Джиа каранджи – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Быстрая жизнь Джии Каранджи

Жизнь Джии Каранджи была очень яркой, но очень короткой: она построила блестящую модельную карьеру, которая в какой-то степени и стала причиной ее смерти в молодом возрасте. Джиа умерла в 26 лет – она стала первой знаменитой женщиной в Америке, скончавшейся от СПИДа.

Джиа Мари Каранджи родилась 29 января 1960 года в небольшом городке в Пенсильвании. Ее отец Джо был владельцем закусочной, а мама Кетлин занималась воспитанием дочери. В 11 лет девочка перенесла сильный удар – ее родители развелись. Мать, которую она так любила, оставила семью, лишив дочь родительского внимания, которого ей всегда так не хватала.

Став постарше, Джиа стала проявлять особое внимание к девочкам – она никогда не интересовалась мальчиками и с 14 лет ухаживала за девушками, дарила цветы и посылала им стихи собственного сочинения. Джиа очень открыто говорила о своих предпочтениях, что очень шокировало ее мать.

Она водила девочку к психологам, но ничего не помогало – Джиа была твердо уверена в своей ориентации. Тогда-то ее мама подумала, что очаровательная Джиа могла бы попробовать себя в модельном бизнесе – она думала, что это поможет в воспитании дочери, дисциплинирует ее и поможет отказаться от «пагубной страсти», как она называла любовь дочери к девочкам.

Позже Кетлин Каранджи осознает, что это было самой большой ошибкой в ее жизни.

Джиа легко согласилась на переезд в Нью-Йорк, чтобы попробовать себя в модельном бизнесе. Тем не менее, она никогда не считала работу модели делом всей своей жизни:

В 18 лет Джиа попала в агентство Вильгельмины Купер – легендарной женщины, которая в прошлом была успешной модель.

Вильгельмина была в восторге от юной Джии – ей нравилась ее интересная внешность, крутой нрав и дерзкая манера общения.

Кроме того, Джиа была брюнеткой, а в модельном бизнесе 70-х годов особое предпочтение отдавалось блондинкам, поэтому Вильгельмина решила рискнуть и в тот же день подписала с Каранджи контракт.

Первые несколько месяцев новоиспеченная модель выполняла мелкие заказы, снималась в телерекламе и работала с неизвестными фотографами.

Однако блестящая карьера супермодели не заставила себя долго ждать: Джиа познакомилась с выдающимися мастерами тех времен – Ричард Аведон и Артур Элгорт были поражены не только экзотической внешностью Джии, но и ее способностью легко вживаться в абсолютно разные образы:

Известный модный фотограф Франческо Скавулло с воодушевлением вспоминал день, когда Джиа впервые пришла к нему на фотосъемку:

Одной из первых значимых фотосессий Джии стала ее работа с фотографом Крисом фон Вангенхаймом, который снимал ее для американского Vogue.

После того как нужные кадры были отсняты, Крис предложил моделям «заняться настоящим искусством» и попозировать ему в обнаженном виде.

Из всех на это согласилась только отчаянная Джиа: фотографии обнаженной Джии, стоящей за сетчатым металлическим забором стали сенсацией – до этого никто не видел ничего подобного.

Джиа с визажистом Сэнди Линтер, которая позже стала ее подругой и любовницей.

После этой фотосессии в конце 1978 года перед Джией открылись все дороги в модельный мир: она появлялась на обложках всех крупных глянцевых изданий.

Только за первую половину 1979 Джиа украсила собой обложки американского, британского и французского Vogue и дважды обложку Cosmopolitan US.

Всем очень нравилось лицо и тело Джии – ее фигура значительно отличалась от худосочных тел моделей тех времен, а ее грудь считалась лучшей в модельном мире – она даже не требовала ретуши.

Обложка Cosmopolitan, на которой фигуристая Джиа предстала перед читателями в желтом купальнике в греческом стиле, была названа лучшей за всю карьеру модели.

Однако красивая внешность Джиа резко контрастировала с ее взрывным и капризным характером. Почувствовав свою незаменимость, она позволяла себе отказываться от выгодных предложений, сама выбирала проекты, в которых хотела бы участвовать, уходила с фотосетов, если ей не нравился фотограф, отменяла дорогостоящие съемки или вообще не являлась на них.

Как-то раз она не снималась несколько недель, потому что ей не нравилась ее новая стрижка. Но все это было мелочами по сравнению с тем, с какой страстью она отдавалась камере, когда все же находила в себе желание работать – ради этого клиенты готовы были стерпеть многое.

За первый год работы Джиа получил 100 тысяч долларов – для тех времен это были огромные деньги для модели.

Карьера Джии была на высоте, но ее личная жизнь не складывалась. Среди ее друзей были модели Джулия Фостер и Дженис Дикинсон, визажист Синди Линтер, к которой Джиа питала очень нежные чувства. Мама Джии старалась навещать дочь в Нью-Йорке как можно чаще, но всего этого было недостаточно – она была очень одинока. Одна из ее подруг говорила:

Страдающая от одиночества Джиа стала частой гостьей клуба «Студия 54», в стенах которого не было никаких запретов. Наркотики были неотъемлемой частью клубной жизни, и Джиа начала баловаться кокаином – «для отдыха», как тогда говорили.

В середине 1980 года от рака легких умирает подруга и наставница Джии, которая нередко заменяла ей мать, — Вильгельмина Купер. Боль потери невозможно было снять даже кокаином и Джиа перешла на героин, ступив на путь в один конец. Все те тысячи долларов, что Джиа заработала нелегким трудом за два предыдущих года стали уходить на наркотики.

Но несмотря на страшную зависимость Джиа по-прежнему была самой востребованной моделью тех лет.

По началу наркотики не мешали ей работать – она с тем же увлечением позировала на камеру и отдавалась ей, но очень частые срывы и истерики, неадекватное поведение и помятый внешний вид стали причиной для слухов – Джиа наркоманка.

Фотографы и клиенты понимали, что что-то не так, но продолжали закрывать на все глаза – гораздо важнее для них было заполучить обложку со знаменитой моделью.

Джиа много раз пыталась завязать с наркотиками, лежала в клиниках, стала участницей программы по помощи наркоманам, но ничего не принесло результатов – каждый раз она возвращалась к героину из-за чувства одиночества, а смерть в автомобильной катастрофе ее хорошего друга Криса фон Вангенхайма окончательно ее подкосила.

Джиа продолжалась сниматься, но нередко съемки заканчивались звонком ее агенту с требованием забрать «спящую обколотую Джиу из студии, пока ее оттуда не вышвырнули». Нередко Джиу останавливали за вождение в нетрезвом виде или за кражу – денег на наркотики совсем не осталось.

Говорили, что Джиа даже занялась проституцией, лишь бы скоротать еще один вечер в компании героиновой дозы. Это был конец.

Последней обложкой Джии стал апрельский выпуск американского Cosmopolitan в 1982 году, которая стала подарком от фотографа Франческо Скавулло — к тому времени Джиа уже не получала практически никаких заказов.

Скавулло говорил, что Джиа очень прибавила в весе, и поэтому он сказал ей убрать руки за спину, чтобы выглядеть стройнее. Но всем было ясно, что таким способом модель пыталась скрыть страшные следы от уколов.

Знаменитое фото Джии, на которой видно следы от уколов (вздутая вена на правой руке) — их не удалось окончательно убрать даже с помощью ретуши.

После этого Джиа просто пропала. Говорили, что она вернулась домой, чтобы лечь на лечение и окончательно избавиться от пагубной страсти, но мало кто в это верил. Через несколько месяцев о Джии забыли совсем. В 1986 году она попала в больницу с симптомами воспаления легких, однако врачи поставили страшный диагноз – СПИД.

Джиа лежала в больнице в своем родном городе и, наконец, получила то, о чем она всегда так мечтала, — внимание матери.

Кетлин Каранджи проводила в палате дочери все время, не подпуская никого, кроме медперсонала, к ее кровати.

Состояние Джии с каждым днем становилось все хуже – из-за слабости она едва могла говорить, ее тело было покрыто множеством нарывов и язв, вместо пышной шевелюры на голове остался легкий пушок.

Джиа Каранджи умерла 18 ноября 1986 года. Ее похоронили в закрытом гробу, церемония погребения была очень скромной. Никто из ее нью-йоркского окружения не знал о ее смерти, даже в ее родном городе об этом знали только родственники и самые близкие друзья семьи. Новость о том, что восхитительная супермодель Джиа умерла, дошла до Нью-Йорке только через год.

Из дневника Джии:

Источник: http://vev.ru/blogs/bystraya-zhizn-dzhii-karandzhi.html

Gia Carangi

Опубликовано пользователем сайта

Джиа Мари Каранджи (англ.Gia Marie Carangi; 29 января 1960 г., Филадельфия, Пенсильвания, США  — 18 ноября 1986 г., 26 лет) — американская модель, одна из первых мировых супермоделей. После нескольких лет успешной карьеры покинула мир моды из-за наркотической зависимости, умерла от СПИДа.

Джиа Каранджи родилась в пригороде Филадельфии 29 января 1960 года. Ее отец Джо Каранджи, италоамериканец по происхождению, был хозяином небольшой сети закусочных. Девочку воспитывала ее мать, Кетлин Каранджи, американка с уэльскими и ирландскими корнями.

Детские годы Джии прошли совсем не в идеальной среде — когда девочке исполнилось 11 лет, Кетлин Каранджи оставила семью. Из-за этого Джиа впоследствии очень страдала.

Она буквально разрывалась между двумя домами, ей не хватало родительского внимания (к слову сказать, позже ее родители снова вступили в повторный брак).

Став постарше, Джиа стала работать за прилавком в закусочной  отца. В это время она обретает лучшую подругу – Карен Караза. Вместе они становятся поклонницами творчества Дэвида Боуи, посещают его концерты, а также гей-клубы Филадельфии.

Будучи по характеру живой и непослушной, Джиа  моментально стала сторонником бунтарского мировоззрения Боуи. Бунтарство в 70-е было распространено среди молодежи наряду с алкоголем и марихуаной.

Теория о том, что «Быть непохожим на других, быть геем, бисексуалом – это нормально» была ей тем более близка, что уже с 14 лет Джиа интересовалась красивыми девушками – посылала им цветы и стихи собственного сочинения.

Мать девушки была обескуражена наклонностями дочери и даже водила ее к психологам, но ничего не помогло — ориентация девушки была одной из вещей, в которых та была твердо уверена. «Она очень открыто говорила об этом»,— говорила ее подруга Карен Караза.

В юности Джиа была очень красивой девушкой с сексуальной фигурой, мать упорно подталкивала ее к карьере модели, уговаривая попробовать себя в новой сфере. Она была уверена, что этот бизнес сможет помочь в воспитании дочери.

Многие из её друзей полагали, что главной причиной, по которой та захотела стать моделью, было ее собственное желание. Сама Каранджи говорила: «Я никогда не хотела стать моделью, это не было моей мечтой, я просто увлеклась этим».

Приехав в Нью-Йорк в возрасте 18 лет, Джиа попала в агентство «Wilhelmina Models», принадлежащее бывшей модели Вильгельмине Купер. Вильгельмина была так поражена, увидев её, что даже забыла подписать с ней контракт. На кастинг Джиа пришла в джинсах и растянутой футболке, поигрывая ножичком, который постоянно был при ней. 

Первые три месяца Каранджи приходилось выполнять небольшие заказы, однако скоро она перешла в разряд более востребованных моделей. Она познакомилась с Франческо Скавулло, Артуром Элгортом, Ричардом Аведоном, Марко Главиано, после чего началась блестящая карьера супермодели.

Каранджи пробовала заниматься чем-то еще помимо модельного бизнеса, но ей катастрофически не хватало времени в и без того плотном графике. Джиа Мария стала известной не только из-за нетипичной для фотомодели внешности (в то время в фэшн-бизнесе предпочтения отдавались блондинкам), прежде всего, в ней ценили способность вживаться в абсолютно разные образы.

В октябре 1978 года ее близкий друг фотограф Крис фон Вангенхайм, проводивший фотосессию для журнала Vogue, после нескольких обязательных рекламных кадров предложил моделям заняться настоящим искусством, другими словами — обнажиться. Все отказались, за исключением Каранджи. Эти кадры за забором, где её обнаженную красоту скрывает лишь сетка-рабица, стали самыми знаменитыми и скандальными кадрами того времени.

К концу 1978 года Джиа появилась во всех модных журналах, включая американский Vogue, благодаря чему зарабатывала тысячи долларов. Считалось, что у Джиа самая красивая грудь в мире моды, ее фотографии даже не требовали ретуши.

В 1979 году только в течение полугода Джиа появлялась на обложках британского, французского и американского Vogue и дважды на обложке американского Cosmopolitan. Обложка Cosmopolitan, где девушка позирует в жёлтом купальнике в греческом стиле, названа лучшей за всю ее карьеру. Фигура Каранджи выглядела чувственной, резко контрастировала с застенчивыми моделями того времени.

Получив известность, Каранджи достаточно быстро почувствовала свою значимость. Она позволяла себе отказываться от тех предложений, которые ей не нравились, капризничала, отменяла фотосессии, устраивала истерики, не снималась, если ее раздражал фотограф или не нравилась прическа. Однако за ее актерские способности и известное имя клиенты готовы были терпеть многое.

И хотя Джиа была успешна в карьере, личная жизнь ее не складывалась. Каранджи, известная своими лесбийскими наклонностями, по-прежнему оставалась одинокой.

 У неё был узкий круг общения — модели Джулия Фостер и Дженис Дикинсон, визажист Синди Линтер, знакомые из Филадельфии. В Нью-Йорке ее навещала мать, часто лишь для того, чтобы навести порядок в квартире дочери. Но всё же большую часть времени Джиа оставалась одна.

Она чувствовала себя настолько одинокой, что даже просила своего брата Майкла переехать жить к ней. В поиске постоянных отношений Каранджи легко влюблялась в людей, которых едва знала.

Подруга модели, Джулия Фостер, вспоминала в телепередаче «Настоящие голливудские истории», как однажды ночью Каранджи внезапно пришла к ней домой. Оказалось, девушке хотелось, чтобы её кто-нибудь просто обнял.

После двух лет блестящей карьеры, когда Каранджи получала более 100000 долларов в год, она стала посещать самые модные клубы Нью-Йорка. Особенно регулярно она посещала известную своими свободными нравами «Студию 54».

Джиа начала принимать наркотики. Сначала кокаин – как тогда говорили «для отдыха». Однако весной 1980 года от рака легкого умирает ее наставница, 40-летняя Вильгельмина Купер.

И без того чувствовавшая себя одинокой, опустошенная Джиа пыталась избавиться от стресса, перейдя на героин. Быстро втянувшись, она ступила на путь в один конец.

Все деньги, которые она заработала за время карьеры, стали уходить на наркотики.

Поначалу зависимость не отражалась на работе, и Джиа по-прежнему оставалась востребованной моделью. Летом 80-го года Каранджи снялась для обложек Vogue и Cosmopolitan. Однако чем дальше, тем чаще работа сопровождалась внезапными истериками и необъяснимыми капризами модели.

Употребление наркотиков в модельной среде было под негласным запретом, но только не для Джиа. Каранджи была до такой степени востребована, что могла позволить вести себя как угодно.

Она опаздывала на фотосессии или не являлась вовсе, употребляла наркотики прямо на съемках. Фотографы понимали, что ее импульсивное и неадекватное поведение было следствием зависимости.

Однако первое время на это закрывали глаза только ради возможности поработать с Каранджи.

Читайте также:  Мел гибсон - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Между тем, регулярная потребность Джиа в приёме героина стала пересиливать ее желание и способность работать перед камерой. Она могла принять четыре дозы наркотика одновременно. В журнале Vogue за ноябрь 1980 года стало заметно, насколько сильна зависимость Каранджи — на фотографиях были отчетливо видны следы уколов на руке.

 В итоге фото были подвергнуты обработке, чтобы скрыть это. Фотографы все неохотнее стали принимать предложения на фотосессии с участием Джии. В ноябре 1980 года Каранджи ушла из агентства «Wilhelmina Models» и подписала контракт с Эйлин Форд. Однако Эйлин не позволяла Каранджи вести себя так, как та привыкла, и через три недели её понизили.

В феврале 1981 года Джиа остановила работу.

Истощенная наркотиками Каранджи попыталась вернуться к нормальной жизни. Она стала посещать филадельфийскую клинику для алкоголиков и наркоманов по программе реабилитации. Той же зимой у нее завязались отношения с 20-летней студенткой Рошель.

Рошель употребляла героин, и ее зависимость была куда более тяжелой. Под влиянием новой подруги зависимость Джиа усилилась. В начале 1981 года Каранджи арестовали за вождение автомобиля в состоянии алкогольного опьянения.

Чуть позже ее поймали в доме матери при попытке украсть деньги.

В июне 1981 года Джиа покинула дом матери и повторно записалась на программу реабилитации. К несчастью, и эта попытка вылечиться оказалась неудачной — новость о том, что ее близкий друг, фотограф Крис фон Вангенхайм, погиб в автомобильной катастрофе, стала очередным поводом принимать наркотики. Она заперлась в ванной, где провела в наркотическом бреду несколько часов.

В конце 1981 года Джиа опять, в который раз, начала борьбу с наркотиками. Сильно исхудавшая Каранджи начала прибавлять в весе и была настроена на выздоровление. Ей удалось связаться с агентом Моник Пиллард.

Зная о наркотической зависимости Каранджи, Пиллард тем не менее была готова рискнуть. При встрече она попросила Джию, одетую в длинную рубашку, показать руки.

На что та резко отреагировала с криком: «Вам нужна я или мои руки?» В итоге Пиллард подписала контракт, хотя отчетливо представляла все трудности, связанные с пристрастием Джиа.

В своем упорстве Джиа старалась всем доказать, что она не зря вернулась в Нью-Йорк. Работавший с ней фотограф Франческо Скавулло в начале 1982 года снял ее для обложки Cosmopolitan, которая стала для Джиа последней.

 Профессионал своего дела, Скавулло прекрасно видел, что все его старания напрасны — это уже не та Джиа. Каранджи растеряла свой талант и обаяние. Её фотосессии уже не были такими яркими и запоминающимися, как в прежние времена.

Во время съемок Джиа постоянно закладывала руки назад – так она пыталась скрыть следы уколов. Она выбирала для съемок такие позы, чтобы замаскировать лишний вес, который набрала при лечении.

В 1982 году Каранджи приняла участие в телепередаче «20 на 20 — истории о супермоделях» на «Эй-Би-Си». Она с жаром доказывала, что не употребляет наркотики. Впрочем, её поведение говорило об обратном. Моник Пиллард пыталась сдерживать поведение Джии и контролировать ее расходы, чтобы она не спускала деньги на наркотики, однако у нее ничего не вышло.

Постепенно спрос на услуги Джиа начал падать и предложений не поступало – никто не хотел иметь дело с неадекватной моделью. Моник Пиллард вспоминала случай в одной из нью-йоркских студий.

Ей позвонил проводивший фотосессию фотограф и потребовал забрать Джию, чтобы самому не выкидывать ее из студии – как оказалось, будучи под воздействием наркотиков, Каранджи уснула перед камерой и обожгла себе грудь сигаретой.

 Весной 1983 года Каранджи в очередной раз застали за употреблением наркотиков – в то время она участвовала в фотосессии в Северной Африке. Ее заставили собрать вещи и вернуться домой. Модельная карьера Каранджи была окончательно завершена.

В мае 1983 года Джиа потребовалась операция на руке: она делала инъекции в одном и том же месте и занесла инфекцию. Она переехала в Атлантик-Сити, где жила в квартире с Рошель. В декабре 1983 года Каранджи начала стремительно терять связь с реальностью и забросила попытки вернуться в модельный бизнес.

 Она объявила себя банкротом и стала жить на пособие по безработице. Под давлением семьи Джиа записалась на программу реабилитации. После шести месяцев лечения, покинув клинику, она уехала в пригород Филадельфии и устроилась на работу продавцом джинсов. Каранджи стала посещать курсы в колледже, у нее появился интерес к кино и фотографии.

Однако жизнь не наладилась, через некоторое время она сорвалась и внезапно исчезла.

Джиа возвратилась в Атлантик-Сити только летом 1985. Теперь она была еще более зависимой от наркотиков, прежняя доза уже не оказывала желаемого эффекта, потребность в деньгах возрастала. Наконец девушка дошла до такого состояния, что ради денег на очередную дозу занималась проституцией.

В 1986 году Каранджи попала в больницу с признаками пневмонии. После многих лет употребления наркотиков на руке образовался заметный нарыв, спина была в язвах. Каранджи пережила три передозировки. В заключение ей поставили страшный диагноз — СПИД.

Джию перевели в одну из больниц Филадельфии, и там наконец-то она получила то, чего ей катастрофически не хватало в детстве, и о чем она мечтала во взрослой жизни — постоянное внимание матери. Мать приложила все усилия для того, чтобы палата напоминала родной дом и та могла чувствовать себя уютно.

Кэтлин дежурила в палате и никого не впускала, поэтому практически никто не знал, что Каранджи серьезно больна. Во время пребывания в больнице Джиа пришла к богу и даже прикрепила изображение Иисуса на двери своей палаты. На какое-то время она почувствовала себя лучше, у нее начался эмоциональный подъем. У Джиа  возникла мысль создать для детей сюжет о последствиях употребления наркотиков.

Однако реализовать свой замысел ей не удалось – ее физическое состояние стремительно ухудшалось.

В октябре 1986 года, за месяц до смерти, Каранджи поместили в отдельную палату. Её тело было в многочисленных язвах, из-за тяжелейшего состояния она не могла говорить. 

18 ноября 26-летняя Каранджи скончалась. Каранджи похоронили в закрытом гробу в Фестервилле, штат Пенсильвания. Похороны были скромными и незаметными. В мире моды долгое время не знали, что знаменитая когда-то супермодель Джиа Каранджи умерла

По биографии модели был снят фильм «Джиа», где главную роль сыграла Анджелина Джоли. Слоганом к фильму явилась фраза: «Слишком красива, чтобы умереть. Слишком неистова, чтобы жить».

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/pro_zvezd/143271_gia-carangi

Джиа Мари Каранджи: биография и личная жизнь

Джиа Мари Каранджи родилась в 1960 году в Филадельфии, самом крупном городе американского штата Пенсильвания. Ее отец, Джозеф, был наполовину итальянцем. Он владел бизнесом, связанным с пищевой промышленностью.

Ее мать, Кэтлин Адамс, была ирландкой. Кэтлин ушла из семьи, когда дочери было всего 11 лет. Отцу не хватало на Джию времени, поэтому она часто страдала от одиночества.

В ее биографии и дальнейшей судьбе это чувство оказалось чрезвычайно важным.

С самых ранних лет Джия грезила о карьере модели, как будто всегда знала, что это ее судьба. Она не сомневалась в собственном успехе, поэтому в 17 лет с уверенностью перебралась в Нью-Йорк, где начала подавать портфолио в лучшие агентства. Там девушку довольно часто навещала мать, но чувство ненужности и одиночества не переставая преследовали ее.

Привлекательная кареглазая брюнетка быстро обрела популярность, и уже через 3 месяца она начала работать с лучшими фотографами США и выполнять заказы для Vogue, Cosmopolitan и Bloomingdale’s.

За следующие два года Каранджи стала одной из первых супермоделей мирового класса. Даже провокационные обнаженные съемки несли за собой не только критические замечания, но и необычайный рост востребованности. Модель стала зарабатывать миллионы.

Она могла себе позволить придирчиво отбирать все предложения, чем и занималась.

Уже в 17 лет, получив свои первые деньги, модель отправилась заглушать одиночество в лучшие клубы Нью-Йорка. Ночные заведения того времени отличались обилием беспорядочных половых связей и психоактивных веществ. В 18 лет она уже пристрастилась к кокаину, а спустя два года – к героину.

С 1979 года Джиа стала приобретать славу безответственной модели, регулярно опаздывающей на работу и демонстрирующей неадекватное поведение. Некоторые фотографы отмечали, что юная звезда позволяла себе употреблять наркотики прямо во время работы.

Им приходилось терпеть подобное отношение, ведь Каранджи была знаменитостью с мировым именем. Постепенно терпение начало сходить на нет, ведь Джиа стала выглядеть далеко не по-модельному: ее руки были в синяках от шприцов, под глазами вечно были глубокие черные круги.

Ретушировать ее фотографии становилось все сложнее.

К 1982 году модель набрала несколько лишних килограмм веса, что было непозволительно для моделей такого уровня. Руки с синяками приходилось прятать, а постоянная ломка не позволяла ей профессионально выполнять свое дело. Обложка для Cosmopolitan 1982 года стала для нее последней в жизни.

К 1981 году практически все агентства и бренды разорвали с ней связи. Джиа поняла, что так больше продолжаться не может. В 21 год Каранджи решила начать лечение от наркозависимости.

К сожалению, на курсах реабилитации она встретила молодую наркоманку, с которой начала лесбийские отношения. Обе девушки бросили реабилитацию и только усугубили свою зависимость.

После этого было еще несколько отчаянных попыток вылечиться, но все они заканчивались провалом.

Джиа Каранджи перестала пытаться вернуть былую славу уже в 1983 году, и полностью погрузилась в наркотический бред.

Все заработанные деньги она к этому моменту потратила, из-за чего ей пришлось оформить пособие по безработице. Она неоднократно просила деньги у близких и даже воровала вещи у матери.

В 1985 году она начала зарабатывать на жизнь проституцией. Ее бывшие коллеги и поклонники даже не догадывались, как живет звезда глянцевых журналов.

Джиа Мари Каранджи заболела СПИДом, о чем ее близким стало известно в 1986 году. Ее тело стало покрываться язвами и буквально разлагалось при жизни. В конце этого же года когда-то успешная супермодель скончалась, ей было всего 26 лет. Тело было изуродовано наркотиками до такой степени, что девушку пришлось хоронить в закрытом гробу.

Семья Каранджи хотела скрыть позорную смерть дочери, поэтому модельное общество узнало о ее смерти спутся годы. В 1998 году по мотивам ее истории был снят фильм «Джиа» с Анжелиной Джоли в главной роли.

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-955301-dzhia-mari-karandzhi-biografiya-i-lichnaya-zhizn

Джиа Каранджи

Являлась предшественницей супермоделей 1980-х годов Клаудии Шиффер и Синди Кроуфорд. Благодаря поразительной схожести с Каранджи последнюю часто называли Baby Gia.

Джиа Каранджи считается одной из первых супермоделей (размер гонораров доходил до 10 000 долларов). Являлась предшественницей супермоделей 1980-х годов Клаудии Шиффер и Синди Кроуфорд. Благодаря поразительной схожести с Каранджи последнюю часто называли Baby Gia.

Изображения Каранджи были на обложках разных журналов мод, например: американский Vogue, 1979 апрель; парижский Vogue, 1979 апрель; американский Vogue, 1980 август; парижский Vogue, 1980 август; итальянский Vogue, 1981 январь; и несколько обложек Космополитен с 1979 по 1982.

Каранджи — одна из первых известных женщин в США, чьей причиной смерти был открыто назван вирус иммунодефицита.

Детство

Джиа Каранджи родилась 29 января 1960 года в пригороде Филадельфии в семье италоамериканца Джо Каранджи и американки с ирландскими и уэльскими корнями Кетлин Каранджи.

Отец владел небольшой сетью закусочных, воспитанием девочки занималась мать. Когда Джии исполнилось одиннадцать лет, мать оставила семью. В последующие годы Джиа страдала от нехватки внимания со стороны родителей.

В 17 лет Каранджи переехала в Нью-Йорк, где за короткое время добилась успеха в качестве модели.

Карьера

В Нью-Йорке Джиа попала под покровительство бывшей модели Вильгельмины Купер, владевшей модельным агентством.

Первые три месяца Каранджи выполняла небольшие заказы, однако быстро перешла в разряд наиболее востребованных моделей тех лет.

Артур Элгорт, с которым она работала во время фотосессии для Bloomingdale's, познакомил её с именитыми фотографами Франческо Скавулло (Francesco Scavullo) и Ричардом Аведоном, что стало началом блестящей карьеры Каранджи.

Джиа стала знаменитой не только из-за необыкновенной внешности (в те времена в модельном бизнесе были востребованы блондинки), но в первую очередь благодаря её умению играть различные роли, будь то невинная Лолита или женщина-вамп.

В октябре 1978 года после фотосессии для Vogue фотограф Крис Вон Уондженхеим попросил Каранджи сделать пару снимков в обнаженном виде. Также в фотосессии по просьбе фотографа приняла участие визажист Синди Линтер. Фотографии нагой Джии, стоящей позади забора, стали одними из самых скандальных для тех времен. К концу 1978 она появилась уже в нескольких журналах, включая американский Vogue.

В 1979, в течение пяти месяцев, Джиа появлялась на обложках британского Vogue, французского Vogue, американского Vogue и дважды на обложке американского Cosmopolitan. Вторую обложку Космо, где Каранджи позировала в жёлтом купальнике греческого стиля, назвали лучшей из всей карьеры Джии.

Фигуру Джии считали очень чувственной, она заметно контрастировала с застенчивыми моделями её времени. Став достаточно знаменитой, Каранджи могла позволить себе не соглашаться на те рабочие предложения, которые ей не нравились.

Порой она отменяла фотосессии лишь потому, что ей не нравилась её прическа.

Каранджи была завсегдатаем самых модных клубов Нью-Йорка, в том числе она была частым гостем знаменитой «Студии 54», где процветали свободные нравы.

Постепенно Джиа начала принимать наркотики — сначала «лёгкий» наркотик кокаин для отдыха, потом, весной 1980 года, после смерти наставницы Вильмельгины Купер от рака лёгкого, Каранджи перешла на героин, который помогал ей забыть о проблемах. Джиа начала опаздывать на съёмки или не приходить вообще.

После двух лет успешной карьеры, когда Каранджи получала более 100 000 долларов в год (в 1980 Купер прочила ей заработок свыше 500 тысяч), модель исчезла из мира моды.

Весной 1982 года Каранджи сделала попытку возвращения в бизнес, поменяв два агентства. Она упорно трудилась, чтобы доказать скептикам, что не зря вернулась в Нью-Йорк.

В начале 1982 Джиа снималась для обложки Cosmopolitan. По мнению фотографа это должна была быть её лучшая обложка, но так и не стала.

Весной 1983 Джиа была поймана с поличным на фотосессии в Северной Африке — карьера модели была окончена.

Читайте также:  Нина шацкая - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Личная жизнь

Несмотря на свою популярность и богатство, Джиа оставалась одинокой, её личная жизнь не складывалась. У неё был небольшой круг общения: визажисты П. Хоккей и Санди Линтер, модели Джулия Фостер, Дженис Дикенсон и некоторые прежние филадельфские знакомые.

В личной жизни Джиа была известна своими лесбийскими наклонностями. Она сама соглашалась с этим.

«Она была самой чистой лесбиянкой, которую я когда-либо встречал», вспоминает один друг. «Это была самая ясная вещь о ней. Она посылала цветы и поэмы девочкам с четырнадцати лет».

«Джиа любила только женщин», — говорит один друг со средней школы. «Но проблема была в том, что все влюблялись в нее, был ли это мужчина или женщина. Благодаря своей обаятельности и красоте она всегда получала, кого хотела».

Многие из её друзей полагают, что самая главная причина, почему Джиа хотела стать моделью, была то, что она думала, что это удовлетворит её мать в ряде вопросов. Каранджи знала, что это была её судьба.

Все думали, что она знала, что может поехать в Нью-Йорк в любое время и сделать там карьеру. Мать Джии навещала её в Нью-Йорке так часто, как могла. Иногда только лишь для того, чтобы привести жилье Джии в порядок. Но все же большую часть времени Джиа была одна.

Она пробовала заниматься чем-то вне модельного бизнеса, но не могла найти для этого время в своем плотном графике. «Самая большая ошибка, которую мы совершили, была в том, что никто не сопровождал ее в Нью-Йорке»,-говорит её брат Майкл.

Джиа искала любовь и сострадание в то время, когда люди искали секс, деньги и наркотики. В поиске лю

бви и постоянных отношений, Джиа мгновенно влюблялась в людей, с которыми только что познакомилась. Она чувствовала себя невероятно одинокой и даже попросила, чтобы её брат Майкл поехал с ней в Нью-Йорк.

Модель Джули Фостер вспоминает в интервью «Настоящие Голливудские Истории»: «Она искала чью-то любовь, однажды Джиа пришла в мой дом по среди ночи, и я впустила ее, а она хотела только, чтобы ее кто-то обнял .

Это было очень грустно».

Наркотики

Фотографы начали подозревать, что импульсивное поведение Джии на съемочных площадках было результатом злоупотребления героином.

“Все мы знали, что Джиа была на наркотиках, это не было тайной, но никто не обсуждал это, я никогда не обсуждал это с ней, « сказал фотограф Франческо Скавуло в интервью ABC. Фотограф Майкл Тайг говорит, что употреблять героин было вне закона.

Но в случае Джии, было все по другому. Она позволяла себе опаздывать на фотосессии, не являться вовсе, употреблять героин в студии; фотографы закрывали глаза на это ради заветной фотографии. В ноябрьском Vogue от 1980 года видно, как далеко зашла привязанность Джии к наркотикам.

На фотографиях были явно видны следы на руке от уколов. Цитата из книги Стивена Фрида: „В множестве фотографий, на которых она была в купальнике были видны красные следы на руках“.

„Я помню, когда те фотографии вышли“,- говорит посвященное лицо, -»В художественном отделе был скандал.” Фото были отредактированы и отретушированы, чтобы минимизировать очевидное… “В течение нескольких месяцев, все деньги, заработанные в модельном бизнесе Джия тратила на наркотики.

Её склонность, на первых порах, не мешала ей оставаться в центре внимания и быть той, которую все хотели. Летом 1980 года, Джиа украшала обложки Vogue и Cosmopolitan.

За кадром оставались её непредсказуемые истерики, забастовки в середине фотосессий, а иногда она просто засыпала перед камерой.

Каранджи была более заинтересована в ежедневной дозе героина, чем в работе перед камерой. Джиа употребляла почти четыре дозы препарата одновременно и не слушала никого из друзей.

Агент из Elite Моник Пиллард сказал Опре в её ток-шоу: «Я пробовал лично контролировать ее сбережения много раз, но у меня ничего не вышло.

Вы можете привести лошадь на водопой, но Вы не можете заставить ее пить, она сама должна хотеть этого».

В ноябре 1980, Джиа ушла из агентства Wilhelmina и подписала контракт с Эйлин Форд. Но Форд не допускал беспорядочного поведения Джии и после трех недель работы её понизили. В феврале 1981, Джиа исчезла из нью-йоркского мира моды в надежде привести свою личную жизнь в порядок.

Утомленная и больная, Джиа записалась на программу по реабилитации в филадельфийской клинике для алкоголиков и наркоманов. Той же зимой, она начинает отношения с 20-летней студенткой употреблявшей героин. Говорили, что подруга была ещё в более тяжелом состоянии. “Я всегда подозревал, что Рошель была на героине, она даже предложила его мне, но я сказал «это не для меня.

» «Это были дикие отношения в течение многих лет»,- сказал Майкл Каранджи. Под влиянием Рошель, Джиа уходила все дальше и дальше от реального мира. Весной 1981, 21-летняя Джиа была арестована за вождение в нетрезвом состоянии. Когда она украла деньги из дома, чтоб потратить на наркотики, также была поймана.

В июне 1981года Джиа оставила дом матери и опять записалась на программу по реабилитации. Но попытка вылечиться была прервана новостью о том, что её близкий друг фотограф Крис Вон Уондженхеим погиб в автомобильной катастрофе. Для Джии это стало очередным весомым аргументом для того, чтоб начать принимать наркотики. Она заперлась в ванной и провела много часов в наркотическим бреду.

После нескольких лет употребления наркотиков на руке Джии образовался уродливый нарыв, её спина была покрыта язвами.

В конце 1981 года, Джиа опять начала бороться за свою жизнь. Она начала прибавлять в весе. Каранджи была настроена на выздоровление и хотела вернуться в Нью-Йорк. Джиа связалась с агентом Моник Пиллард.

«Она сидела в моем кресле, я ей сказал: „Джиа, я хочу работать с Вами, но я слышал много плохих историй.“ И я помню, что я спросил её: „Хорошо, почему Вы носите такую длинную рубашку? Я могу увидеть ваши руки?“. А она ответила „Нет!“.

Она держалась за рубашку, и сказала мне: „Вы хотите работать со мной или нет?“.

Несмотря на все проблемы, Моник подписал договор с Джией, которая теперь упорно трудилась, чтобы доказать скептикам, что она не зря вернулась в Нью-Йорк. В начале 1982 Джиа снималась для обложки Cosmo. По мнению фотографа Франческо Скавулло это должна была быть её лучшая обложка.

„Независимо от того, как усердно я работал, этого не случилось. Ее необыкновенный дух ушел из нее. Ничего не получалось“,- говорит Скавулло. Руки Джии во время съемок были заложены назад, чтобы скрыть следы уколов.

Скавулло отрицает слухи, говоря, что она сидела в таком положении, чтобы скрыть лишний вес, который она набрала при лечении.

В 1982 году Джиа снялась на ABC в телепередаче „20/20 — истории о супермоделях”. Она говорила, что не употребляет наркотики, но её взгляд и голос доказывали обратное. Когда-то ей предлагали 10 000 $ в неделю за съёмку в Европе, но теперь никто не хотел работать с ней.

Моник Пиллард вспоминает один случай, когда Джиа работала в Нью-Йорке в студии. Фотограф позвонил ему и сказал: „Приезжайте, заберите ее или я выкину ее из студии. Она заснула перед камерой, и обожгла себе грудь сигаретой“.

В мае того же года Джии была необходима операция на руке, потому

что она колола себя в одном и том же месте очень много раз, что привело к инфекции.

Весной 1983 Джиа была поймана с поличным на фотосессии в Северной Африке. Каранджи заставили собрать вещи и вернуться домой. Блестящая карьера супермодели была закончена.

Джиа переехала в Атлантик-Сити, где жила в квартире с Рошель. „Я не узнала ее сначала, у нее был очень необычный голос, неприятный. Это было отвратительно“, — сказала Карен Караза.»

«Те годы были сумасшедшими», — вспоминает мать Джии, — «Я говорила моему бывшему мужу, что он должен быть готов к любым новостям, потому что она была способна на что угодно. Люди в таком состоянии сделают все что угодно ради наркотиков. Воровство, даже убийство. Я понимала, что в любой день могу получить письмо о том, что моя дочь мертва».

К декабрю 1984 года Джиа скатилась на самое дно. После давления со стороны семьи, Джию опять записали на программу реабилитации в больницу Eagleville в штате Монтгомери. Каранджи признала себя нищей и жила на пособие. В Eagleville пациент по имени Роб Фей стал для неё близким другом.

«Отношения, которые вы начинаете там, вы начинаете с нуля, и это — совершенно новая жизнь. Я был действительно единственным близким для нее человеком в то время. Я помню однажды мы увидели, как пара пожилых людей держится за руки.

Это действительно тронуло ее — те люди провели вместе всю жизнь и все еще любили друг друга и заботились друг о друге. Для нее это было очень важно».

После шести месяцев лечения Джиа покинула больницу Eagleville и уехала в пригород Филадельфии. Она работала продавцом джинсов и кассиром в местном универсаме. Пошла на курсы в колледж, у неё даже появился интерес к фотографии и кино.

Однако спустя три месяца Джиа исчезла ещё раз. «Она исчезла, и никто не мог найти ее», — говорит Роб, — «Я не видел ее в течение трех недель, ведь обычно когда кто-то исчезает, значит, взялись за старое или совершили самоубийство.

И больше вы их не видите».

Джиа возвратилась в Атлантик-Сити летом 1985. Она увеличила дозу. В 1986 Джиа оказалась в больнице с признаками пневмонии. После этого Джиа Каранджи прожила только шесть месяцев…

Смерть

В 1986 году Джиа внезапно заболела, мать сразу отвезла её в больницу. У Джии была пневмония, когда она зарегистрировалась. Далее, после обследования, ей поставили диагноз — СПИД. Когда состояние Джии ухудшилось, её перевели в одну из больниц Филадельфии. Там, в течение многих месяцев у Джии было то, о чём она мечтала с детства — постоянное внимание её матери Кэтлин.

В то время Кэтлин не позволяла никому входить в палату и посещать Джию, таким образом, много людей не знали, что Джиа серьёзно больна. Один из тех людей, которому позволяли её навещать, был Роб Фей: «Кэтлин проделала огромную работу, чтобы палата была похожа на дом», — говорит он. «Джиа хотела снять сюжет, в котором она рассказала бы детям о наркотиках.

Чтобы они знали, к чему наркотики могут привести. Она хотела сказать, что с этим можно бороться. Но почему-то мы его так и не записали. В последний раз, когда я видел Джию, она не могла говорить, я знал, что она умирает». Тогда мать Джии наконец, нарушила свое молчание чтобы высказаться о трагической судьбе своей дочери. «Я была с ней до конца»,- сказала Кетлин.

“Мы сидели в парке и разговаривали. Мы обе знали, что у нее не было особого желания жить. Джиа тогда сказала: «У меня три раза был передоз — почему Бог спас меня тогда?». «Лицо Джии было красиво до конца. У нее возобновилась вера в Бога. К двери ее палаты был прикреплен портрет Иисуса». В течение нескольких недель здоровье Джии быстро ухудшилось.

В октябре, за четыре недели до смерти, она была помещена в изолятор. Её тело было покрыто многочисленными язвами, которые образовались вследствие болезни. “Джиа повернулась ко мне и сказала свои последние слова: «Я думаю, что увижу ЕГО сегодня вечером». Я говорю: “Нет, нет, живи здесь. Для Мамы. Но я знала, что она оставляла меня “. 18 ноября 1986 года 26-летняя Джия Каранджи умерла.

СПИД настолько изуродовал её тело, что распорядитель похорон рекомендовал хоронить её в закрытом гробу.

«Ужасная вещь. Это все еще очень грустно, это всегда будет очень грустно. Это ужасный конец для такой яркой жизни»-, сказала Караза. 21 ноября 1986, родственники и друзья были приглашены на панихиду Джии. Она была погребена в Фестервилле, штат Пенсильвания.

В мире моды даже не знали о том, что знаменитая когда-то на всю планету Джиа Каранджи умерла. Даже в её родном городе люди не знали конец её истории. Большинство знакомых Джии только через год узнали о том, что она умерла.

Похороны были очень тихими, так как сказать, что Джиа умерла от СПИДа было бы ужасным позором для всей её семьи.

Карен Караза помнит тот день: «Мы с матерью пошли на похороны, и, конечно, это был закрытый гроб, и я не помню, чтобы там было много людей, едва ли кто-то вообще был там. Это так грустно, правда? Очень грустно…».

Наследие

Наследие Джии огромно. Она была одной из первых супермоделей в мире. С началом её работы впервые в истории индустрии моды фотографии начали как бы оживать.

Благодаря Джии на страницах глянцевых журналов начали появляться не только блондинки, но и брюнетки. Синди Кроуфорд за внешнее сходство получила прозвище Baby Gia (англ. Ребенок Джии).

История Джии легла в основу биографического фильма Джиа, который помог в начале карьеры Анджелине Джоли.

Своей печальной судьбой она показала всему миру как страшно влияние наркотических средств на организм человека

Источник: http://facecollection.ru/people/dzhia-karandzhi

Джиа Мари Каранджи

Джиа Мари Каранджи – американская супермодель, одна из первых в мире решившаяся на эротические съемки.

Детство

Джиа родилась в пригороде Филадельфии. Отец будущей модели Джозеф Каранджи был италоамериканец, а мать Кэтлин Адамс – наполовину ирландка, наполовину валлийка. У отца была сеть закусочных, в которых дочь подрабатывала. Воспитание ребенка было в основном на матери, но она оставила семью, когда Джие было 11 лет.

Фото: Джиа Каранджи в молодости

В следующие за этим годы девочка страдала из-за недостатка внимания родителей.
В старших классах Джиа общалась с парнями, которые были поклонниками Дэвида Боуи.

Они подражали артисту в одежде и поведении, а некоторые – и в бисексуальности. Джиа тогда одевалась в мешковатый прикид и была довольна, когда ее принимали за парня. Компания, с которой она развлекалась, часто гостила в гей-клубах.

Каранджи считала себя лесбиянкой.

В возрасте 17 лет Джиа уехала в Нью-Йорк и быстро сделала карьеру модели.
У девушки был брат Майкл, который считает, что семья совершила большую ошибку, отпустив девушку в «Большое яблоко».

Читайте также:  Диана крюгер - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Карьера

Джиа всегда хотела стать моделью. По воспоминаниям близких, она говорила, что это – именно то дело, которым она хочет заниматься, и была уверена в своем успехе.

В Нью-Йорке девушка познакомилась с бывшей моделью Вильгельминой Купер, у которой было собственное модельное агентство «Вильгельмина». Она взяла Каранджи под свое крыло.

Первое время Джиа исполняла небольшие заказы, но очень скоро стала одной из самых популярных моделей своего времени.

Для журнала «Bloomingdale’s», Каранджи снималась в фотосессии с Артуром Элгортом, и через него началось ее знакомство с ведущими фотографами тех лет – Марко Главиано, Ричардом Аведоном и другими. После этого ее карьера стремительно пошла вверх.

Джиа хотела заниматься еще чем-то, помимо модельного бизнеса, но для этого редко удавалось выкроить время. График был очень плотный.
Известность Каранджи принесли два фактора: то, что она была брюнеткой, чем выделялась среди большинства других моделей, и способность успешно вжиться в любой образ.

В 1978 году Джиа снялась обнаженной в фотосессии для журнала «Vogue» по просьбе фотографа Криса фон Вангенхайма. Модель стояла без одежды позади забора. Для того времени фотографии были очень смелыми и приобрели скандальную славу.

На следующий год снимки Каранджи оказались на обложках не только американского, но и французского и британского «Vogue» в течение пяти месяцев. Дважды Джиа снялась для «Cosmopolitan». Один из этих снимков считают лучшим в ее карьере: девушка позирует в желтом купальнике.

Джиа выгодно выделялась среди стеснительных моделей того времени своей чувственностью, и фигура ее была идеальной.

Известность позволила Каранджи отказываться от предложений, которыми ей не хотелось заниматься. Временами девушка могла отказаться от сессии только потому, что ей не нравилась предлагаемая прическа.

Наркотики

Свободное от работы время Джиа нередко проводила в клубах Нью-Йорка, где были доступны наркотики. Модель начала с кокаина, но сочла его легкой шалостью и вскоре пристрастилась к героину. Это произошло в 1980-м, сразу после того, как скончалась ее наставник и подруга Вильгельмина Купер.

Героином Джиа отвлекала себя от скорби, и первое время это не казалось ей чем-то опасным. Но позднее губительное пристрастие сказалось на работе: она стала опаздывать, а иногда и полностью пропускала съемки, потому что забыла о них. Заказчики один за одним стали отказываться работать с Каранджи.

Джиа попробовала вернуться в профессию в 1982-м и сменила несколько модельных агентств, но это оказалось непросто. В 1983-м девушку застали за употреблением наркотиков в ходе съемок, и этот факт окончательно завершил ее карьеру.

После этого Каранджи стала быстро отдаляться от реального мира, все больше думаю о наркотиках и растрачивая огромные деньги на зависимость.

Друзья и родные старались ее спасти, отправляли на реабилитацию в Филадельфию, но, едва выйдя оттуда, Джиа влилась в компанию, где принимали наркотики. Все началось снова.

Модель дошла до воровства денег из дома матери, ее арестовывали за вождение в состоянии опьянения. Она пыталась избавиться от зависимости повторно, но реабилитацию разрушила новость о смерти ее друга, фотографа Криса фон Ванденхайма.

Мать девушки позднее вспоминала, что это было сумасшедшее время, и она была готова ко всему, в том числе к новости о смерти дочери.

Последняя попытка реабилитации была предпринята в 1984 году. Шесть месяцев Джиа провела в клинике под надзором близких. От ее собственных денег к тому времени ничего не осталось, и она лечилась за счет штата.

После выписки модель, казалось, пришла в норму, устроилась работать в супермаркет и записалась в колледж на курсы. Увы, нормальная жизнь продлилась всего три месяца, после чего Джиа снова оказалась на игле.

Болезнь и смерть

В 1986 году Каранджи оказалась в больнице с подозрением на пневмонию. Ее кожа была покрыта рубцами, язвами и следами уколов. Уже через месяц после выписки она снова слегла с пневмонией. Врачи начали искать причину и диагностировали СПИД. После выявления страшной болезни Джиа прожила всего полгода и скончалась 18 ноября 1986 года.

Смерть модели для многих стала неожиданностью, так как мать старательно скрывала ее зависимость.

Болезнь так изуродовала тело и лицо девушки, что хоронить решили в закрытом гробу. Причину смерти не разглашали, потому что на тот момент это значило опозорить ее имя.

Джиа Каранджи — фото перед смертью

В 1998 году вышел фильм «Джиа», рассказывающий о судьбе модели. Главную роль исполнила Анжелина Джоли, признавшаяся, что биография Каранджи похожа на ее собственную. Картина откровенно показывает взаимоотношения героини с Линдой – ее девушкой, прототипом которой была подруга Джии визажист Синди Линтер.

Личная жизнь

Кроме Синди, Джиа близко общалась с коллегами Дженис Дикинсон и Джулией Фостер. Ходили слухи о любовной связи Каранджи с каждой из них. Лесбийских наклонностей Джиа не скрывала.

Всю жизнь девушке не хватало внимания матери, которое она получила, лишь оказавшись в смертельной опасности из-за пристрастия к наркотикам.
Джулия Фостер вспоминала, как однажды Джиа пришла к ней домой ночью только потому, что хотела, чтобы ее кто-то обнял: «Это было грустно».

Ctrl+Enter.

Источник: https://biographe.ru/znamenitosti/jia-karandzhi/

Джиа Мари Каранджи. Слишком дикая, чтобы жить

«Слишком красивая, чтобы умереть. Слишком дикая, чтобы жить…» Эти слова стали не только эпиграфом к фильму о Джии Каранджи, но и, по большому счету, лейтмотивом всей ее безумно талантливой, безумно яркой и такой безумно недолгой жизни…

У нее было особое предназначение. Ведь она умела… играть. Разные роли – перед фотокамерой. И играла вдохновенно. Сейчас в модельном бизнесе это кажется таким… естественным – азы профессии! Но кто-то всегда бывает первопроходцем.

 В мире супермоделей эта миссия выпала Джии Мари Каранджи.

Благодаря ей  на страницах модных журналов стали появляться не только блондинки, но и брюнетки, а фотографии – впервые в истории фотоискусства! – словно начали оживать… Вглядываясь в них сейчас, спустя десятилетия, мы видим то ангельски чистый взгляд, лукавую усмешку юной проказницы, то дерзкий вызов женщины-вамп, такой провокационный, что захватывает дух от непонимания: и это – одно лицо? Как, ну как человек способен так перевоплощаться?..  Перевоплощаться, растворяясь и восставая перед фотообъективом вновь и вновь…

Из дневника Джии Мари Каранджи: «Почему все говорят «мне надо идти», когда мне надо, чтобы они остались?..»

Она родилась в Филадельфии в 1960-ом году. Умерла… там же, через двадцать шесть лет. В эти недолгие годы уместилось столько всего, что хватило бы, пожалуй, на пять жизней, если в каждую прихватить по стандартной охапке счастья и стандартному кусочку горя. Джии выпало одной нести свой крест.

Отец занимался бизнесом, мама – воспитанием дочери. Похоже, это оказалось нелегким делом: когда Джии исполнилось одиннадцать, мать ушла из семьи.

Этот поступок, видимо,  наложил отпечаток на всю последующую жизнь девочки: ощущение недолюбленности  и нелюбимости преследовало ее постоянно, вместе с ней поднявшись  на самую вершину славы, успеха и признания, потом – на самое дно, откуда выхода уже не было и быть не могло. 

Из дневника Джии Мари Каранджи:  «Вы должны стараться дисциплинировать себя, потому что после определенного возраста никто не будет делать это за вас…»

В восемнадцать лет она встретилась  с Нью-Йорком… И покорила его – с полувзгляда, попав под покровительство владелицы модельного агентства  Вильгельмины Купер и  сумев буквально за три месяца работы стать одной из наиболее востребованных моделей Америки. Знакомство с именитыми фотографами сулило Джии блестящую  модельную карьеру.  И она случилась…      

Сногсшибательные фотографии Джии заполонили модные журналы: в течение пяти месяцев она появилась на обложках американского, британского, французского и итальянского Vogue и дважды на обложке американского Cosmopolitan… Кстати, вторую обложку – фото чувственно-соблазнительной Джии в желтом купальнике в греческом стиле  – признали лучшей за ее модельную карьеру. Скандал  в модном мире произвела феерическая фотосессия Криса фон Вангенхайма 1978-го года, который запечатлел нагую Каранджи. Так рождалась легенда. Совсем скоро юная Джиа Каранджи стала очень  богатой (10 000 долларов за съемку) и очень знаменитой.

Однажды и навсегда к ней пристала приставка «супер». Супермодель Джиа Каранджи – модель, которая не просто демонстрирует одежду, а создает образ, обыгрывает ситуацию, представляет характер брэнда. В мировом модельном бизнесе существует только она: желанная, неповторимая, яркая…

Из дневника Джии Мари Каранджи:  «Я благодарю Бога за то, что я красива; если я смотрю в зеркало и нравлюсь себе,  значит я выгляжу хорошо…»

Почувствовав себя звездой, Джиа стала активно ей соответствовать.

Пропускала массу предложений в своем плотном графике, ничем не мотивируя свое нежелание сниматься, опаздывала на съемки или не появлялась вообще, а приезжая на фотосессию вовремя, могла развернуться и уйти со съемочной площадки, если, к примеру, ей не нравились прическа или макияж…  Ее раздражительность, вспыльчивость «из-за ничего» и часто перерастающая в истерики импульсивность вошли в привычку.

Работать с Джией становилось проблематичным. Стали поговаривать, что Каранджи, частая гостья знаменитой свободными нравами «Студии 54», употребляет наркотики. И эти слухи  не замедлили подтвердиться.

Богатая (заработанные деньги она тратила на наркотики) и теперь уже скандально знаменитая, окруженная куражащейся толпой  малознакомых людей, Джиа по-прежнему чувствовала себя невероятно одинокой и нелюбимой.

«В этом городе все ищут секс, наркотики и деньги, – писала она в своем дневнике ощущения, которые сопровождали ее день и ночь. – Все видят красоту, но никто не видит боли…» Личная жизнь не складывалась. Она влюблялась в женщин и не скрывала этого. Ей отвечали взаимностью, которая не могла длиться долго.

Много позже модель Джули Фостер вспоминала, как однажды ночью к ней пришла Джиа: «Ей просто хотелось, чтобы кто-нибудь ее обнял. Это было очень грустно…»

Вскоре все вокруг уже знали о том, что Джиа сидит на героине. Модель не делала из этого тайны, употребляя наркотики прямо в студии.

Но фотографы – ради заветного снимка! – предпочитали закрывать на это глаза, пока не разгорелся скандал: на фотосессии  в ноябрьском Vogue 1980-го года на руках Каранджи явственно видны следы от многочисленных  уколов. Спустя каких-то три месяца она исчезла из модельного мира Нью-Йорка…

Все дальше и дальше Джиа уходила и из реального мира. Родные поместили ее в реабилитационную клинику для наркоманов. Но девушка срывалась снова и снова, разрушая и уничтожая себя, свою внешнюю красоту и внутреннюю сущность…

Из дневника Джии:  «Мир кажется основанным на деньгах и сексе… Я ищу лучшие вещи: счастье, любовь и заботу…»

 «Всплеск» желания жить случился в конце 1981-го года: Каранджи, настроенная на избавление от пагубного пристрастия, стала активно бороться за себя, прибавила в весе, вернулась в Нью-Йорк, устроилась в модельное агентство, которое подписало договор на свой страх и риск: Каранджи так и не позволила агенту взглянуть на ее руки, спрятанные под длинными рукавами рубашки. Тем не менее, она стала работать, пытаясь  доказать, что крест на ее карьере ставить рано. Но… ничего не получалось. «Необыкновенный дух ушел из нее…» – слова Франческо Скавулло, пытавшегося снять ее для обложки Cosmopolitan, оказались истиной. А руки Джии были спрятаны за  спиной…

В передаче «Истории о супермоделях», которая была снята в 1982-ом году, Джиа Каранджи заявила, что больше не употребляет наркотики.

Спустя несколько дней ее агенту позвонил фотограф, который работал с Каранджи в студии: «Она уснула перед камерой и обожгла себе грудь сигаретой…» Вскоре Джии потребовалась операция на руке: многочисленные уколы в одно и то же место привели к инфекции. А еще спустя пару месяцев она была поймана с поличным на фотосессии.  Карьера супермодели была закончена.

Закончились и деньги. А наркотиков требовалось все больше и больше. Шесть месяцев Джиа  Каранджи – по настоянию родственников – провела в реабилитационной клинике. Выйдя, она стала продавать джинсы, потом устроилась кассиром в универмаг, стала учиться на курсах в колледже, интересовалась фотографией и кино… А потом исчезла.

Родные не скоро нашли ее. Джиа продавала мужчинам свое некогда прекрасное, а ныне покрытое язвами тело, чтобы купить наркотик, которого с каждым днем требовалось все больше и больше.

Над ней издевались, били, насиловали и снова издевались, и снова били…  Всего лишь пять страшных лет разделяло ее от той совершенной модели, американской мечты, что приводила в восторг сотни тысяч людей по всему миру…

Из дневника Джии Мари Каранджи: «У меня три раза была передозировка. Почему бог спас меня тогда?..»

Умирала она на руках у матери. Сперва началась сильнейшая пневмония, затем, после детального обследования, врачи вынесли страшный диагноз: СПИД. Ее поместили в отдельную палату, куда не пускали никого, кроме матери.

В последние месяцы жизни дочери она постаралась подарить ей все, чего Джии так не хватало с детства: внимание, заботу и любовь.  На двери ее палаты она прикрепила портрет Иисуса. Он… не помог: Джиа с каждым днем чувствовала себя все хуже и хуже.

Она хотела снять сюжет – рассказать подросткам о наркотиках. Но не успела… За четыре недели до смерти Каранджи поместили в изолятор. 18 ноября 1986 года Джиа Мари Каранджи умерла. Когда санитары перемещали ее тело на каталку, чтобы отвезти в морг, спина ее разломилась надвое.

Джиа стала одной из первых женщин, причиной смерти которой был открыто назван вирус иммунодефицита.

Хоронили 26-летнюю Джию в закрытом гробу. О том, что знаменитая на весь мир супермодель умерла, большинство людей узнало только через год…

Из дневника Джии Мари Каранджи: «Жизнь и смерть. Энергия и покой.

Если я остановилась сегодня, это все же того стоило, и даже ошибки, которые я сделала и которые я бы исправила, если бы могла, боль, что сжигала меня и оставила шрамы в моей душе  – это все стоило того, что бы мне позволили идти туда, куда я шла: к этому аду на земле, к этому раю на земле и обратно, внутрь, под, между, сквозь них, в них и над ними…»

Спустя двенадцать лет после сметри Джии Мари Каранджи на экраны США вышел фильм «Джиа». Роль супермодели сыграла Анджелина Джоли, которая очень долго не соглашалась на это предложение, ссылаясь на то, что жизнь Джиа была слишком похожа на ее собственную…

Источник: http://sobranie.vl.ru/fashion/dzhia-mari-karandzhi-slishkom-dikaya-chtoby-zhit

Ссылка на основную публикацию