Сергей прокофьев — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Музыкальные новости

Сергей Сергеевич ПРОКОФЬЕВ родился 11 апреля 1891 на Украине в селе Сонцовка, что на Донеччине, композитор, пианист. Заниматься музыкой начал с пятилетнего возраста. Вначале это были частные уроки у Глиэра, затем – в консерватории Петербурга. Учителями будущего композитора были Римский-Корсаков, Лядов, Есипова.

С 1908 года начал свои выступления как пианист и исполнитель собственных произведений. «Наваждение», фортепианная Соната № 2, Концерты для фортепиано с оркестром, «Токката», «Сарказмы».

Произведения Прокофьева с самого начала его творческой деятельности отличались новаторством, оригинальностью, не вписываясь в тогдашние каноны создания и восприятия музыки.

Экспериментально — новаторскими стали «Ала и Лоллий», балет по скифским мифам, опера «Игрок» по Достоевскому, « Сказка про Шута…» по сюжету русской сказки, который в 1921 году был инсценирован труппой Дягилева. В 1916-17 годах созданы романсы на стихи Ахматовой, сонаты для фор-но, симфония «Классическая», концерт № 1 для скрипки и оркестра.

В 1918 Прокофьев эмигрировал в США, в 1923 переехал в Париж. В первые годы эмиграции были созданы такие всемирно известные произведения как «Любовь к трем апельсинам», соната №5 для фортепиано, концерт №3 для фортепиано с оркестром, балет «Стальной скок». С 1927 композитор часто гастролировал в крупнейших городах СССР. Со временем принимает решение вернуться на родину.

В 1936 г. Начинается новый период в жизни и творчестве Прокофьева, связанный с его окончательным обоснованием в Москве.

Он очень много работает по заказам Комитета по делам искусств, советских театров, кинематографа: балет «Ромео и Джульетта», симфоническая сказка «Петя и Волк», кантата, посвященная двадцатилетию Октябрьской революции на слова идеологов марксизма-ленинизма, кантата «Александр Невский».

В годы Великой Отечественной войны, находясь в эвакуации на Кавказе, Прокофьев начинает работу над оперой «Война и мир», которая продолжалась одиннадцать лет, создает квартет для струнных № 2 .

Тогда же задуман и воплощен в жизнь уже в Москве балет «Золушка».

Первые послевоенные годы – время создания симфонических произведений № 5 и № 6 , сонат для фортепиано, флейты и фортепиано, скрипки и фортепиано.

Сочинения последних лет жизни с 1948 по 1953 были не похожи на яркие жизнеутверждающие произведения, присущие Прокофьеву в прошлом.

Композитор пытался соответствовать рамкам, очерченным для него и других композиторов постановлениями и требованиями партийных чиновников.

Опера «Повесть о настоящем человеке», симфония №7, балет «Сказ о каменном цветке – одни из последних и не самых лучших творений автора.

Прокофьев умер в 1953 году. Лишь в 1957 году ему была присвоена Ленинская премия.
Копирайтинг — написание текстов уникальных на сервисе my-publication.ru, в проекте работают более 10000 копирайтеров.

Источник: https://trans-m-radio.com/biography/sergej-sergeevich-prokofev-biografiya

Жена Прокофьева

Александр Генис: В наших музыкальных передачах мы часто вспоминаем одного из величайших композиторов ХХ века Сергея Прокофьева. Но сегодня мы поговорим не о нем, а о его многострадальной жене. Книгу Саймона Моррисона “Лина и Сергей” представит ведущая “Книжного обозрения” “Американского часа” Марина Ефимова.

Марина Ефимова: Книга принстонского музыковеда Моррисона «Лина и Сергей» — история жизни первой жены композитора Сергея Прокофьева – испанской певицы Каролины Кодины Льюбера.

Уроженка Мадрида и жительница Нью-Йорка — женщина с горячим темпераментом, с привычкой к свободе и беспечностью светской красавицы — приехала со знаменитым мужем и двумя сыновьями в Советский Союз в 1936 г., и дверь ловушки захлопнулась за ней.

Впервые Лина и Сергей встретились в Нью-Йорке. Прокофьев бежал из России в Америку в 1918 г. – с благословенья Луначарского. Ему было 27 лет, и он был безмерно талантлив.

Диктор: «Лина — юная певица, жившая с родителями в Нью-Йорке, услышала его в 1918 году на сольном концерте в Карнеги Холле.

Прокофьев — пианист-виртуоз — играл тогда собственные сочинения, и Лина была покорена его смелой, диссонантной музыкой, буйной как свежий ветер. Их познакомили, а вскоре она увидела его на улице возле банка, где тогда работала.

Они стали встречаться, но держали свои свидания в секрете и от ее родителей, и от его друзей. Уже в начале отношений Лина упрекала Сергея в грубости и эгоизме. Он обещал измениться, но не исполнял обещаний. Лина отменила встречи, и Прокофьев сказал, что в таком случае он найдет себе другую женщину».

Марина Ефимова: Лина смирилась и с другими женщинами в жизни Сергея, и с его бесконечными отлучками, и с его богемной жизнью.

У нее была для этого веская причина: Сергей Прокофьев – занятый своим сочинительством, душевным настроем, карьерой, амбициями, своей музыкальной судьбой – был её единственной настоящей любовью — с нью-йоркского концерта, услышанного ею в год окончания Первой мировой войны и до последнего дня ее долгой, долгой 90-летней жизни.

Лина не стала профессиональной певицей: у нее было прекрасное оперное сопрано, но не было целеустремленности. Карьеры она не сделала, хотя Прокофьев написал для неё несколько песен и аккомпанировал ей на выступлениях. А карьера Прокофьева складывалась прекрасно, и он гастролировал по Америке и Европе. С женитьбой Сергей не спешил.

Они поженились лишь после того, как Лина забеременела – в 1923 г. Их брак одни биографы называют «хрупким», другие – счастливым, в любом случае оба они были в самом центре тогдашней музыкальной жизни.

Диктор: «Благополучие Прокофьева на Западе зависело от двух патронов: Дягилева с его «Русским балетом» и дирижёра Бостонского оркестра Кусевицкого. Прокофьев погрузился в иммигрантские музыкальные интриги. Он вел дневник, где описывал и личности своих друзей-соперников, и их произведения.

Его характеристики убийственны: «новомодный неоклассицизм Стравинского искажает лицо Баха, как оспа». Третий концерт Рахманинова – «стерильная музыка». Дебюсси – «телячий студень».

Марина Ефимова: «Любопытно, что в гротескных его оценках всегда было зерно истины», — пишет культуролог Норман Либрехт в статье «Лина и волк». Требовательность Прокофьева была преувеличенной и злобной, но музыкальный вкус – безупречным.

12 лет Прокофьевы прожили в Париже, где родились и росли два их сына. Затем пришло «томление духа». Одни считают, что у композитора начался творческий спад, другие — что он устал от напряженной конкуренции с Рахманиновым и Стравинским. Третьи отмечают угасание интереса к нему на Западе. Так или иначе, в 1927 г. Лина и Сергей съездили с пробным визитом в Советский Союз, где вкусили славы. Успех оперы «Любовь к трём апельсинам» был грандиозным.

Диктор: «Прокофьев никогда не чувствовал на Западе такой любви к своей музыке, как в Москве. Да и потиражные из Советского Союза аккуратно поступали с конца 20-х годов.

Появились надежды на карьеру в Москве и у Лины: в советском посольстве в Париже ее обласкали и с возмущением отвергли слухи о репрессиях. Она прочла речи Сталина и выучила «Песню грузинского пастуха».

Когда в газете «Правда» появились нападки на Шостаковича, Лина наивно восприняла это как лишний шанс в профессиональной конкуренции. Она писала Прокофьеву: «В этой драме ты можешь сыграть важную роль».

Марина Ефимова: Они переехали в Москву в 1936 г. – через год после создания Прокофьевым восхитительной музыки к балету «Ромео и Джульетта».

Их встретили с распростертыми объятьями, но в первые же ночи они стали просыпаться от криков людей, которых на улице заталкивали в «воронки». Лина заподозрила ловушку, когда ей повторно отказали в поездке за рубеж.

А когда обвинение в «формалистских тенденциях» докатилось и до Прокофьева, она сказала ему: «Ты понимаешь, во что мы влипли?».

Диктор: «Связанный новыми условиями, Прокофьев писал «массовые» песни, детскую музыку (включая «Петю и волка») и «Кантату на 20-летие Октябрьской революции». Но в 1938 г.

он начал с энтузиазмом работу над фильмом Эйзенштейна «Александр Невский», потом над оперой «Семен Котко» — для Мейерхольда.

В 39-м Мейерхольда арестовали, а Прокофьеву предложили написать “Здравицу к 60-летию Сталина».

Марина Ефимова: Вдохновение – загадочная субстанция. Возможно, Прокофьеву необходима была Россия, какая ни на есть, и Муза – тоже российская. 46-летний Прокофьев встречает ее в Кисловодске – красавицу-комсомолку 23-х лет Миру Мендельсон. Он уходит к ней от Лины и сыновей за три месяца до начала войны.

Это стоит ему инфаркта, но музыка льется из-под его пера, как из рога изобилия: за один 41-й год: балет «Золушка», несколько сюит, 2-й струнный квартет, соната для флейты и фортепьяно, два марша, музыка к фильмам и начало знаменитой 5-й симфонии. В 1942 г. закончена симфония, и Святослав Рихтер впервые исполняет 7-ю сонату.

Другое дело – Лина. С началом войны Прокофьев уезжает с Мирой в эвакуацию в Алма-Ату, а жену и мальчиков оставляет в Москве. Но вот что пишет в журнале «Book Review» рецензент книги «Лина и Сергей» Александра Попова:

Диктор: «Попытка автора книги представить Лину «трагической», как он пишет, «жертвой гения Прокофьева» неубедительна.

Лина предстает перед нами яркой, обаятельной дамой света с авантюрной жилкой. Благодаря знанию шести языков, она с началом войны получает в Москве работу переводчицы, и, хотя они с детьми живут впроголодь, Прокофьев в письмах из Алма-Аты жалуется ей на отсутствие комфорта. Лина — что угодно, только не жертва.

Но от зигзагов ее судьбы у читателя перехватывает дыхание».

Марина Ефимова: Очередной зигзаг — в 48-м году. Советское законодательство определило, что Лина не является законной женой Прокофьева, поскольку их брак был заключён не в Советском Союзе.

И Прокофьеву предложили жениться на Мире без всякого развода. Он помогал семье деньгами, но с Линой не виделся, и она упрямо обивала пороги посольств, требуя разрешения на выезд заграницу.

Её арестовали в том же 48-м, обвинили в шпионаже, дали 20 лет лагерей и отправили за Полярный круг.

В ГУЛАГе Лина провела 8 лет.

За это время Сергей Прокофьев написал оперу «Повесть о настоящем человеке», пережил разгромную критику за несоответствие принципам соцреализма, написал покаянное письмо в «Комитет по делам искусств», создал балет «Каменный цветок», 6-ю и 7-ю симфонии, 9-ю фортепьянную сонату, симфонию-концерт для виолончели с оркестром и получил 6 Сталинских премий. Он умер в один день со Сталиным – 5 марта 1953 в возрасте 62-х лет. Другое дело – Лина. Александра Попова пишет о ней:

Диктор: «Только в 56-м Лину выпустили из мордовских лагерей, и только в 74-м, вслед за сыновьями, – из Советского Союза — по личному распоряжению Андропова. Лине было 76 лет. Она прожила еще 15, и все эти годы посвятила памяти Прокофьева, созданию его архива и фонда. В 1985 г она читала текст «Пети и волка» в Карнеги Холле. Эти 15 лет были её триумфом».

Марина Ефимова: К иностранцам, пережившим гротескный кошмар сталинской России, испытываешь даже бОльшее сочувствие, чем к своим, русским.

Мы были закалённей – и своей историей, и каждой отдельной судьбой. Мы умели выживать.

Из иностранцев выжили единицы, а испанка Лина Прокофьева – одна из тех, кто сумел не только выжить, но и победить в многолетней, персональной войне за свободу.

Источник: https://www.svoboda.org/a/25053808.html

Сми об издательстве

Вишневецкий И.Г. Сергей Прокофьев. – М.: Молодая гвардия, 2009. – 703 с., ил. – (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.: вып. 1200). Тираж 5000 экз.

Чемберджи В.Н. XX век Лины Прокофьевой. – М.: Издательский дом «Классика-XXI», 2008. – 336 с., ил. Тираж 2000 экз.

Прокофьев С.С. Деревянная книга (подарочное издание). – М.: «Вита Нова», 2009. – 224 с. Тираж 2000 экз.

В последнее время имя С.С. Прокофьева (1891-1953) все чаще появляется в разделе книжных новинок. Среди крупных публикаций можно отметить уникальное издание «Дневники Прокофьева» (2002), в котором собраны записи музыканта с 1907 по 1933 годы.

Переиздана его автобиография (2007), опубликованы литературные рассказы (2003). Музей им. Глинки выпустил три прокофьевских сборника (2004, 2006, 2007).

Наконец, важным событием стало открытие музея-квартиры композитора в Камергерском переулке Москвы в 2006 году.

Фигура Прокофьева ставит исследователя и музыканта в «экстремальные» условия. Его судьба заставляет осмыслять не только художественные и эстетические вопросы, но также этические проблемы, связанные с противоречиями внутреннего мира гения в условиях истории XX века.

Новая книга о Прокофьеве, вышедшая в издательстве «Молодая гвардия» (в рамках их фирменного проекта «ЖЗЛ»), представляет современный взгляд на жизнь и творчество Прокофьева.

Многое в ней можно расценивать как значительный шаг в понимании личности музыканта, но есть страницы, на которых прописаны очередные мифы о композиторе.

Книга написана в жанре научно-популярной биографии и рассчитана на широкого читателя, что соответствует редакционной политике этой серии. Вместе с тем, актуальность этой работы и для специалистов трудно переоценить, ведь последняя монография о композиторе была напечатана аж в 1973 году (автор – музыковед И.

Нестьев). Кстати, еще раньше в 1967 году «Молодая гвардия» же выпустила свой вариант прокофьевской жизни (автор Сергей Морозов), как и на этот раз, опередив музыковедческую работу. В обеих книгах Прокофьев представлен как советский композитор-классик, образ которого полностью вписывался в идеологические каноны эпохи.

    

Автор новой биографии о Прокофьеве – поэт и прозаик, доктор философии и редактор Игорь Вишневецкий (род. 1964). Несмотря на литературное образование, его статьи известны и в музыкальном сообществе, в частности, те, что опубликованы в прокофьевских альманахах.

Игорь Вишневецкий родился в Ростове-на-Дону. В юности планировал стать композитором. Окончил филологический факультет Московского государственного университета.

Защитил диссертацию в Браунском университете (США).  С 1995 года преподавал литературу, языки и историю музыки в высших учебных заведениях США.

За его плечами помимо художественных произведений – научные работы о поэтах и философах Серебряного века.

Для Вишневецкого личность Прокофьева, по-видимому, обладает особым обаянием. О его музыке он впервые написал эссе еще в 70-е годы. И в новой книге чувствуется внутренний диалог, который автор постоянно ведет с композитором. Этот авторский взгляд на судьбу Прокофьева где-то более субъективный, где-то менее, что, впрочем, простительно для серии «ЖЗЛ».

Для него Прокофьев практически русский Вагнер: он и музыкант, и поэт, и политик, и эстет, и мыслитель.

Даже сочинения советского периода рассматриваются сквозь призму вагнеровской идеи о синтетическом искусстве (и не важно, что слова или темы для произведений принадлежат советской эстетике).

Прокофьевская музыка, по мнению автора, воплощает некую мифологическую сущность мира (кстати, мифология – один из «коньков» Вишневецкого-поэта).

Эта идея о стихийности искусства, о ее связи с политико-эстетическими категориями времени была рассмотрена Вишневецким в монографии «Евразийское уклонение» в музыке 1920-х — 1930-х годов» (2005). Многие из этих материалов, которые связаны с историей русского зарубежья и философией евразийства (по мнению автора многие музыкант, в том числе и Прокофьев были верны ей до конца жизни), вошли и в прокофьевскую монографию. 

Читайте также:  Майкл оливер - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Он пишет: «Прокофьев был больше, чем композитором, больше, чем стройным воплотителем в звуке мифа о победе героического усилия над косным хаосом.

Вслед за Прокофьевым в русскую музыку пришел и ветер стихийной свободы и лирической распахнутости, которым он сам дышал еще с детских лет, проведенных в донецких степях, на краю Дикого поля.

Как чуткий медиум, он ощущал тектонические толчки дочеловеческого и воплотил их в своем искусстве, но одухотворяемо оно было сверхчеловеческим идеалом».

Самое ценное в монографии – это количество привлеченных материалов,  относящихся к личности Прокофьев. Автор, по-видимому, старался максимально использовать все то, что он смог найти о нем.

Результат – увесистый том из 700 страниц, набранных мелким шрифтом, и наиболее полный свод всех фактов о жизни и творчестве композитора (использованы документы из прокофьевских архивов в России и за рубежом, а также личная переписка с наследниками композитора).

Здесь и краткие экскурсы в судьбу его друзей и современников (Б. Асафьева, В. Дукельского, Н. Набокова, И. Стравинского, С. Дягилева).

И подробные описания его зарубежных странствий – поразившая его Япония и японские гейши, гастроли по Америке и восторг от американских небоскребов, парижские годы и гастрономические туры по Франции. Все эти неизвестные подробности, безусловно, будут интересны для российского читателя.

Автор приводит уникальные материалы из зарубежной прессы. Они рисуют картину того, как прокофьевская музыка воспринималась иностранной публикой. Кстати, именно эти факты позволяют приблизиться к пониманию того, почему же Прокофьев вернулся в СССР. Этим вопросом, наверное, задается каждый, кто знаком с судьбой музыканта.

Слишком напряженная конкуренция со Стравинским и Рахманиновым за рубежом, высокие амбиции молодого Прокофьева и соблазнительные предложения от советского правительства – вот цепочка обстоятельств, которая, возможно, привела к столь кардинальному шагу.  

Но, как известно, объять необъятное нельзя. Из-за максимализма автора возникает ощутимая диспропорция в книге. Та часть, которая касается зарубежного периода прокофьевской жизни, проработана качественно, а вот та, что относится уже к советскому времени – грешит необоснованными выводами и поверхностными суждениями.

Даже сам стиль изложения меняется: от неспешного, практически научного, повествования к слезливой мелодраме. Реальные участники жизни композитора превращаются в романные амплуа: «сверхгерой» Прокофьев; главный «злодей», завистник Тихон Хренников; друг, ставший предателем Борис Асафьев; романтическая муза и вдохновительница Мира Мендельсон.

Все это напоминает расхожие клише перестроечных годов, когда громить и крушить советских деятелей, было знаком времени. Очевидно, что для взвешенного осмысления этого этапа жизни Прокофьева не приемлемы оценочные суждения ни со знаком плюс, ни со знаком минус.

Но для этого нужно практически с нуля начинать изучение всей советской культуры, ведь у нас до сих пор нет даже полных сведений о жизни и творчестве многих музыкантов того времени – Хренникова, Кабалевского, того же Асафьева, не говоря уже о менее заметных фигурах.

 Открытым остается и вопрос «расколотости сознания» Прокофьева, его внутренней противоречивости, которую автор пытается всячески оправдать или скрыть. К сожалению, приходится констатировать, что и сегодня образ Прокофьева будет восприниматься современным читателем сквозь призму навешанных на него и его окружение «ярлыков».

 Еще одной «болевой точкой» прокофьевской биографии является вопрос о двух браках композитора. У него даже есть свой юридический термин – «казус Прокофьева». Дело в том, что венчание с первой женой, испанкой Линой не признавалось по законам СССР (хотя въехали они на советскую территорию, как муж и жена под одной фамилией, им были предоставлены условия для совместного проживания).

А советская регистрация со второй женой Мирой Мендельсон оказалась не действительной для всего остального мира, так как официального развода с Линой не было. Судя по всему, автор и здесь пытался обойти все острые углы. В результате, в книге нет даже описания внешнего облика Лины Прокофьевой (при этом намного подробнее прописана судьба первой любви композитора – Нины Мещерской).

Можно предположить, что автор не занимался этими вопросами отчасти потому, что о Лине Ивановне Кодúна в 2008 году вышла документированная биография. Историю их жизни с Сергеем Сергеевичем наследники композитора доверили писательнице и переводчице Валентине Чемберджи (в ее переводе на русский язык вышли письма и воспоминания С.

Рахманинова, книга Л. Бернстайна «Музыка всем», она написала воспоминания о С. Рихтере).

Силою судеб (ее родители были музыкантами – композиторы Зара Левина и Николай Чемберджи) она встречалась не только со всеми участниками этой драмы (Линой, Прокофьевым и Мирой), но в последствие оказалась тесно связанной с детьми и внуками композитора. Они обратились к В.

Чемберджи с просьбой написать биографию их матери, которая, по их мнению, была незаслуженно забыта и вычеркнута из жизни Прокофьева. Отчасти импульсом для создания книги стала сокращенная публикация воспоминаний Миры Мендельсон во втором прокофьевском альманахе (2004), охватывающих период с 1946 по 1950 годы жизни Прокофьева.  

В книге Чемберджи Лина показана как блестящая светская дама, которая вызывала в обществе восторги мужчин (среди ее поклонников – Дягилев, Стравинский, Кусевицкий) и зависть женщин.

Певица и знаток искусств, она поддерживала все начинания композитора, вплоть до его желания вернуться в СССР. Как указывает сын Прокофьева, Святослав, «мамино слово было решающим. Он (Прокофьев – прим.

«МО») сам колебался до последнего момента».

Возможно, читая книгу «XX век Лины Прокофьевой», кто-то обвинит автора в необъективности, в том, что на страницах «сталкиваются» позиции обеих жен. Мира, как бы мимоходом, но все же обвиняется во всех несчастиях Лины и ее детей.

Очевидно, что разобраться в этой ситуации очень сложно и, наверное, просто невозможно воссоздать какую-то единую объективную картину всех событий из личной жизни музыканта (тем более, что сам композитор никак не комментировал эту ситуацию).

Эта коллизия, скорее всего, так и останется частью истории, разделив многих ее участников и потомков на два лагеря. Подобное, например, произошло и в ситуации с А.Н. Скрябиным и его двумя женами.

Остается лишь констатировать факты возникновения этого любовного треугольника. Лина Кодина (1897, Мадрид – 1989, Лондон) и Сергей познакомились, судя по его записям в дневнике, в 1919 году. В 1923 они поженились в городе Этталь (Германия). В 1924 году родился их первый сын Святослав, а в 1928 – Олег.

В 1936 году они вместе переезжают жить на постоянное место жительство в Советский Союз. В 1948 Лина была арестована и провела восемь лет жизни в сталинских лагерях Заполярья. В 1956 году была выпущена на свободу, в 1974 году при участии Т. Хренникова смогла покинуть СССР.

За рубежом занималась основанием Фонда Прокофьева, который затем разросся до Архива и Ассоциации Прокофьева (сейчас издается журнал «Три апельсина», адрес в сети www.sprkfv.net).

В 1938 году на отдыхе в Кисловодске Прокофьев познакомился, как он сам сообщил Лине в письме, с «молодой еврейкой, преследующей меня». Это была студентка Литературного института Мария-Цецилия Мендельсон (1915, Москва – 1968, Москва), предпочитавшая, чтобы ее называли Мира Александровна.

  В 1941 году Прокофьев уходит от Лины и сыновей к Мендельсон, а в 1948 году без оформления развода он женился на Мире. Во втором браке детей не было. После смерти Прокофьева Мира завещает весь архив композитора трем государственным учреждениям (ГЦММК им. Глинки, РГАЛИ и ДМШ №1 им.

Прокофьева) и его сыновьям.  

Во всей этой ситуации по-человечески понятно и, наверно, естественно желание родственников Лины Прокофьевой защитить ее и хоть как-то ответить этой биографией на вмешательство Миры в их жизнь. Концепция книги складывалась при участии сына и внуков.

Они давали интервью автору, предоставляли материалы из личных архивов. Многое в изложении опирается на слова самой Лины – на ее неопубликованное интервью.

Размышляя о своей жизни с Прокофьевым, она в 1980-е годы замечала: «Это невероятно, как в семейной жизни все, в конце концов, подчиняется тому, что ваш муж – творец. Сколь далеко вы бы ни заходили в том, чтобы отдать ему все и больше чем все, самым важным всегда остается его творчество.

Многие думаю, будто в жизни с человеком, который сделал себе имя и занял место в истории музыки, все было легко и просто с начала и до конца. У нас была очень трудная жизнь, пока все встало на свои места. Мы прошли через тяжелую борьбу, мы не сдавались.».

Еще один издательский проект, связанный с именем Прокофьева,  –  это факсимильное издание «Деревянной книги», осуществленное по заказу внука Сергея Прокофьева младшего. В 1916 году композитор решил собирать автографы близких ему людей.

Но простые подписи ему казались скучными, поэтому он просил всех отвечать на один и тот же вопрос: «Что вы думаете о солнце?».  В течение последующих пяти лет в небольшом альбоме свои автографы оставили 48 гениев эпохи: поэты В. Маяковский, К. Бальмонт, писатели А. Ремизов, М. Пришвин, музыканты И. Стравинский, Ф. Шаляпин, М. Глиэр, Н.

Мясковский, художники Н. Гончарова, М. Ларионов, Петров-Водкин, Бурлюк, шахматист Х. Капабланка и многие другие.

Почему книжка называется деревянной? На этот вопрос лучше всего ответил сам Прокофьев: «Она не должна быть альбомом институтки, а в переплёте из двух простых досок, с краешком из грубой чёрной кожи, пробитой простыми гвоздями, и с железной застёжкой, такой, чтобы при прикосновении к ней руки непременно пахли металлом. Размер – рублёвой бумажки. Сопоставление внешней грубости и драгоценности автографов привлекало пикантностью».

Благодаря усилиям центра «Новые информационные технологии», Пушкинского музея, Третьяковки, музея им. Глинки и РГАЛИ (именно здесь хранится оригинал книги), презентация этого издания оказалась больше, чем просто демонстрация книги.

Уникальная экспозиция «Симфония родственных душ» в Пушкинском музее открыла удивительный мир прокофьевской личности, его дар новатора и изобретателя. На видеомониторах показывались слайдшоу из малоизвестных фотографий Прокофьева и его семьи, а также немногие документальные киносъёмки с его интервью и концертами.

Открытием этой выставки являлись и впервые экспонируемые знаменитые «девятерные шахматы», изобретённые Сергеем Прокофьевым и воссозданные по его описанию.

В основе выставки – световые панно, на которых были показаны автографы тех, кто расписался в «Деревянной книге», их портреты и архивные материалы, связанные с их жизнью, многие из которых экспонировались впервые. Каждое такое «досье» сопровождалось цитатой из «Дневника» Прокофьева.

Был показан недавно снятый канадским режиссёром Иосифом Фейгинбергом документальный фильм «Прокофьев: Неоконченный дневник».  Демонстрировались художественные работы потомков композитора – проект Сергея Прокофьева младшего «Сны-видения» и фотовыставка правнучки Сергея Прокофьева, Лины Прокофьевой «Мимолётности».

Источник: http://gvardiya.ru/publishing/smi/strasti_po_prokofevu

Сергей Прокофьев – всемирно известный украинский композитор

Сергей Прокофьев – один из ярчайших талантов в мире музыки, чье имя находится на вершине списка самых исполняемых композиторов ХХ века.

Имя этого непревзойденного мастера тесно связано со многими странами мира: Россией, США, Францией, Германией, но родился Сергей Прокофьев в Украине, о чем никогда не забывал и чем гордился.

Не случайно, именно в нашей стране прошедший 2011 год был объявлен годом Прокофьева.

https://www.youtube.com/watch?v=O9_wpmUw-9c

Как и многие другие выдающиеся личности, Сергей Сергеевич обладал очень непростым характером, а его творчество и до сих пор вызывает живейшие дискуссии среди специалистов и любителей музыки. Прокофьев поражал знавших его людей необычайной для композитора собранностью, целеустремленностью, иногда даже резкостью.

К сочинению музыки он относился чрезвычайно серьезно, еще в раннем детстве твердо решив посвятить этому свою жизнь.

В десять лет будущий композитор сочинил свое первое, вполне достойное, музыкальное сочинение и с тех пор из-под его пера вышли 11 опер, 7 балетов, 7 симфоний, 8 концертов для сольного инструмента с оркестром, а также значительное количество ораторий и кантат, прекрасные произведения камерной вокальной и инструментальной музыки, музыки для кино и театра. Всего он написал более 130 музыкальных произведений и, по мнению многих критиков, создал свой ни на что не похожий музыкальный стиль. Про Сергея Сергеевича говорили, что он еще при жизни стал настоящим классиком.

Путь Сергея Прокофьева в музыке

Для простого мальчика, рожденного в небольшом украинском селе Сонцовка (сейчас село Красное Донецкой области), настоящим потрясением стало посещение оперного театра в Москве.

Там еще совсем маленький Сережа услышал оперы «Фауста» Шарля Гуно, «Князя Игоря» Александра Бородина и увидел «Спящую красавицу» Петра Чайковского. В родное село, где его отец служил управляющего помещичьим имением, Прокофьев вернулся уже другим человеком. У него появилась цель в жизни.

Мальчик серьезно увлекся музыкой, в чем сразу же получил полнейшую поддержку от безмерно любящих его родителей.

К десяти годам в мальчике проявился очевидный талант к сочинению музыкальных произведений. Он написал свои первые оперы «Великан» и «На пустынных островах», причем записал их в нотной тетради совершенно самостоятельно. И в том же году мать снова отвезла юное дарование в Москву, где показала его профессору консерватории Сергею Танееву.

Корифей по достоинству оценил дебютные работы вундеркинда, настоятельно порекомендовав родителям нанять ему квалифицированного учителя для систематического и серьезного занятия музыкой. Старшие Прокофьевы так и поступили, и уже летом 1901 года в сельском имении, где они проживали, появился Рейнгольд Глиэр.

Тогда он еще был просто вчерашним студентом, окончившим московскую консерваторию с золотой медалью. Впоследствии же этот молодой человек стал известнейшим композитором, автором балетов «Красный цветок», «Медный всадник». Сейчас же его именем назван Киевский институт музыки.

В качестве репетитора молодой Глиэр занимался с Прокофьевым фортепиано, импровизацией, теорией композиции, гармонией, а также помог написать оперу «Пир во время чумы».

Когда уже тринадцатилетнего Сергея Прокофьева его мать Мария Григорьевна привезла в Санкт-Петербург, в багаже у юного композитора из Украины были четыре оперы, симфония, две сонаты и несколько фортепианных пьес. Возглавлявший приемную комиссию Н.А.

Римский-Корсаков был весьма впечатлен способностями не по годам талантливого абитуриента и принял Прокофьева на свой курс. В консерватории Сергей проучился довольно долго: с 1904 по 1917 гг. При этом он закончил несколько курсов: в 1909г. – он получил диплом композитора, к 1914г.

— закончил обучение на пианиста, победив в конкурсе среди пяти лучших учеников консерватории, а до 1917 г. продолжал занятия в консерватории по классу органа.

В декабре 1908 года состоялось первое публичное выступление Прокофьева в качестве композитора и пианиста, а уже, начиная с 1910 г., о нем стали писать как о «крупном русском композиторе».

Читайте также:  Игорь прокопенко - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Рецензенты относили творческий стиль Прокофьева к «крайнему направлению модернизма», говорили, что он «заходит в своей смелости и оригинальности гораздо дальше современных французов». Когда же в 1913 году вышел Второй фортепианный концерт Прокофьева в околомузыкальной среде разразился форменный скандал.

В чем только не обвиняли молодого композитора: «в фортепианном кубизме и футуризме», в безвкусице, в ненужном новаторстве. «Такой концерт нам дома и кошки показать могут» — писали некоторые критики.

В 1914 году Прокофьев совершил путешествие в Лондон, где познакомился с С.П. Дягилевым. Сотрудничество выдающегося композитора с неподражаемым антрепренером продолжалось до смерти Дягилева в 1929 году. Для антрепризы Русские балеты Сергей Сергеевич написал музыку к балетам: «Алла и Лоллий», «Шут», «Блудный сын», «Стальной скок».

В первых двух балетах отчетливо чувствовалось влияние Стравинского, с которым у Прокофьева завязалась крепкая дружба. Кстати, критика, даже европейская, была шокирована новаторской манерой музыкальной подачи в балете «Алла и Лоллий», позже переработанном в «Скифскую сюиту». Писали, что «публика всё же воспринимала её как проявление музыкального экстремизма».

В то же время фортепианные вечера Прокофьева с успехом прошли в Риме и Неаполе.

С началом Первой мировой композитор вернулся на Родину. Прокофьев не подлежал призыву как единственный ребенок в семье. Он продолжал плодотворно работать. Он пишет фортепианный цикл «Сарказмы», вокальную сказку «Гадкий утенок», оперу «Игрок».

Состоялась премьера «Скифской сюиты» в Петербурге, где возмущенная «варваризмами» русская публика также восприняла в штыки произведение Прокофьева. До 1917 года Сергей Прокофьев написал множество иных, меньших по объему, произведений.

Среди них можно выделить цикл фортепианных пьес «Сарказмы», сказка для голоса с фортепиано «Гадкий утёнок», цикл романсов на слова поэтессы Анны Ахматовой и т.д.

В 1918 году, в самый разгар русской революции, Сергей Сергеевич принимает судьбоносное решение эмигрировать. Возможно, он просто хотел какое-то время пожить за границей, поскольку политическая ситуация в России продолжала стремительно накаляться.

Он пишет в своем дневнике: «Ехать в Америку! Конечно! Здесь — закисание, там — жизнь ключом, здесь — резня и дичь, там – культурная жизнь, здесь — жалкие концерты в Кисловодске, там — Нью-Йорк, Чикаго. Колебаний нет. Весной я еду. Лишь бы Америка не чувствовала вражды к сепаратным русским! И вот под этим флагом я встретил Новый год.

Неужели он провалит мои желания?». В 1918 году композитор через Японию переезжает в Соединенные Штаты. За долгие годы жизни за рубежом Прокофьев много гастролировал в Америке и Европе (а также в Алжире, Марокко и Тунисе) как пианист и композитор, он записал в Лондоне свой Третий концерт с симфоническим оркестром.

Музыкант становится очень известным на Западе, более того, его имя прочно входит в плеяду блистательных имен артистического мира. Он общается с Сергеем Рахманиновым, Пабло Пикассо, Анри Матиссом. При этом Сергей Прокофьев из-за рубежа не устает следить за событиями, происходящими на его Родине – в СССР.

За время своего длительного заграничного «турне» Прокофьев трижды приезжал с концертами в Советскую Россию. И в 1936 году он принял решение окончательно вернуться на Родину.

В 1936 году он приехал в СССР вместе с женой-испанкой Линой Кодина, сыновьями Святославом и Олегом. Семья окончательно обосновалась в Москве.

Перед войной композитор сочиняет оперы «Семен Котко», «Дуэнья», во время Великой Отечественной пишет музыку к фильму «Иван Грозный», оперу «Война и мир», Пятую симфонию, балет «Золушка» и другие сочинения.

Также он сотрудничает с режиссером Сергеем Эйзенштейном, предложившим Прокофьеву написать музыку к фильму «Александр Невский». Во время Великой Отечественной войны Прокофьев много работал над балетом «Золушка», 5-й симфонией, сонатами для фортепиано № 7, 8, 9, сонатой для флейты и фортепиано.

В 1948 году Сергей Прокофьев вместе с целым рядом других виднейших советских композиторов (Шостаковичем, Мясковским, Поповым, Шебалиным, Хачатуряном) подвергся политическим гонениям. Их обвиняли в так называемом «формализме в искусстве». Секретным приказом Комитета по делам искусства ряд сочинений Прокофьева были запрещены. Впрочем, лично И.

Сталин очень скоро снял этот запрет. На прошедшем в 1948 году Первом съезде композиторов СССР Сергей Прокофьев подвергся жесткой критике, причем главными обвинителями выступали близкий друг музыканта Б.Асафьев, а также Т.Хренников.

Несомненно, начавшаяся по отношению к Прокофьеву травля сильно подорвала здоровье Сергея Сергеевича, у которого была гипертония.

Все последующие годы он много и тяжело болел, почти не выходя из квартиры или не покидая дачи. Однако за это время он написал сонату для виолончели и фортепиано, балет «Сказ о каменном цветке», симфонию-концерт для виолончели с оркестром, ораторию «На страже мира». Даже в день своей смерти великий композитор продолжал писать музыку.

Сергей Прокофьев ушел из жизни 5 марта 1953 года, в день смерти И.Сталина. Из-за этого совпадения кончина великого композитора осталась совершенно незамеченной, а друзьям Сергея Сергеевича стоило немалых хлопот организовать его похороны.

Страницы биографии и этапы творческого пути Сергея Прокофьева

23 апреля 1891 года в селе Солнцевка (в автобиографии композитор написал на украинский манер – Сонцовка) родился Сергей Сергеевич Прокофьев.

1901г. – впервые посетил театр оперы в Москве. Позднее написал свои первые оперы «Великан» и «На пустынных островах».

1902-1903гг. – в течение летних месяцев брал частные уроки у композитора Рейнгольда Глиэра.

1904г. — поступил в Петербургскую консерваторию. На тот момент Прокофьев являлся автором четырех опер, симфонии, двух сонат и нескольких пьес.

В 1909 году Прокофьев окончил консерваторию по классу композиции и классу инструментовки.

С 1908 года выступал как пианист с исполнением собственных произведений.

1912г. – из-под пера композитора выходят «Наваждение», «Токката», Соната № 2 для фортепиано, два Концерта для фортепиано с оркестром.

С 1913 года начинает гастролировать за рубежом.

В 1914 году Прокофьев окончил консерваторию по классу дирижирования и фортепиано. Создает цикл «Сарказмы».

С 1913 по 1917гг. композитором созданы оперы «Маддалена» (1913) и «Игрок» по Федору Достоевскому (1915-1916), сказка «Гадкий утенок» для голоса и фортепиано (1914), оркестровая «Скифская сюита» (1914-1915), балет «Сказка про шута, семерых шутов перешутившего» (1915), «Классическая» (первая) симфония (1916-1917), романсы на слова Анны Ахматовой (1916) и др.

В 1918 году Прокофьев уехал на гастроли в США.

В 1919 году композитор завершил оперу «Любовь к трем апельсинам» (поставлена в 1921 году Чикагским оперным театром).

В 1922 году композитор переезжает жить в Германию.

С 1923 года проживает в Париже, выезжая в длительные концертные турне по странам Европы и по Америке.

В Париже были поставлены его балеты «Стальной скок» (1927) и «Блудный сын» (1928).

В 1925-1931 годах Прокофьев написал Вторую, Третью и Четвертую симфонии и Четвертый и Пятый фортепианные концерты.

В 1927 и 1929гг. – композитор приезжал с концертами в Советский Союз.

В 1936г. – Прокофьев окончательно возвращается на Родину.

1936-1941гг. – Сергей Сергеевич очень много работает.

За этот период он создал один из своих самых знаменитых шедевров балет «Ромео и Джульетта» (1936), лирико-комическую оперу «Обручение в монастыре» (1940), кантаты «Александр Невский» (1939) и «Здравица» (1939), Шестую сонату для фортепиано (1940), цикл фортепианных пьес «Детская музыка» (1935), симфоническую сказку «Петя и волк» (1936). Летом 1941 года Прокофьев написал балет-сказку «Золушка».

1941-1945 гг. – великий советский композитор продолжает работать. В эти годы он создал оперу-эпопею «Война и мир» по роману Льва Толстого (1943), написал Седьмую сонату для фортепиано (1942) и Пятую симфонию (1944).

1945 – 1953гг. – в послевоенные годы здоровье мастера сильно пошатнулось, что, впрочем, практически не сказалось на его трудоспособности. В указанное время композитором были созданы Шестая (1947) и Седьмая (1952) симфонии, Девятая фортепианная соната (1947), виолончельная Соната (1949) и Симфония-концерт для виолончели с оркестром (1952).

5 марта 1953 года Сергей Прокофьев скончался в Москве от гипертонического криза и был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Интересные факты из жизни Сергея Прокофьева

  • Отец Сергея Прокофьева был однокурсником помещика Солнцева, в чьем имении он служил управляющим. Мать будущего композитора считалась неплохой пианисткой и привила интерес к музыке у своего сына с самого раннего детства.
  • С самых ранних лет Прокофьев обладал непростым характером.

    Студентом он отличался экстравагантным поведением и слишком броской, даже для артистической среды, манерой одеваться. Святослав Рихтер писал: «Как-то в солнечный день я шел по Арбату и увидел необычного человека. Он нес в себе вызывающую силу и прошел мимо меня как явление. В ярких желтых ботинках, с красно-оранжевым галстуком.

    Я не мог не обернуться ему вслед – это был Прокофьев»

  • Став известным композитором, Сергей Сергеевич оставался вспыльчивым и эксцентричным. Он мог резко раскритиковать коллег, был несдержан на слова.

    Однажды он прилюдно отчитал великого скрипача Давида Ойстраха прямо на концерте, а всемирно известной балерине Галине Улановой заявил: «Вам нужны барабаны, а не музыка».

  • Композитор отличался крайней пунктуальностью. Во всем он ценил, прежде всего, точность.

    Возможно, именно этой чертой объясняется его любовь к шахматам, в которых он считался настоящим знатоком. В 1909 году композитору даже удалось сыграть вничью с Эмануилом Ласкером, сохранявшем звание чемпиона мира двадцать семь лет. Также Прокофьев встречался за шахматной доской с Хосе Раулем Капабланкой, Мишей Эльманом, Савелием Тартаковером.

    «Шахматы – это музыка мысли!» — говорил Серегей Сергеевич.

  • Биографы Сергея Прокофьева отмечают литературный дар композитора. Задатки мастера слова четко проявляются в опер­ных либ­рет­то, автобиографиях, «Днев­ни­ке», рассказах.

    Все эти произведения свидетельствуют об универсальности творческой на­ту­ры композитора, его оп­ти­мизме, остро­умии, образном мышлении, склонности к поэтизированию. Олег Порокофьев перевел и издал дневник и другие сочинения отца, занимался популяризацией его творчества.

    Сын Олега и внук Прокофьева — Габриэль стал композитором, является владельцем компании звукозаписи Nonclassical, занимающейся продвижением молодых музыкантов и исполнителей современной классической музыки.

  • Сергей Прокофьев очень любил кино и с удовольствием сотрудничал с известными режиссерами.

    Так он написал музыку к кинофильму «Поручик Киже» (1934) Александра Файнциммера, историческим драмам Сергея Эйзенштейна «Александр Невский» (1938) и «Иван Грозный» (1942).

  • Творчество Прокофьева было отмечено различными наградами. В 1947 году ему было присвоено звание народного артиста РСФСР. Он был лауреатом шести Сталинских премий (1943, 1946 (три), 1947, 1951). Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1943). В 1944 году ему была присуждена золотая медаль Лондонской филармонии.
  • В фильме Дэвида Кэмерона «Аватар» несколько раз звучит музыка из сюиты С.Прокофьева «Поручик Киже».
  • Историческая память о Сергее Прокофьеве

    В 1991 году в здании бывшей сельской школы, где преподавала мать композитора, был открыт Музей Сергея Прокофьева на его родине — в селе Красном Красноармейского района Донецкой области (Украина). Там же был установлен памятник композитору.

    В 2008 году был открыт Музей-квартира Сергея Прокофьева в Камергерском переулке Москвы, где он провел последние годы жизни. В 2016 году там открыт памятник композитору.

    С 1991 года в ознаменование 100-летия со дня рождения композитора, в Санкт-Петербурге проводится Международный конкурс имени С.С. Прокофьева.

    Именем Сергея Прокофьева названы школа в Москве, Северодонецкое областное музыкальное училище, Московский областной музыкальный колледж Московский областной музыкальный колледж, Донецкая государственная музыкальная академия, Симфонический оркестр имени Прокофьева Донецкой областной филармонии.

    В 2012 году открыт международный аэропорт имени Сергея Прокофьева в городе Донецке.

    В 1991 году в связи со столетним юбилеем со дня рождения С.С.Прокофьева была выпущена памятная монета СССР.

    Как часто пользователи Яндекса ищут информацию о Сергее Прокофьеве?

    Для анализа популярности запроса «Сергей Прокофьев» используется сервис поисковой системы Яндекс wordstat.yandex, исходя из которого можно сделать вывод: по состоянию на 18 февраля 2017 г., количество запросов за месяц составило 18 192, что видно на скрине:

    За период с конца 2014 г. наибольшее количество запросов «Сергей Прокофьев» зарегистрировано в апреле 2016 г. – 43 235 запросов за месяц:

    Источник: http://heroes.profi-forex.org/ru/prokofyev-sergij-sergijovich

    Лина Любера, Прокофьева

    Восемь лет лагерей — такой оказалась цена брака и развода с великим композитором Сергеем Прокофьевым.

    В Великобритании опубликована книга американского музыковеда, профессора Принстонского университета Саймона Моррисона «Любовь и войны Лины Прокофьевой» (The Love and Wars of Lina Prokofiev), в которой рассказывается о трагической судьбе жены великого композитора, которая провела восемь лет в сталинском ГУЛАГе.

    Книга приоткрывает завесу над малоизвестной частью жизни Сергея Прокофьева и испанской певицы Лины Кодина, ставшей после переезда в СССР в 1936 году Линой Ивановной Прокофьевой.

    Моррисону удалось получить доступ к архиву зарубежного Фонда Сергея Прокофьева, где хранится, в частности, неопубликованная переписка Лины Прокофьевой с мужем.

    На фото: Саймон Моррисон

    На фото: книга Саймона Моррисона о Лине Прокофьевой

    20 февраля 1948 года в московской квартире Лины Прокофьевой раздался телефонный звонок. «Вам нужно получить пакет от ваших друзей из Ленинграда». Лина была одна в квартире, плохо себя чувствовала и предложила звонившему занести пакет ей домой. Тот отказался и настоял на встрече. Пришлось выйти и подойти к указанному месту встречи.

    Ее встретили трое неназвавшихся мужчин, затолкали в машину и отвезли на Лубянку, а затем в Лефортовскую тюрьму. После девяти месяцев унизительных и жестоких допросов последовал приговор военной коллегии Верховного суда СССР: двадцать лет заключения в исправительно-трудовом лагере за шпионаж (статья 58-1а Уголовного кодекса).

    Вот как автор книги Саймон Моррисон объясняет в интервью «Совершенно секретно» ее арест:

    – Лина получила советское гражданство, ее нансеновский и испанский паспорта были аннулированы. После этого на нее в полной мере распространялись советские законы. Сразу после войны – в 1946–1947 годах – возникла ситуация, когда у бывших иностранцев появилась некоторая надежда вернуться на Запад.

    Соседка Лины по дому, которая была француженкой, смогла с помощью французского посольства получить разрешение на отъезд. Это заставило Лину начать активные действия. Она очень хотела вернуться во Францию, хотела увидеть мать, которая была в очень преклонном возрасте, болела и чувствовала себя очень одинокой в Париже.

    Лина писала многочисленные письма советским властям с просьбой разрешить ей повидать мать. Все было безрезультатно. В это время она очень интенсивно посещала приемы в иностранных посольствах – американском, французском, британском, даже японском – в надежде с помощью дипломатов покинуть СССР.

    После ареста ее обвинили в попытке бежать из страны и в краже секретной документации. Дело в том, что во время войны Лина Прокофьева работала в Совинформбюро в качестве переводчицы и диктора на иновещании.

    Ее обвинили также в связях с людьми, объявленными врагами народа, и в том, что она незаконно передавала через французское посольство письма родным и знакомым во Францию. Все это тянуло в то время на иностранный шпионаж.

    Читайте также:  Didier deschamps - биография знаменитости, личная жизнь, дети

    Сопрано Каролина Кодина родилась в Мадриде в 1897 году в семье оперных певцов. Отец – барселонский тенор Хуан Кодина, мать – российская певица Ольга Немысская.

    С Сергеем Прокофьевым Лина познакомилась в Нью-Йорке в 1918 году, впервые увидев его в Карнеги-холле, на премьере его Первого фортепианного концерта. В молодости Лина Кодина была ослепительной красавицей. Кроме русского, она говорила еще на пяти европейских языках.

    Сергей Прокофьев не устоял перед ее обаянием и чарующим голосом, сразу же взяв ее под свое покровительство. Известно, что Лина стала прототипом принцессы Линетт из его оперы «Любовь к трем апельсинам».

    Она исполнила в Америке и Европе несколько новых сочинений Прокофьева, в том числе его музыкальную сказку «Гадкий утенок». Выступала она под псевдонимом Каролина Любера (фамилия ее бабушки по отцу). Саймон Моррисон не считает ее музыкальные способности выдающимися:

    – Критические рецензии на ее пение были противоречивыми и неоднозначными. Часть из них были хвалебными, часть – очень негативными. Критики удивлялись, зачем выдающемуся композитору понадобилось приглашать жену для исполнения своих сочинений.

    Тем не менее некоторые ее выступления были очень успешными, особенно на радио. Одним из самых громких было ее появление в миланской опере сразу после замужества, где она с большим успехом исполнила партию Джильды в опере Верди «Риголетто». Были и другие оперные роли.

    В Советском Союзе у нее было несколько выступлений на Радио Коминтерна. Но в целом ее музыкальная карьера не сложилась, о чем она хорошо знала.

    Сергей Прокофьев пытался поддерживать ее в творческих начинаниях, предоставляя возможность исполнять свои произведения, хотя сама она жаловалась, что он пренебрегает ее карьерой. Конечно, она выступала на фоне гениального композитора, и сравнение было не в ее пользу.

    Через пять лет после судьбоносного для Лины посещения нью-йоркского Карнеги-холла завершился самый романтический период в ее жизни: Сергей и Лина поженились. Регистрация брака состоялась в ратуше небольшого баварского городка Этталь в присутствии бургомистра.

    В то время Прокофьев писал оперу «Огненный ангел» по одноименному роману Валерия Брюсова. В этой опере бушуют любовные страсти, которые, как считают некоторые исследователи творчества Прокофьева, отразили чувства ее автора в то время.

    Однако профессор Моррисон относится к этой версии скептически:

    – Их брак никогда не был счастливым. Лина вышла за Прокофьева, будучи беременной. Прокофьева нельзя назвать хорошим семьянином. Он не хотел жениться и неоднократно говорил Лине, чтобы она не рассчитывала на брак. Ему хотелось вести космополитическую жизнь артиста, у которого возникают связи в разных странах.

    Лине нравилось быть его компаньоном и сопровождать его во время гастролей и светских приемов. Надо сказать, что еще до брака их отношения были очень неровными; она неоднократно уходила от него, вновь возвращалась, он оставлял ее и вновь жил с ней. Когда Лина забеременела, Прокофьев счел себя обязанным жениться.

    После бракосочетания они поселились в Париже и вели семейный образ жизни. Там Лина вновь забеременела, хотя у Сергея Прокофьева не было развитого отцовского инстинкта. Их брак сохранился главным образом благодаря тому, что они редко виделись и зачастую жили параллельными жизнями.

    В Советском Союзе они поселились в одной квартире и были вынуждены терпеть друг друга. Несмотря на жуткое время и возникшие у него в связи с партийной критикой политические проблемы, Прокофьеву было относительно нетрудно адаптироваться к родной культуре, которую он хорошо знал, Лине же было намного трудней жить в чуждой атмосфере и неродной культуре.

    А атмосфера, в которой они жили, была ужасной. Прокофьев понял, что попал в ловушку. Это было время потрясений. Лина требовала, чтобы муж предпринял какие-то шаги для возвращения на Запад. В конце концов у Прокофьева возникла связь с молодой женщиной, которая полностью посвятила себя ему, помогала в работе, став чем-то вроде его секретаря и экономки.

    Она ничего от него не требовала, ни в чем не упрекала, и в ее обществе Прокофьев чувствовал себя комфортнее и спокойнее. Перед окончательным разрывом Прокофьевы обсуждали будущее их брака. Лина говорила: «Я хочу уехать с детьми за границу, а ты можешь, если хочешь, здесь оставаться, я даже дам тебе развод».

    Как ни пыталась Лина сохранить мужа, в один прекрасный день он ушел. Прокофьев сказал тогда старшему сыну Святославу: «Когда-нибудь ты поймешь, почему я это сделал», но тот так и не смог никогда этого понять.

    Молодой женщиной, о которой говорит Саймон Моррисон, была студентка Литературного института Мира Мендельсон. Мире (Марии) Абрамовне Мендельсон, когда она познакомилась с Прокофьевым в 1938 году в санатории в Кисловодске, было 23 года, ему – 47.

    Ее отец Абрам Соломонович Мендельсон был известным экономистом, сотрудником Госплана и старым большевиком. Мира писала посредственные стихи, была активной комсомолкой и типичным продуктом советской системы.

    Она помогала Прокофьеву писать покаянные патриотические статьи на политические темы, которые он вынужден был публиковать в ответ на критику властей, обвинявших его в формализме. Ее нельзя было назвать привлекательной женщиной.

    Это была «серая мышка», полностью растворившаяся в личности Прокофьева, которому она была беспредельно предана. Короче говоря, Мира была полной противоположностью Лины. Через три года после знакомства с ней, в марте 1941 года, Сергей Прокофьев оставил жену и детей – Святослава и Олега – и ушел к Мире Мендельсон.

    Через три месяца началась война, и процедуру развода с Линой Прокофьев начал лишь после ее окончания. В ноябре 1947-го Сергей Прокофьев обратился в суд Свердловского района Москвы с просьбой о разводе. Через пять дней суд вынес вердикт, вызвавший изумление в юридических и музыкальных кругах. Профессор Моррисон разъясняет:

    – Когда Прокофьев решил навсегда оставить Лину и детей и жениться на Мире Мендельсон, он неоднократно просил у Лины предоставить ему развод, на что та неизменно отвечала отказом. Конечно, Лина понимала, что ее безопасность как иностранки в огромной мере обеспечивается известностью и репутацией мужа.

    После развода ее могли попросту выслать из Москвы. Думаю, что развод с ней Прокофьева в значительной мере послужил катализатором ее ареста. Ее арестовали через месяц после того, как ее брак с Прокофьевым был расторгнут советским судом и бывший муж оформил второй брак с Мирой Мендельсон.

    Но она об этом не догадывалась и в лагере продолжала считать себя законной женой Прокофьева.

    Она долго не знала, что московский суд, способствуя новому браку композитора, постановил, что его брак с Линой, заключенный в 1923 году в Эттале, не может считаться в Советском Союзе законным, поскольку он не был зарегистрирован в советском консульстве в Германии. Последовало второе судебное решение, подтвердившее первое.

    В свое время это постановление суда вызвало заметный общественный резонанс и споры в советском юридическом сообществе о его правомерности. Почти сразу после вердикта суда Прокофьев и Мира зарегистрировали свой брак в московском ЗАГСе, не известив об этом Лину. Официально их брак был оформлен 15 января 1948 года, а 20 февраля Лину арестовали.

    Положение советского права, по которому заключенные за границей браки, чтобы считаться легальными в СССР, должны быть зарегистрированы в советских посольствах, впоследствии отменил Верховный суд. Тем не менее это положение, превращавшее законный брак в фарс, оказалось на руку Мире и Прокофьеву, которые не замедлили им воспользоваться.

    Друзья Лины Прокофьевой и на Западе, и в России упрекают великого композитора в равнодушии к судьбе первой жены, в неоправданной жестокости, в том, что он палец о палец не ударил, чтобы спасти мать своих детей или попытаться вызволить ее из лагеря, и в том, что он бросил детей на произвол судьбы.

    Саймон Моррисон не оправдывает шестикратного лауреата Сталинской премии:

    – Насколько мне известно, Прокофьев не пытался заступиться за жену и ничего не сделал для ее освобождения. Он помогал ей материально, когда она была в лагере, но делал это не прямо, а через детей, передавая им деньги для продуктовых посылок.

    После постановления ЦК ВКП(б) в 1948 году с критикой музыки Прокофьева и Шостаковича положение Сергея Прокофьева было очень шатким. Не думаю, что в такой ситуации у него были какие-то возможности просить за бывшую жену.

    Мне известно, что в то время он обращался пару раз во время приемов во французском посольстве к французским дипломатам с просьбой вмешаться и помочь Лине. Никаких действий не последовало. Совсем иначе себя повел Шостакович, к которому обратились дети Прокофьева.

    Он был тогда депутатом Верховного Совета и хорошо знал Лину. Шостакович много раз обращался во все инстанции с просьбой пересмотреть приговор Лине Прокофьевой.

    Вначале Лину Прокофьеву этапировали в женский лагерь в поселке Абезь в Коми АССР, а через несколько лет перевели в лагерь в Потьме. О ее хождениях по мукам мало что известно. Писательница Евгения Таратута, отбывавшая срок вместе Линой в Абезе, рассказала в своих воспоминаниях, что Лина участвовала в лагерной самодеятельности, пела в хоре:

    – Моей ближайшей соседкой оказалась испанка. Это была известная певица Лина Любера, фамилия ее была Прокофьева. Ее мужем был знаменитый композитор Прокофьев… Лина Ивановна очень страдала от холода. Мы с ней иногда работали в одной бригаде – возили бочки с помоями из кухни. О смерти Прокофьева Лина ничего не знала.

    Он умер 5 марта 1953 года, в один день со Сталиным, и известий об этом нигде не было, и сыновья об этом ей не написали, а может быть, и написали, да письмо не дошло. Однажды в августе, когда мы везли бочку с помоями, к нам подошла одна женщина и сказала, что по радио передавали, что в Аргентине состоялся концерт памяти Прокофьева.

    Лина Ивановна горько заплакала, мы ее отпустили в барак. Я потом пошла, напоила ее чаем. Она долго плакала…»

    В мае 1956 года Лина Прокофьева была реабилитирована и через месяц вышла на свободу, отсидев восемь из двадцати лет, к которым была приговорена. Благодаря хлопотам генерального секретаря Союза композиторов СССР Тихона Хренникова ей предоставили квартиру в Москве. Хренников же выхлопотал ей пенсию – семьсот рублей в месяц.

    А все свое состояние и авторские права Прокофьев завещал Мире Мендельсон. Лина потребовала, чтобы она и ее сыновья также были объявлены его законными наследниками. Для этого нужно было прежде всего отменить постановление суда о недействительности ее брака.

    В апреле 1957 года Московский городской суд отменил судебное решение от ноября 1947 года о незаконности брака Лины и Сергея Прокофьева. На этом же судебном заседании было рассмотрено и право Миры на наследство мужа. Суд принял соломоново решение: законными женами были объявлены и Мира, и Лина. Так у Прокофьева оказалось две вдовы.

    Наследниками, а значит, и правом на получение авторских отчислений за исполнение музыки Прокофьева как в России, так и за рубежом (из которых государство забирало 60 процентов) были объявлены обе вдовы и сыновья. Мира Мендельсон скончалась в июне 1968 года на 54-м году жизни.

    У них с Прокофьевым не было детей; свою часть наследства, а также партитуры и архив Прокофьева она завещала московскому Музею музыкальной культуры имени М.И. Глинки.

    После освобождения Лина вновь заблистала на приемах в иностранных посольствах и музыкальных премьерах.

    Значительные валютные поступления из-за рубежа в качестве отчислений за исполнение произведений Прокофьева позволяли ей не только безбедно существовать, но и коллекционировать драгоценности и меха.

    Вот как автор книги «Любовь и войны Лины Прокофьевой» рисует портрет своей героини в интервью «Совершенно секретно»:

    – Лина Прокофьева была трудным человеком. Я бы назвал ее капризной и даже легкомысленной. В то же время у нее было замечательное чувство юмора, она могла быть душой общества, могла поддержать разговор на музыкальные или литературные темы. Она говорила на нескольких европейских языках.

    Люди, которые встречались с ней в конце жизни, уже после всех ее жутких переживаний в России, отмечают ее остроумие, живой, саркастический ум. В молодости она была невероятной красавицей, очаровательной и элегантной светской львицей. Думаю, это главное, что привлекало в ней Прокофьева.

    Интерес к искусству уживался у нее с интересом к гламуру, к драгоценностям и роскоши. Она была умна, проницательна, хорошо распознавала людей. До ареста Лину всегда окружали восхищавшиеся ею поклонники, некоторыми из них она увлекалась. Думаю, здесь не обошлось без нескольких связей. Правда, связи эти были недолгими и несерьезными.

    Мне ничего не известно о ее жизни в лагере, она очень не любила вспоминать об этом. Но что бы ни происходило, Лина всегда очень дорожила отношениями с Сергеем Прокофьевым.

    Все это время Лина не переставала стремиться уехать на Запад. Она безрезультатно обращалась к Брежневу с просьбами дать ей возможность повидать престарелую мать.

    В 1971 году ее младший сын Олег получил разрешение выехать в Лондон на похороны своей жены-англичанки, скончавшейся в России от заражения вирусным гепатитом, и повидать свою дочь от этого брака. Олег остался жить и работать в Британии.

    В 1974 году на одно из писем Лины, адресованное тогдашнему председателю КГБ Юрию Андропову, с просьбой разрешить ей на месяц выехать в Великобританию, чтобы повидать сына и внучку, пришел ответ: через три месяца ей позвонили из ОВИРа и сообщили, что ей предоставлена трехмесячная виза для поездки в Великобританию.

    К этому времени ей было уже 77 лет. Она не вернулась. Но Лину нельзя было считать беженкой. Советские власти не хотели политического скандала, который возник бы, если бы вдова великого Прокофьева попросила политического убежища на Западе. Советское посольство в Лондоне без проблем продлевало ей визу.

    На Западе Лина Прокофьева делила время между Лондоном и Парижем, куда впоследствии перебрался ее старший сын с семьей. Много времени она проводила в США и Германии. В Лондоне в 1983 году она основала Фонд Сергея Прокофьева, куда передала свой обширный архив, включавший переписку с мужем.

    Ее без конца приглашали на прокофьевские юбилеи, фестивали, концерты. Свой последний, 91-й день рождения Лина Прокофьева отпраздновала 21 октября 1988 года в больнице в Бонне, куда прилетели ее сыновья. Она была смертельно больна, но пригубила шампанского. Ее переправили в Лондон, в клинику имени Уинстона Черчилля, где она скончалась 3 января 1989 года. Записи с пением сопрано Лины Люберы не сохранились.
     

    Источник: https://www.sovsekretno.ru/articles/id/3609

    Ссылка на основную публикацию