Бьорк – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Интересные факты о певице Бьорк к ее 52-летию

Сегодня певице Бьорк исполнилось 52 года. Realist собрал интересные факты об одной из самых необычных артисток современности, которая подарила миру электронно-авангардную музыку.

Бьорк Гудмундсдоттир (фамилия певицы, которую она не использует в творческой деятельность) родилась в городе Рейкьявик, Исландия.

Карьера Бьорк началась, когда ей было всего 11 лет. Один из учителей девочки выслал аудиозапись с голосом Бьорк на единственную исландскую радиостанцию. Там оценили ее голос и предложили контракт на запись альбома.

Так в 1977 году появился дебютный альбом «Björk», со временем ставший платиновым. На нем есть каверы на популярные исландские и датские песни. С музыкальным оформлением альбома певице помог отчим, который играл на гитаре.

В 13 лет Бьорк захотелось как-то выразить подростковый протест, и она собрала панк-группу под названием Spit and Snot. Позже певица организовывала еще несколько групп с различными музыкальными направлениями.

Бьорк

«Мне не нравится работать слишком много, трудоголизм я считаю непродуктивным занятием».

В 80-х Бьорк с музыкантами Эйнаром Ерном Бенедиктссоном и Тором Эльдоном организовали альтернативную группу The Sugarcubes. Их музыка пользовалась успехом в США.

Бьорк с Тором стали парой, у которой родился сын Синдри. Также Бьорк воспитывает дочь Исадоуру, родившуюся от художника Мэтью Барни.

Музыкальные критики считают, что сольный альбом Бьорк «Debut» стал первым шагом по внедрению альтернативной электронной музыки в мейнстрим. Ранее массовыми композициями, попадавшими на радио, становились в основном поп-песни.

Певица снялась в фильме режиссера Ларса фон Триера «Танцующая в темноте». Он был номинирован на Оскар за лучшую песню — «I've Seen It All», а также удостоился главного приза Каннского кинофестиваля «Золотой пальмовой ветви»; там же Бьорк получила приз фестиваля как лучшая актриса.

Спустя 17 лет после выхода фильма разгорелся скандал, связанный с работой над лентой. Бьорк рассказала о сексуальных домогательствах со стороны Ларса фон Триера во время съемок «Танцующей в темноте». Сам режиссер отрицает обвинения артистки.

Ларс фон Триер и Бьорк

«Мне сто раз говорили, что я похожа на телепузика — такая же маленькая и заторможенная. Но я не обижаюсь».

Бьорк взяла интервью у самой себя, она сделала это по просьбе редакции журнала W Magazine. Певица спрашивала себя о флейтах, утопии, любимых ритуалах, сексе и любви.

Бьорк выпустила 10 музыкальных альбомов. Последним из них стала пластинка «Utopia», вышедшая в 2017 году. На ней есть треки в жанрах арт-поп, фолктроника, глитч, эмбиент.

В одной из фотосессий в поддержку альбома «Utopia» Бьорк одета в костюм украинского бренда Paskal.

Бьорк давно жалуется на назойливых папарацци, но больше всего проблем ей доставляют не они, а поклонники.

Однажды фанат по имени Рикардо Лопес заснял процесс изготовления бомбы, которую он выслал по почте Бьорк. В конце получившегося 20-часового видео он застрелился перед камерой. Жизнь Бьорк была спасена благодаря своевременной реакции полиции, которой удалось найти и обезвредить посылку до того, как она была доставлена артистке.

Под влиянием этого происшествия Бьорк выпустила альбом «Homogenic».

Бьорк в костюме украинского бренда Paskal

«Наверное, я гораздо более консервативна, чем люди себе представляют. Я до сих пор живу рядом с местом, где родилась. Я окружена природой, семьей, моими друзьями».

К своим песням Бьорк выпускает неординарные клипы, которые многим кажутся странными. Один из последних роликов певицы, в котором она появляется в образе феи, снят при помощи очков дополненной реальности.

Источник: https://realist.online/article/bork-52-goda-fakty-ob-odnoj-iz-samyh-neobychnyh-pevic-sovremennosti

Бьорк

Большую часть своей жизни исландская певица Бьорк посвятила созданию экспериментальной музыки, не входящей ни в одну общепринятую классификацию. Ее завораживающий, экспрессивный голос просто невозможно забыть. Кроме музыкальной деятельности Бьорк активно снимается в кино. За роль в фильме 'Танцующая в темноте' певица была удостоена главной награды Каннского фестиваля.

Ранние годы

Бьорк Гвюдмюндсдоуттир появилась на свет в Рейкьявике 21 ноября 1965 года. Ее родители были хиппи и придерживались свободных взглядов на жизнь. Они не любили чрезмерную дисциплину и строгое воспитание, поэтому девочка росла в атмосфере вседозволенности. Такая праздная, свободная жизнь сначала нравилась Бьорк, но повзрослев, она стала ее ненавидеть.

Страсть к музыке начала проявляться у Бьорк с раннего детства. Мать отдала ее в музыкальную школу, где она обучалась вокалу, игре на фортепиано и флейте. Однажды один из учителей послал на радиостанцию запись композиции в исполнении юной певицы. Услышав ее чудный голос, представители продюсерской компании предложили Бьорк записать сольный альбом, и она согласилась.

В дебютный альбом 'Björk' (1977) вошло 10 композиций, большую часть из которых составили кавер-версии популярных х

итов и фольклорные песни. Одна инструментальная композиция была написана самой певицей. В Исландии альбом стал 'платиновым', а Бьорк, которой едва исполнилось 11 лет, была признана самым многообещающим талантом.

В 14 лет Бьорк собрала панк-группу 'Spit and Snot', а затем джазовый коллектив 'Exodus'. В 1983 году ее новый проект 'Tappi tíkarrass' выпустил альбом 'Miranda'. Все ранние коллективы, в которых выступала певица, играли разную музыку, что было связано с поисками собственного стиля.

Музыкальная карьера

В 1986 году вместе с Тоуром Эльдоном и Эйнаром Ерном Бенедиктссоном Бьорк организовала группу 'The Sugarcubes'. Они играли альтернативный рок и даже приобрели некоторую популярность в США и Великобритании. Параллельно певица занималась сольной карьерой. Ее альбом 'Gling-Gló' был восторженно принят как слушателями, так и к

ритиками.

Участники группы имели разные амбиции, поэтому решили разойтись, чтобы избежать конфликтов и остаться друзьями. В 1992 году Бьорк переехала в Лондон, начав сотрудничество с известным продюсером Нелли Хупером. С ним певица создала свой первый хит 'Human Behaviour', а вскоре записала сольный альбом 'Debut' (1993).

В 1995 году вышел новый сольный диск 'Post', имевший еще большую популярность, чем 'Debut'. В британских чартах он поднялся до второго места, а в США стал 'платиновым'. Эти альбомы, похожие и по звучанию, и по содержанию, Бьорк назвала дуэтными.

Поворотным в творчестве исландской певицы стал альбом 'Homogenic' (1997), который создавался совместно с японским аккордеонистом Ясухиро Кобаяси. Он отличается от предыдущих работ смелыми экспериментами и концептуальностью. Альбом получился очень эмоциональным и напряженным, что свя

зывают с одним событием в жизни Бьорк. В 1996 году душевнобольной фанат заснял изготовление бомбы для певицы и выслал ей по почте. Только благодаря быстрой реакции полиции бомбу удалось найти и обезвредить. Под влиянием этого инцидента и был записан 'Homogenic'.

В 2001 году вышел совершенно другой альбом – спокойный и мирный 'Vespertine'. В нем присутствуют хоры, камерный оркестр и новая электроника. По словам Бьорк, в отличие от жаркого и эмоционального 'Homogenic', 'Vespertine' очень спокойный и представляет собой гармонию между душой и телом.

На этом эксперименты в музыке не закончились. Так, после чисто вокального диска 'Medúlla' (2004), не содержащего никаких лишних звуков, певица вернулась к электронной музыке и выпустила альбом 'Volta' (2007). 1 апреля 2007 года Бьорк отправилась в мировое турне в поддержку альбома, которое заверш

илось через полгода в испанском городе Эль-Эхидо. Этот концертный тур стал самым большим в карьере певицы, собрав миллионы фанатов по всему миру. В 2011 году Бьорк выпустила последний на сегодняшний день альбом 'Biophilia'.

Кино

Бьорк впервые появилась на экране в нашумевшей документальной ленте 'Рок в Рейкьявике' (1982). Часть картины создатели посвятили группе 'Tappi tíkarrass', в которой играла исландская певица.

Спустя много лет состоялся ее дебют в игровом кино – она сыграла второстепенную роль в фильме 'Высокая мода' (1994) режиссера Роберта Олтмена.

Ее настолько увлекла актерская игра, что она решила оставить на время музыку и посвятить себя кино.

К счастью, подвернулась интересная работа с Ларсом фон Триером. Скандальный режиссер предложил Бьорк не только написать музыку к его фильму 'Танцующая в темноте' (2000), но и сыгра

ть главную роль. Певица справилась с работой отлично. Она блистательно исполнила роль эмигрантки Сельмы, пожертвовавшей собой ради спасения сына. Ее игра получилась такой пронзительной и искренней, что взбудоражила и довела до слез мировую общественность.

На Каннском фестивале фильм удостоился 'Золотой пальмовой ветви', а певица – награды за лучшее исполнение главной роли. Европейская киноакадемия признала Бьорк Лучшей актрисой года. Ее песня 'I've Seen It All' также получила несколько наград и номинацию на 'Оскар'.

После триумфа 'Танцующей в темноте' Бьорк была открыта дорога в большое кино. Но для того, чтобы полностью посвятить себя этому виду искусства, ей пришлось бы бросить музыку. На это певица пойти не могла, поэтому выбрала компромиссный вариант. Она продолжила музыкальную карьеру, но иногда снимается в кино. Так, в 2005 году с ее уч

астием вышел фильм 'Рисуя границы-9'.

Бьорк умная и терпимая к людям женщина. Кажется, что она рождена для любви, но для нее важнее не быть любимой, а любить. И больше всего на свете она любит свою семью. Певица состоит в браке с американским художником Мэтью Барни, от которого в 2002 году родила дочь Исадоуру. Также у нее есть старший сын Синдри от участника группы 'The Sugarcubes' Тоура Эльдона.

Бьорк доказала всему миру, что является не только одаренной певицей, но и талантливой актрисой. Ее чувственная игра в фильме 'Танцующая в темноте' покорила миллионы зрителей.

Однако гораздо больших успехов Бьорк достигла в музыке. Не попадающая ни под какие стандарты, она перевернула устои всего шоу-бизнеса.

Обаятельная и хрупкая, дерзкая и эксцентричная, оригинальная и свободолюбивая – она уже заняла достойное место в истории современной поп-музыки

Источник: http://facecollection.ru/people/bork

Бьорк значит любит

Вы говорили, что ваш предыдущий альбом Vulnicura был посвящен расставанию, а последний, Utopia, наоборот, поискам новой любви. Разбитое сердце может искать вдохновение?

Это как приливы и отливы на море, знаете? Наступает новолуние, и вода то прибывает, то убывает. Во всем есть периодичность. Так и отношения имеют свой цикл, свои внутренние часы, которые мы не в состоянии контролировать.

Иногда они останавливаются раньше, чем мы того хотим, иногда позже, чем стоило бы, а иногда вовремя. Погодные условия. Нам следует приспосабливаться к ним. Я не хочу сказать, что я в этом преуспела.

Но я отношусь к жизненным изменениям как к потоку, природной силе, и понимаю, что не могу не следовать за ним. Мы готовы сопротивляться, ходить к психотерапевтам и пытаться справиться с проблемой, осевшей в нашем сознании.

Наверное, мой предыдущий альбом Vulnicura был чем-то вроде такой работы: ты думаешь, что можешь решить проблему как математическое уравнение, как судоку. Но вот что я поняла: смысл в том, чтобы научиться приспосабливаться к изменениям, которые всегда будут происходить.

Получается, что если отношения между людьми не постоянны, рано или поздно они принесут разочарование?

Конечно. Поэтому я и говорю, что моя предыдущая пластинка — о разбитом сердце. В какой-то момент мне стало даже неловко транслировать постоянную грусть, и я почувствовала, что стоит извиниться за это перед слушателями. Я объявила: беру себя в руки, мой новый альбом будет другим.

Кажется, люди созданы лишь для того, чтобы взаимодействовать друг с другом: на работе, в семье, с детьми, друзьями или возлюбленными. Если каждого из нас изолировать и отправить жить на отдельный маленький остров, я не уверена, что из этого выйдет что-то хорошее.

Особенный талант, которым я восхищаюсь и который мы должны совершенствовать в себе, — ладить с окружающими. Я росла одинокой девочкой, во многом поэтому и начала петь: гуляла и напевала себе под нос. Так что я хорошо представляю, как работают оба механизма: когда мы с кем-то и когда мы одни. Жизнь в монастыре — это тоже утопия.

Правильно ли это — давать обет безбрачия? Каждый определяет приоритеты самостоятельно. Кто-то выбирает оставаться с самим собой, кто-то — оставаться в отношениях.

Очень личное и честное начало разговора. И все же ваша Utopia — про адаптацию к окружающему миру, или саму возможность адаптироваться вы считаете утопичной?

Мне кажется, есть и то и другое. Например, говоря об окружающей среде, если мы не будем менять что-то сейчас, наши внуки абсолютно точно не смогут жить в мире будущего. Нам стоило бы остановиться и подумать, как развивать города, уменьшать количество вредных выбросов, как потреблять природные ресурсы.

Вы можете сказать, например, что Парижское соглашение (соглашение в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, регулирующее меры по снижению углекислого газа в атмосфере с 2020 года. — Esquire) есть утопия. Мне и правда это соглашение кажется утопичным. Я не уверена, что к нему можно приспособить мир.

Думаю, что природа в какой-то степени сама приспосабливается к нашим бесконечным загрязнениям. Каждый из нас должен сказать себе однажды: «Стоп! Хватит, я хочу быть ответственным за следующие поколения». Я музыкант, я создаю звуковые миры, я не очень красноречива (иногда я даже не понимаю, зачем даю интервью).

Так вот, знаете, пусть моя работа будет музыкальным размышлением на тему утопичности наших возможностей, утопичности мира, в котором мы смогли бы жить в будущем, — я имею в виду не только окружающую среду, но и мир любви.

Я остановилась и думаю, что будет дальше, где буду я, чего я по-настоящему хочу, что мне стоило бы подкорректировать, как продолжать жить дальше. Для меня наступил момент рефлексии, когда одна глава завершилась и начинается другая.

Читайте также:  Ирина лукьянова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В вашей дискографии Utopia самый продолжительный альбом, он длится более 70 минут. По нынешним меркам это действительно долго. Вам кажется, что пора перебороть современную привычку к быстрому потреблению, в том числе музыки?

Мне, наоборот, кажется, что как потребители контента мы выработали некоторую стойкость, выдержку. Скажем, все сегодня помешаны на сериалах. И человек способен сидеть неподвижно и смотреть серию за серией в течение трех часов.

Большинство моих друзей слушают подкасты день за днем, пока делают что-то по дому или во время прогулки. Так что мы способны потреблять много и долго. Я правда считаю, что мы приучили себя к постоянному присутствию медиа в нашей жизни.

Музыканты ведь не выбирают, записывать им 70-минутный альбом или просто набор песен, которые можно будет слушать по отдельности. Я вот люблю составлять плейлисты.

Еще в детстве мне нравилось записывать на аудиокассеты сборники из разных песен — только офф-бит, например, или только романтические песни, или все с хорошими текстами. Мне бы понравилось, если бы мою музыку использовали в подобных компиляциях или создавали бы из кусочков моих песен что-нибудь свое.

Недавно вы выступали с оркестром в Грузии. А в Москве вы были 14 лет назад. Вы следите за тем, как проходит ваша выставка Bjork digital?

Разумеется. Я специально создавала этот выставочный проект, чтобы он мог выставляться в 18 странах одновременно. Так что я при всем желании не смогла бы приезжать на каждое открытие выставки. Сейчас я время от времени даю концерты, где исполняю оркестровые версии своих песен, в том числе из последних альбомов.

Никаких драм-машин на сцене, только местные музыканты. Мне пришло приглашение от симфонического оркестра Грузии, и я поехала, потому что никогда там не была. Грузия меня очень впечатлила. На самом деле сейчас я больше всего хотела бы оставаться дома и писать музыку.

Недавно я поняла, что за всю свою жизнь дала 15 000 концертов — это ужасно много.

А что-то поменялось в работе музыканта и исполнителя после вашей первой большой выставки в МоМА (Нью-Йоркский музей современного искусства. — Esquire)?

Со своей командой я начала думать об использовании VR-технологий задолго до выставки в MoMA. Для меня VR — логичное продолжение видеоклипа, естественная визуальная оболочка музыки. Невозможно ведь повесить песню на стену? Сегодняшние музеи, похожие на белые коробки, прекрасно подходят для демонстрации видеоарта: ты надеваешь наушники и окунаешься в мир видео в 360 градусов.

Когда я увидел одно из промоизображений для нового альбома, я первым делом подумал о постфеминизме. Я имею в виду фотографию, где вы держите флейту, а на вас красный страпон. Почему, на ваш взгляд, сегодня снова поднимаются споры о роли женщины?

На картинку, о которой вы говорите, стоит смотреть с иронией. По‑моему, и к текстам, и к созданию видео в этот раз я подошла с определенным чувством юмора. Но пока я записывала альбом, я читала феминистскую научную фантастику.

Я почувствовала, что новая волна феминизма действительно очень сильна. Впереди большие изменения в части гендерных отношений, они касаются не только женщин, но и мужчин. Мне думается, что и мужчины устали от роли, которую им приходится выполнять.

Я представляла себе вот что: после апокалипсиса немногие из нас, кто выжили, попали на необитаемый остров, где мы начинаем жить заново, мутируем в птиц, в растения, в музыкальные инструменты — так что гендер не важен.

И все это происходит под влиянием зеленых технологий. И нет никаких войн. Оптимистичная картина, правда?

Еще бы! Когда я думаю о ваших экспериментах в музыке и в искусстве, я нахожу одновременно и связь, и разрыв между разными вещами: природа и технологии, искусство и коммерция, диджитальное и аналоговое, личное и общественное. Как вы объясняете себе, где границы между этими понятиями и в каких случаях они рушатся?

Каждый из нас непрерывно балансирует между одним и другим, нет единственно верного решения. Однажды мы понимаем, что нам нужна семья, а в какой-то день захотим от нее отказаться. Нам приходится искать равновесие. Жить крайностями банально.

Иногда я смотрю на себя как на музыканта и понимаю, что во мне нет однозначно белого или черного. Можно ли меня назвать органичной? Я и сама не знаю, если честно.

В нашей жизни много противоположностей, и я думаю, что до конца своих дней каждый из нас колеблется: написать маме или лучше позвонить ей, а может быть, встретиться за чашкой кофе? Каждый раз мы находим новый ответ.

Нам остается только продолжать искать равновесие между природой и технологиями, личным и общественным, высоколобым и узколобым. Самое удивительное — что мы себя всегда придумываем заново.

Ваша выставка в Москве проходит очень успешно. Вы представляете, как выглядит современная Россия?

Не особенно. Я бы с удовольствием снова приехала в Москву. Но времени не хватает. Моя дочь учится в школе, и я выстраиваю свой график вокруг этого. Думаю, когда она подрастет, обязательно приеду. Есть множество мест, где я еще не была и не видела там ничего.

Я сейчас вспомнил ваш саундтрек к «Танцующей в темноте» и песню «Я все это уже видела» (I've seen it all, была записана вместе с солистом группы Radiohead Томом Йорком. — Esquire).

Слава богу, каждый день меня удивляет. Никогда не знаешь, что будет дальше.

Мне всегда интересно было узнать, что за люди вас окружают, готовы ли они понять и разделить ваши нестандартные идеи. Сложно ли вам находить единомышленников, коллег, друзей?

Это хороший вопрос. Я не уверена, кстати, что осознанно задаюсь им в жизни. Вот я до сих пор живу в своем родном городе, в Рейкьявике всего 180 000 жителей. Меня окружают родственники и друзья детства. Вчера я встречалась со своими подружками, одна из них — актриса, другая — скульптор.

Исландия интересна тем, что на этом маленьком острове нет ничего высокого и низкого, нет аристократии или вообще классовой системы, все близки друг другу. Я работаю с музыкантами и, когда встречаю таких, как Arca (саунд-продюсер альбомa Utopia, работал также с FKA Twigs и Канье Уэстом. — Esquire), Джесси Канда (художник, работал над обложками альбомов Bjork.

— Esquire) или Джеймс Мерри (создает костюмы и маски для Бьорк. — Esquire), осознаю, что мне очень повезло, потому что я нашла понимание, мне не приходится каждый раз все объяснять. Это награда. Главное не паниковать: всегда найдется свой человек, вопрос времени. Когда-нибудь вы пойдете в разные стороны и расстанетесь — и это тоже вопрос времени.

Важно оставаться открытым чему-то новому. Я научилась доверять человеческой природе: мы беспокойны, требовательны, пытливы и всегда держим нос по ветру.

Проект Bjork digital можно увидеть на 7-й Московской международной биеннале современного искусства в Новой Третьяковке на Крымском Валу до 21 января

Источник: https://esquire.ru/articles/38192-bjork-interview/

Бьорк: певица вне стандарта

Журнал “Маруся” > Шоу > Шоу — 2005 > Бьорк: певица вне стандарта

Музыка хрупкой и очаровательной певицы Бьорк (имя в переводе с исландского означает “береза”) покорила уже полмира. Да к тому же эта, не попадающая ни под какие стандарты, певица перевернула привычные устои шоу-бизнеса.

У меня на компьютере стоит заставка с фотографией Бьорк: загадочной раскосой певицы необычной внешности. А еще у меня “маникюр”, как у Бьорк (обгрызенные ногти). А еще я, как и она, хипповала в

глубокой молодости, и люблю стильную небрежность в одежде…

И вообще, Бьорк очень близка мне по духу, по энергетике. Я записалась бы в ее фанаты, если бы, также как и Бьорк, не ненавидела бы любое идолопоклонничество и фанатизм. Как и она, я уважаю, прежде

всего, яркую индивидуальность и самобытность.

КОММУНАльное детство

Но для начала совсем немного биографии. Будущая известная певица с таким коротким и звучным именем – Бьорк – родилась в Исландии в 1965 году. Отец ее был электриком, он вел довольно упорядоченную жизнь. Зато мать, преподаватель айкидо, вовсю хипповала, и “маленькая березка” росла в атмосфере хипповской коммуны. Что не мешало ей заниматься в музыкальной школе, изучать флейту, фортепьяно и

вокал.

В возрасте 11 лет Бьорк записала дебютный альбом, который назвала просто и незатейливо своим именем: “Bjork”. И понеслось-поехало: альбом сразу был замечен критиками, оценившими яркую индивидуальную манеру, Бьорк начала менять стили и музыкальные группы, а также страны и континенты, мгновенно ворвавшись в элиту

мирового шоу-бизнеса.

Бьоркоризация

Музыкальные критики определяют музыку Бьорк как “смесь техно, хаус, рока, панк-рока, джаза и классики”. А сама певица намного проще относится к любым определениям: “Всю музыку я делю на “хорошую” и “всю остальную”. Она не принадлежит ни одному стилю и направлению, не боится сегодня быть слишком хипповой, а завтра – слишком попсовой. Ей все равно, что

думают об этом окружающие”.

На счету певицы несколько международных наград за достижения в области музыки, главная роль в фильме Ларса фон Триера “Танцующая в темноте”, который также получил не одну премию. Но звездной болезнью певица не заболела, это не в традициях ее северного и гордого народа. Исландия – маленькая страна (всего 280 тысяч жителей).

И выражение типа “известный человек” у них не в ходу. “У нас здесь и так все друг друга знают”, – говорят здесь. Жители этой страны ужасно не любят иностранцев, боясь, видно, что те будут посягать на их независимость. Несколько лет назад ООН проводила специальное исследование в разных странах мира.

Был там и такой вопрос: “Счастливы ли вы?” Исландцы отвечали: “Да…

Конечно… А вообще-то шли бы вы отсюда”.

Бьорк говорит…

О поэзии: “Поэзия – это одна из тех вещей, без которых мне не выжить. Физически. Без нее

все равно что не спать, не есть и не заниматься музыкой”.

О семье: “Меня воспитывали люди, которые не знали, что такое дисциплина. “Давайте разрисуем дом лиловыми бабочками. Давайте два дня есть бананы”, – говорили они. Мне нравилось все это до шести лет. Потом я начала это ненавидеть. Хотя я довольна своим воспитанием. Было трудно, потому что мне приходилось

быть матерью самой себе большую часть времени, но это было полезно”.

О своем характере: “Я довольно разумна. Думаю, это нормальная реакция на жизнь среди людей, которые

хотели разрушить все нормы и границы и объелись этой свободы”.

О моде: “Мода для меня – это философия и средство самовыражения. С помощью одежды можно

выразить особое состояние души, неистовое желание жить”.

Об идеалах хиппи: “Мир можно изменить. Если вы в это не верите, вас просто употребят и

выбросят. Тем и кончится”.

О любви: “Я рождена для любви. Для меня важнее любить, а не быть любимой. Но с возрастом становишься умнее.

Когда тебе 15 лет, ты встречаешь кого-то, хихикаешь вместе с ним, и тебе уже хочется за него замуж и прожить с ним всю оставшуюся жизнь. Но потом встречаешь другого и хочешь замуж уже за него.

Но найти все качества в одном человеке так трудно! И просчитать все невозможно – это убивает любовь. Но мне хотелось бы встретить

“того самого”… А кому не хотелось бы?”

Еще о любви: “Когда человек упрям, то отдает любовь и ожидает ее обратно с процентами, как если бы он сделал вклад в банк. Надо понимать – от человека зависит,

что давать, но не зависит, что получать и откуда”.

О сыне: “Синдри – один из самых интересных людей, которые встречались в моей жизни. Мы с ним, скорее, брат и сестра, чем мать и сын. В 11 лет он понимает, как и я понимала в его возрасте, что свою жизнь может строить только

он сам”.

О войне: “Я убежденная пацифистка: ненавижу огнестрельное оружие и вообще насилие. Только

любовь может нас спасти”.

О своей родине: “Меня часто считают экстремисткой, но мое поведение всего лишь отражает воспитание: я росла на природе. А Исландия – это край земли. Климат там суровый, и дети с малых лет приучаются к самостоятельности. И я очень рано приобрела уверенность в себе, эту внутреннюю силу, которой так часто

недостает людям”

О фанатах: “Я всегда выступаю за индивидуальность. Нельзя сливаться с обезличенной толпой. Когда на концерте я вижу сотни фэнов, выряженных “под Бьорк”, я просто прихожу в отчаяние! К чему копировать? Не зрители, а какие-то клонированные “бьорки”. Они совсем меня не поняли. Это

Читайте также:  Павел ливинский - биография знаменитости, личная жизнь, дети

очень важно – оставаться собой”.

О возрасте: “Когда я была еще ребенком, то уже чувствовала себя немного бабушкой. И мой сын, как мне кажется, родился уже 40-летним мужчиной…

Я против традиционного воспитания, когда людей пытаются разложить по “коробочкам”: в 5 лет им ставят песни про гномов, а в 10 они слушают “Спайс Герлз”…

Знаете, моя бабушка любит “Спайс Герлз”, а я, когда мне было 5 лет, любила Римского-Корсакова. Я думаю, музыка не делится по возрастам. Вы или родились с любовью к музыке, или

нет, понимаете?”

О музыке: “У меня особенные вкусы. Я предпочитаю работать с теми шумами, которые есть в нашем сегодняшнем мире. Потому что музыка существовала с тех пор, как люди решили перестать быть обезьянами.

И я думаю, что очень просто обращаться в прошлое – надо слушать пение птиц, шум моря, грозу – это так прекрасно уже сотни лет.

Но надо еще и подробно видеть сегодняшний день, надо иметь мужество превращать реальность, в которой

мы существуем, во что-то волшебное”.

Еще о музыке: “Раньше я как-то не очень доверяла словам. Поначалу я даже не пела, а просто издавала звуки, шумы. Был даже момент, когда одна моя подруга извлекала звуки из машины для изготовления поп-корна, а я стучала на барабанах. А мой друг однажды записал храп моего дедушки, и это стало ритмичной

основой для нашей очередной песни”.

И еще немного о музыке: “Когда человек радуется или плачет, любит или огорчается, то мне кажется, что нервы в это время вибрируют, как струны скрипки. Поэтому, когда, например, в фильмах хотят добиться от зрителей определенной реакции, вставляют все эти “ммММммММмм…” (изображает игру на

скрипке)”.

Звуковое приложение

Удивительный колорит музыки Бьорк невозможно передать никакими пространственными описаниями. Но если ты попробуешь несколько раз подряд ритмично произнести нижеследующие слова, меняя тембр голоса с высокого на низкий, с шепота на крик, раскатисто протягивая букву “р”, то ты приблизишься к пониманию красоты ее музыки.

Итак, давай попробуем:

Хваннадальсхнукур (самая высокая гора в Исландии), “Кюкл” (первая группа, в которой играла Бьорк), “Шекэкыобз” (вторая группа, в которой играла Бьорк и где она познакомилась с будущим отцом своего сына), Гудмундстдоттир (настоящая фамилия Бьорк), Хильдур Хауксдоуттир (имя матери Бьорк), Хльоудрит в городе Хафнафьордуре (название ее первой звукозаписывающей студии), Йоуханнес Кьярваль (одна из первых знаменитых композиций певицы), “Гудмундур Ингольфссон”

(джазовая би-боп группа, с которой Бьорк записала много песен).

Получилось? Ты почувствовала радость, ощутила внутреннюю свободу и увидела красоту окружающего мира? Тогда скорей купи диск

исландской певицы Бьорк и наслаждайся ее музыкой.

Соня Полчок

Источник: http://www.marusia.ru/show2005/06-01.html

Бьорк: Полярная звезда – Интервью с Бьорк

Эта исландская рок-исполнительница без устали продолжает взрывать все мировые хит-парады. Только что она выпустила в свет свой четвертый альбом – Homogenic, но никого не удивит, если окажется, что у нее припасен материал еще на парочку таких же умопомрачительных альбомов.

Она страстно любит жизнь, родную страну, демонстрирует воинствующий индивидуализм и сознается в склонности к излишествам.

Темноволосая, маленькая (от горшка два вершка), раскосая Бьорк (по-исландски “береза”) напоминает эскимоску. Эдакая полуженщина, полудитя, пребывающая в постоянном движении: по-турецки усаживается в кресле, жестикулирует, съедает бутерброд, подъедая крошки.

Чувствуется, как она наэлектризована, до краев наполнена энергией, вся внутри кипит, подобно вулканам ее родного острова.

Она гордится своей страной, Исландией, где получила боевое крещение как музыкант и которую покинула в 1993 году, поселившись в Лондоне. Это решение стало началом ее большой карьеры.

В свои 32 года эта “бомба на сцене”, бывшая солистка группы Sugarcubes, игравшей альтернативный рок, вызывает единодушное одобрение критики, Ее умение смешивать разные музыкальные жанры (техно, хаус, рок, джаз, классику) потрясает и приводит в неистовство фэнов. Это дитя, вынырнувшее из волн панк-рока.

имеет в своем активе четыре альбоме (Debut, Post, Telegram и совсем свежий Homogenic) и уже успела удостоиться премий “Лучшее международное открытие года” и “Лучшая зарубежная певица” на британском музыкальном конкурсе Brit Awards 1994. Бьорк добилась признания не только в Европе, но и в США.

На концерте Tibetan Freedom в Нью-Йорке она выступала перед аудиторией в 16 000 человек. Мадонна пригласила ее принять участие в записи своего альбома Bedtime Stories.

Она снялась в клипах Жана-Батиста Мондино, Мишеля Гондри и Стефана Седнауи и между делом нашла для себя неординарного спонсора – главного художника Дома “Живанши” Александра МакКуина.

ELLE: На обложке альбома Homogenic Вы предстали в обличье гейши. Неужели строптивица Бьорк стала смиренницей?

BJORK: Как бы не так! И не собираюсь…

С Александром МакКуином, который придумал это шелковое платье в японском стиле в сочетании с тяжелым темно-каштановым париком, длинными ногтями и узкими ярко-красными губами, мы хотели создать образ невозмутимой пленницы, не столько живого человека, сколько символа, иконы. Скованная, неподвижная, она не сдается! Для меня она – воительница, избравшая любовь в качестве всесильного оружия для защиты от опасности извне.

ELLE: Очень романтично. И кто же угрожает бедняжке? Мужчины?

BJORK: Разумеется, но не только они. Угроза таится в самой природе, которая для нас не только мать-кормилица, но и злейший враг.

Только посмотрите, какие разрушения творят циклоны, землетрясения, цунами… А потом – работа, все эти новые технологии, которые нас порабощают, лишают свободы.

Я, убежденная пацифистка, ненавижу огнестрельное оружие и вообще насилие. Только любовь может нас спасти.

ELLE: Известно, что Вы очень дорожите своими исландскими корнями. Считаете ли Вы важным, откуда человек родом?

BJORK:

Источник: http://bjork.3dn.ru/publ/polar_star/1-1-0-11

Как «исландский эльф» стал мировой поп-дивой? Ко дню рождения Бьорк

Имя её слышали многие, а вот отчество (именно отчество — у исландцев нет фамилий) — Гюдмюндсдоттир — способен выговорить далеко не каждый. Итак, Бьорк…

Лично для меня творчество этой певицы всегда неразрывно связано с её образом, запечатлённом во множестве видеоклипов.

Я впервые услышал и увидел Бьорк в потрясающем клипе «Human Behaviour», показанном в «Программе А» Артемия Троицкого.

Прослушивание той же песни на диске почему-то произвело гораздо меньшее впечатление, и эта традиция сохранилась у меня до сих пор — Бьорк мало слышать, её нужно видеть.

Несмотря на то, что альбом, открывший миру «исландского эльфа», назывался «Debut», никаким дебютом он не был. Свою первую сольную пластинку Бьорк записала в Исландии ещё в 11 лет, а потом достаточно долго принимала участие в разных отечественных панк-группах. Последняя из них — SUGARCUBES — была умеренно популярна и за пределами «страны гейзеров» — в Великобритании.

Когда группа распалась, Бьорк переехала в Лондон и решила совершить прорыв в одиночку. Ну, не совсем в одиночку — её продюсером и соавтором стал Нелли Хупер. На новой записи о панк-временах напоминала разве что эксцентричность. Зато сильно отразилось увлечение певицы клубной музыкой вроде хауса и техно. Впрочем, однозначно говорить о стилистике музыки здесь невозможно.

Сама Бьорк в детстве обожала классическую музыку вроде Стравинского, её отец и бабушка любили джаз, а «хиппующая» мать — рок-музыку типа Джими Хендрикса. Весь этот салат стилей певица приправила своим «майонезом» — эмоциональном голосом, струящимся как бы поверх всех этих электронных битов и лупов.

Манера пения была оригинальной — она могла как очаровывать, так и (в больших количествах) раздражать.

Песни для альбома «Debut» представляли, по словам Бьорк, некий личный «дневник тинейджера». Они накапливались в личных архивах чуть ли не с подростковых времен, потому что не годились для панковской SUGARCUBES.

Самой известной песней стала упомянутая «Human Behaviour» («Человеческое поведение»), которая представляла собой как бы взгляд животного на человека. Бьорк считала эту песню очень «детской» и «шуточной».

Для съемок видео на «Human Behaviour» певица рекрутировала французского режиссёра Мишеля Годри. Вдохновленный эстетикой советского м/ф «Ёжик в тумане» и детскими воспоминаниями Бьорк, Годри снял потрясающую фантасмагорию — вроде бы и жутковатую, но жутковатую не по-настоящему.

Ибо и джунгли мультяшные, и медведь ненастоящий. Сама Бьорк то поёт, мешая ложкой суп, то бьётся в унисон с ночным мотыльком, то падает в реку, то летит на Луну, чтобы наконец-то вбить там флаг с надписью «СССР».

В итоге она оказывается в животе у медведя, а медведь — в её голове. Вообще рассказывать о клипах Бьорк — дело неблагодарное, их надо видеть.

Необычности музыке и клипу добавлял и сам образ певицы, которая по меткому выражению того же Троицкого (по-моему) выглядела одновременно «и девочкой, и девушкой, и притягательно, и отвратительно». Надо добавить, что внешность Бьорк отнюдь нетипична для голубоглазых и светловолосых исландцев, за что её ещё в школе прозвали «китаянкой».

Всё это вместе не могло не произвести впечатления. Сингл стал № 36 в Британии, а весьма специфический диск занял 3-е место. Изначально компания планировала продать 40 тыс. экземпляров «Дебюта», но продала 600 тыс. уже в первые три месяца!

Затем послышались восхищённые отзвуки в прессе (NME: «альбом доказывает, что музыка всё ещё может быть магической и необычной») и награда Brit Awards за «лучшее женское сольное исполнение».

Материал второго альбома был написан уже в Англии и выпущен в 1995 г. Его название «Post» обыгрывало два значения этого слова: 1) «после» и 2) «почта» (в красно-синих тонах авиаконверта была оформлена и обложка).

Альбом вышел стилистически очень эклектичным — от техно до джаза. Самой интересной песней стала «Isobel», на которую тот же Годри снял ещё один потрясающий клип в чёрно-белой эстетике.

Речь в песне шла о странной девушке, которая выросла в лесу и подобно Настасье из песни Бутусова «сама себя полюбила».

Здесь во всей красе предстал излюбленный приём Бьорк — сочетание живых скрипок и компьютерного ритма.

Однако самой популярной в массах стала более простая и традиционная песня «It's Oh So Quiet» («О, так тихо»), представляющая собой кавер на джазовый хит «Blow A Fuse» из репертуара Бетти Хаттон.

Клип, снятый режиссером Спайком Джонсом, может и не был крайне оригинальным, но хорошо передавал резкие перепады от колыбельного шепота до эксцентричных выкриков. Как это часто бывает, самая простая песня Бьорк стала и самой коммерчески успешной (она заняла 4-е место и именно её чаще всего любят перепевать в караоке).

Сама певица записала её в шутку и позже об этом жалела, мол, «я стараюсь донести людям новую музыку, а они отдают предпочтение старой».

Мода «на Бьорк» после «Post» (№ 2 в британском хит-параде) привела к тому, что даже сама Мадонна упрашивала исландскую девушку написать для неё песню (после долгих уговоров Бьорк написала для неё композицию «Bedtime Stories»).

Но у славы была и обратная сторона — в 1996 году певица чуть было не погибла, когда какой-то полоумный влюблённый поклонник послал ей по почте бомбу и совершил перед видео ритуальное самоубийство (всё потому, что Бьорк, мол, спала с «чёрным» ди-джеем Голди).

Результатом внутреннего переосмысления своей жизни стал альбом «Homogenic» (1997), где эклектика Бьорк уже сплавилась в нераздельном единстве.

Достаточно послушать замечательную балладу «Joga» или композицию «Bachelorette» — в основе своей представляющую танго, но до неузнаваемости преображённое аранжировкой и вокальными руладами.

Сленговое слово «Bachelorette» означает «холостячка, живущая в одиночестве», а сама песня и клип, снова снятый Годри, по словам Бьорк представляли третью часть некоего эпоса об «альтер-эго» певицы (первые две части — «Human Behaviour» и «Isobel»).

Бьорк:
«Это история девочки, напуганной взрослыми, — сначала это девочка-тинейджер, которая внезапно пугается своей женственности, в следующем клипе она уже инстинктивно открывается своей женской природе со всеми её хорошими и плохими сторонами. А в „Bachelorette“ она осознаёт, что лучше ей вернуться туда, откуда всё началось: в лес, в одиночество».

Читайте также:  Рассел брэнд - биография знаменитости, личная жизнь, дети

В 2000 году Бьорк открыла себя ещё с одной необычной стороны — она сыграла главную роль в фильме Ларса Фон Триера «Dancer In The Dark» («Танцующая в Темноте»).

Поначалу знаменитый режиссёр попросил певицу написать к фильму музыку, а спустя время решил взять её на роль чешской эмигрантки Сельмы, которая работает на жестяной фабрике и стремительно теряет зрение. Все заработанные деньги она копит на операцию сыну, которому, как и матери, грозит слепота.

Деньги крадёт её сосед-полицейский, Сельма убивает его и отправляется на казнь (отказываясь потратить накопленное на хорошего адвоката).

Картина вышла удивительно человечной для Фон Триера, Бьорк сыграла превосходно и получила на Каннском кинофестивале приз за лучшую женскую роль. Однако съемки прошли для неё и режиссёра, что называется, на нервах. Триер зарёкся больше работать с «взбаломошной» Бьорк, а та зареклась сниматься в кино.

https://www.youtube.com/watch?v=DXRGc9AFnEo

Так как по замыслу режиссёра Сельма бредила мюзиклами, в фильме немало отличных и ярких песен (которые тоже лучше воспринимать с видеорядом). Например, музыка композиции «Cvalda» как бы рождается из шума станков (один куплет здесь даже спела Катрин Денёв — партнёрша Бьорк по фильму).

Стук колес поезда задаёт ритм и проникновенной драматичной «I've Seen It All», текст к которой написал сам Триер, а певица исполнила его в дуэте с Томом Йорком из RADIOHEAD.

И, конечно, шокирующая с учётом видеоряда композиция «107 Steps» — именно 107 шагов должна сделать Сельма к месту казни.

В дальнейшем Бьорк не изменяла себе — снимала необычные клипы, делала всё более экспериментальную и некоммерческую музыку (так музыка альбома «Medulla» создавалась практически без инструментов и представляла собой в основном обработанные человеческие голоса).

И до сих пор трудно поверить, что задорная и необычная Бьорк уже давно не девочка — в этом году ей исполняется 47 лет.

Бьорк:
«Вся эта придумка с возрастом — ложь. Наступают моменты, когда тебе пять лет. В один день ты умен, в другой — глуп. Сейчас я чувствую себя мудрой. Это случается нечасто, но случается. Есть моменты, когда я чувствую себя очень глупой. Мне бы хотелось подступиться к любому возрасту в любое время, к любой зрелости».

P. S. Напоминаю, что прослушать и просмотреть песни Бьорк вы можете в первом комментарии к этой статье.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/58102/

Искусство жить: Художественные жесты Бьорк

Новый альбом Бьорк был запланирован на март. Однако, стоило появиться этой новости, как кто-то тут же слил его в сеть на два месяца раньше.

Певица поступила самым разумным образом: спокойно отреагировав на произошедшее, выложила его на iTunes спустя 24 часа после недоразумения. «Vulnicura» — это не просто очередное выдуманное слово, а игра певицы с латинскими корнями, вместе условно обозначающими «заживление ран».

Воcьмая пластинка стала для нее самой личной и печальной — она посвящена ее разрыву с мужем и современным художником Мэтью Барни, а на обложке Бьорк позирует
с символической зияющей раной на груди.

Мы решили вспомнить, как Бьорк заступала на территорию современного искусства на протяжении своей карьеры и с какими художниками из разных сфер сотрудничала — от Ларса фон Триера и Криса Каннингема до Александра Маккуина и Нобуёси Араки.

«Танцующая в темноте»

Ларс фон Триер поначалу предложил Бьорк лишь написать саундтрек к фильму его трилогии «Золотое сердце» — «Танцующей в темноте».

Музыкальный фильм про полуслепую иммигрантку Сельму, пытающуюся оградить сына от потери зрения, нуждался в идеальном музыкальном сопровождении, так что Бьорк согласилась и сочинила цикл «Selmasongs».

Однако режиссеру удалось уговорить певицу сыграть в фильме главную роль, мотивируя это тем, что только автор музыки сможет убедительно изобразить героиню, спасающуюся от реальности в мюзикле-фантазии.

 Бьорк настолько тяжело было переживать судьбу своей героини, что фильм вполне мог стать ее последней работой в кино. За эту роль Бьорк получила золотую пальмовую ветвь в Каннах как лучшая актриса, а за песню «I’ve Seen It All» она была номинирована на «Оскар», где появилась в знаменитом платье-лебеде.

Мода как высказывание

Платье-лебедь Бьорк на оскаровской красной дорожке вызвало тогда волну недоумения. Сейчас оно воспринимается как предмет, выполненный с куда большим вкусом и подтекстом, чем многие эпатажные наряды звезд, однако «Оскар-2001» явно не был к нему готов.

Бьорк клеймили «провинциалкой» и «наихудше одетой звездой», а Джоан Риверс заявила, что «этой девочке место в дурдоме». Бьорк прекрасно понимала, на что идет, но как всегда просто сделала то, что ей нравится, — она очень любит лебедей и посчитала символ фертильности очень уместным в Голливуде.

Узколобая реакция изжила себя, а платье не раз копировали, правда, с каким подтекстом — еще вопрос. Лебедя придумал и сделал всего в двух экземплярах македонский дизайнер Марьян Пежоски — будущий основатель культовой марки Kokon To Zai.

Певица надевала его не только на премию, но и для обложки «Vespertine», а также шоу в рамках тура с этим альбомом.

Первым видео, над которым Бьорк работала c клипмейкером и режиссером Мишелем Гондри, был «Human Behaviour», двое странных тогда нашли друг друга и с тех пор не расстаются. Гондри стал для Бьорк своего рода соавтором: для нее он снимет, к примеру, «Bachelorette» и «Declare Independence».

Бьорк работала и с другими именитыми режиссерами, например, Спайком Джонзом, который даже сделал ей клип про любовь с котиком.

Визуальная составляющая всегда была для нее такой же важной, как и музыка: одно должно гармонично перетекать в другое, а протяжные и неровные композиции находили отклик в рваной съемке и неожиданных образах.

Бьорк постоянно экспериментирует, прокручивая реальность в блендере, неудивительно, что ее самый известный клип на манифест про любовь — это два чувственных андроида в кадре, которых придумал один из популярных видеохудожников Крис Каннингем.

Бьорк всегда выглядела «странной», однако далеко не сразу она отдалась во власть неудержимой игры с образами. Первые два альбома визуально были сдержанными: да, клипы были оригинальными, но сама певица выглядела конвенционально и невинно.

В 1996-м она окончательно уезжает из Лондона, где сумасшедший фанат попытался изуродовать ее бомбой с кислотой а затем вышиб себе мозги, записав это на камеру.

Травмированная инцидентом, Бьорк пытается пережить этот момент через творчество — так появится ее третий альбом «Homogenic», в котором она осмысляет и неудавшиеся отношения, и любовь к родной земле, и еще миллион противоречивых эмоций.

Кардинально отличавшийся по звуку, своим имиджем он обязан Александру Маккуину, который придумал канонический воинственно-азиатский образ для Бьорк. Маккуин сильно повлиял на визуальную сторону ее творчества, а на его похоронах Бьорк в платье дизайнера исполнила версию «Gloomy Sunday».

Книга «Björk»

Во время выхода «Vespertine» Бьорк также публикует книгу — фотоальбом, подготовленный вместе с M/M Paris. В нем певица пытается показать свой взгляд на творческий процесс изнутри, собирая под одной обложкой разрозненные фотографии, обрывки текстов и даже ее интервью с культовым британским телеведущим и натуралистом Дэвидом Аттенборо.

Бьорк также попросила каждого из своих коллабораторов заполнить по четыре страницы, чтобы доказать простую вещь: никто не существует сам по себе, а за успешной Бьорк стоит работа не одного десятка людей.

По сути тонко собранный скрапбук певицы вторит работе над текстами песен альбома, которые певица, как из кусочков, собирала на основе работ Эдварда Каммингса, Хармони Корина и Сары Кейн.

Песня мира

Пятый сольный альбом должен был целиком строиться на вокале. Хотя первоначальная задумка и не реализовалась в полной мере, на пластинке уникальным образом использованы голоса людей, в том числе и вместо некоторых инструментов.

Для записи она, в частности, привлекла Танью Тагак — певицу-инуитку и мастера горлового пения, а также нескольких битбоксеров и включила хоровое пение. Трек «Oceania» с альбома, написанный специально к случаю, открывал летние Олимпийские игры в 2004 году.

Во время представления платье певицы медленно разворачивалось, открывая огромную карту мира почти в тысячу квадратных метров и укрывая шлейфом атлетов.

Нагота

Певица всегда комфортно чувствовала себя в своем теле — такой вывод можно сделать, в частности, по ее японским коллаборациям. Это был лишь вопрос времени: японское искусство и Бьорк обязательно бы нашли друг друга. Итогом ее работы с японскими художниками стало два проекта: клип Эйко Исиоки на песню «Cocoon» и серия фотографий Араки.

Видео не показывали на MTV из-за обнаженного тела Бьорк, хотя на самом деле на ней был максимально облегающий тело костюм.

Японский мастер эротической фотографии сделал для певицы обложку и вкладыш для сборника ремиксов «Telegram» — там всё куда более чинно, но всё еще чувствуется почерк фотографа, в других своих работах совершенно не знающего стеснения.

Теперь уже бывший муж певицы Мэтью Барни — художник с не менее ярким и неординарным мышлением, чем сама Бьорк, так что неудивительно, что они так долго были вместе. Барни — один из самых ярких представителей современного искусства, использующий самые разные медиа в своей работе.

В 2005-м Мэтью попросил жену поучаствовать в проекте «Drawing Restraint 9» из цикла работ о преодолении и перерождении. Это был второй случай в жизни Бьорк, когда она записывала саундтрек и снималась в фильме.

Бьорк с мужем исполнили главные роли в фильме о японской культуре — по сюжету певица и художник влюбляются и в итоге превращаются в китов.

Синтез природы, науки
и искусства

Предпоследний альбом «Biophilia» стал по всем параметрам беспрецедентным. Певица и музыкант решила сделать целый глобальный арт-проект, который в результате был выставлен в МоМА.

Для альбома певица выпустила несколько приложений, которые были связаны между собой, в том числе музыкально; они же использовались в рамках ее образовательной программы.

Бьорк устроила серию воркшопов для детей, где они могли изучать связи между наукой, музыкой и природой — в Рейкьявике ее собираются включить в обязательную школьную программу. Сама певица проработала эту идею дальше, придумав задействовать научные приборы в качестве музыкальных на концертах.

Так, трансформатор Тесла в ее руках «запел», исполняя басовую партию, одновременно генерируя молнии. Приложения стали первыми, оказавшимися в музее современного искусства, где, кстати, в марте откроется ретроспектива творчества Бьорк.

Новая пластинка певицы «Vulnicura» вышла с обложкой, cозданной той же парижской студией M/M и напомнившей нам о том, с кем мы имеем дело. Бьорк снова демонстрирует свое умение создавать выдающиеся образы вне времени: певица выглядит футуристично и иконографично, одновременно агрессивно и ранимо.

Затянутая в блестящий латекс и напоминающая, скорее, трехмерную графику, Бьорк будто застыла во времени — во всём этом можно разглядеть ее бесконечное переживание разрыва с любимым человеком. Застрявшая в моменте боли, она показывает всему миру огромную рану в своей грудной клетке, которая одновременно выглядит как портал и вагина.

В альбоме она соединяется со своей женской частью, рассказывая о всех потаенных страхах об отношениях, материнстве и семье.

Фотографии: 1 via Shutterstock

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/entertainment/art/203971-bjorkophilia

Ссылка на основную публикацию