Рогнеда рогволодовна – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Настоящая княжна Рогнеда была широкоплечей и мускулистой

24 Января 2017 года / Текст:  Василий Малашенков / К номеру: 3  (707)

Образ средневековой княгини в кино и народной памяти соткан из мифов и легенд. Чтобы разобраться, где правда, а где – вымысел, корреспондент «СВ» отправился в Заславль, город неподалеку от Минска, где прошли последние годы жизни супруги князя Владимира

Актриса Александра Бортич. Кадр из фильма

ПОКУШЕНИЕ РЕВНИВОЙ ЖЕНЫ

В заславльской «ссылке» Рогнеда оказалась после того, как попыталась убить спящего Владимира. Этот момент показан и в блокбастере Андрея Кравчука. Однако сцена воспроизведена неточно.

– Князь отправил Рогнеду в Заславль после своего крещения, поскольку теперь мог жить только с одной супругой – дочерью византийского императора, – рассказывает Татьяна Горанская, много лет проработавшая старшим научным сотрудником Историко-культурного музея-заповедника «Заславль».

 – Когда его новая спутница царевна Анна была на пути в Киев, Рогнеда из ревности попыталась убить Владимира. Их сыну Изяславу тогда было уже около шести лет. Мальчик пытался защитить мать от отца, даже смог поднять меч. Законы чести не позволили Владимиру казнить их обоих, поэтому князь решил сослать жену и сына на родину Рогнеды, в землю полоцкую.

В фильме это событие почему-то происходит до рождения Изяслава, перед походом на Корсунь.

Своих жен и сыновей Владимир одаривал вотчинами. Это были форпосты на границах Киевского княжества. Ученым известно более десятка таких поселений. Некоторые назывались в честь сыновей. Так, Заславль ведет свое название от имени Изяслав – сына Рогнеды. Город был построен специально для них.

Гордой княжне Владимир предложил взять в мужья любого из своих знатных воинов, но она отказалась. В новый удел уехала с ребенком одна.Образ на почтовой марке тоже выдуманный, но явно ближе к оригиналу, чем в фильме От возможных ухажеров Рогнеду охраняли наемники. Археологи нашли фрагменты трех поясов знатных венгерских рыцарей.

Традиция нанимать их в дружину (а не только варягов, как в кино) существовала еще до Владимира.

Культура

Нашумевшая лента продолжает бить рекорды. Только за первые девять дней в российском и белорусском прокате картина собрала больше миллиарда рублей – небывалая сумма для отечественного кино. Художник Екатерина Шапкайц рассказала о том, как шили средневековую одежду для масштабного проекта

ЯЗЫЧНИЦА ИЛИ ХРИСТИАНКА? В фильме отец Рогнеды – варяг, говорят герои между собой на языке викингов. Рогволд действительно был пришлым, но скандинавом ли? Вопрос спорный. Если это действительно так, вполне вероятно, ему пришлось покинуть родину из-за веры.Большинство викингов были язычниками. И когда некоторые из них крестились, соплеменники этот поступок не одобрили. Так что и Рогнеда могла быть христианкой. По крайней мере, об этом говорит ее желание выйти замуж за Ярополка: среди историков распространена версия, что незадолго до гибели брат Владимира собирался креститься. В Заславле княжна стала монахиней – этот факт, хоть и косвенно, тоже говорит о ее раннем крещении.

БЫЛА ЛИ ЛЮБОВЬ?

Рогнеда с детства училась верховой езде, владела мечом – могла коня на скаку остановить и в горящую избу войти.

– Княжна Полоцкая – вовсе не хрупкая женщина. Явно была широкоплечей, мускулистой, – говорит Татьяна Горанская. – Хотя, судя по всему, реальная Рогнеда тоже голубоглазая блондинка, как и сыгравшая ее актриса Александра Бортич.

До конца не ясно, правдива ли сцена насилия над Рогнедой, когда Владимир после захвата Полоцка мстит княжне за оскорбление, надругавшись над ней прямо при своих воинах и ее родителях.

Эта история взята из более поздних летописей, которым не следует слишком доверять. Была ли любовь между Владимиром и Рогнедой? Доподлинно неизвестно.

Нет и доказательств того, что княжна родила ему еще нескольких детей.

Туризм

Заславль – ближайший пригород Минска. Многие жители этого маленького уютного городка спокойно ездят на работу в столицу, но живут при этом буквально… на берегу моря

МОГИЛА НЕИЗВЕСТНОСТЬЮ ОБЪЯТА

Источник: https://www.souzveche.ru/articles/culture/35287/

Рогнеда Рогволодовна – великая княгиня Киевская

Рогнеда Рогволодовна (ок. 960–1000) – княжна Полоцкая, дочь князя Полоцкого Рогволода, одна из жен великого князя Киевского Владимира Святославовича, мать князя Полоцкого Изяслава Владимировича – родоначальника династии Изяславичей Полоцких, великого князя Киевского Ярослава Владимировича и первого князя Волынского Всеволода Владимировича.

В последней трети X века Рогволод, отец Рогнеды, был одним из самых влиятельных князей Древней Руси, «держащу и владеющу и княжащу Полотьскую землю». Княжна Рогнеда родилась около 960 года. Считается, что их княжеский род был варяжского происхождения, но не все исследователи придерживаются такого мнения.

Некоторые считают, что имя Рогволод – чисто славянское, двусложное, наподобие древнерусского имени Володимер. И означает оно «владелец рога», то есть мыса. Древний Полоцк располагался на крутой излучине старицы Полоты, недалеко от впадения ее в Западную Двину.

Полоцк находился на важных торговых путях из Балтийского моря в Черное – реки тогда были своеобразными дорогами. Полоцкие князья собирали с торговцев пошлину и сами активно торговали мехами, воском, кожами, зерном, салом.

Богатством они могли меряться с киевскими князьями, которым, кстати, было очень выгодно породниться с Рогволодом, чтобы взять под свой контроль путь «из варяг в греки».

Изначально Рогнеда была невестой Ярополка Святославовича, великого князя Киевского. Юный князь Новгородский Владимир, брат Ярополка по отцу, но сын ключницы Малуши, в пику брату, уже имевшему жену-гречанку, тоже прислал сватов, но был унижен отказом. Рогнеда назвала его «сыном рабыни» и сочла союз недостойным для ее рода.

Владимир, возмужавший «за морем» после бегства из Новгорода от преследования Ярополка, с помощью своего дядьки, воеводы Добрыни, собрал варяжское войско и хотел идти на Киев. Вероятно, если бы речь шла просто о мести за личное оскорбление, события не развивались бы так стремительно и бесповоротно.

Но в деле оказалась замешана политика: главное было – не допустить военного союза Ярополка и Рогволода. Как только был получен отказ Рогнеды, Владимир и взбешенный Добрыня пошли на полоцкие земли, собрав почти все силы Северной Руси. А Рогнеду в то время уже собирались везти в Киев, к Ярополку.

Рогволод вышел навстречу Владимиру, но потерпел поражение и укрылся в Полоцке.

Владимир в 978 (или 980) году захватил Полоцк и изнасиловал Рогнеду в присутствии ее родителей, а затем убил ее отца и братьев. Княжну он увез с собой. В это же время, по преданию, она получила имя Горислава.

Далее Владимир двинулся на Киев – там княжил его брат Ярополк, к тому времени уже избавившийся от одного из соперников – родного брата Олега. В результате похода Ярополк Святославович погиб, а Владимир занял место великого князя Киевского.

Рогнеда принудительно стала его женой и вскоре родила сына Изяслава.

Пролив столько крови ради женитьбы на Рогнеде, Владимир скоро забыл о супруге и сыне, взяв в жены вдову брата – гречанку Юлию, которая родила ему сына Святополка, прозванного затем Окаянным. Одиноко жила Рогнеда в тереме на реке Лыбедь недалеко от Киева.

С ней находился маленький сын Изяслав, единственная для нее родная душа и отрада. Однажды Владимир охотился рядом и заехал к жене и сыну. Когда князь после пира и утех уснул, Рогнеда попыталась убить его на супружеском ложе. Покушение не удалось – князь проснулся и увидел жену, занесшую над ним меч.

За содеянное ей грозила казнь, но лишить ее жизни мог только князь лично. Владимир приказал Рогнеде надеть лучшее платье и взял меч. На крики прибежал Изяслав и стал на защиту матери: как утверждает летопись, ребенок тоже обнажил свой маленький меч.

Владимир не стал казнить мать при сыне, а созвал совет для решения ее участи. Бояре постановили сохранить княгине жизнь, отослав из Киева вместе с сыном. Рогнеда вместе с Изяславом уезжают в город, находящийся в родной для княжны Полоцкой земле в верхнем течении реки Свислочь.

Впоследствии этот город будет назван Изяславлем, а Изяслав Владимирович станет князем Полоцким, родоначальником полоцкой ветви Рюриковичей.

Владимир, приняв христианство в 989 году, обвенчался в Корсуне с сестрой византийского императора Анной и послал записку Рогнеде: «Теперь, крестившись, я должен иметь одну жену, с которой вступил в христианский брак; ты же выбери себе мужа из моих бояр, кого пожелаешь». Княгиня велела передать Владимиру такой ответ: «Я – природная княжна, ею была, ею и останусь… А если ты принял святое крещение, то и я могу быть невестой Христовой».

Княжич Изяслав вскоре стал править Полоцкой землей, а Рогнеда построила Спасский монастырь и постриглась в нем под именем монахини Анастасии. Память об этом сохранилась не только в названии речек Княгинька и Черница, но и в названии озера Рогнед, что расположено неподалеку от монастыря.

В Полоцкой земле княгиня Рогнеда стала одной из первых христианок. В монастыре она и умерла в 1000 году.

Кроме Изяслава у Рогнеды от Владимира родились еще Всеволод и Ярослав. Всеволод стал первым князем Волынским. Ярослав сначала был князем Ростовским, потом Новгородским, а затем стал князем Киевским, который известен нам как Ярослав Мудрый.

100 величественных императриц, королев, княгинь

Источник: http://www.oboznik.ru/?p=49162

Рогнеда рогволодовна

  Рогнеда рогволодовна (в крещ. Анастасия; ок. 960 — ок.

1000) — княжна полоцкая, дочь князя полоцкого Рогволода, одна из жён великого князя киевского Владимира Святославича, мать князя полоцкого Изяслава Владимировича — родоначальника династии Изяславичей Полоцких, великого князя киевского Ярослава Владимировича и первого князя волынского Всеволода Владимировича (согласно «Повести временных лет»).

  Княжна Рогнеда жила в Полоцке, вместе с отцом — князем Рогволодом, и не названными в летописях по именам матерью и братьями. В Повести временных лет сказано: «Этот Рогволод пришел из-за моря и держал власть свою в Полоцке«.

  События, связанные с Рогнедой, изложены в «Повести временных лет». Рогнеда была объявлена невестой Ярополка Святославича, великого князя киевского.

Брат Ярополка Владимир, в то время князь новгородский, был сильно унижен Рогнедой, так как тоже сватался к ней, однако был назван «робичичем» и получил отказ: княжна считала недопустимым выйти замуж за сына наложницы, коим был Владимир.

Её слова «не хочу розути робичича» свидетельствуют о знании славянского обычая разувания супруга.

Часть историков считает, что истинной причиной отказа Владимиру и его дальнейшего захвата Полоцка было то, что Рогволод вступил в борьбу между двумя Святославичами на стороне Ярополка. Ответ Рогнеды свидетельствовал о политическом выборе Рогволода в пользу Киева, что неминуемо вело к войне с Новгородом.

  Оскорблённый отказом, Владимир с войском из новгородцев, варягов, чуди и кривичей пришёл под стены Полоцка, когда Рогнеду уже собирались везти к Ярополку. Рогволод вышел против него, но потерпел поражение в битве и закрылся в городе. Весной 978 года город был взят.

По совету своего дяди Добрыни Владимир обесчестил Рогнеду на глазах её родителей, после чего они были убиты. Это произошло во время похода Владимира на Киев, в результате которого Ярополк погиб, а Владимир стал великим князем киевским. Рогнеду он принудительно взял в жёны.

В это же время, по преданию, она получила имя Горислава.

  Рогнеда стала второй из шести жен Владимира. Княгиня была поселена у Киева — на Лыбеди, где образовалась деревня Предславино.

  Примерно в 987 Рогнеда решилась отомстить за содеянное и убить мужа. Согласно легенде, Владимир приехал однажды в сельцо на Лыбеди, где жила Рогнеда, и ночью, когда он спал, она хотела заколоть его, но князь проснулся и успел отвести удар.

  За покушение на великого князя Рогнеде грозила смертная казнь.

Разгневанный Владимир приказал жене нарядно одеться и взял в руки меч, однако на крик прибежал их первенец Изяслав и стал на защиту матери также с мечом в руках. Владимир не смог убить Рогнеду на глазах сына.

Вместо этого он созвал бояр, которые посоветовали: «Не убивай её ради дитяти сего, но воздвигни отчину отца её, и отдай ей с сыном твоим«.

  Владимир поселил Рогнеду и Изяслава в их полоцкой земле — городе в верховьях реки Свислочь, который был назван Изяславль. Это предопределило правление Изяслава в Полоцке и образование полоцкой ветви Рюриковичей. Князья этой ветви считали себя Рогволодовыми внуками — по женской линии, и отчину свою вели не от пожалования Владимира Изяславу, а по наследованию от Рогволода.

  Согласно относительно поздней «Тверской летописи», в 1000 году Рогнеда постриглась перед смертью в монахини под именем Анастасия. Историки затрудняются оценить степень достоверности этого сообщения, которое не встречается в других источниках.

Согласно этим сведениям, перед принятием христианства Владимир предложил своей жене — матери Ярослава развод и замужество с любым из своих бояр. Однако мать Ярослава отказалась ответив: «Царицей была, а рабыней быть не хочу«, а выразила желание принять постриг, что позже и сделала под именем Анастасия.

Это решение якобы настолько поразило Ярослава, присутствовавшего при разговоре, что он вылечился от паралича ног. Автор Тверской летописи, который знал эту легенду о матери Ярослава, но не знал её имени, вписал в легенду Рогнеду.

Отсюда пошли ещё более поздние легенды о том, что Рогнеда под именем Анастасия жила в Изяславле, где якобы для неё был основан монастырь. Но эти сведения исключительно гипотетические и не имеют подтверждения в источниках.

Некоторые исследователи всё-таки связывают две легенды (о покушении и о постриге) и считают, что непосредственно после отказа выйти замуж за боярина мать Ярослава (то есть Рогнеда) и совершила ночью покушение на жизнь Владимира, правда, в таком случае действия матери Ярослава выглядят довольно непоследовательно.

  Рогнеда Рогволодовна умерла, вероятно, в городе Изяславле около 1000 года. Место её захоронения неизвестно.

Читайте также:  Алексей михайловский - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Источник: http://ruhistor.ru/history_rur_yaropolk_sovr02.html

Ренессанс

Главная => Истории в лицах

Рогнеда Рогволодовна — княжна полоцкая, дочь князя полоцкого Рогволода, одна из жён великого князя киевского Владимира Святославича, мать князя полоцкого Изяслава Владимировича — родоначальника династии Изяславичей Полоцких, великого князя киевского Ярослава Владимировича и первого князя волынского Всеволода Владимировича.

Ни одной женской судьбе не посвятили древнерусские летописцы столько сочувственных страниц, как полоцкой княжне – красавице Рогнеде. (ок. 960 — 1000).

Княжна Рогнеда жила в Полоцке вместе с отцом — князем Рогволодом, матерью и братьями.

Знатное происхождение, могущественное положение и богатства отца, яркая внешность, неистребимое жизнелюбие и страстность великолепной Рогнеды — все, казалось, сулило ей любовь, преклонение, обожание, счастье. Но эти упования рухнули в одночасье.

Вовлечённая бурных событий, прекрасная и гордая Рогнеда стала жертвой непримиримого политического столкновения и мужского соперничества двух родных братьев — Ярополка и Владимира Святославичей.

В последней трети Х века Рогволод, отец Рогнеды, был одним из самых влиятельных князей Древней Руси, о котором летописи сообщают, что он «держащю и владеющю и княжащю Полотьскую землю».

Полоцкая земля, которой вполне законно, по наследству, владел Рогволод, находилась в середине между Киевским и Новгородским княжествами — владениями Ярополка и Владимира. По Полоцкой земле проходил «великий путь«из варяг в греки» — торговая артерия., жизненно необходимая как для северо-западных, так и для южных областей Древней Руси.

Стремясь отнять друг у друга престол, братья-князья Святославичи искали союза с Рогволодом. Но не только политические и экономические соображения были тому причиной. Оба юных соперника желали взять в жены дочь полоцкого князя, пекрасную Рогнеду.

Первым к Рогволоду отправил своих послов сватать его дочь Рогнеду Ярополк. Ярополк был старшим сыном великого князя Святослава Игоревича. Перед своим последним дунайским походом Святослав дал ему стол в Киеве, среднему сыну Олегу выделил древлянскую землю со стольным городом Овручем, а младшего его сына Владимира, по совету Добрыни, выпросили себе новгородцы.

Через несколько лет после смерти отца между старшими братьями Святославичами началась борьба, в результате которой Олег погиб во время взятия киевлянами города Овруча.

Когда весть об этом пришла в Новгород, Добрыня, чтобы спасти своего юного племянника, четырнадцатилетнего княжича Владимира, бежал с ним за море.

Но уже через два года возмужавший Владимир вернулся в Новгород с варяжской дружиной, прогнал из города посадников Ярополка, объявив, что будет вести борьбу за великое княжение.

Тогда же, прослышав о необычайной красоте дочери полоцкого князя Рогнеде, он решил отбить у Ярополка невесту.

Тем более что по принятому в то время обычаю многоженства Ярополк был уже женат на привезенной ему Святославом прекрасной гречанке, расстриженной православной монахине.

Послы из Новгорода от Владимира пришли к Рогволоду вслед за киевскими послами Ярополка. Оба юные соперника-князя просили у полоцкого князя Рогволода руки его дочери Рогнеды.

Оба стремились на союзе семейном основать союз политический, полезный для предстоящей борьбы. Рогволод, не зная, кому отдать дочь, спросил ее, за кого она сама согласна выйти замуж.

По рассказу летописца, гордая Рогнеда, не пожелавшая выйти замуж за князя Владимира, ответила:

Владимир был незаконнорожденным сыном Святослава. Его матерью была пленная «ключница» княгини Ольги — Малуша. А по бытовавшему в те времена древнерусскому свадебному обряду новобрачная должна была разуть своего мужа в знак преданности и покорности. Как истинная славянка, Рогнеда знала об этом не понаслышке.

Глубоко оскорбился таким ответом молодой князь Владимир, а еще больше его дядя и наставник Добрыня, родной брат той самой Малуши, которую Рогнеда назвала «рабыней». Кроме того, Добрыня рассудил, что этот ответ был произнесен не без влияния отца. А значит, в предстоящей борьбе Рогволод поддержит своего будущего зятя Ярополка.

Быть может, если бы речь шла о мести за личное оскорбление, события не развивались так стремительно. Но не допустить военного союза Ярополка и Рогволода было делом первейшей важности.

Как только был получен отказ Рогнеды, Владимир и взбешенный Добрыня двинули новгородскую дружину на Полоцкие земли, собрав почти все силы Северной Руси. А Рогнеду в то время уже собирались вести в Киев, за Ярополка.

Рогволод вышел навстречу Владимиру, но потерпел поражение и укрылся в Полоцке.

После непродолжительной осады город был взят, вся княжеская семья захвачена в плен. Рогволод с двумя сыновьями были лишены жизни. А Рогнеду Владимир взял в жены. Так против своей воли Рогнеда сочеталась с Владимиром и отправилась с ним и с полоцкими войсками, которые усилили его новгородскую дружину, к Киеву.

Одолев Ярополка, Владимир в 978 году стал единовластным князем всей русской земли. А Рогнеда, его первая «водимая», то есть «законная», жена получила титул великой киевской княгини. Полоцкие земли, прежде принадлежавшие отцу Рогнеды, князю Рогволоду, Владимир присоединил к своим землям. Чудесный край и весь путь «из варяг в греки» теперь принадлежал ему. Богатое приданное!

А что же Рогнеда? Через девять месяцев после столь печально начавшегося супружества с Владимиром она родила сына-первенца Изяслава.

Владимир, проливший столько крови ради брачного союза с Рогнедой, очень скоро разлюбил ее, забыв и о несчастной супруге, и о маленьком сыне.

Осиротевшая, униженная дочь Рогволода жила уединенно в тереме на реке Лыбеди, недалеко от Киева. С ней находился маленький сын Изяслав, отныне единственная ее родная душа и отрада.

О страданиях Рогнеды, о нежных, сердечных отношениях матери и сына проникновенно поведал в своей поэме «Рогнеда» К. Рылеев:

Любящая мать, целиком посвятившая себя воспитанию юного княжича Изяслава, Рогнеда волновалась о его будущей судьбе. Она была первой, но отнюдь не единственной женой Владимира.

Погубив своего родного брата Ярополка, Владимир сделал его бывшую супругу-гречанку своей женой-наложницей. Изяслав был еще младенцем, когда от этой прежней монахини-гречанки родился другой сын Владимира — Святополк.

Тот самый «Святополк Окаянный», по приказу которого впоследствии будут убиты братья-князья Борис и Глеб.

Удаленную из Киева великую княгиню Рогнеду мучили не только ревность и оскорбленное достоинство, но и тревога за маленького Изяслава. Равнодушие Владимира к их сыну-первенцу переполнило чашу терпения Рогнеды.

Однажды Владимир охотился в дубраве на берегу Лыбеди и решил навестить Рогнеду и сына Изяслава. Когда гонец сообщил княгине об этом, она пришла в негодование:

Когда после богатого пира утомленный охотой Владимир крепко заснул, Рогнеда решилась на мужеубийство. Она тихонько встала с супружеского ложа, зажгла свечу, сняла со стены тяжелый меч и занесла его над Владимиром. В тот самый момент Владимир внезапно проснулся и, выхватив у нее меч, вскричал:

Прекрасная Рогнеда, стойко перенесшая столько злосчастий и страданий, без страха отвечала разгневанному мужу:

Владимир промолчал. Да и что мог он ответить на справедливые упреки Рогнеды?! По языческим законам славян того времени, покушение на убийство мужа каралось смертью виновной. Княгиню же, по традиции, мог казнить только сам князь.

Владимир велел Рогнеде надеть свадебную княжескую одежду, сесть на богато убранную постель в своей горнице и ждать его. Рогнеда знала, что ее ждет неминуемая смерть, что на утренней заре роскошное брачное ложе станет для нее плахой, на которой беспощадный Владимир пронзит ее своим мечом.

Без боязни и без слез ждала мужественная Рогнеда назначенной супругом казни. Казалось, все слезы она уже выплакала! Одно-единственное чувство теплилось в ее груди: она желала хотя бы еще раз увидеть юного Изяслава.

Тайком пробралась она к сыну. И только здесь, у постели сына, невольно разбудив его бурны ми поцелуями и объятиями, Рогнеда не выдержала и разрыдалась.

Встревоженному, горячо любящему мать и рано повзрослевшему княжичу Изяславу она поведала, что через несколько часов он осиротеет.

Когда с первыми лучами багровой зари Владимир вошел с мечом в руке к Рогнеде, его встретил четырехлетний княжич Изяслав, став, тоже с мечом, на защиту матери. Бесстрашно преградив путь гневному родителю, Изяслав сказал ему:

И грозный Владимир, увидев сына и услышав его речь, не посмел осуществить то, что ему повелевал языческий закон. Ошеломленный, он растерянно произнес:

Бросил меч и приказал позвать бояр, чтобы спросить их совета. А бояре посоветовали Владимиру не убивать жену, простить ее ради сына-малютки и даже вернуть ей и Изяславу землю Рогволода.

Владимир так и поступил. Смилостивившись над Рогнедой, «воздвигнул ей отчину», «устрои город и нарече имя городу тому Изяславль» — по имени их первого с Рогнедой сына.

Многие биографы великого князя киевского Владимира Святославича не без оснований усматривают в столкновении с княгиней Рогнедой и его исходе проявление глубокого и благотворного нравственного переворота, совершившегося в его душе еще до принятия христианства.

В молодом князе, до случая с Рогнедой неукоснительно следовавшего языческим обычаям в том, что касалось мести, насилия, захвата «трофейных» жен и наложниц, произошла перемена.

Защищая свою женскую гордость, человеческое достоинство, Рогнеда отказывалась жить по привычным для своего времени нормам и побуждала к этому своего мужа.

Готовая заплатить жизнью за свое достоинство и права своего ребенка, она пробудила в нем совесть, подвигла его на искания нравственных законов.

Княгиня оценила и милосердие, и благородство Владимира, сохранившего ей жизнь, вопреки языческим законам. Прощенная, уверенная отныне в будущности своего сына Изяслава, Рогнеда примирилась с мужем.

Более того, она снова оказалась в почете как великая киевская княгиня, верная супруга и заботливая мать.

В последующие годы у Рогнеды и Владимира родились еще три сына и две дочери, среди которых были будущий великий князь Ярослав Мудрый.

Счастливая мать, Рогнеда не догадывалась, что впереди ее ждут новые горести.

В 989 году Владимир, приняв христианство, обвенчался в Корсуне с византийской царевной Анной. На обратном пути в Киев он послал сказать своей первой жене Рогнеде: «Теперь, крестившись, я должен иметь одну жену, с которой вступил в христианский брак; ты же выбери себе мужа из моих бояр, кого пожелаешь».

Замечателен ответ Рогнеды Рогволодовны, который она велела передать Владимиру:

Печальная судьба прекрасной славянки Рогнеды вызывала сочувствие. За горести, слезы и страдания современники прозвали ее «Гориславой». Умерла Рогнеда на рубеже двух тысячелетий, в 1000 году.

Письменные источники не сохранили сведений о том, где она похоронена.

Великая княгиня Рогнеда Рогволодовна воспитала замечательных детей, любящих, преданных, умных, образованных.

Старший сын Рогнеды Рогволодовны, Изяслав Владимирович, впоследствии стал родоначальником новой династии полоцких князей. Летописи характеризуют Изяслава Владимировича как мудрого и просвещенного правителя.

Его внук, полоцкий князь Всеслав. Брячиславич, за военное искусство, находчивость и отвагу был прозван «Чародеем». Его полная приключений жизнь нашла отражение в песнях, легендах и сказаниях. «Вещему» и «храброму» князю Всеславу посвятил немало строк автор «Слова о полку Игореве».

Родной внучкой Всеслава Брячиславича была преподобная Евфросиния Полоцкая, стараниями которой древнерусское искусство обогатилось непревзойденными шедеврами.

Из двенадцати сыновей Владимира Святославича не кто иной, как младший сын Рогнеды; Рогволодовны, Ярослав Владимиро~ич Мудрый, стал великим киевским князем и продолжателем сей последующей династии Рюриковичей.

Один из самых образованных правителей своего времени, Ярослав Мудрый был прекрасным семьянином, нежно любящим упругом, братом и отцом.

Ярослав Мудрый высоко ценил достоинства своей жены Ирины-Ингигерды, дочери шведского ороля Олафа, которая занималась не только воспитанием де:й, но и вникала во все государственные дела, создавая особую культурную и духовную атмосферу при дворе своего мужа, великого князя киевского.

Ярослав Мудрый заботился о прекраснм образовании и «поучении книжнем» не одних лишь сыной, но и дочерей. Чрезвычайно взыскательно относился он и претендентам на руку каждой из них. Три его дочери — Еливета, Анна и Анастасия — стали первыми коронованными ссиянками.

Верный супруг, отрицательно относившийся к многоженству, Ярослав Владимирович Мудрый никогда не забывал печальной участи, постигшей в свое время его мать Рогнеду Рогволодовну . Составитель «Русской Правды», он юридически закрепил право женщин на проявление собственной воли при выборе супруга.

Так, в статьях Устава князя Ярослава Владимировича предполагалось наказание родителей, не считавшихся со свободной волей невесты в делах замужества не только в тех драматических ситуациях, когда девушки совершали самоубийство из-за брака поневоле, но и в тех случаях, «аще девка восхощет замуж, а отец и мати не дадять».

Такого гуманного отношения к женшине, как в русском праве, не знало в Xl веке законодательство ни одной европейской страны.

Яркий образ прекрасной и сильной славянки Рогнеды не померк со временем. В Тверской и Лаврентьевской летописях под 1128 годом есть ее жизнеописание, которое звучит как легенда. Возвышая личность Рогнеды, летописцы отдают должное ее несомненным достоинствам: безграничной преданности родному краю, женской гордости, супружеской верности, самозабвенной материнской любви.

Незаурядная судьба и личность Рогнеды вдохновляла художников, музыкантов и поэтов. Живописцы А. Лосенко и Н. Грибков создали замечательные полотна: «Владимир и Рогнеда» и «Ревность Рогнеды». Композитор А. Серов написал оперу «Рогнеда». С огромным успехом она прошла на сцене Мариинского театра в 1865 году. 0 Рогнеде писали свои поэмы и стихи К. Рылеев, Т. Шевченко, Я. Купала.

Оскорблённый отказом, Владимир с войском из новгородцев, варягов, чуди и кривичей пришёл под стены Полоцка, когда Рогнеду уже собирались везти к Ярополку. Рогволод вышел против него, но потерпел поражение в битве и закрылся в городе. Весной 978 года город был взят[комм. 2].

Читайте также:  Евгений крылатов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В отместку за нанесенное оскорбление князь Владимир решил унизить и обесчестить род Рогнеды и по совету своего дяди и наставника Добрыни изнасиловал Рогнеду на глазах её родителей, после чего князь Рогволод, его жена и сыновья были убиты[3]. Это произошло во время похода Владимира на Киев, в результате которого Ярополк погиб, а Владимир стал великим князем киевским.

Рогнеду он принудительно взял в жёны[4]. В это же время, по преданию, она получила имя Горислава.

Рогнеда стала второй из шести жён Владимира. Княгиня была поселена у Киева — на Лыбеди, где образовалась деревня Предславино (название связывают с именем дочери Рогнеды — Предславы; ныне часть Голосеевского района Киева).

Согласно относительно поздней «Тверской летописи», в 1000 году Рогнеда постриглась перед смертью в монахини под именем Анастасия.

Историки затрудняются оценить степень достоверности этого сообщения, которое не встречается в других источниках.

Согласно этим сведениям, перед принятием христианства Владимир предложил своей жене — матери Ярослава развод и замужество с любым из своих бояр. Однако мать Ярослава отказалась ответив:

Она выразила желание принять постриг, что позже и сделала под именем Анастасия. Это решение якобы настолько поразило Ярослава, присутствовавшего при разговоре, что он вылечился от паралича ног.

Автор Тверской летописи, который знал эту легенду о матери Ярослава, но не знал её имени, вписал в легенду Рогнеду. Отсюда пошли ещё более поздние легенды о том, что Рогнеда под именем Анастасия жила в Изяславле, где якобы для неё был основан монастырь.

Но эти сведения исключительно гипотетические и не имеют подтверждения в источниках.

Некоторые исследователи всё-таки связывают две легенды (о покушении и о постриге) и считают, что непосредственно после отказа выйти замуж за боярина мать Ярослава (то есть Рогнеда) и совершила ночью покушение на жизнь Владимира, правда, в таком случае действия матери Ярослава выглядят довольно непоследовательно.

Рогнеда Рогволодовна умерла, вероятно, в городе Изяславле около 1000 года. Место её захоронения неизвестно. В 1866 году у деревни Черница найден склеп с богатым убранством. А. М. Сементовский предполагал, что это место захоронения Рогнеды.

  • Художник является одним из самых знаменитых в мире. Картины Васнецова отличаются замысловатыми фольклорными сюжетами, а также необычной техникой исполнения.
  • Ни одной женской судьбе не посвятили древнерусские летописцы столько сочувственных страниц, как полоцкой княжне – красавице Рогнеде. (ок. 960 — 1000).

Источник: https://www.renesans.ru/histories-in-faces/vladimir-i-rogneda.shtml

Рогволод, Рогнеда и Изяслав. Рогволодовичи

Асобы. Список [ А-Я ]

  • Лично ТЫ и историянаши имена в хрониках — тонкая нить через столетия
  • Алексиевич СветланаНобелевский лауреат по литературе
  • Богданович Максимодин и создателей современного литературного языка, автор гимна “Погоня”
  • Богушевич Франтишек
  • Будны Сымонгуманист, просветитель, еретик, церковный реформатор
    • Миндовг (1248-1263)король пруссов и литвинов
    • Войшелк (1264-1267)сын Миндовга, присоединивший на Нальшаны и Дяволтву
    • Шварн (1267-1269)зять Миндовга и сын короля Руси
    • Витень (1295 – 1316)“измысли себе герб и всему князству Литовскому: рыцер збройны на коне з мечем”
    • Гедимин (1316-1341)в. князь, объединивший Литву и Полоцкое княжество
    • Ольгерд (1345-1377)в. князь, собравший все белорусские земли в единое государство
    • Ягайло (1377-1381)в. князь Литовский и король Польши. Кревская уния
    • Кейстут (1381-1382)”Клятва Кейстута” и первое упоминание об устном старобелорусском языке
    • Витовт (1392-1430)и начало “Золотого века” ВКЛ
    • Свидригайло (1430-1432)мятежный князь, разорвавший унию с Польшей
    • Генрих Валуа (1575-1586)первый выборный король и в. князь
    • Стефан Баторий (1575-1586)освободитель Полоцка от Ивана Грозного и покровитель иезуитов
    • Жигимонт III Ваза (1587-1632)король шведов, готов, вендов
    • Станислав II Август (1764-1795)последний король и в. князь
    • Ягеллоныдевять славянских королей
  • Войниловичи
    шляхта тутэйшая и фундаторы Красного костела в Минске.
  • Годлевский Винцент
    ксендз и белорусский националист, узник лагеря Тростинец
  • Гусовский Николай
    и белорусский эпос “Песня о зубре”
  • Гонсевский Александр
    комендант Кремля, защитник Смоленска
  • Давид Городенский
    каштелян Гарты, правая рука Гедимина
  • Дмаховский Генрих (Генри Сандерс)
    повстанец 1830 и 1863, скульптор
  • Довмонт
    князь Нальшанский и Псковский
  • Довнар-Запольский Митрофан
    этнограф, экономист, основоположник белорусской национальной историографии, составитель “Карты расселения белорусского племени”
  • Гошкевич Иосиф
    первый дипломат РИ в Японии, автор первого русско-японского словаря
  • Домейко Игнацы
    филомат, литвин, инсургент, ученый
  • Достоевский Ф. М.
  • Дроздович Язеп
    “вечный странник”, астроном и художник
  • Дунин-Марцинкевич Винцент
  • Желиговский Люциан
    генерал Срединной Литвы, последний рыцарь ВКЛ
  • Завиши
    старосты и воеводы минские, фундаторы застройки исторического центра Минска
  • Каганец Карусь и Гийом Аполинер
    Костровицкие гербу Байбуза и Вонж
  • Калиновский Кастусь
    Jaska Haspadar s pad Wilni, национальный герой
  • Карский Ефимий Федорович
    этнограф, академик, составитель “Карты расселения белорусского племени”
  • Костюшко Тадеуш
    национальный герой Беларуси, Польши и США
  • Коненков С. Т.
    скульптор
  • Копиевич Илия (Галляш)
  • Кит Борис Владимирович
    “беларус нумар адзін ва ўсім свеце”
  • Кмитич Самуил
    оршанский хорунжий, герой “Трилогии”
  • Кунцевич Иософат
    архиепископ Полоцкий, “св. апостол единения”
  • Лисовский-Янович А. Ю.
    полковник “лисовчиков”
  • Лично ТЫ и историянаши имена в хрониках — тонкая нить через столетия
    • Воловичиот канцлера ВКЛ до змагара 1830 г.
    • Кишкишляхта Подляшская, наследники воеводы Смоленского
    • Кезгайлыстаросты Жмудские из Вилькомира на реке Святой, “границе Литвы и Жмуди”
    • Огинские“magnacki rod ksiazecy pochodzenia ruskiego”
    • Острожскиезащитники отечества и фундаторы просвещения
    • Пацы“во всем мире в доброй славе и мужестве известные, народа руского дома”
    • Радзивиллы
    • Сапеги
    • Тышкевичишляхта Логойская, основатели Музея древностей и Свислочской гимназии
    • Ходкевичивоины великого княжества
  • Малевич Казимир
    Витебское общество УНОВИС и “Черный квадрат”
  • Мицкевич Адам
  • Минейко Зигмунд
    почетный гражданин Греции
  • Надсон Александр
    апостольский визитатор белорусских греко-католиков
  • Наркевич-Иодко
    “электрический человек” — профессор электрографии и магнетизма
    • Светлана Алексиевичлитература, 2015
    • Жорес Алферовфизика, 2000
  • Олехнович Франтишек
    «бацька навейшай беларускай драматургіі» и националист
  • Орда Наполеон
    инсургент и художник
  • Острожский Константин
    герой битвы под Оршей
  • Острожский Константин-Василий
    фундатор православия
  • Пржевальский Н. М.
    путешественник и натуралист
  • Радзивилл Януш
    герой битв под Лоевомй
  • Рейтан Тадеуш
    Дон Кихот Речи Посполитой
  • Рылло Максимилиан
    первый исследователь древнего Вавилона
  • Сапега Лев
  • Святополк-Мирские
    последние хозяева Мирского замка
  • Семенович Казимир
    основопложник ракетостроения
  • Сербов Исаак
    археолог и фотограф (“Беларусы ў фотаздфмках” 1911)
  • Симеон Полоцкий
  • Скирмунт Роман
    элита Империи и Премьер-Министр БНР
  • Скирмунт Хелена
    1876 “З жыцьця літвінкі” — шлях мастачкі і скульптаркі з роду Скірмунтаў
  • Скорина Франциск
  • Скосырев Борис
    первый и единственный король Андорры
  • Смотрицкий Мелетий
    ревнитель православия, принявший униатство
  • София Слуцкая
    католичка, канонизированная православными
  • Судзиловский Николай
    первый Президент сената Территории Гавайи
  • Станкевич Ян
    историк, основатель Великолитовского фонда им. Льва Сапеги
  • Тарашкевич Бронилав
    филолог, расстрелянный за любовь к Беларуси
  • Тяпинский Василий
    гуманист и еретик
  • Ходзько гербу “Костеша”
    и “Товарищество Литовское и Земель Руских” 1832
  • Шагал Марк
    художник
  • Шостакович Д. Д.
    композитор
  • Шидловский Сымон Визунас
    легендарный хорунжий Витебский
  • Федоров Иван
    первопечатник в Московии и Украине
  • Янка Купала

Полоцкое княжество

Памятная монета, РБ

Рогволод (920-978) — первый полоцкий князь, названный по имени в исторических источниках. До сих пор остается почти мистической фигурой — сведений о нем и его происхождении мало: “пришел из-за моря и держал власть свою в Полоцке”.

Большинство историков принимают его скандинавское происхождение и возводят к нему Полоцкую княжескую династию, обособляя ее от Киево-Новгородских Рюриковичей.

“Особое тяготение варягов к Полоцку” подчеркивал А. Н. Веселовский в своей работе “Русские и вильтины в саге о Тидреке Бернском (Wilkinasaga)”. Так же, как и “необщерусскую его политическую ориентацию — у одних на руках половцы, у других Литва и Ливь”.

Повесть Временных лет, год 6488 (980) — “И послал [Владимир] к Рогволоду в Полоцк сказать: “Хочу дочь твою взять себе в жены”. Тот же спросил у дочери своей: “Хочешь ли за Владимира?”.

Она ответила: “Не хочу разуть сына рабыни, но хочу за Ярополка”.

Этот Рогволод пришел из-за моря и держал власть свою в Полоцке, а Туры держал власть в Турове, по нему и прозвались туровцы… И напал Владимир на Полоцк, и убил Рогволода и двух его сыновей, а дочь его взял в жены.”

“И с тех пор взимают меч Рогволожи внуки против Ярославовых внуков.”
Дети от брака Владимира и Рогнеды положили начало родам Изяславичей (“Рогволожи внуки” — князья Полоцкие) от старшего Изяслава и Ярославичей (“Рюриковичи” — князья Киевские, Новгородские, Ростовские) от Ярослава Мудрого, младшего сына.

“В вековой распре Ярославичей и Изяславичей есть что-то расовое” — отмечал профессор Веселовский. Полоцкие князья не участвовали в съездах руских князей (Ярославичей).

Единственный раз, после битвы на Немиге (князь Всеслав-Чародей vs Ярославичи) киевский князь Изяслав приглашал Всеслава на съезд и «крест целовал: “Приди к нам, не сотворим тебе зла”».

Там Всеслав был пленен, затем освобожден восставшими горожанами и киевским вече посажен на Киевское княжение.

Экспедиции викингов
А. Н. Веселовский о Полоцке
Рогволодовичи vs Ярославичи

От Изяслава — внука Рогволода выводило происхождение Гедиминовичей Русское Императорское Географическое Общество в своем труде “Живописная Россия”, 1882

Князья Полоцкие
Родовод Гедимина

Рогнеда и Изяслав

Рогнеда (960-1000) — дочь князя Рогволода, князя Полоцкого.

События, связанные с Рогнедой, изложены в “Повести временных лет”. Запись от 1128 года говорит об этой истории, как о событии, полжившем начало вражде Рогволодовичеий и Ярославичей. Подробный анализ источников приведен в работе А. В. Рукавишникова (МГУ им Ломоносова).

В 980 году Рогнеда была объявлена невестой Ярополка Святославича, великого князя киевского. Брат Ярополка Владимир, в то время князь новгородский, был сильно унижен Рогнедой, так как тоже сватался к ней, однако был назван “робичичем” и получил отказ: княжна считала недопустимым выйти замуж за сына наложницы.

Убив Рогволода и его сынвей и взяв Рогнеду в жены насильно, Владимир увез ее в Киев. Примерно в 987 она решилась отомстить за содеянное и убить мужа. Согласно легенде, ночью, когда Владимир спал, Рогнеда хотела заколоть его, но князь проснулся и успел отвести удар.

За покушение Рогнеде грозила смертная казнь. Разгневанный Владимир приказал жене нарядно одеться и взял в руки меч, однако на крик прибежал их первенец Изяслав и стал на защиту матери также с мечом в руках. Владимир не смог убить Рогнеду на глазах сына.

По совету своих бояр: “Не убивай её ради дитяти сего, но воздвигни отчину отца её, и отдай ей с сыном твоим”, Владимир поселил Рогнеду и Изяслава в их полоцкой земле — городе, который был назван Изяславль (Заславль).

Потомками Рогволода были не только полоцкие князья (Изяславовичи “Рогволожи внуки”), но и Ярославичи, так как Ярослав Мудрый несколько раз назван летописцем сыном Рогнеды, младшим братом Изяслава.

Ниже приведены иллюстрации из Радзивилловской летописи XIII века.

Легенда о гордой Рогнеде и храбром Изяславе — один из немногих летописных сюжетов тысячелетней давности, знакомый даже тем, кто никогда не интересовался историей.

http://inbelhist.org/rogvolod-kotoryj-prishel-i-zamorya/ be-x-old.wikipedia.org be.wikipedia.org pl.wikipedia.org uk.wikipedia.org ru.wikipedia.org

Источник: http://history-belarus.by/pages/figures/rogvolod_rogneda.php

Граница и люди. История первая: Владимир и Рогнеда

   Вы когда-нибудь видели российско-белорусскую границу? Если видели, то у Вас очень хорошее зрение. Потому что вы видели то, что никто и никогда не видел. Нет здесь ничего из того, что, так или иначе, ассоциируется с границей.

Ничего из того, что вы видели в фильмах про шпионов: рядов колючей проволоки, часовых на вышках, лая овчарок по обе стороны контрольно-следовой полосы.

Нет ничего из того, что Вы привыкли видеть, пересекая  «цивилизованные» пограничные барьеры: заполненных деклараций, таможенного досмотра, улыбчивой девушки, которая проверит все бумаги. Нет  даже обычной проверки документов.

Поговорите с жителями приграничных деревень, и окажется, что и они не смогут Вам внятно объяснить, где, за какой ёлочкой или березкой заканчивается Россия и начинается Белоруссия. Максимум махнут рукой и пробурчат что-нибудь вроде: «… он та деревня — ащё Беларусь, а от энта ужо Россея…»    И тем не менее, граница есть.

Для того, что бы понять, насколько она реальна, нужно пожить хотя бы немного на этом пограничье, кочуя по обе её стороны и общаясь с людьми здесь живущими. Вроде бы очень похожими людьми, и вместе с тем разными.

Потихоньку в этом общении придет понимание того, где на самом деле проходит эта граница и что от чего она на самом деле отделяет.    Граница эта всегда  была такой – незримой, неосязаемой и вместе с тем реальной, оставляющей свой след на всех, кто с ней соприкасается хоть сколько-нибудь серьёзно. И всегда она проходила здесь же, или примерно здесь же, зачастую уходя на какое-то время то немного западнее, то немного восточнее, но всегда возвращаясь на от века предначертанный ей рубеж…

   О ней, о границе и о судьбах людей, с ней связанных, эти истории.

Как всё начиналось.

   Согласно традиционной версии, основанной на сведениях, полученных из старейшего русского летописного свода – «Повести временных лет», в конце IX века варяги, под предводительством Рюрика, получили власть в Новгороде, положив начало государственности восточных славян.

В следующие за этим событием десятилетия, преемники Рюрика — Олег и Игорь расширили пределы молодого государства, подчинив своей власти земли, лежащие вдоль Днепра.    И совершенно не случайно их новой столицей стал Киев.

Днепр и его притоки  тех времен были широкими дорогами, по которым двигались ватаги дружинников, собирающие дань пушниной, воском и медом с окрестных земель и ладьи купцов, везущие товары из богатой Византии в балтийские  земли.

Тот, кто владел Киевом, владел не только днепровскими землями, он получал власть  над главной торговой дорогой восточнославянских земель — знаменитым путём  «из Варяг в Греки». Владел всем этим торговым путём… Почти всем.

Читайте также:  Екатерина райкина - биография знаменитости, личная жизнь, дети

   Дело в том, что для средневекового купца, везущего свои товары из Византии в Балтику, Днепр был удобным маршрутом примерно только до Смоленска.

Далее средневековым купцам приходилось продвигаться на север по его многочисленным мелким правым притокам, а когда и эти узкие «дорожки» заканчивались, посуху «волоком» тащить челны и товары до таких же небольших левых притоков Западной Двины.

Добравшись же по ним до самой Двины, торговые люди снова оказывались на широкой речной «дороге», ведущей их прямиком на запад, в Балтийское море.    И тут киевских князей, желавших укрепить свою власть над великим торговым путём средневековой Руси, ждал подвох. Оказалось, что Рюрик был не единственным варягом, которому приглянулись земли восточных славян. В той же «Повести временных лет» читаем: «…Рогволод пришел из-за моря и держал власть свою в Полоцке…».    Рогволод в Полоцке – городе, стоящем в среднем течении Западной Двины. И так же как Рюриковичи из Киева утвердили свою власть над всем Поднепровьем, варяг Рогволод, завладев Полоцком, очень быстро подчинил себе двинские земли и установил свою власть над этой частью знаменитого торгового пути. Власть сильную, самостоятельную, Рюриковичам неродственную и неподвластную.

   Так, изначально, на землях восточных славян родилось два княжества, два государства и, где-то, на безымянных волоках между Днепром и Двиной впервые пролегла невидимая и неосязаемая граница, на многие столетия вперёд определив очень непростую судьбу русско-белорусского пограничья. Появилась граница, и как всегда бывает в этом случае, людям, живущим по обе её стороны, пришлось делать свой, зачастую тоже очень непростой, жизненный выбор.

История первая. Владимир и Рогнеда.

   Где-то в начале 960-х годов, у киевского князя Святослава, родился сын Владимир от ключницы (фактически — рабыни) Малуши. По нынешним меркам, не бог весть какое событие. Мало ли какие истории могут быть у великого князя на стороне, тем более, что к этому моменту у него уже было два «законных» сына от «официальной» супруги — Ярополк и Олег.

Но христианство еще не утвердилось на этой земле, а языческие варяжские обычаи не делили детей на «законных» и «не законных». Святослав признал сына своим, и этого было достаточно для того, чтобы Владимир занял в Киеве своё место, как наследник киевского князя. Досталось только Малуше: «…бо въ гневе отслала ея Олга…».

Княгиня Ольга, мать Святослава, приняла крещение за несколько лет до описываемых событий. В некоторых летописях и сама Малуша, названа Ольгиной «милостницей» (раздатчицей милостыни), а это так же занятие христианки. Успей укрепиться православная христианская традиция чуть сильнее на этой земле к этому моменту, судьба Владимира, как ребенка рождённого «от прелюбодеяния», была бы совсем другой.

   Согласно тогдашнему обычаю, воспитание и обучение княжеских сыновей доверяли старшим дружинникам. Таким воспитателем для Владимира стал Добрыня, брат его матери Малуши, к мнению которого он и впоследствии всегда прислушивался.

Десять лет спустя, Святослав, уходя на войну с Византией, с которой ему не суждено было вернуться, назначил Киев в управление старшему сыну — Ярополку, Древлянскую землю с центром в Овруче — Олегу, а стратегически важный Новгород — малолетнему Владимиру (фактически — многоопытному Добрыне).

   Наверное, Владимир так и остался бы малоизвестным третьим княжеским сыном, если бы не разгоревшаяся после смерти Святослава борьба за власть между старшими братьями. В 977 году, отступая после неудачной  для него битвы с Ярополком, у стен Овруча трагически погиб Олег.

Получив известие об этом, Владимир, видимо по совету Добрыни, бежал в Норвегию, откуда к 980 году вернулся в Новгород с дружиной варяжских наёмников, готовых выступить против Ярополка, отстаивая его права.

   Видимо, сейчас самое время приостановить рассказ, забежав в этой истории немного вперёд, и сразу сказать, что из предстоящей схватки двух братьев Владимир, недавний сын рабыни-ключницы, только милостью отца принятый в число сыновей-наследников, выйдет победителем и станет новым киевским князем.

Князем легендарным: Владимиром Великим, Владимиром Святым, Владимиром Крестителем, обратившим Русь в христианство, князем Владимиром – Красно Солнышко. А его дядя по матери, опекун и советник Добрыня станет прообразом русского былинного богатыря Добрыни Никитича. Но всё это произойдет позже.

А на тот момент, исторические весы, на чашах которых лежали судьбы Владимира и Ярополка ещё не сделали своего выбора. И крайне важно было в этой непростой ситуации, чью сторону в предстоящей схватке примет независимый варяг Рогволод, держащий власть в Полоцке…

   В те времена, политические союзы обычно скреплялись браком, и Ярополк преуспел в этом больше: ко времени возвращения Владимира из Норвегии в Новгород: дочь Рогволода – Рогнеда была уже сосватана за него.

Тем не менее, Владимир видимо решил, что ничего не потеряет, если всё же попытается, и вскоре в Полоцке появились его люди, принеся двинскому князю его короткое слово: «Хочу пояти дщерь твою себе женою». Согласно летописным источникам, Рогволод спросил мнения дочери: «Хочеши ли за Володимера?».

Ответ Рогнеды, переданный в Новгород был мало сказать резким: «Не хочю разути робичича, но Ярополка хочю…».    «Не хочу разути…» – восходит к старинному славянскому обычаю, части свадебного обряда, когда невеста разувала своего жениха. Обряд символизировал покорность и полное подчинение жены своему мужу.

По свидетельству иностранцев, посещавших Россию, еще и в XVII веке в этот обряд входило символическое битьё молодой жены плетью или голенищем снятого сапога.    Но это ладно, не хочешь — не разувай, воля твоя…

Но «робичича» – сына рабыни! Владимиру не просто отказали, отдав предпочтение Ярополку, его оскорбили, влепив звонкую пощёчину, прямо заявив о его низком и недостойном такой невесты происхождении. Точнее две пощёчины: одну — Владимиру, как сыну рабыни, вторую — Добрыне, как её брату.

   Ответ молодого новгородского князя и его наставника — опытного политика и воина, привыкшего сразу решать такого рода вопросы, последовал немедленно. Объединенное новгородско-варяжское войско осадило Полоцк и взяло его приступом. О том, что произошло дальше, летописи сообщают скупо и беспристрастно: «…

и Добрыня, в оскорбление ему (Рогволоду) и дочери его, нарек ей сына рабыни, и повелел Владимиру быть с ней перед отцом её и матерью…». В огне разорённого Полоцка погибли Рогволод, его жена и два их сына. Осталась жива только изнасилованная Владимиром по указу Добрыни на глазах у родителей Рогнеда.

Через какое-то время, победив Ярополка и вокняжевшись в Киеве, Владимир насильно сделает её своей женой…    Жестоко?    По мнению современного «цивилизованного» человека, видимо, да. Но, наверное, будет большой ошибкой судить о поступках людей той эпохи с позиций нашего времени. Общеизвестно, что и сейчас большая политика не делается что называется «в белых перчатках».

В те же языческие времена, не отягощённые нормами христианской морали, о том что «уместно», а что «не уместно» в княжеских междоусобицах, люди судили совсем по-другому. Вряд ли причиной произошедшего был гнев Владимира и Добрыни из-за нанесённого оскорбления. К моменту взятия Полоцка он должен был бы уже поостыть. Скорее, здесь уже сказывался политический расчет будущего киевского князя и его опытного советника. После смерти Рогволода и его сыновей единственными законными наследниками Полоцкого княжества станут дети, рождённые Рогнедой. Рождённые от Владимира! Им, этим детям, Владимир планировал передать объединённое наследство Рюрика и Рогволода, единую страну восточных славян и великий торговый путь «из Варяг в Греки». Этой грандиозной цели, по-видимому, и были принесены в жертву Полоцк и семья Рогволода. А насилие над Рогнедой, скорее всего, заменило ритуальное битьё голенищем разутого сапога и служило той же цели — обуздать непокорную будущую супругу. Роковой ошибкой Рогволода и Рогнеды было то, что они продолжали видеть во Владимире мальчика, из жалости приподнятого отцом из его изначально рабской доли. Но из Норвегии на Русь вернулся не ребёнок, а молодой, исполненный планов и целей князь. Его амбиции, помноженные на мудрость и дальновидность Добрыни и на силу варяжских мечей, очень быстро принесли свои плоды.    Силён был Владимир. Жила в нём воля к достижению собственных целей. И не искали эта сила и эта воля обходных и тонких путей. Отец его, Святослав, собираясь на войну, посылал гонцов к своим врагам со словами «Иду на Вы!», давая им время и возможность подготовиться к предстоящей битве. Так и Владимир, выгнав из Новгорода посадников Ярополка, сказал им: «Идите с брату моему: да знает он, что я против него вооружаюсь, и да готовится отразить меня!».    И выбор Владимира — воздвигнуть великое государство, объединив два княжества, стерев границу между ними. И он пошёл по этому пути через пепелище Полоцка.

   И казалось бы – вот оно! Осуществились его планы и цели, исчезла граница между Киевом и Полоцком, между Поднепровьем и Подвиньем. Как и не было её никогда…

  Но оказалось, что история Владимира и Рогнеды и вместе с ними история всего современного русско-белорусского пограничья только начинает разворачиваться во всей красоте и непредсказуемости настоящей жизни. И следующий ход в в этой истории, как ни странно, – за Рогнедой…

 О том, как жилось ей с Владимиром в Киеве, летописные источники умалчивают. Впрочем, наверно не будет большой ошибкой предположить, что после всего произошедшего в Полоцке, этот брак не был особенно счастливым. Известно, что в это время за Рогнедой закрепилось прозвище – Горислава.

Так же известно, что главное предназначение княжей жены она добросовестно выполняла, регулярно принося мужу сыновей-наследников. Вновь о Рогнеде-Гориславе летописные источники вспоминают около 987 года, когда она решилась отомстить киевскому князю за старые и, видимо, новые обиды. Замысел её окончился неудачей.

Источники скупы в подробностях, но отмечают, что разгневанный Владимир приказал Рогнеде надеть самые нарядные и дорогие одежды и взял в руки меч. Согласно традициям и обычаям тех времён, всё происходящее означало для неё смертный приговор. Но на крик матери прибежал их первенец — Изяслав.

Бросившись между родителями, защищая мать, поднял меч на отца и… это остановило великого князя.

   Владимир растерялся. Рушилось всё, что он задумал. Вот он: сын-наследник, который должен получить из его рук великую единую страну, идёт против отца, защищая мать и её правоту. Убить мать на его глазах означало для киевского князя окончательно похоронить все свои мечты, планы и замыслы.     Не решился на такое Владимир.

Вместо этого он созвал бояр и отдал решение столь сложного для себя вопроса на их суд. Те же, посовещавшись, отсоветовали князю: «Не убивай её ради дитяти сего, но воздвигни отчину отца её, и отдай ей с сыном твоим». На том и порешили. Изяслав получил в удельное княженье от отца вотчину своего деда Рогволода — Полоцкое княжество.

Правда, первоначально поселился вместе с матерью не в разорённом войной Полоцке, а в построенном для них Владимиром на реке Свислочи городе, получившем  имя Изяслава – Изяславль (совр. Заславль). Наверное, так киевскому князю было удобнее и спокойнее. Ведь Свислочь, хоть и принадлежала Полоцку и находилась на его землях, но впадала в Березину, а та — в Днепр.

А значит, Киев и Изяславль были надёжно связаны речной «дорогой», позволявшей великому князю держать под присмотром, не так уж и далеко, получается, отпущенных «полочан».    Со временем Полоцк был заново отстроен Изяславом и были возвращены его мощь и влияние.

Сын Владимира и Рогнеды стал родоначальником династии полоцких князей, которую в современной историографии принято называть полоцкой ветвью Рюриковичей. Хотя известно, что по понятным причинам, сами себя они Рюриковичами не называли, ведя родство своё по матери Изяслава от Рогволода, а не по отцу от Рюрика.

А право своё на владение двинскими землями утверждали не пожалованием Полоцкого княжества Владимиром Изяславу, а как наследство, полученное через Рогнеду от Рогволода. Заметим, что в русских летописных  источниках за ними также закрепилось прозвище «Рогволожичьи внуки».    Это был выбор Рогнеды — воздвигнуть заново границу, стертую Владимиром.

И жила она не великой идеей о едином государстве, а мыслью о возрождении княжества отца своего, хоть и родственного киевскому, но самостоятельного и независимого от Рюриковичей. И по этому пути она тоже пошла до конца, так, что Владимир, прозванный Великим, отступил перед ней, вернул завоёванное и предоставил Полоцку жить дальше своей судьбой.

Униженная, потерявшая всех родных, без малого десять лет прожившая с нелюбимым и нелюбящим мужем на чужбине, родившая за это время ему четверых сыновей и трёх дочерей, Рогнеда так и не покорилась ему, и нашла в себе силы отстаивать себя и свой жизненный выбор. «Горислава» – разные люди по разному относятся к этому прозвищу. Я же слышу в нём и «горе» и «славу» и ещё вижу «горение» летописного Полоцка…

   А граница, незримо проходившая ранее где-то между Днепром и Двиною, так же постепенно и незаметно вернулась на то место где и была изначально, ожидая, пока кто-нибудь из наследников Рюрика или Рогволода, обладающий волей и силой не соберётся снова подвинуть её в ту или другую сторону… 

   В статье использованы рисунки Б.А.Чорикова из издания “Живописный Карамзин или Русская история в картинках” (СПб, 1836)

Дмитрий Кравченко

Полностью журнал вы можете прочитать, скачав наше приложение для мобильных устройств (планшетов и смартфонов) под управлением iOS и Android в цифровых магазинах:

Источник: http://russia4d.ru/magazine/01-2015/granitsa-i-lyudi-istoriya-pervaya-vladimir-i-rogneda.html

Ссылка на основную публикацию