Майя кармен – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Последняя любовь знаменитого московского плейбоя

03:48 pm – Последняя любовь знаменитого московского плейбоя

Ему 64, ей 40.

Он всемирная знаменитость, народный артист, герой соцтруда, депутат и лауреат всего и вся, личный друг Сталина и Брежнева, корифей документального кино, снискавший немалую славу благодаря фильмам о гражданской войне в Испании, хронике сражений Великой Отечественной, картинам о горячих точках планеты и борьбе за мир.

Это он снимал сдачу Паулюса под Сталинградом и подписание акта о капитуляции Германии. Снимал Мао Цзэдуна, Хо Ши Мина, Фиделя Кастро. Она – просто жена, а удачно «снимала» разве что своих мужей. Первым был ответственный работник Внешторга, вторым – Роман Кармен, третьим – Василий Аксенов.

Первого я не знаю, эмоционального отношения ко второму нет(этакий бронтозавр ушедшей эпохи), Аксенова(раннего) все еще люблю и очень высоко ценю.

  Но мы отвлеклись… Итак, у Романа Кармена в 64 года случился инфаркт, от которого, как покажут дальнейшие события, он так и не оправился; точнее, ему помогли не оправиться. Пока же заботливая жена везет его восстанавливаться в Ялту.

Накормив таблетками и кашкой, сделав клизму и укольчик, она с чувством выполненного долга идет развлекаться – пить, гулять, танцевать, трахаться. Это не мои домыслы, а свидетельства очевидцев и автора книжки в ЖЗЛ.

Понять ее можно: темперамент буйный, возраст критический, а со старым больным мужем не то что никогда уже не потрахаешься(при всей сомнительности удовольствия), но даже и по набережной не погуляешь, и вина не выпьешь.

В одной из случайных компаний наша героиня встречает известного писателя(тоже, кстати, давно и глубоко женатого), с которым шапочно была знакома, но возможность для тесного общения открылась только сейчас… И начался бурный роман, который много раз описан как самим Аксеновым, так многочисленными очевидцами – пересказывать эту геронтологическую пошлятину не стану.

Лучше я дам слово старому аксеновскому другу Анатолию Гладилину. «Все героини Аксенова — это одна и та же дама. Прекрасная, но непростая. О чем он и поведал однажды другу в таких примерно словах: “Васенька, твоя героиня — это красивая баба, но обязательно блядь. Которая, кроме того, что любит главного героя, спит еще с десятком как минимум мужиков.

И из-за этого все они мучаются и так далее… Я понимаю: иначе неинтересно… Если бы ты писал героиню всю такую положительную, у которой отношения только с котлетами, которые она подает мужу с зеленым лучком для аппетита, ты, наверное, повесился бы с тоски. Поэтому она — такая”.  И вот эта женщина, много раз воссозданная в текстах, вышла, как сейчас бы сказали, в реал.

Голова, разумеется, пошла кругом, ведь он давно хотел такую – и не больше, и не меньше(c)

О больном дедушке как-то все сразу забыли. Да и на хрен он кому сдался, когда такая любовь?! Находились, правда, и совестливые уроды типа Юлиана Семенова. “Отдай Роме Майку!” – орал он на Аксенова и едва морду не набил. “О муже я вообще не думал,— признался в одном из интервью Аксенов,— просто был влюблен.

Никакого столкновения у нас с ним не было. Майя была очень привлекательна, ей нравилось, когда мужики смотрели ей вслед. Роман продолжался, она отходила от своей семьи, я — от своей». Ну да, влюбленные отходили от семей, а Роман Кармен отходил от жизни.

Вспоминает Белла Ахмадулина: «Василий Павлович тяжело переживал. Мы стали звонить, к телефону подходят не те, кто нужен. Муж подходит, кто же еще? Роман Лазаревич Кармен, с которым я тоже была дружна, держал себя… благородно. Он не мог не знать…

Понимал: и я что-то знаю, но ничего не выдам — даже ''под пыткой алкоголя''. Белла Ахатовна считала, что в посвященном ей Аксеновым рассказе “Гибель Помпеи” иносказательно описана эта ситуация: Ялта, море, беспечность… заря чувства. Легкомысленная Ялта: кто пьет, кто танцует, кто…

во что горазд». Как это мило, правда?.. Еще одно трогательное воспоминание: «Аксенов, бывало, подходил к машине, проверить, в порядке ли в банке с водой на полу тюльпаны, ждавшие под газетой их с Майей встречи…

И случившийся рядом друг Анатолий Найман испытывал острую нежность к покорным цветам и к трогательному их обладателю». Так и хочется спросить у этих тонких, нежных и очень творческих людей: а как там дед? что, все еще живой?.. удивительная бестактность с его стороны!

В 1978 году Роман Кармен, наконец, умер, оставив пятидесятилетним влюбленным роскошную квартиру на Котельнической набережной, огромную дачу в Пахре и еще много всего и всякого, что мы по скромности и бедности перечислять не будем.

Что было дальше, все вы знаете. А если нет, почитайте только что вышедшую книжонку в серии ЖЗЛ – http://www.kommersant.ru/doc/2001677

Я это читать не буду. Как не смог прочитать и эпохальный труд Евг.Попова&Кабакова под лапидарным названием «Аксенов».

Не то чтоб от этих текстов очень уж сильно подванивало, не то чтоб авторов этих я не уважал, – мне просто хочется сохранить любовь к «своему» Аксенову.

Если вы подобных чувств лишены, то вполне можете рискнуть прочесть и то, и другое. Только не забудьте впечатлениями поделиться. Можно прямо здесь.

Источник: https://vlad-dolohov.livejournal.com/131345.html

Кармен Электра – биография, личная жизнь, дата рождения и факты о знаменитости – Mail Леди

Тара Патрик, более известная как Кармен Электра, родилась в городке Шэронвилль в американском штате Огайо в семье певицы и гитариста – Патриши и Гарри Патриков. Тара стала пятым ребенком в семье Патриков.

Она с детства занималась танцами. С 9 лет обучалась в хореографической школе Dance Artists dance studio у Глории Джей Симпсон в Цинциннати. Помимо этого, Тара окончила престижную школу и колледж родного города Шэронвилля.

В 1990 году девушка стала работать танцовщицей в парке развлечений Kings Island в Огайо. Ее шоу It’s Magic пользовалось большой популярностью.

В 1991 году  Тара Патрик переехала в Калифорнию, где познакомилась с известным исполнителем Принсом и решила попробовать себя в качестве певицы. Она подписала контракт с его лейблом Paisley Park Records.

Именно Принс придумал для Тары псевдоним Кармен Электра. По его мнению, девушка напоминает героиню новеллы Проспера Мериме – Кармен, а второе имя – Электра – он ей дал в честь древнегреческой богини.

Карьера певицы для Электры была недолгой. Она некоторое время выступала в женской рэп-группе, а затем выпустила сольный альбом под названием «Кармен Электра», который не пользовался большим успехом.

В 1995-м девушка стала ведущей телешоу Singled Out, а через год участвовала в фотосессии для Playboy. Затем она появлялась на страницах этого журнала в 1997, 2000, 2003 и в 2009 годах, а также три раза украшала его обложку.

Кроме этого, Кармен сыграла в таких фильмах, как «Отличный гамбургер» (1997), «Брачные игры земных обитателей» (1999), «Очень страшное кино» (2000), «Убойная парочка: Старски и Хатч» (2004), «Оптом дешевле 2» (2005), «Сказки на ночь» (2008), «Угроза из глубины» (2012). Последней ее актерской работой стал сериал «Девственница Джейн».

На счету Кармен Электры серия из пяти DVD-дисков Carmen Electra Aerobic Striptease, представляющая собой комплекс движений классического стриптиза и упражнений с низкой кардио-нагрузкой. Они пользуются популярностью в США.

Личная жизнь

В ноябре 1998 года Кармен вышла замуж за баскетболиста Денниса Родмана, в апреле 1999-го она подала на развод.

Читайте также:  Елена бондаренко - биография знаменитости, личная жизнь, дети

С 2003 по 2007 год Электра состояла в браке с Дэйвом Наварро, гитаристом группы Jane's Addiction.

С 2008-го Кармен Электра встречалась с Робом Паттерсоном, гитаристом группы Otep. В 2012 году они расстались.

Сейчас звезда не распространяется о своей личной жизни.

Увлечения

Кармен поет, танцует, снимается в кино, а на досуге еще  пишет. В 2007-м у нее вышла книга «Как быть сексуальной».

Факты

В начале своей карьеры Электра работала клоуном в обувном магазине и рекламировала попкорн.

Цитаты

Источник: https://lady.mail.ru/star/435-karmen-jelektra/

Кармен Роман Лазаревич

(1906-1978) советский кинодокументалист

Если кинохронике уже около ста лет, то кинопублицистика — сравнительно молодое искусство, которое вполне умещается в биографию одного поколения мастеров. Среди тех, кто возвысил документальное кино до искусства, одно из первых мест принадлежит Роману Кармену.

Его фильмы широко известны, отмечены многими фестивальными наградами, а главное, имеют успех у массового зрителя. Кроме того, они сыграли важную роль в развитии мировой кинодокументалистики.

У Романа Кармена появилось много учеников и последователей, еще больше поклонников, в том числе и в среде самых взыскательных и требовательных мастеров экрана и кинохроники. В его творчестве соединились умение художника и страсть бойца.

Он открыл новые темы и образы, новые земли, еще не освоенные кинематографом.

Роман Лазаревич Кармен родился в рабочем районе города Одессы. Детство было трудное. Его отец, писатель Л.О. Кармен, безвременно погиб в бурные революционные годы.

В свое время он приобрел известность в широких читательских кругах своими рассказами, очерками и повестями о людях «дна», о рабочих каменоломен, «дикарях» одесского порта. Героями многих его рассказов были рабочие-революционеры. Книги Л.

  Кармена «На дне Одессы», «Дикари» и другие пользовались большой популярностью. Он обладал тонким юмором и был добрым человеком.

Когда-то отец подарил Роману фотоаппарат «Кодак», который, наверное, и стал началом творческой жизни будущего знаменитого кинооператора. Самыми трудными в биографии Романа Кармена стали, пожалуй, 1920—1922 годы.

Именно тогда он потерял отца, тяжело перенес сыпной тиф.

Мальчику в то время было тринадцать лет, он учился в трудовой школе и в свободное время подрабатывал — торговал газетами на улицах Одессы, был подручным, чем-то вроде мальчика на побегушках в гараже Совморфлота и гордо приносил домой воинский паек.

В 1922 году Роман Кармен приехал в Москву, где собирался продолжить учебу. С треском провалившись на экзамене в МВТУ им. Баумана, он оставил мечту о техническом образовании.

Но учиться очень хотелось, и Кармен поступил на вечерний рабфак. Здесь он снова начал заниматься фотографией. Первые его снимки были опубликованы в рабфаковской стенгазете, после чего Роман решил попытаться пристроить их в какой-нибудь журнал.

Он отправился в «Огонек», который тогда только что начал издаваться. Руководители журнала М. Кольцов и Е. Зозуля тепло встретили молодого человека и, посмотрев его фотографии, вручили ему корреспондентское удостоверение, подписанное Кольцовым.

Это свое первое удостоверение Роман Лазаревич Кармен хранил до конца жизни.

В сентябре 1923 года в «Огоньке» появился снимок с подписью «Фото Р. Кармена». Тогда по заданию редакции он снял известного болгарского революционера Васила Коларова, прибывшего в Москву после сентябрьского революционного восстания в Болгарии. Собственно, с этого номера «Огонька» Кармен и отсчитывал начало своей работы в журналистике, а впоследствии и в документальном кино.

Он самозабвенно увлекся фотографией, а журналистика привлекала его возможностью всегда быть в гуще событий. Роман Кармен очень много снимал. Особенно любил событийный репортаж.

Он снимал репортажи о жизни страны, снял похороны Владимира Ильича Ленина, приезд в Советский Союз Максима Горького. В это же время в печати стали появляться его очерки и корреспонденции.

В 1926 году на первой выставке советского фоторепортажа был целый стенд с работами Романа Кармена. Ему присудили почетный диплом «За динамичное построение кадра, за высокую технику работ».

На фотосъемках Кармен часто встречался с операторами, которые снимали кинохронику. Он с завистью наблюдал, как они работают, и все больше сознавал, как ему «тесно» в статичном фотографическом кадре. Роман Лазаревич Кармен видел, какие богатые возможности для отражения жизни дает кино в сравнении с фотографией.

И он начал серьезно думать о профессии кинорепортера. Осенью 1928 года Кармен пришел в ГТК — тогдашний Государственный техникум кинематографии. Чтобы сдать экзамен, он на полгода отложил в сторону фотокамеру, бросил работу и, запершись в четырех стенах, взялся за математику, физику, химию.

В конце концов он добился своего и поступил на операторский факультет ГТК.

После первого года обучения, на летних каникулах Кармен вместе со своим другом А. Самсоновым, тоже студентом ГТК, достали съемочную камеру «Кинамо» и обратились на студию кинохроники с просьбой дать им пленку и поручить съемки в районах коллективизации.

Пленку им дали, даже больше, чем они рассчитывали получить. С этим багажом они и отправились в путь. Съемки, сделанные во время этой поездки, вошли несколькими сюжетами в журналы «Совкинохроники».

После второго курса Роман Кармен вместе с приятелями по заказу Украинской студии снимал короткометражный хроникальный фильм «Фабрика-кухня».

Во время третьих каникул талантливый и опытный документалист Владимир Ерофеев пригласил его в первую звуковую киноэкспедицию на съемки фильма «Далеко в Азии».

Уроки этого первого кинопутешествия оказались очень полезными и запомнились на всю жизнь. Так прошли четыре года обучения, и Роман Лазаревич Кармен получил диплом кинооператора.

Его направили на студию кинохроники, где он работал почти до конца жизни.

Роман Кармен стал увлеченно заниматься кинорепортажем. Каждый выезд на событийную съемку он воспринимал как ответственное задание, и самый, казалось бы, незначительный сюжет для киножурнала представлялся ему очень важным и вызывал щемящее чувство творческого беспокойства.

В своих репортажах Кармен стремился использовать все выразительные средства, вскоре он начал заниматься синхронно-звуковым репортажем, который предоставлял еще более богатые возможности для творчества. Роман Кармен брал синхронную камеру в Арктику, снимал в полярную ночь фильм «Седовцы».

Она была с ним и на фронте, и в зале Международного трибунала в Нюрнберге, в открытом море, на стальных платформах во время съемок фильма о нефтяниках Каспия, в Индии, Индонезии, во Вьетнаме, на Кубе.

Большим событием для Кармена стало участие в Каракумском автопробеге, когда Горьковский автомобильный завод решил испытать свои машины в труднейших условиях различных дорог и бездорожья. В автопробеге участвовал также известный кинооператор Эдуард Тиссэ.

Роман Лазаревич Кармен стремился показать не столько испытание машин, сколько испытание воли, выносливости и целеустремленности людей. Когда же колонна машин, преодолев множество трудностей, прибыла наконец в Москву и направилась к Красной площади, там шел многолюдный митинг солидарности с испанским народом. И Кармен тут же принял решение лететь в Испанию.

Так было всегда. Талантливый и энергичный кинодокументалист преодолевал все препятствия и отправлялся с кинокамерой в горячие точки планеты. Через некоторое время в «Известиях» появились не только фотографии Кармена, но и его корреспонденции из Испании. Он и здесь остался верен себе, легко овладел новой для него профессией и стал писать журналистские материалы.

В Испании Роман Кармен познакомился с Хемингуэем, много ездил по фронтам, снимал бои, митинги, беженцев на дорогах в Мадрид, объездил с камерой почти всю страну. Потом на экраны вышли двадцать два выпуска кинохроники «К событиям в Испании», которые сняли Кармен и его товарищи.

Читайте также:  Дмитрий грачев - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Жизнь оператора-хроникера складывается необычно. В чем-то она напоминает жизнь путешественника. Сегодня здесь — завтра там. После Испании Кармен почти год провел в Арктике на острове Рудольфа: участвовал в экспедиции, снаряженной на поиски летчика Леваневского.

Вернувшись из Заполярья, он улетел в Китай, где началась борьба с японцами. После Китая — снова на Север. На этот раз он принял участие в экспедиции по спасению ледокола «Георгий Седов».

Во многом благодаря Роману Кармену сейчас в архиве находятся уникальные кадры, на которых запечатлены эпизоды отечественной и мировой истории.

С первого дня войны советские кинооператоры стали военными людьми в полном смысле этого слова. Кармен был назначен руководителем одной из фронтовых киногрупп.

Он принимал участие в создании кинолетописи Великой Отечественной войны: снимал разгром немцев под Москвой, блокадный Ленинград, Сталинградскую битву и пленение фельдмаршала Паулюса, взятие Берлина.

Его камера запечатлела торжественный акт капитуляции фашистской Германии. В 1946 году он присутствовал на Нюрнбергском процессе, создав фильм «Суд народов».

Кончилась война, и боевые эпизоды сменились на экране темами мира и труда. Роман Кармен снимает фильм «Повесть о нефтяниках Каспия». Через несколько лет он снял его продолжение — «Покорители моря».

В 1954 году он отправляется во Вьетнам, где ведет съемки в боевых условиях. С камерой в руках ему пришлось прошагать сотни километров по джунглям, под бомбежками, по горным тропинкам, в зной и в тропические ливни.

В 1955 году Роман Лазаревич Кармен снимает фильм «Утро Индии». Эта работа тоже проходила в трудных климатических условиях, но все работали с большим энтузиазмом и полной отдачей.

Кармен был руководителем съемочной группы и режиссером, имел в своем подчинении большую группу операторов и сам мог не снимать: у него хватало дел и без этого.

Но он говорил: «Я не могу работать без камеры в руках, ведь я все свои мысли, все, что я задумываю, хочу выразить через камеру, и вообще, пока у меня будут силы, я буду держать камеру в руках». Затем последовали фильмы о Латинской Америке.

В кинематографе все расписано по дням и по часам. У этого «конвейера» Роман Кармен проработал полвека. Он не научился в жизни лишь одному — равнодушию. Человек, повидавший весь мир, бывший очевидцем, участником и летописцем событий истории, был полон самых смелых творческих планов и органически не мог произносить слова «не интересно» или «мне безразлично».

Почти в семьдесят лет он взвалил на себя еще одну огромную работу — создание двадцати телевизионных фильмов о Великой Отечественной войне по заказу американцев. Кармен считал своим долгом воспользоваться возможностью рассказать посредством телевидения американскому народу всю правду о войне.

Поэтому сериал и был назван «Неизвестная война». Острая полемика с американскими продюсерами по поводу каждой строчки, каждого слова текста стоила ему колоссального нервного напряжения, но он делал это терпеливо и настойчиво.

Порой легче было встать из-за стола и прервать переговоры, чем убедить, доказать свою правоту, но Кармен все-таки доказывал и отстаивал свою точку зрения.

Он торопился успеть сделать фильм так, как он это видел и понимал. Он боялся не за себя, он боялся каких-нибудь неожиданных событий, которые могли бы прервать эту работу. Хотя чувствовал себя уже неважно.

В одном из писем от 5 апреля 1978 года (за двадцать три дня до смерти) Роман Лазаревич Кармен писал: «Я сейчас весь без остатка погружен в завершение трудного и очень сложного дела с этими фильмами для американского телевидения. Буквально света божьего не вижу, поднимаюсь в шесть утра, а завершаю рабочий день далеко за полночь.

Силы иссякают, сердце напоминает о себе постоянно, ведь два инфаркта я уже имел, казалось бы, нужно беречь себя, а я вот так играю с огнем».

Игра с огнем стала для него обычной. В самом деле, он так и не почувствовал себя стариком и работал до последнего дня своей долгой рабочей жизни. Смерть совладала с ним лишь в тот момент, когда он уже закончил свой последний, поистине неимоверный труд — серию фильмов о Великой Отечественной войне.

Он только что смонтировал двадцатый фильм из этой серии, быть может лучший из всех, какие он создал за всю свою жизнь, — фильм «Неизвестный солдат». Смонтировал, озвучил его, сам наговорил на пленку свой, как всегда, типично «карменовский», берущий за душу текст. И как только работа была полностью завершена, умер.

Это была в полном смысле слова солдатская смерть на боевом посту.

Источник: http://biografiivsem.ru/karmen-roman-lazarevich

Александр Кармен: «Когда умер Сталин, я застал отца за странным занятием: он рвал газеты и журналы..

Исполнилось 105 лет со дня рождения выдающегося кинодокументалиста Романа Кармена

Роман Кармен — легенда кинодокументалистики. С кинокамерой он прошел всю Великую Отечественную войну. Снимал подписание Акта о безоговорочной капитуляции Германии, Нюрнбергский процесс.

Он автор десятков документальных лент, народный артист Советского Союза, многократный лауреат Государственной и Ленинской премий, Герой Социалистического Труда, обладатель «Оскара» за документальную ленту 1942 года «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой».

В последний раз Роман Кармен приезжал в родную Одессу 35 лет назад, чтобы привести в порядок могилу своего отца Лазаря Осиповича Кармена, писателя и журналиста. Тогда мне довелось познакомиться с младшим сыном Романа Кармена — Александром, журналистом-международником.

Сегодня Александр Романович Кармен — преподаватель Московского государственного института международных отношений (МГИМО), исполнительный директор Фонда поддержки неигрового кино имени Романа Кармена.

О малоизвестных эпизодах из жизни своего знаменитого отца он поведал журналисту «ФАКТОВ».

«Он был трудоголиком, работал от зари до зари»

 — Папа с детства увлекался фотографией, — рассказывает Александр Кармен. — Первые его снимки были опубликованы в рабфаковской стенгазете.

Однажды его мама (моя бабушка), подрабатывавшая в только начавшем выходить журнале «Огонек», сказала: «Пойдем в редакцию».

Главный редактор издания Михаил Кольцов, рассмотрев выложенные на столе фотоснимки, сказал юноше: «Ну что ж, прекрасно, ты уже умеешь снимать». И отцу вручили маленькую карточку — корреспондентский билет, подписанный лично Кольцовым.

https://www.youtube.com/watch?v=AozbE29cgRM

Позже отец окончил операторский факультет ВГИКа, стал работать на Центральной студии документальных фильмов. Слава документалиста пришла к нему в годы войны в Испании. Для того чтобы поехать в охваченную гражданской войной страну, ему пришлось писать письмо лично товарищу Сталину. На такой поступок нужно было решиться: неизвестно, чем могла обернуться подобная инициатива.

Кстати, фотографию, на которой папа запечатлен снимающим встречу Сталина с передовиками труда, он хранил как одну из реликвий. Но любви к вождю у него не было. Это точно. Когда Сталин умер, я застал отца за очень странным занятием: он рвал все газеты и журналы с фотографиями вождя и снимками похорон. Я спросил: «Зачем?» Он ответил: «Скоро узнаешь сам»…

В ноябре 1942 года вторая супруга документалиста, московская красавица Нина Орлова, неожиданно ушла к Василию Сталину. Ревнуя, Кармен написал письмо-жалобу Иосифу Виссарионовичу. Назревал скандал. Сталин вызвал генерала Власика и распорядился: «Вернуть жену владельцу. Полковника Сталина арестовать на 15 суток». Семья была восстановлена, правда, ненадолго.

Первой супругой известного кинодокументалиста была дочь Емельяна Ярославского, секретаря ЦК партии, Мария Губельман, которая ушла от него к видному дипломату. Третья жена оставила Кармена в самый сложный период жизни — во время работы над киноэпопеей «Неизвестная война». Он уже был знаменит. Но Майя Кармен ушла к Василию Аксенову, который был не только знаменит, а и молод.

*Александр Романович Кармен — журналист-международник, преподает в МГИМО и является исполнительным директором Фонда поддержки неигрового кино имени Романа Кармена

Читайте также:  Кармен эджого - биография знаменитости, личная жизнь, дети

 — С моей мамой, Ниной Орловой, отец прожил дольше всего — более двадцати лет, — продолжает Александр Романович. — Это были годы и счастливые, и непростые. Память хранит массу прекрасных моментов их жизни. Но было и другое. Папа ведь был трудоголиком, работал от зари до зари, часто и подолгу находился в командировках.

Какая семья выдержит такие испытания? Он пользовался вниманием женщин, за мамой тоже, как тогда говорили, ухаживала вся Москва. Масса сплетен крутилась вокруг нашего дома. В конце концов они разошлись. А за пять лет до своей кончины отец попросил меня свозить его на мамину могилу. Потом сказал мне: «Она была в моей жизни единственной любимой женщиной.

Все остальное — стечение обстоятельств»…

Когда началась война, отец в числе первых уехал со студией на фронт. На 23-й день войны связисты соединили его с Москвой. Сообщение было коротким: «У тебя сын родился!» Этим сыном был я.

Вслед за тем громыхнул взрыв, с потолка блиндажа посыпалась земля, связь прервалась.

Командующий 16-й армией, оборонявшей Москву, генерал Рокоссовский сказал отцу тихо: «Если три дня не продержимся, будет плохо».

Кинокамера отца запечатлела страшные эпизоды: труп матери, прижимающей к груди еще живого младенца; беженцы, скошенные с воздуха пулеметными очередями; смертельно раненые бойцы, обреченно смотрящие в объектив кинокамеры… Многие их этих пленок долгие десятилетия оставались в киноархивах, хранились под грифом «секретно» даже непроявленными: власти и цензура не выпускали их на экран, а авторов — свидетелей и кинолетописцев — обвиняли в съемке «темных сторон войны».

«Настойчиво, даже в приказном порядке требовали сюжеты эффектных наступательных операций, пленения и допросов фашистов, — рассказывал папа.

 — Все это понятно: надо было поднимать дух людей, шокированных отступлением наших войск, мобилизовывать их на сопротивление врагу. Это естественные законы пропаганды военного времени.

Но где было взять такие вдохновляющие сюжеты в те первые дни войны?! А я точно знал, что и ее «темные стороны» рано или поздно пригодятся».

Кармен одним из первых поведал миру о созданных гитлеровцами на территориях разных стран лагерях смерти. Летом 1944 года вместе с наступающими советскими войсками он вошел в Польшу, вблизи освобожденного Люблина увидел Майданек. Из его корреспонденций и фильмов люди узнали о печах и газовых камерах, о массовых нацистских «фабриках смерти».

«Отец тайком стащил целый чернильный прибор со стола, за которым подписывали акт о безоговорочной капитуляции Германии в 1945 году»

 — В конце апреля 1945-го, когда Красная армия подходила к Берлину, отец работал в войсках Первого Белорусского фронта, во Второй танковой армии, — продолжает Александр Кармен.

 — В его телеграмме, отправленной для агентства ЮПИ, сказано: «Эту корреспонденцию я пишу в танке Т-34, который мне предоставило командование, чтобы дать возможность побывать в занятом нашими войсками районе Берлина и снять кадры боевых действий. Только что я познакомился с тремя молодыми танкистами. Они первыми ворвались на своих танках в Берлин».

Танк дал отцу генерал Семен Кривошеин (известный военачальник, Герой Советского Союза. — Авт.), его давний боевой друг по Испании. Кадры, снятые из Т-34, стали первыми в мире свидетельствами вступления наших войск в столицу третьего Рейха.

*Роман Кармен в Берлине (1945 год)

Подписание Акта о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии папа снимал, стоя за спиной маршала Жукова (тогда все операторы, работая «в два этажа», теснились за спинами высших военных чинов, сидевших за главным столом.) Отец рассказывал, как, поворачивая длинную ручку своего съемочного аппарата, легонько ударил по голове английского адмирала сэра Бэрроу. Тот терпеливо снес это и даже понимающе улыбнулся, потирая рукой ушибленное место…

Журналисты, выждав момент, кинулись за ручками, которыми поставили свои подписи Жуков и Кейтель, — надо же что-то попытаться оставить на память.

Когда друг отца, фронтовой корреспондент Константин Симонов с гордостью показывал ему свой трофей — авторучку, папа извлек из своего кофра (киносумки) целый чернильный прибор: стащил тайком со стола, за которым подписывали капитуляцию! Симонов чуть не заплакал от белой зависти, и отец подарил ему этот прибор.

Папа любил коллекционировать некоторые вещи. Он привозил их из бесчисленных поездок по стране и миру. Каждая была связана с каким-то событием. Например, вывеска с надписью «Унтер ден Линден» (»Под липами»). Это название главной улицы Берлина.

В начале войны отец дал себе клятву: достать и привезти домой эту вывеску как символ нашей победы над фашизмом. И он ее достал — пробитую снарядом или автоматной очередью, привез домой, и, сколько я себя помню, она украшала холл нашей квартиры на Большой Полянке.

Потом перекочевала вслед за ним в его квартиру в доме на Котельнической набережной…

*Маршал Жуков подписывает Акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. Снимок сделал Роман Кармен

Кинокадры, отснятые отцом и еще несколькими кинооператорами на войне, фигурировали на Нюрнбергском процессе. Впервые в юридической практике кинодокументы были приняты в качестве доказательства вины подсудимых. Предъявив их, авторы присягнули суду, что именно эти кинокадры и есть правда.

Помнится, отец рассказывал: «Геринг как-то обратил внимание на меня и решил, очевидно, испытать силу своего взгляда. Буквально впился в меня глазами, а это была, конечно, сильная личность. Я, однако, выдержал его взгляд».

Есть такое понятие — военный синдром.

В книге «Но пасаран!» папа написал: «Четыре года позади! А как же дальше жить? Без войны, без постоянной смертельной опасности, без того, что принято было называть храбростью, а по существу — или безразличия к смерти, которая была вокруг и всегда, или веры в то, что повезет.

Война приучила к тяжкому труду, к крови, к стуже». Он жил с этим синдромом всю жизнь, до последнего дня возвращался к военной тематике. Его итогом стала титаническая работа над 20-серийным фильмом «Великая Отечественная» (в США и Западной Европе кинолента демонстрировалась под названием «Неизвестная война»).

В этой эпопее есть кадр, в котором отец берет интервью у Леонида Брежнева. «Леонид Ильич…» — папин голос звучит с непринужденной интонацией. А вот о чем был вопрос, не помню. К слову, сам Брежнев (с внуками на коленях) на этих кадрах был на удивление хорош — мил, естествен, умен. Вероятно, и в этом заслуга режиссера.

С интервью связана одна история. Двадцать серий снимались как кинофильмы, но отцу хотелось показать их по телевидению, ведь это значило увеличить зрительскую аудиторию в сотни раз. Но телевидение — совсем другое ведомство (как другое государство), со своими финансами, интересами.

Когда папа позвонил самому главному начальнику — хозяину ТВ Лапину — и сказал: «Надеюсь, покажем мои 20 серий по телевизору?», то услышал в ответ: «А на х… мне твое г… нужно!» Это было еще до беседы Кармена с Брежневым. Съемки интервью могли состояться лишь в идеальных условиях, только на центральном телевидении.

Договориться о съемке, когда дело касается Самого, нетрудно. На интервью присутствовал, естественно, и Лапин.

После съемок отец задал Брежневу только один вопрос: «Леонид Ильич, а как вы думаете, надо ли показывать наш фильм народу по телевидению?» Брежнев поднял брови и произнес: «А как же!» Но до выхода в свет своей киноэпопеи отец не дожил…

Источник: https://fakty.ua/144010-aleksandr-karmen-kogda-umer-stalin-ya-zastal-otca-za-strannym-zanyatiem-on-rval-gazety-i-zhurnaly-s-fotografiyami-vozhdya-i-snimkami-pohoron

Ссылка на основную публикацию