Василий верещагин — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Василий Верещагин и Лидия Андреевская

30 апреля 2011, Люди

О жизни выдающегося русского художника Василия Васильевича Верещагина можно написать не один приключенческий роман, повествующий обо всех путешествиях, в которые он отправлялся и обо всех опасностях, которым он себя подвергал.

Но была в его судьбе и счастливая встреча, которая стала для него поворотным моментом. Произошла эта встреча не в России, где художник бывал очень редко, а в далеких Соединенных Штатах Америки. Верещагин приехал туда, чтобы организовать выставку своих работ.

Художника всегда раздражало то, что его называли баталистом, он говорил, что отображает в своих картинах жизнь своей страны. И при подготовке к этой выставке он поставил перед собой цель – показать американцам истинную Россию, такую, какая она есть на самом деле, сломать сложившиеся стереотипы о своей Родине, как о дикой стране.

Но для создания нужной атмосферы необходимо было соответствующее оформление, и лучше всего для этого подходила русская музыка, в которой так хорошо отражалась необъятность просторов и широкая русская душа.

Вот тогда-то один из помощников Верещагина и предложил ему пригласить русскую пианистку Лидию Васильевну Андреевскую, об исполнительском таланте которой много говорили. Так и произошла встреча этих двух людей.

Нельзя сказать, что это была любовь с первого взгляда.

Не сразу Верещагин разглядел в девушке то, что вскоре сделало ее самым дорогим и незаменимым для него человеком – видимо, в тот момент, когда он впервые увидел эту 23-летнюю пианистку, его мысли были слишком заняты предстоящим событием.

Но уже довольно скоро ее неяркая красота, женственность, мягкий характер, ум  наполнили его душу непередаваемой любовью и нежностью к этой женщине. Ради нее он отказался от того образа жизни, к которому привык за последние годы, купил дом в Москве, где проводил довольно много времени.

Далеко не сразу Лидочка стала его официальной женой. Сначала ему необходимо было решить вопрос с разводом – на момент их знакомства художник был официально женат, правда, об этом он предпочитал не вспоминать и с женой практически не виделся.

А после того, как все формальности с разводом были закончены, Верещагин еще долго не мог решиться пойти в церковь – он был атеистом и не мог понять, что может изменить в его жизни венчание.

На тот момент, когда он все-таки решился на этот шаг, в семье было уже трое детей (был еще один ребенок, но он умер в младенчестве).

В основном жизнь Василия Васильевича и Лидии Васильевны была обычной для многих семейных пар, существующих во все времена – простая, без больших ссор и семейных катаклизмов.

Художник любил рисовать свою жену, и сегодня мы можем увидеть ее лицо и фигуру на многих его картинах, это именно Лидия Васильевна изображена в образе сестры милосердия в его знаменитой Госпитальной серии. Такая спокойная, в общем-то, жизнь продолжалась 16 лет, вплоть до 1904 года.

  В феврале того года Япония напала на русскую эскадру у Порт-Артура. Верещагин решил поехать туда для того чтобы написать морское сражение. Его уговаривали остаться в порту, не садиться на корабль – это было реально опасно.

Но он отказался – зачем было тогда ехать так далеко, если он не сможет своими глазами увидеть то, что задумал написать. Он был на палубе броненосца «Петропавловск», когда  корабль взорвался на мине.

Лидия Васильевна осталась одна с тремя детьми на руках и без денег. Она продала дом, продала все картины мужа (покупателем стал Николай II), но средств все равно не хватало.

А еще больше не хватало ей любимого человека, с которым она провела самые счастливые годы своей жизни, который нежно любил ее  и заботился о ней. Сначала ее отдушиной стали дети, но и они выросли, а она так и оставалась одна. И наступил момент, когда жизнь вообще потеряла всякий смысл.

В 1911 году, семь лет спустя после гибели мужа, Лидия Васильевна решилась на самоубийство. Ей было 46 лет – ровно столько, сколько ее погибшему мужу в момент их знакомства.

Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь

Источник: http://www.artinheart.ru/post/people/463.shtml

Василий Верещагин: биография, картины, личная жизнь художника

Василий Верещагин еще при жизни стал известен как художник батальных сцен. Однако его «непатриотичные», как их называли, работы демонстрировали зрителям не триумф побед, а изнанку сражений — с погибшими, ранеными, измученными солдатами.

Художник ходил не только в военные походы, но и путешествовал по всему миру, привозя эскизы для будущих полотен — экспрессивных, красочных и детальных.

Коллекционер Павел Третьяков скупал работы Верещагина целыми сериями вместе с резными авторскими рамами, которые создавались по эскизам живописца.

«Путешествие признаю великой школою»: первые поездки Верещагина

Иван Крамской. Портрет Василия Верещагина (фрагмент). 1883. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Василий Верещагин родился в Череповце в семье состоятельного помещика.

В 9 лет родители определили его в кадетский морской корпус. «Корпус терпеть не мог, — вспоминал художник, — товарищество только выносил, как необходимое зло, но никогда не любил его искренно. Закал, дух и проч.

противны до сих пор, как огульное, резкое, ложное».

Еще во время учебы проявилась его способность к живописи — он посещал рисовальную школу, знакомился с художниками. После окончания кадетского корпуса Верещагин на морскую службу не пошел.

В 1860 году против воли родителей он поступил в Академию художеств. В это же время пробовал себя в литературном творчестве: предложил свой «Рассказ старого охотника» петербургской газете «Голос». После рецензии редакции: «Извольте, это такая гадость..

.» — Верещагин на время оставил писательскую деятельность.

Первое большое путешествие Верещагин совершил в 1863 году — на Кавказ. Здесь он останавливался в городе Шуши в Нагорном Карабахе, наблюдал за жизнью местных народов, изучал их обряды и традиции, писал этюды.

В 1864 году Верещагин уехал в Париж и год учился и работал у Жана Леона Жерома — авторитетного живописца-академиста. Потом еще раз съездил на Кавказ. В Академию Верещагин вернулся весной 1866 года и официально завершил обучение.

Картины Туркестанской серии

В 1867 году Верещагин поступил на службу к туркестанскому генерал-губернатору Константину фон Кауфману — штатным художником. Живописец прибыл в Самарканд в мае 1868 года. Вскоре крепость с русскими войсками оказалась в осаде: восстали местные жители. Верещагин участвовал в битве с бухарцами и даже получил орден Святого Георгия 4-го класса — за отвагу.

Живопись и графику, привезенные из Туркестана, художник представил в 1869 году в столице. Большинство работ были выполнены в этюдной манере. Благодаря картинам Верещагина посетители увидели неизвестную им Среднюю Азию: невольничий рынок, нищих опиумоедов и женщин, с головы до ног укрытых одеяниями.

После выставки Верещагин снова отправился в Туркестан. На этот раз его путь пролегал через Сибирь, киргизские земли и Западный Китай. В Киргизии художник гостил у своего друга Байтика Канаева, с которым познакомился еще в Петербурге на одном из официальных приемов.

Часть картин художник написал в его богатой юрте: изобразил ее интерьер, в точности передал плетения свода, сложные завитки на коврах. Верещагин создавал портреты простых жителей, изображал сцены из их жизни.

Он собрал множество местных орнаментов, зарисовал узоры, которые украшали оружие местных воинов. В поисках колоритных пейзажей он уезжал в горы близ Иссык-Куля, в Боомском ущелье и на перевалах горного хребта Алатау.

В работах художник использовал тонкий мазок и яркие, насыщенные оттенки, которые лучше передавали зной азиатских пейзажей.

В Западном Китае в то время войска императора усмиряли восстания дунган и уйгуров. Почти все города этого региона были сожжены. По одной из версий, именно после посещения дунганских земель Верещагин задумал написать картину «Апофеоз войны» с пирамидой черепов и летающими над ней воронами.

В 1871 году Василий Верещагин переехал в Мюнхен. Здесь он познакомился с Элизабет Фишер-Рид, которая стала его женой.

В мастерской своего друга Теодора Горшельда художник писал свои восточные картины — «Богатого киргизского охотника с соколом», «Двери Тамерлана», серию батальных сцен «Варвары» и другие работы.

Всего в Туркестанскую серию вошли 13 полотен, 81 этюд и 133 рисунка. В 1873 году Верещагин выставил весь цикл в Хрустальном дворце в Лондоне.

Художник хотел привезти всю серию в Россию, поэтому предупредил английских коллекционеров, что картины не продаются.

В каталоге к выставке он разместил пояснение к каждому полотну, а о своем путешествии в Туркестан, об азиатской культуре и традициях написал очерк «Поездка по Средней Азии».

Его опубликовал французский журнал Le Tour du Monde, позже работа вышла на страницах английской прессы.

Первая персональная выставка

Василий Верещагин. Апофеоз войны (фрагмент). 1871. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Первая масштабная выставка Верещагина прошла в Петербурге в 1874 году. Тогда от желающих увидеть картины не было отбоя — залы Министерства внутренних дел едва вмещали всех посетителей. Весь тираж каталогов выставки — 30 тысяч экземпляров — раскупили.

Но высшие государственные чины не одобрили работ Верещагина: незадолго до выставки император подписал указ о всеобщей воинской повинности, и от художника ожидали триумфальных полотен с победными атаками, портретов военачальников с орденами. А Верещагин изображал обратную сторону батальных сцен: нечеловеческий труд, уставших, раненых, погибших людей. Художника обвинили в антипатриотизме и сочувствии к врагу.

Многие коллеги-художники упрекали Верещагина за стиль: он щедро использовал яркие краски, а это было нетипично для академической живописи тех лет. Однако Иван Крамской назвал серию успехом русской школы, а Павел Третьяков приобрел весь туркестанский цикл за большие деньги — 97 000 рублей.

К картинам Верещагин заказал специальные рамы: массивные, обильно украшенные. Они становились частью работы и подчеркивали настроение каждой картины. На рамы Туркестанской серии Верещагин изначально планировал нанести арабскую вязь, однако арабского не знал.

Он подготовил эскизы с узором, который перекликался с восточным орнаментом на дверях мечетей и дворцов. Багеты изготавливали из дерева, наносили глянцевую или матовую позолоту. Иногда рамы были настолько объемные, что по площади превосходили само полотно.

На некоторые багеты художник наносил надпись. Например, полотно «Апофеоз войны» сопровождала фраза: «Посвящается всем великим завоевателям: прошедшим, настоящим и будущим». Картине «Нападают врасплох» соответствовала цитата из летописи Нестора: «Ляжем костьми, не посрамим земли русской, мертвые сраму не имут».

В этих же рамах художник требовал и перевозить полотна во время выставок. Вес ценного груза увеличивался, расходы на транспортировку возрастали в разы, Третьяков нанимал целые железнодорожные платформы.

Индийское путешествие Верещагина

Не дожидаясь закрытия выставки, Верещагин вместе с женой отправился в Индию. Супруги посетили Бомбей и Джайпур, Дели и Агру, области Ладак и Кашмир, три месяца путешествовали по Восточным Гималаям и Сиккиму.

Путешествие было не из простых: на них нападали дикие животные, приходилось переходить вброд ледяные реки и пережидать снежные бури. Художник перенес малярию, а у Элизабет Фишер-Рид во время высокогорных переходов упало зрение. Тем не менее они продолжали работать.

Верещагин писал буддийские храмы и старинные мечети, каменные гробницы и наскальные монастыри. Помимо них, в полотна Индийской серии вошли сцены религиозных церемоний, портреты факиров, буддийских монахов и последователей древней религии — зороастризма.

Фишер-Рид вела путевой дневник, а позже опубликовала сборник «Очерки путешествия в Гималаи г-на и г-жи Верещагиных».

В Индии художник узнал, что Императорская Академия художеств присвоила ему звание профессора. Награды Верещагин не принял: «…считая все чины и отличия в искусстве безусловно вредными, начисто отказываюсь от этого звания».

В 1876 году Василий Верещагин вернулся в Париж, но уже через несколько месяцев отправился в новый поход на Балканы. Индийская серия увидела свет только спустя четыре года — на выставке в Петербурге.

Художник представил 139 картин и этюдов, 75 из которых купил Третьяков. Плату за вход на выставку не брали, и за 40 дней экспозицию посетили около 200 тысяч человек. По воспоминаниям современников, в выставочные залы люди пытались пробраться даже через окна.

Критики назвали Верещагина одним из лучших художников-ориенталистов.

Балканский поход и новые батальные полотна

Весть о войне с турками застала Верещагина в Мезон-Лаффите, пригороде Парижа, где располагалась его мастерская. Он оставил работу над индийскими полотнами и добровольно отправился на Балканы — в составе действующего подразделения русской армии.

В июне 1877 года Верещагин получил серьезное ранение. Миноносец «Шутка», на котором находился художник, атаковал турецкий корабль. Вражеская пуля пробила борт и повредила Верещагину бедро. Художника отправили в Бухарест, где он провел три месяца. Но когда рана зажила, он вернулся в строй. За отвагу Верещагину хотели вручить золотое наградное оружие, но он отказался.

В это время русские войска готовили штурм Плевны, города в северной части Болгарии. Плевну планировали взять 30 августа, к именинам императора Александра II. Однако штурм обернулся крупным поражением. Поле брани с сотнями погибших Верещагин изобразил на полотне с провокационным названием «Царские именины».

Не менее острой оказалась и другая работа живописца — триптих «На Шипке все спокойно». Название художник позаимствовал из донесений русского генерала от пехоты Федора Радецкого.

Тот командовал войсками, которые, измученные и в тонких шинелях, замерзали на Шипкинском перевале на Балканах. Герой триптиха — часовой, который гибнет от холода на посту.

На первой картине он стоит по колено в снегу, на второй — почти по грудь и согнулся от ветра, а на третьей — на его месте изображен сугроб, из которого выглядывает угол шинели и штык.

Читайте также:  Стэнли кубрик - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В декабре 1879 года выставка с балканскими работами Верещагина прошла в Париже. На полотнах не было парадных триумфальных сцен. В споре с Павлом Третьяковым, который придерживался традиционных патриотических взглядов на батальную живопись, художник говорил: «…

мы с вами расходимся немного в оценке моих работ и очень много в их направлении. Передо мною как художником война, и ее я бью, сколько у меня есть сил; сильны ли, действительны ли мои удары — это другой вопрос, вопрос моего таланта, но я бью с размаху и без пощады.

Вас же, очевидно, занимает не столько вообще мировая идея войны, сколько ее частности». Верещагин хотел, чтобы серия оставалась нераздельной, но коллекционер приобрел лишь часть полотен. А Верещагин после выставки написал еще три картины — «Турецкий госпиталь в Плевне», «После атаки.

Перевязочный пункт под Плевной» и «Перед атакой».

Поездка в Палестину и евангельский цикл

В 1882 году Василий Верещагин писал критику Владимиру Стасову: «Больше батальных картин писать не буду — баста! Я слишком близко принимаю к сердцу то, что пишу; выплакиваю (буквально) горе каждого раненого и убитого».

Вскоре он с женой уехал на Ближний Восток — путешествовал по Палестине и Сирии.

Здесь он писал полотна на библейские сюжеты. По палестинским этюдам в Мезон-Лаффите художник создал картины «Стена Соломона», «В Иерусалиме. Царские гробницы», «Святое семейство» и другие.

Герои его евангельских картин живут обычной жизнью — едят, стирают вещи, мастерят утварь.

В Европе католические священники требовали уничтожить картины, на которых Святое семейство изображено не по церковным канонам, а в Россию Верещагин их и вовсе не привез, не желая еще более суровой реакции. В 1885 году открылась европейская выставка.

Один из посетителей облил полотна серной кислотой — испортил несколько рам, а одну небольшую картину уничтожил полностью. Пострадали и несколько крупных работ, но Верещагин их вскоре отреставрировал. Большую часть палестинского цикла художник увез в США и после нескольких выставок продал на аукционе.

В 1883 году Верещагин написал книгу «Очерки, наброски, воспоминания» — ее перевели на немецкий, французский, английский, датский языки. Вскоре вышел в свет трактат «О реализме» на английском и немецком языках.

Полотна Русской серии

В 1887 году Верещагин оставил свою мастерскую в Мезон-Лаффите. Чуть позже он расстался с Элизабет Фишер-Рид, женился на Лидии Андреевской и отправился в Россию. Здесь, на окраине Москвы, художник построил дом по собственному проекту.

Через несколько лет Верещагин начал писать картины, посвященные Отечественной войне 1812 года. Всего он создал 20 полотен — сцены битв, пейзажи мест сражений.

В 1893 году Верещагин снова отправился в путешествие, в этот раз — по городам России. Он посетил Ростов Великий, Кострому, Ярославль, города Русского Севера. Здесь Верещагин писал интерьеры деревенских изб, убранства церквей.

Художник запечатлел мельчайшие архитектурные детали — резьбу на деревянных колоннах, иконостасах.

В серию картин вошли также портреты «незамечательных», обычных людей, а их истории жизни художник издал в сборнике «Иллюстрированные автобиографии нескольких незамечательных русских людей».

От города к городу художник передвигался по рекам и каналам на специальной барке-мастерской. Путевые заметки он опубликовал в книге «На Северной Двине. По деревянным церквам» в Москве в 1896 году.

Япония и последние работы

В России путешествия Верещагина не закончились. В 1901 году он отправился на Филиппины, где создал Госпитальную серию со сценами из местной больницы. Затем художник дважды посетил Кубу, потом — Америку и даже написал портрет ее президента.

https://www.youtube.com/watch?v=LRnKf0thd8g

В 1903 году Верещагин прибыл в Японию. В Токио, Никко и Киото он провел четыре месяца. Из поездки художник привез несколько живописных этюдов в новой для себя манере, близкой импрессионизму, — «Японка», «Прогулка в лодке», «Храм в Никко» и другие. Все работы Верещагин оформил в авторские рамы, отделанные японской парчой.

На следующий год художник снова отправился на Дальний Восток, чтобы плыть в Японию. «Я все еще не уехал, но завтра уезжаю наконец, и с нехорошим чувством, — писал художник жене, — так как еду в страну, очень враждебно к нам настроенную… По газетам судя, в Японии часты собрания врагов России, требующих войны с нами, считая теперешний момент для открытия военных действий наиболее удобный…

Война началась. Василий Верещагин и в этот раз был в строю. 31 марта броненосец «Петропавловск», на котором находился художник, взорвали у берегов Порт-Артура. Верещагин погиб.

Источник: https://www.culture.ru/persons/8228/vasilii-vereshagin

Литературно-исторические заметки юного техника

Персонаж романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Золотой теленок» инженер Птибурдуков.По данным первоисточника:

  • Имя: Сашук (очевидно — Александр);
  • Профессия: инженер. Судя по наличию в его библиотеке двух томов сопромата — инженер с приличным дореволюционным образованием;
  • Ближайшие родственники: брат-военврач;
  • Семейное положение: в гражданском браке с Варварой Птибурдуковой (бывш. Лоханкина);
  • Хобби: выпиливание лобзиком по дереву;
  • Возраст: немолодой;
  • Особые приметы: носит усы, на службе — фуражку, дома — синюю пижаму с шнурками.
Птибурдуков — персонаж, объеди­няющий в себе интерес авторов этого сайта к литературе, истории и технике. Несмотря на всю скудность и комичность сведений о нем, предоставленных нам Ильфом и Петровым, мы все же рискнем предположить основные вехи его биографии:Александр Прибурдуков родился и получил техническое образование в России. Если бы революция не прервала его карьеру, он служил бы техническому прогрессу своей страны. Но — случилось то, что случилось: империя рухнула, а Птибурдуков не уехал в эмиграцию и стал на службу новой власти. В период НЭПа он был достаточно высоко­опла­чиваемым специалистом, и мы можем предположить, что и индус­триализа­ция лишь увеличила бы его вос­требо­ванность.Однако не за горами 1937 год: специалист «из бывших» имел все шансы «встать к стенке» за «шпионаж в пользу Антанты», погибнуть «заключенным каналоармейцем», или пропасть на валке леса. Однако, при некотором везении, он мог и выжить, продолжив работу на благо страны инженером в «шарашке» — закрытом КБ, подведомственном НКВД.Его семейная жизнь с Варварой, вероятнее всего, завершилась бы в годы первых пятилеток: стране нужны были кадры, свободные от личных привязанностей, и эти привязанности безжалостно рубились. Хоть Варвара, не первый взгляд, совершенно не похожа на «жену декабриста», однако русские женщины не раз ломали общепринятые стереотипы. Сайт — о человеке на переломе истории. Нас интересуют люди, волею истории лишенные привычной жизни, вырванные из обжитых гнезд и брошенные на произвол судьбы, но не сломавшиеся, сумевшие приспособиться, укорениться на новом месте и выжить.Такая судьба настигала в нашей стране людей каждого поколения: кому-то на долю досталась Гражданская война и кол­лек­ти­ви­за­ция, их детям — Великая Оте­чес­твен­ная, внукам — пе­ре­строй­ка. А как назовут то, что переживут более молодые — покажет История. « — Была у нас Россия, великая держава…— И будет. Ну как тебе объяснить… Взять вот этот ломберный стол: он как есть стол, так и будет стол. И что бы ты с ним ни делал, все равно он будет стол. Ты можешь его перевернуть, опрокинуть вверх ножками, и все равно он будет стол. И более того: настанет время, и он встанет в свое нормальное положение, потому что стоять вверх ножками ему несвойственно. Вот так же и Россия: ее, вон, переверни вверх ножками, а настанет время, и она встанет в свое нормальное положение. Обязательно встанет!»Спектакль театра им. Моссовета «Белая гвардия»по пьесе М.А. Булгакова «Дни Турбиных»
Оратор римский говорил Средь бурь гражданских и тревоги: «Я поздно встал — и на дороге Застигнут ночью Рима был!» Так!.. Но, прощаясь с римской славой, С Капитолийской высоты Во всем величье видел ты Закат звезды ее кровавый!.. Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые! Его призвали всеблагие Как собеседника на пир. Он их высоких зрелищ зритель, Он в их совет допущен был — И заживо, как небожитель, Из чаши их бессмертье пил! Федор Тютчев, «Цицерон»

   «…А не кажется ли вам иногда, Князь, что мы сейчас живем на переломе истории? Никогда не появляется у вас это ощущение? На переломе истории ужасно неуютно: сквозит, пахнет, тревожно, страшно, ненадежно, но с другой стороны — счастлив, кто посетил сей мир в его минуты роковые…

   …В самом деле, каково это — жить на переломе истории? Надо подумать. Что это такое, собственно, — перелом истории? Когда на перекрестках стоят броневики и чадят костры, на которых догорают старые истины, — это уже не перелом истории, это уже началась новая история.

А перелом — это производная по времени. Говорят, сердечники реагируют не на плохую погоду, а на изменение хорошей. Вокруг еще солнышко сияет, тепло благорастворение воздухов, но давление начало меняться, и сердечник хватается за сердце. Может быть, и с историей так же?…

»

Борис & Аркадий Стругацкие, «Отягощённые злом или Сорок лет спустя»

«…Будь я мыслителем, я бы не сидел всю жизнь согнувшись.»Геннадий Малкин

   «… Человек каменного века был значительнее, несомненно… Бесплатно, только из внутренней потребности, разрисовывал пещеры, думал, сидя у огня, о мамонтах, о грозах, о странном вращении жизни и смерти и о самом себе. Черт знает, как это было почтенно!.. Мозг еще маленький, череп толстый, но духовная энергия молниями лучилась из его головы…

А эти, нынешние, на кой черт им летательные машины? Посадить бы какого-нибудь франта с бульвара в пещеру напротив палеолитического человека. Тот бы, волосатый дядя, его спросил: «Рассказывай, сын больной суки, до чего ты додумался за эти сто тысяч лет?.. — «Ах, ах, — завертелся бы франт, — я, знаете ли, не столько думаю, сколько наслаждаюсь плодами цивилизации, господин пращур…

Если бы не опасность революций со стороны черни, то наш мир был бы поистине прекрасен. Женщины, рестораны, немножко волнения за картами в казино, немножко спорта… Но, вот беда, — эти постоянные кризисы и революции — это становится утомительным…

» — «Ух ты, — сказал бы на это пращур, впиваясь в франта горящими глазами, — а мне вот нравится ду-у-у-умать, я вот сижу и уважаю мой гениальный мозг… Мне бы хотелось проткнуть им вселенную…» »

Алексей Толстой, «Гиперболоид инженера Гарина»

Источник: http://ptiburdukov.ru/%D0%A1%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA/%D0%91%D0%B8%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%B8/%D0%92%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%89%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D0%BD_%D0%92%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%92%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

V Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся Старт в науке

Мельникова А.В. 1

1муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 4»

Мельникова С.И. 1

1МБОУ «СОШ № 4»

Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке «Файлы работы» в формате PDF

Введение

Историю любого города, да и страны в целом создают люди.

Череповец гордится своими знаменитыми земляками, жизнь и работа которых во многом определила настоящее и будущее не только нашего города, но и страны.

Среди них и знаменитые братья Верещагины, выходцы из дворянской семьи. Это Василий Васильевич Верещагин — известный на весь мир художник и Николай Васильевич Верещагин – создатель вологодского масла.

Четыре года назад я с родителями приехала в Череповец и теперь живу на улице Верещагина. Напротив нашего дома находиться сквер, в котором я часто гуляю. В нем я обратила внимание на скульптуру художника Верещагина Василия Васильевича.

Меня очень заинтересовало, чем так знаменит Верещагин, что ему поставили памятник в Череповце и в честь него названа улица, на которой я живу.

Я поинтересовалась у одноклассников в своем классе: чем же знаменит их земляк. Но, оказалось, что они мало, что о нем знают. Учительница посоветовала мне посетить дом-музей Верещагиных и узнать историю жизни семьи.

Посетив музей, я много интересного узнала о семье Верещагиных. Оказалось, что не только Василий Верещагин – это известный художник, но и его брат Николай прославил город Череповец на всю Россию.

Поэтому моя тема и называется: «Верещагины: семья, прославившая Россию».

Актуальность моей работы заключается в том, что каждый житель

города должен знать его историю и историю края, в котором живут.

Ценить людей, которые много сделали для развития нашего города и прославили Череповец и наш родной край на всю Россию и за ее пределами.

Цель работы: собрать и изучить информацию о жизни семьи

Верещагиных. Задачи:

собрать и изучить информацию о жизнедеятельности братьев

Верещагиных;

рассказать одноклассникам о судьбе знаменитых братьев;

воспитать чувство гордости, уважения к знаменитым людям нашего

города.

Объект исследования — братья Верещагины. Предмет исследования – биография и жизненный путь Верещагина

Василия Васильевича и Николая Васильевича.

Гипотеза исследования: можно ли стать знаменитым, занимаясь

любимым делом.

Сроки исследования: в течение учебного года. Этапы исследования: I этап. Изучение БИОГРАФИИ семьи Верещагиных и чем они

прославили Череповец.

II этап. Опрос, анкетирование. III этап. Обработка результатов анкетирования

IV этап. Создание презентации и своего выступления Методы исследования: • изучение литературы; • сбор информации в сети Интернет; • анкета; • посещение музея; • обработка информации; • подготовка презентации и защита работы.

Глава 1. Теоретическая часть

Детские годы братьев Верещагиных.

Братья Верещагины происходили из дворянской семьи: Николай родился 13октября 1839 г. в с. Пертовка Череповецкого уезда, а его младший брат Василий – 26 октября 1842 г. в г. Череповце Новгородской губернии.

Их отец был помещиком-крепостником. Семья владела небольшими поместьями в Новгородской и Вологодской губерниях.

Отец – Василий Васильевич, был домоседом, увлекался охотой, мать – Анна Николаевна была хорошо образованной женщиной.

Читайте также:  Евгения крюкова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Детские годы братья провели в имении отца. Матушка принимала

участие в воспитании детей, учила языкам, истории, географии, приучала к музыке и «сама недурно играла на фортепьяно». Николай и Василий понимали по-французски и по-немецки, а Николай писал и читал на этих языках.

Василий рано стал интересоваться искусством. Первым художественным произведением, взволновавшим Васю, был рисунок на платке няни.

Он скопировал его в своём рисунке так точно, что все родные и заезжие гости подивились сходству.

Предки Верещагиных были военными, поэтому братьев отдали в морской кадетский корпус. Василия продолжало увлекать рисование, он стремился научиться рисовать как можно лучше.

Для этой цели, будучи кадетом старших курсов и получив разрешение начальства, он стал посещать дополнительные занятия в рисовальной школе Общества поощрения художеств. И тогда он окончательно принял решение посвятить себя живописи.

Окончив морской корпус и став гардемаринами, братья, отказавшись от воинской службы, решают посвятить себя любимому делу.

Василий поступил в Академию художеств. Родители отказались помогать ему деньгами, но руководство Академии назначило ему стипендию, и Верещагин с огромным желанием приступил к занятиям.

Николай во время Крымской войны служил на паровой канонерской лодке. В 1859 он получил от своего начальства разрешение посещать вольнослушателем Санкт-Петербургский университет, где слушал лекции на естественном факультете.

Николай Васильевич Верещагин – создатель «вологодского»

масла.

После окончания учебы Николай Васильевич поселился в имении родителей.

Живя в имении отца, он обратил особенное внимание на техническую переработку молока. Его заинтересовало сыроварение.

Он попытался заняться этим делом в отцовском имении, но не смог найти в России хороших специалистов, чтобы они смогли обучить его этому делу. Тогда он уехал в Швейцарию, где в небольшой сырне, около Женевы, постиг основы сыроварения, а затем у разных специалистов обучался тонкостям ремесла.

Вернувшись в Россию осенью 1865 г., Н. В. Верещагин обратился в Вольное экономическое общество (ВЭО) с предложением открыть сыроварню. ВЭО поддержало эту идею и выделило средства.

Зимой он поселился с женой в селе Александровке, арендовав две избы. Лучшую — оборудовали под сырню, другую — приспособили под жилье.

В 1866 году Николай открыл первую в России крестьянскую артельную сыроварню.

Николаю Васильевичу важно было на собственном примере показать возможность изготовления в России хорошего сыра и масла. Здесь же шло и обучение всех желающих. Одновременно Николай Васильевич ездил по окрестным деревням, склоняя крестьян к созданию артельных сыроварен. За два года таких артелей образовалось более десятка.

Далее он организовал Образцовую ферму молочного скота, а на базе фермы основал Школу молочного хозяйства для подготовки специалистов по сыроделию и молочному делу.

Впервые в мире Николай Верещагин применил кипячение сливок и создал на их основе совершенно новый, неизвестный до него способ приготовления сливочного масла, имеющего ярко выраженный вкус – ореховый.

Сначала его называли «парижским». В 30-е годы это масло было переименовано в «Вологодское».

С этого момента начался экспорт масла из России за границу.

Постепенно деятельность Н. В. Верещагина стала приобретать общественное признание: продукция организованных им сыроварен и маслодельных артелей получает награды на выставках, его приглашают выступить с докладами, избирают в члены Московского общества сельского хозяйства.

Жизнь Николая Васильевича Верещагина – это жизнь подвижника, фактически создавшего в России новую отрасль народного хозяйства: маслоделие и сыроварение.

Не имея средств и влиятельных связей, одной лишь силой убеждения и личного примера он сумел вызвать интерес к повышению эффективности молочного скотоводства путем углубленной переработки молока.

Результатом его деятельности стало вхождение России в начале XX в. в число ведущих мировых экспортеров масла.

Василий Верещагин – воин и художник.

Василий Верещагин с огромным желанием приступил к учёбе в Академии, но уже вскоре ощутил, что дальнейшие занятия не приносят ему удовлетворения.

Студентов заставляли в основном изучать классиков эпохи Возрождения, а дипломные исторические картины писались исключительно на мифологические, библейские или прославляющие царизм темы.

Василия Верещагина привлекала непосредственная работа с натуры и правдивое изображение живой действительности.

Верещагин решил прервать свои занятия в Академии художеств и отправился на Кавказ. Он дважды побывал на Кавказе. Там Верещагин много путешествовал, много рисовал.

Он создал ряд превосходных рисунков – народные типы, бытовые сценки, пейзажные мотивы. Кроме того, он также дважды побывал в Париже. В 1864 году Верещагин поступил во Французскую академию художеств.

Он учился в мастерской известного художника Жерома.

В 1867 году его приглашают на службу в Среднюю Азию. В то время там шли военные действия. Художник Верещагин принимал активное участие в боях и сражениях. При обороне Самаркандской крепости, он был ранен и получил орден святого Георгия.

В 1869 году Верещагин устраивает «туркестанскую выставку», на которой показывает свои работы, написанные за время пребывания в Средней Азии.

Половина картин были посвящены изображению быта среднеазиатских народов, остальные относились к батальному жанру. Наконец-то его талант был замечен и признан.

Именно реализм Верещагина привлекал и покорял тех, кто знакомился с его картинами.

Вся коллекция туркестанских картин была куплена Павлом Михайловичем Третьяковым.

После продажи картин Верещагин едет в Индию. Там он изучал жизнь страны, её природу, быт и культуру. В Индии Верещагин сделал много этюдов и зарисовок пейзажей, людей и животных. Результатом путешествий стал индийский цикл картин.

В 1977 году началась русско-турецкая война, и художник отправился на Балканы, чтобы принять участие в военных действиях и создать новую серию картин о войне. Его картины потому настолько реалистичны, что художник сам видел войну. Он писал этюды, делал зарисовки в походный альбом, находясь под неприятельским огнём и рискуя своей жизнью.

В 1889 году он уехал в Нью-Йорк, чтобы представить свои картины. Художник демонстрировал не только картины и этюды, но и предметы быта, оружие местных народов.

После возвращения в Москву, Верещагин занялся серией исторических полотен на тему войны 1812 года.

Он не был непосредственным участником событий той войны, но он был патриотом России, которого волновала судьба страны, в том числе историческая правда событий войны с Наполеоном. Работе над картинами он посвятил 15 лет своей жизни.

Его задача была «показать в картинах 1812 года великий национальный дух русского народа, его самоотверженность и героизм в борьбе с врагом».

В 1903 году Верещагин уехал в недолгое путешествие по Японии, результатом которого стали картины «Прогулка в лодке», «Японка» и другие.

Но вскоре после возвращения в Москву начинается русско-японская война. Верещагин неожиданно принимает решение ехать на Дальний Восток к местам боевых действий. Война всю жизнь притягивала его как магнит, и в 1904 он не смог отказаться от желания вновь увидеть все своими глазами.

Погиб он как настоящий воин. 31-го марта 1904 года броненосец «Петропавловск», на котором находился Василий Верещагин, подорвался на подводной мине и мгновенно затонул. Лишь несколько человек с корабля сумели спастись.

Они рассказали, что даже в последние минуты своей жизни художник Василий Верещагин стоял на капитанском мостике и, как всегда рисовал.

В. Верещагин был неутомимым путешественником. Как военный, он принимал участие во всех военных действиях, которые вела русская армия: в Средней Азии, на Балканах, в Японии. Он привычно чувствует себя и за мольбертом, и в походной палатке, и в окопе…

Фамилия Верещагиных в городе.

Братья Верещагины прославили на весь мир свою страну и свою малую родину — Череповец.

В родном городе в 1984 году был открыт мемориальный дом-музей Верещагиных.

Именем художника Василия Верещагина названа улица, училище искусств и художественных ремесел и центральная городская библиотека Череповца. Памятник Верещагину установлен на площади Металлургов перед небольшим сквером, открывающим улицу Верещагина.

Имя Николая Васильевича носит Вологодская государственная

молочно-хозяйственная академия, ему посвящена экспозиция в доме-музее Верещагиных. Наверное, его заслуги недостаточно оценены потомками

Глава 2. Исследовательская часть Исследование осведомленности одноклассников о знаменитых братьях

Верещагиных.

Для уточнения знаний о братьях Верещагиных мною была разработана

анкета, которая была проведена в 2 этапа. Первый: до моего рассказа одноклассникам о Верещагиных. Второй: после рассказа о братьях Верещагиных.

Цель анкеты:

Узнать, насколько осведомлены одноклассники о семье Верещагиных.

Интересен ли был мой рассказ и что нового и интересного им запомнилось?

Она включала в себя 8 вопросов о братьях Верещагиных и ответы

были построены так, что правильный ответ находился под буквой а) (приложение 1).

В анкетировании участвовали 22 человека моих одноклассников. При

обработке данных, были получены следующие результаты (приложение 2).

Многие знают Василия Верещагина, а вот о его брате Николае некоторые даже не слышали, и чем он так прославил наш город не знают.

Такой итог меня очень огорчил, и поэтому я решила в своем классе провести беседу и познакомить одноклассников с историей семьи и жизни братьев Верещагиных, а также рассказать об их вкладе в развитие города и страны в целом.

Один из классных часов, мы посвятили теме братьев Верещагиных. Я подготовила презентацию и рассказала о жизни Николая и Василия Верещагина. После своего рассказа, я еще раз попросила ребят ответить на те же вопросы анкеты и результат меня очень обрадовал.

Ребятам очень понравилось мое выступление, а многим захотелось самим посетить музей и соприкоснуться с атмосферой дома братьев, увидеть вещи, которые когда то принадлежали им. Почти все ребята запомнили интересные факты из жизни братьев и ответили правильно.

Этот результат отображается на диаграмме (приложение 2).

Итогом моей исследовательской работы стало изготовление буклета, в котором кратко излагается о жизни знаменитых братьев Верещагиных.

ЗаключениеЗанимаясь изучением истории жизни семьи Верещагиных, я узнала много

интересной и полезной информации. Я поняла, что эти талантливые люди Василий и Николай Верещагины много сделали для развития своего города и страны.

И в знак любви и благодарности к Василию Верещагину жители Череповца назвали улицу в честь знаменитого художника. Я горжусь тем, что живу на улице Верещагина и соприкоснулась с историей всей семьи Верещагиных.

Эти братья смогли своей достойной жизнью и делами прославить не только родной город, но и Россию.

Список литературы

  1. http://veresh.ru/
  2. http://vologda-oblast.ru/o_regione/izvestnye_vologzhane
  3. Соломко Н.З. Сказка о художнике, который объехал весь мир. Василий Верещагин. – Белый город, 2004.
  4. http://www.rosimperija.info/post/1812
  5. 50 художников. Шедевры русской живописи. Верещагин. – DeAgostini, 2010.

Приложение 1

АНКЕТА

Знакома ли Вам фамилия Верещагин? (подчеркнуть)

а) да

б) нет

в) не знаю

Василий Васильевич Верещагин: (подчеркнуть)

а) художник

б) поэт

в) композитор

Василий Верещагин родился в: (подчеркнуть)

в) Череповец

б) Вологда

в) Москва

Какие картины писал Василий Верещагин? (подчеркнуть)

а) батальные (военные) действия

б) натюрморт

в) пейзаж

Николай Верещагин является Василию Верещагину: (подчеркнуть)

а) брат

б) отец

в) однофамилец

Чем знаменит Николай Васильевич Верещагин? (подчеркнуть)

а) создал «вологодское» масло

б) построил водонапорную башню

в) знаменитый композитор

Именем Василия Верещагина назван(а): ( подчеркнуть)

а) улица

б) металлургический завод

в) училище искусств

Именем Николая Верещагина назван(а): (подчеркнуть)

а) Вологодская молочно-хозяйственная академия.

б) центральная библиотека

в) парк отдыха

Приложение 2

Результаты анкетирования до рассказа о Верещагиных

Результаты анкетирования после моего рассказа о братьях Верещагиных

13

Просмотров работы: 300

Источник: https://school-science.ru/5/18/1693

Верещагин Василий Васильевич

(1842-1904) русский художник-баталист

В истории русской живописи Василий Васильевич Верещагин остался как выдающийся художник, который в основном писал картины на военные темы. Но когда он слышал, что его работы называли батальными, т. е.

военными, то не соглашался и говорил, что пишет картины о русской жизни, русской истории. И все-таки это была не обычная жизнь, а жизнь на войне, со всеми ее страданиями, жертвами, доблестью и героизмом.

Василий Верещагин выбрал такой род деятельности не случайно. К рисованию он пристрастился с детства и своими рисунками приводил в восторг всех домочадцев и гостей. Однако о том, чтобы учить мальчика рисованию дальше, нечего было и думать. Ведь род Верещагиных, хотя и не столь знатный, но очень древний, не мог быть «опозорен» таким недостойным дворянского звания занятием.

Отпрыскам дворянских семей надлежало идти по военной линии, и маленький Василий Верещагин начал изучать военные науки в Царскосельском кадетском корпусе.

Домашний мальчик трудно привыкал к суровой дисциплине, но у него хватило упорства не только приспособиться к новой жизни, но и выйти в число лучших учеников.

Только математика давалась ему с трудом, она и подвела молодого кадета при поступлении в Морской корпус, поэтому он попал только в подготовительный класс.

В те же годы Василий Васильевич Верещагин увлекся русской военной историей, он читал много исторических книг и буквально боготворил героев Полтавского и Бородинского сражений.

Еще во время учебы в Морском корпусе Василий получил звание унтер-офицера, ходил в плавание, побывал и за границей, где обязательно посещал музеи, картинные галереи.

Руководство корпусом заметило старательного кадета, и он был назначен фельдфебелем гардемаринской выпускной роты Морского корпуса. Василий получил отдельную комнату, на стенах которой развесил гипсы, и все свободное время занимался рисованием.

Читайте также:  Ivan perisic - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Он и раньше брал иногда уроки рисования у профессионального художника, но теперь у него появилась возможность ходить в рисовальную школу петербургского Общества поощрения художников. Ради этих занятий Василий даже отказался от кругосветного плавания.

В семнадцать лет, он с блеском сдал выпускные экзамены в Морском корпусе и единственный среди всех выпускников набрал высшую сумму баллов — 210. Ему прочили блестящую морскую карьеру, однако, к ужасу родителей и к удивлению наставников, сразу после выпуска он подал в отставку.

Морское ведомство было шокировано таким неожиданным и даже вызывающим поступком самого перспективного из выпускников корпуса, однако вынуждено было принять отставку, и 11 августа 1860 года Василий Васильевич Верещагина произвели «в прапорщики ластовых экипажей с увольнением от службы за болезнью, согласно его просьбе».

Сразу после этого он поступил в Академию художеств. Отец исполнил свою угрозу и отказал сыну в помощи. Поэтому молодому художнику приходилось жить на одну стипендию, но он не замечал никаких лишений и поражал однокашников своей необыкновенной выносливостью.

Впрочем, Верещагин уже давно научился преодолевать трудности, привык самоутверждаться вопреки всему, поэтому и сейчас не побоялся выступить против устоявшихся мнений и воли родителей. Поэтому и характер у него сформировался нелегкий.

Уже с ранней молодости Василий Верещагин никому не угождал, не терпел фальши и порой даже впадал в неистовство, отстаивая свою позицию.

Между тем учеба в Академии перестала его удовлетворять. Ему претила чрезмерная академичность преподавания, которая не позволяла молодым художникам проявить свою индивидуальность. Он устал от бесконечного копирования картин известных мастеров вместо того, чтобы писать свои. И Василий Верещагин ушел из Академии, не закончив курс обучения.

Через несколько месяцев после его ухода в Академии художеств, в этом оплоте классицизма, возник «бунт» учеников выпускного класса, которые во главе с будущим известным художником Иваном Крамским отказались выполнять свои дипломные проекты на заданные сюжеты и покинули Академию, образовав знаменитую «Артель художников». Однако Верещагин не примкнул и к ним. Он пытался найти свой собственный путь и в 1863 году отправился на Кавказ.

Уже по дороге в Тифлис, Василий Васильевич Верещагин успел сделать сотни зарисовок, хотя впечатлений не убывало. В резиденции наместника художника встретил его знакомый Л.

Лагорио, который нашел Верещагину уроки рисования. Но он пользовался каждой свободной минутой и старался делать наброски всего, что видел.

Художник разъезжал по всему Кавказу, набираясь впечатлений и делая все новые и новые зарисовки.

В это время он только учился писать маслом, но тут совершенно неожиданно получил небольшое наследство от дяди, что позволило ему поехать в Париж и продолжить там свое обучение живописи. Но ему не сиделось и в Париже. Художник выезжал оттуда в Закавказье, в Туркестан и рисовал на свободе с каким-то, как он сам говорил, «остервенением».

Василий Верещагин и сам не мог объяснить, почему его так привлекает Восток, но восточная тема наряду с военной стала главной в его творчестве.

Летом 1867 года он узнал, что командующий Туркестанским военным округом генерал Кауфман собирается пригласить в Среднюю Азию молодого русского художника, чтобы тот запечатлел военный быт.

Верещагин встретился с генералом и предложил ему свои услуги, оговорив одно условие: чтобы его не заставляли носить военную форму и не присваивали новых чинов.

Так Василий Васильевич Верещагин снова попал на Восток. Там же он впервые узнал, что такое война, когда бухарский эмир начал газават — «священную войну» против русских.

Художник поехал в Самарканд, где разыгралось главное сражение и еще оставалось множество неубранных трупов.

Это была его первая война, которую он не только рисовал, но и принял участие в сражении, проявил храбрость и получил за оборону Самарканда Георгиевский крест. Однако Верещагин считал, что художнику ни к чему награды и чины.

Так, он отказался от звания профессора Академии художеств, которое ему присвоили в 1874 году, когда Василий Верещагин находился в Бомбее.

Узнав об этом, он прислал в редакцию петербургской газеты «Голос» заявление, в котором говорилось: «Известись о том, что императорская Академия художеств произвела меня в профессора, я, считая все чины и отличия в искусстве безусловно вредными, начисто отказываюсь от этого звания».

Этот отказ в очередной раз ошеломил всех, и только Крамской написал Павлу Третьякову: «Ведь что, в сущности, сделал Верещагин, отказавшись от профессора? Только то, что мы все знаем, думаем и даже, может быть, желаем, но у нас не хватает смелости, характера, а иногда и честности поступить так же».

Зато свою военную награду, Василий Васильевич Верещагин носил с гордостью и считал, что она единственная, которую он получил «за дело».

Художник и потом еще не раз выезжал в Туркестан набираться впечатлений и рисовать. Если в то время там случались военные действия, то он наряду с солдатами принимал участие в сражениях. Близкие и знакомые Верещагина недоумевали, что же заставляло художника ввязываться в такие опасные передряги и рисковать жизнью. Однако он иначе не мыслил своего творчества.

Художник должен был увидеть своими глазами все, что потом будет писать, и хотел, чтобы его картины были документально точными. В то же время он не мог оставаться в стороне, когда все остальные сражались, поэтому тоже брался за оружие. В картинах Василия Верещагина была отражена вся жестокая и скорбная правда о войне, потому-то они так и захватывали зрителей.

Большую часть своих туркестанских картин он написал в Мюнхене, где после смерти немецкого живописца Теодора Горшельта ему досталась удобная мастерская. В этом же городе у него появилась возлюбленная — Элизабет Мария Фишер-Рид, которая стала его гражданской женой под именем Елизаветы Кондратьевны.

Военное ведомство предоставило художнику трехгодичный отпуск и назначило содержание в размере трех тысяч рублей в год, чтобы он мог спокойно писать свои картины. Все эти годы Верещагин никуда не ходил, кроме музеев и выставок, и привез в Петербург несколько десятков картин.

За год до этого у него была персональная выставка в Лондоне, которая стала сенсацией еще и потому, что художник отказывался продавать выставленные картины. В марте 1874 года персональная выставка Верещагина открылась в Петербурге.

Ее посетили тысячи людей, и каждый день у дверей выстраивались огромные очереди.

С картин Василия Верещагина на зрителей как бы пахнуло жаром раскаленных степей Туркестана, они впервые увидели, как живут люди в этом загадочном крае. Но самое большое впечатление произвели произведения, посвященные войне.

Она обрушилась на публику во всей своей неприглядности и жестокости и оказалась совсем не похожей на ту войну, которую изображали другие художники, — белоснежные мундиры генералов, стройные солдатские ряды, осененные белыми клубами далеких пушечных выстрелов.

На картинах Верещагина война была показана такой, какова она есть на самом деле.

Картины осады Самарканда следовали одна за другой и составляли целый цикл: «Пусть войдут!» — готовность русских солдат биться до конца; «Вошли!» — трупы, кровь, искаженные лица людей; «Забытый» — в горной долине, среди высушенных солнцем колючек, лежит, раскинув руки, русский солдат, а на прикладе его ружья и на груди уже сидят вороны, и к трупу слетаются другие хищники; «Смертельно раненный», «Парламентеры», а следующая картина «Убирайтесь к черту!» — эти слова кричит им русский офицер, готовый умереть, но не сдаться врагам.

Василий Васильевич Верещагин представил на выставке и другую серию под общим названием «Варвары», которую составили картины «Высматривают», «Нападают врасплох», «Представляют трофеи», где бухарский эмир переворачивает носком сапога отрубленную голову, «Торжествуют».

И «Апофеоз войны» — громадная груда черепов. Эту картину заключает соответствующий эпиграф: «Посвящается всем великим завоевателям: прошедшим, настоящим и будущим».

В своих картинах Верещагин проклинал изуверство рабовладельческого Востока, но уже, как видно по эпиграфу, предвидел грядущее варварство «цивилизованных» наций.

Выставку художника посетил и царь Александр II. Она ему понравилась, лишь картина «Забытый» вызвала его неудовольствие. Настоящий разнос Василию Верещагину устроил командующий туркестанской армией Кауфман, обвинив его в том, что он позорит славу русского оружия.

До сих пор художник не продавал своих картин в надежде, что их купит русское правительство. На эти деньги он собирался совершить еще несколько путешествий и устроить художественно-ремесленную школу.

Но теперь об этом нечего было и мечтать. И Верещагин в раздражении сжег «Забытого» и еще несколько картин из своей военной серии. Не дожидаясь окончания выставки и завершения переговоров о покупке картин П.

Третьяковым, художник вместе с женой уехал в Индию.

Он мечтал поездить и по России, однако его возмущали полицейские порядки и суровый паспортный режим. Верещагин часто с возмущением вспоминал, как однажды во время поездки забыл захватить с собой паспорт, и, пока выясняли его личность, ему пришлось сидеть в кутузке вместе с ворами.

В Индии Василий Васильевич Верещагин провел два года и сделал сотни эскизов для будущих работ. Оттуда он отправился в Париж, на окраине которого, в Мэзон-Лаффите, строилась его новая мастерская.

Она была готова к началу 1877 года, и художник приступил к работе над своими индийскими картинами, за которой его и застала весть о начале русско-турецкой войны.

Василий Верещагин немедленно отправился в действующую армию, где попросил причислить его к казачьей дивизии генерала Скобелева, своего знакомого еще по Туркестану.

На этой войне художник был серьезно ранен и едва выжил, в одном из сражений был убит его брат Сергей и ранен другой брат Андрей.

Но, едва поправившись, Верещагин попросил прислать ему на фронт краски и в промежутке между сражениями писал картины.

Готовясь к очередному походу, он решил отправить в Россию готовые эскизы, наброски, этюды.

Художник сложил их в сумку и передал доктору Стуковенко, который должен был вручить эти бесценные вещи сестре милосердия Чернявской, которая уезжала в Петербург.

Однако сумка с работами Василия Верещагина потерялась где-то в дороге, и они не нашлись до сих пор. Часть из них художник восстановил потом по памяти. Он написал о русско-турецкой войне тридцать полотен.

Как всегда, Верещагин стремился передать все, что видел, с максимальной точностью, поэтому уже после войны снова ездил в Болгарию, побывал под Плевной и на Шипке, чтобы обновить свои прежние впечатления.

Вернувшись оттуда, Василий Верещагин написал картину «Под Плевной», которая поражала своей статичностью: слева — затянутое дымом поле боя, справа — царь и великий князь в креслах, а позади них — свита. На картине не ощущается никакого движения. Все просто смотрят и бездействуют. Это бездействие тех, кто должен был руководить боем, художник подчеркнул специально.

Зато другие картины балканской серии — «Перед атакой», «Атака», «Транспорт раненых» и особенно триптих «На Шипке все спокойно» — отразили мужество и самоотверженность русских солдат.

Художник работал по двенадцать часов в сутки, не откладывая кисти и фактически ни с кем не общаясь. Однако его уже начало подводить здоровье: мучили старые раны, давали о себе знать приступы тропической лихорадки, которую он подхватил на Востоке. Но Верещагин продолжал работать, торопясь завершить балканский цикл.

Выставки его картин за границей пользовались просто ошеломляющим успехом. Толпы людей в Англии, Франции, Америке выламывали двери, врываясь в залы, чтобы только увидеть картины русского художника. Верещагину давали любые деньги за его картины, но он не продавал их и готов был терпеть лишения, лишь бы они остались на родине.

Теперь художника все больше тянуло в Россию, и он стал часто приезжать сюда, писал Кремль, работал в старинных русских городах.

В этот период Василий Верещагин расстается с Елизаветой Кондратьевной, которая утомила его своими бесконечными капризами и непомерными требованиями.

Он встретил другую женщину, когда приехал с выставкой в Америку. Они познакомились так, как будто их свела сама судьба.

Тогда в Америке художник решил, что на его выставке должна звучать русская музыка, и послал письмо в Московскую филармонию с просьбой прислать хорошую пианистку. Выбор пал на Лидию Васильевну Андреевскую, которая и отправилась за океан навстречу своей судьбе. Она стала женой художника, родила ему детей и безропотно сносила его нелегкий характер.

Семья Верещагиных перебралась жить под Москву, в Нижние Котлы, где художник выстроил большой дом с просторной мастерской. Однако большую часть времени он проводил в поездках по России, а в 1903 году отправился в Японию.

Василий Верещагин чувствовал приближение новой войны и, побывав в Японии, убедился, что эта страна подготовлена к ней лучше. Он даже написал несколько писем царю Николаю II, в которых делился своими впечатлениями о японской армии и давал советы.

Когда в феврале 1904 года началась война и японцы атаковали русскую эскадру, Верещагин отправился на Дальний Восток.

На этой войне художник и погиб. Произошло это так. Во время возвращения в Порт-Артур после боевого похода он стоял на мостике броненосца «Петропавловск» с альбомом в руках и делал очередной набросок. Вдруг палуба содрогнулась от взрыва.

Броненосец наткнулся на мины, расставленные японцами. Через полторы минуты «Петропавловск» затонул в водах Желтого моря. Из семисот с лишним человек команды подоспевшие корабли подобрали лишь семерых офицеров и пятьдесят два матроса.

Верещагина Василия Васильевича среди них не оказалось.

Источник: http://biografiivsem.ru/vereshchagin-vasiliy-vasilevich

Ссылка на основную публикацию