычных аптеках. «Останніх три ночі можу спати при помочі брому і сульфазолу, — признается Леся Украинка подруге в одном из писем, — а перше без морфію і не думати».

Ее послания полны подобными жалобами с упоминанием различных наркотических препаратов: «Стан був настільки критичний, що я вже думала з журбою про морфій», «напад з нирками припинила опієм». Украинка?.. Наркоманка?.. Лесбиянка?.. Все не так просто, как в школьном учебнике.

«Ото тільки якби Заньковецька знала, хто такий Лесбос!» — написала Лариса-Леся матери 5 марта 1898 года из Ялты, узнав, что знаменитая актриса якобы согласилась играть в ее драме «Блакитна троянда» («Голубая роза»).

Марии Заньковецкой — возлюбленной одного из основателей профессионального украинского театра Николая Садовского — незачем было знакомиться с Лесбосом. У «хохлацкой королевы», как назвал эту пикантную даму Чехов, видевший ее однажды на сцене, хватало поклонников-мужчин. Зато Лариса Косач была глубоко просвещена в темном «лесбийском вопросе». Воистииу «передовая» женщина!

Однако в пьесе начинающей драматургини («Голубая роза» была первым театральным опусом Леси) Заньковецкая так и не сыграла — прима не любила провальных ролей. Вместо нее в сценическую авантюру впуталась другая актриса — Ратмирова. Растянутое представление не пользовалось успехом у зрителей.

Публика, зевая, уходила из зала — постановку «первой украинской психологической драмы» не спас даже образ врача психиатра, копающегося в развинченных мозгах главной героини.

Тогда Леся лично перевела свое творение на русский язык! Представляете, какая жертва? Но и это не помогло — попросту говоря, пьеска получилась нудненькой. Даже через десять лет «единственному мужчине» украинской литературы (письмо Леси Украинки к матери от 3 февраля 1908 г.

) оставалось только сетовать на неприкаянную судьбу «Голубой розы»: «Може б, хто її й поставив, якби вона була доступніша, все ж, може, вона не гірша від многих “новинок”».

Статья «Была ли Леся Украинка лесбиянкой?» вышла в субботу 13 сентября 1997 года.

А уже через несколько дней я узнал, что являюсь автором «чергового брудного пасквілю на одну з наших національних святинь (цього разу за об’єкт нападу обрано геніальну поетесу Лесю Українку)» («Літературна Україна», № 32 за 18 вересня 1997 p.

), «дрібним плюгавцем, що посягнув на святе» («Час-Time», № 37 за 18–24 вересня 1997р.) и производителем «підступної клубнички» («Сільські вісті», № 111 за 16 вересня 1997 р.). И это были, пожалуй, самые лестные эпитеты, которыми наградило меня украинское болото!

Аргументов у моих «критиков» не было. Поэтому единственное, что произвели их разгневанные мозги, вмещалось в короткую формулу обозревателя «Сельских вестей»: «Сперечатися з Бузиною безглуздо». Автор этой мысли, достойной страуса, даже не заметил, что фактически признал мою правоту. Спорить с Бузиной бессмысленно, ибо возразить ему… нечего.

Я, конечно же, понимал, почему все шишки посыпались именно на меня. Я не был первым. Но я был самым смелым. Статья в «Леле» называлась нейтрально — «Либидо поэтессы». Ее автор предпочел предусмотрительно скрыться под псевдонимом.

Соломия Павлычко была надежно защищена связями своего отца поэта-гимнописца Дмитрия Павлычко — великого воспевателя советской власти, вовремя переквалифицировавшегося, как и все «литукраинцы», в националиста. А я был просто, корреспондентом «Киевских Ведомостей».

осмелившимся поставить вопрос с прямотой ребенка: «Так была ваша Леся лесбиянкой или нет?» Правда, стоит учесть, что «Ведомости» являлись на тот момент самой тиражной газетой Украины — можно сказать, я отхлестал своих оппонентов по постным рожам сразу стотысячным тиражем! Что же странного, что они так взвыли, а потом перешли на лай?

Но, клянусь, не меньше скандальной славы меня интересовала истина. Что мог я поделать с любопытством и сомнениями, буквально сжигавшими мои внутренности? Вновь и вновь перечитывал я письма к Ольге Кобылянской, опубликованные в двенадцатитомном собрании сочинений Леси Украинки.

Как известно, в них она называет себя в третьем лице, полушифром: «Хтось біленький». И почти также именует Ольгу: «Хтось чорненький», словно бы опасаясь, что тайна их отношений будет раскрыта.

Некоторые места звучат более чем пикантно: «Хтось когось хотів би поцілувати, і погладити, і багато чогось сказати, і багато подивитися, і багато подумати», «хтось когось дуже жалує і любить, з охотою і сів би, і ліг би навколо когось, і розважив би ліпше, ніж ті духи (хтось на них ревнивий), духи не можуть любити, а хтось може і любить», «хтось дякує комусь за уважність і добрість і — не може описати рухів своїх рук», «хтось когось пасами гладить», «а тут ще нема з ким в позу втомлених коней стати, то вже й зовсім біда»…

«Письма эти отличались своеобразным стилем, — утверждал биограф Леси Украинки Анатоль Костенко, — в них вместо имен обоих писательниц фигурировали местоимения кто-то (хтось, хтосічок, когось), Ольга Кобылянская была кто-то черненький; Леся Украинка — кто-то беленький».

Читайте также:  Михаил жванецкий - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Я понял, что обязан увидеть подлинники этих писем. Оформление разрешения в Институте литературы заняло считанные минуты. Через полчаса я уже сидел в архиве в двух шагах от памятника Лесе Украинке.

Первое же послание к Ольге из Кимполунга (Буковина) от 6 июня 1901 года объяснило, почему Леся решила прибегнуть к полушифру. В нем она извиняется, что пишет обычное письмо в конверте, а не карточку, доходившую значительно быстрее, и просит, чтобы «хтось» часто писал именно карточки: «То буде чіча-ляля».

Следующее обращение от Ольги пришло уже на карточке — аналоге современной открытки, только без рисунка.

С лицевой стороны (там, где теперь размещают картинку) на ней писали адрес, а на обороте совершенно открыто текст — любой почтовый служащий прочтет! Ну, могли ли они писать напрямую в первом лице? Конечно, нет! Выигрывая в скорости, пылким дамам, решившим поиграть в лесбияночек, пришлось прибегнуть к намекам.

Необходимость пользоваться почтовыми карточками и определила «шпионский» стиль всей переписки. Замечу, что «особый», подчеркнуто нежный тон Леся допускала только по отношению к Ольге. И что все письма Ольги к себе она неизменно уничтожала.

Некоторые затруднения для интерпретации вызывало только слово «паси». До сих пор (и в примечаниях к изданному в 70-е годы двенадцатитомнику) считалось, что речь идет об особых магнетических движениях пальцев по системе Месмера — ими Ольга и Леся якобы успокаивали нервы друг другу. Так сказать, о невинной психотерапии.

Но в оригинале письма Леси из Сан-Ремо от 14 ноября 1902 года это слово употреблено явно в переносном смысле — в кавычках. Значит, речь шла совсем о другом танце рук — куда более интимном. Эту пляску действительно «невозможно описать». В собрании же сочинений кавычки почему-то исчезли.

Из скромности публикаторов, наверное…

Уже в феврале 2013 года, готовя зту книгу к публикации, я еще раз открыл советскую биографию Леси Украинки, написанную Анатолем Костенко для серии ЖЗЛ и перечитал ее. Конечно же, ее автор ВСЕ ЗНАЛ. Знал еще в далеком 1971 году, когда в СССР «секса не было» — тем более, лесбийского.

Стоит только прочитать одну его фразу, стыдливо спрятанную между залежей ничего не значащих дифирамбов покойной поэтессе: «Еще будучи в Берлине, Леся написала через Павлыка первое письмо Ольге Кобылянской, заочно предлагая знакомство.

Тотчас же получила быстрый и благосклонный ответ… Обе женщины, чье творчество составляло предмет восхищения современников, были влюблены друг в друга и эту взаимную любовь сохранили на всю жизнь, никогда не позволив не то что туче — даже тени омрачить свое чувство».

Итак, БЫЛИ ВЛЮБЛЕНЫ ДРУГ В ДРУГА. Яснее не скажешь. На этом и поставим точку в их сладких сюсюкающих отношениях. Пусть «хтосичка» любит свою «когосичку», раз уж им так надо для женского счастья.

Бузина О.А.

Источник: http://pravdorub-analitika.ru/ukrainka-lesbiyankoj/

Леся Украинка – биография украинской писательницы

Леся Украинка (Лариса Петровна Косач-Квитка 25 февраля 1871 — 19 июля 1913) — украинская писательница, переводчица, культурный деятель. Писала в самых разнообразных жанрах: поэзии, лирике, эпосе, драме, прозе, публицистике. Также работала в области фольклористики (220 народных мелодий записано с её голоса) и активно участвовала в украинском национальном движении.

Леся Украинка жила и творила вопреки смертельной болезни! Театр русской драмы в Киеве носит имя украинской писательницы и поэтессы Леси Украинки. И определенно не случайно то, что в нем играют на русском языке. Творчество и жизнь этой необычной женщины, несмотря на взятый ею «национальный» псевдоним, принадлежат миру, а не одной — пусть даже очень любимой — стране…

Лесю Украинку определенно можно сравнить с разносторонними гениями эпохи Возрождения. За какие-то 42 года она успела сделать столько, сколько другие не способны совершить за несколько жизней.

Влияние семьи

Лариса Петровна Косач (это настоящее имя писательницы) родилась в 1871 году на Украине. Семья была необычной. Мать, Ольга Петровна, была известным в стране литератором, автором книг для детей на украинском языке. Отец, юрист по специальности, всегда интересовался искусством и литературой. Родители увлекались всем национальным, украинским.

Любовь к культуре прежде всего имела глубоко этнографические корни. Ольга Петровна, к примеру, выпустила книгу об украинской вышивке. Впрочем, многие родственники будущей писательницы пребывали в конфликте с властями Российской империи: они желали отделения Украины от России…

В душе Леси (так звали девочку дома) атмосфера семьи сформировала страстную любовь к поэтичной природе Малороссии, к родному языку… Первое стихотворение под названием «Надежда» Леся написала в девятилетием возрасте. Поводом для его создания стала ссылка любимой тетушки в Сибирь за покушение на высокопоставленного полицейского.

Украину будущая писательница воспринимала как часть огромного мира, по которому ей пришлось много путешествовать. Да, путешествовала она немало. И, к несчастью, не от хорошей жизни.

В 1881 году после тяжелой простуды девочка заболела костным туберкулезом. Самым страшным оказалось то, что болезнь не сразу смогли диагностировать: Лесю мучили страшные боли непонятного происхождения в руке и ноге. Это продолжалось долго. Потом сделали операцию на руке.

Хирургическое вмешательство не остановило процесс, но сделало девочку инвалидом на всю жизнь, ограничив ее в движении. Для музыкального ребенка операция стала трагедией: Леся хорошо играла на фортепиано и мечтала о карьере исполнительницы. Но в то же время болезнь помогла ей остановить окончательный выбор на литературе.

И еще — в ее произведениях навсегда поселилась боль. В прозе и стихах Леси Украинки часто появляются образы неба, крыльев: ей хотелось улететь, оторваться от болезни, от физических мучений, которые сопровождали несчастную до самого конца жизни. Состоятельные родители ничего не жалели для лечения дочери.

Ее возили и на Запад, и на Восток, надеясь подобрать более подходящий для туберкулезницы климат. Но тщетно. За ремиссиями следовали новые обострения заболевания. Вот как Леся писала о своем предназначении в письме к матери: «…мне кажется, что мне предстоит какая-то великая битва, из которой выйду победителем или совсем не выйду.

Если у меня действительно есть талант, то он не погибнет — то не судьба, что погибает от туберкулеза или истерии! Пусть мешают мне сии бедствия, но зато кто знает, не куют ли они мне такого оружия, которого нет у других, здоровых людей…»

Под обаянием народовольцев

Мать была для нее одновременно другом и вечным оппонентом. Дело в том, что Ольга Петровна показывала всю властность своего характера именно Лесе — старшей дочери.

О материнском своенравии свидетельствует, например, такой факт: Косач-старшая запретила своим детям посещать гимназию — они получали образование у частных учителей. Ольга Петровна составляла программу самолично: позже у Леси оказалось много претензий к этой самой программе -образование она, по ее же мнению, получила не систематичное.

Тем не менее девочка с детства занималась дни и ночи: она практически самостоятельно овладела несколькими языками. Прочитала много книг — особый интерес вызывали у нее труды по античной истории. Мать не желала считать дочь больной, калекой, поэтому воспитывала ее вполне в духе народовольчества.

Леся не умела жаловаться на часто нестерпимые физические страдания; важным для нее было самопожертвование ради близких…

В 1893 году вышел сборник стихов «На крыльях песен», сразу сделавший Лесю знаменитой. Критиков поразили чистота и сила ее поэтического голоса.

В стихах Украинка прославляла красоту природы, силу жизни, свободу. Никому и в голову не могло прийти, что автор строк — инвалид, каждый день борющийся со смертью. Авторитаризма материнской натуры Леся Украинка хлебнула сполна, когда в ее жизни появился любимый мужчина.

«Ушел он без возврата…»

С членом РСДРП Сергеем Мержин-ским поэтесса познакомилась в 1897 году в Запорожье. Позже они встретились в Ялте — тогдашней Мекке всех туберкулезников. Да, он также был болен.

Красивый, образованный, утонченный Мержинский произвел на Лесю неизгладимое впечатление. И Сергею Константиновичу Украинка понравилась: как ни странно, болезнь делала ее только краше. Современники вспоминали поэтессу — худенькую, как девочку, женщину с вечным (туберкулезным) румянцем на щеках и огромными, горящими синими глазами. Всех она поражала также умом и самоиронией.

Влюбленные долго не могли признаться даже себе в том, что между ними возникло чувство. Каждый считал: с таким состоянием здоровья о любви нечего и помышлять.

Но, как обычно бывает, молодые люди не смогли ничего скрыть друг от друга.

Ольга Петровна не знала, куда деваться от ужаса: дочь, которая сама может умереть в любой момент, собирается связать свою жизнь с еще одним смертельно больным, еще и революционером! Теперь Леся должна была одновременно писать стихи, пьесы, рассказы, переводить произведения Гоголя, Гете, Шиллера на украинский язык — без литературы она не могла, — бесконечно доказывать матери свое право на любовь и, конечно, жить от встречи до встречи с Мержинским. Ольге Петровне пришлось уступить. Но теперь ее позиция по отношению к связи дочери с Сергеем уже не имела никакого значения. Мержинскому оставалось уже недолго. Леся заявила: она ни за что его не бросит. И сколько прекрасных стихов родила эта любовь! В январе 1901 года — в одну из страшных для Сергея ночей, когда его особенно мучило удушье, — Леся Украинка написала свою знаменитую драму «Одержимая», одно из лучших произведений о любви и самопожертвовании…

Сергей Константинович скончался в марте того же года. Любимая не отходила от него ни на шаг. После его смерти Украинка навсегда надела черные одежды. И написала стихи:

Уста твердят: ушел он без возврата.

Нет, не покинул, — верит сердце свято.

Ты слышишь, как струна звенит и плачет?

Она звенит, дрожит слезой горячей.

Чувство к Мержинскому родило еще один шедевр — «Лесную песню», историю трагической любви русалки к простому парню…

Верный друг

Шло время. В 36 лет Леся встретила новую любовь — фольклориста Климента Квитку. Это был тихий, скромный человек, безмерно ей преданный. Ольга Петровна и его приняла в штыки — считала, что он намерен связать жизнь не с ее дочерью, а с деньгами семьи. Он моложе Леси на девять лет-что могло его привлечь в туберкулезнице?! Но опять дочь отстояла свое решение!

После свадьбы Квитки отказались от материальной помощи родителей Украинки. Как они жили? Все заработки Климент отдавал на лечение жены. Часто приходилось продавать что-то из имущества. В ломбард не шли только главные ценности семьи — книги.

Лесю лечили в лучших европейских клиниках. Надеялись, что поможет ей сухой и жаркий климат Египта, но и он не помог. Но, как обычно случалось в жизни писательницы и поэтессы, общение с медиками шло своим чередом, а творчество — своим.

Климент Квитка увлек ее украинским фольклором, который он собирал много лет. Украинка знала с детства много народных песен — она пела их мужу.

Супруги путешествовали по миру, ища спасения от болезни. Их странствия закончились в августе 1913 года — Леся Украинка скончалась в мучениях в грузинском городе Сурами.

После ее смерти муж издал двухтомник «Мелодии с голоса Леси Украинки». Климент Квитка пережил Ларису Косач-Квитку на сорок лет.

http://secrets.in.ua/zabitie/42-obrechennaya-muza.html

Источник: http://she-win.ru/literatura/1104-lesya-ukrainka

Леся Украинка – писательница, ставшая символом Украины

Леся Украинка (настоящее имя Лариса Петровна Косач-Квитка) родилась 13 февраля (25 февраля) 1871 года в г. Новоград-Волынский (теперь Житомирская область). Умерла 19 июля (1 августа) 1913 года в поселке Сурами (Грузия). Величайшая украинская поэтесса, писательница, переводчица, деятель культуры.

Она родилась слабой и хрупкой, практически постоянно болела, умерла в возрасте 42 лет, став символом Украины, ее непокорности, самобытности, независимости, оказавшись в одном ряду с Тарасом Шевченко, Григорием Скороводой, Петром Могилою, Андреем Шептицким, Иваном Франко.

9 заслуг Леси Украинки перед народом Украины

1.

Благодаря ее творчеству украинская литература заняла одну из самых высоких позиций в мировой культуре, а про украинцев и Украину заговорили во всем мире, восхищаясь поразительными картинами жизни «этого великого, самобытного, гостеприимного и вместе с тем смелого, отважного народа, непокоренного теми бедами, которые пришлось пережить украинцам за свою долгую и славную историю».

Лесю Украинку знают во всем мире. Ее произведения переведены на множество языков. До сих пор не потеряли своей актуальности сборники стихотворений «На крыльях песен», «Думы и мечты», «Отзывы», сборники поэм «Старая сказка», «Одно слово», сборники драм «Боярыня», «Кассандра», «В катакомбах», «Лесная песня» и другие.

Читайте также:  Сергей беликов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

2. Леся Украинка резко раздвинула традиционные жанры украинской литературы. Из-под ее пера вышли блестящие произведения эпического характера, потрясающие драматические творения, яркие прозаические работы, в том числе публицистика. И это помимо поэзии.

В 19-летнем возрасте она самостоятельно составила для своих сестер учебник «Древняя история восточных народов» на украинском языке. Также она много переводила на украинский язык Н. Гоголя, А. Мицкевича, Г. Гейне, В. Гюго, Гомера и др.

Новые образы, привносимые в украинскую литературу писательницей, «приходили» из разных источников, что также было весьма необычным, и что позволило значительно расширить границы современной Украинке литературы.

Так, феноменально эрудированная девушка, знавшая множество языков в совершенстве, легко и совершенно естественным образом «поселяла» в Украине сюжеты из Древнего Египта («В доме работы»), древнееврейской истории («В плену», «На руинах»), периода раннего христианства («Руфин и Присцилла», «Адвокат Мартиан»), европейского Средневековья («Роберт Брюс», «Старая сказка») и др.

И это настолько было гармонично, что читателями воспринималась как нечто свое, родное, исконно знакомое, особенно когда романтические герои произведений Леси Украинки, как олицетворение мужества и силы украинского народа, боролись без компромиссов с пошлостью тирании и деспотизма власть имущих. Да, по жанровым законам романтизма, герои во многих случаях погибали, но это у писательницы было связано и с собственной концепцией необходимости жертв ради общей и полной победы.

Одна из лучших драм Леси Украинки «Одержимая» была посвящена возлюбленному, белорусу Сергею Мержинскому, и была написана у его смертного одра в Минске в 1901 году.

3. Основная тема творчества Леси Украинки – это национально-освободительная борьба украинского народа, уверенность в победе в этой борьбе.

При том в этой теме она выступила новатором, внедряя, помимо инновационных стилистических и жанровых приемов, новые образы борцов за волю, независимость, свободу Украины.

Все это отчетливо проявилось в ранних произведениях (поэма «Самсон», поэтический цикл «Слезы-перлы», «Невольничьи песни»), а высшего пика мастерства достигло в таких шедеврах, как «Триптих» и «Оргии».

4. Основными источниками творчества Леси Украинки стали ее собственные переживания. Благодаря им в украинской поэзии появились необыкновенно прекрасные по глубине лиричности, душевного драматизма и психологизма произведения – от раннего цикла «Звездное небо» до «Весна в Египте» и «Из подорожной книжки» (1910-1911 г.).

5. Кроме романтизма, Леся Украинка создала немало шедевров в иных литературных направлениях. Так,

  • декадентство характерно для «Голубой розы»;
  • реализм – для «Единственный сын», «Над морем», «Приязнь», эстетизм («поэзия чистой красоты») – для одного из самых гениальных произведений писательницы – драмы-феерии «Лесная песня».
  • 6. Леся Украинка одной из первых стала сочетать в своем творчестве лучшие традиции украинской литературы с достижениями современной европейской поэзии. И вместе с тем привносила собственные новаторские жанрово-стилистические методы и концептуальные идеи, обогатившие не только украинскую, но и европейскую литературу.

    7.

    Создавая драмы в стиле античности и Средневековья, писательница тем самым приобщала свой народ к сокровищам мировой культуры и вместе с тем показывала миру самобытность и уникальность украинцев. Она усовершенствовала формальные возможности украинской поэзии, развила эстетические концепции литературы, расширила жанровые и стилистические возможности поэзии, прозы, драматургии.

    8. Леся Украинка стала стала крупнейшим собирателем украинского фольклора, сохранив его для потомков, знала около 500 народных песен, написала работу по фольклористике «Купала на Волыни».

    Ее муж Климентий Квитка с ее голоса записал большой цикл народных песен. Кстати, они, Леся и Климентий, были первыми украинскими фольклористами, кто начал записывать народные украинские песни на фонограф.

    9. Леся Украинка перевела на украинский язык Гейне, Байрона, Гомера, Данте, Шекспира, поэзию Древнего Египта, гимны «Ригведы» и др.

    Творческое наследие Леси Украинки включает более 270 стихотворений, не считая поэм и стихотворных драматических произведений, полтора десятка рассказов, столько же статей, огромное количество переводов, множество собранных уникальных народных песен, сказок, преданий, легенд украинского народа.

    Интересные факты о Лесе Украинке

    Девочка родилась очень слабой и всегда выглядела хрупкой. В семье ее любовно звали Зеичкой (тоненькой былинкой).

    Практически всю жизнь болела. Не успев вылечиться от невыносимых болей в ноге, сделав удачную операцию в Берлине, писательница вновь переживала страшные муки. А в последние годы к туберкулезу прибавилась неизлечимая болезнь почек.

    В 4 года Лариса научилась читать.

    Первое свое стихотворение («Надежда») написала в возрасте 9 лет. Оно было посвящено тете Елене Антоновне Косач, сосланной в Сибирь за участие в покушении на шефа жандармов.

    В 13 лет издала 2 книги поэзии под псевдонимом «Леся Украинка», который предложила ее мать.

    В 14 лет Леся публикует два перевода повестей Гоголя и первую свою поэму «Русалка».

    Леся и ее старший брат Михаил, будущий украинский ученый-метеоролог и писатель (за неразлучность в семье их часто называли в шутку общим именем — Мишелосие), учились у частных учителей.

    Мать Леси вместе с детьми ходила по домам в селе и собирала разные песни и орнаменты в свою коллекцию.

    Первой учительницей музыки будущей великой писательницы стала тетя Саша, к которой Леся на всю жизнь сохранила чувство глубокой признательности.

    Леся имела феноменальные способности к языкам. Говорила о себе, что, видимо, нет такого звука, которого она не могла бы выговорить.

    Свободно разговаривала на украинском, русском, болгарском, польском, французском, немецком и итальянском языках, писала на украинском, русском, немецком и французском языках, переводила с древнегреческого, польского, английского, немецкого, итальянского и французского языков. Хорошо знала латынь, а в Египте начала изучать испанский язык.

    Полагают, что первой настоящей любовью Леси Украинки был белорус, революционер Сергей Мержинский. Познакомились они в Ялте в 1897 году, куда приехали на лечение (оба болели туберкулезом).

    Мержинский умер на руках Леси Украинки в Минске от туберкулеза легких. У его смертного ложа девушка написала поэму «Одержимая» – одну из сильнейших в ее творчестве. Она до конца своих дней любила белоруса, даже когда вышла замуж за бесконечно преданного ей Климентия Квитку.

    Спустя шесть лет после смерти Сергея Мержинского на чтениях литературно-артистического кружка Киевского университета писательница встречает своего будущего супруга – студента-первокурсника Климентия Квитку, музыковеда и неутомимого собирателя народных песен. Леся Украинка предложила ему записать от нее песни, которые она знала. Так они и познакомились, и между ними возникла глубокая взаимная привязанность.

    Мать Леси была категорически против связи дочери с новым другом. Она считала, что небогатый друг ее дочери вовсе не из-за любви «привязан» к обеспеченной Лесе. Но писательница, к изумлению матери, отказалась от родительских денег и ушла жить к Климентию. Вскоре они поженились.

    Вопреки предположениям матери Украинки, муж ее дочери, искренне любя свою супругу, продавал все свои вещи, чтобы обеспечить хорошее лечение Лесе у лучших докторов Европы. Однако болезнь продолжала прогрессировать…

    Среди других сердечных увлечений гения украинской литературы исследователи называют имя Нестора Гамбарашвили, студента Киевского университета, квартировавшего у Косачей. Она учила его французскому языку, он ее – грузинскому.

    А первой любовью Леси Украинки некоторые исследователи называют Максима Славинского – в будущем одного из руководителей Центральной Рады, посла Украинской Народной Республики в Праге, арестованного чекистами и умершего в тюремном заключении.

    Биография Леси Украинки

    Лариса Петровна Косач (Леся Украинка) родилась 13(25) февраля 1871 года в городе Новограде-Волынском в дворянской семье потомков украинской казацкой старшины.

    Отец будущего классика украинкой литературы Косач Петр Антонович (1841-1909) происходил из дворян Черниговской губернии. Был видным юристом, общественным деятелем, в 1901 году «за отличия» произведен в действительные статские советники. В 1897 году — предводитель дворянства Ковельского уезда. Помещик.

    Он очень любил литературу и живопись. В доме Косачей часто собирались писатели, художники и музыканты, устраивались вечера и домашние концерты.

    Мать Леси, Драгоманова-Косач Ольга Петровна, происходила из мелкопоместных дворян Полтавской губернии. Была известной писательницей, чьи произведения выходили под псевдонимом Олена Пчилка. Кроме того, принимала активное участие в женском движении, издавала альманах «Первый венок».

    Дядя (брат матери), Драгоманов Михаил Петрович, — потомственный дворянин, известный публицист, литературовед, фольклорист, общественный деятель, ученый — приват-доцент Киевского университета, профессор Софийского университета (Болгария). Долгое время жил за границей (во Франции и Болгарии), сотрудничал с Иваном Франко.

    Исследователи полагают, что не столько отец и мать повлияли на формирование взглядов талантливого ребенка, получение феноменального образования, развитие творческих способностей будущего классика украинской литературы, сколько ее дядя.

    Именно он в большей степени оказал влияние на мировоззрение племянницы и помог изучить множество иностранных языков, что, в свою очередь, дало возможность девушке «вживую» соприкоснуться с сокровищницей мировой литературы, читая гениальные творения в оригинале.

    В 1876 году, когда Ольга Косач вместе с Лесей и Михаилом отдыхали в селе Жаборица, девушка впервые услышала рассказы матери о мавке и познакомилась с украинским народным фольклором. С этого момента народные украинские предания, быт и культура, описываемые в легендах, сказках и мифах, стали одним из главных увлечений Украинки.

    https://www.youtube.com/watch?v=wlAq127TiSg

    В марте 1879 арестовывают Елену Антоновну Косач, тетю Леси, за участие в покушении на шефа жандармов Дрентельна. Позже ее высылают в Сибирь. Узнав об этом, Лариса пишет первое свое стихотворение «Надежда».

    6 (18) января 1881 года Леся сильно простудилась, что стало началом тяжелой болезни, продолжавшейся до конца ее дней.

    В этом же году Ольга Косач привозит детей в Киев для обучения у частных преподавателей. Михаил и Леся учатся по программе мужской гимназии. Леся берет уроки игры на фортепиано у жены Николая Лысенко Ольги О’Коннор.

    В начале мая 1882 года Косачи переезжают в село Колодяжное, что отныне и по 1897 год стало их постоянным местом жительства.

    Летом 1883 года у Леси диагностировали туберкулез костей. В октябре этого же года профессор А. Ринек оперировал левую руку, удалил кости, пораженные туберкулезом. Рука осталась искалеченной, поэтому о музыкальной карьере Лесе пришлось забыть, хоть такие мечты были.

    С 1884 года Леся активно пишет стихи на украинском языке («Ландыш», «Сафо», «Лето красное прошло» и др.) и публикует их во Львове в журнале «Зоря». Именно в этом году и появился псевдоним «Леся Украинка».

    Некоторое время Леся училась в художественной школе Николая Мурашко в Киеве. Сохранилась написанная ею масляными красками картина. В дальнейшем образование получала самостоятельно, в чем ей активно помогала мать.

    В 1891 году Украинка побывала в Галиции, а позже и в Буковине. Там познакомилась с И. Франко, М. Павликом, О. Кобылянской, В. Стефаником, А. Маковеем, Н. Кобринской и многими другими выдающимися творцами.

    В начале марта 1907 года Леся Украинка переезжает из Колодяжного в Киев, а в конце марта вместе с Климентием Квиткой совершает поездку в Крым, где посещает Севастополь, Алупку, Ялту.

    7 августа 1907 года Леся Украинка и Климентий Квитка официально оформили брак в церкви и поселились в Киеве. 21 августа они вместе отправляются в Крым, где Квитка получил должность в суде.

    В этот период писательница весьма активно работает. Она завершает драматическую поэму «Айша и Мохаммед», заканчивает поэму «Кассандра», работу над которой начала в 1903 году. Также в публикацию направляет завершенную поэму «На руинах». В сентябре было написано стихотворение «За горой зарницы», продолжена работа над произведениями «В пуще», «Руфин и Присцилла».

    В июне 1906 года Леся Украинка была избрана в правление киевской «Просвіти», где она занималась библиотекой. Однако царские жандармы отказали в открытии публичной библиотеки, а позже арестовали писательницу. После этого была закрыта и сама «Просвіта».

    После 1907 года из-за семейных обстоятельств и прогрессирующей болезни Украинка вынуждена жить в основном за границей, посвящая свободное время исключительно творчеству.

    Последние годы жизни Ларисы Косач-Квитки прошли на курортах Египта и Грузии. Вместе с мужем работает над собранием фольклора, активно пишет и обрабатывает собственные произведения.

    Так, на Кавказе за несколько дней пишет драму-феерию «Лесная песня», а в последний год жизни написала драматическую поэму «Оргия» и посвященный Ивану Франко лирико-эпический триптих: «Что даст нам силу?», «Орфеево чудо», «Про великана».

    Узнав о тяжелом состоянии Леси, в Грузию приехала ее мать, которой Леся диктовала наброски своей последней, не завершенной драмы «На берегах Александрии».

    Умерла Леся Украинка 19 июля (1 августа) 1913 года в Сурами, Грузия. Похоронена на Байковом кладбище в Киеве.

    Увековечивание памяти

    На Байковом кладбище в Киеве классику украинской литературы установлен памятник.

    Также памятники Лесе Украинке установлены в Торонто (Канада), Москве, Грузии (Телави), Баку, Балаклаве (Крым).

    Читайте также:  Barbra streisand - биография знаменитости, личная жизнь, дети

    Именем Леси Украинки названы: бульвар и площадь в Киеве, улицы в Москве, Луцке, Тбилиси, Минске, Львове, Одессе, Ровно, Харькове, Батуми, Бресте, Полтаве, Ялте, Симферополе, Евпатории, Севастополе, Иркутске, Сочи, Житомире, Черновцах, Сумах, Виннице, Ковеле, Черкассах, Горловке, Кременчуге, Гадяче, Мелитополе, Копейске, Припяти.

    В честь великой украинской писательницы также названы:

  • библиотека № 268 им. Л. Украинки в Москве;
  • Восточноевропейский национальный университет в Луцке;
  • Национальный академический театр русской драмы в Киеве;
  • музыкально-драматический театр в Днепродзержинске;
  • швейная фабрика в Черкассах.
  • Музеи Леси Украинки открыты в Киеве, Новограде-Волынском, Колодяжном (музей-усадьба Леси Украинки), в Ялте, Грузии.

    В честь Леси Украинки в Украине выпущены серебряная монета и банкнота с изображением писательницы номиналом 200 гривен.

    В честь Украинки выпущен ряд почтовых марок:

    В Украине присуждается литературная премия имени Леси Украинки – одна из самых престижных.

    Некоторые произведения Леси Украинки были экранизированы:

    1961 — «Лесная песня» (фильм, 1961);

    1976 — «Лесная песнь» (мультфильм);

    1981 — «Лесная песня. Мавка» (фильм);

    1986 — «Искушение Дон Жуана».

    Леся Украинка в социальных сетях

    Источник: http://heroes.profi-forex.org/ru/kosach-kvitka-larisa-petrivna-lesja-ukrayinka

    Мужчины Леси Украинки: секреты личной жизни великой женщины – Lifestyle 24

    Такой талантливая, уверенная, упрямая, умная, невероятно современная и прогрессивная… Такая уставшая, измученная физически и духовно, такая несчастная в любви.

    Леся Украинка – женщина, чье имя знают далеко за пределами Украины, гениальная писательница, переводчица, культурная деятельница.

    Ко дню ее рождения вспоминаем личную драму поэтессы, ее любимых мужчин и непростую жизнь.

    Свою первую любовь Лариса (настоящее имя Леси Украинки) встретила, когда ей было 15. Максиму Славинскому в то время было 18. Он был другом старшего брата поэтессы Михаила. Первая встреча состоялась в селе на Киевщине, где у родителей Ларисы было имение.

    Юная Леся Украинка

    На долгие годы плодотворной работы объединили Ларису и Максима поэзии Генриха Гейне. Девушка явно питала к коллеге романтические чувства, об этом свидетельствуют ее письма брату.

    Славинский в более зрелом возрасте

    В 1892 году чувства вспыхнули с новой силой. Между ними разгорелся настоящий роман. Почему со временем отношения перешли в дружбу – исследователи не знают. Известно, что мать писательницы Олена Пчилка недолюбливала Максима. Однако это вряд ли стало причиной разрыва, ведь Лариса была очень упрямой девушкой.

    Максиму посвящено немало интимной лирики Леси Украинки. Известно, что после разрыва отношений они продолжали общаться. Нет никаких упоминаний о неуважительных высказываниях ни со стороны Украинки, ни Славинского.

    Когда Лесе Украинке исполнилось 24 года, ее новым увлечением стал Нестор Гамбарашвили. Нестор снимал комнату в доме семьи поэтессы. Она давала ему уроки французского языка, а он учил ее грузинскому. Лесю восхищал Нестор и его народ.

    Их отношения были более чем дружескими. Об этом говорят биографы писательницы. А также об этом говорила сестра Леси Ольга.

    Леся была близка с молодым грузином

    Гамбарашвили разбил сердце известной украинки. Когда она уехала лечиться в Ялту, он женился на богатой девушке. Об этом Леся узнала не от него лично, а из письма матери. Среагировала поэтесса удивительно иронично: “Попался, жучку, в барскую ручку!”

    Однако, Леся долго и тяжело переживала предательство. Она отправила Нестору десятки писем, которые он оставил без ответа. Вероятно, потому что просто нечего было ответить. Ведь, когда в 1958 году попал на могилу бывшей возлюбленной, то искренне плакал.

    Исследователи биографии Леси Украинки уверяют, что самую большую любовь своей жизни она встретила во время лечения в Ялте. В 1897 году она знакомится с революционером из Минска Сергеем Мержинским, который в Ялте лечил туберкулез легких.

    Сердце Мержинского принадлежало другой, хотя у них с Лесей был пылкий роман

    Познакомилась будущая пара благодаря связям Леси Украинки с крымской социал-демократической организацией. Сергей был очень умным и эрудированным человеком. Образование он получил в Киеве, работал над переводами, увлекался театром, был общественным деятелем.

    В Крыму пара поднималась на Ай-Петри. Их отношения начали развиваться.

    Однако его болезнь прогрессировала … Родители девушки были не в восторге от ее отношений. Ведь она сама всю жизнь боролось с болезнью, а тут еще один немощный человек. Леся ездила к Сергею в Минск. Они планировали поехать на лечение в Швейцарию.

    В течение 1901 Леся Украинка 4 раза ездила к Мержинскому. Здесь стало известно, что любовь Леси безответная. Сергей любил другую женщину. В это время писательница написала свою гениальную “Одержимую”. Однако она не оставила его, Мержинский умер на руках Леси Украинки.

    Леся возле умирающего любимого

    Леся ужасно пережила смерть любимого. От стресса и переутомления ее собственная болезнь начала прогрессировать. К тому же, ухаживая за больным Мержинским, она заболела еще и туберкулезом.

    Чтобы жить дальше, нужен был снова постельный режим, серьезное лечение. С тех пор писательница жила в санаториях в Карпатах, в Сан-Ремо. Две зимы провела на Кавказе. Затем снова была Ялта.

    А дальше были Кутаиси и Берлин.

    В возрасте 36 лет, за 6 лет до смерти, Леся Украинка таки выходит замуж. Ее официальным мужем становится музыковед Климент Квитка, давний друг.

    Пара прожила вместе 6 лет

    Климент был на 9 лет моложе Леси. В 1907 году она уехала в Крым, чтобы лечить его от чахотки. Знакомы они были давно. Когда Климент был первокурсником, Леся выступала в Киевском университете. Уже тогда он собирал народные песни, и она предложила ему записать ее песни. Так и завязалось знакомство.

    В Крыму они и поженились, без родни и торжеств, приглашены были только свидетели. Биографы считают, что страсти между парой не было. Леся опекала Климента, называла его Клёня или Квиточка. Исследователи жизни Украинки убеждены, что между ними была скорее глубокая дружба, доверие, забота.

    Клёня был юристом, ему приходилось содержать своих родных. Поэтому Леся старалась не обременять мужа финансово. Отец продал имение, записанное на Лесю, и отдал им деньги. Но из-за постоянных лечений этого надолго не хватило. Мама Леси Олена Пчилка вообще подозревала, что Климент повелся на родственные деньги.

    Однако семейная жизнь Леси продлилась недолго. В 1913 она умерла на горном курорте Сурами (вблизи Боржоми). Рядом были муж и мама. К слову, после смерти Леси Олена Пчилка постоянно общалась с Квиткой, даже просила о помощи.

    Квитка после смерти Леси надолго остался один. В свои 33 он считал себя уже старым. Но прожил еще 40 лет. Аж в 65 лет он снова женился. Его новой избраннице было всего 25 лет. Пианистка Галина Кащеева, как и Леся, умерла в 42 года. До последних дней Квитка ревновал Лесю к Мержинскому.

    Некоторые исследователи приписывают Лесе Украинке роман с Ольгой Кобылянской. Свои догадки они строят на переписке, где женщины обращаются друг к другу ласковыми словами. Мотивы однополой любви они находят и в драме “Голубая роза” (в первой редакции название “Ночные бабочки”).

    Две великие писательницы

    Однако большинство биографов уверены, что этих женщин связывала только тесная дружба и поддержка.

    Таким была личная жизнь великой писательницы. Ее любовь, разочарования, переживания имели большое влияние на творчество. На, несомненно, гениальное творчество.

    powered by lun.uaЕсли Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

    Источник: https://24tv.ua/ru/muzhchiny_lesi_ukrainki_sekrety_lichnoj_zhizni_velikoj_zhenshhiny_n930515

    Українка Леся – Біографія

    Лариса Петрівна Косач (літературний псевдонім —Леся Українка) народилася 25 лютого 1871 року у Новограді-Волинському. Мати її — письменниця Олена Пчілка, батько — юрист. Батьки багато уваги приділяли гуманітарній освіті дітей, розвивали інтерес до літератури, вивчення мов, перекладацької роботи.

    Серед близького оточення майбутньої поетеси були відомі культурні діячі: Михайло Драгоманов (її дядько по матері), М. Старицький, М. Лисенко. Все це сприяло ранньому входженню Лесі в літературу. В дев’ять років вона вже писала вірші, у тринадцять почала друкуватись.

    У 1884 році у Львові в журналі «Зоря» було опубліковано два вірші («Конвалія» і «Сафо»), під якими вперше з’явилось ім’я — Леся Українка.

    Дитячі роки поетеси минали на Поліссі. Взимку Косачі жили в Луцьку, а літом — у селі Колодяжне. В юнацькі роки Леся починає хворіти на туберкульоз, з яким вона боролась усе життя. Хвороба спричинила до того, що дівчинка не ходила до школи, однак завдяки матері, а також М.

      Драгоманову, який мав великий вплив на духовний розвиток Лесі Українки, вона дістала глибоку і різнобічну освіту. Письменниця знала більше десяти мов, вітчизняну і світову літературу, історію, філософію.

    Так, наприклад, у 19 років вона написала для своєї сестри підручник «Стародавня історія східних народів».

    У 1879 році було заарештовано і вислано до Сибіру тітку Лесі Олену Косач, яка належала до київського гуртка «бунтарів», там же, в Карійській тюрмі, загинула мати її найближчої товаришки — Марія Ковалевська. Враження тих літ виявилися такими сильними й пам’ятними, що пізніше ожили у віршах «Віче», «Мати-невільниця», «Забуті слова», «Епілог».

    На початку 1893 року у Львові виходить перша збірка поезій Лесі Українки — «На крилах пісень». Серед вміщених у збірці творів виділяється вірш «Contra spem spero», що сприймається як кредо молодої письменниці, декларація її незнищенного оптимізму. Та особливо гостро, як заклик і гасло, прозвучали у тогочасній суспільній атмосфері «Досвітні огні».

    Початок роботи Лесі Українки над прозовими жанрами пов’язаний з діяльністю гуртка київської літературної молоді «Плеяда». Тут готували видання для народу з історії, географії, перекладали твори російських та зарубіжних письменників; гуртківці писали і власні твори, які оцінювались на конкурсах. Так були написані і деякі оповідання Лесі Українки.

    У 1894 – 1895 роках Леся Українка перебувала в Болгарії у Драгоманова. У Болгарії була написана переважна частина циклу політичної лірики «Невільничі пісні». Нове явище в її творчості — сатира, спрямована проти українського буржуазного націоналізму та клерикалізму.

    З 1893 року вона перебуває під таємним наглядом, підтримує тісні зв’язки з особами, які були на засланні.

    1899 року у Львові виходить друга збірка поезій — «Думи і мрії». Ця збірка засвідчила безсумнівний злет творчості молодої поетеси.

    Пише статті для російського журналу “Жизнь”.

    Після смерті її близького друга С.   Мержинського, в одну з найстрашніших ночей у стані невимовної туги створила вона драматичну поему «Одержима» (1901 р.). Пережита особиста драма позначилась на загостренні хвороби легень, і Леся Українка їде на Буковину, далі — Гуцульщину рятувати підірване здоров’я.

    Міцніють зв’язки Лесі Українки з соціал-демократичним рухом. З групою товаришів вона займається розповсюдженням соціалістичної і марксистської літератури, перекладом праць теоретиків соціалізму, виданням цих творів за кордоном і транспортуванням у Росію.

    Феномен таланту Лесі Українки полягав у тому, що вона одночасно плідно працювала в різних літературних жанрах.

    Особливе місце у творчій біографії Лесі Українки займає фольклор. Починаючи з дитячих вражень (поема в народному дусі «Русалка») і кінчаючи останньою казкою «Про велета», він органічно входить у поетичний світ письменниці.

    Через хворобу Лесі Українці доводилось багато їздити по світу. Вона лікувалася в Криму і на Кавказі, у Німеччині і Швейцарії, в Італії та Єгипті.

    І хоча чужина завжди викликала в неї тугу за рідним краєм, але й збагачувала новими враженнями, знанням життя інших народів, зміцнювала й поглиблювала інтернаціональні мотиви її творчості. Так, у циклі «Весна в Єгипті» (1910 р.

    ), Леся Українка знайомить українського читача з цим краєм, його природою, людьми.

    У 1904 році в Києві вийшло ще одне видання поетичних творів Лесі Українки (вибране) під заголовком «На крилах пісень».

    1905 рік не був несподіваним для Лесі Українки. Драматичні поеми «Осіння казка» і «В катакомбах», датовані 1905 роком, були безпосереднім відгуком на революційні події.

    Після поразки революції Леся Українка звертається до соціальної і політичної сатири, співробітничає в журналі «Шершень».

    В останнє десятиліття у творчості Лесі Українки переважає драматургія. За порівняно короткий час було написано понад двадцять драматичних творів, які відкрили нову сторінку в історії театральної культури.

    Визначним досягненням драматургії Лесі Українки є її «Камінний господар». Це одна з найцікавіших версій легенди про Дон Жуана, до образу якого зверталося багато великих художників. Звернення до образу Дон Жуана мало і конкретні причини.

    Останні роки Леся Українка жила в Грузії та Єгипті. Невблаганно прогресувала хвороба. Перемагаючи тяжкі страждання, вона знаходила силу працювати. На Кавказі вона все частіше згадувала волинське дитинство, перед нею поставали картини задумливої поліської краси. Так виникла «Лісова пісня», яка була написана за кілька днів тяжкохворою поетесою.

    Леся Українка померла 1 серпня 1913 року в грузинському містечку Сурамі. Тіло її перевезли до Києва і поховали на Байковому кладовищі.

    Источник: http://ukrlit.org/ukrainka_lesia

    Ссылка на основную публикацию