Ник кейв — биография знаменитости, личная жизнь, дети

Ник Кейв

Николас Эдвард Кейв родился 22 сентября 1957 года в городе Варраканабил, штат Виктория, Австралия. Он вырос в англиканской семье. Во время учёбы в художественном колледже Кейв встретил Мика Харви, с которым организовывал практически все свои последующие музыкальные проекты. Первым стала в конце 1970-х группа Boys Next Door, которая распалась к 1980 году.

После этого создается группа The Birthday Party, названная так в память одной из сцен из романа Достоевского «Преступление и наказание». Группа отправляется в Европу, и распадается к 1983 году.

Незадолго до того, Ник Кейв знакомится с Бликсой Баргельдом — лидером немецкой группы Einst?rzende Neubauten, и вскоре предлагает ему играть у себя.

Бликса соглашается, и участвует в проектах Кейва на протяжении почти 20 лет.

Так, в 1984 году выходит первый альбом новой группы Кейва — Nick Cave and the Bad Seeds — From Her To Eternity. Большую популярность Кейву приносят его альбомы Let Love In, Henry's Dream и Murder Ballads. На альбоме Murder Ballads присутствуют дуэты Кейва с Кайли Миноуг и Пи Джей Харви.

Кейва характеризуют как мрачного и угрюмого музыканта, его часто ставят в один ряд с Томом Уэйтсом и Леонардом Коэном.

В 2006 году Ник Кейв создаёт новый проект — квартет «Grinderman» на основе группы, сопровождавшей его во время т. н. «сольных» турне. В 2007 году вышел их дебютный одноимённый альбом, а в 2010 второй альбом «Grinderman 2».

Личная жизнь

После завершения дебютного романа «И узре ослица Ангела Божия» Кейв покидает Западный Берлин незадолго до падения Берлинской стены и отправляется в Сан-Паулу, Бразилия, где встречает бразильскую журналистку Вивьен Карнейро (Viviane Carneiro). 10 мая 1991 рождается сын Люк, но в брак они никогда не вступали.

Второй сын Ника Кейва, Джетро (род. 1991) живет в Австралии со своей матерью, Beau Lazenby, и строит карьеру модели.

Недолгие, но бурные, отношения с Пи Джей Харви в середине 1990-х оставили ощутимый след в стилевой Кейва: альбом Murder Ballads, записанный в то время (1995), принес группе самый масштабный успех (после клипов Henry lee (с Пи Джей Харви) и Where The Wild Roses Grow (с Кайли Миноуг) MTV номинировал Кейва как «лучшего мужского исполнителя 1996 года»), а следующий за ним The Boatman's Call считается его творческим акме.

Кейв исполнил «Into My Arms» на телетранслировавшихся похоронах Майкла Хатченса (Michael Hutchence), но отказался играть перед камерами. Кейв является крестным отцом единственного ребенка Хатчинса — дочери Хевенли Хираани Тайгер Лили Хатчинс (Heavenly Hiraani Tiger Lily).

Ник Кейв и религия

В прошлом Кейв называл себя христианином.

В изданных им лекциях по музыке и написанию песен он утверждал, что любая сколько-нибудь правдивая песня о любви — это песня по направлению к Богу (для Бога; от Бога: song for God), а также приписывал смягчение (и созревание) своей музыки перемещению фокуса со Старого Завета на Новый.

Он не принадлежит к конкретной конфессии и отделил себя от религии как от «чисто американского явления, которое украло, приватизировало имя Бога». В интервью The Guardian в 2009 году он сказал: «Верю ли лично я в персонифицированного Бога? Нет.»

В недавней (2010) статье Los Angeles Times разьяснено: «Я не религиозен, я не христианин, но я оставляю за собой право на веру в возможность существования Бога. Это как попытка доказать то, что доказать невозможно…

Я критически отношусь к [официальным] религиям, к тому, сколько разрушения они приносят.

Но, как музыкант и как творец, я считаю, что мне без этого не обойтись — без частички божественного, которая пронизывает насквозь мои песни».

Литературная деятельность

На личность и творчество Ника Кейва сильно повлияла художественная литература, производившая на него большое впечатление с детства. По словами самого Кейва, у него был хороший учитель литературы, а отец пытался «вдолбить» ему в голову два фрагмента из книг: начальную сцену из «Лолиты» Набокова и сцену убийства из «Преступления и наказания» Достоевского.

Кейв написал роман «И узре ослица Ангела Божия», изданный в 1989 году. Кроме того, Ник Кейв является автором поэтических сборников «Король Чернило. Том I» и «Король Чернило. Том II». «И узре ослица Ангела Божия» перевёл на русский Илья Кормильцев. В сентябре 2009 года в свет вышел второй роман Кейва — «Смерть Банни Монро» (The Death of Bunny Munro). Обе книги переведены на русский язык.

Деятельность в кино

Первый свой саундтрек Ник записал в 1983 году для фильма «Standt. Die». За ним последовало множество других, в том числе записанные вместе с Бликсой Баргельдом и Миком Харви «To Have and To Hold» и «Ghosts of… Civil Dead». Ник также стал соавтором последнего и сыграл в нём одну из ролей.

Выступление The Bad Seeds можно увидеть в фильме Вима Вендерса «Небо над Берлином» (нем. Der Himmel ?ber Berlin, 1987). Кейв также снимался вместе с Бликсой Баргельдом в фильме «Дэнди» Петера Земпеля (нем. Peter Sempel) и ещё нескольких независимых фильмах.

В 2005 году на экраны вышел вестерн «Предложение» (The Proposition) по сценарию Ника Кейва, с саундтреком Кейва и его коллеги по Bad Seeds Уоррена Эллиса.

На этом Ник не остановился — он участвовал в записи музыкального сопровождения к фильму «Доро?га» (The Road) — постапокалиптическому художественному фильму Джона Хиллкоута, экранизации одноимённого романа Кормака Маккарти, а на 2011 год планируется выход нового фильма по его сценарию, «Death of a Ladies' Man».

Я люблю рок-н-ролл. Это невероятная революционная форма самовыражения, способная изменить человека так, что он сам себя перестает узнавать. Впрочем, я вынужден признать: в рок-н-ролле очень много говна. Очень.

Песни Кейва очень востребованы в кино, они вошли в саундтреки более чем к тридцати фильмам.

В 1990 году вышел документальный фильм о The Bad Seeds «Дорога Бог знает куда» режиссёра Ули М. Шуппеля.

В 2007 году Кейв снялся в эпизодической роли в фильме «Убийство Джесси Джеймса» («Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса» / «The Assassination of Jesse James by the Coward Robert Ford»). Кейв и Уоррен Эллис также написали музыку к фильму.

Под песню Ника Кейва «O Сhildren», танцуют Гарри и Гермиона в фильме «Гарри Поттер и Дары Смерти: Часть 1».

Роли в фильмах

Озвучание

Саундтреки к фильмам

  • 1987 — Собаки в космосе (Dogs In Space)
  • 1989 — Призраки гражданской смерти (Ghosts… of the Civil Dead, реж. Джон Хиллкоат (John Hillcoat))
  • 1990 — Посещая эту планету (Just Visiting This Planet)
  • 1990 — Первокурсник (The Freshman)
  • 1992 — Остановка в пути (Gas Food Lodging)
  • 1993 — Так далеко, так близко (In weiter Ferne, so nah!, реж. Вим Вендерс): Faraway So Close (заглавная), Cassiel’s Song
  • 1994 — Тупой и еще тупее (Dumb and Dumber): Red Right Hand
  • 1994 — Секретные материалы(X-Files 2 сезон 5 и 6 серии (Duane Barry)(Ascension)): звуковое оформление(5серия) и песня Red Right Hand(6 серия)
  • 1994 — Джонас в пустыне (Jonas in the Desert, реж. Питер Семпел)
  • 1995 — Бэтмен навсегда (Batman Forever): There Is a Light
  • 1996 — Крик (Scream): Red Right Hand
  • 1996 — Иметь и удержать (To Have and To Hold, реж. Джон Хилкоат)
  • 1996 — Лунная шкатулка(Box Of Moonlight, реж. Том ДиЧилло (Tom DiChillo)): Red Right Hand
  • 2001 — Птицы (Le Peuple Migrateur, реж. Жак Перрен): To Be By Your Side
  • 2005 — Предложение (The Proposition, реж. Джон Хиллкоат)
  • 2005 — Любовь и сигареты (Romance & Cigarettes, реж. Дж. Туртурро): Little Water Song
  • 2006 — Избавь нас от зла (Deliver Us from Evil, реж. Эми Берг): Time Jesum Transeuntum et Non Revertentum
  • 2007 — Убийство Джесси Джеймса (The Assassination of Jesse James by the Coward Robert Ford, реж. Эндрю Доминик)
  • 2007 — Istories apo tin apenanti ohthi (1 эпизод, серия Daneikos efialtis): The Weeping Song
  • 2009 — Дорога (The Road, реж. Дж. Хиллкоат)
  • 2010 — Гарри Поттер и Дары Смерти: часть 1 (Harry Potter and the Deathly Hallows: Part 1): O Children

Также Ник Кейв будет причастен к созданию саундтрека для мультфильма «Пинноккио» Гильермо Дель Торо.

Мэтт Биффа, занимавшийся подбором музыки к «Гарри Поттеру-7.1», рассказал, что песней, под которую танцуют Гарри с Гермионой, могли стать треки Radiohead или Oasis, но он выбрал «O Children» Кейва.

Авторские сценарии

  • Мокрый штат (The Wettest Country In The World) реж. Джон Хиллкоут (John Hillcoat)
  • Смерть Банни Манро (Death of Bunny Munro, 2011) реж. Дж. Хиллкоат
  • Ворон (The Crow, 2011) реж. Stephen Norrington
  • Предложение (The Proposition, 2005) реж. Дж. Хиллкоат
  • Призраки гражданской смерти (Ghosts… of the Civil Dead, 1989) реж. Дж. Хиллкоат

Дискография

  • The Birthday Party (Hee Haw) (1980)
  • Prayers On Fire (1981)
  • Junkyard (1982)
  • Mutiny! / Bad Seed (1983)
  • From Her to Eternity (1984)
  • The Firstborn Is Dead (1985)
  • Kicking Against the Pricks (1986)
  • Your Funeral… My Trial (1986)
  • Tender Prey (1988)
  • The Good Son (1990)
  • Henry's Dream (1992)
  • Live Seeds (1993)
  • Let Love In (1994)
  • Murder Ballads (1996)
  • Unknown & Unreleased (1996) (bootleg)
  • The Boatman's Call (1997)
  • Live at the Royal Albert Hall (1998)
  • No More Shall We Part (2001)
  • Nocturama (2003)
  • Abattoir Blues/The Lyre of Orpheus (2004)
  • B-Sides & Rarities (3 CD) (2005)
  • Dig, Lazarus, Dig!!! (2008)
  • What A Wonderful World (with Shane MacGowan)
  • Where The Wild Roses Grow (with Kylie Minogue)
  • Henry Lee (with PJ Harvey)
  • Grinderman (2007)
  • Grinderman 2 (2010)
  • Burnin' The Ice (1983) (with Die Haut)
  • White Lunar (2009) (with Warren Ellis)
  • The Secret Life Of The Love Song (1999)
  • Here Comes The Sun (2002)

Библиография

  • И узре ослица Ангела Божия / And the Ass Saw the Angel (1989, рус. перевод 2001) (роман)
  • Король Чернило. Том I / King Ink (1988, рус. перевод 2004) (поэзия, пьесы, эссе)
  • Король Чернило. Том II / King Ink II (1997, рус. перевод 2005) (поэзия, пьесы, эссе)
  • Смерть Банни Монро / The Death of Bunny Munro (2009, роман)

Источник: http://people-archive.ru/character/nik-keyv

Ник Кейв. Nicholas Edward Cave — Австралийский Музыкант

Николас Эдвард Кейв родился 22 сентября 1957 года в городе Уорракнабил, штат Виктория, Австралия, в семье учителя английского языка Колина Франка Кейва и работницы библиотеки Доун Кейв. У него есть два старших брата — Тим и Питер и младшая сестра Джули. Он вырос в англиканской семье.

    Во время учёбы в художественном колледже Кейв встретил Мика Харви, с которым организовывал практически все свои последующие музыкальные проекты. Первым стала в конце 1970-х группа «Boys Next Door», которая распалась к 1980 году.

    После этого создается группа «The Birthday Party», названная так в память одной из сцен из романа Достоевского «Преступление и наказание». Группа отправляется в Европу, и распадается к 1983 году.

Незадолго до того Ник Кейв знакомится с Бликсой Баргельдом — лидером немецкой группы «Einstürzende Neubauten», и вскоре предлагает ему играть у себя.

Бликса соглашается и участвует в проектах Кейва на протяжении почти 20 лет.

    Так, в 1984 году выходит первый альбом новой группы Кейва — «Nick Cave and the Bad Seeds» — «From Her To Eternity». Большую популярность Кейву приносят его альбомы «Let Love In, Henry's Dream и Murder Ballads». В альбоме «Murder Ballads» присутствуют дуэты Кейва с Кайли Миноуг и Пи Джей Харви.

    Кейва характеризуют как мрачного и угрюмого музыканта, его часто ставят в один ряд с Томом Уэйтсом и Леонардом Коэном.

    В 2006 году Ник Кейв создаёт новый проект — квартет «Grinderman» на основе группы, сопровождавшей его во время «сольных» турне. В 2007 году вышел их дебютный одноимённый альбом, а в 2010 второй альбом «Grinderman 2».

    На личность и творчество Ника Кейва сильно повлияла художественная литература, производившая на него большое впечатление с детства. По словами самого Кейва, у него был хороший учитель литературы, а отец пытался «вдолбить» ему в голову два фрагмента из книг — начальную сцену из «Лолиты» Набокова и сцену убийства из «Преступления и наказания» Достоевского.

    Кейв написал роман «И узре ослица Ангела Божия», изданный в 1989 году. Кроме того, Ник Кейв является автором поэтических сборников «Король Чернило. Том I» и «Король Чернило. Том II». В сентябре 2009 года в свет вышел второй роман Кейва — «Смерть Банни Монро» — «The Death of Bunny Munro». Обе книги переведены на русский язык.

    Первый свой саундтрек Ник записал в 1983 году для фильма «Standt. Die». За ним последовало множество других, в том числе записанные вместе с Бликсой Баргельдом и Миком Харви «To Have and To Hold» и «Ghosts of… Civil Dead» Джона Хиллкоута. Ник также стал соавтором последнего и сыграл в нём одну из ролей.

    Выступление «The Bad Seeds» можно увидеть в фильме Вима Вендерса «Небо над Берлином» 1987 года. Кейв также снимался вместе с Бликсой Баргельдом в фильме «Дэнди» Петера Земпеля и ещё нескольких независимых фильмах.

    В 2005 году на экраны вышел вестерн «Предложение», по сценарию Ника Кейва, с саундтреком Кейва и его коллеги по «Bad Seeds» Уоррена Эллиса.

На этом Ник не остановился — он участвовал в записи музыкального сопровождения к фильму «Дорога» — постапокалиптическому художественному фильму Джона Хиллкоута, экранизации одноимённого романа Кормака Маккарти.

В 2012 году в прокат вышел очередной фильм по сценарию Кейва — «Самый пьяный округ в мире».

Читайте также:  Анна дурицкая - биография знаменитости, личная жизнь, дети

    Песни Кейва очень востребованы в кино, они вошли в саундтреки более чем к тридцати фильмам. В 1990 году вышел документальный фильм о «The Bad Seeds» «Дорога Бог знает куда» режиссёра Ули М. Шуппеля.

    В 2007 году Кейв снялся в эпизодической роли в фильме «Убийство Джесси Джеймса». Кейв и Уоррен Эллис также написали музыку к фильму.

    В 2014 году вышел постановочно-документальный фильм о жизни Ника Кейва — «20 000 дней на Земле».

    Кейв имел отношения с Анитой Лэйн, участницей «The Bad Seeds» с конца 1970-х до середины 1980-х. Она оказала неоспоримо сильное влияние на Кейва и его работу, часто позиционируется как его «муза».

Вопреки этому, Кейв и Лэйн записывались вместе редко. Самый известный плод сотрудничества — эпизодическое появление Лэйн в кавер-версии Кейва «Death Is Not The End» Боба Дилана, альбом «Murder Ballads».

    После завершения дебютного романа «И узре ослица Ангела Божия» Кейв покидает Западный Берлин незадолго до падения Берлинской стены и отправляется в Сан-Паулу, Бразилия, где встречает бразильскую журналистку Вивьен Карнейро. 10 мая 1991 рождается сын Люк, но в брак они так никогда не вступили.

    Второй сын Ника Кейва, Джетро — живет в Австралии со своей матерью, и строит карьеру модели.

    Звезда с обложки альбома «Phantasmagoria» 1985 года, группы «The Damned» и модель Вивьен Вествуд, бросила свою работу, и летом 1999 года состоялась женитьба. Двойняшки — Артур и Эрл — в браке появились в 2000. 14 июля 2015 года Артур Кейв трагически погиб. 

Источник: https://ruspekh.ru/people/item/nik-kejv

8 фактов о Нике Кейве: музыканте, поэте, писателе, сценаристе и австралийце

В англоязычной прессе Ник Кейв имеет точно такое же прозвище, как Оззи Осборн, — «Князь Тьмы». Так что, по логике, у нас в России мы имеем полное право писать «Ник Кейв, великий и ужасный».

Помимо нескольких сборников стихов, эссе и песенной лирики, Ник Кейв опубликовал два художественных романа: «И узре ослица Ангела Божия» (1989) и «Смерть Банни Манро» (2009). Первый имел особый успех и переведен на три десятка языков. На русский «Ослицу» переводил Илья Кормильцев, хорошо знакомый тебе по группе «Наутилус Помпилиус».

За плечами Кейва полтора десятка саундтреков к кинофильмам, самый известный из которых — постапокалипсис «Дорога» 2009 года режиссера Джона Хиллкоута по роману Кормака Маккарти.

О смерти своего отца в автокатастрофе Ник Кейв узнал, когда сидел в полицейском участке из-за обвинения в ограблении. Ему тогда было 19 лет. По словам Кейва, именно тогда, на фоне всех этих потерь и потрясений, слова в его голове стали перемещаться, скапливаться, складываться и обретать особый смысл.

В Австралии Ник Кейв надолго не задержался. Как только его группа The Birthday Party вызвала интерес в Европе, они переехали в Лондон, а затем в Западный Берлин.

В то время The Birthday Party благодаря библейской и мистической лирике считались своими на готической сцене.

Надо сказать, что в 1980—1981 годах готик-рок еще только-только поднимал свою вампирскую голову и считался злостным андеграундом.

В 1985 году пионеры британского панка The Damned выпустили альбом Phantasmagoria, который, как и пара предыдущих пластинок, тяготел к готическому року. Женщина-вамп на фотографии с обложки — это еще совсем молодая модель Сьюзи Бик, с которой Ник Кейв теперь состоит в браке. В июле 2015 года один из их сыновей-близнецов разбился, упав со скалы. Ему было пятнадцать.

Кейв пользуется традиционной печатной машинкой. Дело даже не столько в силе привычки, сколько в творческих принципах: Ник Кейв опасается, что в припадке плохого настроения способен стереть все, что написал накануне. А то, что уже отпечатано на машинке, не удалишь одним нажатием адской кнопки Delete.

По просьбе своего земляка Рассела Кроу Ник Кейв написал сценарий для фильма «Гладиатор-2».

Согласно сюжету, генерал Максимус получает от богов дар бессмертия и принимает участие во всех важнейших войнах и битвах человечества вплоть до наших дней.

Мы почему-то совсем не удивлены, что сценарий был отвергнут студиями, все-таки продюсеры и сценаристы должны для взаимопонимания потреблять равноценные химикаты.

Источник: https://www.MaximOnline.ru/guide/music/_article/nick-cave-facts/

Ник Кейв: Между ангелом и бесом

Люди считают меня угрюмым. Ну что ж, наверное, это потому, что я и правда написал кучу песен про смерть и прочее дерьмо.

Внешне он меньше всего напоминает музыкального кумира миллионов: мрачный облик, длинные с залысинами волосы, не самое привлекательное мышиное лицо, несоразмерно большие пиджаки, висящие на нём, как на вешалке.

Но стоит ему только открыть рот, чтобы показать публике плоды своих творческих мук (а по заявлению музыканта написать песню – всё равно что родить арбуз), как становится понятно, за что его вот уже 40 лет любят во всех уголках мира.

И это несмотря на то, что все эти по истине библейские 40 лет Ник водит своих слушателей за нос.

Вроде парень строит из себя мрачного антигероя в мире музыки, носит почетные титулы «Принц тьмы», «угрюмый лирик», «проклятый поэт» (а русские фанаты любя именуют его не иначе как Коля Пещера), выдавая себя за главного трагика музыкальной современности, но тем не менее каждые 10 лет меняет жанры.

Например, наш антигерой cочинил и спел потрясающую песню с до тошноты попсовой Кайли Миноуг «Where The Wild Roses Grow», после чего, к несчастью для фанатов, стал звездой MTV, но вовремя одумался и не явился на церемонию для получения награды, пафосно заявив, что его музыка самобытна и не имеет никаких конкурентов. Но ладно жанры, Ник Кейв, ко всему прочему, меняет ещё и роды деятельности, чередуя музыку с актёрством, написанием сценариев и книг. Причем это не какие-то там сраные сказки госпожи Мадонны, а серьёзное чтиво, с названиями, которые с первого раза не поймёшь.
Его биография – это круговорот таланта, наркотиков, религии и стопроцентного творчества.

От Австралии до Берлина

Я австралиец. Я вырос в Австралии – в стране, у которой никогда не было своей культуры, кроме, конечно, культуры аборигенов. И, наверное, именно за это я больше всего благодарен ей – за то, что она заставила меня искать что-то в других странах. А поиск – это самое важное, так мне кажется.

Если ты не знал, то сообщаем: Кейв родился в Австралии, в славном пустынном городе Виктория. Эта удивительная Terra Incognito, где в июле – самый разгар зимы, подарила нам не так много музыкальных легенд, но все они, что называется, прямое попадание в десятку: ACDC, Bee Gees. И вот среди них Кейв.

Детство его ничем не отличалось от детства остальных сверстников: слишком набожные родители англиканцы и практически уличное воспитание. Однако со временем, помимо страсти к мелкому хулиганству и любви к Богу, прибавилась ещё одна любовь – к музыке.

Сначала это были кислотно-мистические запевы «Короля ящериц» Джима Моррисона, потом вклинилась музыка потяжелее.

Познакомившись во время учёбы в колледже с Миком Харви, его будущим товарищем и соратником на протяжении всей оставшейся жизни, они создают одну из самых мрачных пост-панк групп 80-х The Boys Next Door, которая позже сменила название на более позитивное – The Birthday Party. Иначе было нельзя, они были настолько мрачными, что их песни запрещали на радио за строчки о самоубийстве.

Честно говоря, группа стала культовой только тогда, когда весь мир проникся Кейвовскими мрачными повестями об убийстве и любви. При жизни группы их особо не слушали, хотя критики всячески нахваливали самобытную банду, которая повлияла на готическую музыку гораздо больше, чем кладбища старого Лондона.

Критики того времени в своих обзорах писали: «Ник Кейв не столько поёт, сколько исторгает вокал из своего нутра», – и говорили, что даже фильмы Хичкока не были настолько жуткими.

В общем-то репутация и мелкие скандалы, постоянно крутившиеся вокруг банды, только добавляли оснований считать их угрюмыми социопатами и убер-маргиналами.

Они были обычными парнями, которым не хотелось играть обычный панк-рок, но то басиста сажают в тюрьму на несколько месяцев за мелкое воровство, то другой участник коллектива оштрафован за вождение в… нетрезвом виде – слишком мягко… в свинском виде.

К тому же, сами парни постоянно дрались и скандалили под воздействием самого вкусного и самого свежего бухла, которое могла достать эта австралийская доза депрессии. Наверное, Кейв не мог писать других песен, ибо этот период его жизни отличался особой сложностью. Что тут говорить, весть о гибели своего отца в автокатастрофе он получил, сидя в полицейском отделении города Мельбурна, куда был доставлен по подозрению в краже со взломом.

За свою недолгую пятилетнюю историю парни исколесили Европу, надолго задержавшись в Англии и Западном Берлине.

Там произошло знаковое знакомство с дальнейшим соратником и истинным стойким арийским рок-н-ролльщиком Бликсой Баргельдом – отвязным парнем, который во время их первого приезда в 1998-м после концерта решил попрыгать на капоте припаркованной рядом машины.

Оказалось, что машина принадлежала злонравному русскому братку, который питал уважение к совершенно другой музыке, и никакие Коли Пещеры для него авторитетами не были. Отделались легко – деньгами.

Кроме того, именно Бликса своим нежным голоском заменял партии Кайли Миноуг на концертах во время исполнения той самой пресловутой песни про дикие розы. В Западном Берлине Бликса гордо носил статус «первого парня на селе», играя на гитаре в экспериментальной группе Einstürzende Neubauten.

Баргельд и компания воплощали собой апокалиптический образ планеты Земля, ломая инструменты и используя ударные и перкуссии в астрономически больших количествах.

Ника впечатлило их выступление по телевидению, после чего он настойчиво попросил присоединиться к «Вечеринке», а уж затем создал с ним ту самую группу, которая сделала его тревожные песни о смерти, любви и убийствах известными на весь мир, а тревожный баритон культовым.

Nick Cave and the Bad Seeds

Я люблю рок-н-ролл. Это невероятная революционная форма самовыражения, способная изменить человека так, что он сам себя перестает узнавать. Впрочем, я вынужден признать: в рок-н-ролле очень много говна. Очень.

Nick Cave and the Bad Seeds – именно за это мы и любим Кейва.

Через жернова команды прошло множество музыкантов, повлиявших на его звучание, которое металось от совершенного готик-панка до респектабельно-зловещего блюза. Это та самая музыка для триллера, для дальней ночной дороги по шоссе в никуда. Для убийства, для созерцания домика в лесу, и обязательно в ночное время.

Они умели и до сих пор умеют вести себя сдержанно, периодически срываясь до поведения, достойного бедлам-капеллы. Именно в эти моменты взмыленный, как скаковая лошадь, Кейв, закружившийся в шаманском танце и безбожно вопящий в микрофон, являет собой образ «Принца тьмы», которым он купил весь уважающий его мир.

Музыка группы, в которой в разное время правила то перегруженная гитара, то смычковые инструменты, пробивала зрительское сердце навылет, даже тех зрителей, которые не понимали, о чем бормочет этот похожий на маньяка товарищ.

Иногда добавлялись индейские мотивы, иногда, особенно во время их бурного романа и сотрудничества с мистической «леди рок» Пи Джей Харви, его композиции звучали как музыка для элиты. Но мы ведь все считаем себя элитой, не так ли?

Но по большому счёту, всемирную славу группа получила именно после культового Murder Ballads, где был тот пресловутый дуэт с Миноуг. В альбоме было много дуэтов, в том числе и с госпожой Харви.

Правда, на волне коммерческого успеха их следующий альбом отошел от биографического типа повествования и конфессиональных песен об отношениях между людьми, потере и тоске с фирменной циничной подливой. The Boatman’s Call являл собой сборище глубоко трагических и красивых песен о любви, без иронии, сарказма или насилия.

Фанаты перепугались, ведь дядюшка Кейв и компания стали слишком уж сентиментальными. Следующий их альбом сделал попытку вернуться к истокам, и вроде бы получилось, да не совсем.

С тех пор группу покинули такие корифеи, как Харви, Баргельд, самому Кейву, по-видимому, тоже опостылело играть одни и те же песни 25 лет, и он создает сайд-проект с Grinderman, в котором скатился от оркестровых переливов к гаражному року, сумев каким-то чудесным образом сохранить ту аутентичную «бэдсидовскую» атмосферу. Сейчас он продолжает гастролировать, петь те песни, которые посчитает нужным. 57-летний Кейв старается держать себя под контролем и уже не так беснуется в творчестве, но всё равно ощущение, что он слетел с катушек, не покидает. Главное, что он так же выдавливает из себя слова своим мрачным скрипучим баритоном.

После концерта мы много говорили, что нельзя отпускать от себя песни надолго. Мы и 20 лет назад говорили между собой, что нужно иметь стальные яйца, чтобы исполнять «The Mercy Seat». А некоторые песни живут сами по себе, такие как «Your Funeral, My Trial».

Ее мы играли четыре или пять раз в этом туре, причем концерты шли один за другим. И однажды я почувствовал, как песня умирает прямо передо мной, пока я пою. Это было как ее агония, как последнее дыхание… И тогда я сказал Уоррену: «Хватит с нее». Мы не играем хиты.

Мы играем песни, у которых есть силы для того, чтобы выживать.

Читайте также:  Cheyenne jackson - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Вдохновение, Бог и наркота

Что самое интересное, Кейва на песни вдохновлял… Бог. В изданных им лекциях по музыке и написанию песен он утверждал, что любая сколько-нибудь правдивая песня о любви – это песня по направлению к Богу.

Очень давно я спросил кого-то: «Ну и о чем мне писать?» Ответ был такой: «О любви и Боге». И я подумал: хорошая идея.

Правда, с религиями он не на ты. Религию любят… Он просто не относит себя ни к кому: ни к католикам, ни к англиканцам.

Я верующий человек. Я не хожу в церковь и не принадлежу ни к какой конкретной религии, но я верю в Бога. Думаю, ему этого достаточно. Религия – это плод воображения и в каком-то смысле крах этого воображения. Сама идея веры не так уж гениальна, она ограничивает.

Хотя историю о Христе я нахожу невероятно трогательной, а Евангелие – впечатляющим. Но первое, что выветрилось из меня, когда я бросил наркотики, – это вера в Бога.

Ещё сложнее его отношения с наркотиками, с которыми он завязал в начале 90-х.

Это была странная пора, когда были записаны самые злые песни. Группа буквально блевала кокаином – настолько огромными были дозы. Очень интересно было поведение Кейва. С утра он с жуткой ломкой шел в церковь. Мучаясь от чертовски неприятной ломки, он потел и слушал проповедь.

А потом не выдерживал, убегал домой, пускал по вене и уговаривал себя: «Я веду вполне гармоничный образ жизни».

Хотя ты знаешь, нет никакой разницы – принимал я наркотики или нет. Это всего лишь мои воспоминания, моя жизнь.

Кейв и литература

Книги Кейв начал писать с середины 80-х. Что характерно, на него особенно повлияла русская литература.

Отец Ника, преподаватель английского, с молодых ногтей пытался вбить юноше два фрагмента из книг: начальную сцену из «Лолиты» Набокова и сцену убийства из «Преступления и наказания» Достоевского.

Собственно, The Birthday Party названа в память об одной из сцен романа «Преступление и наказание», а именно о поминках Мармеладова. У человека свои аналогии.

И рассказы у Кейва такие же мрачные, как и песни. Первая книга – «И узре ослица Ангела Божия» – сильная и трагическая повесть о жизни немого человека Юкрида Юкроу, считающего себя несущим особое предназначение, Божьим посланником.

Он появляется на свет от страдающей тяжелейшим алкоголизмом и ожирением матери и отца – выходца из семьи, дурно славящейся кровосмесительством, психическими недугами и каннибализмом. Семейная тирания, условия жизни и неприязнь местных жителей заставляет Юкрида Юкроу возненавидеть окружающую его действительность. С самого своего рождения юноша не знает ничего, кроме унижения и боли.

Вечно гонимый, отверженный и избитый Юкрид постепенно сходит с ума.
Затем были написаны «Смерть Банни Монро» и ещё два тома стихов под общим названием «Король Чернило».

Кейв и кино

Однако стихи и рассказы не единственное, чем славен Ник. Сценарии – вот ещё одно его литературное предпочтение. Собственно, фильмы «Самый пьяный округ в мире» и «Предложение» сняты по сценарию Ника. Кроме того, он то и дело пишет музыку к фильмам и играет в них очень эпизодические роли. Собственно, «Острые козырьки», музыка оттуда – кейвовских рук дело.

А недавно про самого Кейва сняли фильм, названный странно, но необычно – «20000 дней на земле». Это просто фильм про один вымышленный день из жизни артиста, где он беседует с психоаналитиком, вспоминает былое, жизнь с наркотиками, творчество.

Проще говоря, документальный фильм о жизни Ника Кейва, рассказанный самим Кейвом. Получилось занятно, красиво, эффектно и приятно для зрительских глаз. Особенно для фанатских. Но вопли по поводу гениальности картины до сих пор непонятны многим.

Я не могу и не хочу притворяться обычным человеком, как это делают многие рок-звезды. Сама идея того, что богатые музыканты изо всех сил пытаются доказать, что они просто обычные люди, вызывает у меня падучую. Это очень болезненная штука: доказывать, что ты такой же, как все, будучи внутри надменным и горделивым.

Поэтому я и не играю в обычного человека и не пишу для обычных людей песен.

Сейчас у Ника всё хорошо. Он мечтает когда-нибудь расширить свою деятельность до написания картин, написать ещё пару десятков книг и саундтреков. Секрет его деятельности прост: он просто не тратит время на интернет.

Он живет с семьей в тихом английском Хове, успев оплакать прошлогоднюю кончину своего сына-близнеца, который сорвался с обрыва.

Сейчас у него всё хорошо, но он, конечно, постарел, сильно постарел, он спокоен даже на сцене, и нет бурных романов, как, например, с его наркотической музой Анитой Лэйн и прочими случайными дамами, родившими ему плоды любви, но пока в глазах бушует тот самый дьявольский огонь, Ник Кейв не умрет. Храни тебя Господь, Коля Пещера.

Источник: https://BroDude.ru/nik-kejv-mezhdu-angelom-i-besom/

Ник КЕЙВ: «Я не дружу с голливудскими звёздами» | Респектабельная газета «КОНКУРЕНТ»

Его называют «королём альтернативного рока», «принцем тьмы», «чёрной фигурой печали» и «величайшим мистическим персонажем» в современной музыке.

Печальный баритон Ника Кейва – гордость австралийского подполья и одно из главных достояний культового британского лейбла «Mute».

Обладая внешностью не то проповедника, не то чернокнижника, главный рок-интеллектуал Зеленого континента вот уже 30 лет вспахивает музыкальную ниву, выпускает поэтические сборники и активно участвует в жизни независимого кинематографа – в качестве композитора, сценариста, а иногда и актера.

Зачем маньяк убивает в конце песни невинную красавицу?

Родившись 22 сентября 1957 года в городе Варраканабил, в пригороде Мельбурна, в интеллигентной семье (мать – библиотекарь, отец – преподаватель), Николас Эдвард Кейв уже с ранних лет стал писать стихи и музыку.Ник Кейв живет в Лондоне и очень выборочно ездит на гастроли по разным странам. Известно, что он никогда не выступает там, где ему не нравится.

Воспитанный на набоковской «Лолите», находящий родственные черты в Достоевском, он особенно ценит мрачный русский юмор. С Ником Кейвом в разные годы работали такие исполнители, как Кид Конго Пауэрс, Пи Джей Харви, Бликса Баргельд, группа «Pulp». Его часто сравнивают с Томом Уэйтсом.

Ник Кейв сыграл во многих фильмах (в том числе в знаменитом «Небе над Берлином» Вима Вендерса), написал музыку почти к двадцати картинам, выпустил множество клипов, музыкальных альбомов и дал колоссальное количество концертов.

Как ни странно, в последнее время он прославился в качестве серьезного писателя: два тома «Короля Чернило», куда входят пьесы, эссе, стихи, тексты к песням, наброски, черновики и рисунки, уже издавались в России. Роман «И узре ослица Ангела Божия», переведенный на тридцать языков, тоже выходил в нашей стране восемь лет назад.

Его фигура – поэта, музыканта, певца, литератора и актера – стоит в ряду признанных гениев нашего времени. И хотя Кейв – это герой для изысканных меломанов, тем не менее его знаменитая песня «Где растут дикие розы», спетая в дуэте с Кайли Миноуг, известна и любима всеми в мире. Зачем маньяк убивает в конце песни и клипа невинную красавицу? – вопрос, который до сих пор мучит миллионы…

«Мне нужен был адреналин, а ему – героин»

Несмотря на то что в глазах мирового сообщества он навсегда останется человеком, плескавшимся в одном водном павильоне с австралийской дюймовочкой Кайли, бывали у Кейва в жизни альянсы и поинтереснее.На первом месте, конечно, Анита Лейн – блистательная певица и муза Кейва, проведшая с ним самые дикие годы, начиная с Австралии и вплоть до его отъезда в Бразилию.

Она уходила, приходила, однажды сбежала от Ника в Америку с одним политическим обозревателем, но в конце концов именно под ее звездой прошли кейвовские восьмидесятые, и именно ее светлый образ украшает собой заднюю обложку классического альбома «From Her To Eternity».Своеобразной же антимузой Ника стала Лидия Ланч, звезда течения no wave и страстная поэтесса.

«Мы с Ником расходились решительно по всем пунктам, – со смехом вспоминала Ланч. – Ник был такой тихий и застенчивый, и я со своими дикостями, конечно, не могла ему подойти». Ланч углядела в Кейве своего героя – он и впрямь здорово напоминал ее олигофренического вида партнеров по экстремально-поэтическому порно режиссуры Ричарда Керна.

Однако если Лидия делала ставку на секс, то Кейву с лихвой хватало героина. Он как-то не стремился воплощать ее художественные фантазии (как правило, то был неприятный секс в неподходящей обстановке) в жизнь и уходил в романтический отказ, чем порой сильно бесил гранд-даму ноу вейва. Однажды они писались для какой-то телепередачи. Лидия сказала: «В Америке я величина».

Кейв возразил: «Так в Америке и я величина!» Лидия разозлилась: «Ты, миленький, величина разве что у себя в башке!» Раздосадованная Ланч вообще относилась к нашему герою довольно покровительственно: «При мне он трижды передознулся до полусмерти. Я ему говорила – еще один раз, и я тебя спасать не стану, я не нянька, в конце-то концов.

Понимаете, мне нужен был адреналин, а ему – ему, разумеется, героин».

Последней основательной музыкальной историей Кейва стал его горячительный дуэт с Пи Джей Харви в самой середине девяностых. Что до собственно семейных обстоятельств, то человек, бьющий женщин ногами, двенадцать лет как женат во второй раз и растит двух близнецов – Артура и Эрла.

Жену звать Сюзи Бик, ее можно лицезреть в фильме Роберта Олтмана «Высокая мода». Есть, впрочем, еще один сын, Люк, – от первой, встреченной еще в Бразилии жены, кудрявой fashion-красавицы по имени Вивиан Карнейро.

«От Брэда Питта получил лишь холодный кивок»
(Фрагменты интервью с Ником Кейвом)

– Вы снялись во многих фильмах. Есть ли среди голливудских звезд те, которых вы считаете своими друзьями?– Да нет, я не дружу с голливудскими звездами, у меня другая тусовка. Самая большая звезда, с которой я работал, – это Брэд Питт, с ним мы снимались в «Джонни Замше». В те времена он был отличным парнем – непосредственным, открытым, увлекающимся, обожал музыку и вообще жизнь обожал. Живой был человек, ничего не скажешь. Но потом, когда я его встретил уже успешным, слишком успешным, то на свое приветствие получил холодный кивок.

– Это вас задело?
– Да не сказать чтобы очень. Я, помню, подумал тогда, как всё-таки портит успех. Вообще, если честно, актеры мне не слишком нравятся, на их вечеринках я откровенно скучаю. Так было и на той, где я встретил Брэда.

– Говорят, вас часто принимают за Николаса Кейджа. Вас это не обижает?– Нисколько. Однажды я разговаривал с каким-то парнем целый час, после чего выяснилось, что он продолжает принимать меня за Ника Кейджа. Я не стал его разубеждать – иногда лучше быть не тем, кто ты есть.

– Например, не музыкантом, а сценаристом и драматургом?

– Ну да, типа того. Влезаешь в чужую шкуру и наблюдаешь за всем со стороны: особый род медитации.

– Почему вы постоянно выворачиваете наизнанку библейские сюжеты? Святого Лазаря вы приравняли к фокуснику Гарри Гудини, а воскрешение – к цирковому трюку.

– Нельзя же воспринимать всё буквально, как написано. Помнится, меня история Лазаря поразила не демонстрацией божественной силы, а тем, как ловко мертвый стал живым. Лежал себе, а потом раз – и пошел! Круто же, а? Эта история, как и все библейские сюжеты, вечна. Но всё равно ее надо было немного актуализировать. Я представил себе Лазаря в Нью-Йорке. Понимаешь, глупо умирать и лишать себя возможности жить в таком замечательном городе. Поэтому в Нью-Йорке Лазарь бы непременно воскрес. Ну а я просто решил напомнить об этом людям. Чудеса ближе, чем нам кажется.

– Пару альбомов назад вы толковали Библию так же извращено, но куда спокойнее. Скромные аккорды фортепиано, скрипка, женский хор… А сейчас опять разошлись.

– Ну, свою роль сыграло появление ансамбля Grinderman. Мы с друзьями изрядно пошумели, повеселились – и потом решили заодно встряхнуть музыку The Bad Seeds. Мы осуществили давно похороненную идею – сделать жесткий и громкий, но при этом акустический альбом. Когда-то такой должна была стать пластинка «Henry’s Dream». Но в 1992-м ничего не вышло – помню, я во всех интервью называл тот диск дерьмом. А сейчас, похоже, получилось.

– Но ведь в ваших текстах постоянно возникают какие-то вымышленные персонажи. Неужели не интересно узнать, кто такая Ворона Джейн или Маленькая Джини?

– Маленькая Джини – драгдилер из Нью-Йорка, я встретил ее много лет назад. Она давно умерла. В любом случае, мои воспоминания и фантазии не живут за пределами песен – так какой смысл узнавать, кто эти люди на самом деле? Иногда и вправду лучше прислушаться к мелодии и аранжировке.

– Пожалуйста – в песне «Jesus Of The Moon» звучит флейта. Это как понимать? Вроде раньше вы никогда этот инструмент не использовали?

– Вы правы, флейта у нас редкий гость. Звучит немного пасторально, но хорошо контрастирует с заглавной песней – там мы на фоне небоскребов Нью-Йорка даем жару, а тут будто на природе чай попиваем. Я вообще, как бы странно это ни звучало, люблю сельскую жизнь. Альбом «No More Shall We Part» сочинялся в такой вот тихой, убаюкивающей обстановке – и этим приемом я пользуюсь до сих пор. Выезжаю за город – в Англии, разумеется, – уединяюсь и пишу баллады.

Читайте также:  Вадим захарченко - биография знаменитости, личная жизнь, дети

– Это всё замечательно, но когда вы усы-то сбреете?

– И вам не нравятся? По-моему, их еще никто не похвалил. Никому не нравятся мои усы. Так что придется сбрить рано или поздно.

Памятник самому себе

Ник Кейв надеется собрать $57 000 для того, чтобы возвести полуобнаженную бронзовую статую, изображающую его самого, в своем родном городе.

Если его усилия по сбору средств увенчаются успехом, то в городе Уорракнабель, Австралия, появится весьма привлекательная достопримечательность: полноразмерная статуя, изображающая полуобнаженного певца верхом на лошади.

Кейв комментирует это следующим образом: «Это будет довольно экзотическим путешествием, если получится вернуться домой в качестве бронзовой статуи. Не буду притворяться, что в каком-то смысле не получу от этого удовлетворения.

Но об этом рано говорить – впереди еще много работы».

Недавно Кейв уже имел возможность самоутвердиться в глазах своего прошлого, получив почетную степень доктора в университете, из которого его когда-то выгнали.

Отказался сыграть в память о Джексоне

Во время своего выступления на фестивале Гластонбери 28 июня 2009 года Ник Кейв проигнорировал решение организаторов посвящать все шоу уик-энда смерти Майкла Джексона. Вместо этого, выйдя на сцену, Ник произнес: «Мы бы хотели посвятить этот концерт памяти звезды… Фарры Фосетт».

Фарра Фосетт – актриса, прославившаяся после выхода сериала «Ангелы Чарли» (1976–1981), – умерла за несколько часов до короля поп-музыки после долгой борьбы с раком. Сообщения о ее смерти быстро заглушили новостями о внезапной гибели Джексона.

Видимо, Кейв решил восстановить справедливость.

Where The Wild Roses Grow
Где дикие розы растут

ПРИПЕВ: Меня зовут Дикой Розой Но мое имя Элайза Дэй Почему меня так называют

 Ведь мое имя Элайза Дэй

Увидев ее в первый день, я знал – она единственнаяОна посмотрела мне в глаза и улыбнуласьИ эти губы цвета роз, что растут вниз по реке, такие алые и дикиеОн постучал в мою дверь и мой трепет растворился в его уверенных объятияхОн был моим первым мужчиной и заботливой рукойНежно вытер слезы, что текли по моему лицуПРИПЕВ.

На второй день я принес ей цветокОна была красивее всех женщин, что я виделИ я спросил: «Знаешь ли ты, где дикие розы растут,Такие ароматные, алые и вольные?»На второй день он пришёл с одной красной розойИ сказал: «Доверь мне свою потерю и печаль»Я лишь кивнула и легла на кровать«Если я покажу тебе розы, ты последуешь за мной?»ПРИПЕВ.На третий день он повел меня на рекуОн показал мне розы, и мы целовалисьПоследнее, что я увиделаКак он встал надо мной с камнем в рукеВ последний день я привел ее туда, где дикие розы растутОна лежала на берегу, и ветер легкий, как ворПоцеловав ее на прощание, я сказал: «Красота должна умереть!»Сорвал розу и вложил в ее губы

ПРИПЕВ.

Кайли МИНОУГ в клипе «Where The Wild Roses Grow».

Книга Кейва «И узре ослица Ангела Божия».

Сюзи БИК, супруга Ника КЕЙВА.

Наталья ЛАУК,
директор компании «Мир музыки Красноярск»:

– Ник Кейв – это сплошная независимость. Он всегда вне тренда, поэтому сам по себе является трендом. Если говорить применительно к российскому слушателю, то он очень близок русской душе.

Если тексты его послушать, там сплошной лирический пессимизм. Он поёт то о пьянстве, то о самоубийстве, то там черти, то ангелы… Как «Король и шут», в общем, только намного более самобытен.

В музыкальном бизнесе главное – отличаться от коллег, а это он умеет как никто другой.

Ольга НЕПРИНЦЕВА,
специалист по рекламе и PR (Киров):


– Вообще, я люблю диско, дикое диско. Но о культовом музыканте и поэте Нике Кейве, конечно, слышала немало: его подкожные откровения маньяка трудно оставить незамеченными. Ник – фигура колоритная, в нем есть что-то готическое.

Суровый брутальный мужчина, приятно отличающийся от нынешнего многообразия так называемых музыкальных метросексуалов, которыми сегодня изобилуют телеканалы. Им не хватает маскулинности Ника Кейва. А ещё мне иногда очень хочется запеть его загробным голосом где-нибудь на серьёзном собрании или корпоративной тусовке.

Чтобы сработал эффект неожиданности и люди «пришли в себя», стали человечней, что ли. По-моему, творчество Кейва идеально подходит для этой цели.

Анастасия ВОЙНОЛОВИЧ,
телеведущая (Киров):

– Ника Кейва уважаю за самобытность – его ни с кем не перепутаешь. Поёт, конечно, фальшиво (это я могу утверждать как музыкант), но дико харизматично. Да и фамилия запоминающаяся – в переводе на русский язык означает «могила». Помнится, в юности мы пели парочку его известных песен: «Mr. Stagger Lee» и «Where The Wild Roses Grow».

Последнюю Кейв исполнял вместе с Кайли Миноуг. Могу заметить, что Кейв – настоящий ловелас. По крайней мере, был им: помню сплетни про его отношения, кажется, с Тори Амос. Хотя это было давно, где и с кем сейчас Ник, для меня загадка. Прочитала в интернете, что он ещё писатель, актер и сценарист – разносторонне развитый творческий человек, оказывается.

Быть может, познакомлюсь теперь получше с его работой.

Роман БЕЛЫЙ,
радиоведущий МСМ-радио, участник квартета «Уик-енд» (Иркутск):


– Ника Кейва я считаю легендарным музыкантом и культовой личностью для целого поколения. Многие знают его по дуэту с Кайли Миноуг, ими была спета известная рок-баллада, ставшая хитом, на эту песню был снят клип, говорят очень красивый.

Но я, если честно, этот эпизод его творческой биографии упустил, клип не видел. Хотя мне его музыка нравится. Вообще Ник Кейв из разряда тех музыкантов, которых нужно послушать хотя бы один раз. Независимо от того, нравится ли стиль, направление, в котором работает музыкант, рок ли это или что-то другое.

Потому что в талантливой, настоящей музыке каждый может найти что-то для себя.

Денис ПОПЕНКО,
арт-директор клуба «Че Гевара» (Красноярск):

– Ник Кейв – это человек-легенда. Невозможно сказать, нравится его музыка или нет: он просто есть и всегда будет. Обыватель знает его по песне с Кайли Миноуг, которую крутили одно время по музканалам.

Но основные, концептуальные вещи, которые его характеризуют, не на слуху. По эстетике я бы определил его творчество как «тёмный позитив». Это необъяснимо: весьма мрачные вещи, но послушаешь – и настроение поднимается. Я сам слушаю Кейва года с 93-го.

Не могу назвать себя фанатом, но ведь почему-то его диск лежит у меня в машине…

Василий КУЧЕРЕНКО,
музыкальный критик (Иркутск):

– Внешне Ник Кейв – гадкий утёнок, который стал впоследствии прекрасным лебедем. Мне интересно его творчество, его музыка. В чём-то его можно сравнить с Томом Уэйтсом позднего периода. Ник Кейв наделён большой силой воображения.

Как большинство музыкантов с Зелёного континента, он занимает свое особое место в мире музыки, у него есть свой особый стиль, своя позиция. И он, несмотря на кажущуюся закрытость, человек довольно высокого творческого полёта.

Его творчество немного мрачное, но это хороший, сказочный мрак.

Источник: http://www.konkurent-krsk.ru/index.php?id=3387

Крушение Ника Кейва

Когда работа разгорелась, Кейв осознал, что грядущий альбом «Skeleton Tree» придётся рекламировать, вообразил пресс-релизы, журналистов, вопросы о сыне — и оцепенел.

Так в студии появились камеры и начались съёмки «One More Time With Feeling» — первого в истории чёрно-белого 3D-фильма — который Кейв профинансировал из своего кармана, чтобы пресечь дальнейшие разговоры, перестать быть объектом для жалости, изъясниться раз и навсегда.

 

Режиссёр — Эндрю Доминик. Когда-то он отбил у Ника Кейва девушку и женился на ней — с тех пор мужчины близки, Кейв даже писал музыку к фильму Доминика «Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса». Именно благодаря доверию, испытанному временем, камерам удалось подобраться так близко, заглянуть в глаза, выжженные ужасом.

3D для фильма моделировал тот же человек, который работал и над «Любовью» Гаспара Ноэ. Объём здесь не развлекает, а помогает погрузиться глубже. Вот Ник Кейв сидит, подперев лицо рукой, с печальным блеском в глазах. Вот он растерянно ищет ручку.

Вот он говорит себе, что теряет голос и, возможно, память — а ведь всего два года назад в фильме «20.000 дней на Земле» он признался, что больше всего боится потерять память.

К слову в том же фильме была сцена, в которой умиротворённый Ник смотрел телевизор с сыновьями. О времена.

Благодаря доверию, испытанному временем, камерам удалось подобраться так близко, заглянуть в глаза, выжженные ужасом

Сперва Ник Кейв обходит стороной детали трагедии и с небывалым, даже для такого мастера слова, трудом подбирает слова, но в процессе привыкает к камерам и начинает выговариваться. Для него это своего рода терапия. Как и сами песни. Поделиться переживаниями — он поделился, ещё и в 3D. Выкричать — он вышептал, но посильнее любого крика.

Как бы ни хотелось абстрагироваться от силуэта Кейва-младшего, в альбоме сквозят повторяющиеся темы: дети, любовь, падение, потеря, глаза, дыхание, остановка дыхания, поиск заблудшего, чтобы умолять его вернуться домой.

Известно, что последними словами Артура были «Где я? Где я?» — и вот Ник будто перемещается за сыном в мистический лес и зовёт его («with my voice I am calling you»). При этом Ник сидит за роялем и не может вспомнить аккорды, потому что песенная структура в принципе утратила актуальность и песни стали полуимпровизационным воплощением состояния.

Таким образом он отрицает, что жизнь подвластна предсказуемой логике и движется к какой-то цели — нет истории, только кошмарный всепоглощающий хаос.

 

Аранжировки в альбоме нарочито сырые и временами рассыпаются в свободную форму, но продолжают следовать чётко прописанному ритму. Так же и нарратив фильма отчасти беспорядочен, с нелепыми ответвлениями вроде цветных кадров с Землёй в космосе, но он продолжает связывать Ника со слушателем.

Музыкальным проводником, связью с миром живых, верным оруженосцем становится коллега по The Bad Seeds Уоррен Эллис.

Он оберегает Кейва, делает умилительные комплименты его причёске, а в песенном плане окутывает всё электронным дымом, то густым, то предрассветно лёгким, дирижирует струнной секцией и сам играет на скрипке, растягивает звук гитары в бесконечный электрический шум с помощью коробки эффекта Freeze.

При этой многозадачности и контроле музыкальных нюансов он ни на мгновение не выпячивает себя, а моделирует звуковой мир для Кейва как главного героя. Благодаря навыкам и видению Уоррен Эллис мог бы стать гением академических форм вроде Арво Пярта, но ему это не нужно, у него есть химия с Ником Кейвом, ему это во сто крат дороже.

После ухода из The Bad Seeds Бликсы Баргельда и Мика Харви в альбомах «Push The Sky Away» и «Skeleton Tree» главенствуют только Уоррен и Ник. На бессознательном уровне они взаимно резонируют, из глубин бессознательного они добывают песни. В фильме есть ценные кадры рождения этих песен из диалога фортепиано и скрипки.

В «One More Time With Feeling» вообще хватает кадров,
которые делают его новой классикой

Фильм не пытается обманчиво убедить, что всё будет хорошо. Вряд ли будет

Альбом и фильм существуют неразрывно: сначала диалоги и студийные казусы разбавляют обречённость песен, потом песни выражают то, чего не скажешь словами, а в финале всё сплетается воедино, приходит к общему выводу.

Экранизацию венчает старая песня «Deep Water», сочинённая Ником Кейвом и Марианной Фейтфул, в интерпретации детей Ника. И кадры с того самого обрыва. Фильм не пытается обманчиво убедить, что всё будет хорошо.

Вряд ли будет.

Несмотря на фирменную абстрактность, здесь всё достаточно прямолинейно. Как будто этим песням не нужны другие слушатели, более того, становится некомфортно от своего присутствия в этой истории, но, в то же время, это соучастие затягивает с головой.

Кейв и раньше говорил, что его песни рождаются в болезненной борьбе, и раньше с регулярностью, которой не позавидуешь, воспевал смерть — чего стоит один альбом «Murder Ballads» — поэтому как бы он ни настаивал, что травма служит не вдохновением, а преградой для творческого процесса, он всегда видел в трауре влекущий источник сил. В какой-то мере, личное горе не только пугало его, делало беспомощным, но и необратимо притягивало. Грань между Ником наедине с собой и Ником, выворачивающим себя наизнанку ради зрителя, давно стёрта. Настоящий артист, он превратил трагедию в сорок минут эмоционального катарсиса. Всю свою карьеру он угрожал, что заставит нас кровоточить, а теперь по-настоящему кровоточит сам.

Это особая форма искусства — превратить человека, спокойного снаружи и корчащегося от боли внутри, в столь захватывающее зрелище. Ник Кейв всегда отличался от большинства рок-н-ролльщиков тем, что пел о слабости, несовершенстве, упадке — подобно дьяволу, он всегда был одновременно старомодным и удивительно актуальным.

Он один из немногих воплощает монументальный образ, несёт горечь и меланхолию правды в ветхую и агрессивную музыкальную среду. Иронично, учитывая его тёмную сущность, но он, может, не осознавая того, действительно несёт свет. Иногда в ущерб себе, но только принеся себя в жертву можно высечь эту искру.

Он высекает и, в конечном счёте, находит в хаосе красоту. За неё и хватается.

Дополнительные показы «One More Time With Feeling» будут проходить до 11 сентября. Расписание — на сайте KyivMusicFilm.

Источник: https://comma.com.ua/article/nick_cave_with_feeling/

Ссылка на основную публикацию