Иван крамской – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Иван Крамской. Судьба дочери художника | Клуб интеллектуалов

Одной из самых выдающихся работ Ивана Крамского является «Неизвестная». Вокруг этой картины еще при жизни художника ходило много слухов. Кем была женщина, изображенная передвижником, так и осталось загадкой. Существует множество интересных версий относительно прототипа самой известной «Неизвестной».

Иван Крамской. Неизвестная, 1883

Есть и версия, что художнику для этой картины позировала его единственная дочь, Софья Крамская. Если сравнить «Неизвестную» с картиной «Девушка с кошкой» – портретом дочери, то внешнее сходство действительно бросается в глаза. Возможно девушка послужила если не прообразом, то моделью для создания этой картины, ведь ей очень часто приходилось позировать отцу.

портрете дочери «Девушка с кошкой» (1882, Киевский музей русского искусства) София изображена в резком ракурсе, прилегшей на диван. Уютно расположившаяся кошечка подчеркивает изломанность и напряженность позы Софии. В почти остановленном взгляде девушки – душевная усталость.

Тонкий и проницательный портретист, и в первую очередь, любящий и внимательный отец, Иван Николаевич запечатлевал взросление своей дочери-подростка, что нашло отражение в работах художника. «Между Соней и ее отцом была редкостная дружба, переходившая в обоюдное обожание», – писала подруга Сони В.П. Зилоти. Софье Ивановне передался и художественный дар отца.

Крамской писал: «Дочка моя, известная Вам ветреница, начинает подавать мне серьезные надежды, что уже есть некоторый живописный талант».

Далее несколько работ С.И. Крамской и рассказ о её судьбе

С.И. Юнкер-Крамская. «Спящая» Конец 1880 – начало 1890-х гг. Государственная Третьяковская галерея. Москва.

«Спящая» -одна из лучших ее живописных работ Софьи Ивановны. В облике изображенной на портрете есть что-то напоминающее облик самой художницы.

Софьи Ивановна Юнкер-Крамская. Боярышня в кокошнике

В инвентарь Государственного Эрмитажа эта картина была вписана как «Портрет неизвестной в русском костюме», однако, скорее всего, это «жанровый этюд», чем с портретом конкретного персонажа

Софьи Ивановна Юнкер-Крамская. Старинная песня

Острогожский историко-художественный музей им. И.Н. Крамского

Софьи Ивановна Юнкер-Крамская. Разговор двух дам

Острогожский историко-художественный музей им. И.Н. Крамского

Софьи Ивановна Юнкер-Крамская. Портрет актрисы М.Г. Савиной. 1890-1900-е гг. Санкт-Петербургский Дом-интернат ветеранов сцены им. М.Г. Савиной

Большой подписной парадный портрет актрисы Марии Гавриловны Савиной вероятно был заказным. История создания этого портрета прояснена благодаря письму И.Е. Репина, который выступал посредником при его приобретении.

Первый вариант портрета актрисе не понравился. Другой вариант, принятый актрисой, с черным веером, остался висеть в ее особняке, который по завещанию перешел в собственность Дома-интерната ветеранов сцены имени М.Г.

Савиной.

С.И. Юнкер-Крамская. Великий князь К.К. Романов в роли Гамлета. 1887. ИРЛИ (Пушкинский дом). Санкт-Петербург

Этот портрет поступил в музей в 1927 году через Государственный музейный фонд из Мраморного дворца, не датирован, имеет подпись: «Софiя Юнкеръ». Возможно, что Юнкер-Крамская присутствовала на единственном представлении «Гамлета» в 1899 году или на репетициях спектакля, так как художница и ее старший брат были близки ко двору.

А возможно, что портрет Великого князя был исполнен позже – по известной фотографии, воспроизводимой не раз в литературе (близость фотографии и акварельного портрета очевидна). В биографии Юнкер-Крамской известны случаи исполнения портретов по фотографиям, которые затем художница предлагала моделям приобрести или принять в дар.

Софьи Ивановна Юнкер-Крамская. С. Юнкер-Крамская за газетой (Мать художницы)

Острогожский историко-художественный музей им. И.Н. Крамского

Софьи Ивановна Юнкер-Крамская. Портрет И.Н. Крамского (отца художницы) Живописный портрет И.Н.Крамского, исполненный в год его смерти (1887), стал одним из самых ранних ее произведений и принес художнице известность.

Портрет находится в Острогожском историко-художественном музее им. И.Н. Крамского. Спустя месяц после открытия музея портрет отца был похищен.

Юнкер-Крамская добилась поступления в музей авторского повторения портрета, которое находилось в одном частном собрании.

Юнкер-Крамская вместе с братьями на протяжении многих лет заботилась об Острогожской художественной галерее (Крамской был сыном писаря из городка Острогожска). Она вступала в переговоры с Академией художеств, с частными лицами, хлопотала по вопросам финансирования строительства музейного здания, по формированию коллекции.

Ближайшие друзья художника откликнулись на просьбу родственников пополнить музей. Свои работы прислали Репин, Куинджи, Бем, Кошелев, Менк, Ярошенко, Корзухин и др. Здание музея проектировал старший брат Софии Николай Крамской, а строителем выступал сын художника П.А. Брюллова – В.П.Брюллов. Строительство было завершено в 1910 году.

В 1942-м в музее случился пожар, большая часть коллекции погибла…

Здание Острогожской общественной библиотеки и художественной галереи им. И.Н. Крамского. Фотография Г.Н. Яковлева. 1909

Острогожский историко-художественный музей им. И.Н. Крамского Софья в течение двух лет обучалась живописи у своего отца, в начале 1890-х годов посещала частную живописную школу в Париже, где ее опекал старый друг И.Н. Крамского скульптор М.М. Антокольский. Участвовала во многих выставках как в России, так и заграницей.

Она пробовала свои силы в разных видах и жанрах искусства: в портрете (часто писала по фотографиям), в бытовом жанре (отдавала предпочтение сюжетам мелодраматического свойства), в натюрморте. С 1910-х годов Юнкер-Крамская увлеклась миниатюрой. Выступала в качестве иллюстратора, участвовала в юбилейном издании, посвященном 100-летию А.

С. Пушкина.

Незадолго до смерти Иван Николаевич высказал тревогу за дальнейшую судьбу Софии: «Девочка, а как сильна, как будто уже мастер. Подумаю иногда, да и станет страшно… личная жизнь грозит превратиться в трагедию» . Крамской оказался прозорлив. Жизнь Софии Ивановны действительно была трагична, и причина трагедии таилась в роковых поворотах исторических судеб страны.

И,Н. Крамской. Портрет Софьи Ивановны Крамской в детстве.

Портрет Софьи Ивановны Крамской С детства вращаясь в художественных кругах, София Ивановна оставила о себе теплые воспоминания людей, близко ее знавших. Будучи почти ровесницей старшим дочерям П.М. Третьякова – Вере Павловне (в замужестве Зилоти) и Александре Павловне (в замужестве Боткиной), она находилась с ними в дружеских отношениях. В.П.

Зилоти посвятила Соне Крамской несколько страниц воспоминаний. Пожалуй, самые яркие – о детстве и юности: «Соня была некрасива, но с умным, энергичным лицом, живая, веселая и необычайно талантливая к живописи… В 16–17 лет Соня… похорошела, волосы отросли. Фигура у нее стала длинная, тонкая. Она прекрасно танцевала. Ее веселость, остроумие и entrain (притягательность, обаяние. – Т.Ю.

) привлекали к ней много поклонников».

Ее «силуэтом» восхищался Репин, за ней ухаживал 30-летний Альберт Николаевич Бенуа, одно время, в начале 1880-х годов, она была помолвлена с С.С. Боткиным. По этому случаю Крамской написал два портрета. Когда помолвка расстроилась, портрет С.С. Боткина ушел в дом Боткиных

Портрет С.С. Боткина

(ныне – в ГТГ), а портрет Софии Ивановны остался висеть в мастерской Крамского на Васильевском острове (ныне – в ГРМ). Работа, находящаяся в Русском музее, является лучшим живописным портретом С.И. Крамской (1882).

Крамской Иван Николаевич-Портрет Софьи Ивановны Крамской.

Современники сравнивали его с блестящими портретами Ван Дейка. В казалось бы «парадном» изображении пятнадцатилетней дочери Крамской выявляет «взрослость», серьезность и глубину личности. В изысканном силуэте фигуры девушки в светлом платье, изображенном на темно-малиновом, сгущающемся в черноту фоне, прочитывается незащищенность а, быть может, и предчувствие судьбы.

Крамской Иван Николаевич-Портрет Софьи Ивановны Крамской. Фрагмент В 1901 году София Ивановна вышла замуж за Георгия Федоровича Юнкера (умер в 1916 году). Он был юристом, более 30 лет проработавшим присяжным поверенным в Петербургском Совете.

По словам художницы, всю свою жизнь он был занят большим исследованием, посвященным истории декабристов, которое так и не было издано. Имя С.И. Юнкер-Крамской, любимой и единственной дочери художника И.Н. Крамскогодолгое время оставалось забытым.

Удивительно, как удалось прекрасную художницу, не просто известную, но знаменитую, сделать никому не ведомым человеком! Вот настоящая Незнакомка художника Крамского – его дочь Софья Ивановна Юнкер-Крамская.

Вероятной причиной забвения художницы стал её арест и ссылка в 30-е годы, за которыми последовала скорая смерть художницы в 1933-м году.

Дети Крамского считались «благополучными», не затронутыми репрессиями. И никогда ни у кого не возникало мысли о постигшей семью Крамского трагедии, которая столько лет тщательно скрывалась. Тем не менее только материалы личного дела С.И.

Юнкер-Крамской из архива ФСБ РФ, полученные в ответ на запрос ГТГ внесли некоторые уточнения в биографию художницы и даже в дату её рождения. София Ивановна Юнкер-Крамская родилась 21 августа 1867.

(Дата рождения, указанная на допросе – 1867 год – расходится с той, что была известна ранее – с 1866 годом, – из писем отца художницы).

Иван Крамской, “Девушка с распущенной косой” 1873г. С.И. Юнкер-Крамская была арестована 25 декабря 1930 года, обвинялась по статье 58-II УК РСФСР за контрреволюционную пропаганду.

Ей вменялось в вину создание «контрреволюционной группировки из бывшей знати, ставившей себе целью проведение своих людей в разные советские учреждения на службу для собирания сведений о настроениях…» Из допросов свидетелей, проходивших по делу Юнкер-Крамской, следует, что она была «человеком очень религиозным», чем могла, помогала людям. Она устраивала на работу «бывших» дворян, «смолянок» и офицеров царской армии, доставала им переводы для заработка. 5 апреля 1931 года дело было направлено для внесудебного разбирательства на тройку при ПП ОГПУ с ходатайством о применении к обвиняемой Юнкер-Крамской высшей меры социальной защиты – расстрела. 11 апреля вышло постановление выездной сессии Коллегии ОГПУ, предписывающее выслать художницу Юнкер-Крамскую в Восточно-Сибирский край сроком на три года.

В каталоге музейного собрания Общества «Мемориал» был опубликован акварельный портрет М.И. Ицыной с характерной подписью художницы. По словам дочери модели – владелицы портрета, он исполнен в 1930–40-е годы в Красноярске художницей Юнкер, отбывавшей там ссылку. Ничто не оставляло и доли сомнения в авторстве портрета.

С.И. Юнкер-Крамская. Портрет М.И. Ицыной. Начало 1930-х гг. Музейное собрание Общества «Мемориал». Москва

15 октября 1931 года Юнкер-Крамская из красноярской больницы пишет письмо Екатерине Павловне Пешковой оказывавшей помощь многим политзаключенным. София Ивановна описывает тяжелое течение болезни, перенесенные во время ссылки две операции.

Она подчеркивает, что всегда, несмотря на состояние здоровья, она работала: в Иркутске – как иллюстратор учебников и колхозных журналов, в Канске – как фотограф и ретушер в местной газете. В Красноярске с ней случился второй удар, отнялась левая часть тела.

Ее просьба состояла в смягчении участи: если нельзя вернуться домой, то хотя бы оставить ее в Красноярске до поправки здоровья, а затем – обязательно предоставить работу, настаивала больная художница, разбитая параличом.

«Я пишу и портреты, и плакаты, лозунги, афиши, вывески, иллюстрации, знаю фотографическую ретушь, раскраску фотографий, языки, я работать могу, люблю…

Крамской Иван Николаевич – Портрет Софьи Николаевны и Софьи Ивановны Крамских, жены и дочери художника

Крамской Иван Николаевич. “Крамской, пишущий портрет своей дочери”

25 марта 1932 года София Ивановна вернулась в Ленинград. 31 июля 1932 года Юнкер-Крамская написала благодарственное письмо Е.П. Пешковой, сообщив, что собирается работать и дальше, насколько позволят силы. В 1933 году художница умерла. 28 сентября 1989 года С.И. Юнкер-Крамская была реабилитирована.

Источник: http://maxpark.com/community/88/content/5509547

Настоящая Неизвестная: трагическая судьба дочери Ивана Крамского

На вопрос «знаком ли вам художник Крамской?» большинство из нас ответит утвердительно. Его картины, выставленные в Третьяковской галерее, Русском музее и других собраниях более чем известны и многократно растиражированы.

Кто не видел знаменитую «Неизвестную», которая постоянно возникает там, где ее вовсе не ждешь? Но если имя самого Крамского известно всем, то о его любимой дочери Софье слышали очень немногие.

Удивительно, но эту художницу, в своё время по-настоящему знаменитую, сделали никому не известным человеком! Вот настоящая Незнакомка — Софья Юнкер-Крамская, дочь Ивана Крамского.

И.Н. Крамской. Портрет Сони Крамской, дочери художника

Степень забвения этой женщины такова, что долгое время даже не было достоверно известно, в каком году она родилась — в 1866-м или 1867-м. Она училась в обычной гимназии, но благодаря творческой атмосфере, царившей в родном доме, рано почувствовала интерес к живописи. Отец старался развивать художественные навыки дочери и стал ее первым учителем.

В детские годы Соня среди знакомых считалась некрасивой, но в юности похорошела. Однако для отца она всегда была самой любимой моделью. Даже когда девочке из-за болезни обстригли волосы и у нее на голове отрастал неровный ежик (Соня пыталась прикрыть его кружевной косынкой), — даже тогда на полотнах отца дочь-подросток представала настоящей красавицей с бездонными глазами.

И.Н. Крамской.

Жена художника Софья Николаевна и дочь Соня

Будучи ровесницей дочерей П.М. Третьякова Веры (в замужестве Зилоти) и Саши (в замужестве Боткиной), Соня с ними очень дружила. Вера Зилоти позже вспоминала: «Соня была некрасива, но с умным, энергичным лицом, живая, веселая и необычайно талантливая к живописи… В 16–17 лет Соня…

похорошела, волосы отросли. Фигура у нее стала длинная, тонкая. Она прекрасно танцевала. Ее веселость, остроумие и entrain (притягательность, обаяние) привлекали к ней много поклонников».

Читайте также:  Ляпис трубецкой - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Соня действительно была очень изящной — Репин, ученик Крамского, восхищался ее фигурой, Альберт Бенуа всерьез ухаживал за ней. Но женихом её стал другой — Сергей Сергеевич Боткин, молодой врач, представитель известной медицинской династии.

Родственники торжественно отметили помолвку молодых, Крамской на радостях написал великолепные парные портреты жениха и невесты…

Сергей Сергеевич Боткин

Софья Крамская

Но Сергей неожиданно для всех влюбился в подругу невесты Александру Третьякову. Помолвка оказалась расторгнутой, и вскоре Саша Третьякова вышла замуж за бывшего жениха подруги. Соня Крамская нашла в себе силы сохранить с ней приятельские отношения. Но происшедшее надолго повергло её в тоску.

На портрете, написанном отцом после разрыва помолвки дочери, Соня выглядит совсем по-другому…Спасла Софью живопись. Шестнадцатилетняя девушка с головой ушла в работу и стала демонстрировать по-настоящему профессиональные успехи.

  «Между Соней и ее отцом была редкостная дружба, переходившая в обоюдное обожание», — писала Зилоти. В 1884 году Крамской, чтобы отвлечь Соню от душевных терзаний, вместе с дочерью отправляется в заграничную поездку (заодно и свое сердце подлечить — он был уже очень болен).

Путешествуя по Франции, Софья пристрастилась к живописным этюдам на плэнере. Спустя год после путешествия Крамской писал: «Дочка моя, известная… ветреница, начинает подавать мне серьезные надежды, что уже есть некоторый живописный талант». Крамской понимал, что умирает, а дочь еще не встала на ноги и не нашла себя.

Незадолго до смерти Иван Николаевич, тревожившийся за судьбу Софьи, сказал: Эти слова Крамского оказались пророческими.

И.Н. Крамской. Автопортрет (Крамской пишет портрет дочери Софьи)

Софья действительно долго не могла оправиться от удара, ни в кого не влюблялась и не выходила замуж. Только в зрелом возрасте, в 1901 году, когда отца уже давно не было в живых, она заключила брак с петербургским юристом финского происхождения Георгием Юнкером.

Софья Крамская. Спящая

Крамской, несмотря на простое происхождение (он был сыном писаря из городка Острогожска), был принят при дворе и даже стал там своим человеком, не раз выполняя портреты членов императорского семейства, давал уроки живописи дочерям императора.

Своими при дворе стали и его дети. Софья тоже выполнила ряд работ, запечатлев императора, императрицу, их детей, прежде всего цесаревича, и других родственников. Но почти ничего не сохранилось.

Что-то было уничтожено либо пропало в годы революции, что-то из собственных работ было передано ею в Острогожский музей, на родину отца, вместе с его картинами, и когда в 1942 году в музее вспыхнул пожар, погибло вместе с большей частью его коллекций.

Великий князь Константин Константинович в роли Гамлета в любительской постановке, акварельный портрет Софьи Крамской

Софья была признанной портретисткой, ее просто осыпали заказами. Увы, судьба многих работ, находившихся в частных руках, в домах и усадьбах, разгромленных в период революции, также осталась неизвестной.

Софья Крамская. Портрет актрисы Савиной

Софья Крамская неоднократно и с большим успехом принимала участие в различных художественных выставках самого высокого уровня — в Академии художеств, в Обществе живописцев-акварелистов, в художественном отделе Всероссийской ярмарки в Нижнем Новгороде и др. Была она известна и как книжный иллюстратор, оформляя, например, издания к юбилею Пушкина. Замечательными были и ее жанровые картины.

Визит

Модница

Муж Софьи Ивановны в 1916 году скончался. А вскоре начались и другие беды — революция, Гражданская война, смерть матери в 1919 году… Софья Ивановна, которой было уже далеко за пятьдесят, старалась приспособиться к новой жизни.

Портрет девочки

С 1918 года она работала в художественно-реставрационных мастерских Главнауки. Ей, глубоко верующему человеку, пришлось стать организатором антирелигиозного музея Зимнего дворца и иллюстрировать «Историю религии» в издательстве «Атеист».

Свою веру Софья Ивановна особо не скрывала, как и христианское желание помочь ближнему. В Ленинграде мучились многие ее знакомые из «прошлой жизни» — смолянки, фрейлины, просто люди дворянского происхождения.

Лишенные всего — жилья, имущества, службы и каких бы то ни было доходов, многие буквально голодали. Дочь художника помогала им устроиться на работу, пусть с самым скромным жалованьем, достать переводы, уроки, перепечатку на машинке, чтобы как-то выжить.

Все это и вменили пожилой женщине в вину — и то, что «была очень религиозной», и то, что помогала друзьям…

Софья Юнкер-Крамская. У окна

Тот факт, что дочь Крамского была арестована и отправлена в ссылку, также долгое время оставался неизвестным. Уже в наши дни по запросу Государственной Третьяковской галереи были получены копии её личного дела из архива ФСБ. Кстати, именно из этого дела наконец стала известна дата её рождения — 21 августа 1867 года.

Софья Юнкер-Крамская была арестована 25 декабря 1930 года, обвинялась по статье 58-II УК РСФСР в контрреволюционной пропаганде.

Ей вменялось в вину создание ни много ни мало «контрреволюционной группировки из бывшей знати, ставившей себе целью проведение своих людей в разные советские учреждения на службу для собирания сведений о настроениях…».

Все, проходившие по делу, говорили о религиозности художницы, что усложняло ее положение. Как «чуждый элемент», она была приговорена к 3 годам ссылки в Сибирь, но из-за нервного потрясения у нее случился инсульт. С тяжелым параличом она была отправлена в тюремную больницу.

Ее кое-как подлечили и через четыре месяца все же отправили по этапу в Иркутск. Полупарализованная женщина добралась до Иркутска, но через три недели ее перевели в Канск, через месяц, с ухудшившимся состоянием — в Красноярск.

15 октября 1931 года Юнкер-Крамская из красноярской больницы написала письмо Екатерине Павловне Пешковой, оказывавшей помощь политзаключенным. Софья Ивановна рассказала о тяжелой болезни, о перенесенных во время ссылки двух операциях.

Она пыталась доказать, что приносит пользу, что всегда, несмотря на состояние здоровья, работала: в Иркутске — как иллюстратор учебников и колхозных журналов, в Канске — как фотограф и ретушер в местной газете. В Красноярске с ней случился второй удар, отнялась левая часть тела.

Ее просьба состояла в смягчении участи: если нельзя вернуться домой в Ленинград, то пусть ее хотя бы оставят в Красноярске до поправки здоровья и обязательно предоставят работу, ведь правая рука действует, не разбита параличом.

«Я пишу и портреты, и плакаты, лозунги, афиши, вывески, иллюстрации, знаю фотографическую ретушь, раскраску фотографий, языки, я работать могу, люблю… О моей рабочей жизни Вам может подтвердить Елена Дмитриевна Стасова, с отцом которой был так дружен мой покойный муж. О музее Крамского Вам тоже могут дать сведения и она, и товарищ Луначарский…» В конце письма отчаянные строки:

Женский портрет, выполненный художницей в Красноярске

28 февраля 1932 года было возбуждено ходатайство о пересмотре дела Юнкер-Крамской в связи с неизлечимой болезнью, а также в связи с тем, что ссыльная «не представляет… социальной опасности». 25 марта 1932 года София Ивановна вернулась в Ленинград. 31 июля 1932 года Юнкер-Крамская написала благодарственное письмо Е.П. Пешковой, сообщив, что собирается работать и дальше, насколько позволят силы. В 1933 году художница умерла при странных обстоятельствах. Якобы она уколола палец, когда чистила селедку, и, по словам брата, «умерла от рыбьего яда (??)». Реабилитировали ее за отсутствием состава преступления только в 1989 году. В Государственном архиве РФ сохранилось ее письмо: «Высокоуважаемая Екатерина Павловна, Вы разрешите мне послать Вам эти несколько строк. Меня освободили! Если бы Вы только знали, каким чувством глубокой благодарности полны мои мысли и душа. Я не знаю, простите, право не знаю, полагается ли мне писать вообще о моем чувстве признательности, но я следую своей внутренней потребности это сделать… Вы не посетуйте на то, что я делаю это, если это не полагается, я не знаю, но не последовать душе этой потребности было невозможно! Я снова здесь, в Ленинграде, где прошла моя длительная рабочая жизнь — и теперь я снова, быть может, буду в состоянии начать работать хоть немного, насколько позволят мне мои силы, которые восстановятся во мне с сознанием возможности снова работать! Я не знаю даже, кому мне говорить о том, что я чувствую, и как я признательна. Но, думая, что сделалось все это через Высокое учреждение, которого являетесь Представительницей, — я пишу Вам. Ну, это даже ни Вам, никому не будет нужно, пусть это не принято, пусть это не полагается — я все же повторяю: я беспредельно благодарна, что поверили и моему искреннему раскаянию, и моей порядочности старого общественного работника, и моему горячему желанию загладить работой мои какие бы то ни было оплошности и несознательные заблуждения. И хотя я, конечно, очень больна еще и слаба, но, сколько мне позволят воспрянувшие силы — то оставшееся мне время до неизбежного конца я смогу употребить на реабилитацию моего рабочего имени, как самой по себе, так и как дочери Крамского. Еще раз прошу простить меня, если я делаю что-либо, выходящее из рамок допускаемого. С глубоким уважением, Художница С. И. Юнкер-Крамская».

По материалам eho-2013.livejournal.com, «Русское искусство»

Источник: http://www.izbrannoe.com/news/lyudi/nastoyashchaya-neizvestnaya-tragicheskaya-sudba-docheri-ivana-kramskogo

Иван Крамской: биография, картины, музеи, личная жизнь художника

08 июня 1837 — 05 апреля 1887

Иван Крамской участвовал в известном студенческом бунте Академии художеств: отказался писать конкурсную работу на заданную тему.

Отчислившись из Академии, он основал сначала Артель свободных художников, а позже стал одним из учредителей Товарищества передвижников. В 1870-х годах Иван Крамской стал знаменитым художественным критиком.

Его полотна покупали многие коллекционеры, в том числе — Павел Третьяков.<\p>

Участник «Бунта четырнадцати»

Иван Крамской родился в Острогожске в семье делопроизводителя. Родители надеялись, что сын станет писарем, как и его отец, однако мальчик с раннего детства любил рисовать. Сосед, художник-самоучка Михаил Тулинов научил юного Крамского рисовать акварелью. Позже будущий художник работал ретушером — сначала у местного фотографа, а потом в Петербурге.

В столичную Академию художеств Иван Крамской поступать не решался: не было начального художественного образования. Но Михаил Тулинов, который к этому времени тоже переехал в Петербург, предложил ему изучать одну из академических дисциплин — рисование с гипса.

Набросок головы Лаокоона стал его вступительной работой. Совет Академии художеств определил Ивана Крамского в ученики к профессору Алексею Маркову. Начинающий художник учился не только писать, но и готовил картоны к росписи храма Христа Спасителя в Москве.

В 1863 году у Ивана Крамского уже было две медали — Малая серебряная и Малая золотая. Впереди оставался творческий конкурс — те, кто проходил его с успехом, получали Большую золотую медаль и заграничную пенсионерскую поездку на шесть лет.

Для конкурсной работы совет предложил студентам сюжет из скандинавской мифологии — «Пир в Вальхалле». Однако в это время в обществе рос интерес к жанровым работам: становились популярными картины, изображающие повседневную жизнь.

Студенты Академии разделились на новаторов-жанристов и историков, верных старым традициям. 14 из 15 претендентов на Большую золотую медаль отказались писать конкурсные полотна на мифологический сюжет.

Сначала они подали несколько прошений в совет: хотели самостоятельно выбирать темы, требовали, чтобы экзаменационные работы рассматривали публично и давали аргументированные оценки. Иван Крамской был «депутатом» от группы четырнадцати.

Он зачитал перед советом и ректором Академии требования и, получив отказ, покинул экзамен. Товарищи последовали его примеру.

Артель свободных художников

После выпуска молодые художники должны были покинуть мастерские Академии, где они не только работали, но и жили — часто вместе с родственниками или друзьями. Снимать новые квартиры и мастерские было не на что. Чтобы спасти товарищей от нищеты, Крамской предложил создать совместное предприятие — Артель свободных художников.

Вместе они арендовали небольшое здание, где у каждого была своя мастерская и общее просторное помещение для собраний. Хозяйство вела жена живописца — Софья Крамская. Вскоре у художников появились заказы: они рисовали иллюстрации к книгам, писали портреты, делали копии картин. Позже в Артели появилось фотоателье.

Объединение свободных художников процветало. Иван Крамской занимался делами Артели: искал заказчиков, распределял деньги. Параллельно он писал портреты, давал уроки рисования в Обществе поощрения художников. Одним из его учеников был Илья Репин. Он писал о Крамском: «Вот так учитель! Его приговоры и похвалы были очень вески и производили неотразимое действие на учеников».

В 1865 году живописец начал расписывать купола храма Христа Спасителя в Москве по картонам, которые он создал в годы учебы в Академии.

В конце 1869 года Иван Крамской впервые выехал из России, чтобы познакомиться с западным искусством. Он побывал в нескольких европейских столицах, посещал там музеи и художественные галереи. Впечатления от западных живописцев у Крамского остались противоречивые.

Когда Иван Крамской вернулся в Россию, у него случился конфликт с одним из товарищей: тот принял пенсионерскую поездку от Академии, что было против правил «четырнадцати». Крамской вышел из Артели, и вскоре объединение свободных художников распалось.

Основатель Товарищества передвижников

Вскоре Иван Крамской стал одним из основателей нового творческого объединения — Товарищества передвижных художественных выставок. Среди его учредителей были также Григорий Мясоедов, Василий Перов, Алексей Саврасов и другие художники.

На первой же выставке передвижников в 1871 году Иван Крамской представил свою новую работу — «Майскую ночь».

Картину с русалками, залитыми лунным светом, живописец написал в Малороссии по мотивам повести Гоголя.

Полотно с мистическим сюжетом не соответствовало программе передвижников, однако работы имела успех и у художников, и у критиков, а сразу после выставки его купил Павел Третьяков.

В 1872 году Крамской закончил полотно «Христос в пустыне». «Вот уже пять лет неотступно Он стоял передо мной; я должен был написать Его, чтобы отделаться», — писал он своему другу, художнику Федору Васильеву. За это полотно Академия художеств хотела присудить Крамскому звание профессора, однако он отказался. Картину купил Павел Третьяков за большие деньги — 6000 рублей.

В 1870-х годах Крамской создал множество портретов — художника Ивана Шишкина, Павла Третьякова и его супруги, писателей Льва Толстого, Тараса Шевченко и Михаила Салтыкова-Щедрина, доктора Сергея Боткина.

Иван Крамской не только писал полотна, но и публиковал критические статьи.

Он призывал избавляться от влияния Академии художеств на искусство, выступал за создание школ рисования и мастерских, где молодые художники могли бы учиться у опытных живописцев и при этом сохранять собственный стиль.

Читайте также:  Наталья мартынова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Крамской настаивал на том, чтобы художники получали хорошее образование: «Чтобы критиковать массу, нужно стоять выше массы и знать и понимать общество во всех его интересах и проявлениях».

В 1880-е годы одной из нашумевших работ художника стала «Неизвестная». Героиню полотна — красивую даму, одетую по последней моде, — обсуждали и критики, и публика. Интриговала зрителей ее личность, немного высокомерный взгляд и безупречный по моде тех лет наряд.

В печати о картине писали как о «русской Джоконде», критик Владимир Стасов назвал полотно «Кокотка в коляске». Однако ценители искусства отдавали должное мастерству Крамского, который тонко выписал и лицо неизвестной дамы, и ее изысканную одежду.

После 11 выставки передвижников, где была выставлена картина, ее купил крупный промышленник Павел Харитоненко. В 1884 году Крамской закончил полотно «Неутешное горе», на котором была изображена скорбящая мать у детского гроба.

Художник работал над ним около четырех лет: делал карандашные наброски и эскизы, несколько раз менял композицию. Картину с трагическим сюжетом Крамской подарил Павлу Третьякову.

Ивана Крамского не стало в 1887 году. Художник умер в своей мастерской, когда писал с натуры доктора Карла Раухфуса. Врач пытался реанимировать его, но безуспешно. Живописца похоронили на Смоленском православном кладбище в Петербурге.

Источник: https://www.culture.ru/persons/8239/ivan-kramskoi

Иван Крамской

Крамской родился 27 мая (8 июня по новому стилю) 1837 года в городе Острогожске Воронежской губернии, в семье писаря.

После окончания острогожского уездного училища Крамской был писарем в острогожской думе. В 1853 году он поступил ретушёром к харьковскому фотографу. В 1856 году он приехал в Петербург, где занимался ретушёрством в известной тогда фотографии Александровского. В 1857 году Крамской поступил в Санкт-Петербургскую Академию художеств учеником профессора Маркова.

Бунт четырнадцати. Артель художников

В 1863 году Академия художеств присудила ему золотую медаль за картину «Моисей источает воду из скалы». До окончания учебы в Академии оставалось написать программу на большую медаль и получить заграничное пенсионерство.

Совет Академии предложил ученикам на конкурс тему из скандинавских саг «Пир в Валгалле». Все четырнадцать выпускников отказались от разработки данной темы, и подали прошение о том, чтобы им позволили каждому выбрать тему, по своему желанию.

Последующие события вошли в историю русского искусства как «Бунт четырнадцати».

Совет Академии им отказал, а профессор Тон отметил: «если бы это случилось прежде, то всех бы вас в солдаты!» 9 ноября 1863 года Крамской от лица товарищей заявил совету, что они, «не смея думать об изменении академических постановлений, покорнейше просят совет освободить их от участия в конкурсе».

В числе этих четырнадцати художников были: И. Н. Крамской, Б. Б. Вениг, Н. Д. Дмитриев-Оренбургский, А. Д. Литовченко, А. И. Корзухин, Н. С. Шустов, А. И. Морозов, К. Е. Маковский, Ф. С. Журавлёв, К. В. Лемох, А. К. Григорьев, М. И. Песков, В. П. Крейтан и Н. В. Петров. Ушедшие из Академии художники образовали «Петербургскую артель художников», просуществовавшую до 1871 года.

В 1865 году Марков пригласил его в помощники по расписыванию купола храма Христа Спасителя в Москве. Из-за болезни Маркова, всю главную роспись купола сделал Крамской, вместе с художниками Венигом и Кошелевым.

В 1863—1868 годах он преподавал в школе рисования общества поддержки прикладного искусства. В 1869 году Крамской получил звание академика.

Передвижничество

В 1870 году образовалось «Товарищество передвижных художественных выставок», одним из основных организаторов и идеологов которого был Крамской. Под влиянием идей русских демократов-революционеров Крамской отстаивал взгляд о высокой общественной роли художника, принципов реализма, моральной сущности и национальности искусства.

Иван Николаевич Крамской создал ряд портретов выдающихся русских писателей, артистов и общественных деятелей (таких как: Лев Николаевич Толстой, 1873; И. И. Шишкин, 1873; Павел Михайлович Третьяков, 1876; М. Е. Салтыков-Щедрин, 1879 — все находятся в Третьяковской галерее; портрет Боткина[уточнить] (1880) — частная коллекция, Москва).

Одна из известнейших работ Крамского — «Христос в пустыне» (1872, Третьяковская галерея).

Продолжатель гуманистических традиций Александра Иванова, Крамской создал религиозный перелом в морально-философском мышлении.

Он придал драматическим переживаниям Иисуса Христа глубоко психологическую жизненную интерпретацию (идея героического самопожертвования). Влияние идеологии заметно в портретах и тематических картинах — «Н. А.

 Некрасов в период „Последних песен“», 1877—1878; «Неизвестная», 1883; «Неутешное горе», 1884 — все в Третьяковской галерее.

Демократическая ориентировка работ Крамского, его критические проницательные суждения об искусстве, и настойчивые исследования объективных критерий оценок особенностей искусства и их влияния на него, развило демократическое искусство и мировоззрение на искусство в России в последней трети XIX века.

Семья

  • Софья Николаевна Крамская (1840—1919, урожд. Прохорова) — жена
  • Николай (1863—1938) — старший сын, архитектор
  • София — дочь, художница
  • Анатолий (1865—1941) — сын
  • Марк (?1876) — сын

Художник скончался 24 марта (5 апреля по новому стилю) 1887 года, во время работы над портретом доктора Раухфуса, когда он внезапно наклонился и упал. Раухфус попытался оказать ему помощь, но было уже поздно.

Адреса в Санкт-Петербурге

  • 1863 год — доходный дом А. И. Лихачевой — Средний проспект, 28;
  • 1863—1866 — 17 линия В. О., дом 4, квартира 4;
  • 1866—1869 — Адмиралтейский проспект, дом 10;
  • 1869 — 24.03.1887 года — дом Елисеева — Биржевая линия, 18, кв. 5.

Галерея

  • Работы Крамского
  • Христос в пустыне, 1872
  • Портрет художника И. И. Шишкина, 1873
  • Портрет Л.Н. Толстого, 1873.
  • Д. И. Менделеев, 1878
  • Неизвестная, 1883
  • Александр III, 1886

Ученики

  • Поленова, Елена Дмитриевна
  • Репин, Илья Ефимович

Источник: http://people-archive.ru/character/ivan-kramskoy

Иван Крамской

Однако был, был среди прочих человек, лучше других знавший Крамского, его суровое отношение к себе и к своему творчеству, выше своего богатства ценивший его неистовые в своей правде портреты.

Он собирал в открытой им галерее все, что писал любимый им художник. Но именно он не взял к себе “Неизвестную”.

Постоял в шумной толпе на вернисаже, послушал восторженные речи и, не сказав ни слова, уехал.

Звали его Павел Михайлович Третьяков.

“Дама в коляске, в час прогулки по Невскому, от трех до пяти часов пополудни, в бархатном платье с мехом, с величавой смуглой красотой полуцыганского типа…” Так 24 марта 1883 года писатель Петр Боборыкин сообщал в “Биржевой газете” о появлении в стольном граде “Неизвестной”.

Взглянуть на эту загадочную даму вышел чуть ли не весь Петербург. Гордо откинувшись в карете, глядя в публику дразнящим взором полураскрытых мерцающих глаз, завлекая нежным округлым подбородком, упругой гладью матовых щек и пышным пером на шляпке, – она ехала под жемчужным небосводом огромного холста, как посреди мира.

Тайна художника

С тех пор минуло почти 160 лет, а “Неизвестная” Крамского по-прежнему завораживает зрителя, независимо от того – глядит ли с картины в Третьяковке, либо с календаря, либо с конфетной или парфюмерной коробки.

Съехав с Невского на дороги России, она столь же независимо, как и прежде, живет теперь и в канцеляриях казенных домов, и в квартирах ученых академиков, и в тихих избах за резным палисадом.

И вот что удивительно: став привычной, родной, домашней, не потеряла своей загадочности.

Исследуя мир Ивана Крамского, вглядываясь в его автопортреты, я долго не мог понять – что же так пленило эту гордую, умную голову, эти зоркие глаза художника-психолога, сердцеведа, физиономиста, наконец, прекрасного семьянина, обожавшего жену и детей, – чтобы, отставив самые важные заказы, броситься писать некий фантом – женщину столь же обольстительную, сколь и недоступную. А закончив “странную” картину, назвать ее резко, с вызовом – “Неизвестная”.

Загадка художника. Тайна за семью печатями. Ибо, сколько ни судачили об этой картине, сам Крамской ни в своих дневниках, ни в своих многочисленных письмах не обмолвился о ней ни словом, ни намеком.

Разве Крамской не писал ничего прекрасней? Вспомним его прозрачных мистических “Русалок”, прелестную в своей грусти героиню “Лунной ночи”, “Девушку с распущенной косой”… Но тут и кроется ответ: все эти образы пленительны и блистательны по мастерству, но… известны.

Однако был, был среди прочих человек, лучше других знавший Крамского, его суровое отношение к себе и к своему творчеству, выше своего богатства ценивший его неистовые в своей правде портреты.

Он собирал в открытой им галерее все, что писал любимый им художник. Но именно он не взял к себе “Неизвестную”.

Постоял в шумной толпе на вернисаже, послушал восторженные речи и, не сказав ни слова, уехал.

Звали его Павел Михайлович Третьяков.

Христос в пустыне

“Я родился в мае 1837 года в уездном городке Острогожске, в слободе Новая Сотня, от родителей, приписанных к меща

нству… Учился в Острогожском училище, где и кончил курс с похвальными листами по всем предметам – 12 лет от роду. В тот же год лишился отца, писаря Городской Думы.

В той же Думе упражнялся в каллиграфии, служил посредником по полюбовному межеванию. А когда минуло 16, представился случай вырваться из Острогожска с харьковским фотографом, снимавшем в нашем городке войсковые учения.

С этим фотографом и объехал в течение трех лет половину России в качестве ретушера и аквалериста…”

Такова автобиография Крамского, написанная уже академиком и первым портретистом своего времени. Двадцати лет приехал он в Петербург, поступил в Академию художеств, а в 1863 году вышел из нее, отказавшись от конкурса на Большую Золотую медаль.

Он (а вслед за ним еще 14 студентов) поднял бунт против академических канонов, заявив свое право писать сюжет выпускной картины по собственному выбору. И вместе с теми, кто пошел за ним, организовал первую в России артель художников, пожелавших “крепко держаться за руки, чтобы не пропасть”.

То был прообраз будущего Товарищества Передвижников, вождем которого тоже станет Иван Крамской.

В те же годы он написал свой первый автопортрет. По этому автопортрету его и представляли ученики школы Общества поощрения художников, куда Крамской вскоре пришел преподавать. Но… “Увидев худощавого человека в черном сюртуке, входившего в класс, я подумал, что это кто-то другой.

Вместо прекрасного бледного профиля у этого было худое скуластое лицо, вместо каштановых кудрей до плеч – гладкие волосы. И такая жидкая бородка… Зато какие глаза! Не спрячешься. Даром, что маленькие и сидят глубоко: серые, светятся… Какое серьезное лицо! Говорит с волнением. Но и слушают же его! Сидят, разинув рты: видно, что стараются запомнить каждое слово.

Его приговоры и похвалы производят неотразимое действие на учеников. Что-то он мне скажет?..”

Ученика Илью Репина, оставившего нам этот портрет, учитель пригласит домой. Тут юноша заметит, что “лицо его было устало и бледно, утомленные глаза вкружились”. Эти же “утомленные” глаза увидит и у Христа, над которым Крамской в это время работал. И услышит вещие слова учителя: “Я хочу, чтобы мой Христос стал зеркалом, увидев себя в котором, человек забил бы тревогу”.

В 1873 году на Второй Передвижной выставке картина “Христос в пустыне” вызвала бурную полемику. Крамского просили объяснить свое произведение. Ответ художника поразил даже тех, кто считал, что после священного “Явления Христа народу” Александра Иванова притрагиваться к этой теме уже никто не может. “Представьте себя на месте Христа – в тот момент, который неизбежен в жизни ка

ждого человека, созданного по образу и подобию Божию, когда приходится решать – пойти ли направо или налево, взять за Господа Бога рубль или не уступать ни шагу злу”. Дерзкая новизна картины Крамского была именно в том, что он трактовал евангельский сюжет с позиций реальной жизни: в фигуре Христа Иванова властно проступает божественная природа, в Христе Крамского еще и – человеческая.

Картину приобрел Павел Третьяков. И предложил Крамскому своего рода контракт: “по образу и подобию” его Христа написать целый ряд портретов лучших людей России. И он явился, этот блистательный портретный ряд русских писателей, художников, музыкантов, артистов, украсив светом мысли и таланта Третьяковку.

Завещание артиста

Пройдемся же по этой удивительной галерее лиц и характеров. Вот художник Иван Шишкин: стоит посреди леса, сдвинув шляпу на затылок, и смотрит куда-то высоко… С ним ящик с красками, складной стул и зонтик.

А вокруг природа, которую он живописал с такой щедростью: его небо, его воздух, его деревья, его трава – и все горит на солнце, все пронизано светом.

Кто-то сказал, что Крамской “изобразил Шишкина в тот момент, когда он более всего бывал Шишкиным”.

И Толстого написал так, каким бывал именно Толстой. Однако Репину жаловался: “Он у меня, как бы это выразиться, из моих ч е с т н ы х. Сделал все, что мог, но не так, как бы желал”. И, думается, поскромничал, ибо самому Льву Николаевичу портрет так понравился, что он заказал еще один – “для жены и детей”.

Среди одухотворенных высокой мыслью лиц, где каждый красочный мазок играет решающую роль, совершенно неожидан портрет крестьянина Мины Моисеева – простоволосого, с рубленым лицом, с хитрой усмешкой, спрятанной в рыжей бороде. “Этот ваш мужик – абсолютно живая фигура, за ней целая школа рисунка”, – писал художник Сомов.

Читайте также:  Шарлотта бронте - биография знаменитости, личная жизнь, дети

О портрете известного петербургского артиста Василия Самойлова с осеннего вернисажа 1881 года, с пылу, с жару приходит весть некоего “стороннего зрителя”.

Его слова буквально сливаются с портретом: “Блеск красок, выражение лица, компоновка фигуры воспроизводят Самойлова до полного психического анализа, до мозга костей, до подробнейшей биографии… Артист с поприща сцены – он весь тут.

Это не кто-нибудь, рисующийся в костюме а-ля Рембрант и походящий на огородное пугало, – то великий артист, живущий духом сцены и ее законов до последнего волоса на голове!”

Портреты Крамского стоили немало. Известно, что почти все модели художника – люди, как правило, весьма состоятельные, были не прочь стать владельцами своих “физиономий”. Но также было известно, что Третьяков в “сговоре” с Крамским. Да и поп

асть в знаменитую коллекцию – все равно что обрести бессмертие. Ну а если кто-то упрямился, Третьяков решительно подымал цену – иначе говоря, “бил рублем”. И все же портрет Самойлова каким-то чудом остался в доме артиста.

Впрочем, Василий Васильевич был уже изрядно стар и, чтобы успокоить Третьякова, в завещании отписал свой портрет в его галерею.

В 1887 году артиста похоронили в петербургской земле, а его портрет отправился в Москву – на вечное поселение в Третьяковку.

В том же году умер и Крамской – всего 50 лет от роду. Как успел (по выходе из академии) за остававшиеся ему четверть века написать сотни (!) великих и таких разных людей, да ведь не только написать – сблизиться с каждым, знает Господь Бог. Успел.

Возле постели умирающего Некрасова провел две недели, ловя по 10-15 минут его глаза, даже перед смертью открытые правде, его руки, едва державшие карандаш… В эти последние дни Некрасов успел записать свои “Последние песни”.

И именно так Крамской назвал его последний портрет.

Образы Ивана Крамского – своего рода семья, живущая нынче в музее, как в своем доме. Впрочем, создатель этих, ставших родными друг другу портретов называл себя лишь “добросовестным исполнителем”. Подлинными их родителями, крестными отцом и матерью считал супругов Третьяковых.

Художник усадил обоих в их собственной галерее, рядом со своими “детьми”. Хозяйку, Веру Николаевну, писал в ее Кунцевской усадьбе, на фоне липовой рощи, в чесучевом платье, с ромашкой в темных волосах.

У нее простое, милое, доброе лицо – чем не ангел-хранитель? Хозяин Павел Михайлович вдумчив, затаен, на благородном челе – уверенность: его галерея есть и будет.

Кто ты – “Неизвестная”?

Не в силах унять волнения, Крамской решил уйти с выставки, где впервые была показана его “Неизвестная”, и вернуться к концу вернисажа. Шумная толпа встретила его у входа и понесла на руках. Успех был полный. Зорким глазом художника он отметил – тут все: князья и чиновники, купцы и подрядчики, писатели и художники, студенты и мастеровые…

– Скажи, кто она? – приставали друзья к художнику.

– “Неизвестная”.

– Называй, как хочешь, но скажи – откуда ты взял это сокровище?

– Придумал.

– Но ведь писал с натуры?

– Может, и с натуры…

Многие художники в течение веков писали загадочных женщин. Но у всех были прототипы. О них могли догадываться, спорить, но в конце концов тайна открывалась. Получил известность даже тщательно скрываемый образ “Мадонны” Ботичелли, ею оказалась Симонетта Веспуччи, знатная дама, чужая жена, страстная любовь Джулиано Медичи. Даже Сикстинская писалась с натуры, в чем, хотя и лукаво, призна

вался Рафаэль: “Чтобы нарисовать этот портрет Мадонны, мне понадобилось увидеть многих”.Чем же объяснить столь дерзкий вызов Крамского, который, подчеркивая абсолютное инкогнито своей модели, назвал ее – Неизвестная?

На этот счет у меня две версии: либо натура Неизвестной была изначально некрасива, и художник на портрете придал ей чуть ли не идеальные черты, либо их связывало что-то другое. Одно можно утверждать с уверенностью: конечно, “Неизвестная” Крамского – это шедевр. Но… шедевр особого рода. Со своей, отдельной от всех других произведений художника, жизнью.

Эпилог

Спустя год шум вокруг Крамского и “Неизвестной” разом утих. В его семье случилось огромное горе – смерть двух младших сыновей. Художник оставил нам на память и это трагическое событие. В комнате в глубоком трауре стоит женщина с исстрадавшимся лицом. Все вокруг нее просто, обыденно и – болит глухой болью.

В дни “Неутешного горя” Третьяков потрясенно читал письмо своего друга: “Примите от меня эту трагическую картину в дар, если она не лишняя в русской живописи и найдет свое место в вашей галерее”. Понимая, что страшная безысходность “Неутешного горя” вряд ли найдет покупателя, Третьяков тут же купил ее и заставил Крамского взять деньги, которые в это время были ему очень нужны.

Эта семейная трагедия подкосила здоровье художника. Но чем ближе конец жизни, тем глубже он размышляет над своим творчеством. Будучи всегда жестоким к себе, отдает предпочтение старым мастерам. И прежде всего Веласкесу: “Этот человек работал не красками и кистями, а нервами!”

Он и сам научился работать не только кистями и красками, а всеми фибрами души. И умер, как подобает Мастеру, – на “сцене”, за мольбертом.

Шесть часов кряду, превозмогая боль в сердце, писал он портрет доктора Раухфуса, своего семейного врача. На седьмом часу сердце не выдержало. Художник вдруг страшно побледнел, зашатался и, выставив кисть, рухнул на мольберт.

Доктор бросился к нему, но успел подхватить (по жестоко-точному выражению Репина) уже “тело”.

Таран русской критик, известный искусствовед Стасов, написал на смерть Крамского: “Не стало одно из крупнейших деятелей русского искусства.

Даже если бы Иван Николаевич оставил после себя только свои картины, он уже был бы увековечен в нашей культуре.

Но, пожалуй, главным его созданием является общество передвижных художников (ТПХВ), которое он организовал и возглавлял столько лет… Заслуга его в родном отечестве никогда не будет забыта.

P. S. Что касается “Неизвестной, то, “погуляв” по частным собраниям и даже побывав за рубежом, в 1925 году она поступила, наконец, в Третьяковскую галерею

Источник: http://facecollection.ru/people/ivan-kramskoy

Художник Иван Николаевич Крамской | Картины

Рубрика: картины и живописьОпубликовано 04.10.2018   ·   Комментарии: 0   ·   На чтение: 5 мин   ·   Просмотры:

Неизвестная

Художник Иван Николаевич Крамской — выдающийся русский мастер живописи, который жил и творил во второй половине девятнадцатого века. Он не просто живописец – это один из основоположников движения художников-реалистов в русском и мировом искусстве.

Поскольку Иван Николаевич стоял у истоков критического реализма, возникла очень соблазнительная идея представить художника, как живописца-революционера, который возглавил бунт в Академии художеств, выступил против библейской живописи и, соответственно, реакционного царского строя. Всё это политиканство. И не более того. Истина, как всегда, находится где-то посередине.

Биография художника Ивана Крамского

Автопортрет

Художник Иван Крамской родился 27 мая 1837 года в Воронежской губернии, вблизи города Острогожска, в семье мещанина.

С отличием окончил реальное училище, однако поступить в гимназию не смог – в 1849 году умер отец мальчика и семья жила очень скромно.

После окончания реального училища Иван некоторое время подрабатывал в Городской думе. Именно в Городской думе он увлекся сначала каллиграфией, а затем и живописью.

Желание рисовать было так великого, что Иван постоянно просил у старшего брата помощи – брат мог устроить его учеником к какому-нибудь местному живописцу.

Этими просьбами он досаждал старшему брату целых два года и, в результате, был определен на учебу к одному из воронежских живописцев. В иконописной мастерской Иван Николаевич трудился не долго – сбежал.

Впоследствии он вспоминал, что в иконописной мастерской к живописи его не допускали, а использовали как помощника по хозяйству – принести, отнести, помыть.

Русалки

После побега молодой Крамской познакомился с М.Б. Тулиновым, который был страстным любителем живописи и зарождающейся фотографии. Некоторое время Иван Николаевич жил у Тулинова, а потом перебрался в Харьков и устроился ретушером в фотомастерскую Я.П. Данилевского. В этот период будущий художник увлекся чтением, начал изучать теорию живописи и теорию искусства.

Христос в пустыне

Крамской проработал в Харькове три года и решил поступить в Академию живописи.

Жизнь в Петербурге оказалась совсем не дешевой и заработанные в Харькове деньги быстро закончились. Крамской решил совмещать учебу в Академии и работу ретушером в фотомастерской.

Совмещение оказалось успешным – молодой художник смог снять небольшую (по меркам девятнадцатого века) квартиру из трех комнат на Васильевском острове.

Именно эта квартира стала местом практически ежедневного сбора студентов-однокурсников, местом жарких дискуссий и амбициозных мечтаний о будущем.

Лунная ночь

Обучение Крамского в Академии проходило достаточно успешно.

За работу «Смертельно раненный Ленский» в 1860 году студент Крамской получил вторую серебряную медаль, в 1861-1862 годах за картину «Молитва Моисея по переходе израильтян через Чёрное море», семь портретов, картину «Поход Олега на Царьград» и две большие копии с картин Я. Капкова и П. Петрова (картины на религиозные темы) был представлен ко второй золотой медали.

Полесовщик

В 1862 году Крамской был принят на должность преподавателя в школу Императорского общества поощрения художеств.

Для завершения обучения в Академии следовало исполнить программу на получение Первой золотой медали. Первая золотая медаль позволяла художнику получить классный чин и государственную пенсию для командировки за границу с целью развития и изучения живописи.

Пасечник

Однако, в 1863 году совет Академии выработал новые правила для студентов, желающих получить Первую золотую медаль. Условия были настолько тяжелыми (просто невыполнимыми), что 14 человек из числа выпускников под предводительством Ивана Крамского обратились в Совет с просьбой освободить их от участия в конкурсе. Именно с просьбой. Не с требованием или революционным воззванием.

Оскорбленный еврейский мальчик

Так возникла легенда о «Бунте четырнадцати». Впрочем, нежелание участвовать в конкурсе стало вызовом и возмутило руководство Академии. Но было ли это бунтом?

Молитва Моисея после перехода израильтян через Черное море

Студенты были выпущены из Академии без звания классного художника, что существенно осложняло будущую жизнь молодых живописцев. И Крамской предложил создать «Петербургскую артель художников» — такое сообщество молодых живописцев с кассой взаимопомощи и обязательными отчислениями в кассу с каждой проданной работы установленного товарищами процента.

Крестьянин с уздечкой Мина Моисеев

Иван Николаевич с огромным желанием занимался делами артели, но сообщество очень скоро распалось – один из товарищей начал хлопотать перед Академией о выделении персонально ему пенсии для поездки за границу. Крамской возмутился, но основная масса участников артели отступника поддержала. Некрасивая получилась история.

Нужно сказать, что Крамской был не только идейным вдохновителем артели, но и основным её меценатом – известно, что только в 1869 году он внес в кассу артели более 3 000 рублей.

Получалось, что он содержал художников, которых считал единомышленниками, а товарищи находились в артели исключительно из-за материальной выгоды и при получении большей выгоды с легкостью из артели уходили.

За чтением. Портрет Софьи Николаевны Крамской, жены художника

Крамской сам вышел из артели и вскоре это сообщество художников распалось.

Женский портрет

В 1870 году было образовано «Товарищество передвижных художественных выставок». И одним из организаторов этого общества, как вы уже догадались, стал Иван Николаевич Крамской, который был не только создателем – он просто душу вложил в Товарищество.

Девушка с распущенной косой

Портрет Софьи Ивановны Крамской, дочери художника

Умер художник 25 марта 1887 года. Писал портрет доктора Раухфуса, вдруг замер, и упал. Прибывший врач констатировал смерть великого художника.

О работах художника я рассказывать не буду – некоторые из них я вам покажу.

Картины художника Ивана Крамского

Источник: https://svistanet.com/hudozhniki-i-art-proekty/kartini-i-zhivopis/xudozhnik-ivan-nikolaevich-kramskoj-kartiny-i-biografiya.html

Ссылка на основную публикацию