Richard burton — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Ричард Бёртон

Ричард Бёртон (англ.

Richard Burton, урождённый — Ричард Уолтер Дженкинс; 10 ноября 1925, Понтридифен — 5 августа 1984, Селиньи) — британский актёр, семикратный номинант на премию «Оскар», а также обладатель «Золотого глобуса», «Грэмми», «Тони» и «BAFTA».

На пике своей популярности в 1960-е годы Бёртон считался одним из самых высокооплачиваемых актёров Голливуда. В общественном сознании его до сих пор тесно связывают с его второй супругой Элизабет Тейлор, бурные отношения с которой не сходили с первых полос газет.

Родился в деревне Понтридифен (ныне графство Нит — Порт-Толбот), Уэльс. Двенадцатый из тринадцати детей в семье уэльского шахтёра, Бёртон сделал блистательную карьеру в Голливуде, в 1960-е годы став самым высокооплачиваемым актёром в мире.

Бёртона зачастую упрекали в неразборчивости при выборе ролей. Скептическое отношение критиков привело к тому, что они проглядели его лучшие актёрские работы — «Оглянись во гневе» (1958), «Кто боится Вирджинии Вульф?» (1966), «Эквус» (1977) и «1984» (1984).

Семь раз выдвигался на премию «Оскар» (6 — за лучшую мужскую роль, 1 — за лучшую мужскую роль второго плана), но не выиграл ни разу. Дело дошло до того, что получив награду в 1970 году, Джон Уэйн сделал вид, что бросает её Бёртону, и произнёс: «Это ты заслужил статуэтку».

В последние годы страдал от множества заболеваний, долго лечился от алкоголизма (порой доходило до того, что Бёртон выпивал в день три бутылки водки) и не мог побороть никотиновую зависимость, к которой пристрастился еще в детстве.

Всё это привело к кончине 58-летнего Бёртона от кровоизлияния в мозг в своём доме в муниципалитете Селиньи, Женева, Швейцарии.

Четыре дня спустя актёр был похоронен в красном костюме (дань уважения его валлийским корням) и с томиком произведений его любимого поэта Дилана Томаса.

Личная жизнь

Бёртон был женат пять раз, дважды из них на суперзвезде Элизабет Тейлор (1964—1974, 1975—1976), с которой сыграл в одиннадцати картинах, включая знаменитый исторический блокбастер «Клеопатра» (1963). Помимо Тейлор, Бёртон вступал в брак с:

  • актрисой Сибил Уильямс (1949—1963; есть две дочери — Кейт и Джессика);
  • моделью Сьюзан Хант (1976—1982)
  • гримёром Салли Хэй (1983—до его кончины).

В молодости, будучи женатым на Сибил Уильямс, имел бурный роман с актрисой Клэр Блум, позже ставшей его партнёршей в картинах «Оглянись во гневе» и «Шпион, пришедший с холода». Уже после смерти Бёртона Блум называла его величайшей любовью в своей жизни.

Фильмография

ГодРусское названиеОригинальное названиеРоль
1953 ф Крысы пустыни The Desert Rats капитан «Тэмми» МакРобертс
1953 ф Плащаница The Robe Марцелл Галлион
1956 ф Александр Великий Alexander the Great Александр Великий
1959 ф Оглянись во гневе Look Back in Anger Джимми Портер
1962 ф Самый длинный день The Longest Day офицер ВВС Дэвид Кэмпбелл
1963 ф Клеопатра Cleopatra Марк Антоний
1963 ф Очень важные персоны (англ.) The V.I.P.s Пол Андрос
1964 ф Бекет Backet Томас Бекет (номинация «Лучший актёр» премии «Оскар»)
1964 ф Ночь игуаны The Night Of The Iguana преподобный Т. Лоуренс Шеннон
1964 ф Гамлет Hamlet Гамлет
1965 ф Шпион, пришедший с холода The Spy Who Came in from the Cold Алек Лимас
1966 ф Кто боится Вирджинии Вулф? Who’s Afraid of Virginia Woolf? Джордж (номинация «Лучший актёр» премии «Оскар»)
1967 ф Укрощение строптивой The Taming of The Shrew Петруччо
1967 ф Комедианты The Comedians Браун
1968 ф Бум! Boom! Крис Фландерс
1968 ф Куда залетают только орлы Where Eagles Dare майор Джон Смит
1968 ф Сладкоежка Candy Макфисто
1969 ф Анна на тысячу дней Anne of the Thousand Days Генрих VIII (номинация «Лучший актёр» премии «Оскар»)
1972 ф Синяя борода Bluebeard барон Курт фон Зеппер
1972 ф Убийство Троцкого The Assassination Of Trotsky Лев Троцкий
1973 ф Сутьеска Sutjeska Иосип Броз Тито
1973 ф Убийство в Риме Massacre In Rome полковник Герберт Каплер
1974 ф Поездка Il viaggio Чезаре Брагги
1977 ф Изгоняющий дьявола 2 Exorcist II: The Heretic отец Филип Ламонт
1977 ф Эквус Equus Мартин Дайсарт
1978 ф Дикие гуси The Wild Geese полковник Аллен Фолкнер
1978 ф Отпущение грехов Absolution отец Годдар
1978 ф Прикосновение медузы The Medusa Touch Джон Морлар
1979 ф Железный крест 2 Breakthrough сержант Рольф Штайнер
1984 ф 1984 1984 О’Брайен

Источник: http://known-name.ru/face/richard-brton

Ричард Фрэнсис Бёртон

Наиболее знаменитыми свершениями Бёртона являются его путешествие переодетым в Мекку, перевод сказок «Тысячи и одной ночи» и Камасутры на английский язык и путешествие вместе с Джоном Хэннингом Спиком в Восточную Африку в поисках истоков Нила. Он был плодовитым писателем, из-под пера которого вышло множество как художественных произведений, так и статей, посвящённых географии, этнографии и фехтованию.

Бёртон служил в Индии в чине капитана в войсках британской Ост-Индской компании, а впоследствии на короткое время принял участие в Крымской войне.

По инициативе Королевского Географического Общества он возглавил экспедицию в Восточную Африку, в ходе которой было открыто озеро Танганьика. В разные годы он исполнял обязанности британского консула в Фернандо-По, Дамаске и Триесте, где и скончался.

Он был членом Королевского Географического Общества, а в 1866 году стал рыцарем-командором ордена Святого Михаила и святого Георгия (KCMG), что дало ему рыцарское звание.

При жизни Бёртон был весьма неоднозначной фигурой. Хотя многие почитали его как героя, другие видели в нём беспринципного авантюриста и аморальную личность. Его свободные взгляды на сексуальность шокировали современников и порождали почву для слухов.

Биография

Детство и юность (1821—1840)

Бёртон родился в Торквее, Девоншир в 21:30 19 марта 1821 (в своей автобиографии он впоследствии ошибочно утверждал, что увидел свет в фамильном имении в Бархэм-Хаус, Хартфордшир).

Его отец, Капитан Джозеф Бёртон, наполовину ирландец, служил в британской армии, а мать, Марта Бэйкер, была наследницей богатого Хартфордширского эсквайра, в чью честь новорожденный и получил своё первое имя. Ричард появился на свет с шевелюрой огненно-рыжих волос (с возрастом они почернели), что было истолковано родными как хороший знак. Ричард Фрэнсис был старшим ребёнком в семье.

Вслед за ним на свет появились сестра, Мария Катерина Элизабет Бёртон, (в 1823) и брат, Эдуард Джозеф Неттервиль Бёртон (3 июля 1824). Мария впоследствии вышла замуж за генерала сэра Генри Стистеда.

Вскоре после рождения Ричарда его отец, страдавший астмой и плохо переносивший британский климат, снял замок Шато Босежур неподалёку от Тура во Франции. В 1825 Бёртоны переехали в Босежур, откуда вскоре перебрались в Тур, а в 1829 вернулись в Англию.

В течение последующих нескольких лет семья постоянно переезжала, путешествия между Англией, Францией и Италией. Не исключено, что эти ранние путешествия сыграли решающую роль в формировании страннического, кочевого мироощущения Ричарда Фрэнсиса Бёртона.

Воспитанием детей занимались часто сменявшиеся наёмные учителя, недолгое время Ричард посещал также школы в Туре и Ричмонде. Мальчик рано обнаружил талант к изучению языков, в короткий срок овладев французским, итальянским и латынью.

Столь же рано проявились черты его характера: смелость, самостоятельность, склонность к авантюризму. Ричард и его брат Эдвард были отъявленными сорванцами и первыми драчунами в своих классах.

Их поведение может характеризовать следующий эпизод: однажды, когда Бёртоны ещё проживали в Босежуре, домашние, зайдя проведать детей в их спальне, к своему ужасу обнаружили, что те исчезли.

Как выяснилось впоследствии, два маленьких мальчика увязались за проезжавшими сборщиками трупов в Тур, где в то время свирепствовала эпидемия холеры, и провели ночь, помогая своим новым знакомым в их работе.

Учёба в Оксфорде (1840—1842)

Осенью 1840 Бёртон поступил в Тринити-колледж Оксфордского университета. Несмотря на свой глубокий ум и блестящие способности, он плохо прижился в колледже. В первом же семестре он вызвал на дуэль другого студента, посмевшего посмеяться над его роскошными усами.

Бёртона раздражала университетская дисциплина, он не скрывал своего недовольства студенческим бытом, который резко контрастировал с тем образом жизни, который они с братом вели в Италии. Несмотря на блестящее знание языков, Бёртон совершенно не разбирался в Священном Писании и нисколько не интересовался теологией.

Впоследствии он довольно отрицательно отзывался о качестве преподавания в Оксфорде.

В колледже Бёртон продолжал заниматься языками, включая арабский, а также занялся соколиной охотой и фехтованием. На охоте, в фехтовальных залах и в знаменитом оксфордском питомнике бультерьеров он проводил гораздо больше времени, нежели на лекциях. Он даже обращался к отцу с просьбой разрешить ему оставить университет и поступить на армейскую службу.

В апреле 1842 Бёртон посетил ежегодные соревнования по стипл-чейзу, что в тот год было строжайше запрещено студентам колледжа. На следующий день Бёртон и другие нарушители запрета предстали перед деканами университета.

В ответ на предъявленные обвинения Бёртон произнёс перед ними гневную речь, в которой утверждал, что не подобает обращаться со взрослыми людьми, как с детьми, и запрещать им посещение тех или иных мероприятий.

Это дополнительно ухудшило его положение: в то время как другие нарушители были лишь временно исключены с возможностью восстановления (rusticated), Бёртон был исключён из университета навсегда.

Вернувшись в Лондон, где тогда обитала его семья, Бёртон солгал родным, сказав, что получил дополнительные каникулы за успехи в учёбе.

Однако на торжественном ужине, устроенном отцом Бёртона против воли последнего в честь этого фальшивого успеха, один из гостей сообщил об истинном положении дел.

Последовала крайне неприятная сцена, после которой родители Бёртона всё же решили оставить сына в покое и не препятствовать его стремлению к военной карьере.

Военная служба (1842—1853)

Будучи, по своему собственному определению, «годен лишь на то, чтобы служить мишенью для пуль за шесть пенсов в день», Бёртон записался в войска Ост-Индской компании и 18 июня 1842 отплыл в Бомбей. Он надеялся принять участие в первой англо-сикхской войне, но военные действия закончились прежде, чем он успел достичь Индии.

Бёртон был направлен в 18-й Бомбейский туземный пехотный полк под командование генерала сэра Чарльза Нэпьера, ставшего впоследствии его кумиром. Находясь в Бомбее, Бёртон вскоре заболел и вынужден был провести шесть недель в госпитале.

Там он познакомился с пожилым парсом, который вызвался давать ему уроки хинди (Бёртон начал самостоятельно изучать этот язык ещё на борту корабля по пути в Бомбей).

Во время своего пребывания в Индии Бёртон тратил много времени и сил на глубокое изучение местных языков и культуры. Он на высоком уровне овладел хинди, маратхи, гуджарати, персидским и арабским.

В Бомбее он часто посещал рынок, где выискивал и приобретал редкие индийские рукописи; некоторые произведения он выучил наизусть.

Прибыв после выписки из госпиталя в город Барода, где в то время был расквартирован его полк, Бёртон, по примеру многих британских офицеров в Индии, завёл себе туземную любовницу («буба»); по его собственным словам, в подобном сожительстве он видел в первую очередь возможность глубже познакомиться с индийской культурой. В своих записках Бёртон утвеждал, что его успехи в изучении хинди и индуизма были столь велики, что его учитель вскоре разрешил ему носить шнур брахмана (джанеу); многие впоследствии сомневались в правдивости его слов, поскольку удостоиться такой чести можно было лишь после долгих лет учения, а также целого ряда ритуалов. Сослуживцы Бёртона утверждали, что тот совершенно «отуземился» и прозвали его «белым негром» (the White Nigger). Примечательно, что во время пребывания в Бароде Бёртон не посещал служб, проводившихся полковым капелланом, но охотно слушал католического священника из Гоа, проповедовавшего прислуге.

У Бёртона были и другие странности, отличавшие его от однополчан. Так, при своём бунгало он держал целый выводок ручных обезьян, надеясь со временем расшифровать и выучить их язык.

(Он даже составил нечто вроде словаря звуков, произносимых обезьянами, но это труд был спустя несколько лет утрачен). Кроме того, Бёртон быстро получил прозвище «грубиян Дик» или «головорез Дик» (англ. Ruffian Dick), за свой буйный нрав, свирепость в бою и страсть к дуэлям.

Утверждали, что ни один другой человек той эпохи не скрестил шпаги с таким количеством противников, как Бёртон. В то время британские офицеры часто устраивали петушиные и собачьи бои и даже стравливали между собой диких животных.

Бёртон с большим азартом принимал участие в подобных развлечениях и держал своего бойцового петуха по кличке Буджанг; когда тот погиб в схватке, Бёртон устроил своему любимцу настоящие похороны.

Первые открытия и путешествие в Мекку (1851—1853)

Движимый своей любовью к приключениям, Бёртон получил разрешение Королевского Географического Общества на проведение исследований территории и получил разрешение покинуть армию от Ведомства Руководителей Остиндийской компании.

Проведённое в Синде время послужило хорошей подготовкой к его Хаджу (паломничество в Мекку, и, в его случае, в Медину) а семь лет, проведённых Бёртоном в Индии, расширили его знания об обычаях и поведении мусульман.

Читайте также:  Кейн веласкес - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Именно это путешествие, предпринятое в 1853 году, и сделало Бёртона знаменитым.

Он планировал его ещё во время своих путешествий среди мусульман Синда (ему приходилось постоянно изменять свою внешность, чтобы оставаться неузнанным), усердно готовился к суровому испытанию учась и практикуясь (включая и совершенное обрезание, сделанное затем, чтобы не быть узнанным).

Хотя Бёртон и не был первым европейцем (и не мусульманином), предпринявшим Хадж (честь принадлежит Лодовико Вартема, совершившему сие в 1503), его паломничество было наиболее известным и лучше всего задокументированным в своё время.

Бёртон усвоил различные методы сокрытия своей истинной личности, включая практикуемые Патанцами (современные Паштуны), чтобы объяснить свою непривычную для ушей населения речь, но ему всё же приходилось демонстрировать понимание запутанного исламского ритуала, и знания со всеми мелочами восточных обычаев и этикета. Путь Бёртона в Мекку был опасным, на его караван нападали разбойники (обычное явление в то время). Паломничество позволило ему получить титул Хаджа и носить зелёный тюрбан. Отчет о проделанном путешествии можно прочитать в его книге The Pilgrimage to Al-Medinah and Meccah (Паломничество в Аль-Медину и Мекку) (1855).

Сомалийские экспедиции и Крымская война (1854—1855)

В марте 1854 Бёртон был переведён в политический отдел Ост-Индской компании. В чём заключались его функции, неизвестно, но весьма вероятно, что он занимался шпионажем по указанию генерала Нэпьера. В сентябре того же года он познакомился с лейтенантом Джоном Спиком, в компании которого впоследствии совершил свои самые знаменитые путешествия.

Стремясь обеспечить безопасность торговли на Красном море, британские власти приняли решение об отправке разведывательной экспедиции во внутренние районы Сомали.

Организация и проведение экспедиции были возложены на Бёртона как человека, в совершенстве владевшего арабским языком, знакомого с мусульманскими обычаями и имевшего блестящий опыт путешествий в чужом обличье.

Под видом арабского купца Бёртон совершил четырёхмесячное путешествие в Харрар (Харар) (на территории современной Эфиопии). Он был первым европейцем, посетившим священный для мусульман город; более того, существовало пророчество о том, что Харрар падёт, если в него проникнет хоть один христианин.

Положение осложнялось ещё и тем, что перед самым началом экспедиции произошла крупная ссора между эмиром Харрара и губернатором Зейлы — города на побережье, откуда Бёртон и его туземные спутники начинали в ноябре 1854 свой маршрут.

Преодолев расстояние в 160 миль, Бёртон достиг Харрара, где не только провёл десять дней, но и был представлен эмиру. Путь назад был сильно осложнён нехваткой припасов, особенно воды: Бёртон писал, что умер бы от жажды. если бы не увидел в пустыне птиц и не догадался бы, что они должны находиться недалеко от источника воды.

Вслед за этим путешествием Бёртон вскоре предпринял ещё одно, в компании лейтенанта Спика, лейтенанта Дж. Хирна, лейтенанта Уильяма Строяна и группы африканских носильщиков. Однако эта экспедиция окончилась полнейшей неудачей.

В самом начале путешествия группа была атакована отрядом туземцев, численность которого офицеры оценили примерно в 200 человек. В последовавшем бою Строян был убит, Спик попал в плен, где ему нанесли одиннадцать ран, прежде чем он сумел бежать.

Бёртон был ранен дротиком, наконечник которого вошёл ему в одну щёку и вышел из другой; характерные шрамы на щеках хорошо заметны на портретах и фотографиях Бёртона. Ему пришлось спасаться бегством с древком оружия, торчащим из головы.

Известие о провале экспедиции было с большим неудовольствием воспринято властями; два года длилось расследование с целью установить степень вины Бёртона в случившемся. Хотя он сумел избежать обвинений, этот инцидент не способствовал его карьере.

Свои экспедиции в Сомали Бёртон описал в 1856 в книге «Первые шаги в Восточной Африке или исследование Харрара» («First Footsteps in East Africa, Or, Exploration of Harar»).

В 1855 Бёртон вернулся в армию и отправился в Крым в надежде принять участие в боевых действиях Крымской войны.

Он был определён в штаб корпуса турецких башибузуков под командованием генерала Битсона, расквартированного на берегу Дарданелл.

После «мятежа», в ходе которого башибузуки отказались подчиняться приказам, корпус был расформирован. В отчёте о последовавшем разбирательстве имя Бёртона было упомянуто в невыгодном для него свете.

Хронология событий в жизни Бёртона

Культурные аллюзии

  • Бёртона не раз цитирует в своих сочинениях Хорхе Луис Борхес.
  • Бёртон является главным героем пенталогии Филиппа Хосе Фармера «Мир реки».
  • О Бёртоне написан биографический роман Ильи Троянова Собиратель земель (2006).
  • В фильме «Лунные горы» (1990) Бёртон и Спик изображены как скорее любовники, чем соперники.

Источник: http://people-archive.ru/character/richard-frensis-brton

Свадьба Элизабет Тейлор и Ричарда Бертона: интересные факты

15 марта — дата 50-летней годовщины первой свадьбы Элизабет Тейлор и Ричарда Бертона, и повод вспомнить роман одной из самых ярких пар XX века.

Ричард и Элизабет познакомились на съемках фильма «Клеопатра», где между ними сразу завязался бурный роман. Развитию их отношений не помешал тот факт, что оба актера на тот момент были в браке. Свою страсть они проявляли и на площадке — Тейлор играла царицу Египта, а Бертон — ее любовника Марка Антония.

Кадр из фильма «Клеопатра» Не зная о предстоящей встрече на площадке, Элизабет сначала отказывалась от роли, но студия «XX век Фокс» настаивала: о красоте и буйном нраве актрисы ходило не меньше легенд, чем о самой Клеопатре.

Тейлор отшутилась, что согласится сниматься лишь за миллион долларов, и в итоге именно эту сумму предложили ей в качестве гонорара.

По тем временам это были необычайно огромные деньги — для сравнения Ричард получил «всего» 250 тысяч.

Первую свадьбу актеры сыграли в узком кругу в 1964 году в Монреале, в Канаде. Пара устроила церемонию через 9 дней после того, как Элизабет официально развелась с Эдди Фишером. Невеста была в желтом платье, украшенном изумрудной брошью стоимостью в 150 000 долларов — подарком любящего жениха.

Элизабет Тейлор

В биографической книге «Как стать звездой в кино: Элизабет Тейлор в Голливуде» Уильям Манн рассказывает о торжественном событии:
В волосы невесты были вплетены римские гиацинты.

Она буквально сияла в платье из желтого шифона от Ирэны Шараф, которая шила ей костюмы для «Клеопатры».

В одном из интервью Ричард вспоминал их первый брак, рассказывая о том, как безумно он был влюблен в 30-летнюю Элизабет:
Она была невероятно красива! Иногда рядом с ней я так нервничал, что почти смеялся вслух. Она была, как пожар, голод, чума… Она — чистое вдохновение.

У нее была невероятно красивая фигура. Бесспорно, она была безупречна!Элизабет Тейлор и Ричард БертонЭлизабет Тейлор и Ричард БертонВероятно, эта пара была первой, за которой неистово охотились папарацци. Любовные письма Ричарда, написанные в тот период, позже разошлись на цитаты.

В том же году актеры удочерили девочку из Германии, и назвали ее Марией. Пара стала голливудским брендом: им платили высокие гонорары, а они тратили их на роскошную жизнь.

Элизабет и Ричард покупали картины Моне, Пикассо, Ван Гога и Рембрандта, вкладывали деньги в недвижимость — на Тенерифе, в Ирландии, Мексике, Англии, Франции. Таблоиды писали, что актеры соревнуются, кто преподнесет второй половинке более роскошный подарок — очередной роллс-ройс или бриллиантовое украшение.

Так, Ричард преподнес жене бриллиантовое кольцо за миллион сто тысяч долларов, которое купил на аукционе, обойдя миллиардера Аристотеля Онассиса.

Этот бриллиант должна была носить прекраснейшая в мире женщина. Я не мог допустить, чтобы таковой считалась Джеки Кеннеди или Софи Лорен.Кольцо за миллион долларов, купленное Ричардом Бертоном для Элизабет Тэйлор

Элизабет Тейлор и Ричард Бертон

Но удача в какой-то момент отвернулась от Элизабет и Ричарда. Их фильмы перестали приносить бешеный коммерческий успех, Бертон снимался везде, где ему предлагали, чтобы поддерживать привычный уровень жизни. В этот момент и начались его проблемы с алкоголем. В итоге, спустя 10 лет брака, актеры развелись в 1974 году.

Элизабет Тейлор и Ричард Бертон с дочкой в 1973 году

Но, как оказалось, ненадолго. Во второй раз Ричарда и Элизабет сочетались браком 10 октября 1975 года в национальном парке Ботсваны в Африке. Церемонию провел представитель из племени Тсвана. Во время разлуки оба актера пытались завести новые романы, но безуспешно — оба продолжали любить друг друга.

Правда, второй брак продержался даже меньше первого: в 1976 году Тейлор и Бертон снова развелись. Если верить журналистам, главной причиной развода Элизабет и Ричарда стали его пристрастие к алкоголю и буйный нрав.

В одном из интервью Элизабет рассказала:
Я люблю Ричарда Бертона каждой клеточкой своего тела, но мы не можем быть вместе.В 1984 году Ричард Бертон умер в домике в Швейцарии от кровоизлияния в мозг.

Это стало огромным потрясением для Элизабет, несмотря на то, что на тот момент у нее был новый возлюбленный.

Тейлор дожила до 79 лет — актриса скончалась в клинике Лос-Анджелеса от сердечной недостаточности в 2011 году.

Источник: http://ru.hellomagazine.com/svadby/zvezdnye-svadby/1899-50-let-so-dnya-pervoy-svadby-elizabet-teylor-i-richarda-bertona.html

Джеймс Хант, жена

Британский автогонщик Джеймс Хант был одним из самых харизматичных спорстменов-гонщиков своего времени.

Он начал участвовать в соревнованиях кузовных автомобилей и очень быстро повысил свой класс до гонок в «Формуле-3», а потом был приглашён в команду «Hesketh» благодаря своим успехам и стал успешным пилотом «Формулы-1». В конце 1976 г.

он уже выступал за команду «McLaren», которой через год приносит 6 побед, став чемпионом мира. Он был невероятно популярен у публики, особенно – у женщин. Первой женой Джеймса Ханта стала столь же известная в Британии особа – девушка из высшего общества, модель Сьюзи Миллер. 

Они познакомились, когда 25-летний Хант уже успел завоевать славу неисправимого ловеласа, не пропускающего ни одной юбки, и были слишком разными по интересам, привычкам, кругу общения и даже представлениям о любви и браке.

Общим являлось то, что оба оказались необычайно привлекательными и обаятельными, производящими сильное впечатление на окружающих. Сьюзен, очарование которой, по словам свидетелей, напоминало чем-то стиль принцессы Дианы мечтала о нормальном браке.

Она была спокойной интеллигентной девушкой с ровным характером и редко поддавалась гневу. Хант менял женщин как перчатки, много курил и не отказывался от спиртного, баловался «травкой» и никак не подходил для роли респектабельного мужа красавицы – модели.

Соратники считали его разгульную жизнь реакцией на опасности рискованной профессии гонщика.

Свадьба, на которой жених был в стельку пьяным, а невеста пыталась сделать хорошую мину при плохой игре, сыграли в Марбелью, в Испании, в 1974 г.

Семейная жизнь этой пары сразу не сложилась: они были совершенно несовместимыми людьми, к тому же Джеймс без конца заводил интрижки, а потом вступил в связь с американкой Джейн Бирбек, которой тоже постоянно изменял.

После безуспешных попыток создать видимость благополучных отношений, Хант и его жена разъезжались, чтобы встретиться и вновь изображать любящих супругов. Через год они развелись и Сюзи ушла к известному актёру Ричарду Бёртону, женой которого стала в 1976 г.

Спустя 6 лет, в 1982 г. Джеймс снова женился и его брак с Сарой Ломакс был более осмысленным для знаменитого гонщика, уже пережившего основной пик своей карьеры и популярности.

Однако при своей неиссякаемой склонности к любовным похождениям, Хант стал больше пить и перешёл на серьёзные наркотики, поэтому мало контролировал свои действия. В ноябре 1979 года этот союз тоже распался, несмотря на рождение двух сыновей: Тома в 1975 г. и Фредди – в 1977г.

Оставивший Большие гонки Джеймс стал комментатором и пытался упорядочить и оздоровить свой образ жизни. Он умер в 1993 –м, в возрасте 45 лет, сделав предложение пожениться своей последней подруге- буфетчице Хелен.

Сара Ломакс сумела забыть Ханту все обиды после их развода и они остались друзьями. В 2013 г. бывшая жена Джеймса Ханта, вместе с сыновьями, была почётным зрителем спортивной драмы «Гонка» о своём супруге, роль которого сыграл австралийский актёр Крис Хемсворт.

Источник: http://ego-zhena.ru/blog/dzhejms_khant_zhena/2017-01-29-196

История любви: Элизабет Тейлор и Ричард Бертон

Элизабет Тейлор и Ричард Бертон

Роман Ричарда и Элизабет, стартовавший в 1962 году на съемочной площадке «Клеопатры», сразу стал событием века.

В сравнении с которым страсти современного голливудского клана номер один — Бранжелины — выглядят вялым сюжетом пьесы провинциального драмкружка. Именно «Лиз и Дик» открыли эру папарацци. От них ждали капризов, причуд, глупостей.

И побольше — чтобы потом посмаковать подробности и снова приникнуть ненасытным оком к замочной скважине.

Злые языки поговаривали, что в стремительности этого романа виноват был не только хороший секс. И уж тем более не родство душ. Для английского театрального актера связь с главной голливудской красавицей стала билетом в большой мир.

Если и так, то расчет вскоре сменился настоящей любовью. Письма, которые Бертон написал Тейлор за время брака, тому подтверждение: «Мои глаза слепнут, не видя тебя. Ты не осознаешь, как фантастически красива…»

Читайте также:  Ая (светлана назаренко) - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В начале пятидесятых Бертон, двенадцатый ребенок в семье уэльских шахтеров, оспаривал пальму сценического первенства в Лондоне, а затем вместе со своей тогдашней женой Сибил отправился покорять Голливуд, где впоследствии быстро приобрел репутацию неутомимого любовника, пьяницы и разгильдяя. Как-то раз Бертон очутился на пышной вечеринке.

Он выпивал, болтал и глазел по сторонам, ошеломленный тоннами сверкающей женской плоти. «Вдруг одна девушка на другом конце бассейна отложила книжку, опустила солнечные очки и глянула прямо на меня. Она была столь красива, что я чуть не расхохотался в голос. Она была потрясающей. Великолепной. Засасывала, как черная дыра.

И плевать ей было на меня». На самом деле не совсем плевать. Суровое безразличие, с которым Элизабет тогда глядела на мужчин, служило ей броней от пустого внимания. К тому же она уже год как была замужем за своим вторым мужем, английским актером Майклом Уилдингом.

Не считая нескольких случайных оказий, следующие девять лет Бертон и Тейлор не виделись.

Элизабет Тейлор и Ричард Бертон (кадр из фильма «Клеопатра»)

Настоящая их встреча случилась в Риме на съемках «Клеопатры». Элизабет приготовилась обдать партнера холодом: его романам (предпочтительно с брюнетками) не было числа, и Лиз собиралась сразу дать понять, что она не «одна из этих».

Бертон поначалу тоже ее будто игнорировал, а потом собрался с духом и выпалил: «Кто-нибудь говорил вам, что вы красотка?». Тейлор ушам своим не поверила: «Великий любовник? Остроумец? Интеллектуал? И тут на тебе. Выдал».

То был блестящий гамбит: все старались понравиться Тейлор, Бертон просто ее рассмешил.

В первой же сцене с поцелуем актеры почувствовали себя словно в наркотическом дурмане. Режиссер давно скомандовал: «Снято», а сцена все продолжалась.

Однако Элизабет была не готова пройти через еще один публичный развод (ее тогдашний муж «номер четыре» Эдди Фишер оставил ради Тейлор жену), поэтому какое-то время она и Ричард пробовали держаться дальше друг от друга.

На съемочной площадке актеры не говорили друг другу ничего, чего не было в сценарии. Но долго это не продлилось. Вскоре они тайно сбежали на крошечную виллу в Порто-Сан-Стефано, и это были счастливейшие моменты в жизни. «Я жарила мясо на гриле.

Душ едва капал, а простыни всегда были влажными. Но мы все это просто обожали».

Элизабет Тейлор с дочерью Элизабет Фрэнсис Тодд от Майкла Тодда и Ричард Бертон в Гштааде (1973)

Затем съемочная команда отправилась на Искью, чтобы снять сцену морского сражения между Марком Антонием и Октавианом. Там, на берегу Тирренского моря, была сделана фотография, облетевшая весь мир: она в купальнике, черные волосы развеваются на ветру, он лежа целует ее, у их ног валяются две пачки «Мальборо».

В марте 1964 года Элизабет получила развод, Ричард развелся еще в декабре. После улаживания всех формальностей пара прилетела в Монреаль и поселилась в «Ритце» под фамилией Смит. Тем же вечером в узком кругу они зарегистрировали брак.

На Элизабет было желтое шифоновое платье по дизайну Ирен Шараф, автора костюмов к «Клеопатре», в волосах — гиацинты и лилии. Ярко сияла изумрудная брошь ценой в сто пятьдесят тысяч тогдашних долларов, подаренная Бертоном. Ее дополняла пара столь же броских серег — тоже подарок, но уже к свадьбе.

Для Ричарда это был второй брак. Для Элизабет – пятый.

Они уехали в Торонто, где на следующий день Бертону надлежало перевоплотиться в Гамлета. Когда спектакль закончился, актер за руку вывел Элизабет на авансцену. Вибрирующим голосом он еще раз произнес реплику принца Датского, обращенную к Офелии: «Я говорю: больше никаких браков!». Зрители рыдали.

Ричард Бертон и Элизабет Тейлор на съемках фильма «Укрощение строптивой», 1973

В 1967 году Ричард и Элизабет вместе или порознь заработали двести миллионов долларов. Они были не просто мужем и женой, они были брендом.

За миллион долларов купили двухмоторный джет, рассчитанный на десять пассажиров и нареченный «Элизабет», принялись коллекционировать Моне, Пикассо, Ван Гога и даже потянули Рембрандта. У каждого было по «роллс-ройсу»: серебристый у него и зеленый у нее. Они инвестировали в недвижимость: на Тенерифе (для выращивания бананов), в Ирландии (тоже в дело: разведение лошадей).

Купили виллу Каза Кимберли в мексиканской Пуэрто-Вальярте, которую по такому случаю даже нанесли на карту. Плюс три дома – его в Cелиньи и английском Хэмпстеде и ее шале в Гштааде.

Две свадьбы Ричарда Бертона и Элизабет Тейлор

Однако жили супруги в основном в отелях, занимая целиком этаж, чтобы разместить детей и свиту: троих от предыдущих браков Элизабет, сообща усыновленную девочку и дочку Бертона (его вторая дочь находилась в госпитале для душевнобольных, и актер исправно платил по немалым счетам за медицинское обслуживание).

Кто-то подсчитал, что Бертон одновременно содержал сорока двух человек, включая своих братьев и сестер. И денег не жалел: в Риме Лиз хотелось чили из ресторана в Беверли-Хиллз — заказ доставляли самолетом. В Париже — свиных сосисок из Лондона. Он обожал выискивать для жены редчайшие драгоценности, устанавливая на аукционах рекорды цен, которые сам же позже и побивал.

Бертон купил тридцатитрехкаратный бриллиант Круппа за триста пять тысяч долларов (сейчас он стоит два миллиона). Затем умыл самого Аристотеля Онассиса, перебив у него бриллиант Cartier за миллион сто тысяч. «Этот бриллиант должна была носить прекраснейшая в мире женщина, — записал Бертон в дневнике.

— Я не мог допустить, чтобы таковой считалась Джеки Кеннеди или София Лорен».

А затем их фильмы перестали приносить прибыль. «Доктор Фауст», «Комедианты» и особенно «Бум» и «Его развод — ее развод» были так тесно связаны с частной жизнью актеров, что критика упрекала их в пародийном вуайеризме. Бертон обнаружил, что гораздо больше денег ему приносят экшены.

И чтобы не отправлять родных обратно в угольные шахты, более не брезговал ни сериалами, ни откровенным кинотрэшем. В письмах Элизабет он сетовал: «Я никогда не оставлял мысли, что актерство для мужчины – смешно и постыдно. Я, конечно, никуда не денусь от Понти и Лорен по одной причине: тупо нужны деньги. Но сердце, в отличие от тебя, сюда никогда не вкладывал».

Алкоголь и Элизабет были немногим, что придавало Ричарду сил. Несколько раз он честно пытался бросить пить и всякий раз срывался.

В апреле 1970 года Бертоны прилетели в Лос-Анджелес на «Оскара» в надежде, что Ричард наконец обретет желанный трофей. Это была его шестая номинация — за роль короля Генриха Восьмого в фильме «Тысяча дней Анны».

Ричард Бертон и Элизабет Тейлор (июнь 1977 года)

Блистательная пара сделала все, чтобы добиться премии. Они посетили официальный ланч «Золотого глобуса», Элизабет посверкала там своим новым большим бриллиантом, согласилась объявить на церемонии «Лучший фильм», оделась у самого модного в то время дизайнера по костюмам Эдит Хед. И ради чего? Выиграл Джон Уэйн!

После «оскаровской» неудачи Элизабет и Ричард продолжали сниматься, но уже порознь. Бертон снова стал выпивать. Со съемок писал: «Милая моя щебечущая дурочка, меня так трясло, что я решил вовсе не ходить на студию. Я уже выпил, но обещаю — больше ни капли до твоего прихода. Постарайся прийти домой пораньше — вместе посмотрим бой Кассиуса Клея. Люблю тебя, моя маленькая заноза».

К тому моменту было очевидно, что их развод не за горами. Но несмотря на ссоры и пьянство Ричарда, его сексуальная энергия была видна невооруженным глазом.

Ножка Элизабет, промелькнувшая под одеялом «в этой голубенькой пижамке, которая мне так нравится», означала, что дверь сейчас с грохотом захлопнется и пара начнет куролесить.

Они, как тогда, в шестидесятые, чувствовали себя тайными любовниками, предающимися запретной страсти назло всему миру. И это их страшно возбуждало.

Ричард Бертон и Элизабет Тейлор (сентябрь 1970 года)

За несколько месяцев до объявления о разводе Бертон написал Элизабет, спавшей в соседней комнате: «Мое дорогое спящее дитя.

Я привык обращаться с женщинами скверно, используя их скорее для упражнений в собственной мужественности. Но я чувствовал, как глупо было с моей стороны даже пытаться обращаться с тобой так, как я привык.

В один из дней я просто проснулся влюбленным. Было чертовски трудно отдать всего себя другому человеку».

Вот еще одно горестное письмо с пометкой «очень личное». «Все, что меня сейчас волнует — счастлива ли ты, а уж с кем — не так важно.

Никогда не забывай свои странные достоинства, не забывай, что твой острый язычок скрывает замечательную и пуританскую леди. Не забывай, что ты, вероятно, величайшая актриса в мире.

Хотел бы я одолжить у тебя на минуточку огня и страсти, но уж получи меня, каков есть: холодным, как лед. Я люблю тебя и всегда буду любить. Вернись».

Все так же пребывая в запое, Ричард позвонил Элизабет и потребовал, чтобы она встретилась с ним на Лонг-Айленде. Едва в аэропорту Хитроу Элизабет села в лимузин, поняла, что муж пьян. По пути Ричард обернулся к ней и проворчал: «Какого черта ты вообще сюда приехала?». К моменту, когда машина добралась до дома, в салоне кипела яростная ссора.

Элизабет приказала водителю отвезти ее обратно в Нью-Йорк. Она поселилась в отеле «Ридженси» на Парк-авеню, где несколько лет назад оба супруга наслаждались своим счастьем и триумфом «Гамлета». Теперь же Элизабет написала здесь официальное заявление для прессы.

«Пожив вдали друг от друга, мы, быть может, снова станем самими собой — и это залог того, что мы снова могли бы быть вместе. Молитесь за нас».

Ричард стал пить сильнее прежнего, а его случайным подружкам не было числа. Однако несмотря на внешнюю браваду, он тяжко переживал расставание с Элизабет. Из Венеции он писал ей: «Прометей был наказан богами за то, что раздобыл для людей огонь, украв его у богов, и обречен на вечные муки. А я обречен на муки за то, что упустил дарованный богами огонь. Тебя».

Элизабет вернулась в Лос-Анджелес и попыталась начать с чистого листа. Она стала встречаться с Генри Вайнбергом, очаровательным голландским бизнесменом с репутацией повесы.

А в ноябре 1973 года актриса попала в больницу — ей предстояла операция по удалению кисты в яичниках. Ричард полетел в Калифорнию, примчался в больницу, выкинул Генри из комнаты и…

воссоединился с Элизабет! «Я ее муж, и мне нужна здесь кровать», — заявил он потрясенному персоналу.

Они снова были вместе и поженились во второй раз (церемония состоялась в Африке). Но Ричард так и не обуздал своих демонов, и после того, как алкоголь едва не убил его (актер шесть недель провел в больнице с трясущимися руками и пепельно-серым лицом), Элизабет решилась на второй развод с Бертоном.

Развод состоялся в маленьком, обшитом деревянными панелями зале суда швейцарского города Саанен. Ричард на заседании не присутствовал.

Но судья по обязанности задал неизбывный вопрос: «Правда ли, что дальнейшая совместная жизнь с мужем не представляется вам возможной?». «Да. Жить с Ричардом невозможно», — тихо ответила Элизабет, одетая в коричневый костюм.

Ее слезы были скрыты солнечными очками. Это было больнее всего: признать в казенных формулировках, что сделать ничего нельзя.

Через четыре месяца Ричард объявил о своей помолвке с югославской принцессой. Элизабет возобновила интрижку с Вайнбергом. Но никому из них не удалось превратить любовную связь в прочные отношения. Помолвка Ричарда была расторгнута после того, как папарацци поймали его гуляющим с чернокожей актрисой и моделью Джин Белл, а Элизабет окончательно порвала с Вайнбергом.

Когда бывшие супруги прибыли на встречу с адвокатами, чтобы обсудить свои деловые проекты, плачущая Элизабет упала в объятия Ричарда. Несколькими днями позже пресс-атташе объявил, что его клиенты снова планируют пожениться. Повторную церемонию решили провести в Ботсване.

Во время этого скромнейшего действа Элизабет, дурачась, написала: «Дорогой супружник, как тебе все это? Ты и правда снова мой муж. И у меня для вашей милости новости: никаких больше браков — и разводов тоже. Ваша жена». Но, конечно, были потом и браки, и разводы.

Через девять месяцев они снова расстались, и Ричард женился на двадцатисемилетней модели Сюзан Хант. Элизабет вышла за Джона Уорнера, будущего сенатора от штата Вирджиния.

Но в начале восьмидесятых оба вновь оказались свободными, и публика бросилась гадать, не сойдутся ли Лиз и Дик.

А много лет спустя после того, как брак Бертона с Тейлор рухнул и из жизни актера навсегда ушли бриллианты, яхты и джеты, он с новой женой Салли осел в швейцарском городке Селиньи. Работа над фильмом по роману «1984» Оруэлла была завершена.

Читайте также:  Мэттью макконахи - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Терзаемый головной болью, Ричард все чаще уединялся в своей мансарде. Там, в окружении сотен книг, подаренных когда-то Элизабет, он однажды написал письмо своей былой возлюбленной. Ответа не дождался.

Ночное кровоизлияние в мозг свело Бертона в могилу.

Элизабет Тейлор и Ричард Бертон на съемках «Клеопатры» (1962)

9 Октября 2015

Источник: https://www.tatler.ru/heroes/istoriya-lyubvi-elizabet-tejlor-i-richard-berton

Ричард Бёртон: 7 номинаций на «Оскар», а как награда — сердце Лиз Тейлор/Актеры/Кинотеатр

Он был 12 из 13 детей в семье уэльского шахтера, но это не помешало Ричарду Бёртону покинуть окрестности своего городка и получить стипендию в Оксфорде. Обладающий захватывающим голосом, он стал одним из ведущих актёров Великобритании.

Многие называли Ричарда Бёртона новым Лоуренсом Оливье, но наибольшую известность ему принесла Элизабет Тейлор, с которой он вступал в брак дважды.

В честь 95 лет со дня рождения актёра, предлагаем вам вспомнить самые интересные страницы биографии неподражаемого Ричарда Бёртона.

Ричард Уолтер Дженкинз, известный всему миру как актёр Ричард Бёртон, родился 10 ноября 1925 года в небольшом городке Понтридайфен в Уэльсе. Он стал двенадцатым ребенком в семье с тринадцатью детьми. Их мать умерла, когда Ричарду не было и двух лет.

А отец, Ричард Уолтер, был шахтёром и частенько любил уходить в недельные загулы, растрачивая и без того скудный семейный бюджет на выпивку и азартные игры. Приближенные к Бёртону люди утверждают, что однажды Ричард сказал: «Мой отец был очень похож на меня. То есть, он был щербатый, хитрый и умел делать самую великолепную улыбку, когда попадал в беду.

Но, помимо этого, он был человеком необычайно красноречивым, ужасно страстный и чертовски жестокий».

Детство Ричарда Бёртона прошло в нищете, и мальчику очень повезло, что на его пути встретился небезразличный к судьбе Ричарда школьный учитель Филипп Бёртон. Многие преподаватели всячески поощряли актерские способности мальчика, но только один всерьез занялся его будущим. Спустя несколько лет именно его фамилию Ричард возьмет в качестве сценического псевдонима.

Разглядев молодой талант в одной из школьных постановок, Филипп Бёртон начал всячески развивать у мальчика любовь к сцене и литературе, в особенности к произведениям Шекспира.

По собственной инициативе он провел для Ричарда немало внешкольных уроков, много работал над его произношением и, в итоге, даже смог избавить будущую звезду от валлийского акцента.

Также именно Филипп Бёртон помог Ричарду после окончания школы поступить в Оксфордский университет.

Начиная со Второй мировой войны, с 1944 по 1947, Ричард Бёртон служил штурманом в ВВС. Для этого он прошел специальный шестимесячный курс в Оксфордском университете, назначенный для кадетов Королевских военно-воздушных сил.

Окончив военную службу, Бёртон устаивается работать в один из лондонских театров, с которым и заключил свой первый контракт. Но сценический дебют Ричарда Бёртона состоялся гораздо раньше, в 1943 году.

Тогда он сыграл одну из главных ролей в пьесе известного в Уэльсе драматурга и режиссера Эмлина Уильямса «Отдых друидов».

С его именем связан и первый кино-дебют актёра: фильм «Последние дни Долвина», вышедший в 1949 году, в котором Бёртон сыграл одну из главных ролей, был поставлен по одной из постановок Уильямса.

 Ричард Бёртон в фильме «Последние дни Долвина»

Благодаря мягкости и одновременно силе голоса Ричарда Бёртона его театральная карьера стремительно шла ввысь.

Помимо успеха многочисленных сценических ролей, благодаря великолепному голосу его часто приглашали на радио читать пьесы, стихи и некоторые учебные программы.

Спустя годы эта сторона его деятельности удостоится премии Грэмми в номинации «Лучшая запись для детей» за чтение «Маленького принца».

Настоящую славу Ричарду Бёртону принес его дебют на сцене Мемориального Шекспировского театра в Стратфорде-на-Эйвоне. Он исполнил роль принца Халя в постановке «Генриха IV».

После этого Бёртону стали часто предлагать роли на Бродвее. Первым его американским спектаклем стал «Леди не для сожжения» по пьесе Кристофера Фрая, поставленный Джоном Гилгудом.

Этот успех и привлек к Бёртону внимание голливудских продюсеров.

Кеннет Тайт, английский драматург и театральный критик, уже тогда охарактеризовал его актёрский почерк: «Бёртон — это спокойный, до краев наполненный водоем, при этом удивительно глубокий. В двадцать пять лет он в совершенстве владеет паузой, и молчание его необыкновенно красноречиво».

 Ричард Бёртон в роли Халя

Первым его фильмом в США стала вышедшая в 1952 году картина режиссера Генри Костера «Моя кузина Рейчел». Главная роль в этой ленте принесла Ричарду Бёртону его первую номинацию на «Оскар», а также победу в номинации «Новая звезда года» по версии Голливудской ассоциации иностранной прессы «Золотой глобус». Тогда же пресса впервые начала сравнивать Бёртона с Лоуренсом Оливье.

Америка сразу полюбила британский шарм актёра, поэтому последовавшие за этим фильмы «Дожди Ранчипура», «Король игроков» и «Александр Великий» увенчались огромным успехом. После заокеанского успеха Бартона начали приглашать и в британский кинематограф. Он сыграл в картинах «Горькая победа», «Жена моряка» и «Оглянись во гневе».

Последний фильм стал одной из лучших ролей в кинокарьере Ричарда Бёртона. Роль Джимма Портера, молодого интеллигента «из низов», очень подошла актеру. Он словно играл себя, рассказывая историю парня, которому пришлось столкнуться со всеми трудностями социальной несправедливости, чужого окружения и безразличия близких.

 Ричард Бёртон в фильме «Моя кузина Рейчел»

 Ричард Бёртон в фильме «Оглянись во гневе»

Но настоящий талант Ричард Бёртон проявлял только на сцене. Несмотря на то, что актёр много снимался, он никогда не забрасывал театральной карьеры, и играл на сценах, как США, так и Великобритании.

В 1960 году за великолепное воплощение роли короля Артура в бродвейской постановке «Камелот» Ричард Бёртон удостоился одной из самых престижных театральных наград — «Тони».

Именно это утвердило его положение в качестве всемирной звезды.

 Ричард Бёртон в образе короля Артура

На сцене никто не мог сравниться с Бёртоном. Его голос заставлял зрителя не отрывать глаз от сцены ни на секунду. Причем актёр был одинаково хорош как в классических, так и в современных постановках.

Когда Джон Гилгуд в 1964 году решил поставить на Бродвее «Гамлета» в современной интерпретации, то ни на минуту не сомневался, кого взять на главную роль.

Этот спектакль стал настоящим событием сезона на Бродвее, а для Ричарда Бёртона роль Гамлета была одной из самых знаковых, которые ему когда-либо доводилось играть.

Хотя, к своей актёрской карьере Бёртон относился не очень уж и серьезно. В одном из интервью журналу «Life»он заявил: «Актерское искусство повсеместно рассматривается как ремесло, и я утверждаю, что оно ничем другим и не является, разве что в руках тех немногих, кто всего раз или два в своей жизни поднимает его до уровня чего-то необычного, мистического и глубоко задевающего душу».

 Ричард Бёртон в постановке «Гамлета»

Самая яркая страница в биографии Ричарда Бёртона началась в 1961 году на съемках исторической драмы «Клеопатра». Ему выпало играть роль Марка Антония, а блистательная Элизабет Тэйлор сыграла роль царицы Египта.

К этому моменту Ричард Бёртон уже 12 лет был женат на актрисе Сибил Уильямс, с которой они растили двух дочерей. Тейлор также состояла в браке со своим четвертым мужем Эдди Фишером.

Изначально актёры между собой почти не общались, так как Бёртон был невысокого мнения о своей партнерше, считая её всего лишь очередной красивой куклой. Но один день изменил всё.

22 января 1962 года, когда Бёртон и Тэйлор снимали свою первую сцену близости в «Клеопатре», Ричард явился на съемки с ужасным похмельем. Делать было нечего, работа стоять на месте не могла, так что Лиз, не задумываясь, принесла ему чашку кофе.

И, по мнению очевидцев, в этот момент что-то между ними произошло. Долго актёры не могли прийти в себя, а когда всё же опомнились и сыграли сцену, Джозеф Манкевич, режиссер фильма, улыбаясь, задал Тейлор и Бёртону вопрос: «Я вам не мешаю?».

 

 Ричард Бёртон и Элизабет Тейлор в фильме «Клеопатра»

Нечего хорошего для съемок этот роман не сулил. В одном из диалогов с продюсером Манкевич заметил: «Я сижу на вулкане… Лиз и Бёртон уже не просто играют Антония и Клеопатру». Роман Тейлор и Бёртона привел к многочисленным скандалам.

Актёр еще как-то пытался спасти свой брак, что, впрочем, ему не удалось, несмотря даже на крайнюю покладистость Сибил. Более того, на съемку явился его старший брат, который вступил с Ричардом в драку из-за его аморального поведения. Элизабет Тейлор также трудно переживала их бурный роман.

После того как Бёртон отправился к супруге, актрису пришлось срочно госпитализировать после передозировки снотворным.

 Ричард Бёртон и Лиз Тейлор в день своей сввадьбы

Их роман продолжился и после съемок. Оба актёра расторгли свои предыдущие браки и в 1964 году поженились в Монреале. Ричард Бёртон и Элизабет Тейлор стали одной из самых знаменитых пар за всю историю Голливуда.

Каждое их совместное действие тут же вызывало бурную реакцию прессы. Практически вся их личная жизнь проходила под вспышками фотокамер.

Совместных детей у них не было, но после свадьбы пара удочерила 3-летнюю девочку из Германии, они назвали дочь Марией.

Кстати, в 1964 году Ричард Бёртон также выпустил почти автобиографическую книгу «Рождественская история» о жизни в уэльской деревушке во времена Депрессии.

Союз Бёртона и Тейлор был очень плодотворен в творческом плане. Вместе супруги сыграли в таких картинах как «Очень важные персоны», «Кулик», «Укрощение строптивой», «Комедианты» и «Бум!».

Но лучшей их совместной работой по праву считается психологическая драма «Кто боится Вирджинии Вульф?», снятая Майком Николсом по одноименной пьесе Эдварда Олби.

Но фильм, в котором их герои буквально выворачивают наизнанку казавшийся идеальным брак, повлиял негативно и на реальные отношения Бёртона и Тейлор.

 Кадр из фильма «Кто боится Вирджинии Вульф?»

«Я не должен был соглашаться на эту роль, — говорил Бартон. — Именно после нее мне приклеили ярлык типа, который пресмыкается перед своей женушкой».

Впрочем, и на этом их совместная карьера не окончилась. Они вместе сыграли в фильмах: «Доктор Фаустас», «Эммерсмит вышел на волю» и телефильме «Он разводится — Она разводится».

 Ричард Бёртон и Элизабет Тейлор

И в июле 1973 года Лиз вдруг заявила: «Ричард и я на некоторое время расстаемся. Может быть, мы слишком любим друг друга… Молитесь за нас!».

В 1974 году, после 10 лет брака, Ричард Бёртон и Элизабет Тейлор развелись. Не прошло и года, когда актёры решили вновь связать себя узами брака, но этот их союз был очень коротким и закончился в 1976 году.

Спустя годы их отношениям было посвящено множество статей и телепрограмм.

Но этот союз принес Бёртону не только творческие успехи. Жизнь с экстравагантной Лиз Тейлор сильно усугубила пристрастие актёра к алкоголю, и в его разговорах всё чаще проглядывался стыд его профессии. «В этом есть что-то ненатуральное, — утверждал Бёртон, — мазать лицо гримом, надевать средневековые костюмы и декламировать чужие слова. Потому и пьешь, чтобы прошел стыд».

 Ричард Бёртон и Элизабет Тейлор

Впоследствии Ричард Бёртон женился еще дважды. С моделью Сьюзан Хант они прожили до 1982 года. А 1983-м Бёртон женился на гримёрше Салли Хэй, которая и стала его последней спутницей жизни.

Начиная с 70-х карьера Ричарда Бёртона начала понемногу угасать. Хороших предложений становилось всё меньше, поэтому, в погоне за гонорарами, Бёртон брался за любую предложенную ему роль.

Впрочем, за это снискал не самую лучшую славу у критиков, которые часто называли его неразборчивым в выборе ролей и иной раз не уделяли должного внимания по-настоящему стоящим актёрским работам.

Среди наиболее известных работ этого периода: «Синяя борода», «Вояж», «Изгоняющий дьявола 2: Еретик», «Отпущение грехов», «Прикосновение медузы», «Колдовская любовь» и «Вагнер».

 Ричард Бёртон в фильме «1984»

Самой яркой в ряду последних работ стала психологическая драма «Эквус», снятая Сиднеем Люметом, и экранизация романа Джорджа Оруэлла «1984», в которой Бёртон сыграл О’Брайена. Этот фильм стал последним в фильмографии Ричарда Бёртона. Актёр скончался 5 августа 1984 года в своем доме в Женеве. Он умер во сне от кровоизлияния в мозг.

7 раз киноакадемия доминировала его на «Оскар», но Ричард Бёртон так и остался без этой награды. На одном из вручений Джон Уэйн, только что получивший статуэтку, сделал вид, что бросает её Бёртону со словами: «Это ты заслужил статуэтку».

Ричард Бёртон был неподражаем на сцене, но добиться такого же успеха на экране ему не позволила лишь собственная самоуверенность.

Актёр сыграл немало великолепных ролей, но слава Элизабет Тейлор, с которой он дважды вступал в брак, затмила как самого Бёртона, так и всю его жизнь.

автор: Елена Яковлева

Источник: http://2queens.ru/Articles/Kinoteatr-Aktery/Richard-Byorton-7-nominacij-na-Oskar-a-kak-nagrada—serdce-Liz-Tejlor.aspx?ID=3062

Ссылка на основную публикацию