Андрей лунин – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Андрей Губин сейчас – 2015 фото. Жизнь и творчество российского поп-певца

Андрей Губин фотоАндрей Губин. Википедия рассказывает, что родился российский певец 30-ого апреля 1974-го года в Уфе. До 8 лет семья Андрея жила в родном городке, свои каникулы мальчик проводил у бабушки в селе Николо-Березовка. В 1981-ом году Губины переехали в Москву.

Эстрадный певец Губин Андрей Викторович – песни, начало творческого пути

Первая же песня Губина стала популярным всероссийским хитом. «Мальчика-бродягу» подросток написал в седьмом классе. Перед публикой Андрей впервые появился в телепрограмме «До 16 и старше». Второй эфир Губина произошел в телепрограмме «Взгляд», где юноша исполнил «Наша школа с военным уклоном».

Первый альбом Губина под гитару, который получил название «Я бомж» певец записал в 15-летнем возрасте. Эта пластинка вышла в ограниченном тираже – 200 экземпляров. По окончанию школы талантливый юноша пошел учиться в Гнесинку на вокальное отделение, однако за непосещаемость его выгнали уже после первого курса. Поэтому Губину так и не удалось получить специальное музыкальное образование.

В 18-летнем возрасте юноша записал второй альбом, который назвал «Аве Мария». Уже в 1992-ом Губин подготовил третий альбом, который должен был называться «Принц и принцесса», но он так и не вышел в свет, поскольку певцу не хватило денег для его выпуска.

Когда артист завоевал популярность у российских слушателей, он отправился на гастроли. Во время перерывов он создавал новые хиты. Песню «Зима — холода» Андрей Губин исполнил в радиоэфире в 1998-ом году. Она сразу же закрепилась на первых позициях отечественных хит-парадов.

После этого в свет вышел альбом певца «Только ты», который по достоинству оценили музыканты, критики и поклонники.

Как живет Андрей Губин сейчас (2015)? Фото некогда популярного поп-артиста

Уже больше десяти лет певец не дает концертов и не появляется на экранах телевизоров. Причина, по которой страна потеряла такого артиста, как Андрей Губин – болезнь, причем очень тяжелая.

У звезды 90-х серьезное неврологическое заболевание: у него болит лицо (с одной стороны). Поэтому Губину тяжело улыбаться, просто говорить, а петь – тем более.

Артист обошел многочисленных российских и заграничных врачей, однако ни один из них не смог вылечить болезнь.

Невзирая на то, что Андрей Губин сегодня живет в затворничестве, не дает интервью и не мелькает на страницах «желтой прессы», недавно общественность снова о нем заговорила. А поводом этому послужили фотографии певца, на которых практически невозможно узнать некогда популярного Губина. Свежие фото 41-летнего артиста просто шокировали поклонников.

И действительно, исполнитель сегодня выглядит старше своих лет, а длинные волосы и множественные морщины прибавляют годы еще вполне молодому мужчине. Причем не спасает даже модная, современная одежда.

О жизни Андрея Губина ходили различные слухи, да и сам певец признавался, что в жизни ему довелось пройти фактически все, начиная алкогольными вечеринками, употреблением марихуаны, лечением в психиатрической больнице, и заканчивая поисками душевного равновесия и спокойствия в обществе буддистских монахов.

Кстати, у Губина затишье не только в карьере, но и в личной жизни. Когда-то он продюсировал экс-солистку поп-группы «Стрелки» Юлию Беретту.

С певицей у них были любовные отношения, однако девушка ушла от Губина, мотивировав это тем, что не может «тянуть» такого взрослого мужчину. Однако между артистами сохранились дружеские, теплые отношения.

Вообще в личной жизни исполнителю никогда не везло, когда-то давно он считался настоящим бабником, поскольку не задерживался ни с какой девушкой надолго.

Источник: https://womanjournal.org/znamenitosti/1277-andrey-gubin-vikipediya-kratkaya-biografiya-tvorcheskiy-put-i-lichnaya-zhizn.html

Биография Андрея Губина

Андрей Губин — в недавнем прошлом известный певец, талантливый композитор, родился в Уфе 30.04.1974 года.

Детство

В Уфе Андрей прожил недолго. Мать рано развелась с его родным отцом, и Андрей его практически не помнит. Воспитывал его отчим, за которого мать вскоре вышла замуж. Отчим прекрасно рисовал, был художником-карикатуристом. Мать занималась семьей и домом, посвящала много времени сыну.

В 1982 году родители решили перебраться в Москву, так как там было больше возможностей для карьеры отца и развития мальчика. Отец устроился в журнал «Крокодил» и довольно быстро стал известным и успешным. Андрей тоже приобщился к рисованию, и несколько его работ даже были опубликованы в самом популярным юмористическом журнале страны.

Андрей в детстве

Жить на съемных квартирах было нелегко, тем более без московской прописки. Жилье стоило дорого, семье приходилось ютиться в маленьких комнатах на окраинах Москвы. Они часто переезжали, поэтому уже в младших классах Андрей сменил несколько школ.

Тогда ему было очень сложно, но позже он начал понимать, что такие перемены научили его быстро адаптироваться к любой жизненной ситуации.

Учился мальчик хорошо, тем более что мать всячески развивала и поощряла мальчика. Но когда родители приняли решение перевести его через класс, у Андрея начались серьезные проблемы с математикой. Постепенно он выровнял ситуацию, но вскоре на учебе стало плохо отражаться его новое увлечение – спорт.

Играть в футбол он начал с раннего детства. Но в школе многие мальчики мечтали стать профессиональными футболистами, поддался общему увлечению и Андрей. Вместе с одним из друзей он начал тренироваться серьезно, и уже очень скоро был включен в состав московской юношеской сборной.

Вполне возможно, что он мог бы стать известным футболистом, но на одной из тренировок Андрей получил серьезную травму ноги, после чего ему категорически запретили спорт.

Теперь музыка

К занятиям музыкой Андрея тоже подтолкнул отец. На один из дней рождения мальчик получил необычный и дорогой подарок – хорошую гитару. Иметь такой инструмент было большим счастьем, но что толку от такого подарка, если не можешь им похвастаться. И Андрей начал понемногу осваивать инструмент. Выучив несколько начальных аккордов, он стал пробовать сочинять песни.

Получив запрет на спорт, он полностью переключился на музыку. В 12-летнем возрасте он случайно попал на телевидение. Его пригласила выступить редактор суперпопулярной программы для молодежи «До 16 и старше». Андрей выбрал для исполнения авторскую песню «Мальчик-бродяга», которая стала на долгие годы визитной карточкой артиста.

Школа оказалась заброшенной совсем. По многим предметам появились двойки, в том числе и по поведению. Одной из причин стала привычка мальчика напрямик высказывать свое мнение, в том числе и по политическим вопросам. Тем более, что в стране была объявлена гласность, которые многие восприняли как свободу критиковать правительство и начальство.

Но двойки не слишком расстраивали Андрея и даже его отца, который начал серьезно заниматься бизнесом. Мальчик уже решил, что свою судьбу он свяжет с музыкой. Отец был готов помогать ему и даже приобрел собственную студию звукозаписи, на которой были записаны первые песни Андрея.

Эти диски выпускались небольшими тиражами, покупали которые в основном знакомые и знакомые знакомых.

Популярность

После окончания средней школы Губин поступил в Гнесинку на вокальное отделение. Поначалу вдохновившись тем, что он будет учиться в лучшем музыкальном учебном заведении страны, Губин быстро разочаровался в академической форме обучения. Гнесинку он бросил и стал заниматься самостоятельно с частными педагогами.

В 20-летнем возрасте он имел уже вполне приличный авторский репертуар и решил, что настало время выйти на большую сцену. Дебют оказался удачным. На фестивале «Славутич-94» Губин приобрел много поклонниц, но главным его призом стало знакомство с Леонидом Агутиным, которому творчество певца понравилось настолько, что он предложил парню сотрудничество.

Уже через год в свет вышел дебютный альбом Губина «Мальчик-бродяга», буквально взорвавший музыкальный Олимп и моментально сделавший из Андрея звезду. Еще через несколько месяцев он отправляется в первый гастрольный тур по России. Но при этом продолжает писать новые песни и в 1998 выпускает второй альбом, который только усиливает его популярность.

С этого времени музыкальная карьера Губина складывается очень удачно. Он много выступает, имеет толпы поклонниц, его клипы крутят все ведущие телеканалы. Но коллеги по цеху не слишком тепло принимают молодого артиста. Много насмешек вызывает его низкий рост и образ романтичного мальчика, который тот нещадно эксплуатирует.

Поэтому он делает попытку выйти на англоязычную аудиторию. В 1999 он отправляется в Канаду и пробует записать там англоязычный альбом. Но работа над ним продвигается медленно и так и не доходит до завершения. В 2000 Губин возвращается обратно и принимает решение работать на Родине.

Читайте также:  Поль верлен - биография знаменитости, личная жизнь, дети

С 2004 он начинает писать песни и для других артистов. Он сотрудничает со многими молодыми исполнителями в качестве автора песен. Даже пробует себя в продюсировании, но в этом качестве его попытки закончились полным провалом, из-за которого артист очень сильно переживал.

Постоянные стрессы, ряд творческих неудач, неуважительное отношение большинства коллег и личная жизнь, которая никак не складывалась, стали причиной частых нервных срывов, а позже – затянувшейся депрессии. Смерть отца в 2007 году окончательно подкосила здоровье артиста, и он ушел на несколько лет в алкогольно-наркотическое пике.

Расстаться с пагубными привычками ему помогло только серьезное лечение в частной клинике. Но вернуться снова в активную музыкальную жизнь певец уже не смог.

Личная жизнь

Первой любовью юного артиста стала девушка Лиза, с которой он случайно познакомился в московском метро. Ей он посвятил одну из самых популярных своих песен «Лиза», но отношения не сложились. Одной из причин стало то, что отец Лизы был категорически против, чтобы его юная дочь связывалась с таким же «зеленым» парнем, к тому же не с самой лучшей репутацией.

Затем последовала целая череда скоропостижных романов с моделями и певицами с бек-вокала, которые принесли Губину репутацию бабника. Но на самом деле он мечтал о том единственной, с которой мог бы создать семью. К сожалению, свою вторую половинку певец так и не встретил до сих пор. Будем надеяться, что ему все-таки повезет.

Источник: https://star-magazine.ru/andrej-gubin/

Лунин Виктор Владимирович. Краткая биография. Стихи для детей

Виктор Лунин (Виктор Владимирович Левин) – детский поэт, писатель, переводчик, — родился в мае 1945 года в Москве, в семье пианистки Фриды Бауэр. Воспитывали его бабушка и дедушка, т.к. мама была постоянно на гастролях. В доме было много книг, которые собирал его отец.

Стихи и сказки Виктор Лунин начал сочинять еще в школе, но на путь профессионального литератора вступил значительно позже. Первые публикации стихов в периодике появились в начале 70-ых годов. Первая крохотная книжка-раскладушка “Подарки” на одно стихотворение вышла в “Малыше” в 1975 году.

А первый настоящий поэтический сборник “Не наступите на слона” вышел в “Малыше” в 1978 году. Приблизительно в те же годы В. Лунин занялся поэтическими переводами. Открытием нового поэтического имени для русского читателя стала книга стихов выдающегося английского поэта ХХ века Уолтера де ла Мэра “Песни сна” (ДЛ, 1983) в переводе Виктора Лунина. У В.

Лунина вышло больше тридцати книг стихов и прозы. Его стихотворная «Аз-бу-ка» для детей стала эталонной по передаче буквенной звукописи. А его книга “Детский альбом” (Стихи к одноименному фортепьянному циклу П.И. Чайковского) на 3-ем Всероссийском конкурсе детской книги “Отчий дом” в 1996 году была отмечена дипломом.

За «Детский альбом» Виктору Лунину в том же году было присуждено звание лауреата литературной премии журнала «Мурзилка». В 1997 году его сказочная повесть “Приключения сдобной Лизы” была премирована, как лучшая сказка о кошках, библиотекой иностранной литературы (ВГБИЛ).

В начале 1997 года у В. Лунина впервые вышел том “Избранное”. За переводные стихи этого тома В. Лунин в 1998 году был награжден почетным международным дипломом им. Андерсена. В том же 1998 году В.

Лунин получил диплом лауреата Национального Артийского комитета России за книгу сказок “Приключения сдобной Лизы” и тексты песен к мультипликационному сериалу “Незнайка на Луне”.

Последнее замечательное богато изданное красочное издание избранных его произведений вышло в начале 2006 года в лучшем современном петербургском издательстве «Вита-Нова».

Вежливый слон.

Вышел слон на лесную дорожку, Наступил муравью на ножку И вежливо – Очень – Сказал муравью:

— Можешь и ты наступить на мою!

Цап-царап и Чик-чирик

Чуть слышен шорох мягких лап. Крадётся тихо Цап-Царап. Но зря крадётся! В тот же миг

Вспорхнул на ветку Чик-Чирик.

Щенок и кошка

Вдоль по дорожке Шёл щенок Тимошка. Увидал Тимошка На дорожке Кошку И залаял весело: — Рр-ав! С тобою рад Был бы поиграть я!

Побежали в сад!

Зашипела кошка, Отошла немножко, Выгнув спину, бросилась На щенка Тимошку. Видимо, собачьего не знала языка… А могли б друзьями стать,

пойми она щенка!

Под крыльцом

Под крыльцом построен дом — Лубяная крыша. Кто живёт в домишке том?

Ну конечно мыши!

Из зерна они пекут Вкусные лепёшки И мышонка берегут

От соседки-кошки.

Стеклышко

У Пети есть кораблик, У Саши — пистолет. Но жёлтенького стёклышка

У них, конечно, нет.

Когда погода хмурится И серо всё, как тень, Гляжу я в это стёклышко

И вижу ясный день.

Утреннее настроение

У папы настроение Зазавтракомчитальное, У мамы настроение Напапуобижальное, У брата настроение Кричальнопогремучее, А у меня, А у меня —

Покомнатампрыгучее!


Мяука

Тихо, без звука Ходит Мяука

Возле меня день-деньской.

Ходит лениво, Неторопливо,

С миной чуть-чуть плутовской.

Серая шёрстка, Глазки-напёрстки,

Тонкие тени—усы,

Хвостик пушистый И серебристый…

Дивной Мяука красы!

Трётся о руку Нежный Мяука,

Песню поёт в тишине.

И почему-то В эти минуты

Радость приходит ко мне

Котенок

Котёнок был такой прекрасный! Котёнок был такой несчастный! На лапках он едва стоял И так смотрел, и так дрожал От мягких ушек до хвоста… Он был, конечно, сирота. Он мне мяукнул: «Выручай!» Сказала мама: «Не мечтай». Он промяукал мне: «Спаси!»

Сказала мама: «Не проси».

Он всхлипнул, заморгал глазами И перелез на туфлю к маме. Вздохнула мама: «Как тут быть?» « Я закричал:

«Усыновить!»

Барашек

Увидел я, как по морю, По голубой волне, Бежит барашек беленький, Спешит навстречу мне. Его хотел погладить я, Бесстрашно в воду влез, А он подплыл к ногам моим

И тотчас же исчез.

Сметанопад

Поглядите-ка! У Тани Рот в сметане, Лоб в сметане, Подбородок, Щёки, Нос, Уши, Кончики волос. Даже платьице у Тани, Даже бант И тот в сметане. Объясните, В чём тут дело? Может, Так Танюша ела? За сметану принялась И сметаной облилась? Нет, нет, нет! Не в том причина. Наша Таня Молодчина! Просто полчаса назад

Был ба-альшой сметанопад!

Весна

Пробудившись ото сна, Кистью мягкою весна На ветвях рисует почки На полях — грачей цепочки, Над ожившею листвой — Первый росчерк грозовой, А в тени прозрачной сада

— Куст сирени у ограды.

Источник: http://playroom.ru/lunin-viktor-vladimirovich-kratkaya-biografiya-stihi-dlya-detey/

Лунин Виктор Владимирович — биография

Лунин (Левин) Виктор Владимирович, детский поэт, писатель и переводчик. Лауреат многих конкурсов и премий, в 1998 году был награжден международным дипломом имени Андерсена, а в 2008 — медалью А.С. Пушкина Академией Российской словесности.

У Виктора Лунина сложилась удивительно счастливая судьба: ему повезло не только найти свое призвание, но и проявить огромный талант в любимом деле. Виктор Владимирович не только пишет стихи для детей. В 2010 году вышла его повесть для детей «Александр Невский», а на следующий год — его перевод книги Кеннета Грэма «Ветер в ивах».

В том же 2011 в пересказе В. Лунина опубликованы «Слово о полку Игореве» и «Король Артур и рыцари Круглого стола».

Лунин Виктор Владимирович — автобиография

Я родился в Москве 6 мая 1945 года. В этот день уже было известно об окончании войны, так что родители дали мне имя Виктор не случайно. Однако, соответствуя моменту, имя это, как выяснилось в дальнейшем, не слишком-то отвечало моему характеру. Не скажу, что мне не хотелось быть временами первым. Конечно, хотелось. Но этому довольно сильно сопротивлялась моя природа.

Я был типичным домашним ребёнком и находился под неусыпным присмотром бабушки и дедушки. Родители были всегда заняты. Папа-инженер уходил на работу в семь утра, когда я ещё спал, а возвращался не раньше восьми вечера и такой уставший, что ему, конечно же, было не до меня.

Мама была пианисткой, постоянные репетиции и концерты забирали её целиком. Это привело к тому, что однажды — мне было тогда пять лет — на её слова: «Почему ты не слушаешься? Я же твоя мама!», я ответил: «Что-то мне не верится, что ты меня родила.

Читайте также:  Николай саркисов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Меня бабушка родила!» Моё воспитание в основном сводилось к кормёжке. Заставляли меня есть утром, днём, вечером и ещё три-четыре раза в промежутках. «Поешь, — ставила передо мной манную кашу бабушка.

— Вон ты какой худой! У тебя сил не будет с девочками гулять!» Я и вправду был тощим, как скелет, и никакая еда не делала меня толще.

Всех моих приятелей со двора бабушка и мама считали хулиганами. «Этот Рузаев со второго этажа! Он же настоящий бандит! Нечего тебе с ним играть!» — требовала бабушка.

Зато дети друзей дома были в их глазах совершенно необыкновенными. «Дружи с Володей. Он умный, не то что ты! У них вся семья талантливая!» — говорила мама. И папа всегда с ней соглашался. Конечно, было обидно.

Но изменить я ничего не мог. С родными не поспоришь.

В доме у нас было много книг. Папа был заядлым собирателем. Мама кричала, что книги вытеснят нас из дома.

Но каждую неделю у нас всё равно прибавлялись то «Записки» Оммер де Гелль, то академическое издание «Путешествий Гулливера». Старые развалюхи-шкафы, из которых вылетали дверцы и стёкла, были забиты томами классиков.

Но я почему-то лучше других помню замечательное издание «Тиля Уленшпигеля» и всегда падавших вместе с дверцей на пол «Тружеников моря».

Ещё в дошкольные годы мне нравилось разглядывать «Дон Кихота» и «Гаргантюа и Пантагрюэля» с иллюстрациями Доре. Забегая вперёд, скажу, что осилил лишь сокращённый вариант «Дон Кихота». Зато «Гаргантюа и Пантагрюэль» стала на долгие годы моей настольной книгой.

Её я читал много раз всю целиком и по отдельным главам, и всякий раз хохотал и радовался. Читать я научился в три с половиной года. Первыми самостоятельно прочитанными книжками, по словам папы, были русские народные сказки «Курочка Ряба», «Репка», «Теремок», а также пушкинская «Сказка о рыбаке и рыбке».

Тогда же, судя по сохранившимся дедушкиным записям, я написал такие двустишия:

Деда едет в институт,
Там его студенты ждут.

И:

Я полезу под кровать,
Буду валенки искать.

В общем, что видел, о том и пел. Однажды, где-то в начале восьмидесятых, жизнь забросила меня с выступлениями в Ульяновск. И там, в детском саду, после того, как я прочитал ребятам второй стишок, какой-то мальчик вдруг вскочил и продолжил:

А когда я их найду,
То надену и уйду.

В пять лет я зачитывался сказками Корнея Чуковского. Особенно любил «Крокодила» с чудесными иллюстрациями Реми. Строчки «Папиросы курил, / по-турецки говорил, / Крокодил, Крокодил, Крокодилович» запомнились намертво и на всю жизнь.

Однако поэтом я тогда ещё не хотел быть. Зато хотел быть генералиссимусом. Помню ночью, лёжа в постели, я представлял себе, как выхожу важный, весь в орденах, окружённый верными охранниками, из огромного чёрного ЗИСа. К счастью, желание это вскоре ушло и больше никогда не возвращалось.

В семь лет моей любимой книжкой стали сказки Андерсена, толстенный том небольшого формата, выпущенный издательством «ACADEMIA» в 1937 году. Папа принёс мне сказки в больницу, где я тогда лежал.

И когда меня выписывали, врачи запретили взять книжку домой из-за карантина. Но я так плакал, что мне, в конце концов, разрешили.

Книжку эту, изрядно истрепавшуюся, я и теперь частенько читаю или разглядываю.

А ещё мне нравились в те годы «Приключения Одиссея», повесть про аргонавтов, «Золотой ключик» А.Толстого и стихи С.Маршака «Зоопарк», «Багаж», «Рассеянный с улицы Бассейной» (довольно долго я произносил «Басеянной», чтобы получилась точная рифма, конечно же, не связывая это слово ни с каким бассейном).

Сказки разных народов я читал лет до пятнадцати. Особенно мне были по вкусу сказки волшебные, русские и азербайджанские, «Карлик-нос» В.Гауфа и «Сказки тысячи и одной ночи». К сожалению, в моём детстве ещё не был переведён «Винни Пух». И «Приключения Нильса с дикими гусями» мне не попались. А то бы и эти сказки вошли в разряд самых любимых.

Такими они стали потом, когда я их читал своей дочке.

Приблизительно с восьми лет я заразился и приключенческой литературой. Дюма, Майн Рид, Луи Буссенар, Саббатини — их, конечно, читают в подростковом возрасте все мальчишки. А вот мою любимую, захватывающую повесть венгерского писателя Гезы Гордони «Звёзды Эгера», к сожалению, теперь вообще забыли.

Почему-то я не полюбил Фенимора Купера. Так же как в десять лет во второй раз не смог осилить «Графа Монте-Кристо». Стало скучно. Зато с интересом читал Пушкина и Лермонтова, Толстого и Чехова. Лет в двенадцать увлёкся пьесами. Перечитал всего Мольера, Лопе де Вега, Шеридана, Шекспира.

Тем не менее, самой любимой книги у меня никогда не было. Мне нравилось почти всё, что читал. Чтение само по себе доставляло радость. В каждой новой книге я проживал новую жизнь. И фильм, снятый по мотивам книги, саму книгу не заменял.

Книга всегда была интересней, слово всегда оказывалось точнее изображённого на экране.

Учился я в обычной школе. Любил школу только один год, в первом классе, и то потому, что успел походить в неё только первые две недели сентября. Потом я попал в больницу и, вернувшись из неё, до конца учебного года занимался со своей классной руководительницей дома.

Второй класс я уже только терпел. Именно тогда у меня появились два друга, Лёня и Володя, с которыми мы не расстаёмся до сих пор. Нас даже прозвали «Святой троицей», хотя святого в нас, честно говоря, было маловато.

Вообще, в школе мне нравилось только общение с друзьями, а уроки я терпеть не мог, за исключением уроков литературы: наш учитель Рубен Аркадьевич Стамбулян витал в каких-то там высоких министерских сферах и уроки проводил редко, не чаще трёх-четырёх раз в год.

Видимо благодаря этому я не успел в литературе разочароваться.

Где-то в седьмом классе я вновь попал в больницу и там неожиданно для себя стал писать стихи. Стихи были нескладными и корявыми. Но остановиться я уже не мог, хотя до конца школы никому свои вирши не показывал.

К тому времени я уже не на шутку заболел поэзией. Во время выпускного вечера в актовом зале даже висел плакат, на котором огромными красными буквами было написано: «Любите стихи, как Витя Левин!»

Самым любимым поэтом в то время стал Борис Пастернак, его невнятные, но необычайно эмоциональные стихи из сборника «Поверх барьеров» завораживали, хотелось писать так же. Чуть позже любовь переместилась на Осипа Мандельштама. Тогда только начали ходить по рукам его «Воронежские тетради». Цветаева нравилась, но в основном ранняя: «Стихи к Блоку», «Бессонница».

Ахматову тогда не любил. Влюбился в неё только после института и уже навсегда. Ещё среди любимых были Гумилёв и Саша Чёрный. Сборники «Костёр» и «Жемчуга» Гумилёва перепечатал себе с чьих-то списков. Зато Саша Чёрный был у меня свой.

Тогда как раз вышел, впервые после долгого перерыва, том в большой серии «Библиотеки поэта». Я этот том однажды захватил в школу — похвастаться перед ребятами. Учительница по географии Галина Сергеевна увидела его, попросила почитать, и с тех пор я этот том больше никогда не видел.

Лишь перед самой перестройкой такой же том подарил мне один из старых друзей.

После школы я хотел поступать на филфак или в Литературный институт. Здравый смысл подсказывал родителям, что литература не кормит. А у меня не хватило пороху на борьбу с ними. Поэтому я поступил в технический вуз (МИИТ).

Занимался я неплохо, но любимым делом в эти годы было по-прежнему писание всё ещё ученических стихов. Как ни странно в институте мне понравилась математика. Но технику я так и не полюбил.

Тем не менее, после института я три года поработал инженером, затем окончил аспирантуру в Институте космических исследований и ещё несколько лет проработал в лаборатории у своего научного руководителя.

Во время ученья в аспирантуре меня вдруг потянуло на детские стихи, видимо в ожидании будущей дочки. Первые стихотворения, которые я считал более или менее прилично написанными, я отнёс в издательство «Малыш» в надежде их издать. Но там сказали, что я пишу не о том. Вот если бы не про зверюшек, а про пионеров и про партию. И вообще, сначала нужно напечататься в периодике.

Читайте также:  Сергей славянский - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В редакции я познакомился с поэтом Юрием Кушаком. Он отправил меня в «Литгазету», в отдел «Двенадцать стульев», уверив, что я могу сослаться на него. В «Литературке» зам. зав.

отделом Илья Суслов сказал, что никакого Кушака не знает, но стихи посмотрел и два из них, «Баран» и «Крокодил», действительно вскоре напечатал. Это и была моя первая публикация. Сие событие произошло в декабре 1972 года.

Стихи подписаны псевдонимом Виктор Лунин.

Псевдоним мне предложил взять тот же Суслов. «У нас уже печатается один В.Левин (Вадим Левин), — сказал он. — Вас будут путать». Я в то время читал «Лунина» Н.Эйдельмана, и у меня как-то сразу вырвалось: «Виктор Лунин». «Красиво», — усмехнулся Суслов.

В продолжение темы Левиных хочу ещё рассказать такую историю. В начале 1979 года мне однажды позвонил Борис Владимирович Заходер: «Витенька, я бы хотел завтра видеть вас у себя».

Когда я приехал, Борис Владимирович провёл меня в столовую, где кроме его жены Гали за столом сидел приятный невысокий человек, изучающе на меня взглянувший. «Ну вот, — улыбаясь, сказал Заходер, — теперь я сяду между вами и загадаю желание. Знакомьтесь. Это Вадим Левин».

Не знаю, исполнилось ли желание Бориса Владимировича. Но с Вадимом мы с тех пор дружим.

После первой публикации через месяц состоялась вторая, в «Мурзилке». Я уже думал, что так пойдёт и дальше. Но ничего подобного не случилось. Стихи больше нигде не брали. Тогда в 1974 году я попробовал заняться переводами, тем более у меня уже был опыт.

Когда-то, классе в пятом, когда я с трудом вылезал по английскому языку из двоек, учительница Маргарита Борисовна однажды дала задание перевести на русский язык стихотворение Г.Лонгфелло «Лук и стрела». Все перевели его, как полагается, прозой. Только я — стихами. В этих стихах все четверостишия были разного размера, а рифмы приблизительно такими: «где-то — полёта».

О смысле вообще не приходилось говорить. Но Маргарита Борисовна почему-то сказала: «Нечего, Левин, списывать у Маршака!» и как всегда поставила мне двойку.

Итак, я взялся за переводы. Видимо фраза о Маршаке навсегда засела у меня в голове.

В Библиотеке иностранной литературы отыскались стихи Уолтера де ла Мэра, заворожившие меня своей красотой и таинственностью, и я за два или три года успел перевести небольшую книжку, вышедшую в 1978 году в издательстве «Детская литература» под названием «Сыграем в прятки» (Позже она расширилась и превратилась в «Песню сна»).

В том же году в «Малыше» наконец опубликовали и сборник моих собственных детских стихов «Не наступите на слона». Тут я решил: «Пора!» и, бросив работу, перешёл на вольные хлеба. Наверно это и был мой самый решительный поступок в жизни.

На сегодняшний день у меня издано довольно много книг, в их числе «Я видела чудо», «Весь дом — волшебный», «Аз-бу-ка», «Детский альбом» — стихи на музыку П.И.Чайковского. Выпущены книги сказок «Приключения Сдобной Лизы» и «Волшебная мелодия».

Затем появился том «Любимые стихи», куда вошли как мои собственные опусы, так и переводы из английской детской поэзии («Стихи матушки Гусыни», Кристина Россетти, Уолтер де ла Мэр). За эти переводы в 1998 мне был присуждён международный диплом Андерсена.

Последней чрезвычайно важной для меня книгой стал перевод поэмы Альфреда Теннисона «Королевские идиллии» — свода легенд о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Книга эта с цветными иллюстрациями художника Д.Гордеева вышла в свет в 2001 году.

Мне вообще долгое время необычайно везло с художниками. Среди тех, кто иллюстрировал мои книги, были такие замечательные мастера, как Михаил Гран и Елена Чайко, Елена Антимонова и Вера Павлова, Вадим Иванюк и Наталья Бисти, Елена Чёрная и Елена Муханова.

Каждый из них — индивидуальность, каждый имеет собственное неповторимое лицо. С любым из них я готов был бы встречаться на страницах книг вновь и вновь. К сожалению, в последние годы издательства выбирают художников поплоше и подешевле.

К тому же рисунки этих художников должны быть обязательно похожи на набившие оскомину американские образцы. Считается, что именно такие иллюстрации нравятся современным детям. Поэтому в большинстве случаев книги у меня теперь выходят хоть и яркие, но не слишком меня радующие.

Однако выбирать не приходится: хочешь печататься — согласишься и не с таким. И всё же я не теряю оптимизма и верю, что издатели постепенно обретут художественный вкус, поумнеют и перестанут экономить на художниках.

Кроме книг мне хотелось заниматься и мультфильмами. Но первый же фильм по моей сказке «Слонёнок и письмо» вышел таким неудачным, что я отказался от дальнейших попыток. Правда, недавно появился мультипликационный сериал на видеокассетах «Незнайка на луне», для которого мною были написаны тексты семи песен. Но это уже совсем другая история.

Вообще, песни писать мне нравится. Так, я написал слова песен к пластинке по сказкам Дональда Биссета «Летающий поросёнок» и «Приключения дядюшки Тик-так», а также к спектаклю по сказке К.Льюиса «Лев, колдунья и платяной шкаф».

А ещё я люблю сам читать свои стихи. Где-то в начале восьмидесятых даже начитал большую пластинку, которая, как и первая моя книжка, называлась «Не наступите на слона».

Человек я ленивый и нерешительный. Именно эти черты мешают мне жить и работать. Поэтому я постоянно должен себя заставлять, подстёгивать. Пишу не очень много, часто с большими перерывами, люблю, когда новая вещь отлёживается: спустя какое-то время оцениваешь её свежим взглядом и видишь недостатки, которые прежде не заметил.

Много лет назад для того, чтобы написать стихотворение, тем более, детское, мне требовался особый внутренний настрой, хорошее, детское же, настроение, весенняя или летняя погода души. Теперь такую погоду в нужное время и в нужном месте создаю себе сам, независимо от внешних условий.

Точно так же сам оцениваю свои новые стихи. Зато ещё неоконченную прозу читаю моим близким по частям, стараюсь спокойно выслушать критические замечания и беру из них всё, что способен взять.

При работе со стихотворными переводами необычайно ценю работу с редактором.

Ведь стихи — материя туманная, и, даже если хорошо знаешь язык, с которого переводишь, не всегда сам добираешься до их окончательного, часто двойственного, смысла.

Самая большая радость, когда понимаю, что все слова — в прозе ли, в стихах ли — точны, встали на свои места, и больше ничего не хочется ни прибавить, ни убавить, когда вещь получилась, то есть обрела самостоятельную внутреннюю жизнь. В общем, мне нравится быть писателем, но почему, этого я объяснить не могу, как не возможно объяснить, почему любишь ту, а не другую женщину.

А теперь несколько слов к моим читателям.

Должен вам сознаться, что пишу я не для вас, а для себя самого. О вас во время работы даже не вспоминаю. Мои произведения — мои собственные игрушки, моё, если хотите, актёрство. В них я самовыражаюсь, создаю, пусть крохотные, но собственные миры. И всё же… я ведь тоже являюсь читателем, и спустя какое-то время после написания той или иной вещи оцениваю её уже с вашей точки зрения.

То есть я как бы становлюсь одним из вас и сливаюсь с вами. А значит, и в этом весь парадокс, пишу я не только для себя, но и для вас. К тому же, чем интересней вам написанное мною, чем больше вы меня читаете, тем больше я зарабатываю и тем независимей становлюсь, что в нашей жизни немаловажно. Поэтому читайте меня, дорогие читатели, как можно чаще.

А я уж постараюсь оправдать ваши ожидания!

Виктор Лунин, 9 марта 2002 года

Источник: http://www.nicemama.com/?p=1016

Ссылка на основную публикацию