Уильям берроуз – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Уильям Берроуз: знаменитый писатель, убийца, гей и наркоман

Итак про Берроуза.

Уильям родился 5 февраля 1914 года в Сент-Луисе, штат Миссури вторым ребенком в семье в семье Мортимера и Лауры Ли Берроуз, у него был старший брат Морт, названный в честь отца. В детстве Уильям Берроуз не отличался ни здоровьем, ни общительностью.

Он учился в довольно прогрессивной школе, но из-за особенностей своего характера не мог ужиться со сверстниками, в связи с чем постоянно слышал в свой адрес что-то типа: “Да этот парень выглядит, как овца, загрызшая волка” или “Он похож на ходячего мертвеца”.

Одним из наиболее ярких впечатлений детства явился роман Джека Блэка “Ты не можешь выиграть”, мемуары наркомана, описывающего свое криминальное прошлое. Прочтя эту книгу в возрасте 13 лет, Уильям Берроуз был восхищен чувством товарищества, возникшим между действующими лицами-преступниками, которого он не наблюдал у местных мошенников.

Для укрепления здоровья в 29 году Уильям Берроуз был направлен в школу, расположенную в Лос-Аламосе, Мехико. Вообще же за время своей учебы Уильям сменил три школы.

В период с 1932 по 1936 года Уильям Берроуз учится в Гарвардском Университете на факультете английского языка. Не стесненный в денежных средствах, получаемых от родителей, он много путешествует.

В 1937 отправляется поступать в медицинское училище в Вене для того чтобы помочь в борьбе с фашизмом и не допустить его проникновения в Америку. Там он жениться на Ильсе Клаппер. Год спустя Уильям Берроуз поступает в Аспирантуру Гарварда, где изучает антропологию. В 1942 году Уильяма Берроуза призвали в ряды армии США, но через несколько месяцев он был уволен со службы.

Слева направо: Люсьен Карр, Джек Керуак, Аллен Гинзберг, Уильям Берроуз.

В канун Рождества '43 в Нью-Йорке Уильям Берроуз знакомиться с Аленом Гинсбергом, Джеком Керуаком и Люсьеном Карром, почти годом позже он встречает журналистку Колумбийского Университета Джоан Волмер.

Являясь в компании старшим, Уильям Берроуз принимает на себя роль лидера, всячески поощряет друзей в их творческих попытках.

Вместе со своим приятелем по Гарварду Келзом Элвинсом он написал несколько скетчей, с Керуаком завершил короткий роман в духе Хаммета, все эти работы были отвергнуты издателями, и Уильям Берроуз о себе как о писателе не думал. В поисках себя как личности он сознательно склонился к криминальной жизни.

Надеясь, что в обществе уголовников он будет чувствовать себя как дома, Уильям Берроуз занялся скупкой краденного, начал торговать наркотиками и открыл для себя морфий.

В 1946 его арестовывают, он разводится с Ильсе и в последствии вместе с Джоан Волмер перебирается в Техас, где год спустя у них родился сын Уильям Берроуз Младший. Так как Уильям Берроуз сидел на морфии, а Джоан на бензедрине, им приходилось постоянно переезжать с места на место в поисках легко доступных наркотиков. Устав от такой жизни, в 1948 Уильям Берроуз добровольно ложится в федеральную клинику по реабилитации наркоманов, но без результата.

Весной 1950 года его навестил Келз Элвинс и предложил, освежив память, написать книгу, правдиво рассказывающую о наркотическом опыте. Увлеченный этой идеей Уильям Берроуз составил ежедневное расписание и, помогая себе инъекциями морфия, начал работу. Книга была закончена к декабрю и получила название “Джанки”.

Рукопись Уильям Берроуз отправил в Нью-Йорк Люсьену Кару, а в 1953 выступавший одновременно агентом Уильяма Берроуза и Керуака Гинсберг смог опубликовать книгу в мягкой обложке под псевдонимом “Уильям Ли” и мрачной пометкой “Исповедь неисправимого наркомана”.

6 сентября 1951 года после затяжной ночной попойки Уильям Берроуз предлагает жене поиграть в Вильгельма Телля и поставить на голову стакан. Но промахивается и нечаянно убивает Джоан. Обвиненный в преступной неосторожности Уильям Берроуз был сослан в Мехико. Опеку над сыном приняли его родители, забрав к себе во Флориду.

В последствие выпущенный под залог Уильям Берроуз отправился в Южную Америку на поиски наркотика “ядж”, так называемого “вина смерти”. В своих письмах Гинсбергу он описывает города, джунгли, горы Эквадора и Перу.

В 1963 эти заметки были обобщены и опубликованы в “City lights” под названием “Письма о ядже”, которые, как думал Уильям Берроуз после успеха романа Олдоса Хаксли “Двери восприятия”(1954), должны заинтересовать читателей.

После того как он покинул Южную Америку, Уильям Берроуз осел в Тэнгере, где мог жить довольно дешево и легко доставать наркотики. Он говорил, что смерть жены сделала его литератором.

Он чувствовал, что был одержим захватчиком, “Уродливым духом” , который контролировал его поступки во время того инцидента и обрек его на пожизненную борьбу, в которой Уильям Берроуз не имел другого выбора кроме как писать.

В феврале 1957 навестить друга в Тэнгер приехал Керуак, сразу начавший набирать на машинке сотни рукописных страниц новой книги Уильяма Берроуза, которую Джек назвал “Голый завтрак”.

В процессе написания Уильям Берроуз говорил, что он “раз и навсегда высрал свое образованное начало. В этом причина того, что я говорю самые ужасные вещи, о которых могу думать.

Понимая, что самое ужасное, грязное, смешное, отвратительное и унизительное положение возможно…”

Джек Керуак и Уильям Берроуз.

Уильям Берроуз продолжал работать над книгой вплоть до ее публикации в 1959 году, считав ее авантюрным романом, повествующем об своем альтер-эго, Уильяме Ли. Как замечает биограф Тед Морган, Уильям Берроуз расширил “новое видение” писателя, предложенное Гинсбергом и Карром, как преступник и создатель “рискованной литературы”.

“Голый завтрак” является одной из основных работ Уильям Берроуза. Написанный как поток сознания, это ночной кошмар, населенный секретными агентами, сумасшедшими докторами, гангстерами, зомби, фаллическими монстрами, вампирами и инопланетянами, вовлеченными в садомазохистские оргии, перевоплощения и межпланетные войны.

Сжатость и спешность повествования, фрагментация текста вызывают аналогии со скачущей жизнью наркомана то и дело прерываемой ломками. Уильям Берроуз рассматривает зависимость как основную причину неограниченного употребления наркотиков.

Политика, религия, семья, любовь – все это разные формы зависимости, рано или поздно все социальные порядки, нормы и устои утратят свое значение, потерпевшие крах национальные государства перейдут под контроль наркоманов.

Его нигилистический юмор, мистическая насыщенность, крепкая сатира в отношении общества и блестящий стиль получили признание критиков, в 1962 году американский писатель Норман Мэйлер заявил, что Уильям Берроуз “в принципе, единственный из ныне живущих американских романистов, наделенный гением”. Несмотря на это роман “Голый завтрак”, написанный откровенно сексуальным языком и полный абсурдных образов, был подвергнут запрету вплоть до 1966 года.

Практически ставший классиком Уильям Берроуз и его творчество до сих пор вызывают споры и разногласия в оценке. Кто-то считает его величайшим моралистом со времен Джонатана Свифта, другие обвиняют в порнографии и игре на низменных чувствах.

В 1959-м он всерьез принимается за изучение и научное обоснование изобретенной им техники «нарезки» (cut-up). Метод заключался в том, что страница текста разделялась на четыре части, которые менялись местами. Таким образом Берроуз «реорганизовал» множество своих предыдущих текстов.

Новые комбинации слов и предложений вылились в два романа: «Нова экспресс» и «Билет, который лопнул».

В 70-х на основе этого метода возникает техника сэмплирования, и благодарные музыканты вплоть до смерти Берроуза в 1997-м приглашали его для совместной работы. Группа Nirvana даже записала его голос в одной из своих песен.

“Мертвые азотистые улицы старой съемочной площадки: бумажная луна и кисейные деревья а в черно-серебристом небе громадные прорехи как будто мировой покров упал дождем блестящих кинохлопьев: Двадцатые годы кренясь промчались по темнеющим городам в черных “кадиллаках” отхаркивая кинопули ускоренного времени:” (Уильям Берроуз, “Билет, который лопнул”)

На протяжении всей своей жизни Берроуз был символом сменяющихся поколений. От культуры битников к контркультуре 60-х, от панк-движения 70-х к киберпанку 80-х, а затем – к постиндустриальной культуре 90-х.

Уильям Ьерроуз и Франциск Бакон в Лондоне,1989 год .

Наверное, в XX веке не было ни одного литератора, режиссера или музыканта, который не назвал бы произведения Берроуза первыми в ряду своих вдохновителей. На основе его экспериментов с самим собой английские врачи написали работу, получившую название «Смещение: свидетельство болезни», рассказывающую о способах лечения привязанности к героину.

Берроуз пережил не только свою жену, но и сына, и, несмотря на регулярное употребление героина, умер в возрасте 83 лет. Правда, в последние годы жизни он, говорят, был часто бит, так как делал предложения личного характера любому понравившемуся ему существу женского или мужского пола…

Неофициальный сайт:

http://www.berrous.net.ru

Произведения Берроуза:

* Джанки / Junkie (1953, рус. перевод 1997)

* Пидор / Queer (нап. 1951—1953, опубл. 1985, рус. перевод 2002)

Новелла является одним из примеров раннего стиля Берроуза, ещё достаточно традиционного и «сюжетного»; однако, здесь уже заметны и предпосылки для возникновения стиля «Голого завтрака» (длинные монологи, странности в развитии сюжета).

Первоначально «Пидор» был написан как часть «Джанки», когда тот казался Берроузу недостаточно длинным и увлекательным. В дальнейшем писатель потерял интерес к этой своей рукописи и оставил её неопубликованной.

Кроме того, произведение с подобным содержанием (сильный гомосексуальный подтекст) было бы затруднительно опубликовать в 50-е годы. В 1985 году произведение было опубликовано со специально дописанным к нему вступлением.

* Голый завтрак / The Naked Lunch (1959, рус. перевод 1997)

* Мягкая машина / The Soft Machine (1961, рус. перевод 1999)

«Мягкой машиной» в контексте романа называется человеческое тело; главной его темой является взаимоотношение тела с механизмами. Среди книг, фрагменты которых в результате «нарезок» вошли в «Мягкую машину», — «Бесплодная земля» Тома Элиота и «Буря» Уильяма Шекспира.

К основному тексту в книге добавлены три приложения — в первом автор разъясняет значение фразы «Мягкая машина», во втором и третьем Берроуз описывает произошедший с ним случай передозировки апоморфина; писатель приводит теорию, согласно которой передозировка наркотиков является нарушением обмена веществ, и рассказывает, как он преодолел это.

* Билет, который лопнул / The Ticket That Exploded (1962, рус. перевод 1998)[6]

* Разговор мёртвых пальцев / Dead Fingers Talk (1963)

* Нова Экспресс / Nova Express (1964, рус. перевод 1998)[6]

* Дикие мальчики / Wild Boys (1971, рус. перевод 2000)

В основе романа лежит история о группе подростков-мародёров, которые терроризируют население Северной Африки. В «Диких мальчиках» пояляется несколько персонажей из предыдущих книг Берроуза, в том числе Эй-Джи из «Голого завтрака». Стиль автора в этой книге по прежнему остаётся рваным, непонятным, в некоторой степени бессюжетным или «анти-сюжетным».

* Порт святых / Port of Saints (1973, рус. перевод 2003)

* Города красной ночи / Cities of the Red Night (1981, рус. перевод 2003)[7]

* Пространство мёртвых дорог / The Place of Dead Roads (1983, рус. перевод 2004)[7]

* Западные земли / The Western Lands (1987, рус. перевод 2005)[7]

* Моё образование: книга снов / My Education: A Book of Dreams (1995, рус. перевод 2002)

Некоторые цитаты Берроуза:

Молодёжь — это чуждый вид. Они не хотят свергнуть нас революционным путём. Они забудут нас будто нас вовсе не существовало.

Что произойдёт если все дремучие, тупые, лицемерные законы, принятые насосавшимися виски законодателями разных штатов, на самом деле начнут применяться, да еще вместе со всеми федеральными и городскими законами? Если каждого бизнесмена, недоплатившего один доллар налогов, задержат и посадят в тюрьму? Если задержат и посадят всех, кто нарушил закон о наркотиках? Если задержат и посадят всех нарушителей законов, запрещающих секс между взрослыми людьми по обоюдному согласию? Сколько человек окажутся за решёткой?

Ничто не случайно для человека знания: все, что он видит и слышит, находится на своем месте в свое время и ждет быть увиденным и услышанным.

Обезьяньи головы, пересаженные на обезьяньи тела, могут жить еще в течение недели. Технически трансплантация головы у человека осуществима, но с научной точки зрения это не имеет никакого смысла.

Всё, что делает человека человеком, чувства и душа стёрлись на этом лице. Не осталось ничего кроме плотских нужд и плотских удовольствий. Такие лица я видел в потаённых палатах больниц для умалишённых.

Читайте также:  Николай соболев - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Люди которые живут чтобы жрать срать и мастурбировать.

Rolling Stone № 155, 1974

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://s30556663155.mirtesen.ru/blog/43960203064

Уильям Берроуз

УИЛЬЯМ СЬЮАРД БЕРРОУЗ — известный американский писатель, один из ключевых представителей бит-поколения.

Ранние годы

Уильям С. Берроуз родился 5 февраля 1914 года в городе Сент-Луисе, штат Миссури, в семье известных промышленников. Его дед был основателем компании Burroughs, существующей по сей день и занимающейся выпуском компьютеров. С 1932 по 1936 год Берроуз учится в Гарвардском университете на факультете английской литературы. По окончании университета он путешествует по Европе.

В 1937 году Берроуз оказывается в Вене, где собирается изучать медицину. В Австрии он фиктивно женится на некой еврейке Ильзе Клаппер, спасая её от нацистов. Вернувшись в Америку, Берроуз некоторое время изучает антропологию в аспирантуре Гарварда. В 1941 году его призывают в армию, но через несколько месяцев увольняют со службы (причины увольнения точно неизвестны).

В конце 1943 года в Нью-Йорке Берроуз знакомится с будущими известными писателями-битниками Джеком Керуаком и Алленом Гинзбергом. С первым Берроуз через некоторое время резко разойдётся во взглядах, с Гинзбергом же будет поддерживать прекрасные отношения в течение всей своей жизни.

В 1944 году Берроуз встречается с молодой студенткой Джоан Волмер, вскоре они начинают жить вместе, не оформляя свои отношения. К 1940-м годам относятся и первые литературные опыты будущего писателя.

Примерно в это же время Берроуз начинает употреблять наркотики; довольно быстро он приобретает пристрастие к морфию, а его жена — к бензедрину. В 1947 году Джоан рожает сына — Уильяма С. Берроуза-младшего.

Из-за проблем с законом семья вынуждена постоянно переезжать с места на место, пока в начале 50-х не оказывается в Мексике.

6 сентября 1951 года в Мехико происходит событие, определившее судьбу Берроуза как писателя. Играя в «Вильгельма Телля», пьяный Берроуз выстрелом из пистолета случайно смертельно ранит свою жену.

Позднее в предисловии к роману «Пидор» он напишет: «Я вынужден с ужасом признать, что если бы не смерть Джоан, я никогда не стал бы писателем, вынужден осознать, до какой степени это событие послужило причиной моего писательства и сформировало его. Я живу с постоянной угрозой одержимости духом, с постоянной необходимостью избежать его, избежать Контроля.

Так смерть Джоан связала меня с захватчиком, с Мерзким Духом и подвела меня к той пожизненной борьбе, из которой у меня нет другого выхода — только писать».

Начало карьеры

После смерти жены Берроуз отправляется в путешествие по Южной Америке на поиски галлюциногена яхе, используемого местными шаманами. Свои дорожные впечатления он описывает в письмах к Гинзбергу; позднее эти письма будут изданы отдельной книгой.

Примерно в это же время Берроуз пишет свои первые романы «Джанки» и «Пидор». «Джанки», в котором описывается жизнь наркомана, зависимого от героина, удаётся издать в небольшом нью-йоркском издательстве бульварной литературы в 1953 году.

Темой второй книги (как нетрудно догадаться из названия) становится гомосексуализм; первоначально она была второй частью «Джанки».

Выпустить её в маккартистской Америке оказывается невозможно, к тому же Берроуз внезапно разочаровался в её литературных достоинствах, и она осталась неопубликованной вплоть до 1985 года. Первые произведения Берроуза стали единственными книгами, написанными в традиционной манере.

«Голый завтрак»

Покинув Южную Америку, Берроуз после недолгих скитаний по Европе отправляется в Танжер — город на севере Марокко, популярный после войны среди американских гомосексуалистов и наркоманов, вынужденных покинуть родину. Танжер в 50-е годы славится доступностью продажного секса и наркотиков.

Здесь Берроуз начинает работать над новым произведением, которое станет впоследствии его самым знаменитым романом «Голый завтрак». Книга пишется «мозаичным» методом, который позднее трансформируется в «метод нарезок» (cut-up technique).

Берроуз монтирует роман из документальных отчётов о своей героиновой зависимости, собственных измышлений на тему гомосексуализма, порнографических описаний различных извращений и, наконец, наркотических образов Танжера, который превращается в сознании автора в некую Интерзону (Interzone), населённую тайными агентами, полубезумными докторами и всевозможными мутантами. «Голый завтрак» удаётся опубликовать в 1959 году во Франции в известном парижском англоязычном порноиздательстве «Олимпия». В Америке же книга попадает под суд по обвинению в непристойности. В защиту романа в суде выступили Норман Мейлер и Аллен Гинзберг; после долгих разбирательств в 1966 году все обвинения с «Голого завтрака» снимаются, а имевший место скандальный процесс только способствует популярности книги.

Роман Берроуза «Голый завтрак» в настоящее время считается одним из самых важных произведений американской литературы второй половины XX века.

«Метод нарезок»

Свои следующие произведения Берроуз создаёт уже «методом нарезок», о котором писатель узнаёт от своего друга, поэта и художника Брайона Гайсина. Данная техника письма впервые предлагается дадаистами в 20-е годы, но Берроуз несколько трансформирует её. Суть метода писателя проста.

Во всех своих поездках Берроуз не расстаётся с тетрадью, расчерченной на три колонки. В первую он записывает различные факты о происходящем вокруг, обрывки услышанных фраз, диалогов; во вторую — личные впечатления, мысли, воспоминания; наконец, третья содержит цитаты из книг, читаемых в данный момент.

Собственно из этих колонок и монтируется будущая книга. Только, в отличие от дадаистов, ранее проводивших эксперименты в том же направлении, Берроуз весьма скрупулёзно подходит к компоновке различных кусков и последующему редактированию текста.

Аналог «метода нарезок» — активное использование сэмплов в современной популярной музыке (в первую очередь в хип-хопе и электронике). Сам Берроуз так писал о технике cut-up: «Человек читает газету, и его взгляд скользит по колонке в разумной аристотелевской манере — мысль за мыслью, фраза за фразой.

Но подсознательно он читает и колонки, расположенные по бокам, а также осознает присутствие сидящего рядом попутчика. Вот вам и нарезка».

Дальнейшее творчество

Первую трилогию Берроуза, известную как The Nova Trilogy, составляют романы «Мягкая машина», «Билет, который лопнул», «Нова Экспресс». В 1970-е годы появляется ещё два романа — «Дикие мальчики» и «Порт святых», однако Берроуз больше концентрируется на малых формах, пишет множество рассказов, часть из которых вошла в сборники «Дезинсектор!» (1973) и «The Burroughs File» (1984).

Крупнейшие произведения, написанные Берроузом в 80-е годы, снова образуют трилогию: это романы «Города красной ночи», «Пространство мёртвых дорог» и «Западные земли».

Помимо этого, в 1986 году Берроуз написал автобиографическую новеллу «Кот внутри», которая часто признаётся одной из вершин его творчества; он продолжает писать рассказы, очерки.

В 90-е годы также появляется последний роман писателя, сборник снов разных лет «Моё образование»; примерно тогда же вышел аудиосборник отрывков из произведений Берроуза в исполнении автора, диск «Dead City Radio».

Смерть

Умер Берроуз 2 августа 1997 года в возрасте 83 лет. Несмотря на злоупотребление героином и множество случайных сексуальных связей, писатель пережил свою жену, сына и большинство своих друзей (включая Гинзберга). По некоторым сведениям, причиной смерти стала передозировка наркотиков.

Наследие

Источник: https://www.livelib.ru/author/7200-uilyam-berrouz

Берроуз Уильям Сьюард

Уи́льям Сью́ард Бе́рроуз (англ. William Seward Burroughs; 5 февраля 1914, Сент-Луис, Миссури, США — 2 августа 1997, Лоуренс, Канзас, США) — американский писатель и эссеист.

Один из ключевых американских авторов второй половины XX века, наравне с Алленом Гинзбергом и Джеком Керуаком считается также важнейшим представителем бит-поколения. С 1981 по 1997 был членом Американской академии искусств и литературы. Командор французского Ордена Искусств и литературы.

 Берроуз родился в состоятельной семье и получил образование в престижном Гарвардском университете, много путешествовал и учился в Европе[4]. В 1940-х познакомился с будущими членами «внутреннего круга» битников, этим же временем датированы первые пробы пера начинающего писателя.

Первую книгу Берроуз опубликовал в достаточно позднем возрасте — в тридцать девять лет.

Всего же за авторством писателя почти два десятка романов и более десяти сборников малой прозы; в переводах работы Берроуза в России стали появляться со второй половины 1990-х годов, на данный момент бо́льшая часть произведений доступна на русском языке. Творчество писателя оказало значительное влияние на современную поп-культуру, в особенности на литературу и музыку.

Его дед был основателем компании Burroughs, ныне выпускающей ЭВМ, так что Билли с детства окружала роскошь и представители высшего общества. Но юному Берроузу совершенно не улыбалась перспектива стать промышленным магнатом, гораздо больше ему нравился мир криминала, оружия и наркотиков.

Парень, казалось, обладал природной склонностью нарушать любое правило, какое только мог найти.

Окончив Гарвардский университет (1936), занимался археологией и этнологией. В 1944 пристрастился к морфию, 15 лет был наркоманом; в его первом романе Джанки (Junkie, 1953) с пугающей достоверностью описан образ жизни наркомана.

Самая известная книга Берроуза Голый завтрак (Naked Lunch, 1959) – характерная фантасмагория насилия, состоящая из грубых, болезненно преувеличенных описаний, которые сопряжены в духе сюрреализма и «свободно» скомпонованы в калейдоскопической манере. Книга получила скандальную известность. Защитники Берроуза уподобляли его Дж.

Свифту в том плане, что, живописуя мерзости, он тем самым вершит суровый моральный суд.

 В поздних романах Берроуза метафора наркотической зависимости как средства подчинения человека облечена в форму научно-фантастического сюжета о группе «нова» – инопланетянах, которые стремятся погубить человечество, насаждая запретные, входящие в привычку наслаждения.

В круг его друзей и знакомых входили наркоманы, проститутки, гомосексуалисты и уголовники. В 1939 году он отрезал себе левый мизинец и заявил психиатру, что таким образом он прошел посвящение в индейское племя «Воронов».

Некоторое время он работал в чикагской санэпидемслужбе, где подобно Шарикову заявлял, что «нюхом чует тараканов».

Вскоре Берроуз знакомится со студентами Алленом Гинзбергом, Джеком Керуаком, ставшими впоследствии известными писателями, и Джоан Воллмер — своей будущей женой.

К этому времени он стал убеждённым морфинистом и регулярно покупал наркотики на чёрном рынке. Позже морфий был заменён героином.

Дружба Берроуза с Керуаком и Гинзбергом была взаимовыгодной. Молодые писатели получали огромный опыт от общения со старшим товарищем, а он, благодаря им, совершил свою первую пробу пера.

Ею стал роман «Джанки» — автобиография наркомана. С помощью Гинзберга он был напечатан в одном из дешёвых журнальчиков.

Следующий опус Берроуза — «Подозрительный», повествующий о гомосексуальных опытах автора, был чересчур откровенным даже для бульварных изданий…Разочарование от этого и неоднократные аресты за хранение наркотиков послужили поводом для переезда из Нью-Йорка.

Уильям с Джоан (которая тоже «подсела» на амфетамины) и сыном отправляются сначала в Техас, где выращивают апельсины, хлопок и марихуану, а затем в Мексику.

Там случается трагедия — выстрелом из пистолета Берроуз убивает свою жену, когда, изображая Вильгельма Телля, пытается выстрелом сбить стакан с ее головы. Полицейское расследование признает его невиновным, и он снова меняет место жительства, выбрав на этот раз Южную Америку.

Там он много путешествует по Перу и Эквадору, сплошь «сидящих» на кокаине и героине. Берроуз экспериментирует с собственным сознанием, сочетая несочетаемые наркотики, вводит за правило потреблять каждый день по дозе морфия и пишет, пишет…

Окончательно обосновавшись в Марокко, Берроуз создаёт произведение, ставшее культовым сначала в андерграундных кругах, а затем настольной книгой любого интеллигентного человека — «Голый завтрак».

С конца 1960-х годов Берроуз начал экспериментировать с формой: дробить предложения и менять местами фрагменты, дабы создать новые образы и освободиться от «подчинения» принятым нормам повествования.

Новые комбинации слов и предложений вылились в два романа: «Нова экспресс» и «Билет, который лопнул». В 70-х на основе этого метода возникает техника сэмплирования, и благодарные музыканты вплоть до смерти Берроуза в 1997-м приглашали его для совместной работы.

Читайте также:  Константин бальмонт - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Группа Nirvana даже записала его голос в одной из своих песен.

На протяжении всей своей жизни Берроуз был символом сменяющихся поколений. От культуры битников к контркультуре 60-х, от панк-движения 70-х к киберпанку 80-х, а затем — к постиндустриальной культуре 90-х.

Наверное, в XX веке не было ни одного литератора, режиссера или музыканта, который не назвал бы произведения Берроуза первыми в ряду своих вдохновителей.

На основе его экспериментов с самим собой английские врачи написали работу, получившую название «Смещение: свидетельство болезни», рассказывающую о способах лечения привязанности к героину.

Берроуз пережил не только свою жену, но и сына, и, несмотря на регулярное употребление героина, умер в возрасте 83 лет. Правда, в последние годы жизни он, говорят, был часто бит, так как делал предложения личного характера любому понравившемуся ему существу женского или мужского пола…

В 1997 году из-за болезни сердца писатель стал регулярно носить с собой нитроглицериновые таблетки. При этом Берроуз никогда не предпринимал попыток самоубийства.

В начале апреля Гинзберг позвонил своему другу и сообщил, что у него — неоперабельный рак печени, и жить ему осталось от силы месяцев пять. Впрочем, оставалось ещё меньше — пятого числа поэт скончался.

Реакция Берроуза на смерть последнего близкого человека, у него оставшегося, была философской. Писатель смирился с тем, что все, кого он хорошо знал и любил, умерли (жена — 1951, Керуак — 1969, сын — 1981, Гайсин — 1986, Лири — 1996).

Из-за артрита он не мог больше печатать и в последние месяцы жизни писал от руки — исключительно дневниковые записи (впоследствии они будут изданы отдельной книгой). Последние годы жизни он провёл под присмотром ставшего на тот момент близким другом Грауэрхольца.


Уильям Сьюард Берроуз
скончался 2 августа 1997 года в возрасте 83 лет от последствий перенесённого днём ранее инфаркта миокарда. Писатель похоронен рядом с остальными членами своей семьи на кладбище Bellofontaine в Сент-Луисе.

Источник: http://fb2.net.ua/publ/b/berrouz_uiljam_sjuard/2-1-0-13

Уильям Берроуз: нарк и педик? :: Частный Корреспондент

Попробуем разобраться, зачем в биографических опусах, в кино, в интернете и на телевидении очень серьёзного писателя-интеллектуала нам представляют совершеннейшим болваном, опиатным монстром, сухим старикашкой проповедником из чёрно-белого вестерна?

Из дневников Берроуза (здесь и далее в переводе Михаила Побирского. — Ред.):

16 ноября 1996 года.

Поднимаясь по узкой коммунальной лестнице, встретил двоих спускающихся навстречу и поздоровался с ними. Наверху была небольшая комната со старой швейной машинкой и другим хламом.

В комнате — влюблённый кот, голова которого казалась живущей отдельно от тела. Открытая дверь в комнату была в трёх лестничных проходах от меня открыта.

Люди говорили о котах, употребляя что-то наподобие слова «конечно».

В большинстве случаев упоминание Уильяма Берроуза в русскоязычной журналистике ограничивается переписанной в сотый раз биографией.

Дескать, был такой известный американский писатель, современный или несовременный — непонятно, так как родился в далёком 1914 году, то есть принадлежит к давно ушедшей эпохе, при этом умер в 1997-м, что, как раз наоборот, обязывает относиться к этому человеку как к нашему современнику. На этом странности не заканчиваются. Оказывается, Уильям Сьюард, прожив восемьдесят три года, большую часть жизни был закоренелым наркоманом и половым извращенцем. Опят несуразица: ведь медики говорят, что наркоманы, а особенно те, кто употребляет опиаты, редко пересекают сорокалетний рубеж, а уж смерть на восьмом десятке для подобных людей — нечто из области научной фантастики.

Потом журналисты сообщают, что Берроуз — американский писатель, но почему-то писавший в Марокко и Южной Америке. Ежели ты американец, то и будь добр твори где-нибудь в Кливленде. Пребывание в странах третьего мира лишь сбивает с толку и мешает чёткой идентификации. Опять странность…

Если посмотреть фото- и киноматериалы о Берроузе, тут уж вообще несоответствие на несоответствии.

Как же так? Вот этот долговязый англосакс в летах, одетый в карикатурную рудиментарную тройку конторщика образца времён освоения Дикого Запада, неужели он был культовой фигурой поколения битников? Большим другом и идейным соратником Аллена Гинсберга и Джека Керуака? Чушь! Хиппи и битники совсем не такие: у них длинные волосы, томные лица, цветастые одежды, и при чём здесь это пугало, похожее на англиканца-проповедника? Да и что это за проповедник, который вместо вселенской любви культивирует лишь любовь к охотничьим ружьям да пистолетам (из одного такого ствола неудавшийся хиппи пристрелил собственную жену, решившую, на свою беду, поиграть в Вильгельма Телля с яблоком). И почему вдруг этот битник становится культовой фигурой для прыщавых подростков девяностых, детей поколения гранж, начитав свой текст под аккомпанемент Курта Кобейна? Нелогично! Концептуально неверно!

Из дневников Берроуза:

2 декабря 1996 года.

У врага есть две очевидные слабости:

    1. Отсутствие чувства юмора.2. Полнейшее неумение опознавать силы магии и вечная приверженность контролю. При этом основная угроза — быть уничтоженным — остаётся незамеченной или, что ещё хуже, подкармливается. При этом таких людей практически ничего не волнует, кроме ожидаемого («Мы это сделали!»).

Попробуем разобраться во всех этих шероховатостях и несоответствиях.

Иными словами, попробуем понять, зачем в биографических опусах, в кино, в интернете и на телевидении очень серьёзного писателя-интеллектуала нам представляют совершеннейшим болваном, опиатным монстром, сухим старикашкой проповедником из чёрно-белого вестерна? Ответ прост.

Всё, что непонятно, нестандартно, что выходит за рамки общепринятых норм и понятий, очень трудно продать. И со всем этим очень трудно ужиться.

Проще это классифицировать, определить, таким образом упрощая и как бы девальвируя истинную ценность предмета, но — повышая его сиюминутный коммерческий потенциал и степень его общественного комфорта. Сказано — сделано, и вот один из глубочайших писателей современности, словно по мановению волшебной палочки, превращается в балаганного шута, потешающего неискушённую публику на импровизированной сцене заплёванного балаганного вагончика.

Кстати, о вагончиках, этом символе Северных Американских Штатов эпохи Большой депрессии. Как мы уже поняли, Берроуз — писатель американский. И это не просто констатация. В этом факте на самом деле больше смысла, чем во всех описаниях безумных дебоширств и наркотических трипов Берроуза.

Объясню. Берроуз — очень внутренний писатель, сугубо, если хотите, отечественный. Писатель, сросшийся с Америкой, живущий Америкой. Америкой колониальной, Америкой величественной, Америкой консервативной, наконец. Опять же если и есть здесь противоречие, то противоречие надуманное, навязанное.

Являясь абсолютным антигероем и маргиналом, можно не только быть настоящим патриотом, но и успешно использовать творчество своё на благо родины.

И Берроуз — хороший тому пример, ибо его творчество — это не что иное, как сильнейший и действенный метод выхолащивания живого и истинно прекрасного сквозь призму абсурдизма.

Посредством тотальной десакрализации извращённых моральных ценностей и нивелирования обесцененных нравственных устоев Берроуз пытается донести до нас свою нехитрую благую весть: «Америка умирает, разлагается, и если американцы не осознают это и не возьмутся за голову, крах неизбежен».

Уместно здесь будет сравнить его с другим известнейшим американским писателем и журналистом, отцом так называемой гонзо-журналистики Хантером Стоктоном Томпсоном. На относительном уровне главное, что у них есть общего, — это неуёмная страсть к оружию и наркотикам, пьянство и антисоциальный образ жизни.

Однако глубже, на уровне абсолютном, их, несомненно, объединяет вот та самая мощная, всепроникающая вселенская любовь к собственной стране. А то, что в современной Америке истинные консерваторы и патриоты — это маргиналы и общественные пугала, есть всего лишь симптом той страшной болезни, которая поразила разлагающееся тело континента.

Которое Берроуз с Хантером Томпсоном ровным стуком своих пишущих машинок, словно скальпелем, препарировали.

У этих ребят настоящие извращения — это не половой акт с двенадцатилетним мальчиком и не ковыряние вен ржавой иголкой шприца, а превращение Америки в пустую страну, в пустыню, где некогда живое рациональное колониальное начало подменяется нелепицей политтехнологий и газетным враньём. Томпсон даже собственную смерть превратил в акт социального протеста ненавистной системе, в акт глубоко патриотический: пустил себе пулю в лоб, получив известие о результатах президентских выборов.

А теперь представьте себе современного писателя, кончающего жизнь самоубийством во имя любви к родине… Опять несуразица.

Почему несуразица? Потому что основным стимулом в нелёгком деле написания текстов современному писателю служит культивирование его собственного эго и корпоративное стремление дослужиться, сделаться заслуженным или любимым, ну уж великим — так это вообще равноценно бессмертию.

А что Берроуз? Берроуз абсолютно отчуждённо, совершенно независимо писал абсурдистские тексты, причём писал в стол, а уж потом из текстов этих и клеились метровые бумажные коллажи, собирались, на манер античных мозаик, цельные произведения.

Например, самая значимая и наиболее подверженная цитированию книга Берроуза — «Голый завтрак» (чуть ли не единственная экранизированная) — была буквально аккумулирована из исписанных мелким почерком тетрадей, валявшихся на грязном полу его комнатки в марокканском Танжере.

Вы понимаете? Самая известная книга — это компиляция из личных дневниковых записей. Не что иное, как авторские рефлексии нетто, паранойи, грёзы, сексуальные фантазии, технократические бредни…

Бредни, рефлексии — да, но искренние! Это и есть творчество, это и есть настоящая алхимия текста — создавать целостное и гениальное из хаотического, из разрозненного, из несуразиц.

Берроуз безумно интересен благодаря тому, что его тексты абсолютно неэгоцентричны, в них нет ни йоты ангажированности, они писаны в таких запредельных метафизических областях, куда любому стандартному московскому писаке дорога заказана.

А биография — это лишь пыль на сапогах высокого старика в чёрном, направляющегося по петляющей сельской дороге американской провинции прямо в бессмертие. Берроуза надо читать, обязательно читать, хотя и здесь — несоответствие.

Потому что для современного читателя Берроуз практически непригоден, не готов к употреблению. Берроуза не почитаешь в метро, на пляже, в офисе с мерцающего дисплея. Читать Берроуза — это тяжёлая работа, требующая предельной концентрации и скрупулёзного осмысливания каждой строчки, каждой буквочки.

Читка Берроуза обязывает платить, обязывает меняться, обязывает сокрушать нарисованные в подсознании привычные реалии. Способен ли ты на подобное?

Из дневников Берроуза:

5 декабря 1996 года.

Представили женщину, пляшущую до момента, когда она падает с ног?

Это был танец в предсмертных судорогах, танец агонизирующей, нечто в её позвоночнике, вонь гниющих крабов, сладковатый, вызывающий рвоту запах дерьма — и смерть.

Выстрел опрокинул её на кровать, где она и осталась лежать неподвижно, однако что-то шевелилось в позвоночнике — от шеи до копчика, и вот части сложились в нечто целое, блестящая красная голова вылезла наружу вся в смердящей желтоватой слизи, явив большую сороконожку, впрочем, стремительно убежавшую.

Рассмотрим очередное (двенадцатое? пятое? — я уже сбился со счёта) несоответствие. И снова скупые абзацы биографических справочников: в пятидесятые Берроуз уезжает в Марокко. Проживает в Танжере.

Интересно, зачем американскому писателю понадобился марокканский портовый город с его грязными восточными базарчиками и нецивилизованными восточными людишками? Да, конечно, можно спекулировать на тему дешёвого героина, продающегося на каждом углу за копейки, а также по поводу уютных марокканских мальчиков, во влажной утробе хаммама покорно ждущих своего белого господина. Однако дело тут не в этом, ну или не только в этом.

Существует некая абстрактная метафизическая черта, переступая которую художник способен на гораздо большее; это как великие тибетские йоги, говорящие о том, что настоящий потенциал может быть развит только в неудобной, катастрофической ситуации.

Берроуз подсознательно погружает себя на самое дно самого глубокого из семи адов ада, дабы полностью стереться там, утратить всё то, что обусловливает, мешает извлечь, высвободить дремлющий до поры потенциал, благодаря которому можно создавать нечто запредельное, абсолютную красоту, неземную красоту.

Обратите внимание: сгорая заживо в Танжере, употребляя в огромных количествах героин, казалось бы, уничтожая себя полностью, Берроуз в итоге выходит сухим из воды — он не поплатился даже здоровьем, что кажется вообще невозможным. Не говоря уже о том, что он выносит из адов этих чудесную совершенно книгу, и не одну.

Читайте также:  Дхармендра - биография знаменитости, личная жизнь, дети

И пожалуйста, не путайте Берроуза со столь модными в последнее время дауншифтерами — обленившимися яппи, паразитирующими на гегемоне третьего мира. Берроуз — реален. В отличие от легиона мертвецов на пляжах Андаманского моря, он — яркая звезда и будет гореть ещё долго.

Ну и о гомосексуализме. Гомосексуализм Берроуза — это просто гомосексуализм Берроуза. Не больше и не меньше.

Он интересен лишь в передаче некоторых важных ощущений и ни в коем случае не должен ставиться интересующимися Берроузом во главу угла.

Ибо полигамный гомосексуализм его — это ровно такая же усреднённая форма, какой, к примеру, является и современная моногамия. Да и извращения там не больше.

Гомосексуализм Берроуза очень реален, это да, он даже слишком реален и нарочит. Как и огромный мир его произведений, населённый странными пресмыкающимися, существами, словно рождёнными под ножом фантастического мастера имманентной вивисекции.

Поэтому, если вы всё же решите материализовать гомоэротические вакханалии Берроуза, не забудьте и об инопланетянах с яйцевидными головами, о безумных существах с многочисленными половыми органами различной модификации и прочих порождениях его мира.

Берроуз-герой мог совокупляться с мексиканскими гринго и гигантскими черепахами, арабскими подростками и женщиной, лишённой позвоночника.

И всё это норма, и всё это очень даже в рамках того самого мира, той самой «реальности», которую Берроуз выгибал — иногда изящно, иногда более натужно, — словно цирковой борец пятиалтынный.

Из дневников Берроуза:

2 февраля 1997 года.

День рождения приближается непреодолимо, как херы или налоги. Среда, 5 февраля. Не могу сказать, что приближение это радует меня.

Андерсен, старый служака, вымирающий вид шерифов. Почему за тридцать один год безупречной службы он ни разу не выстрелил, кроме как для того, чтобы успокоить раненое животное?

Мы все — умирающие виды, как мне кажется. Мир скатывается в глобальную полицейскую диктатуру. Вся верхушка завязана, у них криминалитет, банды, наркобароны, нарковойна.

Градус хауса, дабы оправдать уничтожение несогласных.

До смерти коммунизма у нас была дорога для художников и интеллектуалов. Дорога закрыта. Они оседают в нечто. Нет нужды в уличных бойцах, никаких коричневых рубашек.

Хочешь уничтожить особь? Уничтожь её естественную среду обитания, где она живёт и дышит. Что останется от художника — куча придорожной грязи. Одинаковые дома в небе.

Старый Бык Ли, а именно так называл Берроуза Керуак, в «Голом завтраке» приводит интересную метафору. Он сравнивает людей с трутнями, беспомощными трутнями, ожиревшими тушками которых заполняются ряд за рядом гигантские склады. Единственное предназначение трутней — это вырабатывать желания.

Я очень надеюсь, что читающие Берроуза и пытающиеся осмыслить и растворить в себе насыщенные субстанции его текста, пошагово, постепенно, чинно, может быть, не совсем удачно на начальных этапах, но…

сбрасывают личину бесполезного насекомого, раскрываются безумию бесконечного пространства, в котором столько страсти и примордиальной силищи.

Впрочем, ежели вы сами самостоятельно, демократическим путём выбираете дефолтный путь — следовать глупым, напыщенным бредням об экстравагантном старике с претензиями, то не удивляйтесь, если в один прекрасный день метровая зловонная сороконожка вылезет из останков и вашего остывающего тела, выкорчёвывая, словно мотыга разросшийся пень, ваш крестец. Урча, пуская гнойную слюну и отплёвываясь хрящевой тканью.

ОТПРАВИТЬ:       

Источник: http://www.chaskor.ru/article/poslednij_amerikanskij_pisatel_14860

Верлибр разбитого поколения: Уильям Берроуз

Наркоман, гей, беглый преступник, культовая фигура поколения битников, серьезный писатель-интеллектуал, который оказал влияние на американскую и мировую культуру – все это Уильям Берроуз, американский писатель, носивший карикатурный костюм-тройку и проведший часть жизни в Марокко и Южной Америке.

Уильям Берроуз

Уильям Берроуз – один из самых глубоких и интересных писателей 20 века. Книги Берроуза не эгоцентричны, не ангажированы, они написаны достаточно сложным языком и сложны к пониманию. Берроуз абсолютно не подходит для чтения на пляже, в метро или между делом. Это не чтиво от скуки. Читать Берроуза – это тяжелый труд, требующий максимальной концентрации, необходимости вдумываться в

каждую строчку, в каждое слово. Только тогда можно понять, что именно хотел донести до нас этот странный, долговязый американец. И, вполне возможно, что осознав это, вы навсегда поменяете свои взгляды на жизнь.

Битник

Уильям Берроуз был одной из ключевых фигур бит-движения. Битники, разбитое поколение – так называли себя представители контр-культуры, получившей распространение в 50-х годах.. Наиболее яркими представителями бит-литературы были Аллен Гинзберг, Джек Керуак, Грегори Корсо.

С ними Берроуз познакомился еще в первой половине 40-х, когда Гинзберг и Керуак были студентами Колумбийского университета. Битники провозглашали идеи свободы личности, свободной любви, бунт против консервативных ценностей, в том числе и против традиционных американских ценностей.

Все это в той или иной мере вы найдете в произведениях Уильяма Берроуза – в творческом наследии писателя насчитывается почти два десятка романов и порядка десяти сборников малой прозы.

Своей пишущей машинкой Берроуз как скальпелем препарировал американское общество, описывая и клеймя американский культ потребления, репрессивную политику государства, ханжескую мораль.

Уильям Берроуз описывал Америку, как страну, которая управляется бездарными, злыми и глупыми политиками, Америку кошмарную, общество которой страдает от наркомании и расизма, где капиталистическая мораль и жажда наживы убивает в людях все человеческое, где лицемерная религиозность превращает людей в подлецов и подонков.<\p>

Наркоман

Всю жизнь Уильяма Берроуза занимали три темы – гомосексуализм, наркомания и контроль. Во всех своих произведениях писатель в той или иной мере поднимает проблемы наркотической зависимости. Так, свои наркотические опыты Берроуз описал еще в первом своем опубликованном романе – «Джанки».

Джанк – это жаргонное название наркомана в США. Эта книга, написанная им в начале 50-х годов, погружает читателя на криминальное дно Америки, рассказывает о жизни наркозависимых, их способах выживать, их достаточно страшном, грязном мире.

Писатель с репортерской точностью, лаконично и честно, описывает печальную, застывшую, бессмысленную жизнь человека, пристрастившегося к наркотику. «Джанки» стал настоящей литературной бомбой, рванувшей в послевоенной Америке, и моментально превратившей никому неизвестного автора в культовую фигуру того времени.

Берроуза неоднократно обвиняли в том, что он своими литературными трудами популяризировал наркоманию, но не в «Джанки», ни в других своих книгах – а к теме наркомании он обращался постоянно – писатель никогда не изображал жизнь наркозависимого человека привлекательной.

Напротив, писатель говорил о том, что пристрастившись к наркотикам, человек теряет интерес ко всему, кроме «кайфа», начинает «плыть по течению».

Берроуз знал, о чем писал. Он сам, начиная с 40-х годов, употреблял морфин и много лет пытался излечиться самыми разными способами. Ему это удалось. Иначе вряд ли бы этот долговязый, саркастичный интеллектуал  дожил бы до 83 лет и при этом еще и сохранил ясность ума.

Писатель критиковал современные методы лечения наркозависимости, практически все эти способы он испытал на себе и убедился в их бесполезности.

Он пытался привлечь внимание властей к этой проблеме, но в конце концов пришел к выводу, что государство заинтересовано в существовании наркоманов, поскольку наркотик – отличный метод государственного диктата, который не раскрыть путем легализации.

Он раскрыл эту идею в романе «Нова Экспресс», описав банду преступников, которая с помощью наркотических средств контролирует Землю.

Пидор

Изначально в книгу «Джанки», кроме описания наркотических опытов, Берроуз включил и описание своей гомосексуальной жизни. Издателей настолько шокировали откровенные, циничные, пространные описания гомосексуальных приключений писателя, что они потребовали их исключить из книги.

Позже Берроуз на основе вырезанных цензурой глав подготовил отдельный роман – «Пидор» ( в русском переводе эта книга издавалась под названиями «Пидор» и «Гомосек»). Темы гомосексуализма писатель касался во многих своих книгах.

Эта тема действительно была ему близка – он практически всю свою жизнь сожительствовал с мужчинами – единственная женщина, с которой писатель смог сблизиться, его жена Джоан Воллмер, погибла в 1951-году. Берроуз застрелил ее на одной вечеринок, когда решил поиграть в Вильгельма Телля.

Писатель никогда не скрывал своей сексуальной ориентации, он считал, что никто не имеет права устанавливать сексуальные нормы и тем более – навязывать их другим.

В его книгах можно найти описание совокуплений с арабскими подростками, мексиканскими гринго, калеками…  Сам Берроуз на все обвинения в пропаганде гомосексуализма отвечал, что единственное преступление, на которое может толкнуть человека чтение подобных сцен – это онанизм.

В любом случае, не смотря на то, что писатель регулярно возвращается к теме однополой любви – это далеко не главное в его книгах, это всего лишь фон, на котором происходят куда более важные события.

Параноик

Контроль в самом широком смысле слова – любимая тема писателя. Из книги в книгу, от романа к роману Берроуз рассуждает о методах контроля, которые использует государство для поддержания нужных настроений в обществе, для манипуляций сознаем масс, для управления общественным мнением.

Писатель считал, что для контроля общества используются наркомания, которая приносит государству огромные прибыли, цензура, поп-культура, религиозные догмы и различные социальные институты, в том числе – семья.

При этом Берроуз полагал, что вне зависимости от того, о каком методе контроля идет речь, главным принципом действия любого контролирующего органа является слово. Ведь любой приказ – это всегда слово, любое убеждение – слово, внушение – слово.

Писатель считал, что его книги могут противостоять контролю государства и освобождать сознание читателя от разрушительного влияния массовой культуры. Интересно, что поп-культура так и не смогла «переварить» творческое наследие Берроуза – из всех его многочисленных романов, рассказов, эссе и дневников был экранизирован лишь «Голый завтрак».

Также Берроуз утверждал, что единственным настоящим врагом разрушительной государственной машины является молодежь, чье сознание еще не порабощено, не перепрограммировано поп-культурой, не разрушено ханжеской лживой моралью и социальными догмами и табу. Он очень благосклонно относился к студенческим забастовкам, акциям протеста, митингам, считая это эффективным способ влияния на власть.

Выходя из под контроля

Не смотря на то, что Уильям Берроуз покинул наш бренный мир достаточно недавно – он скончался в 1997 году после перенесенного инфаркта в возрасте 83 лет, – личность этого странного долговязого англосакса уже обросла легендами.

Масс-медиа часто пытаются представить Уильяма Берроуза полусумасшедшим наркоманом, сексуальным извращенцем, маргиналом и придурком, который вымещал на бумаге плоды своего больного воображения.

Дело в том, что и жизнь, и творчество Уильяма Берроуза, этого умного, тонкого, глубокого писателя не может поместиться в прокрустово ложе общепринятых норм и понятий, его нельзя  конвертировать под среднего читателя, его очень трудно «продать». Берроуз – не писатель для широких масс, его тяжело читать, еще труднее понять.

При жизни Старый Бык Ли – именно такое прозвище дал Берроузу Керуак – выступал против консервативных ценностей, сексуальных табу, цензуры, устаревших душных догм. После смерти он стал костью в горле ненавистной для него поп-культуры.

Яркие, злые, остроумные книги Уильяма Берроуза – это огромный мир, населенный странными людьми, фантастическими существами, неземными пресмыкающимися. Этот мир реален и нарочит.  И где-то там, в насыщенных субстанциях берроузовских текстов дотошный читатель обязательно найдет дверь. Дверь на свободу – для всех желающих выйти из под контроля. 

Возможно, Вам также будет интересно:

Американский верлибр: литература битников

Верлибр разбитого поколения: Джек Керуак

Аллен Гинзберг Верлибры

Грегори Корсо Верлибры

Грегори Корсо: легенда разбитого поколения

Аллен Гинзберг: поэт изменивший свое время

Источник: http://verlibr.blogspot.com/2013/04/blog-post_30.html

Ссылка на основную публикацию