Николай гурьянов — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Николай Гурьянов, старец: предсказания и биография

В нашей стране имеется остров Зелит, который располагается на Псковском озере. На протяжении сорока лет настоятелем был блаженный Николай Гурьянов. К нему за помощью и за мудрым советом приезжали верующие люди со всех уголков страны.

Старчество – это духовное управление православными людьми старцами. В основном это люди духовного звания, однако имеются случаи, когда выступали и миряне.

Эти люди, отобранные Всевышним. Они имеют способность заглядывать в будущее и видеть любого человека «насквозь». Благодаря этому дару избранные люди могут вам помочь в любом совете и в духовном наставлении.

Николай Гурьянов появился на свет в 1909 году в семье регента храмового хора. Николай был не единственным ребёнком в семье, у него ещё было три брата. У всех братьев был талант к музыке.

Однако их музыкальные способности не смогли развиться, так как всем им троим суждено было умереть во время Первой мировой войны. Отцу Николая так же не довелось дожить до старости, он умер в 1914 году. Опорой и поддержкой Гурьянова была его мама Екатерина, которая прожила долгую жизнь.

При Советском Союзе Непорочный отучился в педагогическом техникуме. Затем он поступил в институт, однако его отчислили из него, после того как он выступил чтоб не закрывали одну из церквей, которая находилась у них в городе. Николай очень сильно расстроился, что его исключили из института. После этого случая за ним начали наблюдать органы ГПУ.

Гурьянов чтоб не умереть с голода стал преподавать частные занятия по биологии, математики и иные предметы в которых он имел достаточные знания. Однако основной её отдушиной был храм. Он служил псаломщиком во многих Ленинградских церквях.

За преданность церкви большинство священнослужителей заключали в темницы и отсылали в лагеря. Николая, как и многих арестовали за проповедование христианской веры. На протяжении двух месяцев он находился в тюрьме Кресты в ожидании своего приговора.

По истечению пару месяцев его отослали в сыктывкарский лагерь. Там ему приходилось трудится и днём, и ночью над строительством железной дороги. В один из дней при строительстве он стал инвалидом так как получил травму сразу двух нижних конечностей.

После пяти лет отбывания тюремного срока Николай возвратился в Ленинград. Он проживал в Тосненском районе. При отсутствии педагогического диплома и не обращая внимания на то что он отбывал срок в тюрьме его приняли на работу в небольшую школу. Педагогом он был хорошим, и работал в этом учебном заведении до первого дня войны.

Когда началась война, из – за того что он был инвалидом его не было в списках мобилизации. Он пошёл служить псаломщиком в храм.

В период оккупации в стране Николай принял решение посвятить себя Всевышнему. В 1942 году он принял обет безбрачия. По окончанию богословских курсов непорочный отправился служить в Свято – Троицкий храм в Ригу.

Для прихожан монастыря он являлся примером настоящего православного существования. Он мог привлечь людей в священнодействие, исполняя все потребованные деяния воодушевленно и изысканно. Не пребывая затворником, старец Николай был настоящим аскетом, придерживаясь христианских норм и в мольбе, и в взаимоотношении с народом.

Люди, которые знали Николая поведали историю про то, что как — то раз он отправился к никому не ведомому старцу и тот рассказал блаженному куда ему нужно в ближайшее время отправиться для дальнейшего богослужению Всевышнему.

Это был остров Талабск. На этой местности он и провёл все свои оставшиеся годы в служении Господу.

Николай столкнулся с большим количеством сложностей прибыв на новую местность. В то время во всех уголках страны рассказывали СМИ о скорой победе над мракобесием. По этой причине поселившись с матерью в небольшом селе на острове они натолкнулись на недоверчивые взоры в их сторону.

Но весьма скоро его беззлобность, благодушие, а основное, дружелюбность к народу уничтожила эту образовавшуюся сначала дымку недоверия.

Храм, в котором старцу светило нести службу, пребывал тогда в очень плохом состоянии, и, не располагая ни мельчайшей помощью со стороны епархиальных властей, священнику доводилось лично находить ресурсы на его возрождение.

Собственными руками он выкладывал стены по кирпичику, возобновил кровлю, красил и исполнял все другие требуемые работы, а когда в отстроенном храме начались священнодействия, лично выпекал просфоры.

Однако кроме своих храмовых обязанностей он постоянно помогал односельчанам.

Большая часть мужчин этого посёлка занималась рыболовством, по этой причине рыбаки много времени отсутствовали вдали от родных стен.

Старец без угрызения совести помогал женщинам наколоть дров, принести воды, присмотреть за детьми и людьми преклонного возраста. Своими хорошими поступками он обрёл уважение и доверие своих односельчан.

В течении первых нескольких лет старцу приходилось проводить богослужение в пустой церкви. Не смотря на то что люди к нему очень хорошо относились, однако приходить в храм отказывали. Долгое время небольшими шагами доводилось доносить Слово Божие до людей, прежде чем на богослужение храм был полон народу.

В 1960 годы очень усилились гонения на церковь. Как – то раз одна женщина донесла на Николая. К нему приехал уполномоченный и стал с ним нелестно разговаривать и сказал, что на рассвете приедет и отвезёт его в тюрьму. Непорочный на протяжении всей ночь произносил молитвы к Всевышнему.

Многие люди считают это явление дивом, а некоторые говорят, что это стечение обстоятельств, однако поутру на озере началась неимоверная буря, хотя в это время года такого никогда не было. И на протяжении нескольких дней на остров никто не мог добраться. Когда погода наладилась власти об Николаи позабыли и больше никогда его не трогали.

Небывалую популярность приобрели пророчества непорочного в период семидесятых годов. За помощью к нему приезжали люди даже с самых отдалённых участков страны.

К людям, которые прибывали к нему за помощью он всегда обращался по имени хотя их он вообще не знал. Николай напутствовал их на правильный путь, сообщал об опасностях, которые им доведётся прожить, давал людям советы и многое другое. Непорочный молитвами излечивал заболевания, при которых даже медики были бессильны.

Однако основное в чём помогал старец – это устраивал жизнь людей на православных началах. Николай имел дар видеть человека «насквозь».

И даже если у человека в душе скрывается какое — то прегрешение он весьма лояльно, без унижений мог об нём рассказать и направить на путь истинный.

Об этом его Божественном даре знали многие люди и по этой причине на остров Залит ежедневно приезжали толпы людей за помощью.

Николая считали единственным в стране человеком, который обладал прозорливостью. Его умение лицезреть скрытое от глаза простых людей было до такой степени развито, что в 90 годы он не один раз приходил на помощь как приватным персонам, так и муниципальным органам в поиске людей, которые пропали.

Во время перестройки отношение к религии поменялось, и священнослужители могли проводить службы без опасений. Гурьянов в связи с этим приобрёл ещё большее всеобщее признание. На остров начало прибывать огромное число людей за его помощью.

Самую большую популярность старец получил после того как отец Иоанн Крестьянкин рассказал всей стране о способностях Николая Гурьянова. Он отрекомендовал батюшку Николая как обладателя Божьей Благодати, одарившей его талантами дальновидности, благоразумия и благодушия.

В девяностые года пророчества старца Николая о Российской федерации стали весьма популярны. Он предсказывал что страну ждёт после того как Ельцин уйдёт с главного поста и многое другое.

В предсказании о будущем России Николай Гурьянов сказал, что Б. Н. Ельцина сменит у власти Православный Царь. Многие задавали вопрос, когда это произойдёт, старец отвечал, что это случится в скором будущем и многие доживут до этого времени.

Нет и тени колебания в правильности его текстов, подчеркнем, что В. В. Путин, стал руководителем государства после того как Б. Н. Ельцин ушёл со своего поста.

Владимир Путин в огромной степени отвечает типу православного государя, нежели притеснителя религии, вероятно, конкретно его имел в виду старик.

Не один раз старец Николай рассказывал, что будут гонения, которые назначались русской церкви. Может так всё бы и случилось, однако от постоянных молитв старцев Российской федерации Господь смилостивился и отвёл все невзгоды от России, которые она повидала в течении семидесяти лет.

Помимо предсказаний, о каких рассказывалось выше в статье, старец Николай заслужил популярность и теми поучениями, которыми он наделял народ, приходящий к нему за хорошим советом и поддержкой. Почти всё из заявленного им сбереглось в записях, произведенными его любителями, посещавшие остров Залит.

Старик Николай Гурьянов в первую очередь обучал жить и возносить молитву к Господу таким образом, как будто бы вам на следующий день предначертано скончаться, и, представ пред Богом, дать Ему ответ в собственных действиях. Это, заявлял старец, несомненно поможет вычистить душу от нечистот, приготовить себя к переходу в бесконечность.

Помимо этого, Николай обучал с пристрастием относиться ко всему, что находится вокруг нас, так как всё это не что другое, как создание Божье. С людьми, которые не верили в Господа он требовал обращаться без неодобрения, с жалостью, регулярно возносить молитву к Богу об освобождении их от этого злобного помрачения.

Немало и других умных и нужных наставлений приобрели от него слушатели.

Старец умер двадцать четвёртого августа 2002 года. В день, когда его хоронили на остров Залит, приехало огромное количество православных людей провести его в последний путь. Однако хоть с того времени прошло не так мало лет, христиан, которые почитаю старца Николая не уменьшилось.

Немудрено, что всей собственной жизнью завоевал доброжелательство и память тысяч собственных поклонников простой прислужник Господний Никола Гурьянов. Остров, который на протяжение минувших 40 лет его существования был жильем, на сегодняшний день является и его монументом, и местностью, куда за помощью приезжают религиозные христиане.

Источник: https://www.o-vere.ru/nikolaj-gurjanov-starec-predskazanija-i-biografija.html

Старец Николай Гурьянов: «Помоги мне, Боже, крест свой донести» (+ Видео)

Сегодня имя старца Николая Гурьянова известно тысячам людей в России и за рубежом. Он – один из любимейших,  самых почитаемых духовных наставников Русской Православной Церкви XX века, поддерживавших Ее в тяжелое время открытых гонений на Православие.

Но когда-то все обстояло иначе: батюшка принадлежал к поколению исповедников, претерпевших за веру и преданность Богу притеснения от властей, тюремные и лагерные заключения и ссылки.

А после освобождения целые годы провел в безвестности, трудах и молитве на отдаленном рыбацком острове.

  Отец Николай не оставил обширного духовного наследия, трудов по аскетике или по богословию, но его краткие слова и простые наставления одинаково трогают сердца «простецов» и «мудрецов». Для многих и многих он стал тем человеком, с которого начинается путь к Богу.

Фрагмент фильма “Острова Православия” С. Александрова. КИНОСТУДИЯ РАДОНЕЖ.

Старец Николай Гурьянов

В один из дней в конце мая, по одним сведениям в 1909-м, а по другим – в 1910-м году, в селе Чудские Заходы Гдовского уезда Санкт-Петербургской губернии в благочестивой купеческой семье родился мальчик, нареченный в крещении Николаем в честь одного из самых почитаемых в России святых — Святителя Николая Мирликийского-Чудотворца. Был он третьим сыном в семье, и как будто, ничем не отличался от старших братьев, но именно ему был уготован путь особый. —

Пройдут годы, и он окажется в ряду чудом выживших в 20-е – 30-е гг. православных священников.

Схиархимандрит Захария из Троице-Сергиевой Лавры и  схиархиепископ Антоний (Абашидзе) из Киево-Печерского монастыря,  московский старец — святой праведный Алексий Мечев и архимандрит Серафим (Тяпочкин), преподобномученик Амфилохий Почаевский и недавно почивший архимандрит Иоанн (Крестьянкин), — вот только наиболее известные из них.

Читайте также:  Уильям гарвей - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Все они разделили удел исповедников и были удостоены Богом высоких духовных дарований. Их прозорливость — способность предсказывать события будущей жизни,  а порой — и знание о прошлом людей и совершенных ими ошибках, дар исцеления и изгнания нечистых духов — привлекали к ним верующих со всех концов России.

«Между верой и благополучием»

Сохранились свидетельства о том, что в молодости Николай Гурьянов отличался достаточно сильным характером, и ему требовались усилия, чтобы научиться владеть собой.

Но именно на нем остановился однажды взгляд отца, неожиданно обратившегося к его матери со словами: «Екатеринушка, как эти  (старшие дети) — не знаю, а этот  — тебя доглядит». Отец Николая Гурьянова умер молодым, все братья погибли во время Великой Отечественной войны.

Ему же предстоял путь священства и несение заботы не только о престарелой матери, но и о десятках духовных детей, и о сотнях паломников, приезжавших к нему издалека.

Личный выбор Николая между верой и относительным спокойствием, которое сталинская государственная система обещала тем, кто готов был следовать установленным нормам, состоялся еще до начала массовых репрессий — когда он был студентом Ленинградского Педагогического института.

В 1929 г. Студент Гурьянов был отчислен с первого курса за то, что позволил себе высказаться против закрытия одного из храмов. Путь к высшему образованию оказался для него, таким образом, закрыт, несмотря на то, что он успешно окончил в 1928 г. Гатчинский педагогический техникум.

Вернувшись на родину, Николай служил псаломщиком в церкви, преподавал математику, физику и биологию в школе. В 1930-х годах последовал арест.

Заключение в «Крестах», ссылка в лагерь под Киевом, а затем  — на поселение в Сыктывкар — составили основные вехи его исповеднического пути.

Условия содержания заключенных были чудовищны. В Заполярье Николай оказался среди тех, кто прокладывал железную дорогу.

Годы спустя батюшка вспоминал ту ночь, когда ему пришлось долгие часы стоять в воде и в ледяном крошеве вместе с другими заключенными. Бесконечной показалась эта ночь страданий. Поддерживала его молитва.

А наутро пришедшие охранники обнаружили, что он оказался единственным, кто остался жив.

Из-за болезни ног, поврежденных в заключении, Николай Алексеевич не был мобилизован в годы войны. После лагеря он преподавал в школах Тосненского района, а после оккупации Гдовского района, был перемещен в Прибалтику.

В годы войны в его жизни состоялось событие, определившее всю его последующую судьбу. — Подготовленный пережитыми испытаниями к «тесному пути» служителя Церкви, 15 февраля 1942 г. в Риге, в праздник Сретения Господня, он принимает сан священника.

Первое время он служил в храмах и монастырях Прибалтики, а в 1958 г. по откровению одного из старцев, указавших ему место его будущего служения,  ходатайствовал о переводе на уединенный рыбацкий остров Талабск (более известный под названием рыболовецкого колхоза им.

Залита). Здесь отец Николай провел сорок лет жизни и пастырского служения.

Бог и душа

Приехав сюда никому не известным священником, возбуждавшим подозрения у неверующего населения, через несколько лет он снискал искреннее и глубокое уважение рыбаков.

Поселившись вместе с матерью в самом крошечном домике на окраине поселка, он служил один, своими силами ремонтировал церковь, латал и перекрывал кровлю, пек просфоры, а в свободное время, не ожидая просьбы о помощи, появлялся на пороге домов тех, кто больше всего нуждался в поддержке.

Семьи рыбаков подолгу оставались без кормильцев. Незлобивый и кроткий, батюшка выполнял работы по хозяйству, оставался с детьми, помогал престарелым и немощным. Многие с благодарностью вспоминали потом его заботу о семьях, где хозяин выпивал.

Отец Николай мог, например, вынуть бутылку у пошатывающегося мужичка и тут же разбить ее: его тихое слово покорно принимали люди, казавшиеся безнадежно опустившимися.

В первые годы было и тяжело. Порой подступало уныние: годами он служил в пустом храме. Приходила и мысль уехать с этой тяжелой земли. Но однажды, когда вещи были уже уложены, его остановил детский голос — крошечный ребенок, почувствовав его грусть, вдруг горячо попросил его не уезжать.

Батюшка принял детские слова, как изъявление воли Божией и напоминание об указании служить здесь, данном ему через старца. Шло время — отец Николай терпеливо продолжал нести свой крест.

Через несколько десятков лет, Талабск, представлявший собой в момент его приезда пустынный островок, покрылся садиками и островками зелени, которые батюшка высаживал и заботливо поддерживал, таская по сотне ведер воды с озера. Озеленение острова было особым его подвигом.

С материка и из паломнических поездок, он привозил саженцы, составившие знаменитый «сад памяти», напоминавший ему о местах его заключения. Он почти не спал: днем служил и работал, а ночью молился.

Наконец, «сухая почва» дала всходы. Отношение рыбаков к батюшке обнаружил следующий эпизод: когда одна жительница поселка под давлением уполномоченных написала донос на отца Николая, грозивший ему новым заключением, рыбаки выразили ей единодушное порицание — никто из вернувшихся с лова не положил по обычаю на ее тарелку рыбы. С этого времени в церковь потянулся народ.

Тогда, в 60-е годы, во время усиления гонения на храмы, к отцу Николаю пожаловали представители местной власти, разговаривая очень грубо и пообещав на следующий день вернуться за ним. Батюшка всю ночь простоял на молитве, а наутро на озере поднялась страшная буря, которая не утихала в течение трех дней. Талабск стал недоступен.

После того, как буря стихла, об отце Николае как-то забыли и больше не трогали.

Старчество

В 70- е годы к отцу Николаю на остров стали приезжать люди со всей страны  — его начали почитать, как старца. Не только церковные люди тянулись к нему, но и падшие души, чувствуя тепло его сердца.

  Некогда забытый всеми, порой, он не знал ни минуты покоя от посетителей, и чуждый мирской славе только потихоньку сетовал: «Ах, если бы вы в церковь так бежали, как за мной бегаете!».

Его духовные дары не могли остаться незамеченными: он называл незнакомых людей по имени, приоткрывал забытые грехи, предупреждал о возможных опасностях, наставлял, помогал изменить жизнь, устроить ее на началах христианских, вымаливал тяжелобольных.

Старец Николай Гурьянов

Сохранились свидетельства того, что по молитвам батюшки, ему открывалась судьба людей, пропавших без вести. В 90-е гг.

известный на всю страну Печерский старец  — архимандрит Иоанн (Крестьянкин)  свидетельствовал об отце Николае, что он является «единственным, по-настоящему, прозорливым старцем на территории бывшего СССР».

  Он знал произволение Божие о человеке, многих направлял по кратчайшему пути, ведущему ко спасению.

Батюшка был чужд человекоугодия. Принимал не всех. Некоторых и разворачивал со словами: «Ты зачем сюда пришла?». К нему побаивались ездить даже маститые священники. Отец Николай обличал. Известен случай, когда к нему приехали двое гостей в дорогих облачениях, имевшие весьма внушительный вид. Окадив их со словами:

«Сижу я на боцке (на бочке),

А под боцкой мышка.

Мой миленок — комсомолец,

А я коммунистка…»

— старец невозмутимо продолжал службу. Иногда он довольно ощутимо постукивал пришедших к нему по щеке или по лбу: таким образом, он отгонял нечистых духов, которых ему дано было видеть воочию.

Но когда он «побивал», на него никто не обижался, потому, что во всем чувствовалась любовь.

Батюшка приучал людей следить за собой, за своими помыслами, проверяя себя: в вере ли ты? На вопрос, как жить, он отвечал: «Жить так, словно ты завтра умрешь».

Как, в какой форме ему открывалось то, что сокрыто — тайна Божия, но бывали такие вот случаи. Матушка К., приехавшая к нему издалека, с Урала, шла к старцу с трепетом — после перенесенной травмы мучили головные боли, да так сильно, что она боялась потерять рассудок.

Что произнесет батюшка? К чему готовится? Долго ли осталось жить? — А старец посмотрел на нее внимательно, ласково, взял за плечи и произнес: «Поносишь еще платьице-то, поносишь…». По простоте смысл слов поняла не сразу, только, как ребенок, отозвалась на ласку и ободрение. А уж, когда о.

Николай помазал лоб маслицем, благословил на дорогу, на обратном пути догадалась: мол, «рано с телом прощаться. Поживешь еще».

Удивительны бывали и его благословения. То в едва знакомых спутниках, он прозревал будущих мужа и жену, то в «младенце духовном» — будущую монахиню. Приехала как-то к старцу женщина, через «буреломы» и «колдобины» страданиями приведенная Богом в храм, поднятая чудом с одра болезни.

И все, что знала-то она тогда о жизни во Христе, почерпнула из нескольких книг, среди которых оказалась и книга о подвижниках Кавказа. В душе — «рай» от сознания милости Божией к ней, и точного знания, куда, в каком направлении идти  — к Господу, в Церковь — нашлась «монетка потерянная».

А на глазах слезы, и слово «монашество» вымолвить страшно по недостоинству своему. А батюшка ей: «Ну, поезжай на Кавказ, поживи в горах, посмотри». Стояла, будто солнце в руки получила. Келейницы ей вслед: «Целуй калитку.

Батюшка за все годы ни одного такого благословения не дал! Монахов туда не благословляет!» И до последнего, до исхода своего из жизни временной уже в монашеской мантии, вспоминала она, как все сложилось — и деньги Бог послал, и попутчиков, и проводника. И такой молитвы, как там, в горах, как она говорила, уже не было.

Православное «детство» — радость, когда Господь укрепляет, поддерживает на каждом шагу, связано было для нее с о. Николаем Гурьяновым и его благословением.

…Простые наставления старца о том, что надо трудиться, опасаться праздности, избегать пристрастия к вину, любить ближних и по заповеди, быть всем, как слуга, доходили даже до сердец людей, запутавшихся в жизненных обстоятельствах и ожесточенных.

Молитвы и акафисты, которые батюшка распевал тоненьким слабым голоском, разошедшиеся в записях, воспоминания о нем духовных детей, его фотографии и сегодня напоминают об этом замечательном священнике, пронесшем крест своего служения до самого конца.

Уже тяжело больной, он наотрез отказался покинуть место своего служения и перейти на покой в один из монастырей, ради приезжавших к нему тысяч людей.

Пожалуй, одним из самых известных стало одно из последних напутствий православным христианам: «Верующий человек, он должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает.  Любвеобильно!».

Вы прочитали статью Старец Николай Гурьянов.

Остров Божественной любви

Источник: https://www.pravmir.ru/starec-nikolaj-guryanov-pomogi-mne-bozhe-krest-svoj-donesti-video/

протоиерей Николай Гурьянов

протоиерей Николай Гурьянов (24.05.1909–24.08.2002)

Гурьянов Николай Алексеевич родился в селе Чудские Заходцы Санкт-Петербургской губернии, 24мая 1909 года. Его отец, Алексей Иванович, служил регентом церковного хора. Мать, Екатерина Стефановна, благочестивая женщина, исполняла обязанности по дому, помогала мужу в воспитании детей. После его смерти в 1914 году вся тяжесть ответственности за семью легла на её плечи.

Николай с детства воспитывался в рамках христианских традиций. Он с радостью прислуживал в церкви села Кобылье Городище, приучался к молитве, любил слушать церковное пение. Время от времени, когда местные богомольцы собирались в паломничество по святым местам, Николая брали с собой.

Будучи отроком, он сподобился побывать на острове Талабск (годы спустя это место стало для него местом подвижничества).

Около 1920 года настоятель церкви, в которой прислуживал Николай, взял его в город Псков. Их путь лежал по глади озера. На острове Талабск сделали остановку и посетили тамошнего прозорливца Михаила.

Прозорливец, встретив гостей, подал пастырю меленькую, а Николаю большую просфору.

По достижении более зрелого возраста Николай поступил в педагогический техникум в Гатчине. По выпуске из техникума продолжил образование в Ленинградском педагогическом институте.

Николай отличался волевым характером. В 1929 году, движимый ревностью о Господе и душевным порывом, он публично и резко высказал негодование против закрытия одного из городских храмов. Это мужественное выступление, противоречащее идеологии и политике партии, продвигавшейся в направлении коммунизма, вызвало недовольство, и институтское руководство исключило Н. Гурьянова из числа студентов.

Читайте также:  Елена хромина - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Какое-то время Николай преподавал физику, математику, биологию в школе города Тосно, служил псаломщиком в церкви села Ремда.

Узник правды и совести

Развёрнутые безбожной властью гонения на христиан не прошли его стороной. В мае 1930 года он попал под жернова государственной репрессивной машины: Николая обвинили в контрреволюционной деятельности и выслали на два года с территории РСФСР. Прибыв в УССР, в село Сидоровичи, он вновь проявил свою религиозную активность — устроился псаломщиком.

Вскоре нашлись «неравнодушные» люди, которые сообщили «куда следует», что Николай Алексеевич ведёт нездоровую агитационную деятельность, развращает людей россказнями о Боге, вербует молодежь в церковный хор. Эти сигналы не остались без внимания. В марте 1931 года Н. Гурьянова взяли под стражу по «делу кулаков».

В ходе разбирательства выяснилось, что обвиняемый Гурьянов никакого имущества не имеет, а имеет лишь ревматизм. Да и сам обвиняемый своей вины не признал. Между тем имущественный вопрос и не был приоритетным, ведь дело касалось антисоветской пропаганды.

В августе 1931 года Николая приговорили к ссылке на три года в Северный край. Так он попал в Сыктывкар, участвовал там в строительстве железнодорожного пути. Иногда приходилось работать в ледяной воде, отчего заключенные гибли. Работая в этих нечеловеческих условиях, Николай подорвал своё здоровье. Кроме того, он получил повреждение ног при работе со шпалами.

По одним сведениям он был освобожден в 1937 году, а по другим — в 1942-м. После освобождения Николай Алексеевич, как не имеющий права жить в Ленинграде, был выслан за пределы города. Какой-то период он работал школьным учителем в Тосненском районе.

Священнический путь

Во время Великой Отечественной войны Н. Гурьянов, ввиду болезни ног, не был мобилизован в армию. В период фашистской оккупации его принудительно отправили в Прибалтику.

В феврале 1942 года митрополит Виленский Сергий посвятил его в сан диакона, а несколькими днями позже — в сан священника.

В 1942 году он прошёл обучение на богословских курсах в городе Вильнюсе. Затем какое-то время служил в Рижской женской Троице-Сергиевой обители, после чего — в Виленском Свято-Духовом монастыре.

С июля 1943 года отец Николай исполнял обязанности настоятеля храма святителя Николая, располагавшегося в селе Гегобросты.

По воспоминаниям современников, прихожане относились к нему с большим уважением; сам же пастырь относился к ним с большой добротой, приветливостью и отзывчивостью. Отмечают, что несмотря на бедность прихода, он отличался благоустроенностью.

Как ни трудно было найти средства, необходимые для ремонта и содержания храма, помощью Божьей храм был благолепным.

В период с 1949 по 1951 год отец Николай обучался заочно в Ленинградской духовной семинарии. Окончив её, он продолжил образование в Ленинградской духовной академии, но проучился только один год.

В 1956 году отец. Н. Гурьянов удостоился сана протоиерея.

В 1958 году, по распоряжению церковного начальства, он был переведён на служение в Псковскую епархию.

Из соображений церковной икономии и учитывая собственное желание отца Николая, его определили настоятелем в храм святителя Николая, располагавшийся на территории рыбацкого острова Талабск в Псковском озере, том самом, где когда-то прозорливец вручил ему большую просфору. На этом острове батюшка провёл несколько десятилетий своей жизни.

Отец Николай поселился на окраине острова в крохотном домике, вместе с матерью, Екатериной Стефановной. Братья подвижника погибли на фронте и он, как мог, сглаживал материнское горе, а она, чем могла, помогала любимому сыну.

Поначалу отец Николай вызывал подозрения у неверующей части островитян, но со временем люди увидели в нём ревностного и смиренного Божьего угодника. Служил он один, сам пёк просфоры, сам ремонтировал церковь.

Случалось, что он священнодействовал в пустом храме. Было трудно, а однажды, когда его мучили сильные переживания, маленький ребёнок, словно бы вникнув в сознание умудрённого мужа, попросил его не уезжать.

Отец Николай воспринял эти слова как глас Божий и ободрился.

Наряду с исполнением пастырских обязанностей батюшка старался облагораживать остров, сажал саженцы, заботливо их поливал, таская из озера десятки ведер воды.

Нередко, даже и без приглашения, он посещал дома тех, кто нуждался в его пастырском утешении, слове и благословении. Бывало, что отец Николай присматривал за стариками, нянчился с детьми прихожан.

Всё это не могло не отразиться на людях. Когда одна из жительниц написала на батюшку клеветнический донос, местные рыбаки, вернувшись с лова, вопреки обычаю не положили ей рыбы. Так они выразили и своё отношение к пастырю, и свое отношение к ошарашенной их поведением доносчице.

Образец православного старчества

Со временем едва различимый на географической карте остров Талабск стали негласно именовать островом Православия. Слава об отце Николае и его деятельности распространилась далеко за окрестности Псковской земли.

Помимо ревности и усердия Бог наградил батюшку даром прозорливости. Рассказывают, что иногда старец сообщал даже и о судьбе пропавших без вести людей.

В семидесятые годы к батюшке стали стекаться десятки верующих из разных уголков необъятной страны. Бывало, что из-за большого наплыва посетителей он не мог найти себе и минутки на отдых. Правда, принимал он не всех. Иногда он мог позволить себе строгий вопрос: зачем ты приехал (приехала)?

В числе духовных чад отца Николая были миряне, монахи, священники. Он по праву считается одним из наиболее почитаемых старцев XX-XXI века.

24 августа 2002 года отец Николай Гурьянов почил о Господе. Смерть застала его на месте его подвигов, острове Талабск.

Старцы / отец николай гурьянов

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Nikolaj_Gurjanov/

Гурьянов николай алексеевич — древо

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Прот. Николай Гурьянов

Николай Алексеевич Гурьянов (1909 — 2002), протоиерей

Родился 24 мая 1909 года в селе Чудские Заходцы Гдовского уезда Санкт-Петербургской губернии в благочестивой купеческой семье. Отец, Алексей Иванович Гурьянов (+ 1914), был регентом церковного хора.

После его смерти воспитанием детей занималась мать, Екатерина Стефановна Гурьянова (+ 1969). Впоследствии она стала ближайшим помощником сына Николая. С детства он прислуживал в храме арх. Михаила в с.

Кобылье Городище Гдовского уезда, ездил с богомольцами по святым местам. Любовь к храму и церковному пению была присуща всем членам семьи. Старший брат Николая, Михаил, стал профессором Санкт-Петербургской консерватории.

Младшие братья, Петр и Анатолий, также обладали музыкальными способностями, но о них осталось мало известий. Все трое братьев погибли на фронтах Великой Отечественной войны.

Еще в отроческом возрасте он побывал на о. Талабск, где позже подвизался. Примерно в 1920 г.

настоятель храма Михаила Архангела, в котором отрок Николай алтарничал, взял его с собой в Псков, куда они добирались водным путем. На острове Талабск пристали отдохнуть.

Здесь посетили блаженного Михаила, прозорливца. Блаженный Михаил подал священнику маленькую просфору, а Николаю — большую и сказал: «Гостек наш приехал… «.

По окончании Гатчинского педагогического техникума Николай поступил в Ленинградский педагогический институт. В 1929 году студент Николай выступил на студенческом собрании против закрытия одного из ленинградских храмов, после чего был исключен из института.

Преподавал математику, физику и биологию в школе в г. Тосно Ленинградской области. Затем служил псаломщиком в храме во имя свт. Николая с. Ремда Середкинского района Ленинградской обл. (ныне Гдовского района Псковской обл.).

7 мая 1930 года Ленинградским окр. судом был приговорен к двум годам высылки из РСФСР на два года за «контрреволюционную деятельность».

В июле того же года прибыл в село Сидоровичи Розважевского района УССР, где устроился псаломщиком.

В местные органы стали поступать доносы:

«Акт (актив) села Сидорович доводит до Вашего ведома, что в селе Сидоровичах живут небажани (нежелательные) некоторые элементы и занимаются агитацией против советской власти та коллективизаций а сами куркули (кулаки) еки ликвидировани и разлагают работу».

«…В июле месяце 1930г. [Николай Гурьянов] прибыл в с.Сидоровичи, взял должность дьяка, устроился на квартире у председателя церковной общины Комаренко.

Используя то, что к взрослым детям Комаренко ходила молодежь, он начал разучивать с ними религиозные песни [имеются в виду церковные песнопения], с ними их пел.

Вербовал молодежь в церковный хор, а также советовал ходить им в церковь…»

24 марта 1931 года был арестован по «делу кулаков с.Сидоровичи». С 31 марта находился в Киевском ДОПР N2. В графе анкеты арестованного «имущественное положение» было написано, что «никакого имущества не имеет».

Медицинское заключение о состоянии здоровья: «страдает ревматизмом суставов». Дело было групповым. По нему проходили, кроме о.

Николая Гурьянова, еще трое обвиняемых: Захаряшевич Иван Яковлевич, Захаряшевич Яков Яковлевич и Копанский Алексей (Александр?) Иванович.

Из обвинительного заключения:

Произведенным следствием установлено, что действительно вышеуказанные лица являются раскулаченными куркулями [кулаками] и с момента их поселения на территории Сидорянского сельсовета начали вести а/с деятельность, агитацию против мероприятий, проводимых Советской властью на селе, как-то против хлебозаготовок, коллективизации и проч. Начали распускать слухи, что скоро будет война, ибо тут нажимают на коллективы, а в Белоруссии — на строительство железных дорог, и также уговаривают соседей, с коими дружили, чтобы не шли в колхозы, так как в колхозах будет плохо…

Накануне перевыборов сельсовета устроили пьянку не довольных Советской властью, и после вечеринки разошлись с целью срыва предвыборных собраний, держа упор на то, чтобы не пропустить в сельсовет коммунистов, учитывая то, что Исполкомом на должность председателя сельсовета в Сидоровичи был послан коммунист.

Эта группа вела работу, чтобы избиратели не али за коммуниста под предлогом, что «он чужой, мы его не знаем» , кроме того «у нас и свои люди есть», в результате чего предвыборное собрание было сорвано…

Виновным себя не признал: «Я никогда контрреволюционной работой не занимался и против советской власти никого ничем не агитировал. Больше сказать ничего не имею. Н.Гурьянов».

20 августа 1931 года был приговорен к высылке в Северный край сроком на три года, считая с 24 марта 1931.

Отбывал срок в Сыктывкаре. Находился на строительстве железной дороги. Работы происходили часто в ледяной воде. Он получил ревматизм, а также тяжело повредил ноги шпалами.

Был освобожден приблизительно в 1937 г. (по др. сведениям — в 1942). Он не имел права на проживание в Ленинграде и был отправлен за 101 км. Работал учителем в школах Тосненского района. Когда началась Великая Отечественная война, его не взяли на фронт из-за болезни ног, которую он получил в лагере. Во время немецкой оккупации был насильно увезен в Прибалтику.

Прот. Николай Гурьянов

8 февраля 1942 г. рукоположен во диакона Виленским митр. Сергием (Воскресенским) и 15 февраля — во иерея.

По данным ПСТГУ, еще до рукоположения принял иноческий постриг, но мантийным монахом не стал и сохранял свое иночество в тайне.

В том же году окончил богословские курсы в Вильнюсе и был направлен священником в женский Рижский Троице-Сергиев монастырь.

Затем переведен в мужской Виленский Свято-Духов монастырь, где нес послушание уставщика.

С июля 1943 г. — настоятель храма во имя свт. Николая с. Гегобросты Паневежского благочиния Виленско-Литовской епархии.

В 1949-1951 гг. заочно учился в Ленинградской духовной семинарии и Ленинградской духовной академии, в академии проучился всего один год.

В 1956 г. возведен в сан протоиерея.

В 1958 г. переведен в Псковскую епархию. По личной просьбе назначен настоятелем храма во имя свт. Николая на острове Талабск (Залит) на Псковском озере, где прошло почти полвека его пастырского служения.

Вел подвижническую жизнь, прославился как духовный прозорливый старец. В начале 1970-х годов к о. Николаю за советом и молитвенной помощью стало обращаться много людей, его духовные чада были среди священников, монахов и мирян.

Он старался каждому приходящему к нему сказать ободряющее слово, укреплял и наставлял в вере, призывал с любовью относиться ко всему, что окружает людей.

Много читал, направляя и других к вдумчивому, умному чтению, благословлял на учебу, получение образования, любил духовное пение, автор таких песнопений, как «Похвала Богоматери», «Молитва Ангелу-Хранителю», «Спаситель, согрей мою душу», «Братский гимн». Патриарх Московский и всея Руси Алексий II назвал о. Николая одним из столпов русского старчества.

Читайте также:  Кит харингтон - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Скончался 24 августа 2002 в своем доме на острове Талабск (Залит) на Псковском озере в Псковской области. Остров Талабск с могилой старца по-прежнему привлекает многочисленных паломников.

Видео

Док. фильм «Кресту Твоему», посвященный памяти о. Николая Гурьянова. Сведения о епископстве о. Николая, приведенные в титрах, не находят подтверждения. Фильм ценен документальными кадрами, запечатлевшими о. Николая.

Награды

  • золотой наперсный крест (1952),
  • митра и право служения с открытыми царскими вратами до Херувимской песни (1988)
  • право служения с открытыми царскими вратами до «Отче наш» (1992)

Труды

  • Слово Жизни: В духов. стихах, избр. для любителей духов. пения: Для хора без сопровожд. Серг. П., 1996;
  • Напоминаю вам… М., 1999.

Литература

  • Палагина Л. Памяти прот. Н. Гурьянова // ЖМП. 2002. № 12. С. 42-46;
  • Миронов И., прот. Жизнь старца // Правосл. летописец С.-Петербурга. 2002. № 12. С. 27-31;
  • Сб. восп. о старце прот. Н. Гурьянове. М., 2003;
  • Не прощай, а здравствуй: Восп. о старце Н. Гурьянове / Сост.: Е. А. Смирнова. М., 2003;
  • Изборцев И. Да любите друг друга: Встречи со старцем Николаем. СПб., 2004;
  • Православлье jе волети: Старац Николаj (Гурjанов), Старац Серафим (Тjапочкин). Београд, 2004;
  • Псковский синодик. М.; Псков, 2005. С. 218-223.

Использованные материалы

Источник: https://drevo-info.ru/articles/22786

Георгий Гурьянов (1961 — 2013)

О фильме

На участие в проекте «Игла. Ремикс» я согласился только потому, что хотел по-настоящему красиво опубликовать Витину музыку. Ведь саундтрек к фильму «Игла» – единственный пример инструментальной музыки, написанной Виктором Цоем. А музыка эта – роскошная. Мне всегда было крайне обидно, что в самом фильме ее звучит так мало.

Поэтому я и зацепился за возможность качественно выпустить на диске единственную до сих пор не изданную работу группы «Кино»: песни из фильма выходили на различных носителях, а инструментальная музыка – никогда. В тот момент когда Витя погиб, все вышло из-под нашего контроля и досталось нашим недоброжелателям.

Участники группы «Кино» оказались не у дел, нас «слили», и на наших записях стали наживаться все кто угодно. Между прочим, я неплохо поработал, организовав в конце 1990-х эпатажное судебное разбирательство, которое помогло объединить нас: Юрия Каспаряна, Игоря Тихомирова и меня. Мы тогда безуспешно требовали признать нас соавторами музыки группы «Кино».

С тех пор мы уже неразлучные друзья. Тут из какой-то жопы, в которой он просидел двадцать лет, вылезает Рашид Нугманов и предлагает качественно издать мою любимую музыку. Конечно, я уцепился за этот шанс. Не было намерений зарабатывать на этом какие-то деньги. Меня кормит другое – моя живопись.

Но вдруг выяснилось, что затеяно все было только ради того, чтобы урвать свои три копейки. Мне было наплевать на это кино, потому что оно, по-моему, дерьмовое. Я изначально считаю провальной идею, с которой выступили продюсеры фильма: «Цой – наш казахский герой!» Отец Виктора родился в Казахстане, ну и что с того? Это какой-то этнический наскок.

Но я переживал за музыкальный момент, хотелось создать что-то достойное. Поэтому я предложил в качестве композитора фильма настоящий талант – Игоря Вдовина. При чем тут Олег Г итаркин и Вячеслав Бутусов? Идея привлечь их к проекту исходила от Нугманова. Дело в том, что продюсером фильма стал алма-атинский инвестор, являющийся спонсором Бутусова.

Деньги вообще разрушительно влияют на мозги. Бывший бас-гитарист группы «Звуки Му» Саша Липницкий, в принципе интеллигентный человек, не совсем нам чужой, двадцать с лишним лет хранил неизвестный текст Вити «Дети минут» и вдруг отдал его этому алма-атинскому бизнесмену.

А почему нельзя было передать этот текст группе «Кино» – уж мы, наверное, нашли бы, что с ним сделать. А в итоге музыку на него почему-то написал Вячеслав Бутусов. Все это так вульгарно и пошло! Но мне уже было ничего не поделать с этим. Я пытался действовать через адвокатов – не помогло.

О группе

Я мечтал о создании группы вместе с Виктором. Мы с ним были знакомы, но из-за разных обстоятельств не могли договориться. И когда из команды ушел Алексей Рыбин (участник первого состава группы «Кино». – Прим. ред.), мы встретились и уже не расставались никогда. Втроем с очаровательным Юрой Каспаряном мы и образовали группу «Кино».

У нас был четвертый участник – взятый «напрокат» у группы «Аквариум» бас-гитарист Александр Титов. Но это был человек другого поколения, с другим складом ума и другими эстетическими воззрениями. Потом, когда Гребенщиков почувствовал опасность, он забрал его к себе.

Витя договорился с Игорем Тихомировым, и, конечно, это был лучший выбор, ведь тот играл на бас-гитаре как бог. Музыка группы «Кино» и сейчас не перестает меня восхищать, а качество записи настолько дерьмовое, что это даже развлекает: как будто специально испорчено. Тогда не было никакого шоу-бизнеса. Мы о нем только мечтали.

Если бы он был, мы красовались бы на обложках всех глянцевых журналов, но и их еще не существовало. Ни костюмера, ни стилиста, ни визажиста – ничего. Например, Игоря Тихомирова наряжала супруга, чем несказанно веселила всех остальных.

Потом появился модельер Костя Г ончаров, создатель галереи моды «Строгий юноша», который шил черные рубашки Виктору и остальным участникам группы. Он был настоящий художник, создавал уникальные рукодельные изделия, но как будто мерил все на себя, а Костя был хрупким юношей.

И поэтому костюмы, которые он шил, на мне трещали по швам: я был более атлетического телосложения. (Смеется.) Мы совершенно не интересовались политикой. Но песни Виктора настолько универсальная вещь, что каждый может найти в них что-то для себя.

Например, песня «Перемен!» – это чисто философский трактат без капли политики, написанный еще до реформы Горбачева и никакого отношения к ней не имеющий. Другое дело, что мы приберегли ее для фильма «Асса»: Витя договорился об этом с Сергеем Соловьевым, поэтому ее и нет ни в одном альбоме. А после фильма она стала чуть ли не символом перестройки. В свободе интерпретации как раз и есть красота художественного произведения.

О Викторе Цое

Теперь все считают его своим: и кочегары, и плотники… Г оворят, что он был человеком без образования. Не в этом дело. Самообразование, культурный слой – все это гораздо важнее диплома из какого-нибудь советского вуза. Витя был исключительно талантлив, он писал гениальные песни. Все, о чем говорилось между нами вечером накануне, могло превратиться утром в остроумную песню.

В школе он изучал немецкий язык, но мы с ним пошли на курсы английского, и он освоил его прямо на моих глазах. Как-то Виктор собирался написать что-нибудь к большой выставке группы «Новые художники», но ему не хватало времени – так за пять минут появилась его работа «Картину написать не успел». С одной стороны, это концептуальное искусство, но с другой – это очень честно и искренне.

На мой взгляд, Виктор полностью реализовал и свой актерский талант. Актер – это тот, кто может придумать мистерию, убедительно изобразить другого человека. А с Виктором, по-моему, иная история. Вот, например, Брюс Ли во всех своих фильмах – Брюс Ли. И с Виктором то же самое. В отличие от него я мог позволить себе никогда и нигде не работать, у меня же не было такой жены-стервы. (Смеется.

) Эта квартираклетушка в спальном районе, где помимо жены жили еще ее мама и бабушка, – как там можно было находиться? Надо же было где-то спасаться от всего этого. Ради бегства от бытовухи он и в кочегарке трудился, и у меня какое-то время жил, и в Алма-Ату поехал сниматься в фильме «Игла».

А потом отправился на съемки «Ассы» в Ялту, где я познакомил его с Наташей Разлоговой: «Витя, тут такая девчонка классная!» И все у них сложилось!

О себе

У меня была очень хорошая база: я учился в музыкальном училище, брал частные уроки. Еще в детстве я услышал пластинку группы Led Zeppelin и пошел в музыкальный кружок при ДК имени Козицкого, возле которого жил, на Васильевском острове, и попросил научить меня играть на гитаре. Но там мне сказали, что сначала надо будет выучиться игре на балалайке. Конечно, я отказался.

В итоге владею несколькими музыкальными инструментами, но гитару освоил лишь недавно. Витя был роскошный гитарист, и я хотел научиться играть как он. Играть – всегда счастье, но это же и большая ответственность, когда несколько тысяч людей ждут от тебя великолепия. Для этого требуется серьезная энергия, нет и минутки, чтобы расслабиться.

Это общий закон шоу-бизнеса, сформулированный, к примеру, группой Kraftwerk: «Забудь о своей личной жизни, зафиксируй свой образ…» Музыку я люблю и с утра до вечера поглощаю ее в огромных количествах. У меня шкафы пластинок – CD, винил, я все слушаю и все знаю. До сих пор играю сам для себя.

Принцип жизни художников поп-арта: если не существует художественной среды, надо создать ее вокруг себя, игнорируя ту хрень, что предлагается. Нет музыки – напишем музыку, будем танцевать. Нет картин – нарисуем картины. Это же понятные вещи, простые: все в наших руках, мы – самые талантливые, самые умные, самые красивые. И там, где мы есть, – там все и происходит.

Это ощущение было у меня с самого начала. Правда, пока мы не встретились с Виктором, оно не было стопроцентным. Казалось, что чего-то мне не хватает. Зато потом… (Смеется.) Нельзя сказать, что я хотел быть художником, это просто мое призвание.

Я еще в 1980-е говорил своему другу, художнику Олегу Котельникову, который тогда был исключительно плодовит, что мое произведение искусства, вообще-то, я сам. Как я хожу, во что одеваюсь, что говорю – это и есть произведение современного искусства. Так я ко всему и относился. Мои слова могут показаться бахвальством, но в реальности это концептуальная художественная позиция.

И в результате художники писали мои портреты, поэты посвящали мне стихи, а Витя – песни. (Смеется.) К концу 1980-х мне уже хотелось сосредоточиться на живописи, которой я стал серьезно заниматься, а это требует большого количества времени, уединения.

Мне надоели бесконечные перелеты, гастроли, котлеты по-киевски в жутких ресторанах – все это не позволяло мне работать, участвовать в художественной жизни. В тот момент когда Виктор погиб, мы готовились ехать в Токио. Группой «Кино» должна была заняться влиятельнейшая японская продюсерская корпорация, речь шла о глобальном финансировании. В общем, можно было бы расслабиться.

.. После 1990 года ответственность упала с моих плеч, и я нашел время для себя: путешествия, личная жизнь… Когда ты оказываешься в другой стране, в чужой среде, где тебя никто не знает, то начинаешь абсолютно с нуля. Это так захватывающе, так интересно. Я жил в Берлине в общей сложности несколько лет. Лондон, Париж, Нью-Йорк, конечно Амстердам, итальянские города, мой любимый Мадрид…

Виталий Котов
Дмитрий Иванов 

Источник: http://www.sobaka.ru/oldmagazine/glavnoe/17562

Ссылка на основную публикацию