Мадлен олбрайт — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Олбрайт, Мадлен

(род. в 1934 г.) американский государственный деятель

Вероятно, самым поразительным событием конца 1996 года было назначение Мадлен Олбрайт (урожденной Кор-бель) госсекретарем США. Хотя она и является профессиональным дипломатом, тем не менее назначение женщины, да к тому же еще и чешки по происхождению, на этот пост было достаточно необычным даже для США.

Дело в том, что все предыдущие 63 госсекретаря, начиная с Томаса Джефферсона, были мужчинами. Кроме того, Олбрайт по Конституции являлась четвертым лицом в стране после президента и в принципе могла стать его преемником.

Кажется, сама судьба готовила Мадлен Олбрайт высокий пост в правительстве. Ее отец, Иозеф Корбель, был одним из советников президента Чехословацкой республики Яна Масарика, а позже работал послом в Белграде.

Но после Мюнхенского сговора, эмиграции чешского правительства и захвата страны фашистами Корбель с семьей тоже эмигрирует. Они возвращаются обратно в 1945 году, но в 1948 году вновь уезжают, теперь уже из коммунистической Чехословакии.

На сей раз разлука с родиной продолжалась у Мадлен пятьдесят лет.

Когда она приехала в США, ей было 11 лет. Впоследствии ей удалось получить прекрасное образование в лучших американских колледжах. После окончания учебы и получения звания профессора Колумбийского университета Мадлен Олбрайт работала в центре Вудро Вильсона, а затем в Центре по стратегическим международным исследованиям. Любопытно, что в то время ее руководителем был Генри Киссинджер.

Мадлен Олбрайт является не только высококлассным специалистом-политологом. Она достаточно давно известна и в политическом мире — как советник сенатора Роберта Маски и губернатора Майкла Дукакиса, которые в разное время баллотировались на пост президента США, но проиграли выборы.

В 1992 году Мадлен Олбрайт стала представителем США в ООН. На этом посту она зарекомендовала себя как твердый и достаточно неуступчивый дипломат. После жестких заявлений во время войны в Персидском заливе журналисты даже иронически прозвали ее «железная леди» (по аналогии с Маргарет Тэтчер).

Но все единодушно признали и то, что Мадлен Олбрайт — великолепный оратор и прекрасная полемистка. Особенно ярко эти ее качества проявлялись во время пресс-конференций и телевизионных дискуссий, в которых она любит участвовать.

Журналисты с удовольствием коллекционировали ее так называемые «приколы».

Когда представитель Ирака в ООН назвал ее «женщиной-змеей», Олбрайт не растерялась и на следующий день пришла на заседание с брошью в форме змеи.

Возможно, поэтому, в отличие от Уоррена Кристофера, которого Мадлен Олбрайт сменила на посту госсекретаря США, во время европейских визитов ее сопровождало столько журналистов, что пришлось даже ограничить их число введением системы пулов (когда один журналист представляет не одно, а несколько изданий).

После краха коммунистического режима в Чехословакии, Мадлен Олбрайт стала первым политическим советником нового правительства. И тем не менее после ее работы в Праге президент Чехии Вацлав Гавел сказал о ней журналистам: «Она выдающийся друг Чехии, но стопроцентная американка».

Во время государственного визита президента Клинтона в Прагу, Мадлен Олбрайт сопровождала его в поездке не только как официальное лицо, но и как человек, хорошо знающий страну. Так, она водила Клинтона и его супругу Хилари по Праге так, будто у нее и не было почти полувековой разлуки с родиной.

Общению Мадлен Олбрайт с журналистами помогало также прекрасное знание языков: она свободно говорит на французском, польском, чешском и русском. Вообще Олбрайт считают не теоретиком, а практиком. Этим качеством она выгодно отличалась от своего предшественника Уоррена Кристофера, прозванного журналистами «расплывчатым».

Уже во время первой официальной поездки в Европу предельно конкретный и четкий подход Мадлен Олбрайт позволил продвинуться в достаточно щекотливом клубке проблем, связанных с расширением НАТО. Даже в переговорах с российским министром Евгением Примаковым, который обычно придерживался позиции «ни да, ни нет», она смогла достичь конкретных результатов.

Семейная жизнь Мадлен Олбрайт складывалась, пожалуй, чисто по-американски. В 1958 году она вышла замуж за владельца газетного концерна Джозефа Олбрайта. Вскоре у них родились три дочери. Однако в 1982 году муж неожиданно оставил семью ради другой женщины, и Мадлен пришлось одной завершать образование и воспитание троих детей.

Конечно, ответственная работа в администрации Клинтона не давала Мадлен Олбрайт возможности уделять много времени детям и внукам. Но теперь эта работа осталась в прошлом. Характерно, что и в новой американской администрации на высоком посту помощника президента по национальной безопасности находится женщина — Кондолиза Райс.

Источник: http://biografiivsem.ru/olbrayt-madlen

Трагическая тайна Мадлен Олбрайт

В 1997 году в «The Washington Post» была опубликована статья Майкла Доббса, в которой рассказывалось о том, что Мадлен Олбрайт, семья которой эмигрировала в Штаты из Чехословакии, получила католическое воспитание, хотя по происхождению была еврейкой. В недавно вышедшей в свет биографии Олбрайт, занимавшей пост госсекретаря Соединенных Штатов, рассказывается, каким образом она приняла свое еврейское происхождение

В деле Йозефа Кербела (Josef Koerbel), хранящемся в архиве чешского министерства иностранных дел, фигурируют несколько документов, в которых и сам Йозеф, и вся его семья записаны как «неверующие» (по-чешски «bez vyznani»). Однако подтверждений его еврейского происхождения достаточно. Главным среди них, пожалуй, можно назвать свидетельство о рождении, выданное в городе Замберк, в котором Йозеф записан как «еврей и законнорожденный».

Документ был выдан в марте 1941 года, когда фашисты, оккупировавшие территорию Чехословакии, требовали от чиновников-евреев предоставить им списки всех рожденных и исповедовавших иудейскую религию.

Кроме того, среди документов из архива находится письмо, датированное октябрем 1938 года и подписанное министром обороны Чехословакии; в письме встречается следующая фраза: «Доктор Кербел и его супруга — евреи┘».

В тот момент правительство Праги испытывало сильное давление и пыталось убрать иудеев со всех значимых постов в государственных учреждениях, и министр потребовал отозвать Йозефа Кербела из Белграда.

Рассказ самой Олбрайт о том, как она узнала о своем иудейском происхождении, выглядит несколько туманным и расплывчатым.

По ее словам, в ноябре 1996 года она получила письмо (но за четыре месяца до этого у нее уже было дело ее отца из архива министерства иностранных дел Чехословакии), впервые заставившее ее серьезно задуматься о своем происхождении.

В это же самое время Олбрайт сообщила о полученном ею письме следователям из Белого Дома, занимавшимся сбором информации относительно прошлого Мадлен, кандидатура которой выдвигалась на пост госсекретаря США. Но никто на смог точно установить, где именно находится упомянутое письмо, и кто именно является его автором.

Хотя, вполне очевидно, что документы из архива чешского МИДа должны были дать Мадлен Олбрайт гораздо больше доказательств ее еврейского происхождения, чем какое-то простое письмо, отправленное человеком, пожелавшим остаться неизвестным.

И, тем не менее, в январе 1999 года Олбрайт сообщила, что вопрос до сих пор «полностью не исследован┘». «Открыв первый раз папку с документами, я натолкнулась на целую стопку счетов, — говорила бывший госсекретарь.

— Возможно, просматривая в тот момент бумаги, я не уделила им достаточно внимания».

Мадлен Олбрайт посчитала нужным откреститься от своего еврейского происхождения как минимум один раз; хотя, по ее словам, в тот момент все уже «стало ясно». 18 декабря она присутствовала на прощальном банкете, устроенном в честь генерального секретаря ООН Бутроса-Гали (Butros-Gali).

По словам теперь уже бывшего секретаря ООН, в организации, которую он возглавлял, еврейское происхождение Мадлен ни для кого секретом не было, хотя Бутрос-Гали и говорил, что не помнил, откуда ему стало известно об этом факте.

(Представитель Израиля в Организации Объединенных Наций — Гэд Якоби (Gad Yacobi) — тоже заявил, что о еврейском происхождении Олбрайт ему известно приблизительно с 1994 года).

Прежде Бутрос-Гали в разговоре с представительницей Соединенных Штатов в ООН (на эту должность Олбрайт назначил Билл Клинтон) никогда не затрагивал этой темы.

Но в тот момент все было иначе: Бутрос-Гали оставлял свой пост, внешней политикой Вашингтона начинала заниматься уже новая команда, а в прессе все чаще появлялись неприятные статьи, в которых говорилось, что администрация Соединенных Штатов «целиком находится в руках евреев».

Бутрос-Гали вспоминает, что в разговоре с Олбрайт он перечислил новые назначения, проведенные Клинтоном. Новый советник президента США по национальной безопасности — Сэмуэль Бергер (Samuel Berger) — еврей.

Новый глава министерства обороны — Уильям Коэн (William Cohen) — сам евреем не был, но евреем был его отец, и министр носил еврейскую фамилию. «А, затем идете, конечно же, Вы, — сказал Бутрос-Гали, не отдавая себе отчета в том, что делает неверный шаг.

— Этот момент может Вам немного помешать в решении вопросов внешней политики Соединенных Штатов».

«Я — не еврейка», — категорично ответила Мадлен и объяснила, что ее воспитали в католической вере.

Сначала — дочери

Олбрайт, возможно и признает, что между нею и Бутросом-Гали состоялась беседа, подобная описанной выше, но, тем не менее, утверждает, что у нее не было ни малейшего желания вступать в дискуссию о своем происхождении с покидавшим свой пост секретарем ООН. По словам Олбрайт, на тот момент она не обсудила эту тему даже с дочерьми. «Мои отношения с Бутросом не были настолько близкими, чтобы именно ему первому я рассказала о своих еврейских корнях».

Когда Бутрос-Гали познакомился с Мадлен, в арабской прессе все чаще стали появляться комментарии относительно ее еврейских корней. Подобные высказывания раздавались настолько часто и были столь упорными, что американские журналисты даже провели собственное расследование в госдепартаменте США.

11 декабря слухи добрались уже до первой полосы «Los Angeles Times», но были опровергнуты пресс-секретарем госдепартамента. Пять дней спустя «Associated Press» сделало достоянием общества следующую новость: «По улицам арабского мира гуляют слухи, что Мадлен Олбрайт — еврейка».

При этом не говорилось о том, что назначенная президентом Клинтоном на должность госсекретаря Олбрайт была воспитана в католической вере.

Утверждение Мадлен, что ей необходимо время для проведения собственного расследования касательно корней своей семьи, было неправдой.

Пожелай она действительно найти подтверждения либо опровержения слухам, всплывшим на свет осенью 1996 года, ей было бы достаточно сделать всего лишь несколько телефонных звонков.

Многие могли бы рассказать ей всю правду, в том числе и двоюродные братья и сестры, живущие сегодня в Праге и Лондоне. Но Мадлен не стала обращаться к ним.

Оказалось довольно легко доказать, что Мадлен Олбрайт была не совсем откровенна, говоря о своем еврейском происхождении, но гораздо сложнее точно назвать момент, когда она начала подозревать, что в истории семьи, рассказанной ей родителями, что-то не совпадало.

Разумеется, первая подобная возможность появилась у нее, когда семья вернулась из Лондона домой в Прагу и столкнулась с трагическими известиями о смерти нескольких родственников.

Вместе с Кербелами в их пражской квартире жили 17-летняя двоюродная сестра Мадлен — Даша, родители и сестра которой погибли в одном из фашистских концлагерей.

Кроме того, в этой же квартире в течение трех месяцев, вплоть до самого отъезда семьи в Белград, жил и Петр Новак (Petr Novak), переживший ужас Освенцима и массовые уничтожения евреев. Петр, до войны бывший прекрасным виолончелистом, приходился двоюродным братом матери Мадлен — Мандуле (Mandula).

Скрыть правду

Вне всякого сомнения, о трагедии, затронувшей всю семью, в той пражской квартире говорили много, но точно также легко себе предстваить, что разговоры велись лишь между взрослыми и 17-летней Дашей. Мадлен в 1945 году было всего лишь восемь лет, а остальные дети семьи Кербелов были еще младше. Родители Мадлен пытались создать для своих детей нормальную жизнь, насколько это было возможно.

Даша рассказывала, что она никогда не говорила при Мадлен о поисках своих родителей или других детях: «Об этом не следовало знать восьмилетней девочке».

Хотя Кербелам было и нелегко скрыть от своих детей всю правду, но все же принятое ими решение не было настолько необычным.

Двоюродные брат и сестра Мадлен — Джордж (George) и Алена (Alena) — жившие в Великобритании также на протяжении долгих лет хранили в строжайшем секрете тот факт, что семья пострадала во время холокоста.

Вспоминая отношения в семье, Мадлен удивлялась способности родителей создавать в обстановке царившего хаоса «ощущение спокойствия и надежности». «Полагаю, что изоляция нас от всего происходившего вне дома, была их большим достижением.

Все свои силы они сконцентрировали на своих детях, пытаясь создать для них жизнь, которая хотя бы частично казалась нормальной».

Олбрайт рассказывала, что лишь один раз в детстве у нее появилось ощущение, что происходит что-то плохое: во время коммунистического переворота 1948 года в Праге, когда родители вместе со всей семьей приехали за ней в швейцарский интернат и сказали, что больше никогда не вернутся в Чехословакию.

Еще более вероятным кажется, что Мадлен Олбрайт узнала о подспудной истории своих родителей, когда в юности начала серьезно изучать историю современной Чехословакии.

Темой ее дипломной работы по окончанию учебы в Уэлси стала деятельность лидера социал-демократов Чехословакии Зденека Фирлингера (Zdenek Fierlinger), помогавшего коммунистам прийти в 1948 году к власти.

В ходе расследования Мадлен вступала в контакт с бывшими чешскими правительственными чиновниками, проживавшими в то время в Лондоне и прекрасно знавшими о происхождении семьи Кербел.

Был в жизни Мадлен Олбрайт и еще один момент, когда она могла что-то узнать о трагедии, затронувшей ее семью в годы войны: в 1967 года Мадлен в первый раз вернулась на родину после коммунистического переворота 1948 года. Находясь в Праге, Олбрайт встречалась с Петром Новаком, поддерживавшим связь с семьей ее родителей. Кто, как не он, переживший ужас Освенцима и Терезина, мог рассказать Мадлен историю семьи со всеми подробностями.

Чтобы согласиться с утверждениями Мадлен, что ей ничего неизвестно о том, каким образом ее семью коснулся холокост второй мировой войны, приходится предположить, что Новак либо не посчитал нужным рассказать ей об этом, либо намеренно скрыл правду. (Сам Новак умер от рака желудка в 1968 году, так что нет никакой возможности узнать, о чем они беседовали во время той встречи).

Воспоминания Мадлен о встрече с Новаком кажутся несколько расплывчатыми, хотя ее подруга — Марсия Бурик (Marcia Burick) — ездившая вместе с ней в Чехословакию рассказывает, что та была крайне взволнована состоявшейся беседой.

Мадлен рассказала Марсии, что Новак был «другом», семью которого отправили в концлагеря за то, что они скрывали у себя дома Кербелов, когда в марте 1939 года город заняли фашисты.

Олбрайт утверждает, что ничего не знала о связях своих родителей с Петром до тех пор, пока в 1994 году не приехала вместе с президентом Клинтоном в Прагу, где встретилась с неким человеком, назвавшимся незаконнорожденным сыном Петра Новака.

«Между нами завязалась странная беседа, — вспоминает бывший госсекретарь США, — и он сказал мне: «Петр Новак был Вашим родственником»». (Выше говорилось, что Петр был двоюродным братом матери Мадлен).

Родственные связи

Человека, с которым в Праге разговаривала Мадлен, зовут Владимир Дитмар (Vladimir Ditmar), он был одним из ближайших помощников президента Гавела (Havel).

Олбрайт видела его среди окружения чешского президента не один раз: впервые это произошло в 1990 году, во время первого визита Вацлава Гавела в Соединенные Штаты в качестве только что избранного президента Чехословакии. Но лишь в 1994 году Дитмар подошел к Мадлен и начал тот странный разговор о возможных родственных связях между ними.

Вокруг была «толпа людей», и в такой обстановке поддерживать разговор оказалось довольно сложно. Согласно независимому генеалогическому расследованию, проведенному в Праге, было установлено, что Владимир родился от внебрачной связи Петра Новака и Микаэлы Нешваталь (Michaela Nechvatal), дочери известного чешского поэта.

(Позднее Микаэла стала женой человека по фамилии Дитмар, усыновившего его сына). Владимир Дитмар отказывается раскрывать содержание своей беседы с Мадлен Олбрайт, ссылаясь на то, что это исключительно «частное» дело семьи.

Читайте также:  Полина пахомова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Таким образом, по словам самой Мадлен Олбрайт, именно тогда в 1994 году она узнала, что связана родственными узами с человеком, потерявшим всю свою семью в концлагерях фашистов.

Подозрения о том, что хотя бы ее родственники по матери были евреями, могли у нее появиться еще в 1967 году, когда сама Мадлен описывала своим друзьям Новака как настоящего «сиониста», участвовавшего в манифестациях в поддержку израильтян во время войны «Шести дней».

Тем не менее, бывший госсекретарь Соединенных Штатов, ссылаясь на различные обстоятельства, заявила, что не смогла установить какой бы то ни было связи между известными ей фактами.

«Когда я соберусь написать книгу, то объясню, что не смогла составить из деталей единое целое, и, что сейчас, по прошествии некоторого времени, все кажется ясным, но иногда некоторые моменты в жизни ускользают от нас.

От меня ускользнул именно этот».

Похоже, что в конце шестидесятых и в начале сороковых годов родители Мадлен не пытались замкнуться в себе, когда речь заходила об их еврейском происхождении.

Не то, чтобы они постоянно говорили об этом, но они и не скрывали своих корней, как делали это в первые годы своей жизни в Соединенных Штатах.

Их иудейство стало приемлемой темой для разговора, особенно в кругу близких друзей переживших подобные испытания.

Родители Мадлен Олбрайт изначально избегали общества таких же, как они чехов-эмигрантов еврейского происхождения, но позднее вновь стали видеться с ними.

Одним из самых ярким примеров этому может послужить дружба Йозефа с Отто Каудерсом (Otto Kauders) — набожным иудеем. Йозеф и Мандула уговорили Отто и его жену Риту переехать из Буэнос-Айреса в Денвер, чтобы вместе провести «золотые годы» их жизни.

Готовность семьи Кербелов помочь своим друзьям-чехам, исповедовавшим иудаизм, вызвало в Денвере всевозможные слухи.

Мандула попросила своего соседа Джека Ньюмана-Кларка (Jack Newman-Clark) помочь ей с оформлением документов Отто и Риты для получения социального страхования. Ньюман-Кларк сделал все, что смог, но этот эпизод врезался ему в память. Позднее он говорил своей жене: «Смотри, как все происходит у евреев: они всегда помогают друг другу».

Возобновление прежних дружеских отношений указывает на то, что ни Йозеф, ни Мандула вовсе не собирались скрывать свое еврейское происхождение.

Алена Кербел — двоюродная сестра Мадлен, живущая в Великобритании, сказала, что ее мать вновь стала встречаться со своими друзьями-евреями, как только всем стала известна тайна происхождения их семьи.

Хотя Мадлен довольно редко встречалась с Отто и Ритой, так как к тому времени уже жила в Вашингтоне, она знала о них все. Когда была опубликована моя статья (упоминавшаяся выше статья в «The Washington Post»), Олбрайт позвонила поздно вечером в Денвер Рите и попросила предоставить еще больше информации о ее семье(┘).

Трагедия холокоста

И теперь, понимая, что Мадлен принадлежит к тому поколению, что предпочло скрывать трагедию, принесенную холокостом в ее семью, чем говорить о ней открыто, все становится гораздо яснее.

Понятно, почему она избегала любых контактов со своей двоюродной сестрой Дашей, почему не отвечала на настойчивые письма их Чехословакии, почему не захотела распознать в многочисленных намеках своих еврейских корней и почему так тщательно оберегала своих дочерей.

На самом деле (и именно в этом и заключается трагедия всей ее жизни) Мадлен принадлежит к переходному поколению. Одним из самых страшных наследий холокоста становятся проявления его влияния в жизни последующих поколений, приобретающие новые совершенно неожиданные формы.

Мадлен постоянно ощущала на себе давление со стороны родителей, возлагавших на нее огромные надежды, особенно это касалось отношения Йозефа к своей дочери. Подобное поведение весьма типично для детей, родители которых пережили холокост: Мадлен росла с ощущением, что родители спасли ее от кого-то кошмара.

Именно поэтому она боготворила их и с такой горечью воспринимала любую критику в их адрес. Подобно своим родителям, пережив холокост, она стала жертвой этой трагедии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/untitled/20021203/165751.html

Милошевич и Хусейн стали главной «головной болью» Мадлен Олбрайт

Мадлен Олбрайт подняла на совершенно новый уровень образ успешной женщины. Безукоризненная бизнес-вумен, яркий политический деятель, и в то же время заботливая мать троих дочерей. Кажется, что у этой сильной женщины есть все, о чем только можно мечтать. Сама госпожа Олбрайт со свойственной ее годам философской тоской назидательно отвечает: «В жизни можно иметь все. Но не все сразу».

Мужество и твердый характер Мадлен Олбрайт, который до сих пор служит примером американским дипломатам, закалялся в трудные годы Второй мировой войны. Мария Яна Корбелова — настоящее имя Олбрайт — родилась в 1937 году в Праге в семье дипломата Йозефа Корбелова. Во время войны родители увезли маленькую Мадлен в Великобританию.

«Мы жили в очень маленькой квартирке, — вспоминает Олбрайт в книге «Пражская зима». Это был период, когда Лондон бомбили во время блицкрига.

Ночью мы всегда шли в подвал, где было бомбоубежище, и мой отец всегда говорил, что, если бы бомба упала на  дом, мы бы все равно погибли, потому что в подвале были всякие трубы с горячей водой и еще с газом».

Когда война закончилась, семья Корбелова вернулась в Чехословакию, постепенно их жизнь вернулась в нормальное русло: Йозеф Корбелов вернулся на дипломатическую службу, Мадлен продолжила обучение в школе.

Уже в начальных классах учителя отмечали удивительную любознательность девочки, которая всегда было мало стандартных ответов на вопрос, а важно было получить убедительное пояснение.

Кроме того, маленькая Мадлен отличалась склонностью к изучению иностранных языков, которые давались ей без особого труда. В школе она освоила французский и английский, а позднее русский и польский.

Мадлен было 11 лет, когда к власти в Чехословакии пришли коммунисты. И ее отец принял решение эмигрировать с семьей в США. В 1959 году она со степенью бакалавра закончила Колледж Уэлсли по специальности политология, а затем и факультет международных отношений престижного Колумбийского  университета.

  В это же время она выходит замуж за журналиста «Денвер Пост» Джозефа Олбрайта. Но целеустремленная и амбициозная Олбрайт была вовсе не готова стать типичной домохозяйкой. Она продолжила учебу и поступила на философский факультет. Параллельно началась и политическая деятельность Олбрайт в Демократической партии.

Мадлен не занимала руководящие посты, но к ее мнению и ценным советам  всегда прислушивались. Сенатор Эдмунд Маски назначил Олбрайт на должность своего личного помощника по правовым вопросам. Она была постоянным членом команды кандидатов в президенты от Демократической партии.

В 1978 году Мадлен назначили членом Совета национальной безопасности при президенте Джимми Картере. Однако в 1981 году Белый дом на 12 лет переходит в руки республиканцев. И в успешном взлеты карьеры Мадлен наступила продолжительная пауза. В эти годы Олбрайт активно занимается научной и преподавательской деятельностью.

Особое внимание она уделяла изучению внешней политики стран Восточной Европы и СССР. Кроме этого Мадлен стала руководителем программы «Женщины во внешней политике».

Казалось бы все в жизни Олбрайт складывается удачно: благополучная семья (у нее с Джозефом к тому моменту были три замечательные дочери), престижная работа, уважение однопартийцев и перспективная позиция в партии. Поэтому особенно тяжелым ударом для непоколебимой Олбрайт стало расставание с мужем.

Погрузившись в политику и науку, она и не замечала, как трещала по швам семейная жизнь, пока однажды утром Джозеф, собираясь на работу, не сказал: «Я смертельно устал от тебя, к тому же я люблю другую».

Но как бы ни было больно, у Мадлен просто не было права раскисать: ей предстояло заново, в одиночку выстроить свою жизнь, воспитать трех дочерей.

Трудности и невзгоды личной жизни лишь еще больше закалили характер Олбрайт, а политическая карьера стремительно пошла в гору. В 1992 году она стала советником Билла Клинтона. После победы на президентских выборах Клинтон назначил ее на пост постоянного представителя США в ООН. А пять лет спустя предложил пост Госсекретаря.

«Пол-Вашингтона было в шоке», — напишет позднее в своих мемуарах Олбрайт. Впрочем, удержать Вашингтон в состоянии шока ей удалось на протяжении четырех лет. Ее жесткости и бескомпромиссности побаивались даже коллеги в администрации президента.

«Если в Белом доме и есть женщина, то это точно не Олбрайт», — говорили недоброжелатели и завистники, которых у такой яркой личности было не мало. Действительно, в вопросах внешней политики Олбрайт принимала решения, на которые смог бы решиться не каждый мужчина.

Она активно продвигала программу расширение НАТО на восток — присоединение к блоку Польши, Венгрии и Чехии. Олбрайт сохраняла неизменно жесткую позицию в отношении Слободана Милошевича и Саддама Хусейна, которые, безусловно, стали  главной «головной болью» Олбрайт во время ее пребывания на посту госсекретаря.

«Мужество и твердость Мадлен, первой женщины, занявшей высший дипломатический пост в США, помогли принести мир на Балканы и проложить путь для прогресса в самых  нестабильных частях мира, — так отозвался о достижениях Олбрайт Барак Обама. — Мадлен привнесла уникальную точку зрения в свою работу».

Впрочем, американцам Олбрайт запомнилась не столько «уникальной точкой зрения», сколько деталями и нюансами, которыми она обогатила образ американского дипломата. Простым американкам она запомнится своим изысканным вкусом в подборе аксессуаров. Из коллекции брошей Олбрайт создали отдельную выставку. Олбрайт придала и новое значение игре в бридж.

Карточная забава стала восприниматься как удобный случай обсудить злободневные темы, особенно в вопросах прав женщин. Ее компаньонками по игре были такие видные женщины, как Барбара Стрейзанд и Хиллари Клинтон.

Не говоря уже о кулуарной теме: скрытые от журналистов беседы в курилках и дамских комнатах стали поводом для многих исторических анекдотов, о которых Олбрайт не преминула упомянуть в своих книгах.

Впрочем мадам госсекретарь уже давно очень далеко от внешнеполитических баталий. Вскоре после отставки Олбрайт целиком и полностью погрузилась в философское осмысление политики. Результатом многолетних трудов стала книга «Могущество и всемогущий: Бог и религия в американской внешней политике», а также несколько книг-мемуаров.

Она возглавляет совет директоров Национального демократического института международных отношений, читает лекции в разных странах мира и укрепляет научные связи между университетами США и Чехии. Но как и раньше, Мадлен Олбрайт остается ярким примером для миллионов женщин. Примером того, как одна сильная женщина может достичь всего, что захочет.

Только не всего сразу.

Источник: https://rg.ru/2012/07/27/olbrait-site.html

Мадлен Олбрайт — первый секретарь планеты

Мария Яна Корбелова родилась 15 мая 1937 года в Праге. Прозвище Мадленка, сократившееся потом до более привычной нам Мадлен, девочке дала бабушка. В стране было неспокойно: в воздухе витала угроза войны.

Йозеф Корбел, отец Мадлен, понимал, что в случае вторжения немецких войск с ним церемониться не будут — чешский патриот, да к тому же еврей по происхождению не мог рассчитывать на снисхождение нацистов.

Подписание Мюнхенского соглашения стало последней каплей, и в 1939 году семья бежала в Лондон.

По воспоминаниям родных, в детстве Мадленка была невероятно упряма. Если ей чего-то хотелось, отговаривать ее было бесполезно. Единственным человеком, который имел на нее влияние, был Йозеф, которого она боготворила.

«Чтобы понять меня, нужно понять моего отца», — написала потом Олбрайт в своих мемуарах.

С возрастом упрямство не исчезло, а лишь трансформировалось в непоколебимую уверенность в себе и своих действиях, которую с восхищением констатировали соратники и с негодованием — противники.

После окончания Второй мировой войны Корбелы вернулись на родину, но вскоре Йозефа назначили послом в Югославии, и родные вместе с ним переехали в Белград.

Опасаясь коммунистического влияния на дочь, Корбел нанял для Мадленки частную гувернантку, а когда девочка немного подросла, отправил ее в швейцарский пансион.

Чешский вариант ее имени казался ее соученицам слишком странным, поэтому она решила переделать его на более привычный французский манер — Мадлен. По ее просьбе соответствующие изменения были внесены в ее документы.

В школе девочка впервые продемонстрировала потрясающие способности к языкам: к моменту выпуска ее французский был безукоризненным. Впоследствии Мадлен выучила также английский, русский, польский и сербохорватский.

Несмотря на ее крайне высокий уровень интеллекта и превосходную память, учителя недолюбливали юную чешку: критический ум научил ее не принимать ничего на веру, и она изматывала преподавателей требованиями подкрепить любое свое утверждение логическими выкладками.

Мадлен охотно ввязывалась в дискуссии и споры и почти всегда выходила из них победительницей. Эта закалка пригодилась ей в будущем, когда многочисленные критики нападали на политику США, осуществляемую под ее руководством.

Спустя годы Мадлен и сама подшучивала над собственным решительным характером, называя своим кумиром Зену, королеву воинов.

Дипломаты уверяли: о настроении госсекретаря США красноречиво говорят ее… броши. На снимке 2006 года госпожа Олбрайт украсила свой жакет голубкой — намекает на свое мирное настроение или это все же боевой стриж?

«Я устал и люблю другую»

В 1948-м к власти в Чехословакии пришли коммунисты. Сытые по горло антикоммунистической деятельностью своего бывшего посла, они заочно осудили его и приговорили к смертной казни. И Корбелы эмигрировали в США.

Прибыв туда, они поселились в Нью-Йорке и попросили у властей политическое убежище. Неугомонный Йозеф немедленно нашел себе работу в университете и даже создал собственный институт международных исследований.

Кстати, Кондолиза Райс, вторая после его дочери женщина на посту госсекретаря США, была одной из студенток Корбела.

В 1957-м Мадлен получила американское гражданство, а в 1959-м выпустилась из института, защитив диплом по специальности «политология». В этом же году она вышла замуж за журналиста Джозефа Медилла Паттерсона Олбрайта, с которым познакомилась во время стажировки в газете The Denver Post.

Брак был заключен по любви, и первые несколько лет пара была вполне счастлива. В 1960-м они вернулись в Нью-Йорк, где у Мадлен родились дочери-двойняшки, Энн и Элис. Девочки появились на свет на шесть недель раньше срока, и Олбрайт была вынуждена надолго остаться в больнице.

Бездействие утомляло ее больше, чем самая тяжелая работа, и, чтобы как-то себя занять, она начала учить русский язык и освоила его всего за восемь недель!

Полученные знания помогли ей впоследствии поступить на соответствующий факультет. Ее второй диплом был посвящен советскому дипломатическому корпусу, а диссертация — роли журналистов в событиях Пражской весны.

Злые языки утверждали: если в Белом доме и есть женщина, то это не Олбрайт.

В 1969-м школа старших дочерей Мадлен (к тому времени у нее была еще младшая, Кэтрин, родившаяся в 1967-м году) оказалась под угрозой закрытия из-за проблем с финансированием. Олбрайт провела кампанию по сбору средств, которая оказалась невероятно успешной.

Впечатленное ее способностями руководство учебного заведения рекомендовало Мадлен в комитет образования, где и началась ее головокружительная политическая карьера. Муж был не очень доволен этими переменами, а его консервативная семья — и того меньше.

«Я считала и считаю, что у женщин должна быть возможность принимать свои собственные решения, основанные на их собственных жизненных обстоятельствах, а всем, кто с ними не согласен, не следует лезть не в свое дело!» — говорила решительная молодая активистка всем сомневающимся.

Совмещая работу с исследованиями в области свободы слова, она накапливала все больше знаний в своей области и постепенно становилась незаменимым специалистом и идеальным источником знаний для чиновников высшего эшелона. Мадлен работала так много, что Джозеф не выдержал.

Однажды после ее возвращения из командировки он объявил жене: «Я очень устал и вдобавок люблю другую». Олбрайт приняла новость стоически. «Я всегда знала, что свидетельство о браке — это не дарственная на человека», — скажет потом она. Супруги мирно разъехались, а Мадлен теперь уже без остатка погрузилась в построение карьеры, поручив трех дочерей заботам лучших воспитателей.

Читайте также:  Джулиан макмэхон - биография знаменитости, личная жизнь, дети

«Я не могла бы так подняться, если бы была замужем»

По американским политическим меркам события развивались стремительно. В 1972 году Мадлен вошла в команду сенатора Эдмунда Маски, в 1978-м ее назначили членом национального совета по безопасности. После поражения демократов в начале 80-х она некоторое время преподавала в Джорджтаунском университете политику СССР.

В 1992 году Билл Клинтон воцарился в Белом доме и почти сразу предложил старинной знакомой представлять страну в ООН.

За время ее работы в этой организации был создан Международный трибунал по военным преступлениям в бывшей Югославии, начаты бомбардировки сербских позиций в Боснии и осуществлены миротворческие миссии в Руанде и Сомали — все это при самом активном участии госпожи представителя.

После нескольких лет успешной работы на благо своей страны в 1997 году Мадлен Олбрайт стала первой женщиной государственным секретарем США.

На период ее работы пришелся один из самых тяжелых этапов в истории страны, но она ни разу не дрогнула, так что вскоре злые языки стали поговаривать, что если в Белом доме и есть женщина, это точно не Мадлен.

Сама она рассматривала свое назначение как заслуженный результат многолетних усилий и… компенсацию за жертвы, которые ей пришлось принести. «Я никогда не смогла бы так подняться, если бы все еще была замужем», — спокойно констатировала несгибаемая госпожа секретарь. Сторонница жесткого курса, Олбрайт снискала славу безжалостного и решительного политика, но ее дальновидность не раз спасала администрацию от роковых ошибок. Тем не менее ее чересчур бескомпромиссная манера решать проблемы военной силой раздражала многих, в том числе Колина Пауэлла, которому Мадлен как-то снисходительно попеняла: «Зачем нам все эти войска, Колин, если мы не собираемся их использовать?»

После окончания пребывания Мадлен Олбрайт на посту государственного секретаря ходили слухи, что она может включиться в президентскую гонку в Чехии, но вместо этого она основала консалтинговую фирму, к услугам которой прибегали многие компании, даже такие, как Coca-Cola.

Несмотря на почтенный возраст, госпожа секретарь по‑прежнему регулярно ходит в спортзал, чтобы поддерживать себя в форме. Но любимое увлечение одной из самых влиятельных женщин мира — бридж. И после отставки у нее наконец-то появилось время, чтобы наиграться вдоволь.

Мария Бурова
ФОТО: CORBIS/FOTO SA (3). FOTOBANK.RU. REX FEATURES/FOTOBANK.RU. LEGION-MEDIA

Источник: https://www.cosmo.ru/stars/krupnim-planom/madlen-olbrayt-pervyy-sekretar-planety/

Мадлен Олбрайт об ошибках, брошках и Путине

Мадлен Олбрайт стала первой женщиной, занявшей пост госсекретаря США в администрации президента Билла Клинтона. С тех пор она внимательно следит за международной ситуацией и поддерживает семью Клинтонов. На этот раз – Хиллари, которая претендует на самый высокий пост в стране.

Мадлен Олбрайт согласилась на интервью euronews после выступления на глобальном форуме по безопасности в Братиславе.

Изабель Кумар, euronews: “Раз уж мы на форуме по безопасности, то предлагаю и начать с тех вопросов, которые тут больше всего обсуждаются. Сейчас мир борется с многочисленными кризисами, ухудшилась ли ситуация с тех пор, когда вы были госсекретарём США?”

Мадлен Олбрайт: “Да, я думаю, что сейчас ситуация намного хуже, чем во времена моей работы в 90-ых. Тогда были воодушевление и надежда, это был конец Холодной войны, тогда мы смотрели, как Европа становится частью НАТО и Европейского Союза, тогда было чувство, что ООН может оказывать серьёзное влияние на происходящее… Да, это было время подъёма и надежд.”

euronews: “Я напомню нашим зрителям, что вы были беженкой и покинули Чехословакию, когда она была оккупирована нацистами. Сейчас, когда мы наблюдаем за волной популизма по всей Европе, вы слышите отголоски из вашего детства?”

Мадлен Олбрайт: “Я думаю, что ситуация сейчас другая, но популизм и национализм очень опасны. Главная проблема в том, что они основываются на ненависти к кому-то. Одно дело гордиться тем, кто ты есть и совсем другое – решить, что люди, которые живут за соседней дверью, ничего не значат.”

euronews: “Одна из проблем роста популизма, которому Европа изо всех сил пытается противостоять, – миграционный кризис. Вы, как человек, имеющий опыт переселения, согласны с европейской “математикой” – мы депортируем одного сирийца и тут же открываем дверь другому?”

Мадлен Олбрайт: “С точки зрения математики, звучит очень хорошо. На деле же важно как эти вопросы решаются, как относятся к этим людям и, в первую очередь, важна причина – почему они вынуждены покинуть свою страну. Ведь, на самом деле, люди хотят жить в той стране, где родились.

Важно и то, каким образом людей, которые решили вернуться домой, меняют на тех, кого готовы принять в Европе. Мне кажется, это создаёт очень субъективную картину, в которой трудно разобраться.

Я была в статусе беженца фактически дважды – первый раз во время Второй мировой войны с моими родителями, когда нацисты оккупировали Чехословакию, а затем в США когда коммунисты пришли ко власти в Чехословакии. Поэтому для меня самый главный вопрос – как обращаются с беженцами. Это очень важно.

Когда мы приехали в США, то люди нам говорили: “Нам так жаль, что в вашей стране установлен жестокий режим”, “Как вам помочь?”, “Мы рады вам здесь”, “Когда вы станете нашим гражданином?” Сейчас беженцам такого, в основном, не говорят.”

Биография Мадлен Олбрайт

  • Мадлен Олбрайт стала госсекретарём США в 1997 году
  • Она стала первой женщиной-политиком, занявшей пост главы американской дипломатии
  • Мадлен Олбрайт родилась в Чехословакии в 1937 году
  • Она была вынуждена жить в Англии с родителями после оккупации Чехословакии нацистами в 1939 году

euronews: “И как вы оцениваете нынешний ответ Европы?”

Мадлен Олбрайт: “Очень тяжело дать однозначный ответ, но я считаю, что Соединённые Штаты должны делать больше. И очень тяжело давать советы, если мы сами не принимаем большое количество людей.

Но я бы хотела – возможно, это прозвучит для некоторых необычно – чтобы люди воспринимали беженцев как вклад в наше общество.

Мне кажется, если относиться к беженцам, как к собакам, и не видеть в них людей, а затем селить их всех вместе, то это подрывает принцип многонациональности, который должен быть отличительной чертой XXI века.”

euronews: “Если мы снова вернёмся немного в прошлое, вы активно искали варианты выхода из кризиса на Балканах не только в качестве госсекретаря, но и на должности постоянного представителя США при ООН.

Вы наблюдали за судебными процессами, которые потом начались. Ожидалось, что суд поможет прийти к примирению. Но многие утверждают, что в результате справедливость не восторжествовала.

Что пошло не так?”

Мадлен Олбрайт: “Я думаю, что суды действовали довольно хорошо. Тот факт, что Радован Караджич, один из основных участников этого процесса, был, в конце концов, приговорён – уже очень большое дело. Ведь целью суда было определить личную ответственность, а не коллективную. И в этом, на самом деле, может быть путь к примирению.”

euronews: “Но этого примирения сейчас нет…”

Мадлен Олбрайт: “В некотором роде есть, но мы, конечно, ожидали большего. Дело в том, что мы хотим, чтобы всё решалось очень быстро. Но ведь есть вопросы, решение которых занимает довольно много времени.

Многим людям очень тяжело понять некоторые решения, например, Дейтонское соглашение. Этот документ был лучшим вариантом на фоне событий, которые тогда происходили.

Однако такие соглашения должны обновляться, их необходимо пересматривать.”

euronews: “То есть, эти соглашения не пригодны для текущего момента?”

Мадлен Олбрайт: “Возможно, документы не отвечают требованиям, и, в целом, мне кажется, что многоступенчатая система государственного управления в Боснии и Герцеговине, а также возможность разного трактования полномочий руководства Республики Сербской, только усугубили проблему.

В то же время, достаточно любопытно, что некоторые представители власти Сербии готовы по-новому взглянуть на проблему, не в последнюю очередь благодаря обещаниям перспективы членства в ЕС. Но я не собираюсь одобрять все процессы, что там происходят.

Например, в Косове остаются серьезные противоречия между этническими сербами и косовскими албанцами.”

euronews: “Вы вспоминали Радована Караджича. Некоторые недовольны, что его приговорили лишь к 40 годам заключения, считая, что надо было дать больше. А вы согласны с приговором?”

Источник: https://ru.euronews.com/2016/04/28/madeleine-albright-us-needs-to-be-more-involved-in-syria

Книга 100 знаменитых женщин. Содержание — ОЛБРАЙТ МАДЛЕН

Однажды герцога Эдинбургского во время визита в США не очень тактично спросили, когда принц Чарльз наследует трон.

Герцог ответил в том же духе: «Вы спрашиваете, когда королева Елизавета предполагает умереть?» Ему возразили: «Ну почему умереть? Она ведь может уйти на пенсию?» На такой нелепый вопрос один из членов парламента от консервативной партии заметил: «Мы обезглавливали монархов, свергали их, но никогда не отправляли на пенсию».

Полное имя – Мадлен Кербел Олбрайт

(род. в 1937 г.)

Первая в истории Соединенных Штатов Америки женщина-госсекретарь.

В начале 1998 г. она должна была посетить Хельсинки и очень боялась встретиться там со своим бывшим мужем. В тот момент Джо работал в Москве обозревателем, и Мадлен предполагала, что он будет освещать ее визит. Тогда кто-то из друзей сказал: «Что ты волнуешься?! В конце концов, кто стал госсекретарем США – он или ты?»

В детстве мадам Олбрайт звали Мадленка Кербелова. Она родилась в Праге 15 мая 1937 г. в семье чешского дипломата Йозефа Кербела. Дважды ее родители были вынуждены бежать из Чехословакии.

В первый раз – в Лондон, когда нацисты захватили страну в 1938 г., а потом в Соединенные Штаты, когда коммунисты пришли к власти 10 лет спустя.

Частые переезды имели свои плюсы: с тех пор Мадлен в совершенстве владеет чешским, английским и французским языками.

В Штатах отец отдал ее в Кентскую школу для девочек, самую лучшую частную школу в Колорадо. Но не потому, что семья была хорошо обеспечена и могла себе это позволить. Просто за хорошую учебу Мадленка удостоилась именной стипендии. По воспоминаниям одноклассниц, в ней не было ничего особенного – она отлично училась и славилась прилежанием. И всегда знала, чего хочет в жизни.

С Джо Олбрайтом Мадлен познакомилась летом 1957 г., после окончания второго курса престижного женского колледжа Уэлсли. Поначалу ему не на что было надеяться.

Девушка, которая у него на глазах сменила одного блистательного поклонника на другого, относилась к Джо по-приятельски. Ее не особо интересовало, кто он, из какой семьи.

А ее мать, не подозревавшая, что новый ухажер богат, настаивала, чтобы дочка не разрешала ему за себя платить. Так что в ресторане студенты платили каждый за себя.

Джо обожал свою подружку и даже дипломную работу снабдил посвящением: «Мадлен, с которой…» В том же году он сделал девушке предложение.

Тут и выяснилось, что парень из богатой семьи – его дед по материнской линии был газетным магнатом. До самого своего развода Олбрайт говорила подружкам, что она, как Золушка, вышла замуж за принца.

Родители Джо разделяли это мнение: предстоящий брак казался им мезальянсом.

Свадьба состоялась в июне 1959 г., через три дня после вручения выпускницам Уэлсли дипломов. Вскоре в семье родились близнецы, Энн и Элис. Девочки появились на свет недоношенными и нуждались в искусственной вентиляции легких.

Они были так слабы, что матери в первое время даже не разрешали к ним прикасаться. Простого «женского счастья» ей было мало.

Бездеятельность ее угнетала: «Я читала, смотрела “мыльные оперы”, кормила малышек, ходила с ними гулять и думала: “Я должна что-то делать! Иначе я просто сойду с ума”».

Чтобы чем-то себя занять, она поступила на курсы русского языка, который давно мечтала выучить. В 1966 г. Олбрайт снова забеременела. Беременность проходила с осложнениями. К тому же когда Мадлен была на первых месяцах, старшие дочки перенесли корь. Несмотря на инъекции гамма-глобулина, ребенок родился мертвым. Утешение пришло только в 1967 г., когда родилась младшая дочь, Кэтрин.

Тогда же Мадлен окончила аспирантуру и получила степень магистра политологии за работу «Советская дипломатия: профиль элиты». Она продолжала работать над докторской диссертацией, в полной уверенности, «что у женщины должен быть выбор», очевидно, имея в виду выбор между семейными проблемами и карьерой.

Карьера Олбрайт началась с того, что она вошла в попечительский совет школы, где учились ее двойняшки. Энергичная и образованная, она особенно преуспела в поисках спонсоров.

Один из друзей дома, пораженный работоспособностью Мадлен, пригласил ее добровольной помощницей для кампании по сбору средств в поддержку Эдмунда Маски – сенатор решил в 1972 г. баллотироваться в президенты. Маски суждено было остаться на посту сенатора от штата Мэн, президентом он так и не стал.

Зато через три года он пригласил Олбрайт в свою команду главным юридическим советником по внешней и оборонной политике.

Мадлен хорошо ладила с коллегами, большинство из которых составляли мужчины. Она не пыталась с ними соревноваться, а скорее была готова уступать. Вела себя очень по-женски, от души смеялась их шуткам, всегда была веселой и дружелюбной, сразу располагала к себе.

Когда в 1976 г. президентом США стал демократ Джимми Картер, ее пригласили на работу в Белый дом.

Дело в том, что советником по национальной безопасности был назначен Збигнев Бжезинский, преподаватель Колумбийского университета, у которого в свое время училась Мадлен.

Едва получив назначение, Бжезинский тут же предложил своей бывшей студентке, которую очень ценил, должность референта по связям с конгрессом.

В январе 1982 г. ей пришлось провести некоторое время в психиатрической клинике – так Мадлен отреагировала на то, что муж ушел из дома. При разводе ей досталась значительная часть фамильного состояния Олбрайтов, дом в пригороде Вашингтона, а также ферма в штате Вирджиния.

Знакомые поговаривали, что, дескать, Джо всегда был бабником и еще в студенческие годы заглядывался на ее подружек. Но большинство сошлось на том, что он разочаровался в браке: когда у него дела шли неважно, Мадлен, не обращая на это внимания, принялась делать собственную карьеру.

А не каждый муж согласится терпеть, когда его жена допоздна засиживается на работе.

Эту же версию выбрала для себя и Мадлен. Свою обиду на мужа она и не пыталась скрыть. И часто говорила друзьям, что Джо завидовал ее успеху, не мог смириться с тем, что живет рядом с сильной женщиной. Впрочем, друзья семьи были уверены: вплоть до назначения представителем США при ООН она готова была бросить все, если бы муж согласился вернуться. Но ей пришлось выбрать карьеру.

После развода Олбрайт всерьез задумалась о будущем. Наука, с ее точки зрения, была надежнее, чем политика, и она выбрала преподавательскую работу.

Тем более что она уже защитила докторскую диссертацию, была научным сотрудником в вашингтонском Международном центре поддержки ученых Вудро Вильсона и писала работу о роли прессы в становлении движения «Солидарность» в Польше, одновременно изучая польский язык. В 1983 г.

она стала преподавателем сравнительной политологии на факультете дипломатической службы при Джорджтаунском университете.

Вскоре у Мадлен появился друг – Барри Картер, преподаватель юридического факультета, в прошлом влиятельный правительственный чиновник. Он всерьез взялся ухаживать за ней и подружился с ее дочками.

Ради Картера она начала бороться с собственной полнотой и плавать в бассейне. Счастье длилось недолго: Барри хотелось иметь собственных детей, а Мадлен не была к этому готова.

Но теперь госпожа Олбрайт хорошо знала, как бороться с сердечными недугами, – трудотерапия и на этот раз не подвела.

Вскоре она возглавила Центр национальной политики и привлекла в правление организации толстосумов, которые принесли с собой деньги. Ее связи невероятно расширились. И в 1988 г.

Майкл Дукакис, кандидат в президенты от Демократической партии, предложил Олбрайт стать его основным советником по международным делам.

Однажды, чтобы подготовить Дукакиса к теледебатам, в Вашингтон пригласили губернатора штата Арканзас Билла Клинтона, с которым у Мадлен установились дружеские отношения.

Читайте также:  Виталий кличко - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Источник: https://www.booklot.ru/genre/dokumentalnaya-literatura/biografii-i-memuaryi/book/100-znamenityih-jenschin/content/3035466-olbrayt-madlen/

Трагическая тайна Мадлен Олбрайт

В 1997 году в «The Washington Post» была опубликована статья Майкла Доббса, в которой рассказывалось о том, что Мадлен Олбрайт, семья которой эмигрировала в Штаты из Чехословакии, получила католическое воспитание, хотя по происхождению была еврейкой. В недавно вышедшей в свет биографии Олбрайт, занимавшей пост госсекретаря Соединенных Штатов, рассказывается, каким образом она приняла свое еврейское происхождение

В деле Йозефа Кербела, хранящемся в архиве чешского министерства иностранных дел, фигурируют несколько документов, в которых и сам Йозеф, и вся его семья записаны как «неверующие» (по-чешски «bez vyznani»).

Однако подтверждений его еврейского происхождения достаточно. Главным среди них, пожалуй, можно назвать свидетельство о рождении, выданное в городе Замберк, в котором Йозеф записан как «еврей и законнорожденный».

Документ был выдан в марте 1941 года, когда фашисты, оккупировавшие территорию Чехословакии, требовали от чиновников-евреев предоставить им списки всех рожденных и исповедовавших иудейскую религию.

Кроме того, среди документов из архива находится письмо, датированное октябрем 1938 года и подписанное министром обороны Чехословакии; в письме встречается следующая фраза: «Доктор Кербел и его супруга — евреи».

В тот момент правительство Праги испытывало сильное давление и пыталось убрать иудеев со всех значимых постов в государственных учреждениях, и министр потребовал отозвать Йозефа Кербела из Белграда.

Рассказ самой Олбрайт о том, как она узнала о своем иудейском происхождении, выглядит несколько туманным и расплывчатым.

По ее словам, в ноябре 1996 года она получила письмо (но за четыре месяца до этого у нее уже было дело ее отца из архива министерства иностранных дел Чехословакии), впервые заставившее ее серьезно задуматься о своем происхождении.

В это же самое время Олбрайт сообщила о полученном ею письме следователям из Белого Дома, занимавшимся сбором информации относительно прошлого Мадлен, кандидатура которой выдвигалась на пост госсекретаря США. Но никто на смог точно установить, где именно находится упомянутое письмо, и кто именно является его автором.

Хотя, вполне очевидно, что документы из архива чешского МИДа должны были дать Мадлен Олбрайт гораздо больше доказательств ее еврейского происхождения, чем какое-то простое письмо, отправленное человеком, пожелавшим остаться неизвестным.

И, тем не менее, в январе 1999 года Олбрайтсообщила, что вопрос до сих пор «полностью не исследован». «Открыв первый раз папку с документами, я натолкнулась на целую стопку счетов, — говорила бывший госсекретарь.

— Возможно, просматривая в тот момент бумаги, я не уделила им достаточно внимания».

Мадлен Олбрайт посчитала нужным откреститься от своего еврейского происхождения как минимум один раз; хотя, по ее словам, в тот момент все уже «стало ясно». 18 декабря она присутствовала на прощальном банкете, устроенном в честь генерального секретаря ООН Бутроса-Гали.

По словам теперь уже бывшего секретаря ООН, в организации, которую он возглавлял, еврейское происхождение Мадлен ни для кого секретом не было, хотя Бутрос-Гали и говорил, что не помнил, откуда ему стало известно об этом факте.

(Представитель Израиля в Организации Объединенных Наций — Гэд Якоби — тоже заявил, что о еврейском происхождении Олбрайт ему известно приблизительно с 1994 года).

Прежде Бутрос-Гали в разговоре с представительницей Соединенных Штатов в ООН (на эту должность Олбрайт назначил Билл Клинтон) никогда не затрагивал этой темы.

Но в тот момент все было иначе: Бутрос-Гали оставлял свой пост, внешней политикой Вашингтона начинала заниматься уже новая команда, а в прессе все чаще появлялись неприятные статьи, в которых говорилось, что администрация Соединенных Штатов «целиком находится в руках евреев».

Бутрос-Гали вспоминает, что в разговоре с Олбрайт он перечислил новые назначения, проведенные Клинтоном. Новый советник президента США по национальной безопасности — Сэмуэль Бергер — еврей.

Новый глава министерства обороны — Уильям Коэн — сам евреем не был, но евреем был его отец, и министр носил еврейскую фамилию. «А, затем идете, конечно же, Вы, — сказал Бутрос-Гали, не отдавая себе отчета в том, что делает неверный шаг.

— Этот момент может Вам немного помешать в решении вопросов внешней политики Соединенных Штатов».

«Я — не еврейка», — категорично ответила Мадлен и объяснила, что ее воспитали в католической вере.

СНАЧАЛА — ДОЧЕРИ

Олбрайт, возможно и признает, что между нею и Бутросом-Гали состоялась беседа, подобная описанной выше, но, тем не менее, утверждает, что у нее не было ни малейшего желания вступать в дискуссию о своем происхождении с покидавшим свой пост секретарем ООН. По словам Олбрайт, на тот момент она не обсудила эту тему даже с дочерьми. «Мои отношения с Бутросом не были настолько близкими, чтобы именно ему первому я рассказала о своих еврейских корнях».

Когда Бутрос-Гали познакомился с Мадлен, в арабской прессе все чаще стали появляться комментарии относительно ее еврейских корней. Подобные высказывания раздавались настолько часто и были столь упорными, что американские журналисты даже провели собственное расследование в госдепартаменте США.

11 декабря слухи добрались уже до первой полосы «Los Angeles Times», но были опровергнуты пресс-секретарем госдепартамента. Пять дней спустя «Associated Press» сделало достоянием общества следующую новость: «По улицам арабского мира гуляют слухи, что Мадлен Олбрайт — еврейка».

При этом не говорилось о том, что назначенная президентом Клинтоном на должность госсекретаря Олбрайт была воспитана в католической вере.

Утверждение Мадлен, что ей необходимо время для проведения собственного расследования касательно корней своей семьи, было неправдой.

Пожелай она действительно найти подтверждения либо опровержения слухам, всплывшим на свет осенью 1996 года, ей было бы достаточно сделать всего лишь несколько телефонных звонков.

Многие могли бы рассказать ей всю правду, в том числе и двоюродные братья и сестры, живущие сегодня в Праге и Лондоне. Но Мадлен не стала обращаться к ним.

Оказалось довольно легко доказать, что Мадлен Олбрайт была не совсем откровенна, говоря о своем еврейском происхождении, но гораздо сложнее точно назвать момент, когда она начала подозревать, что в истории семьи, рассказанной ей родителями, что-то не совпадало.

Разумеется, первая подобная возможность появилась у нее, когда семья вернулась из Лондона домой в Прагу и столкнулась с трагическими известиями о смерти нескольких родственников.

Вместе с Кербелами в их пражской квартире жили 17-летняя двоюродная сестра Мадлен — Даша, родители и сестра которой погибли в одном из фашистских концлагерей.

Кроме того, в этой же квартире в течение трех месяцев, вплоть до самого отъезда семьи в Белград, жил и Петр Новак, переживший ужас Освенцима и массовые уничтожения евреев. Петр, до войны бывший прекрасным виолончелистом, приходился двоюродным братом матери Мадлен — Мандуле.

СКРЫТЬ ПРАВДУ

Вне всякого сомнения, о трагедии, затронувшей всю семью, в той пражской квартире говорили много, но точно также легко себе предстваить, что разговоры велись лишь между взрослыми и 17-летней Дашей. Мадлен в 1945 году было всего лишь восемь лет, а остальные дети семьи Кербелов были еще младше. Родители Мадлен пытались создать для своих детей нормальную жизнь, насколько это было возможно.

Даша рассказывала, что она никогда не говорила при Мадлен о поисках своих родителей или других детях: «Об этом не следовало знать восьмилетней девочке».

Хотя Кербелам было и нелегко скрыть от своих детей всю правду, но все же принятое ими решение не было настолько необычным.

Двоюродные брат и сестра Мадлен — Джордж и Алена — жившие в Великобритании также на протяжении долгих лет хранили в строжайшем секрете тот факт, что семья пострадала во время Холокоста.

Вспоминая отношения в семье, Мадлен удивлялась способности родителей создавать в обстановке царившего хаоса «ощущение спокойствия и надежности». «Полагаю, что изоляция нас от всего происходившего вне дома, была их большим достижением.

Все свои силы они сконцентрировали на своих детях, пытаясь создать для них жизнь, которая хотя бы частично казалась нормальной».

Олбрайт рассказывала, что лишь один раз в детстве у нее появилось ощущение, что происходит что-то плохое: во время коммунистического переворота 1948 года в Праге, когда родители вместе со всей семьей приехали за ней в швейцарский интернат и сказали, что больше никогда не вернутся в Чехословакию.

Еще более вероятным кажется, что Мадлен Олбрайт узнала о подспудной истории своих родителей, когда в юности начала серьезно изучать историю современной Чехословакии.

Темой ее дипломной работы по окончанию учебы в Уэлси стала деятельность лидера социал-демократов Чехословакии Зденека Фирлингера, помогавшего коммунистам прийти в 1948 году к власти.

В ходе расследования Мадлен вступала в контакт с бывшими чешскими правительственными чиновниками, проживавшими в то время в Лондоне и прекрасно знавшими о происхождении семьи Кербел.

Был в жизни Мадлен Олбрайт и еще один момент, когда она могла что-то узнать о трагедии, затронувшей ее семью в годы войны: в 1967 года Мадлен в первый раз вернулась на родину после коммунистического переворота 1948 года. Находясь в Праге, Олбрайт встречалась с Петром Новаком, поддерживавшим связь с семьей ее родителей. Кто, как не он, переживший ужас Освенцима и Терезина, мог рассказать Мадлен историю семьи со всеми подробностями.

Чтобы согласиться с утверждениями Мадлен, что ей ничего неизвестно о том, каким образом ее семью коснулся Холокост Второй мировой войны, приходится предположить, что Новак либо не посчитал нужным рассказать ей об этом, либо намеренно скрыл правду.

Воспоминания Мадлен о встрече с Новаком кажутся несколько расплывчатыми, хотя ее подруга — Марсия Бурик — ездившая вместе с ней в Чехословакию рассказывает, что та была крайне взволнована состоявшейся беседой.

Мадлен рассказала Марсии, что Новак был «другом», семью которого отправили в концлагеря за то, что они скрывали у себя дома Кербелов, когда в марте 1939 года город заняли фашисты.

Олбрайт утверждает, что ничего не знала о связях своих родителей с Петром до тех пор, пока в 1994 году не приехала вместе с президентом Клинтоном в Прагу, где встретилась с неким человеком, назвавшимся незаконнорожденным сыном Петра Новака. «Между нами завязалась странная беседа, — вспоминает бывший госсекретарь США, — и он сказал мне: «Петр Новак был Вашим родственником».

РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ

Человека, с которым в Праге разговаривала Мадлен, зовут Владимир Дитмар, он был одним из ближайших помощников президента Гавела. Олбрайт видела его среди окружения чешского президента не один раз: впервые это произошло в 1990 году, во время первого визита Вацлава Гавела в Соединенные Штаты в качестве только что избранного президента Чехословакии. Но лишь в 1994 году Дитмар подошел к Мадлен и начал тот странный разговор о возможных родственных связях между ними. Вокруг была «толпа людей», и в такой обстановке поддерживать разговор оказалось довольно сложно. Согласно независимому генеалогическому расследованию, проведенному в Праге, было установлено, что Владимир родился от внебрачной связи Петра Новака и Микаэлы Нешваталь, дочери известного чешского поэта. Владимир Дитмар отказывается раскрывать содержание своей беседы с Мадлен Олбрайт, ссылаясь на то, что это исключительно «частное» дело семьи.

Таким образом, по словам самой Мадлен Олбрайт, именно тогда в 1994 году она узнала, что связана родственными узами с человеком, потерявшим всю свою семью в концлагерях фашистов.

Подозрения о том, что хотя бы ее родственники по матери были евреями, могли у нее появиться еще в 1967 году, когда сама Мадлен описывала своим друзьям Новака как настоящего «сиониста», участвовавшего в манифестациях в поддержку израильтян во время Шестидневной войны.

Тем не менее, бывший госсекретарь Соединенных Штатов, ссылаясь на различные обстоятельства, заявила, что не смогла установить какой бы то ни было связи между известными ей фактами.

«Когда я соберусь написать книгу, то объясню, что не смогла составить из деталей единое целое, и, что сейчас, по прошествии некоторого времени, все кажется ясным, но иногда некоторые моменты в жизни ускользают от нас.

От меня ускользнул именно этот».

Похоже, что в конце шестидесятых и в начале сороковых годов родители Мадлен не пытались замкнуться в себе, когда речь заходила об их еврейском происхождении.

Не то, чтобы они постоянно говорили об этом, но они и не скрывали своих корней, как делали это в первые годы своей жизни в Соединенных Штатах.

Их иудейство стало приемлемой темой для разговора, особенно в кругу близких друзей переживших подобные испытания.

Родители Мадлен Олбрайт изначально избегали общества таких же, как они чехов-эмигрантов еврейского происхождения, но позднее вновь стали видеться с ними.

Одним из самых ярким примеров этому может послужить дружба Йозефа с Отто Каудерсом — набожным иудеем. Йозеф и Мандула уговорили Отто и его жену Риту переехать из Буэнос-Айреса в Денвер, чтобы вместе провести «золотые годы» их жизни.

Готовность семьи Кербелов помочь своим друзьям-чехам, исповедовавшим иудаизм, вызвало в Денвере всевозможные слухи.

Мандула попросила своего соседа Джека Ньюмана-Кларка помочь ей с оформлением документов Отто и Риты для получения социального страхования. Ньюман-Кларк сделал все, что смог, но этот эпизод врезался ему в память. Позднее он говорил своей жене: «Смотри, как все происходит у евреев: они всегда помогают друг другу».

Возобновление прежних дружеских отношений указывает на то, что ни Йозеф, ни Мандула вовсе не собирались скрывать свое еврейское происхождение.

Алена Кербел — двоюродная сестра Мадлен, живущая в Великобритании, сказала, что ее мать вновь стала встречаться со своими друзьями-евреями, как только всем стала известна тайна происхождения их семьи.

Хотя Мадлен довольно редко встречалась с Отто и Ритой, так как к тому времени уже жила в Вашингтоне, она знала о них все. Когда была опубликована моя статья (упоминавшаяся выше статья в «The Washington Post»), Олбрайт позвонила поздно вечером в Денвер Рите и попросила предоставить еще больше информации о ее семье.

ТРАГЕДИЯ ХОЛОКОСТА

И теперь, понимая, что Мадлен принадлежит к тому поколению, что предпочло скрывать трагедию, принесенную Холокостом в ее семью, чем говорить о ней открыто, все становится гораздо яснее. Понятно, почему она избегала любых контактов со своей двоюродной сестрой Дашей, почему не отвечала на настойчивые письма их Чехословакии, почему не захотела распознать в многочисленных намеках своих еврейских корней и почему так тщательно оберегала своих дочерей.

На самом деле (и именно в этом и заключается трагедия всей ее жизни) Мадлен принадлежит к переходному поколению. Одним из самых страшных наследий Холокоста становятся проявления его влияния в жизни последующих поколений, приобретающие новые совершенно неожиданные формы.

Мадлен постоянно ощущала на себе давление со стороны родителей, возлагавших на нее огромные надежды, особенно это касалось отношения Йозефа к своей дочери. Подобное поведение весьма типично для детей, родители которых пережили Холокост: Мадлен росла с ощущением, что родители спасли ее от кого-то кошмара.

Именно поэтому она боготворила их и с такой горечью воспринимала любую критику в их адрес. Подобно своим родителям, пережив Холокост, она стала жертвой этой трагедии.

Знай Наших

Источник: https://subscribe.ru/group/posidelki/9360899/

Ссылка на основную публикацию