Николай ежов — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Личная жизнь Николая Ежова: вся правда

«Считаю необходимым довести до сведения следственных органов ряд фактов, характеризующих мое морально-бытовое разложение.

Речь идет о моем давнем пороке — педерастии», — такое признание Николай Ежов сделал в камере особой тюрьмы НКВД.

[С-BLOCK]

В то же время «кровавый карлик» был дважды женат и, по свидетельствам очевидцев, любил вторую жену так сильно, что даже Сталин не смог их развести. И за эту любовь она поплатилась жизнью.

Первая жена

Николай Ежов был болезненным молодым человеком. Он был — из тех, про кого говорят «метр с кепкой»: росту в нем было всего метр 51 сантиметр. Но при этом он умел расположить к себе окружающих, а у женщин вызывал трогательные чувства. Ежов неплохо пел.

Впоследствии, когда он переедет в Москву и станет захаживать на вечера к своему начальнику Ивану Москвину, его супруга Софья Александровна будет подкладывать Ежову лучшие куски, называя его воробышком: «Вы такой маленький, вам надо больше кушать».

То ли за это, то ли по неизбежности, но когда Москвину арестуют вместе с мужем, Ежов велит записать в протокол, что Софья Андреевна пыталась его отравить. Ее расстреляют.

В первый раз Николай Ежов женился в 1921 году. Ему тогда исполнилось 26 лет. Его супруга Антонина Титова, девушка серьезная и целеустремленная, была на два года моложе.

Будущий нарком внутренних дел незадолго до этого был назначен комиссаром саратовской базы радиоформирований, и дальнейший его карьерный взлет связывают с отъездом жены в Москву. [С-BLOCK]

Тоня Титова вступила в партию большевиков сразу после революции, когда училась в Казанском университете. Она оставила учебу и ушла на партийную работу техническим секретарем в райком партии. Там она познакомилась с Ежовым. Через три года после свадьбы Антонина уехала в Москву и в 1924 году поступила в Сельскохозяйственную академию, а по окончании в 1929 году — в аспирантуру.

Семейная жизнь не мешала Ежову развлекаться. В конце 20-х годов он пристрастился к алкоголю. Интенсивно работал и так же интенсивно предавался загулам. Так, с коллегой по наркомату земледелия Ф. М. Конаром (Полащук) они «всегда пьянствовали в компании проституток, которых Конар приводил к себе домой» (из стенограммы допроса Ежова). Были у него и содомские связи. [С-BLOCK]

В 1930 году, отдыхая в Сочи, Ежов встретил девушку и влюбился. Он немедленно развелся с Тоней — детей у них не было, и согласия супруги не требовалось.

После развода Антонина Алексеевна продолжала жить и трудиться. В 1933 году закончила аспирантуру, стала заведующей отделом во ВНИИ свекловичного полеводства, выпустила книгу. Ее честность и репутация были настолько безупречны, что ни репрессии, ни арест и расстрел бывшего мужа ее не коснулись. Она умерла на 92-м году жизни в 1988 году.

Вторая жена

Девушку, с которую Ежов познакомился на курорте, звали Евгения. Она родилась в Гомеле в многодетной еврейской семье. После школы уехала в Одессу и пошла работать машинисткой в журнал, где познакомилась со слесарем, и в 17 лет вышла за него замуж. Брак продлился недолго.

Вскоре умная бойкая Женечка сменила слесаря на директора издательства «Экономическая жизнь» Алексея Гладуна. Второго мужа внезапно переключили на дипломатическую работу. Евгения сопровождала супруга в Лондоне и в Берлине. Там она познакомилась с Исааком Бабелем.

[С-BLOCK]

Осенью 1928 года Евгения Гладун вернулась в Москву и поступила на работу в редакцию «Крестьянской газеты» машинисткой. Когда молодой, но перспективный начальник всесильного Орграспредотдела ЦК Коля Ежов встретил ее в Сочи, она ни минуты не колебалась.

В Москве, в просторной квартире, Евгения Ежова организовала светский салон. Здесь можно было встретить работников аппарата ЦК, видных партийных функционеров — Поскребышева, Косарева, Эйхе — журналистов, писателей и деятелей искусства.

Легкая нравом Евгения не спешила расставаться со старыми приятелями и не стеснялась заводить новые связи. Среди ее любовников числились помимо Бабеля Отто Шмидт, Семен Урицкий, Михаил Шолохов.

Ежов не отставал от жены в интимных развлечениях.

По воспоминаниям Зинаиды Гликиной, близкой подруги Евгении, «он готов был установить интимную связь с любой, хотя бы случайно подвернувшейся женщиной, не считаясь ни со временем, ни с местом, ни с обстоятельством. Н. И.

Ежов в разное время в безобразно пьяном состоянии приставал, пытаясь склонить к сожительству, ко всем женщинам из обслуживающего его квартиру персонала. Он использовал свою конспиративную квартиру по линии НКВД на Гоголевском бульваре как наиболее удобное место для свиданий и интимных связей с женщинами».

В сентябре 1936 года Ежов был назначен народным комиссаром внутренних дел СССР. Его статус и род деятельности поменялись весьма значительно. Массовые репрессии, сотни тысяч расстрелянных по его приказу людей не могли не повлиять на психику наркома — алкогольные загулы, кокаин и пьяные оргии стали постоянными. [С-BLOCK]

Супруги прощали друг другу измены. Единственный случай, когда Ежов взорвался и закатил скандал, была история с Шолоховым. Номер писателя прослушивался, и когда Евгения пришла в гости, все их слова и действия были записаны и запротоколированы. Ежову передали расшифровку, в которую стенографистка добросовестно вписала: «идут в ванную», «ложатся в постель» и т. д.

Такое почти демонстративно распутное поведение вызвало негативную реакцию у Сталина. Летом 1938 года он в ультимативной манере приказал Ежову развестись: «Она компрометирует себя связями с врагами народа». Но Евгения отговорила мужа, а он, несмотря на все измены, любил жену и не смог выполнить волю вождя.

Однако напряжение нарастало. Арестовывали друзей и близких знакомых Евгении. Она впала в нервозное состояние и была госпитализирована в санаторий им. Воровского.

17 ноября 1938 года ей передали пачку таблеток люминала и от мужа — игрушечного гномика. Позднее стали считать, что гномик — это условный сигнал, мол, пора.

Евгения Соломоновна приняла смертельную дозу таблеток и через два дня умерла.

Любовники

Со смертью второй жены Ежов пошел вразнос. Он пил без меры и устраивал оргии. С пьяных глаз склонял к оральной связи старого друга, изнасиловал его жену. Подробности, которыми охотно делились после ареста его половые партнеры, омерзительны и банальны. [С-BLOCK]

Интимная жизнь Николая Ежова началась в 15 лет, когда парня отправили в Санкт-Петербург на обучение к портному. Там, в мастерской, в полном соответствии с традициями мира моды и столичного гламура его совратили более искушенные сверстники. Одного из своих любовников Ежов встретил потом в царской армии в 1916 году, и они охотно возобновили свои отношения. Их связь была взаимоактивной — функции партнера менялись в процессе полового контакта. Впрочем, такие отношения Ежов практиковал и с другими приятелями-содомитами. [С-BLOCK] Вскоре Ежова комиссовали по болезни, а его любовник был убит на фронте. Впоследствии, работая комиссаром базы радиотелеграфных формирований, он утешился в объятьях своего подчиненного инженера-радиотехника Антошина. После ареста разжалованный нарком назвал шестерых своих партнеров. С некоторыми из них Ежова связывала тесная дружба — это Иван Дементьев, работавший охране Ленинградской фабрики «Светоч», и Владимир Константинов, начальник «Военторга» Ленинградского военного округа. С некоторыми была, что называется случайная связь — директор МХАТа Яков Боярский и главный государственный арбитр СССР Филипп Голощекин. Все были арестованы. На допросах легко и подробно рассказывали об отношениях с Ежовым, надеясь на легкую статью за педерастию. Все шестеро были расстреляны

Источник: https://woman.rambler.ru/other/40773605-lichnaya-zhizn-nikolaya-ezhova-vsya-pravda/

Личная жизнь наркома Ежова: что это было

Девушку, с которую Ежов познакомился на курорте, звали Евгения. Она родилась в Гомеле в многодетной еврейской семье. После школы уехала в Одессу и пошла работать машинисткой в журнал, где познакомилась со слесарем, и в 17 лет вышла за него замуж.

Брак продлился недолго. Вскоре умная бойкая Женечка сменила слесаря на директора издательства «Экономическая жизнь» Алексея Гладуна. Второго мужа внезапно переключили на дипломатическую работу. Евгения сопровождала супруга в Лондоне и в Берлине.

Там она познакомилась с Исааком Бабелем.

Осенью 1928 года Евгения Гладун вернулась в Москву и поступила на работу в редакцию «Крестьянской газеты» машинисткой. Когда молодой, но перспективный начальник всесильного Орграспредотдела ЦК Коля Ежов встретил ее в Сочи, она ни минуты не колебалась.

В Москве, в просторной квартире, Евгения Ежова организовала светский салон. Здесь можно было встретить работников аппарата ЦК, видных партийных функционеров – Поскребышева, Косарева, Эйхе — журналистов, писателей и деятелей искусства.

Легкая нравом Евгения не спешила расставаться со старыми приятелями и не стеснялась заводить новые связи. Среди ее любовников числились помимо Бабеля Отто Шмидт, Семен Урицкий, Михаил Шолохов.

Ежов не отставал от жены в интимных развлечениях. По воспоминаниям Зинаиды Гликиной, близкой подруги Евгении, «он готов был установить интимную связь с любой, хотя бы случайно подвернувшейся женщиной, не считаясь ни со временем, ни с местом, ни с обстоятельством. Н. И.

Ежов в разное время в безобразно пьяном состоянии приставал, пытаясь склонить к сожительству, ко всем женщинам из обслуживающего его квартиру персонала.

Он использовал свою конспиративную квартиру по линии НКВД на Гоголевском бульваре как наиболее удобное место для свиданий и интимных связей с женщинами».

В сентябре 1936 года Ежов был назначен народным комиссаром внутренних дел СССР. Его статус и род деятельности поменялись весьма значительно. Массовые репрессии, сотни тысяч расстрелянных по его приказу людей не могли не повлиять на психику наркома — алкогольные загулы, кокаин и пьяные оргии стали постоянными.

Супруги прощали друг другу измены. Единственный случай, когда Ежов взорвался и закатил скандал, была история с Шолоховым. Номер писателя прослушивался, и когда Евгения пришла в гости, все их слова и действия были записаны и запротоколированы. Ежову передали расшифровку, в которую стенографистка добросовестно вписала: «идут в ванную», «ложатся в постель» и т. д.

Такое почти демонстративно распутное поведение вызвало негативную реакцию у Сталина. Летом 1938 года он в ультимативной манере приказал Ежову развестись: «Она компрометирует себя связями с врагами народа». Но Евгения отговорила мужа, а он, несмотря на все измены, любил жену и не смог выполнить волю вождя.

Однако напряжение нарастало. Арестовывали друзей и близких знакомых Евгении. Она впала в нервозное состояние и была госпитализирована в санаторий им. Воровского.

17 ноября 1938 года ей передали пачку таблеток люминала и от мужа — игрушечного гномика. Позднее стали считать, что гномик – это условный сигнал, мол, пора.

Евгения Соломоновна приняла смертельную дозу таблеток и через два дня умерла.

Источник: http://russian7.ru/post/lichnaya-zhizn-narkoma-ezhova-chto-yeto-byl/

Ежов Николай Иванович

(1895-1939) советский государственный деятель, нарком НКВД

С именем Николая Ивановича Ежова связан один из тяжелейших периодов в истории XX века — годы сталинского террора. Он был одним из организаторов и основным его исполнителем. В те годы Ежова называли «железным наркомом».

Николай родился в Петербурге в семье рабочего. С четырнадцати лет он начал работать на заводе. В годы Первой мировой войны был призван в армию, но пробыл на фронте недолго, поскольку произошла Февральская революция. В это время он и вступил в партию большевиков.

Во время гражданской войны, Николай Ежов был политкомиссаром в Красной армии, затем работал в провинции, где зарекомендовал себя исполнительным и весьма организованным сотрудником.

С 1927 года, Николай Ежов работал в Москве в секретариате ЦК ВКП(б). Он организовал отдел партийных кадров, где производился учет всех назначений и перемещений внутри партийной иерархии. На этой должности Ежов и обратил на себя внимание Иосифа Сталина.

После ухода И.

Товстухи с поста личного секретаря Сталина, Ежов стал главным помощником генсека ВКП(б) по кадровым вопросам, а в 1936 году, после ареста и падения Генриха Ягоды, был назначен народным комиссаром внутренних дел.

О его работе свидетельствует такой характерный случай. Однажды Николай Ежов передал Сталину список людей, которые «проверяются на предмет ареста». Сталин наложил резолюцию: «Нужно не проверять, а арестовывать».

Николай Иванович Ежов оказался способным учеником. Волна арестов начала быстро расти. В январе 1937 года наркомвнудел получил воинское звание генерального комиссара госбезопасности и был введен в состав Политбюро. Однако в это же время, Сталин начал готовить и смещение Ежова. Он не любил людей, которые много знали и активно вмешивались в его деятельность.

В отличие от его предшественников, Николай Ежов был смещен в два этапа. Вначале он был назначен на должность наркома водного транспорта. А 8 декабря 1938 года он был освобожден от должности наркома внутренних дел и вскоре бесследно исчез.

В печати об этом ничего не сообщалось, только город Ежово-Черкесск снова переименовали в Черкесск.

Вскоре в партийные организации пришло секретное письмо ЦК, в котором предписывалось на вопросы о Ежове отвечать, что он спился, лишился рассудка и находится в психиатрической больнице. Таковы были нравы того времени.

Сталин предполагал, что подобное разъяснение должно было служить косвенным объяснением «перегибов в арестах 1937—1938 года» и отвести от него подозрение в прямой организации репрессий.

Характерно, что, выступая перед избирателями в 1936 году,  Николай Иванович Ежов с гордостью заявил собравшимся: «Я пытаюсь честно выполнять те задачи, которые на меня возложила партия. Выполнять эти задачи для большевика легко, почетно и приятно».

Спустя много лет выяснилось, что он провел в тюрьме больше полутора лет и был расстрелян 4 февраля 1940 года. Во время одного из допросов, Николай Ежов сказал своему преемнику Лаврентию Берии: «Я все понимаю. Моя очередь пришла».

В своем докладе на XX съезде КПСС Хрущев назвал его более кровавым преступником, чем Ягода и Берия.

Источник: http://biografiivsem.ru/ezhov-nikolay-ivanovich

Биография Николая Ежова

Вместе с юридическая консультация часто ищут юридическая консультация онлайн бесплатно юридическая консультация онлайн юридическая консультация по жилищным вопросам юридическая консультация по телефону юридическая консультация москва юридическая консультация форум юридическая консультация это

юридическая консультация украина

Николай Иванович Ежов Николай Иванович Ежов Ежов в 1937 году Флаг Народный комиссар внутренних дел СССР 26 сентября 1936 — 25 ноября 1938 Глава правительства: Вячеслав Молотов Предшественник: Генрих Ягода Преемник: Лаврентий Берия Флаг Народный комиссар водного транспорта СССР 8 апреля 1938 — 9 апреля 1939 Глава правительства: Вячеслав Молотов Предшественник: Николай Пахомов Преемник: должность упразднена Флаг Председатель Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) 1935 — 1939 Предшественник: Лазарь Каганович

Преемник: Андрей Андреев

Рождение: 19 апреля (1 мая) 1895 Санкт-Петербург, Российская империя Смерть: 4 февраля 1940 (44 года) здание ВКВС, Москва, СССР Место погребения: в безымянной могиле на Донском кладбище (точное место неизвестно) Супруга: 1) Антонина Титова 2) Евгения Ежова Дети: приёмная дочь: Наталья

Партия: ВКП(б) (1917—1940)

Военная служба Годы службы: 1913—1917, 1919—1921, 1936-1938 Принадлежность: Флаг Российской империи Армия Российской империи Флаг РСФСР (1918-1954) Красная Армия Флаг СССР НКВД Род войск: пехота Звание: Генеральный комиссар государственной безопасности НКВД/НКГБ СССР

Сражения: Первая мировая война

Читайте также:  Анна невская - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Автограф: Nikolai Yezhov Signature 1938.png

Награды: Орден Ленина 20 years saf rib.png Орден «Красного Знамени» (Монголия) Почётный сотрудник госбезопасности 24 января 1941 лишён всех званий и наград СССР[1] Commons-logo.svg Николай Иванович Ежов на Викискладе В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Ежов. В Википедии есть статьи о других людях с именем Ежов, Николай.

Никола́й Ива́нович Ежо́в (19 апреля [1 мая] 1895 года — 4 февраля 1940 года[2], Москва, СССР) — советский партийный и государственный деятель, генеральный комиссар госбезопасности (с 28 января 1937 года[3], 24 января 1941 лишён звания[4]).

Председатель Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) (1935—1939), член Оргбюро ЦК ВКП(б) (1934—1939), секретарь ЦК ВКП(б) (1935—1939), кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) (1937—1939).

Народный комиссар внутренних дел СССР (1936—1938), народный комиссар водного транспорта СССР (1938—1939).

На посту наркома внутренних дел Ежов стал одним из главных организаторов массовых репрессий 1937—1938 годов, также известных как «Большой террор».

1937 год, на всём протяжении которого Ежов возглавлял НКВД, стал символическим обозначением репрессий, а сам период, на которые пришёлся пик репрессий советское время, получил название ежовщина.

В 1939 году арестован, а спустя год расстрелян по обвинению в подготовке антисоветского государственного переворота.

Содержание [убрать] 1 1895—1917 2 Партийная карьера 3 Во главе НКВД 4 Опала 5 Арест и смерть 6 Семья 7 Награды 8 Названия в честь Ежова 9 В кинематографе и на телеэкране 10 См. также 11 Примечания 12 Литература 13 Ссылки 1895—1917[править | править вики-текст]

Сведения о родителях Николая Ежова и первых годах жизни разноречивы. В своих анкетах и автобиографиях Ежов утверждал, что родился в 1895 году в Санкт-Петербурге в семье русского рабочего-литейщика. В анкетах за 1922 и 1924 писал: «объясняюсь на польском и литовском языках»[5].

А. Павлюков, однако, указывает в своей биографии Николая Ежова, что его отцом был уроженец села Волхонщино Тульской губернии Иван Ежов, который отслужил в Литве срочную службу в музыкантской команде 111-го пехотного полка, стоявшего в литовском городе Ковно.

Отслужив положенный срок, он остался там же на сверхсрочную, женился на местной девушке-литовке[6], а после выхода в отставку переехал в соседнюю Сувалкскую губернию (ныне территория частично в составе Польши, частично в составе Литвы) и устроился «на работу» в земскую стражу (полицию).

На момент рождения Николая семья, судя по всему, проживала в селе Вейверы Мариампольского уезда указанной губернии (ныне Литва), а три года спустя, когда отец получил повышение и был назначен земским стражником Мариампольского городского участка, — переехала в Мариамполь.

Здесь мальчик отучился три года в начальном училище, а в 1906 году был отправлен к родственнику в Петербург, учиться портняжному ремеслу.[7]

По официальной версии[уточнить], с 1911 года Николай Ежов работал учеником слесаря на Путиловском заводе, однако архивными документами это не подтверждается[8]. В 1913 году он уехал из Петербурга и провёл какое-то время у родителей, в Сувалкской губернии, а затем в поисках работы жил в других местах, и даже за границей, в Тильзите (Восточная Пруссия)[7].

В июне 1915 года добровольцем пошёл в армию. Пройдя обучение в 76-м запасном пехотном батальоне (г. Тула), был направлен на Северо-Западный фронт, в 172-й Лидский пехотный полк. 14 августа Ежов, заболевший и к тому же легко раненый, был отправлен в тыл.

В начале июня 1916 года Ежов, признанный негодным к строевой службе по причине очень маленького роста (151 см)[9], направлен в тыловую артиллерийскую мастерскую в Витебске.

Здесь его сначала использовали в основном в караулах и нарядах, а с конца 1916 года его, как самого грамотного из солдат, назначили писарем[7].

Как следует из анкет, заполненных Ежовым в начале 1920-х, в РСДРП(б) его приняли 5 мая 1917 года. С 1927 года он начинает называть другую дату — март 1917 года. В действительности, как пишет А.

Павлюков, согласно документам Витебской городской организации РСДРП (интернационалистов), в которую входили как большевики, так и меньшевики-интернационалисты, в её ряды Николай Ежов вступил 3 августа 1917 года.[7]

Осенью 1917 года Ежов заболел, попал в госпиталь, а по возвращении в часть 6 января 1918 года был уволен в отпуск по болезни сроком на шесть месяцев и уехал к родителям, которые к этому времени перебрались в Вышневолоцкий уезд Тверской губернии[7]. С августа 1918 года работал на стекольном заводе в Вышнем Волочке[9].

В период пребывания Ежова во главе НКВД деятельность 22-летнего тылового писаря во время революции преувеличивалась и мифологизировалась; так, в первом издании «Краткого курса истории ВКП(б)» утверждалось, что в октябре 1917 года «на западном фронте, в Белоруссии, подготовлял к восстанию солдатскую массу т. Ежов».

Партийная карьера[править | править вики-текст]
В апреле 1919 года был призван на службу в Красную Армию, направлен на саратовскую базу радиоформирований (позднее — 2-я казанская база), где он сначала служит рядовым, а потом переписчиком при комиссаре управления базы[9]. В октябре 1919 года занял должность комиссара школы, в которой обучали радиоспециалистов, в апреле 1921 года стал комиссаром базы, одновременно избирается заместителем заведующего агитационно-пропагандистским отделом Татарского обкома РКП(б)[9].

В июле 1921 года зарегистрировал брак с Антониной Титовой, которая вскоре после свадьбы отправилась в Москву, а в сентябре того же года добилась перевода в столицу и своего мужа в связи с его переходом на партийную работу[9].

За «принципиальность» к оппозиции решением Оргбюро ЦК РКП(б) от 10 февраля 1922 года его направляют ответственным секретарем Марийского обкома партии[10].

1922, март — октябрь — ответственный секретарь Марийского обкома РКП(б)[11], отбыв в октябре 1922 г. в отпуск, назад Ежов не вернулся[10].

1923, март — 1924 — ответственный секретарь Семипалатинского губкома РКП(б), утверждается, что направил его в Казахстан Валериан Куйбышев[12].

1924—1925 — заведующий орготделом Киргизского обкома ВКП(б), 1925—1926 — заместитель ответственного секретаря Казакского крайкома ВКП(б), работал под началом Ф. И. Голощёкина.

Делегат XIV съезда партии (декабрь 1925 года). На съезде познакомился с партийным аппаратчиком И. М. Москвиным. В феврале 1926 тот стал заведующим Орграспредотделом ЦК ВКП(б) и в феврале 1927 года пригласил Ежова к себе в отдел инструктором[13].

Позднее Москвин писал о своём подчинённом[7]:

« Я не знаю более идеального работника, чем Ежов. Вернее не работника, а исполнителя. Поручив ему что-нибудь, можно не проверять и быть уверенным — он всё сделает. У Ежова есть только один, правда, существенный недостаток: он не умеет останавливаться. Иногда существуют такие ситуации, когда невозможно что-то сделать, надо остановиться. Ежов — не останавливается.

И иногда приходится следить за ним, чтобы вовремя остановить… »
Проработав в Орграспредотделе до 1929 года, Ежов в течение года был заместителем наркома земледелия СССР, а в ноябре 1930 года вернулся в Орграспредотдел заведующим, заняв место своего бывшего начальника, которого перевели на должность заместителя председателя ВСНХ.

Именно к ноябрю 1930 года относится знакомство Ежова со Сталиным[13].

Орграспредотделом Ежов заведует до 1934 года, реализуя на практике кадровую политику Сталина. В 1933—1934 гг. входит в Центральную комиссию ВКП(б) по «чистке» партии.

На состоявшемся в январе-феврале 1934 года XVII съезде партии Ежов возглавил мандатную комиссию. В феврале 1934 года избран членом ЦК, Оргбюро ЦК и заместителем председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б).

С февраля 1935 — председатель КПК, секретарь ЦК ВКП(б).

В 1934—1935 годах возглавляет промышленный отдел ЦК ВКП(б), в 1935—1936 годах — отдел руководящих партийных органов ЦК ВКП(б). Какое-то время исполняет обязанности заведующего отделом планово-торгово-финансовых органов ЦК ВКП(б) и политико-административного отдела ЦК ВКП(б).

В 1934—1935 годах Ежов с подачи Сталина, фактически, возглавил следствие по делу об убийстве Кирова и Кремлёвскому делу, увязав их с деятельностью бывших оппозиционеров — Зиновьева, Каменева и Троцкого. Как свидетельствует историк О. В.

Хлевнюк, на этой почве Ежов фактически вступил в заговор против наркома внутренних дел НКВД Ягоды и его сторонников с одним из заместителей Ягоды Я. С. Аграновым, так, в 1936 году Агранов на совещании в НКВД сообщал[14]:

« Ежов вызвал меня к себе на дачу. Надо сказать, что это свидание носило конспиративный характер.

Ежов передал указание Сталина на ошибки, допускаемые следствием по делу троцкистского центра, и поручил принять меры, чтобы вскрыть троцкистский центр, выявить явно невскрытую террористическую банду и личную роль Троцкого в этом деле.

Ежов поставил вопрос таким образом, что либо он сам созовёт оперативное совещание, либо мне вмешаться в это дело. Указания Ежова были конкретны и дали правильную исходную нить к раскрытию дела »
С 12 октября 1937 года — кандидат в члены Политбюро ВКП(б).

Источник: http://sta-sta.ru/?p=42875

Железные Наркомы. Ежов

В продолжении темы, начатой здесь http://foto-history.livejournal.com/2808473.htmlКто это? Конечно, вы его узнали.Один из самых одиозных и зловещих сталинских наркомов, всемогущий, всесильный, страшный и жестокий. Непримиримый и последовательный.

Верный ленинец и сталинец!В сверкании молний ты стал нам знаком,Ежов, зоркоглазый и умный нарком.Великого Ленина мудрое словоРастило для битвы героя Ежова.Великого Сталина пламенный зовУслышал всем сердцем, всей кровью Ежов!Спасибо, Ежов, что, тревогу будя,Стоишь ты на страже страны и вождя.

(Джамбул Джабаев, перевод с кыргызского)

Не будем пересказывать биографию этого человека, поговорим пока о его… жене.

Евгения Соломоновна Ежова (урождённая Фейгенберг (Файгенберг); Хаютина по первому мужу, родилась в семье раввина.

В сентябре 1929 года в Сочи познакомилась с Н. И. Ежовым. В 1931 году вышла за него замуж.Красавица Суламифь)) Ах, сколько было желающих её обнять, поцеловать…Здесь она с дочкой.Но, разве возможно себе такое представить??? Жена Наркома НКВД!!!С его именем дети учились грамоте…Сташно! Но, оказывается не всем… Оказывается многие известные люди побывали в её постели.

Писатели Бабель, Кольцов, полярник Шмидт, лётчик Чкалов, писатель Шолохов.Сохранились докладные записки на эту тему. Вот, например, такая

Народному комиссару внутренних дел Союза ССРКомиссару государственнойбезопасности первого рангаТов.

БерияРапортСогласно вашего приказания о контроле по литеру «Н» писателя Шолохова доношу: в последних числах мая поступило задание о взятии на контроль прибывшего в Москву Шолохова, который с семьей остановился в гостинице «Националь» в 215 номере. Контроль по указанному объекту длился с 3.06. по 11.06.38 г. Копии сводок имеются.

Примерно в середине августа Шолохов снова прибыл в Москву и остановился в той же гостинице.

Так как было приказание в свободное от работы время включаться самостоятельно в номера гостиницы и при наличии интересного разговора принимать необходимые меры, стенографистка Королева включилась в номер Шолохова и, узнавши его по голосу, сообщила мне, нужно ли контролировать, Я сейчас же об этом доложил Алехину, который и распорядился продолжать контроль.

Оценив инициативу Королевой, он распорядился премировать ее, о чем был составлен проект приказа. На второй день заступила на дежурство стенографистка Юревич, застенографировав пребывание жены тов. Ежова у Шолохова.Контроль за номером Шолохова продолжался еще свыше десяти дней, вплоть до его отъезда, и во время контроля была зафиксирована интимная связь Шолохова с женой тов. Ежова.Зам начальника первого отделения 2-го специального отдела НКВД лейтенант госбезопасности (Кузьмин)

12 декабря 1938 года

Как же так? Почему? Мог ли кровавый Нарком сносить такое унижение? А может и не особо переживал по этому поводу? Трудно себе представить, что подобный человек мог простить подобное. Это был типичный злобный карлик. Его рост, что называется, метр с кепкой. А без фуражки, если быть точным — 151 см.

Даже на фоне не высоких Сталина и Молотова, чей рост был 166 см, он смотрелся как лилипутНо, лилипут могущественный!Ответ, на самом деле, может быть один. Не интересовала его жена!  Так что же интересовало всесильного Наркома?Заявление арестованного Н.И.Ежова в Следственную часть НКВД СССР24 апреля 1939 г.

Считаю необходимым довести до сведения следственных органов ряд новых фактов характеризующих мое морально-бытовое разложение. Речь идет о моем давнем пороке — педерастии.

Начало этому было положено еще в ранней юности когда я жил в учении у портного.

Примерно лет с 15 до 16 у меня было несколько случаев извращенных половых актов с моими сверстниками учениками той же портновской мастерской. Порок этот возобновился в старой царской армии во фронтовой обстановке.

Помимо одной случайной связи с одним из солдат нашей роты у меня была связь с неким Филатовым, моим приятелем по Ленинграду с которым мы служили в одном полку. Связь была взаимноактивная, то есть «женщиной» была то одна, то другая сторона. Впоследствии Филатов был убит на фронте.

Двадцатилетний Николай Ежов с армейским сослуживцем (Ежов — справа).В 1919 году я был назначен комиссаром 2 базы радиотелеграфных формирований. Секретарем у меня был некий Антошин. Знаю, что в 1937 году он был еще в Москве и работал где-то в качестве начальника радиостанции. Сам он инженер-радиотехник.

С этим самым Антошиным у меня в 1919 году была педерастическая связь взаимноактивная.В 1924 году я работал в Семипалатинске. Вместе со мной туда поехал мой давний приятель Дементьев. С ним у меня также были в 1924 году несколько случаев педерастии активной только с моей стороны.

Читайте также:  Владислав третьяк - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В 1925 году в городе Оренбурге я установил педерастическую связь с неким Боярским, тогда председателем Казахского облпрофсовета. Сейчас он, насколько я знаю, работает директором художественного театра в Москве. Связь была взаимноактивная.Тогда он и я только приехали в Оренбург, жили в одной гостинице. Связь была короткой, до приезда его жены, которая вскоре приехала.

В том же 1925 году состоялся перевод столицы Казахстана из Оренбурга в Кзыл-Орду, куда на работу выехал и я. Вскоре туда приехал секретарем крайкома Голощекин Ф. И. (сейчас работает Главарбитром). Приехал он холостяком, без жены, я тоже жил на холостяцком положении.

До своего отъезда в Москву (около 2-х месяцев) я фактически переселился к нему на квартиру и там часто ночевал. С ним у меня также вскоре установилась педерастическая связь, которая периодически продолжалась до моего отъезда. Связь с ним была, как и предыдущие взаимноактивная.

(Голощёкин??? И он? Филипп Исаевич Голощекин. В публикациях о расстреле царской семьи он часто упоминается: будучи Уральским облвоенкомом, он собственно был основным организатором как расстрела, так и сокрытия тел убитых.

В принципе, до того, как стать большевиком, работал зубным техником в Витебске. С 1905 года — уже в столицах, кует революцию. Был знаком с В.И.Лениным.

После ликвидации царской семьи был повышен: был сначала председателем Самарского губисполкома, потом первым секретарем ЦК Компартии Казахстана, где огнем и мечом добился перевода кочевников на оседлый образ жизни.

Закончил карьеру Главным государственным арбитром СССР. На этой должности был арестован Берией, помещен в следственный изолятор, где провел два года, а во время наступления немцев на Москву в 1941 году вместе с другими VIP-зэками был эвакуирован в Куйбышев и только там расстрелян.)

В 1938 г. были два случая педерастической связи с Дементьевым, с которым я эту связь имел, как говорил выше, еще в 1924 г. Связь была в Москве осенью 1938 г. у меня на квартире уже после снятия меня с поста Наркомвнудела. Дементьев жил у меня тогда около двух месяцев.Несколько позже, тоже в 1938 г. были два случая педерастии между мной и Константиновым.

С Константиновым я знаком с 1918 г. по армии. Работал он со мной до 1921 г. После 1921 г. мы почти не встречались. В 1938 г. он по моему приглашению стал часто бывать у меня на квартире и два или три раза был на даче. Приходил два раза с женой, остальные посещения были без жен. Оставался часто у меня ночевать.

Как я сказал выше, тогда же у меня с ним были два случая педерастии. Связь была взаимноактивная. Следует еще сказать, что в одно из его посещений моей квартиры вместе с женой я и с ней имел половые сношения.Все это сопровождалось как правило пьянкой.Даю эти сведения следственным органам как дополнительный штрих характеризующий мое морально-бытовое разложение.

Н. Ежов.

ЦА ФСБ. Ф. 3-ос. Оп.6. Д.3. Л.420-423.

Вот таким он был, славный глава НКВД, сталинский орёл!Что интересно, кроме обвинений в подготовке путча и терактов в отношении высшего руководства страны, прозвучало и обвинение в мужеложстве, причём звучало это так:»Ежов совершал акты мужеложества «действуя в антисоветских и корыстных целях»»

Вот такими были они, всесильные Наркомы…

Источник: https://foto-history.livejournal.com/3088912.html

Чудовище и «красавец»: на балу у сатаны евгения фейгенберг-хаютина-гладун, жена всесильного н.ежова

alfred_shnobelМестечковая великосветская профурсетка

«Труп женщины, 34 г., среднего роста, правильного телосложения, хорошего питания… смерть наступила в результате отравления люминалом» — так напишут 21 ноября 1938 г.

после смерти «придворной советской фаворитки», femme fatale или просто походно-полевой жены (ППЖ) Евгении Фейгенберг-Хаютиной-Гладун-Ежовой, жены знаменитого наркома внутренних дел СССР Николая Ежова.

Давайте немного покопаемся в грязном белье этой знаменитой профурсетки, имевшей, аж четыре фамилии…

В оригинале нашу подзащитную звали Суламифь Соломоновна Фейгенберг, она родилась в г. Гомеле в 1904 г. в еврейской семье местного торговца Соломона (Залмана) Фейгенберга и Эсфири Крымской.

В детстве и юности получила неплохое местечковое образование, но тут грянула революция, знаменитую черту оседлости отменили, в связи с чем появились абсолютно новые возможности.

Скорее всего, провинциальный Гомель был слишком мал для реализации суламифиных амбиций, и она постаралась как можно скорее избавиться от всего местечкового, в 17 лет выскочив замуж за некого Лазаря Хаютина, то ли слесаря, то ли краснодеревщика — история об этом умалчивает — и переезжает с ним в Одессу.

В Одессе она устраивается на работу машинисткой в местный журнал, и попадает в сферу половых интересов местного литературного бомонда. Особой еврейкой красотой она не отличалась, но, досужие языки утверждают, что, мол, была очень непосредственной и чувственной, и могла предложить мужчинам то, что совсем не красиво, но очень желанно.

Женечка Фейгенберг – невинное личико будущей советской секс-бомбы…
«Красавица» Суламифь-Евгения среди курносых товарок.

С малокультурным Лазарем она быстренько разводится — по понятным причинам он становится ей не интересен. Флиртуя в редакции с местными одесскими литераторами, она знакомится с важным человеком. В Одессу в командировку приезжает, некто А.Ф. Гладун, засветившийся даже одним из соучредителей компартии США.

По возвращению на родину он сначала получает пост задиректора АМО (будущий ЗИЛ), а потом и кресло главреда журнала «Экономическая жизнь». Он старше Жени-Суламифи на 10 лет, но абсолютно очарован и ослеплен подвернувшейся провинциалкой. Из Одессы они уезжают в 1925 г. уже в качестве супругов. Затем А.

Гладуна переводят на дипломатическую службу, и он вместе с новоиспеченной супругой отправляется в Лондон; исполняет там дипломатическую должность, а она подвизается машинисткой.

Но в связи с дипломатическим скандалом, приведшем к разрыву дипотношений между Москвой и Лондоном, советских представителей обвиняют в шпионаже и высылают из страны.

А.Гладун возвращается в Москву, а Евгению внезапно приглашают поработать в германском полпредстве, где она проводит полгода. Она возвращается в Москву только в конце 1928 г. и устраивается на работу в редакцию газеты «Крестьянская жизнь». Однако уже не только спит с мужем, но и сожительствует с литератором И.

Бабелем, которого она охомутала то ли еще в Одессе, то ли в Германии, и надо заметить, что кувыркались они вместе до конца своих жизней. Вскоре, третьим её постоянным любовником становится её начальник, редактор газеты Семен Урицкий, который впоследствии сделал её «журналисткой».

В Москве Е.

Хаютина пытается и таки начинает вести жизнь на широкую ногу — у неё заводятся деньги, наряды и поклонники. Однако ей этого мало. Войдя во вкус советского московского бомонда, где она таки исполняла должность ППЖ, её целью становятся руководители высшего звена. И здесь на горизонте замаячила восходящая звезда советского партаппарата – Николай Иванович Ежов.

С ним она знакомится в 1929 г., то ли на очередных московских посиделках, то ли в санатории в Сочи, и проводит классическую операцию по охмурению. На тот момент он являлся завкадрами ВСНХ и замом заведующего Орграспредотделом ЦК ВКП(б). Законный муж, понимая, что становится не у дел, отходит в сторону и дает ей развод. В последствии, в 1939 г. А.

Гладун на допросе показал: «Она называла Ежова восходящей звездой, и поэтому ей было выгоднее быть с ним, чем со мной».

Чутье её не подвело – вскоре начинается феноменальный карьерный взлет Н.Ежова, которого сначала выдвигают в замнаркомы земледелия СССР, а в ноябре 1930 г. он становится заведующим Орграспредотдела. Он был в зените славы, обласкан и знаменит, и Евгения, ничтоже сумняше, в 1931 г. выходит за него замуж. А в феврале 1934 г. Н.

Ежов уже член ЦК, Оргбюро ЦК и заместитель председателя КПК при ЦК ВКП(б), а еще через год он возглавляет эту важную комиссию и начинает курировать НКВД. Наконец, 1 октября 1936 г. Н.Ежова назначают главой НКВД СССР, главным образом для того, чтобы возглавить разоблачение т.н.

заговоров против вождя и партии, причем он делает это эффективно и успешно.

(Про самого знаменитого сталинского наркома написано очень много. Читайте, например, книгу «Сталинский питомец — Николай Ежов». Однако самую точную характеристику дал ему И.Москвин известный партийный бюрократ: «Я не знаю более идеального работника, чем Ежов.

Вернее не работника, а исполнителя. Поручив ему что-нибудь, можно не проверять и быть уверенным – он всё сделает. У Ежова есть только один, правда, существенный недостаток: он не умеет останавливаться. И иногда приходится следить за ним, чтобы вовремя остановить».

)

Красавец-нарком из НКВД. Раскрашенная почитателями фотография 1937 г.Именно в московской квартире и на даче Н.Ежова, теперь уже Евгения Соломоновна, начала устраивать т.н. литературные и музыкальные вечера «с раздеваниями», которые посещали известные писатели и видные деятели советско-еврейской культуры: И.Бабель, М.Кольцов, С.Эйзенштейн, Л.Утесов, редактор С.Урицкий. «Салон Ежовой» считался элитным, а сам нарком – покровителем искусств! Частыми гостями на этих «посиделках у наркома»» были и другие представители советской номенклатуры, и следует заметить совсем этим, как бы даже, и не гнушались. Так сказать, слетались, как мотыльки на огонёк яркого костра, в порыве сексуального влечения к распущенной хозяйке. Среди них каким-то боком затесался и русский писатель М.Шолохов.Благодаря протекции мужа или еще какого-то очередного любовника, она становится замредактора журнала «СССР на читателей Запада. Кроме того, Евгения хозяйка светских раутов, у нее прекрасная светская жизнь – приемы, премьеры, показы, кремлевские банкеты («Стрекоза» – так прозвали её дамы из высшего партийного света). У нее собираются интересные люди, случаются любопытные половые связи… Кроме волокиты-Бабеля, через её постель, говорят, прошли такие советские знаменитости, как полярник О.Шмидт, писатели Л.Соболев и И.Катаев, а также многие другие. Немудрено, что из-за занятости наркома подвалами Лубянки, кокотка-Женечка могла удовлетворить любого представителя элиты прямо в апартаментах наркома. Злопыхатели даже утверждают, что Женечка и своих подруг-евреек под самого наркома подкладывала регулярно…

Немудрено, что детей у звездной парочки не было, и поэтому Евгения взяла ребенка из детдома. Все до поры до времени шло неплохо. Однако наша вертихвостка связалась с самим зампредседателя правления Госбанка СССР Григорием Аркусом, что вызвало неудовольствие самого высокого партийного руководства и лично самого тов. Сталина.

Звездная парочка с приемной дочуркой на прогулке. Фото 1936 г.
Наташа, приемная дочь нквдешного красавца и сексуального чудовища, единственная, кого откровенно жалко во всей этой умопомрачительной истории. Фото 1936 г.В связи с этим или по каким-то другим неизвестным нам причинам над Евгенией начали сгущаться тучи. В начале 1938 г. наша подзащитная неожиданно впадает в уныние, вместе с многими любовниками исчезает и её жизнерадостность, муж стал сильно пить и увлекся развратными мальчиками. Как-то неожиданно погас огонек и её литературного салона. Писала письма Сталину, но они остались без ответа. В мае она внезапно увольняется из редакции «СССР на стройке», а летом вместе с подругой отправляется в Крым, но внезапно была оттуда вызвана Ежовым, и сначала посажена под домашний арест на даче, а потом с диагнозом «клиническая депрессия» помещена в санаторий им. Воровского. Там и скончалась 21 ноября 1938 г. от передозировки люминала (фенобарбитала).

Похоронили её на Донском кладбище г. Москвы (в бывшем православном монастыре) по революционному обряду. Позже неподалеку в общую яму свалили прах самого Н. Ежова, других её подельников и любовников…

Вот они сталинские альфа-самцы, незадачливые посетители знаменитого салона знаменитой наркомши (Бабель, Утёсов, Кольцов, Эйзенштейн, Шмидт, Косарев)…

Постскриптум: «Ба, знакомые все лица!» Сам Николай Ежов оставил НКВД 25 ноября не по собственному желанию. Из приближенных Ежова были арестованы: С.Шварц, его помощник в ЦК – 20 ноября 1938 г.; личный секретарь С.Рыжова – 17 декабря; телохранитель В.Ефимов – 13 января 1939 г. Затем в апреле 1939 г. – его сексуальные партнеры И.Дементьев и В.

Константинов; их предшественник Я.Боярский – 5 июля 1939 г. Брат Евгении – Илья Фейгенберг – 18 июня 1939 г. (Второй муж А.Гладун, к этому времени уже был расстрелян, а её первый – Л.Хаютин репрессирован.) Говоря на допросах о подозрительных лицах, с которыми поддерживала отношения его жена, Н.Ежов упомянул И.Бабеля, М.Кольцова, М.Литвинова И.

Читайте также:  Анастасия стежко - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Катаева (расстрелян в августе 1937 г.), актера Топчанова и полярного исследователя О.Шмидта, причем Бабеля и Шмидта он назвал её любовниками. Некто В.Бабулин, который был также в списке лиц, с которыми Евгения была в интимных отношениях, назвал также А.Косарева и студента Промакадемии Н.Барышникова.

Так или иначе, но большинство воздыхателей Евгении было расстреляно, например, комсомольский вожак Косарев был расстрелян в феврале 1939 г.

Были арестованы и лучшие «подружки» Ежовой, т.н. «Зинки» (еврейки Зинаида Гликина и Зинаида Кориман) – они были весьма подозрительными особами, вели разгульный образ жизни естественно за счет Женьки – т.е.

находились целиком на иждивении наркома. Говорят, для семьи Н.Ежова, в том числе и для Зинок из-за границы часто выписывались посылки. Специально для этих целей в секретариате наркома имелась иностранная валюта.

Как оказалось семя Евгении Фейгенберг распространилось широко. У неё были братья Илья (Элиас Залманович, 1893-1940, расстрелян), Исаак и Моисей Залманович (1890-1965), последний автор трудов по бухгалтерскому учёту. Племянник – психиатр и психофизиолог Иосиф Фейгенберг (1922-2016), доктор мед.

наук, профессор Центрального института усовершенствования врачей.

Двоюродный брат – Лев Фейгенберг (1887-1961), юрист, был женат на дочери писателя Шолом-Алейхема Эмме Рабинович (1889-1955); их сыновья – датский театральный режиссёр и театровед Меир Фейгенберг (1923-2006) и шведский психиатр Лома (Шолом-Герц), профессор Каролинского института.

Племянница первого мужа, Лазаря Хаютина – искусствовед Виктория Вольпина (мать Фаина Хаютина-Писак, отец Борис Писак), была замужем за правозащитником Александром Есениным-Вольпиным.

Да-с, редким фруктом была Суламифь Залмановна, злые языки утверждают, причиной всему была нимфомания или по-простонародному – мокнуще-чешущееся влагалище… Поговаривают также, что она даже стучала на всех своих любовников лично Сталину. Однако дело темное, но многие любители этого  пирожного-промежножного – заслуженно или незаслуженно – не нам судить, заживо сгорели в сталинском аду. О tempora! о mores!

Источник: https://alfred-shnobel.livejournal.com/8231.html

Нарком Ежов — биография. НКВД — «ежовщина»

Николай Иванович Ежов (рожд. 19 апреля (1 мая) 1895 г. – 4 февраля 1940 г.) – советский государственный и партийный деятель, глава сталинского НКВД, член Оргбюро ЦК ВКП(б), секретарь ЦК ВКП(б), кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б), нарком водного транспорта СССР. Эпоха его руководства карательными органами вошла в историю под названием «ежовщина».

Происхождение. Ранние годы

Николай – родился в Петербурге в семье литейщика в 1895 г.

Его отец был выходцем из Тульской губернии (село Волохонщино близ Плавска), но попав на военную службу в Литву, женился на литовке и остался там. По официальной советской биографии, Н.И.

Ежов родился в Санкт-Петербурге, но, согласно архивным данным, вероятней, что местом его рождения была Сувалкская губерния (на границе Литвы и Польши).

Он окончил 1-й класс начального училища, позднее, в 1927 году, посещал курсы марксизма-ленинизма при ЦК ВКП(б), а с 14-ти лет работал учеником портного, слесарем, рабочим на кроватной фабрике и на Путиловском заводе.

Служба. Партийная карьера

1915 год — Ежова призвали в армию, а год спустя уволили из-за ранения. В конце 1916 года он возвратился на фронт, служил в 3-м запасном пехотном полку и в 5-х артиллерийских мастерских Северного фронта. 1917 год, май — вступил в РСДРП(б) (большевистское крыло Российской социал-демократической рабочей партии).

1917 год, ноябрь — Ежов командует красногвардейским отрядом, а в 1918 – 1919 годах возглавляет клуб коммунистов на заводе Волотина. Также в 1919 году он вступает в ряды Красной армии, служит секретарем парткома военного подрайона в Саратове. Во время Гражданской войны Ежов был военным комиссаром нескольких красноармейских частей.

1921 год — Ежоав переводят на партийную работу. 1921 год, июль — Николай Иванович женился на марксистке Антонине Титовой. За «непримиримость» к партийной оппозиции его начали быстро продвигать по карьерной лестнице.

1922 год, март — он занимает должность секретаря Марийского обкома РКП(б), а с октября становится секретарем Семипалатинского губкома, потом заведующим отделом Татарского обкома, секретарем Казахского крайкома ВКП(б).

Тем временем на территории Средней Азии возникло басмачество – национальное движение, противостоявшее советской власти. Ежов Николай Иванович руководил подавлением басмачества в Казахстане.

Солдат Николай Ежов (справа) в Витебске. 1916 г.

Перевод в Москву

1927 год — Николая Ежова переводят в Москву. Во время внутрипартийной борьбы 1920 – 1930-х годов он всегда поддерживал Сталина и теперь был вознагражден за это.

Он довольно быстро пошел вверх: 1927 год — становится заместителем заведующего учетно-распределительного отдела ЦК ВКП(б), в 1929 – 1930 годах – наркомом земледелия Советского Союза, принимает участие в коллективизации и раскулачивании.

1930 год, ноябрь — он заведующий распределительным отделом, отделом кадров, промышленным отделом ЦК ВКП(б).

1934 год — Сталин назначает Ежова председателем Центральной комиссии по чистке партии, а в 1935 году он становится секретарем ЦК ВКП(б).

В «Письме старого большевика» (1936 год), написанном Борисом Николаевским, есть описание Ежова, каким он был в те времена:

За всю свою долгую жизнь, я никогда не встречал такой отталкивающей личности, как Ежов.

Когда я смотрю на него, то вспоминаю гадких мальчишек с Растеряевой улицы, чьим любимым занятием было привязать кусок смоченной в керосине бумаги к хвосту кошки, поджечь его, а после с восторгом наблюдать, как охваченное ужасом животное будет носиться по улице, отчаянно, но тщетно пытаясь убежать от приближающегося огня. Я не сомневаюсь, что в детстве Ежов забавлялся именно так, и что он сейчас продолжает проделывать нечто подобное.

Ежов был маленького роста (151 см.) Те, кто знал о его наклонностях к садизму, называли его между собой Ядовитый Карлик или Кровавый Карлик.

«Ежовщина»

Переломным моментом в жизни Николая Ивановича стало убийство коммунистического наместника Ленинграда, Кирова. Сталином было использовано это убийство как предлог для усиления политических репрессий, и главным их проводником он сделал Ежова.

Николай Иванович фактически стал возглавлять следствие по убийству Кирова и помог сфабриковать обвинения в причастности к нему бывших лидеров партийной оппозиции – Каменева, Зиновьева и других.

Кровавый Карлик присутствовал при казни Зиновьева и Каменева и пули, которыми они были расстреляны, он сохранил у себя как сувениры.

Когда Ежов блестяще смог справиться с этой задачей, Сталин возвысил его еще больше.

1936 год, 26 сентября — после снятия с поста Ягоды Генриха Григорьевича, Ежов становится главой наркомата внутренних дел (НКВД) и членом ЦК. Такое назначение, на первый взгляд, не могло предполагать усиления террора: в отличие от Ягоды, Ежов не был тесно связан с «органами».

Ягода попал в немилость потому, что он медлил с репрессиями против старых большевиков, которые хотел усилить вождь. Но для поднявшегося только недавно Ежова разгром старых большевицких кадров и уничтожение самого Ягоды – потенциальных или воображаемых врагов Сталина – не представляли личных затруднений.

Николай Иванович был предан лично Вождю Народов, а не большевизму и не органам НКВД. Как раз такой кандидат и нужен был в то время Сталину.

По указанию Сталина новым нарком была проведена чистка ставленников Ягоды – почти всех их арестовали и расстреляли. В годы, когда Ежов возглавлял НКВД (1936-1938 годы), Великая сталинская чистка достигла апогея.

50-75 % членов Верховного Совета и офицеров Советской армии были сняты с постов, попали в тюрьмы, лагеря ГУЛАГа или были казнены. «Врагов народа», подозреваемых в контрреволюционной деятельности, и попросту «неудобных» для вождя людей безжалостно уничтожали.

Для того что бы вынести смертный приговор было достаточно соответствующей записи следователя.

В результате чисток, были расстреляны или посажены в лагеря люди, имевшие немалый опыт работы, – те, кто мог хотя бы немного нормализовать положение в государстве. К примеру, репрессии среди военных очень больно отозвались во время Великой Отечественной войны: среди высшего военного командования почти не оставалось тех, кто имел практический опыт организации и ведения боевых действий.

Под неустанным руководством Н.И. Ежова было сфабриковано множество дел, проведены крупнейшие фальсифицированные показательные политические процессы.

Множество обычных советских граждан было обвинено (основанием служили, обычно, надуманные и несуществующие «улики») в измене или «вредительстве».

Выносившие приговоры на местах «тройки» равнялись на произвольные цифры расстрелов и тюремных заключений, которые спускались сверху Сталиным и Ежовым.

Нарком знал, что в большинстве своем обвинения против его жертв были ложными, но человеческая жизнь для него не имела никакой цены. Кровавый Карлик открыто говорил:

В этой борьбе с фашистскими агентами будут и невинные жертвы. Мы ведем большое наступление на врага, и пусть не обижаются, если мы кого-то заденем локтем. Лучше пусть пострадают десятки невинных, чем пропустить одного шпиона. Лес рубят – щепки летят.

Арест

Ежова ожидала участь его предшественника Ягоды. 1939 год — он был арестован по доносу начальника управления НКВД по Ивановской области В.П. Журавлева. В предъявленных ему обвинениях значились подготовка терактов против Сталина и гомосексуализм. Опасаясь пыток, на допросе бывший нарком признал себя виновным по всем пунктам

1940 год, 2 февраля — бывшего наркома судила в закрытом заседании Военная коллегия под председательством Василия Ульриха. Ежов, как и его предшественник, Ягода, до конца клялся в любви к Сталину.

Он отрицал, что является шпионом, террористом и заговорщиком, говоря, что «предпочитает смерть лжи». Он стал утверждать, что прежние его признательные показания были выбиты пытками («применили ко мне сильнейшие избиения»).

Единственной своей ошибкой он признал то, что «мало чистил» органы госбезопасности от «врагов народа»:

Я почистил 14 тыс. чекистов, но огромная моя вина состоит в том, что я мало их почистил… Я не стану отрицать, что пьянствовал, но я работал как вол… Если бы я хотел произвести террористический акт над кем-то из членов правительства, я для этой цели никого бы не вербовал, а, используя технику, совершил бы в любой момент это гнусное дело.

В заключение он сказал, что будет умирать с именем Сталина на устах.

После заседания суда Ежова отвели в камеру, а спустя полчаса вызвали снова для объявления ему смертного приговора. Услыхав его, Ежов обмяк и повалился в обморок, но стража успела подхватить его и вывела из помещения. Просьбу о помиловании отклонили, и Ядовитый Карлик впал в истерику и плач. Когда его снова вели из комнаты, он вырывался из рук охраны и вопил.

Казнь

1940 год, 4 февраля — Ежова расстрелял будущий председатель КГБ Иван Серов (по другой версии – чекист Блохин). Расстреливали в подвале небольшого участка НКВД в Варсонофьевском переулке (Москва).

В этом подвале были наклонные полы для стекания и смывания крови. Такие полы делали в соответствии с прежним указанием самого Кровавого Карлика.

Для казни бывшего наркома не стали использовать главную смертную камеру НКВД в подвалах Лубянки, для гарантии полной секретности.

По утверждениям видного чекиста П. Судоплатова, когда Ежова вели на расстрел, он пел «Интернационал».

Тело Ежова тут же было кремировано, а пепел сброшен в общую могилу на московском Донском кладбище. О расстреле официально не сообщалось. Нарком попросту тихо исчез. Даже в конце 1940-х годов некоторые считали, что бывший нарком находится в сумасшедшем доме.

После смерти

В постановлении по делу Николая Ивановича Ежова Военной коллегии Верховного Суда РСФСР (1998 г.

) было сказано, что «в результате операций, которые были проведены сотрудниками НКВД в соответствии с приказами Ежова, только в 1937-1938 годах было подвергнуто репрессиям более 1,5 млн. граждан, из них около половины расстреляли».

Число заключенных ГУЛАГа за 2 года «ежовщины» возросло почти в три раза. Не меньше 140 тыс. из них (а, возможно гораздо больше) умерли за эти годы от голода, холода и непосильного труда в лагерях или на пути к ним.

Нацепив на репрессии ярлык «ежовщина», пропагандисты попытались целиком переложить вину за них со Сталина на Ежова. Но, по воспоминаниям современников, Кровавый Карлик был, скорей, куклой, исполнителем сталинской воли, да по другому просто и быть не могло.

Источник: https://salik.biz/articles/39030-narkom-ezhov-biografija-nkvd-ezhovschina.html

Ссылка на основную публикацию