Поль гоген – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Поль Гоген: необычная биография необычного человека

1848-1903: между этими цифрами – целая жизнь крупнейшего, великого, гениального живописца Поля Гогена.

            «Единственный способ стать Богом—это поступать, как Он: творить».

Поль Гоген

на фото: фрагмент картины Поля Гогена “Автопортрет с палитрой”, 1894

Подробности жизни Поля Гогена сложились в одну из самых необычных биографий в истории искусства. Его жизнь действительно давала поводы разным людям говорить о ней, восторгаться, смеяться, возмущаться и преклонять колени.

Поль Гоген: ранние годы

Поль Эжен Анри Гоген родился в Париже 7июня 1848 года в семье журналиста Кловиса Гогена, убеждённого радикала.

После поражения июньского восстания, семья Гогена по причинам безопасности вынуждена была перебраться к родственникам в Перу, где Кловис намеревался издавать собственный журнал.

Но по пути в Южную Америку журналист умер от сердечного приступа, оставив жену с двумя маленькими детьми. Нужно отдать должное душевной стойкости матери художника, которая одна, без жалоб, воспитывала детей.

Ярким примером мужества в семейном окружении Поля была и его бабушка Флора Тристан, одна из первых в стране социалистка и феминистка, опубликовавшая в 1838 году автобиографическую книгу «Скитания парии». От неё Поль Гоген унаследовал не только внешнее сходство, но и её характер, её темперамент, безразличие к общественному мнению и любовь к путешествиям.

Воспоминания о жизни у родственников в Перу были так дороги Гогену, что впоследствии он называл себя «перуанским дикарём». Поначалу ничто не предвещало ему судьбу великого художника. После 6 лет жизни в Перу семья вернулась во Францию.

Но серая провинциальная жизнь в Орлеане и учёба в парижском пансионе надоели Гогену, и он в 17 лет, вопреки воле матери, поступил на службу во французский торговый флот и побывал в Бразилии, Чили, Перу, а затем—у берегов Дании и Норвегии. Это был первый, по общепринятым меркам, позор, который Поль принёс своей семье.

Мать, которая умерла во время его плавания, не простила сына и, в наказание, лишила всякого наследства. Возвратившись в Париж в 1871 году, Гоген с помощью своего опекуна Гюстава Ароза, друга матери, получил должность брокера в одной из самых солидных биржевых фирм столицы.

Полю было 23 года, и перед ним открывалась блестящая карьера. Он довольно рано обзавёлся семьёй и стал образцовым отцом семейства (у него было 5 детей).

«Семья в саду», Поль Гоген, 1881, х.м., Новая глиптотека Карлсберга, Копенгаген

Занятия живописью как хобби

Но своё стабильное благополучие Гоген без колебании принёс в жертву своему увлечению—живописи. Писать красками Гоген начал в 1870-х годах.

Поначалу это было воскресное хобби, и Поль скромно оценивал свои возможности, а семья считала его увлечённость живописью милым чудачеством.

Через Гюстава Ароза, который любил искусство и коллекционировал картины, Поль Гоген познакомился с несколькими импрессионистами, с энтузиазмом восприняв их идеи.

После участия в 5 выставках импрессионистов имя Гогена зазвучало в художественных кругах: сквозь парижского брокера уже просвечивал художник. И Гоген решил полностью посвятить себя живописи, а не быть, по его выражению, «воскресным художником».

Выбору в пользу искусства способствовал и биржевой кризис 1882 года, подкосивший финансовое положение Гогена. Но финансовый кризис отразился и на живописи: картины плохо раскупались, и жизнь семьи Гогенов превратилась в борьбу за выживание.

Переезд в Руан, а позже—в Копенгаген, где художник продавал брезентовые изделия, а его жена давала уроки французского, не спасли от нищеты, и брак Гогена распался. Гоген с младшим сыном вернулся в Париж, где не нашёл ни душевного покоя, ни благополучия. Чтобы прокормить сына, великий художник вынужден был зарабатывать расклейкой афиш.

«Я узнал настоящую нищету, – писал Гоген в «Тетради для Алины», своей любимой дочери. – Это верно, что, вопреки всему, страдание обостряет талант. Однако его не должно быть слишком много, иначе оно вас убивает».

«Цветы и японская книга», Поль Гоген, 1882, дерево, масло, Новая глиптотека Карлсберга, Копенгаген

Формирование собственного стиля

Для живописи Гогена это был переломный момент. Школой художника был импрессионизм, достигший в тот период своего расцвета, а учителем — Камиль Писсарро, один из основателей импрессионизма. Имя патриарха импрессионизма Камиля Писсарро позволило Гогену принять участие в пяти из восьми выставок импрессионистов между 1874 и 1886 годами.

«Водопой», Поль Гоген, 1885, х.м., частная коллекция

В середине 1880-х годов начался кризис импрессионизма, и Поль Гоген начал искать свой путь в искусстве.

Поездка в живописную Бретань, сохранившую свои древние традиции, положила начало переменам в творчестве художника: он отошёл от импрессионизма и выработал собственный стиль, соединив элементы бретонской культуры с кардинально упрощённой манерой письма—синтетизм.

Этому стилю свойственно упрощение изображения, передаваемого яркими, необычно сияющими красками, и намеренно чрезмерная декоративность.

Синтетизм появился и проявился около 1888 года в работах и других художников школы Понт-Авена—Эмиля Бернара, Луи Анкетена, Поля Серюзье и др.

Особенностью синтетического стиля было желание художников «синтезировать» видимый и воображаемый миры, и зачастую создаваемое на полотне было воспоминанием о некогда увиденном.

Как новое течение в искусстве, синтетизм получил известность после организованной Гогеном выставки в парижском кафе Вольпини в 1889 году. Новые идеи Гогена стали эстетической концепцией известной группы «Наби», из которой выросло новое художественное течение «ар-нуво».

«Видение после проповеди (Борьба Иакова с ангелом)», Поль Гоген, 1888, х.м., 74,4 х 93,1см., Национальная галерея Шотландии, Эдинбург

Искусство древних народов как источник вдохновения для европейской живописи

Кризис импрессионизма поставил художников, отказавшихся от слепого «подражания природе», перед необходимостью найти новые источники вдохновения. Искусство древних народов стало поистине неисчерпаемым источником вдохновения для европейской живописи и оказало сильное влияние на её развитие.

Стиль Поля Гогена

Фраза из письма Гогена «Ты всегда можешь найти утешение в примитиве» свидетельствует о его повышенном интересе к примитивному искусству.

Стиль Гогена, гармонично сочетающий импрессионизм, символизм, японскую графику и детскую иллюстрацию, прекрасно подходил для изображения «нецивилизованных» народов.

Если импрессионисты, каждый по-своему, стремились анализировать красочный мир, передавая действительность без особой психологической и философской основы, то Гоген не просто предлагал виртуозную технику, он размышлял в искусстве:

Его живопись—это полные гармонии метафоры со сложным смыслом, часто пронизанные языческим мистицизмом. Фигуры людей, которые он писал с натуры, приобретали символический, философский смысл. Цветовыми соотношениями художник передавал настроение, душевное состояние, раздумья: так, розовый цвет земли на картинах—символ радости и изобилия.

«День божества (Махана но натуа)», Поль Гоген, 1894, х.м., Чикагский институт искусств, США

Мечтатель по натуре, Поль Гоген всю жизнь искал рай земной, чтобы запечатлеть его в своих произведениях. Искал его в Бретани, на Мартинике, на Таити, на Маркизских островах.

Три поездки на Таити (в 1891, 1893 и 1895 годах), где художник написал ряд своих знаменитых работ, принесли разочарование: первобытность острова была утрачена. Занесённые европейцами болезни сократили  население острова с 70 до 7тысяч, а вместе с островитянами вымирали их обряды, искусство и местные ремёсла.

В картине Гогена «Девушка с цветком» чувствуется двойственность культурного уклада на острове в то время: об этом красноречиво свидетельствует европейское платье девушки.

«Девушка с цветком», Поль Гоген

В своих поисках нового, неповторимого художественного языка Гоген не был одинок: стремление к переменам в искусстве объединило непохожих и самобытных художников (Сёра, Синьяка, Ван Гога, Сезанна, Тулуз-Лотрека, Боннара и других), дав рождение новому течению—постимпрессионизму.

Несмотря на принципиальную несхожесть стилей и почерков, в творчестве постимпрессионистов прослеживается не только мировоззренческое единство, но и общность в житейском плане—как правило, одиночество и трагизм жизненных ситуаций. Их не понимала публика, да и они не всегда понимали друг друга.

В рецензиях на выставку картин Гогена, привезённых с Таити, можно было прочитать:

После такой уничижительной критики Поль Гоген на родине не задержался и в 1895 году вновь, и уже в последний раз, уехал на Таити. В 1901 году художник перебрался на остров Доменик (Маркизские острова), где и умер от сердечного приступа 8 мая 1903 года. Поль Гоген был погребён на местном католическом кладбище острова Доменик (Хива-Оа).

«Всадники на побережье», Поль Гоген, 1902 год

Даже после смерти художника французские власти на Таити, преследовавшие его при жизни, безжалостно расправились с его художественным наследием. Невежественные чиновники продавали его картины, скульптуры, деревянные рельефы с молотка за гроши.

Жандарм, проводивший аукцион, на глазах у собравшихся людей сломал резную трость Гогена, но припрятал его картины и, вернувшись в Европу, открыл музей художника. Признание пришло к Гогену через 3 года после его смерти, когда в Париже были выставлены 227 его работ.

Французская печать, зло высмеивавшая художника при жизни по поводу каждой из его немногочисленных выставок, начала печатать хвалебные оды его искусству. О нём писали статьи, книги и воспоминания.

«Когда свадьба?», Поль Гоген, 1892, х.м., Базель, Швейцария (до 2015 года) 

Однажды в письме к Полю Серюзье Гоген с отчаянием предположил: «…мои картины пугают меня. Никогда публика не примет их». Однако, картины Гогена публика принимает и покупает за большие деньги.

Например, в 2015 году неназванный покупатель из Катара (по данным МВФ—самой богатой страны мира с 2010 года) купил картину Гогена «Когда свадьба?», за 300 млн. долларов.

Картина Гогена получила почётный статус самой дорогой картины в мире.

Справедливости ради нужно отметить, что Гогена совершенно не волновало отсутствие интереса публики к его творчеству. Он был убеждён: «Каждый должен следовать за своей страстью. Я знаю, что люди будут понимать меня всё меньше и меньше.

Но разве это может иметь какое-то значение?» Вся жизнь Поля Гогена была борьбой с мещанством и предрассудками. Он всегда проигрывал, но, благодаря своей одержимости, никогда не сдавался.

Любовь к искусству, жившая в его неукротимом сердце, стала путеводной звездой для художников, шедших по его следам.

автор: Людмила Велигорская

Поль Гоген – прообраз Чарльза Стрикленда из романа Моэма “Луна и грош”
Цитаты из романа Моэма “Луна и грош”

Источник: http://2queens.ru/articles/vystavki-vystavki-v-evrope/pol-gogen-voploshhyonnaya-mechta-o-rae.aspx?id=2624

Поль Гоген. Побег к славе и нищете

Солнечное детство

7 июня 1848 года в Париже появился на свет ребенок, названный Пол-Эжен-Анри.  В то время во Франции бушевала революция, в которой принимал непосредственное участие отец мальчика Пьер Кловис Гоген, редактор газеты «Насиональ».

События развивались не самым лучшим образом, и Кловис был вынужден искать себе убежища заграницей. Он принял решение отправиться вместе с семьей в Перу, где жили родственники жены, принадлежавшей   к знатному местному роду.

Но в дороге Кловис внезапно скончался, и Алина Гоген прибыла в Перу вдовой — без  денег, с двумя детьми на руках — крошечным Полем и его старшей сестрой Марией.

Родственники Алины встретили ей доброжелательно и приютили без всяких условий. Поль навсегда запомнил годы, проведенные в Перу, красоты местной  природы — заснеженные горы, быстрые реки, непроходимые леса…

Когда мальчику исполнилось  7 лет, мать решила, что дети должны получать образование в Европе. Поль  оказался в  духовной  семинарии Орлеана.

Ему было очень трудно переходить от свободной жизни в Перу  к размеренному и пресному существованию в учебном заведении, отличавшемся жесткой дисциплиной и душной атмосферой… Позже он написал: «Именно там я научился с юного возраста ненавидеть лицемерие, фальшивые добродетели, доносы».

Он провел в этом заведении 5 лет, а затем оказался в парижском частном пансионе. Скучные занятия, прогулки во дворе, недовольные судьбой преподаватели… Мальчик вспоминал свое привольное детство и мечтал опять вернуться туда, к первозданной природе.

И его мечта вскоре сбылась. Едва Гогену исполнилось 18 лет, как он сбежал из дома и стал простым матросом торгового флота. Бескрайний океан сменялся  экзотическими  странами — с  буйством красок, запахов, звуков… Он побывал в Перу, где осталось его счастливое детство, в Бразилии, Чили, Аргентине, объехал весь мир.

 Позже Гоген был призван на службу в военный флот и оказался на севере — Дании и Норвегии. Холодные ветра и вечная сырость сменили тепло юга, что вызывало у Гогена очень тяжелые чувства. Именно тогда он начал рисовать, стремясь передать на холсте свои мечты и грустные мысли.

Художник по ночам

После окончания службы Поль отправился в Париж, мечтая о спокойной и оседлой жизни — несколько лет странствий и тягот утомили его. Гоген устроился в банк, где стал постигать финансовые премудрости.

Загорелый и обветренный матрос огромного роста удивительно легко вникал во все тонкости непростого банковского дела, и вскоре сделал в нем неплохую карьеру, обзавелся собственным счетом, жильем и всеми приметами благополучного человека.

Никто не знал, что этот выдержанный юноша по вечерам меняет белый воротничок на забрызганную красками блузу художника. Гоген чувствовал страстную тягу к живописи, стремился передать на холсте все свои впечатления, все буйство красок, что он видел в своих странствиях.  Но он понимал, что является дилетантом и был робок в своих творческих попытках.

Когда Полю исполнилось 25 лет, он встретился с Мэтт-Софи Гад, датчанкой, приехавшей во Францию на каникулы. Бурный роман вскоре завершился свадьбой.

Читайте также:  Оскар кучера - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Юная супруга была довольна прочным положением мужа в обществе, его достатком, и будущее ей рисовалось в самых радужных красках. Лишь одно удивляло Мэтт — странная страсть Поля к рисованию.

Гоген продолжал свои занятия живописью, рисуя практически все, что видел вокруг. Его новорожденный сын стал излюбленной моделью Гогена — он изображен на знаменитой картине «Сон ребенка».

Мастерство молодого человека росло, картины уже не выглядели мазней дилетанта, и Гоген постепенно становился своим в тесном кружке художников.

Работа в банке все больше мешала творчеству — в  голове Поля теснились  образы, а вместо этого он был вынужден весь день заниматься скучными подсчетами.

И в 1883 году Гоген принимает решение, вызвавшее шок у его сослуживцев, друзей семьи и жены, которая  к тому времени стала матерью уже пятерых  детей.   

Краски Мартиники

Гоген уволился с работы и решил полностью отдаться творчеству. Он принес  в жертву искусству не только себя, но и свою семью — ее былое благосостояние утрачено, роскошный особняк пришлось покинуть, а часть обстановки продать.

Жить практически не на что, и Гоген подвергся  вполне оправданным нападкам жены. Оп писал: «Вот уже шесть месяцев изоляция самая полная. Естественно, что для семьи я чудовище, которое не зарабатывает деньги, и я подвергаюсь упрекам.

Естественно, в связи с живописью, из-за которой я не знаменитый финансист».

 Вскоре семья поняла, что решение Поля твердое, и жена решила уехать с детьми в Копенгаген. Гоген долго пытался найти компромисс между своими желаниями и потребностями семьи и сделал выбор — искусство.

После обеспеченной жизни — голод и холод, вместо любящей семьи — соседство со странными личностями, богемный вихрь страстей, отношений, полупризрачных отношений… Но он одержим искусством, готов жить на хлебе и воде и, наконец, полностью отдаться любимому делу.

А между тем картины Гогена уже замечают знатоки, он становится признанным мастером. Но ему было мало этого триумфа, хотелось чего-то совсем необычного. Если уж он смог так кардинально изменить свою  жизнь, бросив семью и работу, то еще одна перемена уже просто пустяки.

  И Гоген решил совершить еще один шокирующий поступок. Он собрался покинуть Европу, приблизиться к самому сердцу природы и узнать все ее тайны, получить новые силы и краски для своего творчества.

В 1887 году  Гоген уговорил своего друга, художника Шарля Лаваля, поехать вместе с ним на остров Мартиника, куда они добрались не без приключения — так, Гоген «по дороге» устроился землекопом на строительство Панамского канала.

Наконец, друзья добрались до сказочной Мартиники, и ее яркий красочный мир придал Гогену новые силы — его картины того периода кажутся окнами в прекрасный мир.

Смерть от сифилиса

Друзья возвращаются с Мартиники в Париж, но Гоген продолжает грезить о дальних прекрасных странах. В 1891 Гоген решает уехать на Таити, где, по его представлению, жизнь полностью соответствует его идеалам. Друзья, уже привыкшие к его чудачествам, провожают его с напутствиями, собирают деньги на дорогу и жизнь.

Гоген прибыл на Таити, поселился в маленькой хижине, купил себе жену-таитянку и начал жить так, как мечтал всю жизнь — в ладу с собой, окружающими и искусством. Все картины Гогена, написанные в то время, признанные шедевры — в них слилось и его мастерство, и новый взгляд на мир и покой творца, нашедшего себя.

 

Но шло время, у художника накопилась усталость,  началась тоска по семье и старым друзьям, по интеллектуальному общению. Он вернулся в Париж, но здесь его уже никто особо не ждал. Гоген переживает  тяжелейший душевный кризис.

Без денег, никому не нужный, он бродит по Парижу, пьет, покупает проституток. Вскоре он заразился сифилисом и решил уехать на остров Хива-Оа, чтобы умереть среди туземцев на лоне природы.

Перед отъездом Гоген, по воспоминаниям друзей, сказал, что был всю жизнь несчастным человеком, что слишком много принес в жертву искусству и теперь понимает это…

Гоген  жил на острове в маленькой хижине, страдая от болей, постепенно разлагаясь заживо. Скончался он  8 мая 1903 года, по некоторым версиям — от слишком большой дозы морфия, введенной сознательно. После смерти с торгов продали его имущество, а все, показавшееся хламом, выбросили на помойку — письма, наброски, заметки…

Картины Гогена, когда-то стоившие несколько жалких франков, продаются в наши дни за миллионы долларов. Страшная жертва, которую Гоген принес искусству, принесла свои плоды. Вот только вкушают их совсем другие люди.

Источник: http://www.chronoton.ru/bio/pol-gogen

Поль Гоген. Гений, не дождавшийся славы

Поль Гоген. Автопортрет с желтым Христом. 1890 г. Музей д’Орсе.

Поля Гогена можно корить за многое – измены официальной супруге, безответственное отношение к детям, сожительство с несовершеннолетними, богохульство, крайний эгоизм.

Но что это значит в сравнении с величайшим талантом, которым наградила его судьба?

Гоген – это сплошь противоречие, неразрешимый конфликт и жизнь, похожая на приключенческую драму. А ещё Гоген – это целый пласт мирового искусства и сотни картин. И совершенно новая эстетика, которая до сих пор удивляет и восхищает.

Жизнь обычная

Поль Гоген родился 7 июня 1848 года в весьма незаурядной семье. Матерью будущего художника была дочь известной писательницы. Отец – журналистом политического журнала.

В 23 года Гоген находит хорошую работу. Он становится преуспевающим биржевым маклером. Но по вечерам и в выходные он рисует.

В 25 он женится на голландке Метте Софи Гад. Но их союз – не история о великой любви и почётном месте музы великого мастера. Ибо искреннюю любовь Гоген испытывал лишь к искусству. Которую жена не разделяла.

Если и изображал Гоген супругу, то редко и довольно специфично. Например, на фоне стены серо-коричневого цвета, отвернувшейся от зрителя.

Поль Гоген. Метте спит на диване. 1875 г. Частная коллекция. The-athenaeum.com

Однако супруги родят пятерых детей, и, пожалуй, кроме них их в скором времени ничего не будет связывать. Метте считала занятия живописью мужа пустой тратой времени. Она выходила замуж за обеспеченного маклера. И хотела вести комфортную жизнь.

Поэтому однажды принятое мужем решение бросить работу и заниматься только живописью для Метте было сильнейшим ударом. Их союз, конечно, не выдержит такого испытания.

Начало искусства

Первые 10 лет брака Поля и Метте прошли спокойно и благополучно. Гоген был лишь любителем в живописи. И рисовал только в свободное от биржи время.

Более всего Гогена прельщали импрессионисты. Вот одна из работ Гогена, написанная с типичными для импрессионизма бликами света и милым уголком сельской местности.

Поль Гоген. Птичник. 1884 г. Частная коллекция. The-athenaeum.com

Гоген активно общается с такими выдающимися живописцами своего времени как Сезанн, Писсаро, Дега.

Их влияние чувствуется в ранних работах Гогена. Например, в картине “Сюзанна за шитьем”.

Поль Гоген. Сюзанна за шитьем. 1880 г. Новая глиптотека Карлсберга, Копенгаген, Дания. The-athenaeum.com

Девушка занята своим делом, а мы словно подглядываем за ней. Вполне в духе Дега.

Гоген не стремится ее приукрасить. Она сгорбилась, что сделало ее осанку и живот малопривлекательными. Кожа же “безжалостно” передана не только бежевым и розовым, но и синим и зелёным цветами. А это уже вполне в духе Сезанна.

А некоторая безмятежность и умиротворение взяты явно у Писсарро.

1883 год, когда Гогену исполняется 35 лет, становится переломным в его биографии. Он ушёл с работы на бирже, уверенный, что быстро прославится, как живописец.

Но надежды не оправдались. Накопленные деньги быстро закончились. Супруга Метте, не пожелав жить в бедности, уезжает к родителям, забрав детей. Это означало крах их семейного союза.

Гоген в Бретани

Лето 1886 г. Гоген проводит в Бретани на севере Франции.

Именно здесь Гоген выработает свой индивидуальный стиль. Который уже будет мало меняться. И по которому он так узнаваем.

Простота рисунка, граничащая с карикатурой. Большие участки одного цвета. Яркие краски, особенно много желтой, синей, красной. Нереалистичность цветовых решений, когда земля могла быть красной, а деревья синими. А ещё таинственность и мистичность.

Все это мы видим в одном из главных шедевров Гогена бретонского периода – “Видение после проповеди или Борьба Иакова с Ангелом”.

Поль Гоген. Видение после проповеди (Борьба Иакова с Ангелом). 1888 г. Национальная галерея Шотландии, Эдинбург

Реальное встретилось с фантастическим. Бретонские женщины в характерных белых чепцах видят сцену из Книги Бытия. Как Иаков борется с Ангелом.

Кто-то смотрит (в том числе корова), кто-то молится. И все это на фоне красной земли. Как будто дело происходит в тропиках, перенасыщенных яркими красками. Однажды Гоген уедет в настоящие тропики. Не потому ли, что его цвета более там уместны?

В Бретани был создан ещё один шедевр – «Жёлтый Христос». Именно это картина является фоном к его автопортрету (в начале статьи).

Поль Гоген. Желтый Христос. 1889 г. Художественная галерея Олбрайта-Нокса, Буффало. Muzei-Mira.com

Уже по этим картинам, созданным в Бретани, видно существенное отличие Гогена от импрессионистов. Впечатленцы изображали свои зрительные ощущения, не внося никакого скрытого смысла.

А вот для Гогена иносказательность была важна. Недаром он считается зачинателем символизма в живописи.

Посмотрите, насколько спокойны и даже равнодушны бретонки, сидящие вокруг распятого Христа. Так Гоген показывает, что жертва Христа давно забыта. И религия для многих стала лишь набором обязательных ритуалов.

Зачем же художник изобразил себя на фоне своей же картины с желтым Христом? За это его многие верующие не любили. Считая такие “жесты” богохульством. Гоген считал себя жертвой вкусов публики, которая не принимает его творчество. Откровенно сравнивая свои страдания с мученичеством Христа.

А публика на самом деле с трудом его понимала. В Бретани мэр одного городка заказал портрет своей жены. Так появилась “Прекрасная Анжела”.

Поль Гоген. Прекрасная Анжела. 1889 г. Музей д’Орсе, Париж. Vangogen.ru

Реальная Анжела была в шоке. Она и представить себе не могла, что будет такой “прекрасной”. Узкие поросячьи глазки. Распухшая переносица. Огромные костлявые руки.

А рядом экзотическая статуэтка. Которую девушка расценила, как пародию на своего мужа. Ведь он был ниже ее ростом. Удивительно, что заказчики не растерзали полотно в порыве гнева.

Гоген в Арле

Понятно, что случай с “Прекрасной Анжелой” заказчиков Гогену не прибавил. Нищета вынуждает его согласиться на предложение Ван Гога  о совместной работе. Он поехал к нему в Арль, юг Франции. Надеясь, что совместный быт будет легче.

Здесь они пишут одних и тех же людей, одни и те же места. Как, например, мадам Жиду, владелицу местного кафе. Хотя стилистика разная. Думаю, вы легко догадаетесь (если раньше не видели этих картин), где рука Гогена, а где – Ван Гога.

Информация о картинах в конце статьи*

Но властный, самоуверенный Поль и нервный, вспыльчивый Винсент не смогли ужиться под одной крышей. И однажды, в пылу ссоры Ван Гог едва не убил Гогена.

С дружбой было покончено. А Ван Гог, терзаемый угрызениями совести, отрезал себе мочку уха.

Гоген в тропиках

В начале 1890-х художником овладевает новая идея – организовать мастерскую в тропиках. Обосноваться он решил на Таити.

Жизнь на островах оказалась не такой радужной, как представлялась Гогену поначалу. Туземцы его приняли холодно, да и «нетронутой культуры» осталось мало – колонисты давно привнесли в эти дикие места цивилизацию.

Местные жители редко соглашались позировать Гогену. А если и приходили в его хижину, то прихорашивались на европейский лад.

Поль Гоген. Женщина с цветком. 1891 г. Новая глиптотека Карлсберга, Копенгаген, Дания. Wikiart.org

Всю свою жизнь во французской Полинезии Гоген будет искать «чистую» туземную культуру, селясь как можно дальше от обустроенных французами городов и деревень.

Диковинное искусство

Несомненно, Гоген открыл новую эстетику в живописи для европейцев. С каждым пароходом он отправлял свои картины на «большую землю».

Читайте также:  Евгений колесов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Полотна, изображавшие голых темнокожих красавиц в первобытном антураже вызывали большой интерес у европейского зрителя.

Поль Гоген. А, ты ревнуешь? 1892 г. ГМИИ им. А.С. Пушкина (Галерея искусств Европы и Америки 19-20 вв.), г. Москва

Гоген же скрупулёзно изучал местную культуру, обряды, мифологию. Так, в картине “Потеря девственности” Гоген иносказательно иллюстрирует предсвадебный обычай таитян.

Поль Гоген. Потеря девственности. 1891 г. Художественный музей Крайслер, Норфолк, США. Wikiart.org

Невесту накануне свадьбы крали друзья жениха. Они “помогали” ему сделать девушку женщиной. То есть по сути первая брачная ночь принадлежала им.

Правда, этой обычай к моменту приезда Гогена был уже искоренен миссионерами. О нем художник узнал по рассказам местных жителей.

Ещё Гоген любил пофилософствовать. Так появилась его знаменитая картина «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём?».

Поль Гоген. Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём? 1897 г. Музей изящных искусств, Бостон, США. Vangogen.ru

Личная жизнь Гогена в тропиках

Про личную жизнь Гогена на острове ходит много легенд.

Говорят, художник был весьма неразборчив в связях с местными мулатками. Страдал от многочисленных венерических заболеваний. Но имя некоторых возлюбленных история сохранила.

Самой известной привязанностью была 13-летняя Техура. Юную девушку можно увидеть на картине “Дух мертвых не дремлет”.

Поль Гоген. Дух мертвых не дремлет. 1892 г. Галерея искусств Олбрайт-Нокс, Буффало, Нью-Йорк. Wikipedia.org

Гоген бросил её беременную, уехав во Францию. От этой связи родился мальчик Эмиль. Воспитывал его местный мужчина, за которого Техура вышла замуж. Известно, что Эмиль дожил до 80 лет и умер в нищете.

Признание сразу после смерти

Гоген так и не успел насладиться успехом.

Многочисленные болезни, непростые отношения с миссионерами, безденежье – всё это подтачивало силы живописца. 8 мая 1903 года Гоген умер.

Вот одна из его последних картин “Заклинание”. В которой особенно заметно смешение туземного и колониального. Заклинание и крест. Обнажённая и одетая в глухую одежду.

И тонкий слой краски. Гогену приходилось экономить. Если вы видели работы Гогена вживую, то наверняка обращали на это внимание.

Как насмешка над нищим живописцем развиваются события после его смерти. Дилер Воллар организовывает грандиозную выставку Гогена. Салон** посвящает ему целый зал…

Но Гогену не суждено искупаться в этой грандиозной славе. Он не дожил до неё всего чуть-чуть…

Однако искусство живописца оказалось бессмертно – его картины до сих пор поражают своими упрямыми линиями, экзотическим колоритом и неповторимой стилистикой.

Гоген в России

Андрей Аллахвердов. Поль Гоген. 2015 г. Коллекция художника

В России работ Гогена много. Все благодаря доволюционным коллекционерам Ивану Морозову и Сергею Щукину. Они привезли на родину немало картин мастера.

Один из главных шедевров Гогена “Девушка, держащая плод” хранится в Эрмитаже в Санкт-Петербурге.

Поль Гоген. Женщина, держащая плод. 1893 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Artchive.ru

* Слева: Поль Гоген. В ночном кафе. 1888 г. ГМИИ им. А.С. Пушкина, Москва. Справа: Ван Гог. Арлезианка. 1889 г.

** Организация в Париже, которая выставляла работы официально признаннных художников для  широкой публики.

Для тех, кто не хочет пропустить самое интересное о художниках и картинах. Оставьте свой e-mail (в форме под текстом), и Вы первыми будете узнавать о новых статьях в моем блоге.

Источник: https://arts-dnevnik.ru/pol-gogen/

Жизнь и смерть Поля Гогена, проклятого художника |

8 мая 1903 года умер художник Поль Гоген

«Невезение преследует меня с самого детства. Я никогда не знал ни счастья, ни радости, одни напасти.

И я восклицаю: «Господи, если ты есть, я обвиняю тебя в несправедливости и жестокости», — писал Поль Гоген, создавая свою самую знаменитую картину «Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?».

Написав которую, он предпринял попытку самоубийства. Действительно, над ним будто бы висел всю жизнь какой-то неумолимый злой рок.

Биржевой маклер

Все началось просто: он бросил работу. Биржевому маклеру Полю Гогену надоело заниматься всей этой суетой. К тому же в 1884 году Париж погрузился в финансовый кризис. Несколько сорванных сделок, пара громких скандалов – и вот Гоген на улице.

Впрочем, он давно уже искал повод погрузиться с головой в живопись. Превратить это свое давнее хобби в профессию.

Конечно, это была полнейшая авантюра. Во-первых, Гогену было далеко еще до творческой зрелости. Во-вторых, новомодные импрессионистские картины, которые он писал, не пользовались у публики ни малейшим спросом. Поэтому закономерно, что через год своей художнической «карьеры» Гоген уже основательно обнищал.

В Париже стоит холодная зима 1885-86 года, жена с детьми уехала к родителям, в Копенгаген, Гоген голодает. Чтобы хоть как-то прокормиться, работает за гроши расклейщиком афиш.

«Что действительно делает нужду ужасной — она мешает работать, и разум заходит в тупик, – вспоминал он позже.

– Это прежде всего относится к жизни в Париже и прочих больших городах, где борьба за кусок хлеба отнимает три четверти вашего времени и половину энергии».

Именно тогда у Гогена возникла идея уехать куда-нибудь в теплые страны, жизнь в которых представлялась ему овеянной романтическим ореолом первозданной красоты, чистоты и свободы. К тому же он полагал, что там почти не надо будет зарабатывать на хлеб.<\p>

Райские острова

В мае 1889 года, слоняясь по огромной Всемирной выставке в Париже, Гоген попадает в зал, уставленный образцами восточной скульптуры. Осматривает этнографическую экспозицию, наблюдает ритуальные танцы в исполнении грациозных индонезиек. И с новой силой загорается в нем идея уехать прочь.

Куда-нибудь подальше из Европы, в теплые края. В одном из его писем того времени читаем: «Весь Восток и запечатленная золотыми буквами в его искусстве глубокая философия, все это заслуживает изучения, и я верю, что обрету там новые силы.

Современный Запад прогнил, но человек геркулесова склада может, подобно Антею, почерпнуть свежую энергию, прикоснувшись к тамошней земле».

Выбор пал на Таити. Изданный министерством колоний официальный справочник, посвященный острову, рисовал райскую жизнь.

Вдохновленный справочником, Гоген в одном из писем того времени сообщает: «Вскоре я уезжаю на Таити, маленький островок в Южных морях, где можно жить без денег.

Я твердо намерен забыть свое жалкое прошлое, писать свободно, как мне хочется, не думая о славе, и в конце концов умереть там, забытым всеми здесь в Европе».

Одно за другим шлёт он прошения в правительственные инстанции, желая получить «официальную миссию»: «Я хочу, – писал он министру колоний, – отправиться на Таити и написать ряд картин в этом краю, дух и краски которого считаю своей задачей увековечить». И в конце концов эту «официальную миссию» он получил. Миссия обеспечивала скидки на недешевый проезд до неблизкого Таити. И только.

К нам едет ревизор!

Впрочем, нет, не только. Губернатор острова получил из министерства колоний письмо об «официальной миссии». В итоге первое время Гогену был обеспечен там весьма хороший прием.

Местные чиновники подозревали даже поначалу, что никакой он вовсе не художник, а скрывающийся под маской художника инспектор из метрополии.

Его даже приняли в члены «Сёркл Милитер», мужского клуба для избранных, куда обычно брали только офицеров и высших чиновников.

Но длилась вся эта тихоокеанская гоголевщина недолго. Гоген не сумел поддержать это первое впечатление. По свидетельству современников, одной из главных черт его характера была некая странная надменность. Он часто казался высокомерным, заносчивым и самовлюбленным.

Биографы полагают, что причиной этой самоуверенности была нерушимая вера в свой талант и призвание. Твердое убеждение, что он – великий художник.

С одной стороны, эта вера всегда позволяла ему быть оптимистом, выдерживать самые тяжкие испытания. Но эта же вера была и причиной многочисленных конфликтов. Гоген частенько наживал себе врагов.

И вот именно это стало происходить с ним вскоре после его приезда на Таити.

Вдобавок довольно быстро выяснилось, что как художник он – весьма своеобразен. Первый же заказанный ему портрет произвел ужасное впечатление. Загвоздка крылась в том, что Гоген, желая не отпугнуть людей, попытался быть проще, то есть – работал в сугубо реалистической манере, а потому придал носу заказчицы натуральный красный цвет.

Заказчица посчитала это издевательской карикатурой, упрятала картину на чердак, а по городу разнесся слух, будто у Гогена нет ни такта, ни дарования. Естественно, после этого никто из обеспеченных жителей таитянской столицы не хотел стать его новой «жертвой». А ведь он делал большую ставку на портреты.

Надеялся, что это станет для него главным источником дохода.

Разочарованный Гоген писал: «Это была Европа — Европа, от которой я уехал, только еще хуже, с колониальным снобизмом и гротескным до карикатурности подражанием нашим обычаям, модам, порокам и безумствам».

Плоды цивилизации

После случая с портретом Гоген решил как можно скорее покинуть город, и осуществить, наконец, то, ради чего обогнул половину земного шара: изучать и писать настоящих, неиспорченных дикарей. Дело в том, что Папеэте, столица Таити, крайнее разочаровала Гогена. В сущности, он опоздал сюда лет на сто.

Миссионеры, торговцы и прочие представители цивилизации уже давно сделали свое омерзительное дело: вместо красивого селения с живописными хижинами Гогена встретили шеренги лавок и кабаков, а также безобразные, неоштукатуренные кирпичные дома. Полинезийцы ничуть не походили на голых Ев и диких Геркулесов, которых представлял себе Гоген.

Их успели уже как следует отцивилизовать.

Все это стало для Коке (так называли Гогена таитяне) серьезным разочарованием. И когда он узнал, что если убраться из столицы, то можно еще обнаружить на окраинах острова прежнюю жизнь, он, разумеется, стал стремиться это сделать.

Однако отъезд состоялся не сразу, Гогену помешало непредвиденное обстоятельство: болезнь. Очень сильное кровоизлияние и сердечные боли. Все симптомы указывали на сифилис во второй стадии. Вторая стадия означала, что Гоген заразился много лет назад, еще во Франции. А тут, на Таити, течение болезни было лишь ускорено бурной и далеко не здоровой жизнью, которую он стал вести.

А, надо сказать, что расплевавшись с чиновничьей элитой, он всецело окунулся в простонародные развлечения: регулярно посещал вечеринки бесшабашных таитян и так называемый «мясной рынок», где можно было всегда без проблем найти себе красотку на час.

При этом, конечно же, для Гогена общение с туземцами было в первую очередь отличной возможностью наблюдать и зарисовывать все то новое, что он видел.

Пребывание в больнице стоило Гогену 12 франков в день, деньги таяли, как лёд в тропиках. В Папеэте вообще стоимость жизни оказалась выше, чем в Париже. Да и Гоген – любил жить на широкую ногу. Все привезенные из Франции деньги кончились. Новых доходов не предвиделось.

В поисках дикарей

Как-то в Папеэте Гоген познакомился с одним из областных вождей Таити. Вождь отличался редкой лояльностью к французам и свободно говорил на их языке. Получив приглашение пожить в подчиненной своему новому другу области Таити, Гоген с радостью согласился. И не прогадал: то была одна из самых красивых областей острова.

Гоген поселился в обычной таитянской хижине из бамбука, с лиственной крышей.

Первое время он был счастлив и написал два десятка картин: «Было так просто писать вещи такими, какими я их видел, класть без намеренного расчета красную краску рядом с синей.

Меня завораживали золотистые фигуры в речушках или на берегу моря. Что мешало мне передать на холсте это торжество солнца? Только закоренелая европейская традиция. Только оковы страха, присущего выродившемуся народу!»

К сожалению, долго такое счастье продолжаться не могло. Вождь не собирался брать художника на баланс, а европейцу, не владеющему землей и не знающему таитянского земледелия, прокормиться было в этих краях невозможно. Он не умел ни охотиться, ни ловить рыбу. И даже если бы со временем научился, то все его время уходило бы на это, – ему бы просто было некогда писать.

Гоген оказался в финансовом тупике. Денег реально ни на что не хватало. В итоге он вынужден был просить, чтобы его отправили домой за государственный счет. Правда, пока прошение шло с Таити во Францию, жизнь вроде бы стала налаживаться: Гоген умудрился-таки получить кое-какие заказы на портреты, а также обзавестись супругой – четырнадцатилетней таитянкой по имени Теха’амана.

Читайте также:  Йехезкель лазаров - биография знаменитости, личная жизнь, дети

«Я снова начал работать, и мой дом стал обителью счастья. По утрам, когда всходило солнце, мое жилье наполнялось ярким светом. Лицо Теха’аманы сияло, словно золотое, озаряя все вокруг, и мы шли на речку и купались вместе, просто и непринужденно, как в садах Эдема. Я больше не различал добра и зла. Все было прекрасно, все было замечательно».

Полный провал

Дальше была нищета вперемежку со счастьем, голод, обострение болезни, отчаянье и эпизодическая финансовая подпитка от продажи картин на родине. С большим трудом Гоген возвращается во Францию, дабы устроить большую персональную выставку.

До самого последнего момента он был уверен, что его ожидает триумф. Ведь он привез с Таити несколько десятков поистине революционных картин – так до него не писал еще ни один художник.

«Вот теперь я узнаю, было ли с моей стороны безумием ехать на Таити».

И что же? Равнодушные, презрительные лица недоумевающих обывателей. Полный провал. Он уехал в далекие края, когда посредственность отказалась признать его гений. И надеялся по возвращении предстать во весь рост, во всем своем величии. Пусть мое бегство – поражение, говорил он себе, но возвращение будет победой. Вместо этого возвращение нанесло ему лишь новый сокрушительный удар.

В газетах картины Гогена назвали «измышлениями больного мозга, надругательством над Искусством и Природой». «Если хотите позабавить своих детей, пошлите их на выставку Гогена», – писали журналисты.

Друзья Гогена всячески уговаривали его не поддаваться естественному порыву, не уезжать тотчас обратно в Южные моря. Но тщетно. «Ничто не помешает мне уехать, и я останусь там навсегда.

Жизнь в Европе – какой идиотизм!» Он будто бы позабыл обо всех тех лишениях, которые еще недавно испытывал на Таити. «Если все будет в порядке, я уеду в феврале.

И тогда я смогу закончить свои дни свободным человеком, мирно, без тревоги за будущее, и не надо больше воевать с болванами… Писать не буду, разве что для своего удовольствия. У меня будет деревянный резной дом».

Невидимый враг

В 1895 году Гоген снова уехал на Таити и снова поселился в столице. Вообще-то он собирался в этот раз на Маркизские острова, где надеялся найти более простую и легкую жизнь. Но его мучила все та же так и не долеченная болезнь, и он выбрал Таити, где, по крайней мере, была больница.

Болезнь, нищета, отсутствие признания, эти три составляющие злым роком висели над Гогеном. Оставленные для продажи в Париже картины никто не хотел покупать, а на Таити он и вовсе никому был не нужен.

Окончательно сломило его известие о внезапной смерти девятнадцатилетней дочери – возможно, единственного существа на земле, которое он по-настоящему любил.

«Я до того привык к постоянным несчастьям, что первое время ничего не чувствовал, – записал Гоген. – Но постепенно мой мозг ожил, и с каждым днем боль проникала все глубже, так что сейчас я совершенно убит.

Честное слово, можно подумать, что где-то в заоблачных сферах у меня есть враг, который решил не давать мне ни минуты покоя».

Здоровье ухудшалось с той же скоростью, что и финансовые дела. Язвы распространились по всей больной ноге, а затем перешли и на вторую ногу. Гоген втирал в них мышьяк, до самых колен обматывал ноги бинтами, но болезнь прогрессировала. Потом у него вдруг воспалились глаза.

Правда, врачи уверяли, что это не опасно, но писать он в таком состоянии не мог. Только подлечили глаза – нога разболелась до того, что он не мог ступать на нее и слег. От болеутоляющих он тупел. Если же пробовал подняться, начинала кружиться голова, и он терял сознание.

Временами поднималась высокая температура. «Невезение преследует меня с самого детства. Я никогда не знал ни счастья, ни радости, одни напасти. И я восклицаю: «Господи, если ты есть, я обвиняю тебя в несправедливости и жестокости».

Понимаешь, после известия о смерти бедняжки Алины я больше ни во что не мог верить, лишь горько смеялся. Что толку от добродетелей, труда, мужества и ума?»

Люди старались не подходить к его дому, думая, что у него не только сифилис, но и неизлечимая проказа (хотя это было не так). Вдобавок ко всему его стали одолевать сильнейшие сердечные приступы. Он страдал от удушья и харкал кровью. Казалось, он действительно был подвержен какому-то страшному проклятию.

В это время, в перерывах между приступами головокружения и невыносимых болей медленно создавалась картина, которую потомки назвали его духовным завещанием, легендарная «Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?».

Жизнь после смерти

О серьезности намерений Гогена говорит тот факт, что принятая им доза мышьяка была просто убойной. Он действительно собирался покончить собой.

Укрылся в горах и проглотил порошок.

Но именно слишком большая доза помогла ему выжить: организм отказался ее принять, и художника вывернуло. Обессиленный Гоген уснул, а, проснувшись, кое-как дополз до дома.

Гоген молил бога о смерти. Но вместо этого – болезнь отступила.

Он решил построить большой и удобный дом. И, продолжая надеяться, что парижане вот-вот станут покупать его картины, взял очень большой кредит. А чтобы расплатиться с долгами, устроился на нудную работу мелким чиновником. Снимал копии с чертежей и планов и инспектировал дороги. Эта работа отупляла и не давала заниматься живописью.

Все изменилось внезапно. Как будто где-то на небесах вдруг прорвало плотину невезения. Внезапно он получает из Парижа 1000 франков (кое-что из картин, наконец, было продано), отдает часть долга и оставляет службу.

Внезапно он находит себя как журналист и, работая в местной газете, достигает на этом поприще достаточно ощутимых результатов: играя на политическом противодействии двух местных партий, поправляет свои финансовые дела и возвращает себе уважение местных жителей. Ничего особенно радостного, правда, в этом не было.

Ведь свое призвание Гоген по-прежнему видел в живописи. А из-за журналистики великий художник на два года был оторван от холста.

Но внезапно появился в его жизни человек, который сумел хорошо продавать его картины и тем самым буквально спас Гогена, позволив снова заняться своим делом. Звали его Амбруаз Воллар.

В обмен на гарантированное право приобретать не глядя не меньше двадцати пяти картин в год по двести франков каждая, Воллар стал платить Гогену ежемесячный аванс в триста франков.

А также за свой счет снабжать художника всем необходимым материалом. О таком соглашении Гоген мечтал всю жизнь.

Получив, наконец, финансовую свободу, Гоген решил осуществить свою старую мечту и переехать на Маркизские острова.

Казалось, все плохое закончилось. На Маркизских островах он построил новый дом (назвав его не иначе как «Веселый дом») и зажил так, как давно хотел жить. Коке много пишет, а в остальное время проводит в дружеских застольях в прохладной столовой своего «Веселого дома».

Однако счастье было недолгим: местные жители втянули «прославленного журналиста» в политические интриги, начались проблемы с властями, и в итоге он и тут нажил себе множество врагов. Да и болезнь Гогена, которая было присмирела, опять постучалась в дверь: сильная боль в ноге, перебои сердца, слабость. Он перестал выходить из дому.

Вскоре боли стали невыносимыми, и Гогену в очередной раз пришлось прибегать к помощи морфия. Когда он увеличил дозу до опасного предела, то, боясь отравления, перешел на опийную настойку, от которой его все время клонило в сон. Он часами сидел в мастерской и играл на фисгармонии.

А немногие слушатели, собравшись на эти щемящие звуки, не могли удержать слез.

Когда он умер, на тумбочке возле кровати стоял пустой флакон из-под опийной настойки. Возможно, Гоген, нечаянно или намеренно, принял чрезмерно большую дозу.

Через три недели после его похорон местный епископ (и один из нажитых Гогеном врагов) отправил начальству в Париж письмо: «Единственным примечательным событием здесь была скоропостижная кончина недостойного человека по имени Гоген, который был известным художником, но врагом Господа и всего благопристойного».

Для получения подробной информации о жизни Поля Гогена обратитесь к блог-книге «Гоген в Полинезии», опубликованный на Переменах.

Источник: http://www.peremeny.ru/blog/11656

«Чтобы увидеть, я закрываю глаза», — Поль Гоген

«Никто не хочет моих картин, потому что они не такие, как у других художников…

…Странная, безумная публика, которая требует от живописца максимально возможной оригинальности – и при этом не приемлет его, если его произведения не напоминают произведения других!» Произведения Гогена никогда не напоминали других. Потому что он всю жизнь сам изобретал свое искусство.

Сегодня его называют одним из самых дорогих художников мира. В 2015 году его картина «Когда свадьба?» была куплена за 300 миллионов долларов. Если бы нищий расклейщик афиш Поль Гоген знал об этом в середине 1880-х, он посмеялся бы. Его судьба не предвещала ни славы, ни богатства, ни всемирного признания.

Скиталец

Кажется, Полю Гогену на роду было написано скитаться по миру. Его бабушка Флора Тристан покинула Францию и отправилась в Латинскую Америку. Сам он родился в Париже в 1848 году, но довольно быстро его семья отправилась к родственникам в Перу. В пути, во время этого переезда, умер отец.

В 17 лет Поль нанялся на торговый корабль и увидел Чили и Бразилию… Что его манило? Желание все время быть в пути, не сидеть на месте. А может быть, пугали серые будни во французском Орлеане, где семья оказалась после возвращения из Перу. Иногда кажется, что Гоген провел в пути половину жизни.

Биржевой брокер

Эпопея с торговым флотом стоила Полю расположения матери. Но опекун, друг семьи Гюстав Ароз, помог юноше и устроил его работать на биржу. Начались годы процветания, Гоген женился на датчанке Метте Гад, у него родились пять детей, он был доволен и жизнью, и своим хобби. По воскресеньям, когда выдавалось свободное время, он рисовал.

Поначалу это было лишь приятное увлечение. А потом, при посредничестве того же Ароза, он познакомился с импрессионистами, понял, как близки ему их идеи, принимал участие в выставках… И постепенно почувствовал, что живопись — это его настоящее призвание.

В нищете

Отказ от работы на бирже и решение посвятить себя искусству не поняла и не приняла Метта. Она решила жить в родном Копенгагене со всеми детьми, кроме младшего, который остался с отцом.

Они оказались в Париже в настоящей нищете: выставки не кормили, картины не продавались, и иногда их приходилось оставлять трактирщикам в оплату за гостеприимство.

А будущий самый дорогой художник мира зарабатывал, расклеивая на парижских улицах афиши.

Импрессионизм, которому следовал Гоген, переживает кризис, и, погруженный в творческие поиски, Поль уезжает в Бретань. Снова в пути, снова неприкаян, но он мучительно ищет новую творческую манеру.

Так рождается синтетизм — упрощенная стилистика письма, яркие краски, декоративность, стремление объединить картины реального мира и свое представление-впечатление о них.

Те черты, по которым мы безошибочно узнаем руку мастера.

Рай земной. Что он искал на острове?

В конце 1880х — начале 1890-х Гоген вновь много путешествует. Говорят, что он искал Рай на Земле, поэтому побывал и на Мартинике, и на Маркизских островах, и на Таити. Именно с Таити ассоциируется сегодня имя художника.

«Он восстал против Бога, подобно ангелу тьмы, и Господь низверг его, аки Сатанаила, — свои дни художник Гоген закончил в пьянстве и распутстве, страдая позорной болезнью…», — говорил о нем не слишком лестно глава местной католической миссии.

Что ж, Гоген действительно не был образцом морали: не ходил в церковь, жил с малолетней любовницей, пил сам и спаивал туземцев, а под конец жизни заболел сифилисом… И творил: за время жизни на Таити он написал в общей сложности около 100 картин.

Но признания, а значит, и денег, все не было.

Что искал он на острове? Скорее всего, первозданную туземную красоту. Но ее уже не было: европейские поселенцы постепенно убивали местные традиции, искореняли обычаи. Однако яркие краски острова и сохраняющаяся естественность жизни не отпускали художника.

Публика смеялась над его картинами

Гоген пытался вернуться в Париж, бывал там наездами. Проводил выставки, но публика смеялась над его картинами, считая их похожими на иллюстрации из детских книжек. Жить на Таити или на Маркизских островах было проще — дешевле, поэтому с помощью друзей он опять возвращался в свой так и не обретенный земной рай.

И все меньше писал. Хотя и оставался заметной фигурой. Отличавшийся в молодости огромной физической силой, гнувший подковы, работавший землекопом, Гоген всегда обращал на себя внимание.

На Таити он конфликтовал с местными чиновниками, издавал газету тиражом в 20 экземпляров, подбивал местных жителей не отдавать детей в католическую школу… И не собирался возвращаться в Париж, где уже начинала расти волна интереса к его картинам и его популярность. Но он об этом не знал.

Гоген умер в 1903 году. Друзья художника не исключали, что это было убийство или самоубийство: около тела лежал шприц с морфием. Его похоронили, имущество продали с молотка, а часть просто выкинули. Местные жандармы еще не знали, что Европа начинает сходить с ума по его полотнам…

Резные трости Гогена сейчас хранятся в музее Нью-Йорка. Балки хижины, которые художник покрыл не совсем пристойной резьбой, перевезены в Бостон. Каждый экземпляр газеты, издававшейся Гогеном, ценится на вес золота.

Источник: https://lifestyle-journal.ru/art/paul-gogen.html

Ссылка на основную публикацию