Александр молочников — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Александр Молочников: «Девушки у меня нет. Какой же я секс-символ!»

Актер и режиссер Александр Молочников

Слишком умен для актера и слишком красив, чтобы быть мхатовским режиссером. Это первое, что пришло редакции на ум, когда Tatler решил пойти по следу Александра Молочникова — звезды нашумевших фильмов «Холодный фронт» и «Чемпионы» и, возможно, самого перспективного актера театральной сцены.

— Эээ… Вообще-то я не фотограф, просто поговорить пришел.

— Хотел попросить вас поснимать.

— Айфон и у меня есть. Идемте.

И Александр Молочников, шагая по служебным коридорам МХТ имени А. П. Чехова как командор, а вовсе не как двадцатитрехлетний режиссер-неофит, ведет меня на основную сцену. Там в разгаре финальный прогон его спектакля «19.

14», который полтора года идет на Малой сцене, а на главной мхатовской будет показан впервые всего через час. «19.

14» — про Первую мировую войну — в стилистике кабаре рассказывает историю нескольких немецких и французских солдат (сохранились фронтовые дневники и письма родным): актеры пляшут, дразнятся, передергивают, переходят на личности зрителей, паясничают.

Поют песни на стихи Дмитрия Быкова, который в этот раз выступил в стилистике Бертольта Брехта. Режиссер действа — актер Молочников, который в родном театре прыгнул на новый уровень. Критики теперь называют его новейшим птенцом гнезда Олега Табакова, из которого выпорхнул цвет современного русского театра — от Евгения Миронова и Владимира Машкова до Сергея Безрукова.

Александр вот-вот сделается любимым анфан террибль театральной Москвы. Им с Быковым мало, что спектакль про войну на Западном фронте давно минувших дней вышел в разгар войны на фронтах восточной Украины дней нынешних — они еще и намекнули на параллели в финале.

Теперь «19.14» активно возят на гастроли, ближайшие случатся в апреле, в Александринском театре: чтобы понять, как спектакль будет выглядеть в масштабах величественного петербургского зала, его для примерки и переносят на один день на основную сцену МХТ.

Исполняющий в спектакле роль конферансье Артем Волобуев тараторит текст, но мне интереснее наблюдать за режиссером, который мечется по залу, как Костик в «Покровских воротах», сооружающий побег Хоботова из больницы. Беззвучно гримасничает, копируя своего актера, когда тому удаются реплики. Перебивает и показывает, как надо подать фразу, когда реплики удаются не слишком. Разве что сам на сцену не забирается.

— Провоцируй, в этом месте нужна провокация. Выбери человека в пятом ряду и прямо к нему конкретному обратись: «Скажите, а вы еврей?» Так и скажи: «Да-да, вот вы, господин в пятом ряду в синем галстуке. Все смотрю, смотрю на вас. Нос, лицо — все еврейское. Вы еврей?»

Когда я это слышу, моя рука тянется к айфону.

— Не снимайте, я скажу, когда будет надо, — кричит мне режиссер и на всякий случай убегает в последний ряд амфитеатра.

Но вот еврейский вопрос решен окончательно, Молочников убедился, что галерке все слышно, и подбегает ко мне.

— Вы же сказали не снимать.

Я на всякий случай проверяю, не надел ли сегодня синий галстук, и, едва поспевая за героем, влетаю в уже закрывающиеся двери мхатовского лифта.

— Что это за, так сказать, буффонада? — спрашиваю.

— Спектакль-кабаре — просто один из вариантов жанра. Не был мной любим, но внезапно стал родным. Первая половина «19.14» вызывает много смеха, а затем неожиданно оказывается, что смеяться больше не над чем. И этот переход — резкий.

Мне очень нравится, когда в зале несколько девушек еще по инерции ржут над какими-то фразами, а остальная, более «продвинутая», часть уже молчит. И девушкам становится неловко. Они должны себя чувствовать, слава богу, идиотками.

С таким отношением к девушкам далеко можно зайти. Читательниц Tatler красавец Молочников, наверное, вообще на дух не переносит?

— Гламур — безусловное зло. Но это зло обаятельно до ужаса. Я вижу людей, которых оно пожирает и делает солдатами своей армии. Страшная сила, которую нельзя недооценивать. Но меня она не пугает. Какой может быть гламур, когда ты в час ночи копаешься в репетиционном зале в проводах, весь в пыли, и думаешь, какой же ты дебил, что не можешь придумать элементарную мизансцену!

Кого он еще не любит? Русских актеров, конечно.

— Большинство наших артистов, которые занимаются профессией долго, не очень вменяемы. Это вообще не живые артисты. Чтобы они сыграли что-то так, как когда они были в форме, нужно, чтобы нашелся режиссер, который сдерет к чертовой матери все накопленные ими уродливые слои самолюбия. Может быть, это именно наша черта.

Например, Хавьер Бардем раз в полгода делает перерыв в съемках, едет к своему первому педагогу в Испанию и несколько недель просто с ним занимается. Понимает, что станет мертвым актером, если этого делать не будет.

Видимо, когда тебя окружают исключительно люди, говорящие, что ты гений, уже невозможно сделать что-либо по-настоящему.

Александр Молочников с Олегом Табаковым на вручении премии в «Табакерке» (2015)

МХТ хорош тем, что здесь полное отсутствие коммунальной семьи: очень разные режиссеры, параллельно идет множество экспериментальных проектов и вся кулуарная возня сведена к минимуму. Все работают, все заняты.

Потому что когда начинаются танцы вокруг главного режиссера небольшой труппы, который единственный решает, работаешь ты здесь или нет, театр превращается в паперть. А у нас тут корпорация монстров. Мне в ней гораздо комфортнее, чем в уютном доме, где все сидят у камина и друг друга ненавидят.

Чувствуется, что, как говорил алкоголик Суходрищев из забубенной комедии «Ширли-мырли», наболело.

— Я не смотрел, — отрезает Молочников. — Мне вообще советские, российские комедии не близки. Ну не получается улететь от фильмов Рязанова и тем более Гайдая. «Елки» не смотрел. Хотя иногда включаю какой-нибудь адский наш сериал на час-полтора после репетиции. Чтобы отключиться.

Ну Суходрищева-то играл его учитель Табаков. И как играл — не роль, учебник провокации!

— Нет, знаменитую фразу Олега Павловича в этом фильме я, конечно, знаю. «Капитан, этого пидора в Химках видал — деревянными членами торгует», — цитирует Молочников монолог. — О, вот и Вадим Верник!

Телеведущий-театрал заказывает в мхатовском служебном кафе кофе. Молочников берет себе — и продолжает:

— Нет, я говорю не про те театры, где работал. Меня ведь после ГИТИСа взяли сразу в четыре театра. А в МХТ не взяли.

Молочников в Камергерском переулке дебютировал четыре года назад ролью Вронского в «Карениной». Потом был семидесятнический молодой Вертер в пьесе немецкого драматурга Ульриха Пленцдорфа «Новые страдания юного В.

», которую поставил еще один московский вундеркинд от режиссуры Василий Бархатов. Был еще приживала, который рожден повелевать, — Буланов в «Лесе» Островского в постановке Кирилла Серебренникова.

И прощелыга-любовник в «Соломенной шляпке» — у Молочникова вихры, подбородок, торс, не сходящая с лица легкая полуулыбка секс-символа. Я говорю ему, что он похож на француза Луи Гарреля.

И одевается он, как мечта парижской топ-модели, — сейчас на Александре мохнатый черный свитер, клетчатая рубаха из фланели, зеленые вельветовые брюки, тимберленды. У всех мхатовских вахтерш, встреченных нами по пути в гримерку Молочникова, при виде Александра загорается глаз.

Александр Молочников

— Да это я с дачи приехал в чем был, в марках не разбираюсь, — отмахивается режиссер, моментально укладываясь в гримерке на помнящий еще Ольгу Книппер-Чехову топчан. — Надо было сразу сюда идти разговаривать. А то какой-то серьезный разговор у нас выходил. Девушки у меня нет — в данный момент. Какой я вам секс-символ?! Смешно.

А стоило бы. Армия поклонниц Молочникова, до того составленная из смешливых зрительниц МХТ, разрастается от Москвы до самых до окраин — в середине января вышел триллер «Холодный фронт», где у Молочникова главная роль.

Обожаемый киноманками «Кофеманий» критик Роман Волобуев снял первый собственный полнометражный фильм — о русских юноше и девушке, которые встречают Новый год в съемном домике во французской Нормандии, о внезапно случившейся гостье и столь же внезапно погасшем в домике свете.

Играть женщин Волобуев попросил сценаристок фильма, своих подруг — актрис Дарью Чарушу и Светлану Устинову. Спродюсировал «Холодный фронт» бойфренд Устиновой, столичный промоутер и светский лев Илья Стюарт. Художником стала жена Волобуева Екатерина Щеглова.

Я интересуюсь у Александра, каким образом он затесался в эту тесную киносемью — если из всех них был «знаком очень косвенно только со Светой», «о Даше вообще не знал, кто она такая», а критик Волобуев для него всего лишь однофамилец конферансье из спектакля «19.14».

— Позвонила мой агент. Хотя, говорят, меня рекомендовал театральный художник Павел Каплевич. Но это говорят потому, что все, кто в нашей стране занимается творчеством, созданы из ребра Павла Каплевича.

По крайней мере, он так говорит. В общем, тогда только вышел «19.14», у меня не было резкой необходимости снова заниматься режиссурой, а в кино меня до этого никто не снимал в главных ролях.

Да еще Франция, две девочки и я.

Получился русский Франсуа Озон. Волобуев, согласно законам постмодернизма, сам написал рецензию на свой «Холодный фронт». Цитирую. «Осторожность оказывается главной чертой фильма».

Лучшее в нем — «прозрачная (до степени неразличимости) детективная линия, аккуратные обещания бытового хоррора ближе к концу, по-подростковому стыдливая эротика всю дорогу».

«Единственное, где у режиссера отказывают тормоза, — это красоты».

— Фестивальное кино. Покажут и забудут, — все с той же полуулыбкой соглашается Молочников. — Мне нравится, что на протяжении практически всего фильма ничего не происходит. Мне интересно.

В театре дают первый звонок. Режиссер вскакивает с топчана и принимается расшнуровывать тимберленды. На свет появляются великолепные черные носки. Вроде бы пора откланяться, но я не ухожу.

— Tatler, гламур, Каплевич, советские комедии, ваш собственный фильм… Вам вообще хоть что-нибудь нравится?! — кричу я.

— Мне разное нравится. От «Снежного шоу Славы Полунина» до «Груза 200».

Александр Молочников в спектакле «Лес» (2014)

— Да. «Груз 200» — очень точечный удар по советской ностальгии, по умилению тем временем, теми славными городами.

Для меня этот фильм страшен даже не из-за сцен изнасилования, а когда герои в окно смотрят, и там идут вагоны. Маньяк — абсолютно органичный элемент среды города Ленинска.

Сейчас, когда выходит какой-нибудь фильм, все начинают говорить: «Что за ерунда! Вот в советское время кино умели снимать!» Не понимаю. Советский кинематограф при всем своем величии — не то, на что мы сейчас непременно должны ориентироваться.

Мне самому нравятся фильмы Германа, Киры Муратовой, «Полеты во сне и наяву», «Летят журавли». В детстве безумно нравился Тарковский. Я тогда жил в США, увидел «Зеркало» — и мне остро захотелось вернуться, что, собственно, и случилось.

В США Молочников оказался после того, как его мама, журналистка, рассталась с его отцом, звездным петербургским учителем математики, и вышла замуж за американца. Когда через два года Молочников возвратился с мамой в родной Петербург, она повела его на Додина. Во время представления на сцене отчего-то появилась обнаженная женщина, после чего Александр «понял, что в театр надо ходить чаще».

— Хотя к режиссуре меня тянуло с детства. С друзьями ставили в комнате спектакли. Помню, была «Мышка-шалунишка», которая имела у родителей успех. А вот «Мышка-шалунишка 2» оказалась полным провалом. Потому что была бессюжетной, скучной и бесформенной. Но, наверное, это были подступы к авангарду, поп-механика.

Звучит второй звонок. Молочников принимается стягивать черный свитер, попутно демонстрируя торс и приглашая в выходные на премьеру его второго спектакля в МХТ, «Бунтарей» — о декабристах, народовольцах и революционерах русского рока восьмидесятых.

После премьеры я прочитал рецензии — судя по ним, «Бунтари» похожи на вторую «Мышку-шалунишку»: к кабаре добавилась поп-механика, бессюжетность и писатель Михаил Идов в качестве соавтора текста некоторых сцен.

Еще не зная всего этого, я спрашиваю Александра, что говорят его родители (мама теперь тоже живет в Москве, отец по-прежнему в Петербурге).

Не тяжела ли шапка Богомолова– Серебренникова? Дело ли: в двадцать три года быть мхатовским режиссером? Смешливые девушки умнеют — может, Молочникову лучше посниматься всласть, пока вьется чубчик кучерявый? Тем более что бывший кинокритик Волобуев, кажется, не намерен останавливаться на достигнутом.

Читайте также:  Оксана федорова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

— Мама говорит, что я молодец, — отвечает Александр. — Папа может сказать что-то резкое. Но даже если не скажет, то это сделает внутренний контролер, которого он в меня заложил. Ведь как только приходит успех, с ним появляются и жлобоватые, хамские, высокомерные черты. Но пока внутренний контролер у меня есть.

16 Марта 2016

Источник: https://www.tatler.ru/heroes/aleksandr-molochnikov-devushki-u-menya-net-kakoj-zhe-ya-seks-simvol

Александр Молочников

Опубликовано пользователем сайта

Про звездfor-example 27 13 февраля 2016, 20:52

Александр Александрович Молочников родился в Санкт-Петербурге в 1992 году. Да, в 1992 году. Ему всего 23 года, но он уже может похвастаться двумя спектаклями в МХТ им. Чехова, которые сам придумал и срежиссировал — «19.14» и «Бунтари». 

В 2008 году окончил Аничков лицей. В 2012 году окончил РАТИ-ГИТИС (актёрско-режиссёрский курс Леонида Хейфеца). С 2012 года — актёр МХТ имени А. П. Чехова. На сцене МХТ дебютировал в роли Вронского в спектакле «Каренин» (вот этот Вронский — огонь!)

В МХТ играетв четырех спектаклях (по ссылке все перечислены), в том числе на малой сцене, поэтому можно полюбоваться с расстояния в несколько метров. Это не Ганди, удобно расположившийся на острове вдали от России!

Увидела его вчера, в довольно скучном фильме, на который у меня были большие надежды. Называется «Холодный фронт», реж. Волобуев. Надежды оправдал только Александр, лавирующий между Светланой Устиновой, которую можно часто увидеть на главной, и Дашей Чарушей, которая одно время жила с Дибровым (ну, не помню я ее актерских работ!)

А теперь фото Александра, которых, к сожалению, в сети совсем немного

Красивый, умный, талантливый. My body, как говорится, is ready!

Оставьте свой голос:

Durman13 февраля 2016, 20:53yulia76

Симпатяга какой! И улыбка красивая. Хороший актёр?

13 февраля 2016, 20:55Misa

Автор, а что с фильмом? Совсем плохо?

13 февраля 2016, 20:55duniasha

Misa, мне понравился фильм. Закос под европейское кино

13 февраля 2016, 20:58for-example

Misa, пейзажи красивые, сценарий слабый
возможно, я просто ждала от фильма очень многого, но в итоге совсем не впечатлилась:(

13 февраля 2016, 20:59duniasha

for-example, я думала там Чиповская играет. Всё ждала, когда она появится

13 февраля 2016, 21:02for-example

duniasha, она только спела, этого достаточно:)

13 февраля 2016, 21:05duniasha

for-example, лучше бы вместо Устиновой её взяли. На неё хоть приятно смотреть

13 февраля 2016, 21:13for-example

duniasha, а меня раздражала чаруша. устинову до этого видела только на фото, в динамике она посимпатичней

13 февраля 2016, 21:23duniasha

for-example, да, Чаруша бесючая ужасно..Её наверное по знакомству взяли))

13 февраля 2016, 21:29for-example

duniasha, она на пару с устиновой авторы идеи и сценарий с волобуевым писали, так что другие актрисы даже не рассматривались:)

13 февраля 2016, 21:32duniasha

посмотрела «Холодный фронт»…Обьясните мне чем закончился фильм. Это типа продолжение будет?

13 февраля 2016, 20:57ehalo-bolelo

ну, не знаю… как по мне, то пирожок похож на картошку.
кстати, фильм, увы, довольно бестолковый, хотя нормандия и оператор прекрасны. ожидания не оправдались, волобуев-режиссер весьма слаба — особенно в сравнении с волобуевым-критиком.

13 февраля 2016, 20:57for-example

ehalo-bolelo, про волобуева в точку. у него что сценарная карьера («квест» на стс), что режиссерская — бестолковщина какая-то, к сожалению. а критиком был одним из лучших в стране

13 февраля 2016, 21:02IdaGala

for-example, воооот! Это подтверждает теорию, что критиками становятся те, кто сам не может.)

14 февраля 2016, 01:20olanv

Местами на Цыганова похож. Особенно на фото, где сидит, прислонившись к бетонной стене

13 февраля 2016, 21:05Eva-Lotta

Мне кажется,с короткой стрижкой было бы лучше

13 февраля 2016, 21:12myrrh

Была в МХТ на спектакле «Соломенная шляпка из Италии», я еще тогда его заприметила)

13 февраля 2016, 21:12gluttonforbooks

Автор, спасибо, что поделились новеньким, еще один повод сходить в мхт)

13 февраля 2016, 21:13Mama_Choli

Есть что-то общее с Игорем Ботвиным, которого я очень люблю))))

13 февраля 2016, 21:34

Загрузить еще

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/pro_zvezd/126251_aleksandr-molochnikov

Александр Молочников: «Мне с детства нравится запах кулис»

Актер и режиссер Александр Молочников, автор спектакля «19.17» и фильма «Мифы», рассказал порталу «Культура.РФ», от чего приходится отказываться ради театра, почему репетиций всегда мало и зачем ему ездить в Эфиопию.

— Если бы вас попросили рассказать о себе людям, которые о вас ничего не знают, то как бы вы им объяснили, кто вы и чем занимаетесь сейчас?

— Я бы просто сказал, что я парень из Петербурга. А зачем еще что-то говорить? Если человек ничего обо мне не знает, значит, то, что я сделал, не входит в сферу его интересов. Зачем ему о себе рассказывать?

— А если вы встретитесь с друзьями, которых давно не видели? Тоже будете молчать?

— С друзьями лучше обсудить футбол или вспомнить о том, как мы в школе катались на банкетках по лестнице.

— Как театр вошел в вашу жизнь и почему он в ней остался?

— В детстве мне очень нравилось смотреть спектакли для детей. Они были чудовищные, но весь этот ужас почему-то меня привлекал.

Потом в частную школу, где я учился, внезапно пришли прекрасные актеры Театра комедии Сергей Бызгу и Андрей Шимко, создали студию и стали делать с нами довольно хорошие спектакли.

Потом мы поехали на гастроли в Испанию, Финляндию… Нам несказанно повезло, потому что студия стала одной из лучших в городе и до сих пор успешно существует.

Сыгранные там роли, случавшиеся удачные моменты дали мне эту гаденькую надежду на поступление в театральный институт. И, как бы это банально ни прозвучало, мне с детства нравится запах кулис. А когда мы едем куда-то на гастроли, запах кулис в чужом театре меня почему-то до сих пор возбуждает: ждешь, что случится что-то невероятное.

https://www.youtube.com/watch?v=hVhUTEi9Wj4

Еще одно чудо заключалось в том, что наша студия показывала спектакли не в коридоре или рекреации школы, как это часто бывает, а в «Балтийском доме», Театре Комиссаржевской и других крупных театрах.

Возможно, я говорю как заядлый ботаник, но меня это действительно заставляло гордиться собой и хвастаться, хотя остальным было по барабану. Потом возник спектакль «Старший сын» Виктора Крамера по пьесе Вампилова, где мне предложили сыграть Васеньку.

Мне было 14 лет, Васеньке в пьесе столько же, отличная для этого возраста роль. Там были заняты артисты Равикович, Мазуркевич: мы с ней играли любовь.

— Вы закончили Аничков лицей — школу с математическим уклоном. Сейчас это помогает или мешает в творческой работе?

— Девиз Аничкова лицея в том, что в нем нет никакого уклона. Просто все предметы преподаются более углубленно, чем обычно. В 10–11-х классах есть система спецкурсов: выбираешь две дисциплины из того, что тебе более интересно. И там прекрасные учителя. Один из них — мой папа, он преподает математику. Но математикой я углубленно никогда не занимался.

— Чему научил вас ваш учитель режиссер Леонид Хейфец? От чего предостерегал?

— Леонид Ефимович научил меня всему, что я умею. Он учил любить правду на сцене и восхищаться каждой секундой этой правды. Учил скромности, умению работать. Поначалу мы его боялись, восхищались им и ненавидели его.

Меня он первые три курса просто уничтожал, говорил: не уверен, что тебе вообще стоит учиться здесь. Леонид Ефимович — великий педагог. Наверное, он видит потенциал каждого студента и, если понимает, что студент ленится, филонит, работает вполсилы, его это очень злит.

И он ругается, кричит: кажется, что студент его очень подвел и ему за него стыдно!

Я больше не знаю настолько трезво мыслящих людей его возраста. Он умеет принять что-то чуждое ему, если интуитивно понимает, что это талантливо. И производит впечатление очень ироничного, колкого, в хорошем смысле, мудрого мастера.

Мне приятно иногда звонить ему и обращаться за советом, притом что я занимаюсь совершенно другим театром и кино.

И хотя понятно, что он будет обсуждать мою работу довольно жестко, я звоню ему: он любит своих учеников и дает дельные советы.

Конечно, он меня предостерегал и до сих пор предостерегает. Например, сказал после премьеры «19.17»: «Тебе могут сейчас предложить поставить что-нибудь для чемпионата мира по футболу в 2018 году, но, может, стоит просто взять пьесу для двух актеров и разобрать ее». Это заставляет задуматься, хотя не значит, что я сделаю именно так.

— Все ваши спектакли, в том числе и недавняя премьера «19.17», рассказывают об исторических событиях. Но в интервью вы говорите, что зрители увидят в спектакле то, чего в действительности точно не происходило. Почему?

— Тема революций 1917 года настолько близка каждому, существует такое количество мнений о том, как это было, что, если бы мы претендовали на создание на сцене некоей правды, нашлось бы немало желающих закидать нас камнями. Поэтому в «19.

17» Макару вставляют железное сердце, Крупская строит Ленину шалаш в Смольном, Макар в одиночку осуществляет переворот и штурм Зимнего и уводит солдат домой с Первой мировой войны. То есть на сцене происходит нечто нереальное, к чему никто не может придраться.

Мы постепенно придумывали эту иную реальность вместе с соавторами, сочиняли какие-то фрагменты, обсуждали, правили, дополняли, разговаривали с композитором, художником, и постепенно история обрастала подробностями. Помню, композитор Вдовин предложил: а давайте в шалаше Ленин с Троцким родят Коллонтай.

В спектакль это не вошло, но, когда сочиняется какая-то иная реальность, все постепенно начинает происходить в ее логике.

— Олег Табаков всегда смотрел спектакли перед тем, как объявить официальную премьеру, а после просмотра беседовал с режиссерами и артистами. Делал ли он вам какие-то замечания? Давал ли советы?

— Так складывалось, что все три моих спектакля Олег Павлович видел на первом прогоне для зрителей. От спектакля «19.14» он был в восторге, «Бунтари» ему понравились меньше, что логично, а спектакль «19.

17» навел его на какие-то рассуждения общего свойства. Мне всегда было очень важно мнение Табакова.

Советов он мне не давал и уж тем более ничего не цензурировал, но говорил какие-то слова актерам, которые их укрепляли и вдохновляли.

— Многие считают, что вам просто повезло: человек в 25 лет поставил три спектакля и снял фильм. Но мне рассказывали, что вы очень много работаете и репетируете по 5–6 часов. Расскажите, как складывается ваш день.

— Шесть часов репетиций — это мало! Бывают репетиции по девять или по десять часов в день. На репетициях «19.17» было очень удобно работать с актерами, потому что можно было утром одну линию репетировать, днем другую, вечером третью. А день обычно складывается так: в девять утра я завтракаю где-нибудь в кафе, думаю, что нужно сделать на репетиции, что-то себе записываю, доделываю.

Потом иду в театр репетировать и сходить с ума, после репетиции что-нибудь ем и полчаса сплю в гримерке или где придется. Вечером, если есть возможность, снова репетирую, ночью обдумываю работу. А если нет репетиций, день складывается по-разному. Я играю в спектаклях МХТ как актер, иногда езжу на какие-то пробы, периодически снимаюсь. Или уезжаю в Эфиопию и падаю там с мотоцикла.

По-разному бывает.

— Это вы так отдыхаете? Когда вы там были в последний раз?

— Буквально несколько дней назад. У меня было шесть свободных дней, и я понял, что пора радикально сменить картинку и поехал автостопом по Эфиопии.

Получилось доехать в самую дикую часть страны, до племен, которые вставляют себе тарелочки в губы. Ночевал под открытым небом, объяснялся в основном на языке жестов.

И это был самый лучший отдых! Если бы я приехал в отель у моря, переключиться реально не получилось бы. А полная перемена картинки дает энергию.

— Вам от многого приходится отказываться ради театра?

— У меня нет ощущения, что я чем-то жертвую: театр — мое самое любимое дело. Бывает, что отказываюсь как актер от каких-то съемок. Но у меня даже вопроса не возникает, что лучше: где-то сняться или поставить новый спектакль.

— Как бы вы продолжили фразу «Режиссер — это…»?

— Наверное, это человек, за которым готовы пойти. Но если говорить о психологии, технологии, организаторских способностях, все режиссеры ведут себя по-разному.

— Недавно на экраны вышел ваш первый фильм — «Мифы». Как бы вы определили разницу между работой режиссера в кино и в театре?

Читайте также:  Алексей пехов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

— Первое различие — психологические личные отношения с актерами. Потому что в кино все происходит очень коротко и быстро, особенно если артист занят 4–5 съемочных дней, а в театре — долго и мучительно. В кино нужно сделать сцену за отведенные четыре часа, актеры приходят уже заряженные: у них сегодня премьера.

А в театре актеры приходят просто на репетицию, премьера будет только через три месяца. И мне хочется, чтобы уже сейчас происходило что-то живое, иначе можно сойти с ума, а у них ощущение, что время еще есть, и, если сегодня что-то не сыграли, завтра сыграют.

И я начинаю злиться, потому что важно, чтобы именно сегодня что-то случилось.

— Ваш фильм, я слышала, ругали — по крайней мере говорили, что ждали большего после ваших спектаклей. Читали отрицательные отзывы? Как вообще к этому относитесь?

— Что-то читал. Конечно, было неприятно. Но до того, как фильм вышел на экраны, мне стало понятно, что так и будет. Потому что получился, как мне кажется, какой-то очень не русский фильм. Например, главный герой — совсем инородный персонаж, и к нему большинство нашей аудитории не подключается. Есть и другие сложности.

Но для меня это был невероятный опыт. Не уверен, что мне еще когда-нибудь в жизни удастся так бездумно, в хорошем смысле безбашенно взяться за какое-то дело, не понимая всех последствий. Я ведь даже не знал толком, что такое монтаж, постпродакшн и все остальное, никогда этого не делал.

К тому же удалось встретиться с кучей новых интереснейших людей, артистов и не артистов. Это ведь не часто бывает. Конечно, была допущена масса ошибок, но я почти уверен, что самое главное случилось: снят очень свободный фильм. Он совершенно вне системы, не вписывается ни в фестивальное кино, ни в мейнстрим.

Может быть, в этом его минус. Но, честно говоря, мне об этом думать неинтересно.

— На кого вы сейчас равняетесь в актерских работах? В режиссерских?

— Совершенно не обязательно восхищаться работой актера или режиссера, чтобы на него равняться. Если я работаю в жанре условного театра, кабаре, это не значит, что мне нравится только кабаре. Мои любимые отечественные фильмы — «Хрусталев, машину», «Мой друг Иван Лапшин», «Груз-200». Ничего подобного я не делал никогда.

— Вы себе представляете жизнь вне кино, театра и творчества?

— Да.

— И что бы вы делали?

— Знаете, как-то в Африке бизнесмен вез меня на потрепанном «вольво» и рассказывал про свою жизнь. Он покупает разные артефакты, например какие-нибудь тапки ручной работы в Африке, и продает их в Париже за огромные деньги.

Находит и покупает что-то ценное в Аргентине, Австралии или в Малайзии и продает в Европе. Он все время путешествует, объехал весь земной шар и с утра не всегда может понять, где проснулся. Никогда не думал, что бизнес может меня так вдохновить, но мне понравился его авантюризм.

В нем есть какой-то элемент творчества. Вот такой торговлей я мог бы заниматься.

Источник: https://www.culture.ru/materials/253105/aleksandr-molochnikov-mne-s-detstva-nravitsya-zapakh-kulis

Александр Молочников: Взрослая жизнь молодого человека

Учился: 2008–2012: РАТИ-ГИТИС, курс Леонида Хейфеца.
Среди ролей в театре и кино: МХТ им. Чехова: Вронский («Каренин»), Эдгар («Страдания юного В.»), Эдвард («Удивительное путешествие кролика Эдварда»), Яшка Писецкий («Сказка о том, что мы можем…») В кино: Николай Чехов — «Братья Ч».

Режиссеры, с которыми работал в театре: Кристофер Олден, Василий Бархатов, Глеб Черепанов, Александр Созонов, Евгений Писарев, Марат Гацалов, Михаил Угаров.
В кино: Михаил Угаров, Виктор Шамиров, Павел Бардин.

Режиссеры, с которыми хотел бы поработать в театре: Юрий Бутусов, Люк Персеваль, Евгений Арье и Марат Гацалов.
Режиссеры, с которыми хотел бы поработать в кино: Ханеке, Муратова, Вонг Кар-Вай, Гас Ван Сент, ранний Михалков, Борис Хлебников, Алексей Балабанов и Сергей Лозница.

Роль, которую хотел бы сыграть: «Роли хотел бы играть хорошие. Треплева, например».

Любимые актеры: Олег Янковский, Ксения Раппопорт, Сергей Курышев, Данила Козловский, Галина Тюнина, Андрей Смирнов, Олег Меньшиков, Никита Михалков, Андрей Болтнев, Андрей Миронов, Сергей Дрейден; Дэниел Дэй Льюис, Изабель Юппер, Марлон Брандо, Джек Николсон, Джон Малкович, Хоакин Феникс.

«Молодой и наглый» — слова, которые старшее поколение нередко адресует большинству и впрямь молодых артистов, играющих в постдраматическо-движенческой несусветице у непатриотично настроенных нахалов и напрочь позабывших заветы великих: в одном из последних спектаклей Кастеллуччи они были обозначены урезанной фамилией «-ский».

Молочников всему этому вроде бы полная противоположность: отлично ладит со старшими, играет главного героя в «Соломенной шляпке», а книжку Ханса-Тиса Лемана, по собственному признанию, вовсе не читал. Между тем из новых лиц он самый молодой (на полтора месяца моложе юной звезды «Гоголь-центра» Александра Горчилина) и, кажется, самый наглый.

Это он вламывается в кабинет завкафедрой актерского мастерства Щуки с видеокамерой, чтоб спросить, за что тот так ненавидит актуальный театр, а потом выкладывает запись в YouTube.

Это он на мхатовском капустнике поет песню «Пять часов, пять часов — это много или мало?», намекая на спектакль «Идеальный муж», сделанный одной из центральных фигур этого самого актуального театра (именно эта звезда, к слову, и привела его, Молочникова, в труппу Художественного театра).

Это он в год прихода в актерскую труппу МХТ получает карт-бланш на режиссерскую постановку гигантской многофигурной копродукции о Первой мировой войне «19.14». А ведь всего пару лет назад был 20-летним выпускником ГИТИСа, которого Василий Бархатов «чуть ли не по объявлению» взял в свою постановку «Страдания юного В.».

Бархатов с художником Зиновием Марголиным не стали осовременивать производственную повесть Ульриха Пленцдорфа — на сцене царил ГДР 70-х во всей красе, и Молочников, подпевающий маршу физкультурников у станка, смотрелся чрезвычайно органично. Несмотря на вызывающе яркую внешность (всегда всех выше и вихрастее), он настоящий советский артист.

В отличие от представителей генерации тихих умников, напряженно размышляющих о максимально нейтральных способах актерского существования, Молочников в свои двадцать два — воплощение актерского олдскула: перформер, гиперхаризматик, который при каждом появлении на сцене (и вне ее), будто кадавр из книжки Стругацких, пытается свернуть вокруг себя пространство, дотянуться до каждой крупицы зрительского внимания и немедленно заграбастать ее. Недаром, поступив, как это принято, сразу в три вуза, в Школу-студию МХАТ Молочников не попал — набиравший свой курс Кирилл Серебренников, сомневаясь, все же зарубил его на третьем туре. Стоит посмотреть на артистов сегодняшней «Седьмой студии», чтобы понять почему: Серебренникову от артистов нужно иное. «И хорошо, — радуется индивидуалист Молочников шесть лет спустя. — Театр-коллектив не для меня. Мне ближе воплощенная Табаковым идея театра-супермаркета, где на каждой площадке кто-то делает что-то свое. Мне хотелось бы ставить спектакли, играть в спектаклях, а также играть в кино, а также снимать кино. Если б мне сейчас дали снять сериал, я б вообще не парясь это сделал. То есть нет, конечно, парясь — это очень все самонадеянно. Но, мне кажется, я примерно понимаю, как бы я работал с актерами. Чуть по-новому». «Еще хотелось бы делать на телевидении передачу о путешествиях», — подумав, прибавляет он (отец Молочникова — известный в Петербурге учитель математики и самодеятельный путешественник, с которым сын изъездил всю Америку автостопом, а потом и самостоятельно, уже без папы, исследовал так же половину Африки и Азии).

Отрицательное обаяние мощнее положительного, герой эгоцентрика Молочникова излучает именно его: уже сыграны и Вронский, и Звездич, и Буланов из «Леса».

Кролик из «Удивительного путешествия кролика Эдварда» Глеба Черепанова — сноб и инфантил, мент Яшка Писецкий из «Сказки о том, что мы можем, а чего нет» Марата Гацалова — трус и предатель, от судорожных обезьяньих метаний которого по сцене невозможно оторвать глаз.

Идеолог постдрамы Леман по приезде в Москву сходил именно на этот спектакль — говорят, ему чрезвычайно понравилось.

Несколько лет назад одна из главных отечественных театральных звезд прогрессивной, казалось бы, возрастной категории — «около тридцати», страстно осуждая постдраматические опыты, объясняла мне, что в театр человек приходит прежде всего за эмоцией. Молочников говорит сдержаннее: «Странно слышать „человек приходит в театр“.

Какой человек? Дворник приходит за одним, Константин Эрнст — за другим. На сцене должно быть все, что не запрещено Уголовным кодексом. Другое дело, что мне самому что-то интересно, что-то нет. Я, наверное, не постдраматический артист. Но очень многое в так называемом традиционном театре кажется совершенно уже неживым.

Я часто вижу в спектаклях псевдосегодняшних людей, особенно в пьесах про молодежь, особенно на больших сценах, которые не покрыть, говоря себе под нос. И во-от они все немножко та-акие типа са-авре-менные. Тошнит от этого. Потому что я с этой молодежью общаюсь. Они не такие».

Примечательным образом он употребляет в отношении молодежи местоимение «они», а не «мы».

Молочников не бормочет на сцене под нос, его не заткнуть даже знаменитым доковским принципом «тихо и быстро»: в постановке идеолога докудрамы Михаила Угарова «Маскарад Маскарад» он в более чем подходящей ему роли Звездича снова — вероятнее всего, невольно, просто в силу экстравертной природы собственной харизмы — тянет одеяло на себя. Но — в паре с крайне интересным партнером по перетягиванию каната: выпускник мастерской Кудряшова Егор Корешков, артист-интроверт той бронебойной силы, что в кои-то веки уравновешивает победительную молочниковскую экстравертность. В мощи этого дуэта противоположностей можно убедиться, посмотрев кинодебют Угарова — фильм «Братья Ч». Буйный Николай Чехов не без тайного облегчения тут подчиняется беспощадному Антону. При просмотре этих сцен становится окончательно ясно, что Молочникову хотя бы иногда необходим равносильный и не похожий на него партнер. Иначе в современном театре он обречен на вечное, впечатляющее и космически одинокое соло.

Источник: http://oteatre.info/11595/

Молочников Александр Александрович

Александр родился в семье, не имеющей отношения к актерской профессии. Отец математик и мама журналист развелись, когда мальчик был еще маленьким, но старались, не смотря на это, дать ему максимально всестороннее развитие. По этой причине пару лет Александр жил и учился в Америке.

Вернувшись на родину, он поступил в престижный лицей, в котором кроме общеобразовательных дисциплин, существовал театр-студия «Унисон». Преподавали в нем профессиональные артисты Петербургских театров.

Сергей Бызгу и Андрей Шимко не только обучали студицев основам актерского мастерства и режиссуры, но и ставили с ними полноценные спектакли, которые потом игрались на сценах настоящих театров. В «Унисоне» Молочников занимался до самого окончания средней школы.

К тому времени у молодого человека накопился богатый опыт исполнения разноплановых ролей и самостоятельных постановок этюдов для спектаклей студии. Поэтому летом 2008 года Александр без особых усилий поступил на актерско-режиссерский факультет московского ГИТИСа в мастерскую Леонида Хейфеца.

Талантливого парня на старших курсах заметил Олег Павлович Табаков, который пригласил его в труппу МХТ имени А. П. Чехова. Здесь Молочников раскрылся со всех сторон.

Он сыграл около десяти блистательных ролей и поставил, как режиссер несколько интересных спектаклей. Александр дважды становился лауреатом Премии Олега Табакова. Олег Павлович высоко оценивал его работу в театре.

Были и еще несколько престижных наград, которыми удостаивали молодого и талантливого артиста, в их числе «Арлекин» и «Золотая маска».

Параллельно с работой в МХТ, Александр Молочников успевал принимать участие в спектаклях других театров Москвы и Петербурга, в телепередачах и сниматься в кино.

После дебютных ролей в сериале «Закрытая школа» и фильма «Каждый за себя» (2012 г.) артист создал в кинематографе около двадцати образов, а также снял собственное кино «Мифы», выступив и режиссером и сценаристом. И понятно, что это для него далеко не предел.

Личная жизнь Александра Молочникова

Артист пока не женат. Ему приписывают роман с Таисией Вилковой, но официального подтверждения этой информации нет.

В свободное от работы время Александр увлекается путешествиями автостопом. По его признанию, однажды он пересек Африку, имея в кармане всего с $ 250. Отчеты от поездок он публикует у себя на страничке во «ВКонтакте».

Режиссёрские работы МХТ имени А. П. Чехова

  • 2014 — 19.14
  • 2015 — Бунтари
  • 2017 — Ночь влюблённых
  • 2017 — Светлый путь. 19.17

Источник: https://teleprogramma.pro/name/390897/

Александр Молочников: «Рашн-синема — это завод, где рабочие давно ничего не ищут и штампуют туфту»

Для подготовки этого материала с нашим кавергероем журналист Наталья Наговицына встретилась трижды — в первых двух случаях времени для беседы катастрофически не хватало.

И все три раза перед ней сидели три разных Александра Молочникова: сначала внук и сын, с упоением рассказывающий о своей семье, затем стендап-комик, устроивший бенефис на съемке для журнала, и, наконец, вдумчивый актер и режиссер, анализирующий все, что с ним происходит, и выдающий на-гора результат в виде ролей и спектаклей.

Самый молодой режиссер МХТ в двадцать четыре года уже поставил в гнезде Станиславского два прогремевших спектакля: ретрокабаре «19.

14» про ужасы Первой мировой с реальными сюжетами из фронтовых писем и рок-фантазию «Бунтари» в стилистике концерта курехинской «Поп-механики», в которой солируют персонажи с именами Юрия Лотмана, Павла Пестеля и Александра Пушкина.

После актер сделал прыжок с переворотом в карьере: снялся в артхаусном «Холодном фронте», а затем в комедийном сериале «Пушкин».

В проекте, стартующем 10 мая на канале СТС, у Александра сразу три роли: гопника-детдомовца, популярного самовлюбленного артиста и солнца русской поэзии. Конечно, ведь выпускника Царскосельского лицея и самого знаменитого квартиранта набережной Мойки мог сыграть только тоже лицеист, житель Мойки и Александр.

Нет сомнений, что такого парня могла родить только болотистая, но плодородная на гениев почва Петербурга. Уже сейчас у Молочникова в проекте собственный фильм, причем мюзикл. Но ради съемки с отцом и преподавателем математики Аничкова лицея Александром Молочниковым-старшим Молочников-младший примчался в родной город.

Читайте также:  Paul van dyk - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Доброе утро, последний герой!

  • Брюки Alexander McQueen, рубашка Palm Angels, ремень Etro

Первое рандеву было назначено наутро после показа его дебютного спектакля «19.14» в рамках гастролей МХТ на сцене Александринки.

Постановка в формате кабаре-ревю начинается с провокационных реприз конферансье на фоне еще закрытого занавеса, продолжается лиричными размышлениями о вшах на солдатах в окопах, от которых зрителям хочется плакать, а диалоги между французскими буржуа и немецкими простолюдинами показывают, что любая война не имеет национальности.

Автором сценария спектакля, приуроченного к столетию Первой мировой, числится сам Александр. При этом стихи написал Дмитрий Быков, диалоги — Александр Архипов и Всеволод Бенигсен, а художественным руководителем проекта стал Евгений Писарев. «Подстраховал свой дебют со всех сторон, как умно, — мелькнуло у меня в голове.

— Оно и немудрено, говорят, у него предки из Бердичева». С этими мыслями в назначенное время я зашла в лобби отеля «Астория», где сидел Александр, чтобы выяснить, как на болотистом петербургском грунте вырос этот энергичный молодой человек.

  • Костюм Paul Smith, сандалии Brioni, джемпер Loro Piana, очки Thom Browne, платок Lanvin, винтажный значок Off

Были ли в твоем детстве истории с каноническими выступлениями на табуретке?

Мама и папа не любили, когда другие родители демонстрировали своих детей в подобном качестве. На табуретку меня не ставили, но я сам сочинял домашние спектакли, которые показывал по вечерам. После того как я долго прыгал и доставал зачем-то разные предметы, родители могли отреагировать: «Вот сегодня было полное фуфло».

Они же не понимали, что это постмодернизм, который я воплощаю после изучения книги «Постдраматический театр» Ханса-Тиса Лемана. (Смеется.) У меня было слишком демократичное воспитание: предложили играть на пианино, нашли педагога, я позанимался, мне быстро наскучило, и мои уроки закончились.

Может, если бы в воспитании было чуть больше тоталитаризма, я бы мог сейчас исполнить на рояле не только «Кот, кот-мореход, он вразвалочку идет».

Значит, переезд в Москву вряд ли был попыткой выпорхнуть из-под родительского крыла.

У меня очень теплые отношения с семьей, и, кстати, после переезда в Москву я поначалу жил у мамы, которая к тому времени рассталась с отцом. Очевидно, что в столице больше возможностей для обучения профессии актера: там пять театральных институтов, а здесь один. И в Петербурге никто из толковых мастеров не набирал курс в год моего поступления.

Вторая наша встреча произошла во время фотосессии для журнала. На локацию в боксерский клуб Саша пришел с отцом, который предстал перед нами в футболке с логотипом бельгийской арт-панк-группы, пестрой клетчатой рубашке, шортах (это в апрельские плюс десять) и алой кепке.

Пока Александр Александрович-младший переодевался, мы с Александром Александровичем-старшим обсудили только что прошедшую церемонию вручения Премии Курехина, затем переключились на «Пьяных» в постановке Андрея Могучего в БДТ, а когда дошли до рассуждений о его же спектакле «Что делать», сын вклинился в беседу — последовали его восторженные впечатления от премьеры «Гамлета» и от «Братьев и сестер» Льва Додина в МДТ. Как выяснилось, эпопею по роману Федора Абрамова Саша посмотрел уже в четвертый раз. Затем они оба дурачились на камеру, изображая мнимую борьбу поколений, а когда отец покинул съемочную площадку, сын окончательно вошел в образ весельчака и балагура. Он изображал своих корешков: то Егора Корешкова, то Александра Паля, то Григория Добрыгина, рассказывал байки про Владимира Бортко и Евгения Миронова и явно не боялся показаться смешным. 

Ты в детстве не был скромным пай-мальчиком?

Нет, не был. По всем точным наукам еле-еле получал тройки, только по литературе была пятерка, но я все равно ничего не читал. Просто много чесал языком, из серии: «Этот герой прямо, как я в детстве».

Постоянно выпендривался, всем пытался показать, какой я классный. Особенно девочкам. Все было зря — пока мне нравились одноклассницы, им нравился Дима Билан, о чем я ему, кстати, недавно сообщил.

А еще на переменах мы с ребятами надевали бороды, арафатки, черные очки и гуляли так по Невскому.

И теперь тебе жизнь отомстила, заставив нацепить бакенбарды Пушкина.

Вы за это купили бизнес-класс «Сапсана», на котором я сегодня приехал на съемку? Был тронут, теперь я знаю, как там в бизнес-классе. Но сначала подумал, что ошиблись —я же не Егор Корешков. (Смеется.)

Присев на деревянные кубы и схватив гири, Саша продемонстрировал голливудскую улыбку из рекламы жвачки. Вошел в образ и выдал на камеру альтер эго Саньки Лихого, потом пытался загнать колеса фотографу Сергею Мисенко, который не отрываясь от видоискателя выкрикивал: «Продавай себя, продавай!» Стало ясно: мы такого еще не видели.

 
Энергия, которую мы вкладывали всей командой в героя, возвращалась обратно в многократном объеме, да еще и с каламбурами, миниатюрами и искренним желанием нам понравиться. Саша не собирался просто отпахать шесть часов и свалить восвояси, он явно принял решение кайфовать от процесса. «Повиснуть на кольцах под потолком? Без проблем.

А можно мне гантель потяжелее в руку, чтобы достовернее было?» В итоге искрометный стендап-бенефис «Веселый Молочников» затянулся до позднего вечера, поэтому финальный разговор пришлось перенести на утро. Теперь меня больше всего интересовало, откуда у выпускника Аничкова лицея взялась такая мощная энергия бунтарства.

В мае он привозит свой второй спектакль «Бунтари» в ТЮЗ на Международный театральный фестиваль «Радуга». Это такой подпольный концерт-квартирник в духе курехинской «Поп-механики» на тему российского бунтарства трех поколений: декабристов, народовольцев 1870–1880-х и рокеров 1980-х.

Сюжетные линии с участием революционеров — дворян и разночинцев переплетаются, герои носят имена реально существовавших деятелей, но события в спектакле не соответствуют историческим, а после монолога Михаила Бакунина о социальном анархизме разыгрывается сцена вопросов из зала на «Музыкальном ринге» эпохи перестройки.

Очевидно, что Александр способен небанально анализировать любые темы, которые можно подбрасывать ему бесконечно. Красивый, умный и слегка безумный — такими рождаются или становятся?

  • Пальто Burberry, рубашка Dior, брюки Celine, шарф Etro, кроссовки Gucci
  • Водолазка Fendi, брюки Celine, колье Rick Owens
  • На Александре Молочникове-младшем: пальто Alexander McQueen, винтажные майка и брюки Off, ветровка Moncler, кроссовки GucciНа Александре Молочникове-старшем: тренч Corneliani, поло Castangia, шарф Loro Piana, брюки Etro, кроссовки New Balance, брелок Loewe

Источник: http://www.sobaka.ru/city/cinema/46118

Картотека Buro 24/7: Александр Молочников

В погоне за новыми лицами и героями Buro 24/7 собирает анкеты пока не самых известных, но чрезвычайно перспективных представителей творческих (и не очень) профессий

В свои 22 года Александр Молочников снялся в десятке кино- и телепроектов, задействован в нескольких спектаклях МХТ им. Чехова, но уже год о нем все чаще говорят как о режиссере. Спектакль Молочникова «19.

14» с успехом идет на сцене того же МХТ, а лично мы включили его в список главных постановок прошлого года.

На экране появления Александра мы ждем в фильме «Холодный фронт» (режиссерский дебют Романа Волобуева), а пока читайте его ответы на вопросы анкеты Buro 24/7. 

Имя, возраст, род деятельности.
Александр Молочников, 22 года, актер и режиссер.

Почему выбрали для съемки именно это место?
Потому что это моя кухня. 

Что больше всего нравится в вашей профессии?
Поклоны. 

На что потратили первую зарплату?
Вложил в акции Жлобинского завода игрушек. 

Чем гордитесь больше всего?
Родителями и их родителями. 

За что больше всего стыдно?
Есть за что, но не скажу. 

Где чувствуете себя наиболее комфортно?
На дороге. 

На что обращаете внимание в первую очередь, когда знакомитесь с человеком?
Стопы. 

От чего вы зависимы?
От ягодного лукошка. 

Как проводите свободное время?
Туплю.

Самый яркий момент в жизни.
Разбивание головы о батарею в день рождения в восемь лет. 

Каких людей стараетесь избегать / какими стараетесь себя окружить?
Стараюсь не подпускать близко убийц ночью — остальным рад. 

Ваше guilty pleasure. 
Сплетничать. 

Что хотели бы изменить в мире?
Российское кино. 

В какую эпоху перенеслись бы на машине времени?
«Людовиканскую». 

Сколько времени проводите в соцсетях?
Это похоже на вопрос о том, за что мне больше всего стыдно.  

Любимая книга из детства. 
«Убить пересмешника». 

Во сколько вы просыпаетесь?
Очень по-разному. 

Самый большой страх? 
Понять, что жизнь провалена. 

Главное, чему научили родители? 
Любить родителей. 

Что обычно смотрите по ТВ?
У меня нет телевизора. 

Какой предмет могли бы преподавать в школе?
Хореографию в начальных классах. 

Какая вещь всегда с вами?
Все теряю. 

Источник: https://www.buro247.ru/culture/expert/kartoteka-buro-24-7-aleksandr-molochnikov.html

Александр Молочников: «Критика должна быть жесткой, иначе артист теряет контроль над собой»

Александр Молочников — восходящая звезда. 24-летний актер играет в театре МХТ им. Чехова и уже успел сняться в нескольких фильмах. Недавно на СТС вышел сериал «Пушкин», где Молочникову досталась главная роль гения — вписался он в нее, кстати, классно. Однако Александр не любит смотреть фильмы со своим участием. Почему? Ответы на этот и другие вопросы в эксклюзивном интервью.

Несмотря на то, что в «Пушкине» ваш герой — вор, он не вызывает негативных эмоций. Почему?

Мы не стремились к тому, чтобы персонаж очаровывал с первых серий. Он проходит некую трансформацию — довольно отталкивающий тип постепенно становится человечней и обаятельней. Дворового парня начинает привлекать поэзия Александра Сергеевича, потому что, оказывается, с ее помощью легче признаться в любви.

Как думаете, почему вас утвердили на эту роль? Не только ведь из-за внешнего сходства с Пушкиным?

Накануне начала съемок мы готовили в МХТ им. А. П. Чехова спектакль «Бунтари» (Александр — автор и режиссер постановки. — Примеч. Grazia), в нем тоже фигурирует Пушкин, которого замечательно играет Григорий Сиятвинда.

И мы долго размышляли, как правильно передать образ поэта на сцене. В нем чувствуется что-то неуловимое и парящее — понятное дело, гений.

Поэтому на пробах в телепроект СТС, которые были на следующий день после премьеры «Бунтарей», все про- шло неожиданно легко.

В сериале действительно есть над чем посмеяться. А в вашей жизни юмор играет большую роль?

Конечно! Кстати, на телевидении существует риск превратить остроумие в часть производственного процесса. Шутка становится такой же составляющей, как реквизит или бюджет. А надо не забывать, что люди вообще-то просто шутят — бесплатно и зачастую удачно!

Кадр со съемок сериала «Пушкин»

А найдется ли место вышесказанному в вашем режиссерском кино-дебюте — в мюзикле «Мифы о Москве»?

Сразу оговорюсь, название пока черновое, но жанр определен абсолютно правильно! И думаю, за него даже браться не стоит, если не уделять внимание юмору.

Откуда взялась идея?

Во‑первых, каждый мечтает снять фильм. Особенно после окончания театрального института. А тут как раз прекрасная продюсерская команда, посмотрев постановку «19.14» (спектакль МХТ им. А. П. Чехова, который Алек- сандр срежиссировал по собственной пьесе. — Примеч. Grazia), предложила мне сделать мюзикл. Сейчас созрел синопсис, в ближайший месяц появится сценарий.

Пока существует только туманное описание проекта, однако уже известно, что сами сниматься в нем вы не будете. Верно?

Пускай таким «туманным» все и побудет какое-то время. Скажу лишь, что главный герой — грек. Он плывет по Москве-реке и встречает разную русскую «нечисть» — элиту в лице популярных персон. А я не столь известен, потому и не буду играть.

Вообще любите смотреть на себя на экране?

Нет, мне тяжело это делать. Признаюсь, у меня не было фильма, к которому я бы хотел возвращаться снова и снова. Надеюсь, мне еще есть что сыграть.

Из каких имен состоит список ваших любимых режиссеров?

Алексей Герман-старший, Кира Муратова, Ингмар Бергман, Вонг Кар Вай, Ким Ки Дук и Йос Стеллинг.

Вам не нравится наблюдать свою игру — а интересна ли вам чья- то оценка?

Прислушиваюсь к мнению близких людей, моих руководителей в МХТ, родителей. Еще, пожалуй, есть несколько театральных рецензентов, чьи статьи мне всегда интересно читать.

Кстати, на мой взгляд, критика — очень важный элемент нашей работы. И она должна быть жесткой, потому что зачастую талантливые артисты и режиссеры теряют контроль и выпускают недостойные их самих продукты.

В том числе и потому, что вместо честных отзывов они слышат только восторженные.

Что вас по‑настоящему приятно удивило из увиденного за последнее время в кино или на сцене?

Меня каждый раз поражают спектакли Льва Абрамовича Додина. Две последние его постановки — «Вишневый сад» и «Гамлет» — настоящие шедевры. Сверхактуальные, но в то же время весьма цельные и полные мудрости. Еще очень впечатлил спектакль «Князь» в «Ленкоме».

Вам всего 24 года — и тем не менее сожалеете ли вы уже о чем-то, что не удалось сделать?

Я бы с удовольствием выучил испанский язык. Например, в «Пушкине» нужно было вызубрить две фразы на французском — так и не вышло. Очень многим хотелось бы заняться: освоить игру на музыкальных инструментах, научиться круто драться, прочитать все книги, слетать в космос, искрометно шутить и нежно любить до гроба!

Источник: https://GraziaMagazine.ru/lifestyle/aleksandr-molochnikov/

Ссылка на основную публикацию