Наум синдаловский – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Наум Синдаловский биография

Наум Александрович Синдаловский родился в Петербурге в 1935 году. Многие годы он занимался исследованием фольклора этого прекрасного города и стал автором более 20 книг, хранящих в себе историю и легенды Северной столицы.

Больше 20 лет автор собирает различные предания, крылатые фразы, легенды и прочие интересные факты, коллекция которых насчитывает больше 5,5 тыс. Так как фольклор Петербурга всегда отличался свободою слова и независимостью, длительное время труды Наума Синдаловского не были опубликованы.

Это стало причиной существования мнения, что город не имеет собственного фольклора.

Писатель-историк Синдаловский всегда считал историю своего города самой интересной. И это мнение сложилось не просто так, ведь изучая петербургские легенды, он убедился в том, как мало было известно об его родном городе.

К примеру, в строках Пушкина об основании Петербурга было сказано «На берегу пустынных волн…». На самом деле Синдаловский выяснил, что строительство города начиналось совсем не на пустынном месте.

В действительности, данную местность уже населяли люди – насчитывалось около 40 поселений. И в планах не было основать здесь столицу. Да и по задумке это была крепость и порт, которой и дали название Санкт-Петербург.

И лишь через месяц, когда заложили храм Петра и Павла, крепость переименовали в Петропавловскую, а ее былое название присвоили городу, получивший название в честь своего небесного покровителя, а не в честь царя.

Наум Александрович всегда очень любил свой родной город, причем не только определенные его места, а весь целиком и полностью.

Еще в самом начале своей деятельности, он принимал участие в литературных объединениях, сочинял стихи и проводил лекции об истории Петербурга, состоя в обществе «Знание». Он начинал из ничего.

Он проводил массу времени в библиотеках, выискивал информацию в архивных документах, наработав определенный нюх на нужную ему информацию.

В один прекрасный момент его посетила мысль, что вместе с официальной историей, зачастую перекручивающую или скрывающую многие факты (все это происходило в советское время, когда историю изменяли по приказанию властей), существует настоящая история, которую можно найти в мифах, легендах, преданиях. Именно в них кроются настоящие нравы и быт горожан.

Первой книгой автора была «Санкт-Петербург. История в преданиях и легендах». написана она была в середине 80-х годов. Когда Синдаловский принес книгу в издательство, его работники довольно сильно заинтересовались ее содержанием. Однако, напечатать такую книгу они отказались. Поэтому она хранилась еще больше десятка лет в столе у автора.

Наум Александрович всегда считал себя прагматиком, однако, его не покидала уверенность, что в Петербурге существуют призраки. Одно из его творений как раз и носит название «Призраки северной столицы».

Согласно городским легендам, во многих петербургских дворцах были призрачные обитатели. В особенности это коснулось императора Павла, который был убит в собственном замке, где до сегодняшних дней бродит его призрак.

С этим таинственным фактом принято также связывать появление памятника Петру 1. Легенда гласит, что прогуливаясь по набережной Невы, Павел встретился с призраком, который произнес: «Павел, бедняга Павел! Скоро ты увидишь меня в этом же месте».

После этих слов призрак снял шляпу и оказалось, что это был Петр 1. Павел рассказал об этом случае своей матери, после чего она велела поставить памятник Петру 1 в месте, где он сейчас и находится.

Также в Петербурге появилась легенда от белой даме. По словам Синдаловского, она произошла из небольшой статьи в газете, где повествовалось о девушке, которая прибыла в Петербург поссорившись с любимым.

В расстроенных чувствах она взошла на колоннаду Исаакиевского храма, откуда и сбросилась вниз.

Через некоторое время после этого случая возникла легенда, что возле колоннады ходит девушка в белом, наводящая ужас на окружающих.

Легенды о Петербурге касаются не только его центральной части, но также распространились и по городским окрестностям. К примеру, существует легенда о Купчине, который считается малой родиной российского президента, а также местом жительства Синдаловского. Название города произошло от финского слова «kupsila», что в переводе означает «заяц».

Но горожане изменили незнакомое иностранное слово в более привычное для них «купчая». Как будто прежде чем пройти в город, торговцы скотом делали здесь остановку, чтобы заключить купчую на торговлю. В наше время появилась поговорка «даже из Купчина возможно успеть», что обозначает, что даже из такого отдаленного района можно приехать вовремя.

Еще одна легенда связана с Ульянкой. В ней говорится, что название города пошло от некой Ульяны. Будто бы Петр 1 встретил здесь девушку по имени Ульяна. В действительности название города произошло от финского слова «уляляа», которое никак не связано с русским именем.

В 90-х появился анекдот о нефтяном месторождении, которое находится на территории Петербурга. И будто бы она подходит к поверхности земли на Дворцовой площади, что вроде бы было известно еще с 19 века.

Именно потому считалось, что Монферран, устанавливая Александровскую колонну, не стал ее укреплять. а просто установил на отдельный фундамент.

Якобы это было сделано с той целью, чтобы при необходимости колонну можно было слегка приподнять, и выкачать нефть из земных недр.

Наиболее свежие легенды и анекдоты Синдаловский заключил в книгу «Групповой портрет в фольклоре Санкт-Петербурга». Данная книга содержит биографии больше 350 самых ярких и известных людей, имеющих какое-либо отношение к городу. Писатель постоянно пополняет свою коллекцию легенд, мифов, преданий и анекдотов, связанных с Петербургом.

Благодаря такой кропотливой многолетней работе, и сам Наум Синдаловский уже стал частью городской истории, ее настоящей легендой. Ведь именно ему первому пришла мысль собирать городской фольклор, которую он воплощал все эти годы.

Именно он дал возможность жителям Петербурга и просто людям, которых интересует этот прекрасный город, узнать его настоящую историю.

Будь в числе первых на доске почета

Источник: https://obrazovaka.ru/naum-sindalovskiy.html

Наум Синдаловский – коллекционер тайн и легенд Петербурга | Петербург на Гайдпарке

Есть люди, которые собирают почт­овые марки, монеты или этикетки от спичечных коробков.

Писатель Наум Синдаловский, автор 27 книг о Петербурге, всю свою жизнь коллекционирует… петербургские тайны, легенды и даже анекдоты, скрупулезно собирает его фольклор.

В канун Дня города с ним встретился наш корреспондент и попросил писателя рассказать, почему он это делает и чем его так привлекает Петербург.

Наверное, нет ничего интереснее истории нашего города, считает Наум Александрович. И чем дальше его изучаешь, продолжает он, тем больше убеждаешься в том, как мало мы о нем знаем. Вот лишь один пример.

Помните эти строки? «На берегу пустынных волн…» Так описывал основание Петербурга Пушкин, однако, говорит Синдаловский, город начали строить вовсе не на пустом месте. На самом деле здесь, в его исторических границах, уже давно жили люди – находились около 40 поселений, усадеб, ферм.

Да и основывался он не как столица, а как порт и крепость, которую и назвали Санкт-Петербургом.

И только спустя месяц, когда был заложен собор Святых Петра и Павла, крепость назвали Петропавловской, а ее прежнее название – Санкт-Петербург – перенесли на город, который (вот еще один пример мифотворчества!) получил свое название не в честь царя, а в честь его небесного покровителя.

Одна из финно-угорских легенд о возникновении северной столицы гласит, что жить здесь невозможно, так как испокон века на этом месте существует гиблое болото, которое тут же поглотит любое строение. В легенде, как только сказочный богатырь приступал к строительству домов, болото тут же их проглатывало. В конце концов он построил весь город целиком на своей собственной ладони и опустил ее в болото – так проглотить его оно уже не смогло. Так и Петр I оказался потом сродни этому богатырю – построил город, который смог устоять на гиблом месте.

ЗАПРЕТНАЯ ИСТОРИЯ

Как признается сам Синдаловский, Петербург он обожал всегда, причем не какое-то отдельное его место, а весь город целиком. «Моя биография – цепь случайностей», – говорит Наум Александрович. Он участвовал в первых литературных объединениях, писал стихи, выступал с лекциями о Петербурге от общества «Знание».

Начинал практически с нуля. Сидел в библиотеках, рылся в архивах, перелопатил тысячи документов, выработав особый нюх и научившись выискивать именно то, что потом обязательно пригодится.

И однажды у него родилась крамольная мысль о том, что параллельно с официальной историографией (дело было в советские времена, когда история города не раз переписывалась в угоду властям), которая либо недоговаривает, либо умалчивает, либо вообще искажает факты, существует другая история, включающая мифы, легенды, предания, анекдоты, связанные с архитектурой, бытом и нравами нашего города.
Первую свою книгу «Санкт-Петербург. История в преданиях и легендах» он написал в середине восьмидесятых, и, когда принес ее в издательство, его сотрудники прочитали ее с явным интересом. Но потом сокрушенно развели руками: «Мы строим социализм, а вы нам тут какие-то байки рассказываете!». В результате книга пролежала в столе у писателя более десяти лет.

«ЧАСОВОЙ НЕЖНОСТИ»

В те времена все, что имело отношение к городскому фольклору, отличалось независимостью суждений, отходило от официальной линии, отвергалось с порога. А за политический анекдот могли и посадить. Но что делать, если история любого города никогда без анекдотов не обходится? Взять, к примеру, анекдоты о царях.

Однажды Александр I, прогуливаясь по Летнему саду, заметил подснежник. Чтобы его не затоптали, галантный царь, желая порадовать царицу, приказал выставить рядом пост. Подснежник потом благополучно завял, Александр I давно умер, а пост… остался.

Годы спустя Александр II заметил в Летнем саду часового и стал выяснять, почему он там стоит? Никто не знал. Только после долгих расспросов удалось выяснить историю с подснежником. А часового прозвали потом «часовым нежности», поскольку белый цвет подснежника ассоциируется с нежностью.

Другой петербургский анекдот, родившийся недавно, связан с именем Достоевского. Когда возле Кузнечного рынка появился памятник писателю и скамьи вокруг него, в народе тут же заговорили, что на это место хорошо приходить вдвоем и с бутылкой.

Достоевский-де никогда не откажется быть третьим, потому что он – защитник всех страждущих и обездоленных. Эти и еще сотни других анекдотов приводит Наум Синдаловский в своей книге «История Петербурга в городском анекдоте».

ПРИЗРАКИ СЕВЕРНОЙ СТОЛИЦИ

Себя Наум Александрович считает прагматичным человеком, но уверен, что в таком городе, как Петербург, без призраков никак не обойтись. Одна из его книг так и называется «Призраки северной столицы». Городской фольклор населил ими многие исторические дворцы Петербурга.

Особенно «повезло» в этом смысле несчастному императору Павлу, тень которого до сих пор бродит по залам Инженерного замка, где он был злодейски убит. Связывают с ним и появление памятника Петру I. Однажды Павел I прогуливался по набережной Невы.

Вдруг перед ним появился призрак и произнес: «Павел, бедный Павел! Ты скоро увидишь меня на этом месте», – после чего приподнял шляпу и оказалось, что это призрак Петра I. Павел поведал об этом своей матери Екатерине, и она повелела установить памятник Петру именно там, где он теперь стоит.

Возник в Петербурге и миф о так называемой белой даме. А родился он, как считает Синдаловский, из небольшой газетной заметки, в которой рассказывалось о девушке, приехавшей в Петербург после ссоры с любимым. Расстроенная, она поднялась на колоннаду Исаакиевского собора, перешагнула бортик и бросилась вниз.

А через некоторое время родилась легенда, будто по ночам вокруг колонн бродит, наводя ужас на припозднившихся прохожих, девушка в белом.

ЖИВАЯ ЛЕГЕНДА

Городские легенды связаны не только с историческим центром Петербурга. Есть они и, например, о Купчине, которое сегодня называют малой родиной президента и где живет сам писатель. Известно, что это название произошло от финского kupsila («заяц»).

Однако местные жители переделали это незнакомое им слово в русскую «купчую». Будто перед тем, как войти в город, торговцы скотом останавливались здесь и заключали «купчие крепос­ти» на его продажу.

 Уже в наши дни родилась поговорка «даже из Купчина можно успеть», которая означает, что можно успеть приехать и из столь отдаленного района. Другая история связана с Ульянкой. Легенда гласит, что это название произошло от некой Ульяны. Якобы Петр I увидел на этом месте девушку и спросил: «Как тебя зовут?».

Читайте также:  Ким кардашян - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Она ответила Ульяна. На самом деле это финское слово «уляляа», не имеющее к русскому женскому имени никакого отношения. В кризисные девяностые родился анекдот о том, будто в Петербурге есть скрытые залежи нефти. И ближе всего к поверхности она подходит на Дворцовой площади, о чем будто бы знали еще в XIX веке.

А потому якобы не случайно Монферран установил Александровскую колонну, не укрепив ее, а просто поставив на собственный фундамент. Чтобы при необходимости ее можно было приподнять и тут же начать качать из-под земли нефть.

Самые свежие городские анекдоты и легенды собраны в книге «Групповой портрет в фольклоре Санкт-Петербурга». В ней содержатся биографии более 350 наиболее ярких, интересных людей, имеющих отношение к северной столице.

Собрание легенд, мифов, петербургских анекдотов «от Синдаловского» постоянно пополняется. И уже сам Наум Александрович становится частью петербургской истории, ее живой легендой.

Ведь он был первым, кто открыл, начал собирать и возвратил городу этот пока еще до конца неоцененный и в то же время неоценимый пласт городского фольклора.

Марина Алексеева

Источник: http://maxpark.com/community/1506/content/865806

Наум СИНДАЛОВСКИЙ:

«Учительская газета», №22 от 2 июня 2015 года
Петербург блистательный и парадный известен всему миру. Из рассказов экскурсоводов, из трудов историографов, из русской классической литературы. А Науму Александровичу СИНДАЛОВСКОМУ известен Петербург другой – «параллельный», «народный», как он сам его называет. И этот образ города, передаваемый из уст в уста, пропитанный хлестким, иногда горьким, но всегда емким юмором, только дополняет удивительный облик Северной столицы, делает его гораздо более объемным, живым. Правда, чтобы увидеть Петербург иным, чем на рекламных буклетах, нужно подобно Науму Синдаловскому более двух десятилетий по крохам, скрупулезно и методично собирать и создавать уникальное систематизированное собрание петербургского фольклора. В его картотеке уже более 12 тысяч легенд, преданий, анекдотов, аббревиатур, крылатых выражений, неофициальных названий, связанных с историей, архитектурой, бытом, нравами Санкт-Петербурга. А источниками для пополнения этого собрания становятся труды историков, документы, письма, воспоминания, журнальные и газетные заметки, путеводители, справочники, издания народных песен, анекдотов, пословиц и поговорок и, конечно, живая речь горожан. Наталья Алексютина

– Наум Александрович, верно ли то, что легенды и мифы подобно коньяку должны настаиваться годами, веками?– В этом утверждении есть своя правда, однако предания настаиваются, как коньяк, не потому что долго хранятся в специальных, недоступных постороннему глазу потайных местах, а оттого что, прежде чем стать легендами и мифами, фольклор проходит тысячи уст, передается из поколения в поколение, формируется, достигая античного совершенства. Мы ведь знаем, что такое пословица и поговорка. Это шедевр, который всего парой слов способен выразить мысль, достойную развернутого художественного произведения.Многие петербургские художественные произведения вышли из фольклора. На самом деле сюжетов в литературе мало, за них постоянно идет борьба. Они выискиваются в криминальных колонках газет, в полицейских сводках, в залах суда и только потом превращаются в литературные шедевры. Достоевский искал свои сюжеты в криминальных сводках, большинство пушкинских произведений написаны благодаря фольклору. Например, «Станционный смотритель» – это ходившая в свое время по Петербургу легенда о неком гусаре, который соблазнил дочь станционного смотрителя. «Пиковая дама» тоже основана на анекдоте о проигравшемся чиновнике, который бросился на колени перед своей богатой бабкой, чтобы она его спасла от долговой ямы. А гений Пушкина превратил эту курьезную историю в мистическую драму.Вообще-то мы все находимся во власти легенд и мифов. Возьмем, к примеру, войну 1812 года. Что нам, рядовым обывателям, о ней доподлинно известно? Только то, что написал Лев Толстой в «Войне и мире». А ведь у историков к Толстому масса претензий. Он многое исказил, не так подал, но, согласимся, у него было на то право, потому что он художник. И вот теперь благодаря Толстому большинство из нас живет во власти именно его взглядов на этот период.Или недавно воссозданная в Красном селе арка Победы. Дело в том, что здесь речь идет не о воссоздании, а о новом строительстве, потому что в 1945 году были установлены три арки – в районе Автово, у Средней Рогатки и за Невской заставой. В Красном селе этого памятника никогда прежде не было. Тем не менее наши потомки будут считать, что на этом месте после войны действительно стояла арка Победы. Вот вам и рождение мифа.

– Известно, что фольклор не очень приветствовался официальными властями…

– Это истинная правда. Фольклор никогда не жаловали, и тому были свои причины. Прежде всего, он всегда считался другой, параллельной историей, часто идущей вразрез с тем, о чем писали в школьных учебниках. Этой истории боялись, она не должна была существовать. В советское время пропускался только героический фольклор: былины и сказания.Кроме того, большинство городов строились постепенно. Сначала возникала крепость, там начинали селиться люди, постепенно город выплескивался за ее стены. Так возникло большинство столичных городов мира, а Петербург появился сразу, на пустом, гибельном, с точки зрения народа, месте, по воле одного человека. Относительно всемирной истории Петербург непростительно молод, а раз так, то у него нет корней, а значит, нет фольклора. К тому же считалось, что в городе фольклор существовать не может – это явление сугубо провинциальное. Однако вашему покорному слуге удалось доказать обратное. Однажды совершенно случайно мне пришла в голову мысль записать городскую легенду, потом вторую, третью. И выяснилось, что преданий масса, а кроме них существует множество образцов народного творчества, то есть всего того, что снисходительно называют низовой культурой, – легенд и мифов, пословиц, поговорок и анекдотов.Фольклор обладает крайне неприятными для исследователя свойствами. Он рождается и бытует в разных социальных слоях: среди художников, среди рабочих. И чтобы его услышать и зафиксировать, необходимо быть вхожим во все эти круги. Мало того, фольклор летуч. Он появляется, но, если его не зафиксировать, мгновенно исчезает. Поэтому за те триста с лишним лет, что запись не велась, многие образцы петербургского фольклора утеряны.Хотя нужно признать, что исследователям повезло, ведь Петербург – город пишущий, и здесь можно обнаружить уникальные источники фольклора. Правда, о Петербурге написаны миллиарды страниц, и чтобы все их просмотреть, требуется много сил и времени. Я, к примеру, начинал с нескольких легенд, а потом, когда в картотеке собралось более 500 единиц, оказался в тупике, потому что без опыта не знал, как искать и куда обратиться. Но уже тогда возникла идея написать книгу и тем самым возвратить фольклор его носителю, то есть народу. Причем требовалось не просто изложить образцы устного народного творчества, а прокомментировать их с точки зрения историка, воссоздать историю Петербурга сквозь призму фольклора. Так родилась книга «Легенды и мифы Петербурга», которая пролежала в столе несколько лет, пока не началась перестройка. В советское время ее отказывались публиковать, и свет она увидела лишь в середине 1990-х. В ней содержится около 600 образцов городского фольклора, сегодня же в моей картотеке уже более 12 тысяч единиц.

– Получается, что фольклор продолжает рождаться и в наше сугубо прагматичное время?

– Пока мы с вами пользуемся вербальным способом общения, то есть разговариваем друг с другом, фольклор будет появляться. Но нужно помнить, что, прежде чем стать образцом жанра, достойным существования, любая фольклорная история должна пройти всенародную редакцию.

– Как возникает фольклор?

– Это особенно ярко видно на примере преданий и легенд. Мы знаем, что вдоль невских берегов, как со стороны Дворцовой набережной, так и со стороны Васильевского острова, все дома обращены к реке своими главными фасадами, торжественными и красивыми. Почему? Дело в том, что Нева в XVIII-XIX веках была главной водной магистралью. По ней на судах приходили путешественники и иноземные купцы, и город должен был встречать их ярко, празднично.Но один из домов на набережной Васильевского острова все-таки умудрился протиснуться сквозь парадный строй фасадов своим скучным боком. Это здание Двенадцати коллегий, принадлежащее Санкт-Петербургскому государственному университету. Дело в том, что еще у Петра Первого была идея сделать центром Петербурга именно Васильевский остров. Разработали план, согласно которому была спроектирована площадь, где сосредоточили все важные городские учреждения: Биржу, Торговую палату, Академию наук, Гостиный двор и т. д. Также на эту площадь должно было выходить главное административное здание, в котором помещались одиннадцать министерств, а также здание Синода. Вот вам и двенадцать коллегий. В центре площади планировалось установить памятник Петру Первому, который сейчас мы можем увидеть перед Михайловским замком. В таком виде площадь существовала до 1904 года.Однако народ этой официальной истории не знал, да и не интересовался ею, ведь официальная историография либо лжет, либо умалчивает, либо не договаривает, поэтому и возникла легенда, объясняющая, почему здание стоит боком. Она гласит, будто бы Петр, уезжая из города, поручил Александру Меншикову проследить за строительством Двенадцати коллегий. Когда Меншиков понял, что протянувшееся вдоль фешенебельной набережной 400-метровое здание не оставит места для его личного особняка, он решил схитрить и приказал строить Двенадцать коллегий боком к реке, а на освободившемся месте быстро заложил собственный дворец. Вернувшийся Петр пришел в ярость, одной рукой схватил свою знаменитую дубинку, а другой – Меншикова за шиворот и начал таскать его вдоль всех коллегий и у каждого входа лупить. Думал даже казнить мошенника, но в итоге смилостивился, и якобы дело ограничилось лишь крупным штрафом в казну. Было все так или иначе, теперь уже не важно. Главное, что дворец светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова действительно стоит прямо за зданием Двенадцати коллегий.

– Наум Александрович, а много ли о Петербурге сложено пословиц и поговорок?

– Очень много. Мне, например, удалось собрать и прокомментировать около 1200 образчиков этого любопытного жанра. Вот одна из поговорок: «Псковский да витебский народ самый питерский». По всей видимости, ее возникновение относится к временам строительства железной дороги, прошедшей через Псков и Витебск. Оцените, какая меткость. Стоит только покопаться в родословных, и вы поймете, что, поселившись на пустых землях, мы все являемся приезжими. Петербург всегда обладал магнетической, притягательной силой, сюда сходились люди в поиске богатства, счастья, впечатлений. В этой поговорке есть петербургская мета, а существует фразеология, которую нужно расшифровывать. Например, поговорка: «Точно как из пушки». Она тоже петербургская, и тому есть доказательства. Городских часов в Петербурге было мало. А время петербуржцы определяли по-разному: кто по колокольному звону, кто по цвету неба. Это время было приблизительным, но раз в сутки его можно было уточнить – по выстрелу пушки. Причем орудия располагались в разных местах, но всегда стреляли ровно в полдень. Этот выстрел делают и сейчас в Петропавловской крепости. Кстати сказать, поговорка «Не лезь в бутылку» тоже петербургская. Морская следственная тюрьма, что располагалась на острове Новая Голландия, из-за своих очертаний была прозвана в народе Бутылкой. Вот почему в «Бутылку» лучше было не лезть…А вот еще один любопытный образец: «Дурак умного догоняет, да Исаакий мешает». Мы знаем, что с обеих сторон Исаакиевского собора расположены памятники Петру Первому и Николаю I. Фигуры обоих императоров лицом обращены к Неве. Считалось, что Николай полагал себя прямым последователем Петра, но народ был о нем невысокого мнения, что данная поговорка недвусмысленно подтверждает.

– А какое место в петербургском фольклоре занимает анекдот?

– Значительное. Несмотря на то что этот жанр приобрел дурную репутацию, среди массы вульгарного и пошлого хлама вполне можно обнаружить анекдот в высоком, пушкинском понимании этого слова. Как короткая история с назидательной и, главное, неожиданной концовкой. Вот, например: «В 1934 году в Ленинграде от пули погиб Сергей Киров. На следующий день в Москве Сталин собирает членов ВЦИК. Сообщает им мол, вчера в Ленинграде убили Кирова. С первого ряда полусонный Семен Буденный переспрашивает: «Кого убили?» Сталин повторяет. Буденный, не расслышав, опять переспрашивает: «Кого убили?» На что Сталин взрывается раздраженно: «Кого-кого? Кого надо, того и убили».Или вот еще пример острого политического анекдота. «Из Финляндского вокзала выходят приезжие и спрашивают у ленинградца: «Где здесь Госстрах?» Прохожий отвечает: «Где Госстрах не знаю, а Госужас напротив». Как говорится, без комментариев. (Госужасом называли здание на Литейном, 4, где располагался НКВД. Согласно городскому фольклору это самое высокое здание в городе, потому что из его окон видна Сибирь. – Н.А.).

Читайте также:  Ewan mcgregor - биография знаменитости, личная жизнь, дети

– Наум Александрович, а у вас есть любимая городская легенда?

– Каждая вновь найденная легенда на какое-то время становится самой любимой. А вообще они все мне нравятся. Я занимаюсь фольклором более 20 лет и не мыслю себя без этого дела.

Досье «УГ»

Наум Александрович Синдаловский – исследователь петербургского городского фольклора. Автор более 20 книг по истории Петербурга: «Легенды и мифы Санкт-Петербурга», «История Санкт-Петербурга в преданиях и легендах», «Петербург: От дома к дому. От легенды к легенде», «Петербургский фольклор». Постоянный автор и лауреат премии журнала «Нева» (2009). Работал инженером, читал лекции в обществе «Знание».Санкт-Петербург

Источник: http://www.ug.ru/archive/60581

Писатель Наум Синдаловский о мифах и преданиях Петербурга

Вы специализируетесь на городских легендах. Наверняка у вас была возможность связаться с бывшими сотрудниками метрополитена и узнать, точно была ли в 1960-е годы ночная свадьба некого подпольного миллионера на платформе станции «Пушкинская». Но, возможно, у вас не всегда есть желание разрушать этот и другие красивые мифы?

Вы правы, меня действительно мучил этот и многие другие похожие вопросы, но с годами я понял, что не так уж и нужно знать правду — если появляется, например, легенда о свадьбе дочери первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Григория Романова в Таврическом дворце, важнее все то, что вокруг этой истории происходило.

А во многом благодаря разговорам о «нескромном» образе жизни Романова, запущенным, если верить фольклору, КГБ, удалось отодвинуть от власти этого реального претендента на пост Генерального секретаря ЦК КПСС. Существует легенда о том, что памятник Пушкину на площади Искусств изначально планировалось установить на стрелке Васильевского острова.

Можно было бы спросить потомков Михаила Аникушина, так это или нет, узнать у них, действительно ли скульптор предложил свой проект монумента еще в 1937 году, к столетию гибели поэта, а реализован он был только двадцать лет спустя, — но пусть этим займутся исследователи его творчества. Многие легенды рождались благодаря своеобразному «социальному заказу».

Так, в начале XVIII века вдруг появляется апокриф о том, что апостол Андрей Первозванный, оказывается, дошел до Невы, где над его головой было замечено северное сияние. Тут же вспоминается старинное финно-угорское предание о том, что в месте, над которым люди увидят светосияние, в будущем возникнет стольный град.

Все, как говорится, сошлось: получается, что строительство Петербурга предвосхитил Андрей Первозванный за 1700 лет до его основания.

А в 1958 году родилась легенда о надписи «Да здравствует Пастернак», которая появилась то ли на набережной Фонтанки напротив Летнего сада, то ли даже на колоннах Исаакиевского собора по одной букве фамилии писателя на каждой — этим рассказом, передававшимся ленинградцами шепотом в курилках, им важно было показать свое отношение к травле поэта.

А легенды, предсказывающие неизбежную гибель Петербургу, имели значение для его жителей?

Конечно! В начале XVIII века люди верили в пророчество царицы Евдокии Лопухиной «Петербургу быть пусту», и потому купцы ухитрялись строить здесь по приказу царя дома, представлявшие собой просто пустые кирпичные коробки под крышей, а жили по-прежнему в Твери или Яро­славле. Никто не хотел селиться в этих болотистых местах — у русских писателей даже середины XIX столетия можно найти много примеров того, что москвичи все гадали, когда же наконец этот Петербург утонет в своей финской яме.

То есть нам стоит насторожиться, вспомнив легенду о том, как Петр I запирал на ключ раку с мощами Александра Невского и услышал за спиной: «Зачем все это? Ведь только на триста лет»?

В менталитете любых народов есть трепетное отношение к круглым датам. Вот и теперь некоторые любят вспоминать о событии 1724 года, когда якобы прозвучало это пророчество, а резко обернувшийся император Петр Алексеевич увидел удаляющуюся фигуру в черном. А кто такой этот человек в черном? Это вестник смерти. Ну, ждем.

Вы описываете еще и этнографические аспекты? Например, рассказываете, что до 1930 годов потомки финно-угров брили налысо головы невестам перед первой брачной ночью.

Да, но такие моменты интересуют меня только в том случае, если они связаны с легендой: в данном случае фольклор утверждает, что эти народы выводили свое происхождение от гуннов, вождя которых Аттилу его новая жена задушила своими косами в ночь после свадьбы.

Вы родились 6 ноября 1935 года в Мариинской больнице на Литейном проспекте и с этим фактом связана одна из ваших семейных историй?

Да, отец тогда не смог попасть к маме в роддом до позднего вечера 7 ноября, из-за того что Невский проспект был перекрыт ради демонстрации по случаю годовщины революции, и это была первая ссора между родителями — мама решила, что он попросту загулял на радостях. Сегодня в моей картотеке 12 000 единиц фольклора, но в книгу я решился включить это одно-единственное предание, связанное со мной лично, только потому, что оно характеризует нашу жизнь, наше прошлое.

Вы писатель, который свою первую книгу увидел только в возрасте почти шестидесяти лет. Почему не издавались прежде?

Я в годы службы на Балтийском флоте написал первые стихи, а после демобилизации включился в поэтическую жизнь Ленинграда — во времена хрущевской оттепели открывались литобъединения для молодежи, и я занимался в газете «Смена» у поэта Германа Борисовича Гоппе, который стал моим литературным учителем.

Но нужно было кормить семью, я окончил судостроительный техникум, пошел работать на Адмиралтейские верфи, где дослужился до начальника отдела, а параллельно собирал и записывал городской фольклор.

И кстати, та же газета «Смена» примерно в 1977 году опубликовала интервью со мной с указанием моего адреса — после чего ко мне потек просто поток легенд от читателей газеты. Но о выпуске книги и речи быть не могло: фольклор был никому не нужен, более того, его боялись — ведь это история, параллельная официальной.

После революции у нас признавались либо былины о богатырях, либо частушки, прославляющие успехи сельского хозяйства, а все остальное было под строжайшим запретом.

Когда у меня в картотеке к 1980 году скопилось около шестисот легенд, я решил возвратить этот фольклор ленинградцам: написал книгу оригинального формата, в которой рассказывал частушку, анекдот или предание, а ниже давал комментарий, либо отрицавший, либо доказывавший их правдоподобность.

Я пришел тогда с рукописью в «Лениздат», где сотрудники отложили свои дела, превратились в уши, восхищались, а потом хором мне сказали: «Что вы, Наум Александрович, мы строим коммунизм, а вы нам предлагаете какие-то байки». С тех пор слово «байки» не люблю и не использую в своих текстах. Я так и продолжал писать «в стол», а в начале 1990-х издательство «Норинт» предложило мне уйти с завода и заняться написанием книг — так я и сделал.

Понятно, что предания о Петре I можно найти в исторической литературе, но чтобы написать о привидении некой девушки в синем платье в знаменитой ротонде на Гороховой, нужно общаться с молодежью. Какими источниками информации вы пользуетесь?

У фольклора есть неприятные для собирателя свойства. Во-первых, он летучий — появляется и тут же исчезает, если его не зафиксировать. Во-вторых, он появляется и бытует в разных социальных кругах: среди актеров, рабочих, солдат. Везде нужно быть одновременно.

И как вам это удается?

Никак. Это невозможно. Именно поэтому я одно время был озабочен проблемой создания некоего исследовательского общества, в которое входили бы представители разных сословий.

Только мне одному удалось собрать более тысячи двухсот единиц пословиц, поговорок, фразеологизмов, связанных с Петербургом и его топонимами, а сколько их можно было бы обнаружить, если бы этим занимались многие люди? Потом эта идея ушла сама собой, потому что я нашел свой метод поиска.

И в чем он заключается?

Во-первых, умение читать: Петербург — город пишущий; я разучился писать и научился листать подшивки в библиотеках. Выработал нюх, который со временем стал собачьим. Во-вторых, умение слушать. Человек может даже не замечать, что использует в разговорной речи пословичную форму или фразеологизм, народное название магазина по соседству.

А я все слышу и фиксирую. Так, у меня вышел огромный, семисотстраничный «Словарь петербуржца», в котором вся эта информация, даже фольклорные названия уже несуществующих заведений, собраны и прокомментированы, будь то кондитерский магазин «Мечта» или кафе «Лягушатник» на Невском проспекте.

Теперь, читая книги ленинградских авторов или публикации в старых газетах и журналах, можно обратиться к этому словарю и понять, что означает тот или иной фразеологизм или название. И третий источник получения информации — читатели.

После выхода моих книг они стали дарить мне легенды, а я в своих новых работах с благодарностью перечисляю не только письменные источники, но и фамилии носителей фольклора.

Как относятся к вам «официальные» историки?

Думаю, что некоторые из них не могут простить мне: под ногами лежал весь этот пласт городской культуры, который стоило только наклониться и поднять, а сделали это не они, а «какой-то» человек со стороны.

Петербург рассматривали, кажется, со всех сторон, а оказывается, есть еще одна грань. Но при этом они цитируют меня — сегодня нет книги о Петербурге, где в списке упомянутых источников не было бы Синдаловского.

Само право на существование легенды неоспоримо, но при одном условии: если ты называешь ее легендой, а не фактом. Русский язык предоставляет много возможностей для придания истории ощущения мнимости, недостоверности.

И я ими пользуюсь, иногда избыточно вставляя все эти «якобы», «как будто», «говорят», «рассказывают» — но это необходимо, чтобы не вводить читателей в заблуждение относительно стопроцентной подлинности той или иной истории.

Сколько места занимает ваша картотека и сколько книг уже издано?

Сначала картотека умещалась на столе в картонной коробочке, потом я заменил ее на деревянный ящик, а сейчас она вытесняет меня из кабинета. Она не оцифрована, но меня это беспокоило, только пока у меня не было книг. Теперь я понимаю: тот, кто продолжит мое дело, начнет уже не с нуля.

Недавно вышло уже третье издание моей «Истории Петербурга в преданиях и легендах». А всего у меня уже больше тридцати книг, и я предпочел бы выпускать только новые, но зачастую издатели перепечатывают старые, которые пользуются спросом, — я оказался заложником этой ситуации.

Все, о чем я пишу, не мной придумано, это принадлежит Петербургу и подарено мне его жителями. И я должен им вернуть их фольклор — поэтому книг много.

А есть продолжатели вашего дела?

К сожалению, нет. Надеюсь, появятся. Пусть даже не сразу.

Источник: http://www.sobaka.ru/city/books/46997

Людмила Сенчина: биография — личная жизнь, семья, дети, фото в молодости

Людмилы Сенчиной, народной артистки РФ и Украины, не стало вчера, 25 января 2018 года. Для всего мира это огромная утрата.

Эта женщина, помимо того, что была мастером своего дела и воспитала своими песнями не одно поколение, была отличным, добрым, открытым и очень искренним человеком.

Именно поэтому, как считают многие, ей удалось завоевать такое внимание общественности — она покоряла всех искренностью и волшебным голосом.

Родилась Людмила в Николаевской области 13 декабря 1950 года. После окончания школы они приехали с мамой погостить к дяде в Ленинград.

Первым вопросом девочки было — «А где тут учат стать артистом?» Так как приехали они уже поздно, то в театральные наборы уже были окончены. Зато её с удовольствием послушали в Музыкальном училище им.Н.А.Римского-Корсакова.

Там её сразу взяли, а поэтому даже вступительные экзамены она уже сдавала во время учебы.

На втором курсе она начала петь в оркестре, с которым потом путешествовала по лучшим сценам СССР. Закончив в 1970-ом году училище, она пошла на работу в Театр музыкальной комедии, продолжив путешествовать с оркестром. Настоящая популярность пришла к ней после исполнения «Золушки» на «Голубом огоньке». После этого в Союзе её, и её голос, знал каждый.

Кроме выступлений, Людмила снималась в кино и участвовала в самых разных передачах, и даже бы композитором и ведущей программ.

Корни у Людмилы молдавские и цыганские. Маму её звали Сара Алексеевна Федорец, она работала школьной учительницей. А вот папа имел отношение к музыке. Он руководил домом культуры. Все они жили в селе Кудрявском. Рос отец Людмилы в цыганском таборе. Пётр Маркович Сенчин родился от молдавского цыгана Марко и его жены-молдаванки Ханы.

Читайте также:  Олег фомин - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Официально замужем была Сенчина дважды, однако самым крепким для неё стал тот брак, который она не заключала — последний, с её продюсером, с которым они прошли «и огонь, и воду, и 90-ые», как рассказывает сам Владимир Андреев.

Первым супругом Сенчиной был Вячеслав Фёдорович Тимошин, тоже заслуженный артист РСФСР. Людмила взяла его фамилию, но после развода вернула свою. В этой семье у них родился ребенок Вячеслав. Сейчас он американский бизнесмен — занимается недвижимостью.

Стас Намин стал вторым супругом Людмилы. Ещё при жизни она рассказывала, что они буквально понимали друг друга с полуслова и могли часами напролет просто сидеть и разговаривать.

Не смотря на это, брак все-таки распался. Детей больше у Людмила не было. Последним супругом певицы стал Владимир Андреев. С ним она прожила долгое время.

Они вместе и жили, и работали, и были даже ближе, чем муж и жена, говорили они сами.

Источник: http://novayagazeta-ug.ru/news/u4949/2018/01/26/143536

Чурсина Людмила: биография, дети

Биография Людмилы Чурсиной полна достижений, но успех в воспитании детей так и вошел в их число. Уверенная в себе карьеристка так и не нашла времени, чтобы обзавестись потомством. Поэтому ее наследием останется огромный вклад в культуру СССР и России, как выдающегося мастера кино и театра.

[youtube]https://youtu.be/QgycIC1rX7M[/youtube]

Шутка

Людмила Чурсина родилась 20 июля 1941 в Сталинабаде в многонациональной семье. Ее отец Алексей Федорович – украинец, кадровый военный, прошедший Великую отечественную. Мать – латышка, работающая по специальности врача. Длительный период времени, во время продвижения немцев по территории СССР семья жила в Таджикистане.

Но мирное небо над головой и Великая Победа над фашистами не принесли семье Чурсиных спокойной и размеренной жизни в одном городе. Отец будущей актрисы, связавший свою жизнь с военной службой, регулярно получал приказы о переводе на новое место. Поэтому детство Людмилы Чурсиной связано с постоянными переездами по уголкам СССР.

Людмила Чурсина в юности

Получив аттестат о среднем образовании с отличием, Чурсина планировала поступать в Московский авиационный институт. В столицу будущая актриса отправилась вместе с лучшей подругой, которая с детства мечтала о карьере артистки. Приехав в Москву, Людмила решила шутки ради за компанию подать документы в театральный ВУЗ.

Интересно: Александр Ревва: личная жизнь, жена, дети, фото

[stextbox id=»info»]Чтобы не терять год в случае провала на экзаменах, подружки подали документы во все школы-студии столицы. Людмиле Чурсиной, для которой поступление в театральный было развлечением, повезло больше, чем подруге. Шутницу приняли во все учебные заведения. А подруга Чурсиной так никогда и не стала актрисой.[/stextbox]

Карьера шутницы

Людмила решила попробовать себя в интересной роли актрисы и остановила свой выбор на училище им. Щукина, которое окончила в 1963 году. И бывшая студентка сразу была приглашена на работу в театр им. Евгения Вахтангова, где проработала десять лет. Первое время она выступала в массовках, а затем стала получать роли в ведущих спектаклях.

Актриса в молодости

На счету артистки множество интересных ролей в спектаклях, где она проявила себя как талантливая девушка, умеющая вживаться в сложные и многогранные роли. Такой необычный и редкий талант принес ей славу не только театрального деятеля, но и актрисы кино.

Биография Людмилы Чурсиной, ее личная жизнь и дети непрерывно связаны с творческой деятельностью. На счету актрисы 133 работы в проектах кинематографии. Еще в студенческие годы юная актриса начала сниматься в кино, проявляя свои таланты в следующих кинокартинах:

  1. В двухсерийном семейном кино «Две жизни» на второстепенной роли швеи.
  2. В мелодраме «Когда деревья были большие» в роли Зои, где работала вместе с Ю. Никулиным, учась у профессионала держаться перед камерой.
  3. Военной драме «На семи ветрах» (1962) в образе Насти – медсестры прифронтового госпиталя.

Актриса в спектакле «Ричард III»

Работая при театре, артистка продолжила съемки в различных образах, регулярно появляясь на телеэкранах. В мелодраме «Утренние поезда» Людмила Чурсина исполнила роль Танечки, любовницы Павла. Затем появилась в главной роли в экранизации по мотивам рассказов М. Шолохова «Шибалково семя» и «Родинка» под названием «Донская повесть». Именно там она познакомилась со своим будущим супругом.

После выхода на экраны «Донской повести» мир кино взорвала шокирующая и радостная новость.

Режиссер Владимир Александрович Фетин жениться на талантливой и очаровательной актрисе Людмиле Чурсиной, которая стала узнаваемой не только зрителями, но и критиками.

Несмотря на разницу в возрасте в 15 лет, мужчина сумел завоевать сердце гениальной актрисы, внушив ей чувство защищенности и надежности.

[stextbox id=»alert»]С 1965 Людмила Чурсина принимает решение стать актрисой кино и покидает театр, закрепившись за киностудией «Ленфильм».[/stextbox]

Кадр из фильма «Донская повесть»

А 1967 ознаменовался выходом на экраны военного фильма «Весна на Одере». В главной роли Тани Кольцовой актриса получила множество зрительских симпатий и приобрела новых поклонников.

Интересно: Личная жизнь актера Юрия Батурина: жена, дети, фото

Теперь известная на весь СССР белокурая Людмила Чурсина перестала быть обделенной режиссерским вниманием. В главных ролях актриса в 1968 снялась сразу в трех картинах:

  1. Деревенской женщины, помогающей обустраивать жизнь после окончания гражданской войны в социальной драме «Виринея», названной в честь главной героини.
  2. Лучшей доярки Марфы Луниной в мелодраме «Журавушка» по мотивам произведения Михаила Алексеева «Хлеб – имя существительное».
  3. Анфисы Козыревой в историческом фильме «Угрюм-река».

Чурсина сыграла роль в фильме «Угрюм река»

За роль в «Журавушке» актрису наградили Гран-при на XVII Международном кинофестивале в Санта-Себастьяне через год после выхода фильма на экраны.

До 1987 актриса регулярно получала заманчивые предложения, снимаясь в различных картинах. Ее большие и маленькие роли были интересными, яркими и запоминающимися.

Каждый образ давался ей легко, потому что актриса постоянно работала над собой, став мастером перевоплощений, на которого равняются многие современные молодые актеры.

Главные роли Людмилы Чурсиной в 15 фильмах, не считая второстепенных:

  1. Экранизация по мотивам пьесы Константина Тренева «Любовь Яровая» (1970) режиссера Владимира Фетина.
  2. Экранизация по повести Алексея Куприна «Олеся» (1970), Бориса Ивченко.
  3. Мелодрама «На углу Арбата и улицы Бубулинас» (1971), созданная режиссером Манос Захариас.
  4. Экранизация по роману Дмитрия Мамина-Сибиряка «Приваловские миллионы» (1972) Ярополка Лапшина.
  5. Приключенческий фильм «Схватка» (1972) Степана Пучиняна.
  6. Социальная драма по мотивам романа В. Каверина «Открытая книга» (1973) Владимира Фетина
  7. Военный фильм «Личное счастье» (1977) режиссера Леонида Пчелкина.
  8. Производственная драма «Собственное мнение» (1977) Юлия Карасика.
  9. Психологическая драма «Гонка с преследованием» (1979) Ольгерда Воронцова.
  10. Политический остросюжетный фильм по мотивам пьесы Г. Боровика «На Гранатовых островах» (1981) Тамары Лисициан.
  11. Драма «Помнить или забыть» (1981) режиссера Янис Стрейч.
  12. Детектив «Ювелирное дело» (1983) Льва Цуцульковского.
  13. Исторический фильм «Русь изначальная» (1985) Геннадия Васильева.
  14. Драма на основе реальных событий «Такой странный вечер в узком семейном кругу» (1985) Юрия Кротенко.
  15. Шпионский фильм «Досье человека в «Мерседесе»» (1986) режиссера Георгия Николаенко.

Кадр из фильма «Два билета на дневной сеанс»

В 1974 актриса принимает решение вернуться в театр, чтобы вновь ощутить эмоции зрителей, следящих за ее игрой в зале. Она закрепляется за Академическим театром драмы им. А. С. Пушкина. Выступая на сцене, артистка продолжает работать над своим мастерством, оттачивая навыки игры в различных образах. Жизнь Чурсиной непрерывно связана с гастролями и съемками в кино.

Развод

Такая жизнь, насыщенная интересными событиями, знакомствами с новыми людьми кардинально изменила характер актрисы. Она стала не только профессионалом своего дела, но и получила огромный опыт общения с людьми. На протяжении четырех последующих лет, каждое возвращение домой для Людмилы Чурсиной превратилось в неприятное событие.

[stextbox id=»warning»]Сильная и интересная женщина, имеющая множество поклонников начала замечать мягкость в характере супруга и его неспособность отказаться от выпивки. Поэтому в 1979 актриса решилась подать на развод, не в силах справляться со страстью мужа к алкоголю.[/stextbox]

Первый муж актрисы — Владимир Фетин

После расставания с Фетиным, актриса продолжала поддерживать с бывшим супругом теплые дружеские отношения, оказываясь рядом в тяжелых жизненных ситуациях. Для нее он оставался талантливым человеком, который имел множество слабостей, но в тоже время помог ей сформироваться как личности. Так и не бросив пить, Александр Фетин умер в возрасте 55 лет.

Развод мало что изменил в жизни актрисы. Она продолжила активно работать в театре и сниматься в кино. И в 1981 удостоилась звания Народная артистка СССР. В этот же год Людмила Чурсина узнала о смерти своего бывшего супруга и очень тяжело переживала это событие.

Личная жизнь продолжается

В 1983 актриса Чурсина Людмила, как гениальная женщина с насыщенной биографией, чья личная жизнь и дети до сих пор интересуют поклонников, познакомилась со своим новым мужем. Ученый-океанолог Владимир Петровский многие годы старался ухаживать за артисткой. Он встречал ее у выхода из театра и дарил шикарные букеты, а затем из галантности провожал до подъезда.

Людмила Чурсина и Игорь Андропов

Не выдержав, Людмила Чурсина предложила ухажеру взять ее замуж. Мужчина воспринял ее шутку, как предлог к началу действий, и не раздумывая, отвел в ЗАГС. Но спустя два года совместной жизни молодые люди осознали, что у них разные представления о семейных ценностях и браке, и без лишних скандалов и сцен оформили развод.

После двух неудач в личной жизни, Людмила Чурсина решила, что больше никогда не выйдет замуж, а дети, о которых так мечтала актриса, могут родиться и вне брака. Решив полностью посвятить себя карьере и ролям в театре, молодая женщина превратилась в настоящего профессионала в актерской среде.

[stextbox id=»alert»]Ее успех привлек внимание голливудских продюсеров, которые предложили актрисе сняться в более чем 15 кинофильмах. Но руководство Госкино СССР отклонило просьбы США на участие актрисы в съемках враждебной страны.[/stextbox]

Кадр из фильма «Орлова и Александров»

В 1987 актриса изменила свое отношение к браку, согласившись стать женой дипломата Игоря Андропова.

Мужчина с известной на весь СССР фамилией не смог устоять перед очарованием прекрасной блондинки с аристократическими чертами лица.

И актриса Людмила Чурсина вдруг осознала, что пора внести новые коррективы в свою биографию, и возможно в этом браке у нее будут дети.

Игорь, который недавно развелся с первой супругой, был готов пойти с Чурсиной хоть на край света, лишь бы оставаться рядом с прекрасной женщиной. По мнению актрисы, они сплелись, как две змеи (которыми являются по восточному гороскопу), и не смогли отпустить друг друга. К сожалению, их брак не продлился долго.

В 1991 Игорь подал на развод, а в биографии Людмилы Чурсиной так и не появились дети. После третьего неудачного брака актриса так больше и не вышла замуж.

Отсутствие в своей жизни детей гениальная артистка аргументирует тем, что сначала она делала карьеру, а потом стало слишком поздно, чтобы обзаводиться потомством.

Поэтому ей остается наслаждаться своим вкладом в культурное наследие своей страны и надеяться, что ее будут помнить.

На сцене театра

Любовь к кино вечна

После стольких неудач на личном фронте, Людмила решила посвятить себя кино. Она регулярно снималась в фильмах, получая ежегодно множество предложений от известных режиссеров и сценаристов. Даже сейчас Чурсина продолжает свою актерскую карьеру, невзирая на свой преклонный возраст.

В свободное от съемок время Людмила Чурсина занимается спортом и много времени проводит на природе. Единственное, что беспокоит артистку – это ее вредная привычка. Перейдя возрастную границу «за 50», она начала курить.

[youtube]https://youtu.be/CzULnuAGHsk[/youtube]

Источник: https://ZaKulisi.ru/biografii/chursina-lyudmila/

Ссылка на основную публикацию