Вадим шефнер – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Вадим Шефнер – автобиография

Родился — 30 декабря 1914 года (12 января 1915 по новому стилю) в Петрограде.

Скончался — 5 января 2002 года. Панихида состоялась 8 января на родине писателя в Санкт-Петербурге во Владимирском соборе.

Сам о себе:

Рождён я в Петрограде 12 января 1915 года.

Мать моя — Евгения Владимировна Шефнер — дочь вице-адмирала Владимира Владимировича фон-Линдестрема, Отец мой — Сергей Алексеевич Шефнер — пехотный подполковник; отец его Алексей Карлович Шефнер — был военным моряком. Он оставил России добрую память о себе: во Владивостоке есть улица Капитана Шефнера, а возле дальневосточного порта Находки — мыс Шефнера.

Мать была лютеранского вероисповедания, отец— православного.
Я крещён в православной церкви.

Жили мы на Шестой линии Васильевского острова. Когда в Петрограде стало голодно, мать отвезла меня в Тверскую губернию, в деревеньку к няне. Там мы месяцев пять прожили. Помню огромную русскую печь, помню, как тепло и уютно было в избе.

О днях своей молодости я подробно рассказал в повести «Имя для птицы». Там я поведал своим читателям и о нашем отъезде в 1921 году в Старую Руссу, где отец служил тогда в армии.

О тревогах и заботах матери, о смерти отца от чахотки, о том, как я жил там, в детдоме, куда мать устроилась на работу воспитательницей, о моих первых уроках в первом классе старорусской школы, о возвращении в родной Питер почти после четырехлетнего отсутствия.

Мать много читала. Не только прозу, но и стихи. Память у неё была превосходная, она помнила многие стихи Фета и Тютчева, а Пушкина чуть ли ни всего знала.

Надо думать, что это от неё я унаследовал любовь к поэзии, но на первых порах какой-то несерьёзной была эта любовь.

Я сочинял стишки— дразнилки, хулиганские частушки, а в шестом классе даже песню непристойную написал. А серьёзные стихи не получались.

В 1931 году, после окончания школы-семилетки я не решился держать экзамен в ВУЗ, ибо знал, что в математике я туп, и экзамена не выдержу. Я решил стать фабзайцем, — так в шутку именовали учеников ФЗУ (Фабрично-заводского ученичества).

Для этого я пошёл на Биржу Труда, и там получил направление в техническое училище, которое находилось на улице Восстания. Принят туда я был без труда. Меня зачислили в Керамическую группу, и черва два года я стал кочегаром на фарфоровом заводе (Пролетарий).

Обжиг фарфора — дело непростое, и трудились там люди серьёзные. Тогда я, наконец, начал писать стихи всерьёз, и в 1933 году в заводской газете было впервые напечатано моё стихотворение.

В 1934 году стихи мои стали печататься в городских газетах, а с 1936 и в журналах. В 1940 году в ленинградском издательстве «Советский писатель» вышла моя первая книжка стихов — «Светлый берег». В Союз Писателей меня приняли по её рукописи в 1939 году.

Мой левый глаз был непоправимо повреждён в детстве, вижу я только правым. Поэтому я до войны был белобилетником, не военнообязанным, и на военную учёбу меня не призывали. Но когда в 1941 году началась Великая Отечественная война — тут и я пригодился, был призван и стал рядовым 46 БАО /Батальон аэродромного обслуживания/.

Летом 1942 года из этого батальона я был передислоцирован в армейскую газету «Знамя победы». Работал я там как поэт и как рядовой журналист. После Победы вернулся домой с двумя военными орденами «Красной Звезды» и «Отечественной Войны II степени» и с медалями, в число которых входит и медаль «За оборону Ленинграда». Есть у меня и послевоенные награды.

Главной считаю Пушкинскую премию в 1997 году.

Вторая моя книга стихов вышла в Ленинграде блокадном, в 1943 году. Тоненькая невзрачная книжечка -»Защита» — в бумажной обложке. В ней все стихи — о войне, о родном городе моём. Бережно храню её.

Третья книга стихов— «Пригород» — вышла в 1946 году, четвёртая — «Московское шоссе» — в 1951 году, пятая — «Взморье» — в 1955 году… Но не буду перечислять здесь вое свои книжки — ведь среди них есть и неудачные.

Вместо этого перечислю книги, в которые вошли и сравнительно недавние стихи, и избранные стихи давно минувших дней.

Вот они: «Личная вечность» 1984 год, «Годы и миги» 1986 год, «В этом веке» 1987 год «Архитектура огня» 1997 год.

А первое место по количеству стихотворений занимает вышедший в 1991 году 1 том моего четырёхтомного «Собрания сочинений». В него вошли избранные стихи за полвека — с 1938 по 1988 г.

Первая моя проза— повесть «Облака над дорогой» издана в Ленинграде в 1957 году. Глядя из нынешнего дня, признаюсь, что повесть не очень удачная. Да и вторая моя книга «Ныне, вечно и никогда» не радует меня нынче.

А вот третью свою книгу — «Счастливый неудачник», вышедшую в свет в 1965 году считаю удачной.

Включённая в неё повесть-сказка «Девушка у обрыва» потом не раз переиздавалась, а в 1991 году в московском издательстве «Знание» ей дали тираж 500.000 экземпляров.

Самым сильным своим прозаическим произведением я считаю повесть «Сестра печали», издана она в 1970 году. Это — печальная повесть о Ленинградской блокаде, о любви. Добрые отклики на эту повесть я получаю до сих пор. Не в обиде на себя я и за свой фантастический роман «Лачуга должника».

Это весьма нескучный роман-сказка. К этому роману стилистически примыкают мои «Сказки для умных», изданные отдельной книгой.

О своей автобиографической повести «Имя для птицы» я уже упомянул, а теперь скажу, что в 1995 году в журнале «Звезда» опубликована моя другая автобиографическая повесть — «Бархатный путь».

Источник: https://sheba.spb.ru/lib/shefner.htm

Вадим Шефнер

Вадим Сергеевич Шефнер родился 12 января 1915 года в Петрограде в семье пехотного офицера. Является внуком Алексея Карловича Шефнера, капитан-лейтенанта, основателя порта Владивосток.

Почти всё детство и юность провёл в Петрограде-Ленинграде. Но в 1921 году семья уехала в Старую Руссу к месту службы отца. После смерти отца от чахотки Вадим Шефнер вместе с матерью-воспитательницей жил при детском доме в Старой Руссе, спустя некоторое время вернулся в Петроград. После школы окончил ФЗУ, в 1930-е годы был рабочим на различных ленинградских заводах.

В первые месяцы Великой Отечественной войны был рядовым в батальоне аэродромного обслуживания под Ленинградом, с 1942 года — фронтовой корреспондент газеты Ленинградского фронта «Знамя победы», закончил войну в звании старшего лейтенанта. Член ВКП(б) с 1945 года.

Писать стихи начал в детстве. В 1933 году опубликовал в журнале «Резец» первое стихотворение «Баллада о кочегаре»). С 1938 года занимался в поэтическом семинаре-студии «Молодёжное объединение» при СП СССР (руководитель — А. И.

 Гитович, к работе в семинаре также приглашались Ю. Н. Тынянов, А. А. Ахматова, Н. А. Заболоцкий, М. М. Зощенко и др.), где близко сошёлся с поэтами В. А. Лифшицем и А. Т. Чивилихиным.

В 1940 году издал первую книгу стихов «Светлый берег».

Вторая книга стихов («Защита») вышла в 1943 году в блокадном Ленинграде. В 1943—1945 годах создаёт своё наиболее крупное поэтическое произведение — поэму «Встреча в пригороде», в которой отражены события героической обороны Ленинграда.

В послевоенные годы наряду с поэтическим творчеством также занимался стихотворным переводом — с китайского языка, с санскрита и пракритов и с языков союзных республик СССР (грузинского, белорусского, латышского и др.).

Прозу публиковал в журналах («Литературный современник», «Звезда» и др.) с 1940 года. Первый сборник прозы («Облака над дорогой») издан в 1957 году.

Наиболее значительным своим прозаическим произведением считал повесть «Сестра печали».

С 1960-х годов работал также в жанре фантастики, определяя свои фантастические произведения как «полувероятные истории» и «сказки для умных».

В 1973—1975 годах создал повесть «Имя для птицы, или Чаепитие на жёлтой веранде» (с подзаголовком «Летопись впечатлений»), в которой положил начало ещё одному пласту своего творчества — мемуарной прозе.

С определённой долей условности в его прозе можно выделить пласты детдомовских и военных рассказов, юмористической и философской фантастики. Многие критики отмечали, что невозможно провести границу между его фантастическим творчеством и творчеством, где фантастический компонент явно не выражен, а также называли его «фантастом в поэзии».

Умер 5 января 2002 года в Санкт-Петербурге. Отпевание прошло во Владимирском соборе 8 января. Согласно воле писателя, гражданской панихиды и прощальных речей не было. Похоронен на Кузьмоловском кладбище (Всеволожский район Ленинградской области).

Читайте также:  Ирина горбачева - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Источник: http://vadim-shefner.ru/biografiya/

Библиотека поэзии Снегирева – Вадим Шефнер. Биография

ВАДИМ ШЕФНЕР (31 декабря 1914 (13 января 1915), Петроград — 5 января 2002, Санкт-Петербург) — русский советский поэт, прозаик, фантаст.

С определённой долей условности в его прозе можно выделить пласты детдомовских и военных рассказов, юмористической и философской фантастики.

Многие критики отмечали, что невозможно провести границу между его фантастическим творчеством и творчеством, где фантастический компонент явно не выражен, а также называли его «фантастом в поэзии».

Вадим Шефнер — внук Алексея Карловича Шефнера, капитан-лейтенанта, основателя порта Владивосток. Родился в семье пехотного офицера. Почти всё детство и юность провёл в Петрограде — Ленинграде. Но в 1921 году семья уехала в Старую Руссу к месту службы отца.

После его смерти от чахотки Вадим Шефнер вместе с матерью-воспитательницей жил при детском доме в Старой Руссе, спустя некоторое время вернулся в Петроград. После школы окончил ФЗУ, в 1930-е годы был рабочим на различных ленинградских заводах.

В первые месяцы Великой Отечественной войны был рядовым в батальоне аэродромного обслуживания под Ленинградом, с 1942 года — фронтовой корреспондент газеты Ленинградского фронта «Знамя победы», закончил войну в звании старшего лейтенанта, был награждён тремя орденами.

Писать стихи начал в детстве. В 1933 году опубликовал в журнале «Резец» первое стихотворение(«Баллада о кочегаре»).

С 1938 года занимался в поэтическом семинаре-студии «Молодёжное объединение» при Союзе Писателей (руководитель — Александр Гитович, к работе в семинаре также приглашались Ю.Тынянов, А.Ахматова, Н.

Заболоцкий, М.Зощенко и др.), где близко сошёлся с поэтами В.Лифшицем и А.Чивилихиным.

В 1940 году издал первую книгу стихов («Светлый берег»). Вторая книга стихов («Защита») вышла в 1943 году в блокадном Ленинграде.

В 1943-45 годах создаёт своё наиболее крупное поэтическое произведение — поэму «Встреча в пригороде», в которой отражены события героической обороны Ленинграда (при жизни Шефнера поэма печаталась только в отрывках).

В послевоенные годы наряду с поэтическим творчеством также занимался стихотворным переводом — с китайского языка, с санскрита и пракритов и с языков союзных республик СССР (грузинского, белорусского, латышского и др.).

В 1985 году за сборник стихов «Годы и миги» был удостоен Государственной премии России имени Горького. Прозу публиковал в журналах («Литературный современник», «Звезда» и др.) с 1940 года.

Первый сборник прозы («Облака над дорогой») издан в 1957 году. Наиболее значительным своим прозаическим произведение считал повесть «Сестра печали».

С 1960-х годов работал также в жанре фантастики, определяя свои фантастические произведения как «полувероятные истории» и «сказки для умных».

В 1973-75 годах создал повесть «Имя для птицы, или Чаепитие на жёлтой веранде» (с подзаголовком «Летопись впечатлений»), в которой положил начало ещё одному пласту своего творчества — мемуарной прозе.

Лауреат премии «Странник» в номинации «Паладин Фантастики»(1999).
Лауреат премии «Аэлита» (2000).

Библиография

Проза

Жаркое лето (рассказ, 1940) Наследница (рассказ, 1943) Неведомый друг (рассказ, 1944) Привал в Нежданном (рассказ, 1945) Черта города (рассказ, 1946) Холодная ковка (рассказ, 1952) Никто не умрёт (рассказ, 1953) Кто видит море (рассказ, 1954) Облака над дорогой (повесть, 1954) Чужедомье (рассказ, 1957) Дальняя точка (рассказ, 1959) Лесное чудо (рассказ, 1959) Ход времени (рассказ, 1960) Ночное знакомство (рассказ, 1961) Тихая просьба (рассказ, 1961) Ныне, вечно и никогда (Сегодня, завтра и никогда)(рассказ, 1961) Людская единица (рассказ, 1962) Змеиный день (рассказ, 1962) Скромный гений (1963) Девушка у обрыва, или Записки Ковригина (повесть, 1963) Счастливый неудачник (повесть, 1964) Человек с пятью «не», или Исповедь простодушного (повесть, 1966) Запоздалый стрелок, или Крылья провинциала (повесть, 1967) Сестра печали (повесть, 1968) Дворец на троих, или Признание холостяка (повесть, 1968) Круглая тайна (полувероятная история) 1969) Курфюрст Курляндии (ненаучно-фантастический рассказ) (1970) Миллион в поте лица, или Любовь на развалинах (маленькая повесть) (1971) Фиалка Молчаливая (рассказ на вечную тему) (1972) Когда я был русалкой (рассказ, 1972) Имя для птицы, или Чаепитие на жёлтой веранде: Летопись впечатлений (1975) Дядя с большой буквы, или Великая пауза (рассказ, 1976) Записки зубовладельца (рассказ, 1978) Лачуга должника: Роман случайностей, неосторожностей, нелепых крайностей и невозможностей (1981) Отметатель невзгод, или Сампо XX века (рассказ, 1981) Рай на взрывчатке (повесть, 1983) Кончина коллекционера: Сказка для умных (1984) Небесный подкидыш, или Исповедь трусоватого храбреца (повесть, 1989) Съедобные сны, или Ошибка доброго мудреца (повесть, 1992) Бархатный путь: Летопись впечатлений (1993) Последний суд (рассказ)

Гость с балкона (рассказ; вероятно, неокончен)

Публикации

Собрание сочинений, избранные произведения Избранные произведения в 2-х томах. (Л.,Худ.лит, 1975) Избранные произведения в 2-х томах. (Л,Худ.лит, 1982)

Собрание сочинений в 4-х томах. (Л.,Худ.лит, 1991)

Книги стихов

Светлый берег (Л.,Гослитиздат,1940) Защита (Л.,Гослитиздат,1943) Пригород (ЛМ.,Сов.писатель,1946) Московское шоссе (Л.,Сов. Писатель,1951) Взморье (Л.,Сов.писатель,1955) Стихи (Л.,Сов.писатель,1956) Нежданный день (Л.,Сов.писатель,1958) Стихи (М.-Л.,Худ.лит.,1960) Знаки земли (Л.,Сов.писатель,1961) Рядом с небом (Л.

,Детгиз,1962) Стихотворения (Л.,Лениздат,1965) Своды (Л.,Сов.писатель,1967) Стихи о Ленинграде (Л.,Лениздат,1967) Стихотворения (Л.,Худ.лит.,1968) Избранная лирика (М.,Молодая гвардия,1969) Запас высоты (Л.,Сов.писатель,1970) Стихотворения (Л.,Лениздат,1972) Цветные стекла (Л.,Дет.лит.,1974) Переулок памяти (Л.,Лениздат.

,1976) Сторона отправления (М,Современник,1979) Северный склон (Л,Сов.писатель,1980) Вторая память (Л,Сов.писатель,1981) Годы и миги (М.,Современник,1983) Личная вечность (Л,Сов.писатель,1984) Годы и миги (М.,Сов. Россия,1986) В этом веке (Л.,Лениздат,1987) Ночная ласточка (Л.,Дет.лит.,1991) Архитектура огня (СПб.

,Петербургский писатель,1997)

Стихотворения. (СПб.,Академический проект 2005)

Авторские сборники прозы

Облака над дорогой (Л.,Сов.писатель,1957) Ныне, вечно и никогда (Л.,Лениздат,1963) Счастливый неудачник (М-Л.,Сов.писатель,1965) Запоздалый стрелок (Л.,Сов.писатель,1968) Облака над дорогой (Л.,Дет.лит,1969) Сестра печали (Л.,Лениздат,1970) Девушка у обрыва (М.,Знание,1971) (2-е изд.

— 1991) Сестра печали (М.,Сов. Россия,1973) Скромный гений (М.,Молодая гвардия,1974) Имя для птицы (Л.,Сов.писатель,1976) Имя для птицы (Л.,Сов.писатель,1977) Круглая тайна (Л.,Дет.лит,1977) Сестра печали, Счастливый неудачник, Человек с пятью «не» (серия «Повести ленинградских писателей», Л.

,Лениздат,1980) Имя для птицы (Л.,Сов.писатель,1983) Лачуга должника (Л.,Лениздат,1983) Сказки для умных (Л.,Лениздат,1985) Сказки для умных (Л.,Худ.лит,1987) Запоздалый стрелок (Л.,Сов.писатель,1987) Сказки для умных (Л.,Лениздат,1990) Лачуга должника (М.,Терра,1994) Сказки для умных (С-Пб.,Худ.

лит,1995) Лачуга должника (С-Пб.,Худ.лит,1995) Сестра печали (СПб.,Библиополис,1995) Скромный гений (М.,Рипол-Классик,1997) Дядя с большой буквы (М.,Рипол-Классик,1998) Бархатный путь (С-Пб.,Блиц,1999) Девушка у обрыва (М.,АСТ,2002) Рай на взрывчатке (С-Пб.,Азбука-классика,2004) Лачуга должника (С-Пб.

,Terra Fantastica,2004)

Листопад воспоминаний (С-Пб.,Logos,2007)

Источник: http://snegirev.ucoz.ru/index/vadim_shefner_biografija/0-724

Квинтэссенция Шефнера

Вадим Шефнер. Непрерывность. Стихи разных лет.— СПб: «Союз писателей Санкт-Петербурга», 2014.— 464 с.

Наверное, любая рецензия на эту книгу должна начинаться так: «12 января исполняется сто лет со дня рождения Вадима Сергеевича Шефнера (1915-2002)».

По крайней мере, эти слова стоят на обложке издания его стихов разных лет «Непрерывность», предпринятого союзом писателей Санкт-Петербурга.

По-иному, наверное, и быть не может, ведь 100 лет — обязывающая к увековечиванию цифра, и говорят даже о том, что на Васильевском острове может появиться улица Шефнера. Лучший памятник поэту, однако, уже создан, и он, по старой доброй традиции, нерукотворный.

«Непрерывность» — это не авторская поэтическая книга, а избранное, объединяющее произведения, которые были созданы за долгую творческую биографию Шефнера — Вадим Сергеевич начал писать в тридцатых годах. Разделов в сборнике три.

Один полностью повторяет книгу стихов «Архитектура огня: мною избранное», изданную в 1997 году. Второй включает в себя стихотворения разных лет, достаточно полно раскрывающие многоаспектность поэта, третий — наиболее спорный — шуточные стихи из повестей и рассказов.

При всей внешней эклектике после погружения в книгу перед читателем разворачивается то, что на школьных уроках называют основными темами и мотивами.

Сам Шефнер — фигура на литературном фронте достаточно узнаваемая.

Причём эту узнаваемость любопытно иллюстрирует то, что в старейшей интернет-библиотеке Максима Мошкова, собиравшейся изначально как электронное хранилище особо почитаемой технической интеллигенцией литературы, Вадим Шефнер проходит по статье «Фантастика», а «Рутения», знаменитое творение Тартуского университета, числит автора в проекте «Русская поэзия 1960 годов». Сборник «Непрерывность» затрагивает первую шефнеровскую составляющую лишь отчасти, а вот вторая раскрывается вполне.

Читайте также:  Алена гаврилова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В случае с Вадимом Шефнером кажется, что выделить магистральную составляющую его творчества просто. Проблематика большинства его стихотворений — онтологическая, вписывающая современного поэта в классический Золотой век, заставляющая читателя параллелить прочитанное то с Тютчевым, то с Фетом, а то и с самим солнцем русской поэзии:

В этом парке стоит тишина,
Но чернеют на фоне заката
Ветки голые — как письмена,
Как невнятная скоропись чья-то.

(с. 156)

Шефнеру дано прозревать в природе знаки, которые, может быть, являются для мироздания ключевыми.

Его герой читает невнятные письмена, которые связывают воедино всё существующее на земле, причём это не одномоментное существование, а почти античная одновременность: события далёкого прошлого, моменты современности лирического героя, артефакты и явления природы спутаны в одном пёстром клубке, ниточку которого цепко держит в пальцах лирический герой, чтобы не заблудиться в лабиринте памяти — и даже многих памятей.

Двери — настежь, песни спеты,
Счётчики отключены,
Все картины, все портреты
Молча сняты со стены.

Выехали все живые,
Мебель вывезли — и весь
Этот дом вручён впервые
Тем, кто прежде жили здесь…

В холодке безлюдных комнат
Не осталось их теней,
Но слои обоев помнят
Смены жизней и семей…

Здесь — загадка на загадке,
Свет и тьма, добро и зло…
Бьёт мальчишка из рогатки
В запылённое стекло.

(с. 146)

Шефнер прозревает былое «Сквозь известь и кирпич, сквозь плиты перекрытий, // Сквозь время, сквозь пласты слежавшихся событий» и не расстраивается по поводу неминуемой смерти, но стремится успеть упорядочить пережитое (с. 197).

Это тяжёлая работа архивариуса, который имеет дело со слишком уж тонкими субстанциями.

И чем дальше уходят года,
Тем властительней и своевольней
Память строит свои города
И надстраивает колокольни.

Память ставит своих часовых
У черты, у расстанного круга,
И покуда мы живы — в живых
Оставляет убитого друга

(с. 196)

Это не метафизика. Процессы жизни и смерти у Шефнера почти физические, вписанные в логику существования человека как части природы. Не путешествие по дантовскому сумрачному лесу и не рассуждения о жизни вечной. Глубокое убеждение в том, что человек конечен ровно до той поры, пока он принадлежит вещному миру.

Тот, кто жил для вещей, — всё теряет с
последним дыханьем,
Тот, кто жил для людей, — после смерти
живёт средь живых.

(с. 85)

Жизнь, собственно, не заканчивается. Она передаётся через века и поколения:

Самой природой ты допущен
В мир предстоящий, настающий,
И от тебя зависит он.
Пусть не расчётливостью чёрствой —
Пусть добротою и упорством
Ты в ком-то будешь отражён.

(с. 389)

Через всю «Непрерывность» проходит эта тема — смерти в одном мире и жизни в другом. Однако однозначность, сводимость к одному знаменателю, как и было уже сказано, здесь кажущаяся.

Девятилетняя дочка, заглянув через плечо, спросила, о чём книга. Вместо того чтобы ответить — о любви, памяти, природе, нравственном выборе, — я прочёл:

Друг-желудок просит пищи,
В нём танцует аппетит,
В нём голодный ветер свищет
И кишками шелестит!

(с. 444)

Это тоже Вадим Шефнер. Из третьего раздела, призванного продемонстрировать иные стороны творчества: кто-то знает Шефнера — такого, автора рассказа «Когда я был русалкой», романа «Лачуга должника», повестей «Счастливый неудачник» и «Девушка у обрыва».

Отфильтровать стихотворный, пусть и шуточный, материал из прозаических произведений кажется не совсем верным решением, это своего рода лишение стихотворения контекста, его естественной среды, однако только если рассматривать сборник как сборник стихов.

Можно ведь посмотреть и по-иному.

«Непрерывность» — это книжка, которая призвана раскрыть Шефнера со всех сторон, и раздел с шуточными стихами как раз возвращает ей земного автора, снимая с него глянец хрестоматийности, выводя из разряда небожителей и ставя его в один ряд с нами, тоже смертными.

Эта своего рода автология сбивает читателя с привычного восприятия поэта как некоего дистанцированного пророка (знаменитое пушкинское: «Подите прочь — какое дело / Поэту мирному до вас!») и позволяет взглянуть на него как на живущего среди людей.

Это не как последний том в собрании сочинений классика, где нет-нет, да и проглянут фривольные, а то и хулиганские стихи, а как деталь образа человека, на которой в итоге и держится всё наше представление о нём. Ироничного, наблюдательного и бесконечно открытого.

Мы гостям хорошим рады,
Смело в дом входите,
Вытирайте ноги, гады,
Чистоту блюдите!

(с. 434)

Если уж начистоту, то моё знакомство с творчеством Вадима Шефнера началось с этого катрена, взятого отдельно от повести, его обрамляющей; когда будущий студент филфака ещё не знал умного слова «наив», но уже чувствовал прелесть нагой простоты, которая ведь есть тоже часть непрерывности.

Строго говоря, это сборник самый-самый итоговый, когда последнее слово осталось не за автором, а за читателем. Итоговый назывался «Архитектура огня: мною избранное» и был составлен из отобранного Шефнером материала, создававшегося на протяжении многих лет.

Эта книга стихов о том Вадиме Шефнере, каким он видел своё творчество сам. «Непрерывность», поглотив «Архитектуру огня», дала читателю возможность эту точку зрения сменить и надстроить свои колокольни.

Поэтому самым важным в издании мне видится (со своей колокольни) второй, срединный, раздел.

Он называется просто — «Из других книг» и представляет собой совершенно замечательную подборку поэтических работ, которые человеку, не вникающему в поэзию Шефнера, вникнуть — помогут, а человека вникающего ещё раз убедят в безграничной мудрости поэта. Стихи в разделе размещены хронологически, по нарастающей, и это вроде бы должно раскрыть этапы творческой эволюции Вадима Шефнера, но не раскрывает, потому что раздел воспринимается только целиком, сверху, с колокольни.

Постепенно, стихотворение за стихотворением, раскрывается мощь поэтического мышления Шефнера и гениальная простота его обращения со словом — и ритмика, и рифмовка, и строфическое строение позволяют чётко вписать его стихи в классическую парадигму. Когда-то Юрий Михайлович Лотман отметил, что именно соотнесённость с традицией отличает художественную литературу в современной культурной ситуации — это именно тот случай.

Читая Шефнера, отчётливо понимаешь, что перерыва, провала, в движении русской лирики не было. Фактически, в строках его стихотворений живёт и дышит классический девятнадцатый век, давший ту самую благодатную форму, которая может и вместить в себя новое, диктуемое временем, содержание, и продлиться в своей гармонической целостности, гармонической точности.

Так, мы встречаем в разделе и классическую элегию («Беркут в зоопарке» и — невольная, глупая, рифма! — «Элегия в парке»), и романс («Ты не себя не налюбуешься»), и балладу («Тыловая баллада»), мы видим даже собственный «Памятник» — правда, велосипеду.

Шефнер писал: «по кругу, а не по спирали / Растёт и движется душа», и это как нельзя лучше иллюстрирует и его отношение к поэзии. По кругу.

Для очевидности приведу целиком стихотворение 1959 года «Короткая гроза».

Над самым берегом реки
Шли тучи, как грузовики,
Везя косматые тюки
Невоплощённого дождя,
Шли, интервалов не блюдя, –
И сгрудились, столкнулись вдруг.
И потемнело всё вокруг.

Гром — будто лопнувший баллон,
Помноженный на миллион.
И тонны ливня — под откос,
И пламя бьёт из-под колёс.

Вдруг — тишина. И гром забыт,
И влажен радостный покой.
Рессора радуги висит
Над нивами и над рекой.

Подсолнух в синий океан
Наводит золотой экран
И ловит солнце в небеси,
Вращаясь на своей оси.

(с. 371)

Отсылки здесь по-школьному очевидны, но от этого они воспринимаются ещё серьёзнее. Несложно предположить, что за основу взята тютчевская «Весенняя гроза»: здесь явная перекличка и на уровне названий, и на уровне мотивов («гремят раскаты молодые», «с горы бежит поток проворный», «солнце нивы золотит»). Более важной представляется перекличка на уровне образном.

Именно так — от «громокипящего кубка» Гебы к грузовикам с тюками дождя. Шефнер даёт нам понять, что созданная традицией форма очень ёмкая. По сути, это сосуд, в который может быть влито любое новое содержание.

Меняются лишь реалии (на них, собственно, и построена развёрнутая метафора), а созданная в 1829 году несравненным художником модель продолжает быть продуктивной.

Читайте также:  Александра табакова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Именно по этой схеме старое новое звучание обретают мотивы воспоминания, случайной встречи, сожжённых писем, явления возлюбленной во сне. Думается, немного лукаво 81-летний поэт, собирая свою «Архитектуру огня», подчёркивал: «стихи — товар невыгодный», — почти слово в слово повторяя вышедшее из-под пера поэта-петрашевца Александра Пальма в 1846 году:

…смешно в наш век утилитарный
Для рифм, цезур и прочих пустяков
Идти в толпе едва ли не бездарной
Поэтов наших: стоит ли трудов
Писать стихи — товар неблагодарный!

(«В альбом М. В. Г.» [1])

В поэзии бывают совпадения, но в этом случае я отказываюсь верить в их случайность. Поэзия — непрерывна, и это очень хорошо доказано итоговым-итоговым шефнеровским сборником. Мне кажется, этими 464 страницами (включая фронтиспис и оглавление) сказано очень многое о преемственности в русской лирике. И ещё, конечно, стихотворением «Непрерывность»,
которое книге дало название.

Смерть не так уж страшна и зловеща.
Окончательной гибели нет:
Все явленья, и люди и вещи
Оставляют незыблемый след.

(С. 88)

Это одно из наиболее известных творений Вадима Шефнера, которое, кажется, аккумулирует его творческое своеобразие, его манеру мыслить и писать. Своего рода инвариант, квинтэссенция Шефнера.

Написанное в 1957 году, оно разворачивается и туда, к ранним стихам, и обратно — в сторону философски зрелых поэтических книг и прозаических произведений.

Действительно, заявленная в начале этой рецензии онтологическая проблематика поэзии Шефнера именно здесь, в «Непрерывности», находит образцовое разрешение: смерти для человека нет, потому что «мир пронизан минувшим». И нет в стихах страха смерти, нет отчаянья или тоски.

Есть пушкинская светлая печаль. Есть величавое смирение, ощущение целой, неразорванной, непрерывной, вселенной, в которой живёт такая же непрерывная традиция — хранить и передавать в поколения незыблемый след.

[1] Поэты-петрашевцы. Л., 1957. с. 122.

Андрей Рослый

Рослый Андрей Сергеевич — литературовед, 1979 г.р., кандидат филологических наук. Окончил Ростовский государственный университет. Возглавляет Центр общественных коммуникаций ЮФУ.  Руководитель литературного клуба Prosōdia.

Источник: http://prosodia.ru/?p=1481

Поэты классики

Истинным назначением литературы считается преодоление разделительной грани между разумом и чувствами человека.

Предназначение поэзии, в свою очередь, кроется в фундаментальном концепте возвращения истинного, непосредственного восприятия мира.

Ценность стихов, в конечном счете, состоит в отражении характерных переживаний читателя и образа самого поэта с его непростым внутренним миром. Следовательно, весь рифмованный мир необычайно разнообразен и многогранен.

В течение нескольких тысячелетий стихи, как удивительное пространство ярких образов и рифм, сопутствуют жизни человека. Говоря слегка стереотипно, поэзия осуществляет огромное влияние на человечество, или же, более современно, поэзия социально значима.

В чем же ее суть и зачем людям вообще так необходимы стихи? Стих — это особый вид самореализации человека, четко выраженный душевный язык, элементарное, структурированное олицетворение ловкости управления словами, выражение внутреннего настроя в ритмической…

Истинным назначением литературы считается преодоление разделительной грани между разумом и чувствами человека.

Предназначение поэзии, в свою очередь, кроется в фундаментальном концепте возвращения истинного, непосредственного восприятия мира.

Ценность стихов, в конечном счете, состоит в отражении характерных переживаний читателя и образа самого поэта с его непростым внутренним миром. Следовательно, весь рифмованный мир необычайно разнообразен и многогранен.

В течение нескольких тысячелетий стихи, как удивительное пространство ярких образов и рифм, сопутствуют жизни человека. Говоря слегка стереотипно, поэзия осуществляет огромное влияние на человечество, или же, более современно, поэзия социально значима.

В чем же ее суть и зачем людям вообще так необходимы стихи?

Стих — это особый вид самореализации человека, четко выраженный душевный язык, элементарное, структурированное олицетворение ловкости управления словами, выражение внутреннего настроя в ритмической форме во внешний мир.

Для поэтов, людей глубоко чувственных и зависящих от состояния эмоционального всплеска, стихи являются одним из главнейших жизненных сенсов. Поэтому творя, они склонны выражать накопленные мысли и эмоции.

Из-за чего любая нехватка вдохновения, или так называемый «творческий кризис», считается практически непреодолимой проблемой, напрямую зависящий от продуктов их собственной поэтической творческой деятельности.

Для более продуктивного развития интеллектуальных способностей ребенка, большинство специалистов советуют совместное чтение и заучивание стихотворений всевозможной тематики и объема.

Такие занятия безусловно улучшат как взаимоотношение детишек с матерью-педагогом, так и будут способствовать развитию аппарата воображения, речи и памяти малыша. К тому же ребенок, скорее всего, заинтересуется возможностью сочинять собственные стихи.

Это важно, так как с помощью поэзии, при условии наличия таланта и большой тяги к делу, стихи могут стать истинной отдушиной или будущим призванием ребенка. В свою очередь, у взрослых под влиянием силы стихов открывается новое “видение”.

Во взрослом мире стихотворениям свойственно пробуждать души, чувства и разум, позволяющим иначе переоценить суть проблем современности.

В целом, стихотворения пособничают переживанию тех или иных импульсов, воодушевляют языковой, словесной шалостью и авторского видения поэта. В созвучии с мелодией, стихи обретают форму песни. Кроме этого, стихи — отличный способ самопрезентации.

Таким образом, стих универсальная величина, необходимая социуму. Она будет репродуцировать новые и устаревшие стихи. Пока новейшие стихотворения репрезентируют общественные ориентиры принципиальные жизненные идеалы, старые будут просто перечитываться.

Наиболее удачными в мировом значении признаны стихи русских поэтов классиков. Русские поэты, сочетая особую тонкость и ранимость своих произведений, детализировано описывают нашу реальность с «натуры». Русское стихотворное наследие считается величайшим богатством нашей культуры и достоянием мировой литературы.

Стихи русских поэтов проникнуты «русским духом», а их словесная палитра раскрывает потрясающий потенциал могущества русского языка. Поэтому русские поэты классики стихотворений.

Наиболее продуктивными, яркими и запоминающимися стали русские поэты 19 века. Поэзия «серебристов» творилась в атмосфере всеобщего культурного подъема, что переживала Россия на меже конца 19-го и начале 20-го веков.

При этом, «серебряный век» русской поэтической мысли знаменуется бурным разочарованием и тотальным ощущением грядущих исторических перемен.

Следовательно, общая сумбурность времени совершенно нормально реагировала на одновременное появление на литературной сцене таких талантов как Александр Блок, Владимир Маяковский, Александр Белый, Владислав Ходасевич и многих других. Это было уникально. Особенно по части любовной поэтики.

Во все времена любовь, дарящая лирическое настроение, вдохновляла поэтов на поэтическое выражение своих чувств.

В наши дни красивые стихи о любви также в цене — стихи любимому или любимой посвящают практически все современные авторы. Такие стихи полны откровенным сладострастием и романтическим томлением.

Стихи востребованных ныне поэтов, как классиков, так и современников, обладают неимоверной ритмикой и однозначно «цепляют» любого, кому все же попадают в руки.

К сожалению, сегодня спрос на литературные произведения не столь велик, но это не означает, что литература, и в частности поэзия, вовсе переживает застой.

Просто теперь они пишутся по-другому, соответственно и читаются по-другому.

Эта форма словесного самовыражения, согласно тенденциям мировой культуры, приобретает экранный характер и презентует себя «в живую» лишь в рамках литературных фестивалей и авторских читок.

Некоторое время назад, полагалось, что «конец» русской поэзии настал с уходом Анны Ахматовой и Иосифа Бродского.

Однако поэтический Олим не остался пустовать — в последнее время лаврами всеобщего признания и славы стали пользоваться такие поэты как: Вера Полозкова, Ес Сой, Гера Шипов, Андрей Орловский, Белинда Наизусть, Леона Вишневская и Ах Астахова.

Стихи про время в котором мы живем с их пера выходят колко и правдиво, отчетливо передавая специфику и эмоциональный надрыв времени.

Сегодня довольно-таки модно быть поэтический развитым. Для этого не обязательно знать все стихи наизусть, достаточно хотя бы умения ориентироваться и разбираться в их многообразии, а также авторстве.

Существует огромное множество литературных порталов и сайтов, которые фокусируются на презентации коллекций стихотворений всех времен и тематик. Эти ресурсы предназначены как для истинных ценителей красоты слова, так и для начинающих открывать мир поэтического опыта человечества.

В любом случае персонально отобранные стихи девушке, матери или другу, произведут впечатление и улучшат вашу репутацию.

Читайте, пишите, любите!

Источник: http://worldpoesy.com/?country=ru&objectType=biography&id=f0aqbpo8n75spl51

Ссылка на основную публикацию