Иван шмелев – биография знаменитости, личная жизнь, дети

«Самый русский писатель»: Иван Шмелев как пасынок революции

Ровно 145 лет назад, 3 октября 1873 года, родился Иван Шмелев, один из крупнейших русских писателей XX века, человек непростой личной и литературной судьбы. О том, как революция, яростным врагом которой был Шмелев, сделала из просто хорошего писателя великого, вспоминал журналист Алексей Королев специально для «Известий».

Два Шмелева

«В нашей художественной литературе ныне замечается некоторый уклон в сторону реализма. Писателей, изображающих «грубую жизнь», теперь больше, чем было в недавние годы. М. Горький, гр. А. Толстой, Бунин, Шмелев, Сургучев и др.

рисуют в своих произведениях не «сказочные дали», не таинственных «таитян», а подлинную русскую жизнь, со всеми ее ужасами, повседневной обыденщиной». Так писала газета «Правда» (та самая, центральный орган) 26 января 1914 года.

Из пяти упомянутых в статье писателей двое стали прижизненными советскими классиками, один — нобелевским лауреатом, один — дважды нобелевским номинантом и один был осужден во Франции за коллаборационизм.

Так что, зачисляя всех их скопом если не в союзники, то в попутчики, «Правда» в итоге немного ошиблась.

Другое дело, что мало кого из русских писателей Великая русская революция так переломала, как эту компанию.

Есть как бы два Шмелева, это не новость. Довольно точно известно даже дата инициации — апрель 1923 года, когда (уже в эмиграции) Шмелевых разыскал некий доктор Шипов, товарищ их сына Сергея по камере в Феодосийской ЧК.

Сергей Шмелев, белый офицер, предмет исступленного обожания родителей, не ушел (как и родители) в 1920-м с Врангелем, поверив большевистским обещаниям амнистии. Разумеется, его тут же арестовали и вскорости убили.

Так, в самом чудовищном из возможных, родительском горе родился новый Иван Шмелев, в котором ледяная ненависть к красным, с одной стороны, помогла зажечь искру подлинного писательского величия, а с другой — парадоксальным образом помешала сделать шаг вперед из первого ряда русской литературы.

Но начнем не с этого.

Глазами реалиста

Конечно, «Правда» не лгала, противопоставляя Шмелева мейнстриму русского Серебряного века — декадентам и символистам.

Дореволюционный Шмелев был «писатель-демократ», добросовестный и талантливый эпигон Короленко и Успенского, мастер лингвистической мимикрии, глубокий знаток провинциальной жизни (семь лет чиновником особых поручений во Владимирской казенной палате).

Две его главные книги того периода — «Гражданин Уклейкин» и «Человек из ресторана» — эталонная контрэлитная реалистическая проза межреволюционного периода, полная сочувствия к «маленькому человеку» и презрения к буржуазии и чиновничеству.

Шмелев не был ни социалистом, ни либералом, еще в молодости под влиянием религиозной жены отошел от материалистических увлечений студенческих лет (он был страстным поклонником Тимирязева и вообще дарвинизма), но круг его общения (помимо вышеописанного в «Правде») — не только Леонид Андреев и Куприн, но и Тренев, Серафимович, Вересаев, Сергеев-Ценский — впоследствии сплошь лауреаты Сталинской премии. По справедливому замечанию современного литературоведа, последнее предреволюционное десятилетие было счастливейшим временем в жизни Шмелева — частного лица: респектабельный профессиональный литератор, счастливый муж и отец.

Примечательно, что в это время он практически ничего не пишет о старой Москве — то есть о том, что впоследствии составит ему мировую славу. Между тем он, разумеется, всегда великолепно знал и очень любил свой родной город, где жили четыре поколения его предков.

Возможно, дело было в нежелании ворошить детские воспоминания — как бы это опять же не кажется удивительным в случае с будущим автором «Лета Господня».

Ведь ранняя смерть отца обернулась для маленького Шмелева ужасами жизни с матерью, образцовой деспотичкой из купеческой среды, испытывавшей какую-то патологическую страсть к порке младшего сына. Травму эту Шмелев залечит только вытеснив ее еще большими кошмарами.

«Бога у меня нет»

«Восторженно принял Февральскую революцию, Октябрьскую революцию не принял» — формулировка, украшающая тысячи биографий (в том числе нескольких великих князей).

Что до Шмелева, то даже ввиду надвигающейся победы большевиков в Гражданской войне уезжать он не очень хотел — в надежде то ли на финальный кувырок белых через голову, то ли на мирное сосуществование с новой властью.

Так или иначе домик в Алуште он купил в конце лета 1920 года, когда казалось, что уже всё всем ясно.

17 ноября 1920 года белая армия оставила Крым, а уже в ночь на 4 декабря арестовали Сергея Шмелева. Почти два года отец пытался найти сына, заваливал письмами Горького и Луначарского, не понимая еще всего масштаба того ада, который упал на Крым: Сергея расстреляли через полтора месяца после ареста вместе с тысячами других офицеров Добровольческой армии.

«Бога у меня нет: синее небо пусто».

Это «Солнце мертвых», одна из самых страшных книг, когда-либо написанных на русском языке, хирургическая в своей беспощадности хроника русского Армагеддона, созданная Шмелевым в первые недели своего пребывания в эмиграции. Томас Манн, главный поклонник Шмелева в Европе, отрецензировал «Солнце мертвых» в шести словах: «Прочтите это, если у вас хватит смелости».

Шмелева-«демократа», Шмелева — защитника «маленького человека» больше не было. Был яростный и непримиримый противник советской власти, чье творчество отныне — хоть, к счастью, и не навсегда — свелось к памфлетам и лубкам, беспощадно обличающим большевизм.

Непримиримость эта — ничья биография не нуждается в лакировке — завела Шмелева в конце концов довольно далеко: он сотрудничал в пронацистской русской прессе, а вторжение Германии в 1941 году называл «возвращением Сергия Радонежского в свою вотчину». К сожалению, именно этот корпус текстов заставляет литературоведов говорить о неравноценности творческого наследия Шмелева — впрочем, в это же время он пишет пронзительную «Историю любовную», самую популярную у зарубежного читателя свою книгу.

Он никогда более не вернулся к тому материальному положению, которое имел до революции, — но таксистом, во всяком случае, работать ему не пришлось.

Жил в курортном Капбретоне (рядом со своими друзьями Деникиными), воспитывал как сына внучатого племянника Ива Жантийома-Кутырина (того самого Ивушку из «Лета Господня»). Два года подряд — в 1931-м и 1932-м — выдвигался на Нобелевскую премию.

(Это в целом довольно некрасивая история: с тем, что нобелевка русской бесцензурной литературе очень нужна как инструмент политической борьбы, соглашалась вся эмиграция. В качестве «проходимых» для Шведской академии кандидатов были выбраны Бунин, Мережковский и Шмелев.

Началась, выражаясь современным языком, «пиар-кампания». Дело закончилось всеобщей писательской сварой и размолвкой Буниных и Шмелевых.) Невероятно, но факт: Шмелев мог получить Нобелевскую премию еще до того, как полностью опубликовал две свои главные книги.

«Лето Господне»

60-летний юбилей Шмелева отмечался широко, Бальмонт написал что-то вроде того, что Шмелев — «самый русский писатель» и эта «русскость» как раз и приносит ему мировую славу.

Другие отклики были под стать.

Но главный подарок Шмелев сделал себе сам: увидело свет «Лето Господне», а затем — «Богомолье», магнум опус, сразу затмивший, заставивший забыть всё, что писал автор раньше, — и хорошее, и неудачное.

Этот роман (оба произведения по сути представляют собой роман-дилогию и недаром почти всегда издаются под одной обложкой) — не просто грандиозное бытописание Москвы конца 70-х годов XIX века, не только лучший гастрономический текст в истории русской литературы («в блинах и пирогах утопил Россию», злорадствовали немногие критики) и даже не только виртуозное стилистическое упражнение («Шмелев — последний и единственный из русских писателей, у которого еще можно учиться богатству, мощи и свободе русского языка», писал Куприн).

«Лето Господне» — главный и лучший роман воспитания на русском языке, феноменальное проникновение во внутренний мир ребенка, которое невозможно совершить, опираясь на одни только воспоминания детства.

«Лето Господне» — один из важнейших русских религиозных текстов XX века (недаром его на смертном одре читали Бальмонт, Немирович-Данченко и даже митрополит Антоний (Храповицкий), не просто подробнейшая хроника собственной катехизации — настоящая история обретения (не мальчиком Ваней, а пожилым уже Иваном Сергеевичем) того Бога, которого он утратил в степях Крыма в 1921 году.

Источник: https://iz.ru/795578/aleksei-korolev/samyi-russkii-pisatel-ivan-shmelev-kak-pasynok-revoliutcii

Шмелев Иван Сергеевич

(1873-1950) русский писатель

Будущий писатель родился в патриархальной купеческой семье, воспитывался в атмосфере почитания старины, сугубой религиозности. Одновременно Иван Сергеевич Шмелев испытывал влияние «улицы» — рабочего люда разных губерний, стекавшегося во двор отца — подрядчика в Замоскворечье — и приносившего с собой стихийную мятежность, богатый язык, фольклор.

Это определило социальную остроту лучших произведений Шмелева, с одной стороны; с другой — внимание к «сказу», близость к литературным традициям, идущим от Николая Семеновича Лескова и Федора Михайловича Достоевского.

Все это способствовало тому, что Шмелев стал большим мастером русского литературного языка, видным представителем критического реализма.

После окончания юридического факультета университета (1898) и года военной службы он 8 лет был чиновником в глухих уголках Московской и Владимирской губерний.

В эти годы Иван Шмелев впервые живет в близости к природе. Он живо чувствует и понимает ее. Впечатления этих лет подсказывают ему страницы, посвященные природе, начиная с рассказа «Под небом» (1910) и кончая позднейшими произведениями.

Первый печатный опыт Ивана Шмелева — зарисовка из народной жизни «У мельницы» (1895). Серьезнее были вышедшие в Москве в 1897 году очерки «На скалах Валаама».

Получили широкую известность произведения Ивана Сергеевича Шмелева, написанные под воздействием революции 1905—1907 годов (повести «Распад», 1907, «Гражданин Уклейкин», 1908; рассказы «Вахмистр», 1906, «Иван Кузьмич», 1907). Максим Горький поддержал Шмелева в завершении работы над значительным произведением — повестью «Человек из ресторана» (1911).

Главным, новаторским в повести «Человек из ресторана» было то, что автор сумел полностью перевоплотиться в своего героя, увидеть мир глазами официанта.

Гигантская кунсткамера разворачивается под музыку перед старым официантом. И среди посетителей он видит одно лакейство. Действующие лица повести образуют единую социальную пирамиду, основание которой занимает Скороходов с ресторанной прислугой.

Ближе к вершине лакейство совершается уже «не за полтинник, а из высших соображений»: так, важный господин в орденах кидается под стол, чтобы раньше официанта поднять оброненный министром платок.

И чем ближе к вершине этой пирамиды, тем низменнее причины лакейства.

Суд лакея оказывается жестоким. При всем этом Иван Шмелев не теряет чувства художественного такта: ведь Скороходов — обыкновенный официант, предел мечтаний которого — собственный домик с душистым горошком, подсолнухами и породистыми курами, он отнюдь не сознательный обличитель. Его недоверие к господам, недоверие простолюдина — слепо. Оно перерастает в неприязнь к образованным людям вообще.

В «Человеке из ресторана» чувство недоверия к «образованным» тем не менее не переходит в предрассудок. Темный, религиозный человек, Скороходов особо выделяет революционеров, противостоящих своекорыстному миру.

Повесть имела шумный успех.

В течение 1912—1914 годов публикуются рассказы и повести Ивана Шмелева «Стена», «Пугливая тишина», «Волчий перекат», «Росстани», «Виноград», упрочившие его положение в литературе как крупного писателя-реалиста.

Первое, на что обращаешь внимание, — это тематическое многообразие его произведений. Тут и разложение дворянской усадьбы («Пугливая тишина», «Стена»); и тихое житье-бытье прислуги («Виноград»); и эпизоды из жизни аристократической интеллигенции («Волчий перекат»); и последние дни богатого подрядчика, приехавшего помирать в родную деревню («Росстани»).

В повести «Росстани» (что означает последнее свидание с отбывающим, прощание с ним и проводы его) купец Данила, вернувшись помирать в родную деревню Ключевую, по сути, возвращается к себе истинному, неосуществившемуся, открывает в самом себе того человека, какого он давно забыл. Только теперь, когда осталась малая горсть жизни, собранная по сусекам — на последний блин, получает Данила Степанович возможность творить добро, помогать бедным и сирым.

Пристальное внимание к национальной специфике, «корню» русской жизни, все более характерное для шмелевских произведений, не вывело писателя на грань шовинистического патриотизма, который охватил большую часть литераторов в годы Первой мировой войны. Настроение Шмелева этих лет прекрасно характеризуют сборники его прозы — «Карусель» (1916), «Суровые дни» и «Лик скрытый» (1916).

Октябрь Иван Сергеевич Шмелев не принял. Отход писателя от общественной деятельности, его растерянность, неприятие происходящего — все это сказалось на его творчестве 1918— 1922 годов.

В 1918 году Иван Шмелев пишет повесть «Неупиваемая чаша». Он заклеймил в ней «барство дикое, без чувства, без закона», однако само обращение к прошлому выглядело анахронизмом в ту пору, когда шла Гражданская война.

Отъезд писателя в 1922 году не был следствием только идеологических разногласий с новой властью. Единственного сына Сергея писатель любил больше жизни. В 1920 году офицер Добровольческой армии Сергей Шмелев, не пожелавший уехать с врангелевцами на чужбину, был взят из лазарета и без суда расстрелян. Писатель уезжает сначала в Берлин, а потом в Париж.

Поддавшись горю утраты, он переносит чувства осиротевшего отца на свои общественные взгляды и создает тенденциозные рассказы и памфлеты-повести — «Каменный век» (1924), «На пеньках» (1925), «Про одну старуху» (1925). Все же против русского человека Шмелев не озлобился, хотя и многое в новой жизни проклял. Непримиримость свою он сохранил и в годы Второй мировой войны, унизившись до участия в пронацистских газетах.

Из чужой и «роскошной» страны с необыкновенной остротой и отчетливостью видится Ивану Шмелеву старая Россия. Из потаенных закромов памяти пришли впечатления детства, составившие книги «Родное», «Богомолье» (1935), «Лето Господне» (1933).

До конца своих дней, чувствовал Иван Шмелев саднящую боль от воспоминаний о России, ее природе, людях. В последних книгах — крепчайший настой первородных русских слов, пейзажи-настроения, поражающие своей высокой лирикой, самый лик Родины — в ее кротости и поэзии.

Читайте также:  Нино катамадзе - биография знаменитости, личная жизнь, дети

При всем при том, что книги «Родное», «Богомолье», «Лето Господне» являются художественной вершиной шмелевского творчества, в целом произведения эмигрантской поры отмечены крайней, бросающейся в глаза неравноценностью. Это отмечалось и в эмигрантской критике.

Рядом с поэтической повестью «История любовная» (1927) писатель создает лубочный роман «Солдаты» (1930) на материале Первой мировой войны; вслед за лирическими очерками автобиографического характера («Родное», «Старый Валаам») появляется двухтомный роман «Пути небесные» (1936—1948) — растянутое и местами аляповатое повествование о «русской душе».

Целиком на сказе построен роман «Няня из Москвы», где события переданы устами старой русской женщины Дарьи Степановны Синицыной.

Последние годы жизни Иван Сергеевич Шмелев проводит в одиночестве, потеряв жену, испытывая тяжелые физические страдания. Он решает жить «настоящим христианином» и с этой целью 24 июня 1950 года отправляется в обитель Покрова Божьей Матери, в 140 километрах от Парижа. В тот же день сердечный приступ обрывает его жизнь.

Источник: http://biografiivsem.ru/shmelev-ivan-sergeevich

Ирина Шмелева (Irina Shmeleva): фильмография, фото, биография. Актер, Актер дубляжа

Ирина Викторовна Шмелева родилась 24 января 1961 года в Свердловской области, в городке Кушва. С 18 лет работала массовиком в сельском Доме культуры. Затем уехала в столицу и поступила в Театральное училище им. Б. В. Щукина.

После окончания училища 23-летняя Ирина поступила в труппу Московского драматического театра им. Н. В. Гоголя. «Я вообще не хотела в театр идти, меня заставил художественный руководитель моего курса в училище. Он сказал: «Ира, не выпендривайся.

Такой конкурс, а тебя сразу берут», – вспоминает Шмелева.

Ирина – девушка с характером, чувственная, своенравная, которая «додумывает» каждую свою роль и всегда знает чего хочет, вскоре она стала ведущей актрисой театра. Достаточно быстро смелая и яркая актриса добилась успехов в кино.

Невеста в драме «Слезы капали» (1982), стрелок Юля в детективе «Найти и обезвредить» (1982), Тачаночница – инопланетянка в «Кин-дза-дза!» (1986), бойкая сыщик Анюта в криминальной драме «Акселератка» (1987) или соблазнительная Элизабет в «Ловушке для одинокого мужчины» (1990) – Ирина Шмелева была обажаема советским зрителем. Кроме того, она стала одной из первых русских актрис, которая обнажилась на экранах.

Но для самой девушки популярность была не важна. Она могла отказаться от заведомо выигрышной роли, она не наслаждалась славой. Того единственного, чего Ирина больше всего хотела в своей жизни, она так и не получила – это таинственная любовь актрисы, которая так и осталась безответной.

«Я вообще была глупая. Я не понимала значимости того или этого… Ничем не дорожила, для меня были важнее какие-то отношения между мужчиной и женщиной, что тоже я не получила!» – признавалась позже Шмелева.

Ирина всегда была честна с собой. Многие советские ленты, которые сделали ее кинозвездой, она теперь без обиняков называет «ерундой».

«Ну, меня узнавали, за мной бегали… Когда я только начинала и давала одно из первых своих интервью, меня спросили: «Что бы ты больше всего хотела?» Я сказала: «Хотя бы в одном кино очень хорошем сыграть… В таком, чтобы – навсегда», – говорит Ирина.

В 34 года Ирина получила звание заслуженной артистки России. А спустя три года покинула родину. С наступлением лихих «девяностых» годов, когда в стране царил бандитизм, а кино не снимали, Ирина решила покончить с актерством.

В 1998-ом 37-летняя Шмелева эмигрировала вместе со вторым супругом-программистом в США. «Я не могла больше ходить по улицам, мне было страшно, – признается она.

– В Америку специально приехала к дню начала занятий в колледже, чтобы сразу учить английский, а после этого взяла курс «media communications»… И когда еще училась, то стала смотреть – что я могу делать?»

Отучившись, Шмелева заняла пост пиарщика в одной из нью-йоркских масс-медиа компаний. О прошлом советской кинозвезды Ирина не жалела, хотя предпринимала редкие попытки где-то сниматься. «Самым важным в моей жизни была любовь (которая меня чуть не убила). Все остальное не имело значения.

Поэтому я настолько не беспокоюсь о своей карьере. Любовь – это все, ради чего я родилась, жила и во что верила. Но потому я этого и не получила. Нельзя так сильно чего-то хотеть», – говорит Ирина.

Однако в 51 год Шмелева вернулась на экраны, снявшись в главной роли в ленте «Любовь, русский стиль» (2012) вместе с Николаем Ефремовым.

Источник: https://www.ivi.ru/person/irina-shmeleva-2117

Иван Шмелев: под солнцем Родины

Книги на столе: «Лето Господне» (о ней русский философ Иван Ильин написал: «Это сама духовная ткань верующей России») – такая светло-радостная, что дух захватывает; а рядом – «Солнце мертвых», от которой судорогами сжимается горло («Читал ее… задыхаясь», – отзовется один из современников). Такие разные книги вышли из-под пера одного автора – Ивана Шмелева (1873–1950). В день его рождения – 4 октября (21 сентября по ст.ст.) – и в год 65-летия смерти вспомним о нелегкой судьбе писателя.

Среднего роста, тонкий, худощавый, большие серые глаза… Эти глаза владеют всем лицом… склонны к ласковой усмешке, но чаще глубоко серьезные и грустные. Его лицо изборождено глубокими складками-впадинами от созерцания и сострадания… лицо русское – лицо прошлых веков, пожалуй, – лицо старовера, страдальца…

Ю.А. Кутырина. Иван Шмелев (Париж, 1960)

    Неразвеянный экстракт русскости

Когда рождается ребенок, мир словно распахивает ему свои объятия. У малыша еще всё впереди. Родители, близкие полны радости и надежд. Рождение ребенка – это всегда чудо, которое наполняет счастьем всё вокруг.

А между тем есть культуры, в которых всё наоборот: люди радуются смерти как переходу в лучшее состояние и оплакивают рождение. Ведь что ждет только что появившегося на свет человека – никто не ведает.

«В мире будете иметь скорбь, но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16: 33).

Знай бы родители маленького Ивана, появившегося на свет далеким 1873 годом, 21 сентября, как сложится его жизнь, они бы, наверно, горько плакали. Ему предстояла долгая и тяжелая жизнь. Судьба, так похожая на судьбу Родины.

Но, по милости Божией, провидеть будущее нам не дано.

Иван Сергеевич родился в Москве, в Замоскворечье. Мир белокаменной древней столицы в сорок сороков до конца жизни подпитывал писателя силами и вдохновением.

С.И.Смирнов. Ясное утро в Замоскворечье

    «Что во мне бьется так, наплывает в глазах туманом? Это – мое, я знаю. И стены, и башни, и соборы… и дымные облачка за ними, и эта моя река, и черные полыньи, в воронах, и лошадки, и заречная даль посадов… – были во мне всегда.

И всё я знаю. Там, за стенами, церковка под бугром – я знаю. И щели в стенах – знаю. Я глядел из-за стен… когда?..

И дым пожаров, и крики, и набат… всё помню! Бунты, и топоры, и плахи, и молебны… – все мнится былью… – будто во сне забытом».

(Иван Шмелев. Лето Господне)

В своем труде «О тьме и просветлении» великий русский философ Иван Ильин, рассуждая о творчестве Ивана Шмелева, отмечал: «Это не случайно, что Шмелев родился и вырос в Москве, проникаясь от юности всеми природными, историческими и религиозными ароматами этого дивного города… Вот откуда у Шмелева эта национальная почвенность, этот неразвеянный, нерастраченный, первоначально-крепкий экстракт русскости. Он пишет как бы из подземных пластов Москвы, как бы из ее вековых подвалов, где откапываются старинные бердыши и первобытные монеты. Он знает, как жил и строился первобытный русский человек. И, читая его, чувствуешь подчас, будто время вернулось вспять, будто живет и дышит перед очами исконная Русь, ее израненная историей и многострадальная, но истовая и верная себе, певучая и талантом неистощимая душа».

 Иван Сергеевич Шмелев

Мама писателя, Евлампия Гавриловна Савинова, происходила из купеческого рода. Она окончила один из московских институтов благородных девиц и была образованнее своего мужа. В воспитании детей была строга. Близости с матерью Иван не чувствовал.

Шмелев вспоминал: когда его пороли, веник превращался в мелкие кусочки. О матери Иван Сергеевич практически не пишет, зато об отце – Сергее Ивановиче Шмелеве – бесконечно. С восхищением, любовью и нежностью.

Сергей Иванович вообще умел расположить к себе людей: он был открытым и радушным и обладал неиссякаемей энергией. Набожность была неразрывно связана с бытом и делом.

Благодаря этим качествам, получив от своего отца (который умер, когда Сергею Ивановичу было 16 лет) 3 тысячи рублей наличными, дом на Калужской улице в Замоскворечье (купеческая сторона Москвы) и долг на 100 тысяч рублей, он сумел наладить дела и спасти семью от нищенства и разорения.   

Сергей Иванович владел большой плотничьей артелью, в которой трудилось более 300 работников, и банными заведениями, а также брал подряды.

Рабочие Шмелевых были даже представлены царю Александру II за прекрасно выполненную работу – помосты и леса храма Христа Спасителя. Последним делом С.И. Шмелева стала работа по изготовлению мест для публики на открытии памятника А.С. Пушкину.

За несколько дней до открытия памятника Сергея Ивановича трагически не стало: он разбился на лошади и так и не сумел выздороветь. Ивану тогда было 7 лет.

Несомненно, смерть отца стала тяжелым ударом для мальчика. Много лет спустя он опишет эти события в мельчайших подробностях в романе «Лето Господне». И сколько ни перечитывай эти страницы, сердце вновь и вновь сжимается от сострадания к мальчику, впервые столкнувшемуся со смертью.

«Мы сидим в темноте, прижимаясь друг к дружке, и плачем молча, придавленно, в мохнатую обивку. Я стараюсь думать, что папашенька не совсем умрет, до какого-то срока только… будет там, где-то, поджидать нас… И теперь папашеньку провожают в дальнюю дорогу, будут читать отходную. И все мы уйдем туда, когда придет срок…»

(Иван Шмелев. Лето Господне)

Собственно, похоронами отца Шмелев и закончит свое самое известное произведение – «Лето Господне». С уходом отца детство закончилось. Началась уже совсем другая жизнь – взрослая.

«Превознесешься своим талантом»

После окончания 6-й московской гимназии Иван Сергеевич поступил на юридический факультет Московского университета.

Иван Шмелев с семьей

    Весной 1891 года Шмелев познакомился с Ольгой Александровной Охтерлони; тогда ему было 18, а ей 16 лет. Женитьба состоялась 14 июля 1894 года. Вместе они проживут 41 год. 6 января 1896 года у них родится единственный сын Сергей.

По просьбе молодой жены они едут в несколько необычное свадебное путешествие – на остров Валаам. Перед отъездом отправляются в любимую Шмелевым с детства Троице-Сергиеву Лавру.

Еще мальчиком он ходил туда пешком на богомолье и получил благословение от отца Варнавы.

«И кажется мне, что из глаз его светит свет. Вижу его серенькую бородку, острую шапочку – скуфейку, светлое, доброе лицо, подрясник, закапанный густо воском. Мне хорошо от ласки, глаза мои наливаются слезами, и я, не помня себя, трогаю пальцем воск, царапаю ноготком подрясник».

(Иван Шмелев. Лето Господне)

И вот, спустя столько лет, он снова приехал за благословением, хотя, как сам признавался, делал это скорее по инерции, чем по велению сердца. Но встреча со старцем снова пробудила душу писателя.

Преподобный Варнава Гефсиманский

    Всмотревшись в юношу, старец положил руку ему на голову и раздумчиво произнес: “Превознесешься своим талантом”

Еще при жизни старца «современники находили духовное родство между иеромонахом Варнавой и преподобным Серафимом Саровским». У Шмелева богомольцы видят старца в сиянии света, его слова и улыбка озаряют, освещают душу, «как солнышко Господне».

Всмотревшись в юношу, старец положил руку ему на голову и раздумчиво произнес: «Превознесешься своим талантом». Предсказание сбылось.   

 И.С.Шмелев. Рисунок Калинченко. 1917. На портрете надпись: «Дорогому Ивану Сергеевичу. 21.1.1918»

«И написалась книга, путь открылся. Батюшка Варнава благословил “на путь”. Дал крестик и благословил. Крестик – и страдания, и радость. Так и верю», – завершает свой очерк об отце Варнаве Шмелев. Так начался крестный путь Ивана Сергеевича.

Шмелев, видя множество несправедливости и неправды в окружающей действительности, надеялся на очищающую силу Февральской революции.

Он был воодушевлен «идеей чудесного социализма» и даже отправился в Сибирь для встречи политкаторжан. Однако «красного октября» Шмелев не принял – последовало разочарование, так знакомое многим его современникам.

Большевистский переворот привел к значительным переменам в мировоззрении писателя.

Одна роковая буква

В июне 1918 года он вместе с женой и сыном, отравленным газами на фронтах Первой мировой войны, уехал в Алушту. Уже оттуда горячо любимый сын Сережа был мобилизован в армию Деникина. Во время отступления Белой армии Шмелевы вынуждены были остаться: у Сергея открылся туберкулез.

 Сергей Иванович Шмелев, сын писателя

Сергей, как и многие его сослуживцы, поверил в объявленную большевиками амнистию. Но оказался жестоко обманутым.

Он был расстрелян без суда и следствия в январе 1921 года, после трехмесячного пребывания в арестантских подвалах.

В служебной записке от 25 мая 1921 года председатель ВЦИК М.И. Калинин писал наркому просвещения А.В. Луначарскому: «Расстрелян, потому что в острые моменты революции под нож революции попадают часто в числе контрреволюционеров и сочувствующие ей. То, что кажется так просто и ясно для нас, никогда не понять Шмелеву».

Иван Сергеевич долго не знал о судьбе сына.

Читайте также:  Андрей леонов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

«Без сына, единственного, я погибну. Я не могу, не хочу жить… У меня взяли сердце. Я могу только плакать бессильно. Помогите, или я погибну. Прошу Вас, криком своим кричу – помогите вернуть сына. Он чистый, прямой, он мой единственный, не повинен ни в чем».

(Из писем А.В. Луначарскому)

Стоит ли говорить о величине горя отца, узнавшего о гибели единственного сына…

Эти события в истории получили название «красного террора в Крыму» и стали самыми массовыми убийствами за всё время гражданской войны. По сей день общее число жертв неизвестно.

Современники событий были под таким впечатлением от размаха террора, что говорили о совершенно невероятном количестве жертв – до 120 тысяч. Позднее исследователи называли разные данные – от 20 до 56 тысяч жертв.

Но несомненно одно: ужас от произвола и осознание собственной беспомощности проникли в сердце каждого, кто находился в то время на полуострове.

«Не знаю, сколько убивают на чикагских бойнях. Тут дело было проще: убивали и зарывали. А то и совсем просто: заваливали овраги. А то и совсем просто-просто: выкидывали в море. По воле людей, которые открыли тайну: сделать человечество счастливым. Для этого надо начинать – с человечьих боен.

…в подвалы Крыма свалены были десятки тысяч человеческих жизней и дожидались своего убийства. А над ними пили и спали те, что убивать ходят.

А на столах пачки листков лежали, на которых к ночи ставили красную букву… одну роковую букву. С этой буквы пишутся два дорогих слова: Родина и Россия.

“Расход” и “Расстрел” – тоже начинаются с этой буквы. Ни Родины, ни России не знали те, что убивать ходят».

(Иван Шмелев. Солнце мертвых)

На семи ветрах

В 1922 году Иван Сергеевич и его жена Ольга Александровна покинули Советскую Россию и отправились сначала в Берлин, а затем в Париж, где и прожили до конца жизни.

Ю.А.Кутырина, племянница писателя, Ив Жантийом, ее сын, О.А. и И.С. Шмелевы. Париж. 1926

    Началась жизнь «на семи ветрах, у семидесяти семи дорог». Так называется одна из статей Шмелева.

В марте-сентябре 1923 года в Париже и в Грассе, в гостях у Бунина, Иван Сергеевич пишет «Солнце мертвых». Эпопею об ужасах большевистского террора. Хронику распада мира и человека. «Читайте, если у вас хватит смелости», – писал Нобелевский лауреат по литературе Томас Манн.

С библейской простотой книга рассказывает об апокалиптических событиях не только – а может, и не столько – российской истории, сколько истории мировой, общечеловеческой. Ритмику почти документальной эпопеи исследователи сравнивают с ритмикой и напевностью псалмов царя Давида.

«О чем книга И.С. Шмелева?
О смерти русского человека и русской земли.
О смерти русских трав и зверей, русских садов и русского неба.

О смерти русского солнца.
О смерти всей вселенной – когда умерла Россия, – о мертвом солнце мертвых…» (Иван Лукаш).

Весь прежний миропорядок, складывавшийся веками, рушится.

Новых хозяев мира – «тех, что убивать ходят», – Шмелев изображает больше похожими на животных, чем на людей:

«Спины у них – широкие, как плита, шеи – бычачьей толщи; глаза тяжелые, как свинец, в кровяно-масляной пленке, сытые; руки-ласты могут плашмя убить. Но бывают и другой стати: спины у них – узкие, рыбьи спины, шеи – хрящевый жгут, глазки востренькие, с буравчиком, руки – цапкие, хлесткой жилки, клещами давят…

Теперь люди говорят срыву, нетвердо глядят в глаза. Начинают рычать иные…

…здесь отнимают соль, повертывают к стенкам, ловят кошек на западни, гноят и расстреливают в подвалах, колючей проволокой окружили дома и создали “человечьи бойни”! На каком это свете деется? …звери в железе ходят, здесь люди пожирают детей своих, и животные постигают ужас!..»

(Иван Шмелев. Солнце мертвых)

Настоящая литература – это всегда не только и не столько о прошлом, сколько о будущем. Пророчество или предостережение. «Солнце мертвых» – это предостережение сытому и успокоившемуся человечеству.

Не заигрывайтесь лозунгами! Не становитесь частью толпы! Даже если она упорно твердит о грядущем счастье миллионов. Потому что жизнь одного ничуть не менее ценна, чем жизнь десятков и сотен людей.

Потому что Господь пострадал за каждого…

Иван Сергеевич Шмелев

  В книге очень много солнца. Оно присутствует почти на каждой странице! Для любителей статистики отметим: солнце упоминается в произведении более 100 раз. Это очень много для такой небольшой по объему книги. Но это солнце не дает жизни. Принося новый день, оно несет только муку и смерть.

Позже в творчестве Ивана Сергеевича снова засветит солнце жизни, солнце памяти – «солнце живых». Будут написаны «Богомолье» и «Лето Господне», так полюбившиеся в среде русских эмигрантов и любимые нынешней Россией. Эти произведения полны солнечного света, радости и любви. Любви к Родине и к людям, которые ее населяли.

«Зажмуришься и вдыхаешь – такая радость! Такая свежесть, вливающаяся тонко-тонко, такая душистая сладость-крепость – со всеми запахами согревшегося сада, замятой травы, растревоженных теплых кустов черной смородины. Нежаркое уже солнце и нежное голубое небо, сияющее в ветвях, на яблочках…

И теперь еще, не в родной стране, когда встретишь невидное яблочко, похожее на грушовку запахом, зажмешь в ладони, зажмуришься – и в сладковатом и сочном духе вспомнится, как живое, – маленький сад, когда-то казавшийся огромным, лучший из всех садов, какие ни есть на свете, теперь без следа пропавший… с березками и рябиной, с яблоньками, с кустиками малины, черной, белой и красной смородины, крыжовника виноградного, с пышными лопухами и крапивой, далекий сад… – до погнутых гвоздей забора, до трещинки на вишне с затеками слюдяного блеска, с капельками янтарно-малинового клея, – все, до последнего яблочка верхушки за золотым листочком, горящим, как золотое стеклышко!.. И двор увидишь, с великой лужей, уже повысохшей, с сухими колеями, с угрязшими кирпичами, с досками, влипшими до дождей, с увязнувшей навсегда опоркой… и серые сараи, с шелковым лоском времени, с запахами смолы и дегтя, и вознесенную до амбарной крыши гору кулей пузатых, с овсом и солью, слежавшеюся в камень, с прильнувшими цепко голябями, со струйками золотого овсеца… и высокие штабеля досок, плачущие смолой на солнце, и трескучие пачки драни, и чурбачки, и стружки…»

(Иван Шмелев. Лето Господне)

Будут и «Пути небесные», и очерки, романы, статьи… Но всё же «Солнце мертвых» стоит особняком среди всего творческого наследия Ивана Сергеевича. Это произведение сегодня незаслуженно забыто.

А ведь поколению, выросшему в относительном комфорте и покое, так важно знать о тех событиях вековой давности. Знать, чтобы суметь распознать «Бабу-Ягу с железной метлой» еще на дальних подступах.

Помнить, чтобы не повторить.

Завещание исполнилось

Духовное завещание И.Шмелева

    “Я хочу умереть в Москве и быть похороненным на Донском кладбище, имейте в виду. На Донском!”

24 июня 1950 года Иван Сергеевич Шмелев переехал в обитель Покрова Пресвятой Богородицы в Бюси-ан-От в 140 километрах от Парижа. В тот же день сердечный приступ оборвал его жизнь.   

Иван Сергеевич писал:

 Могила И.С. и О.А. Шмелевых на кладбище Донского монастыря

«Да, я сам хочу умереть в Москве и быть похороненным на Донском кладбище, имейте в виду. На Донском! В моей округе. То есть если я умру, а Вы будете живы, и моих никого не будет в живых, продайте мои штаны, мои книжки, а вывезите меня в Москву».

Похоронен он был на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Памятник-бюст писателю торжественно был открыт 29 мая 2000 года в старом столичном районе Замоскворечья, где прошло его детство.

А на следующий день, 30 мая 2000 года, в родной Москве на кладбище Донского монастыря прах Ивана Сергеевича был захоронен рядом с могилой отца. Перед погребением останков Ивана Шмелева и его жены Ольги Александровны Патриарх Московский и всея Руси Алексий II отслужил панихиду.

Завещание исполнилось: прах обрел покой под солнцем Родины.

2 октября 2015 года

Источник: Рravoslavie.ru

Источник: http://www.n-jerusalem.ru/articles/text/308198.html

Биография Ивана Шмелева

: 02.05.2016 – 18:35

Иван Сергеевич Шмелев (1873 – 1950) – талантливый русский писатель и мыслитель. Наиболее известен его роман-эпопея «Солнце мертвых».

Детство, юность, учеба

Будущий писатель родился в Москве в 1873 году. Отец мальчика был купцом, владельцем крупной плотничьей артели. Семья была достаточно зажиточной, ни в чем не нуждалась, родители большое внимание уделяли развитию и образованию мальчика.

Первые знания маленький Иван получал от матери. Среди прочих предметов она больше всего выделяла литературу. Будучи ярой поклонницей русской классики, женщина сумела привить ребенку любовь к книгам и красивому слогу.

В 1894 году молодой человек окончил гимназию и поступил в Московский университет на юридический факультет. Окончив его спустя четыре года, он попал в армию, после чего поступил на службу во Владимирскую казенную палату. Будучи чиновником по особым поручениям, он объездил всю губернию.

Жизнь после революции

Идеи Февральской революции оказались близки Шмелеву. Несмотря на то что его отец состоял в купеческом сословии, все предыдущие поколения были крестьянами, поэтому мысли о равенстве не могли не прижиться в голове писателя. Однако эйфория оказалась недолгой, ее сменило жестокое разочарование.

Октябрьская революция окончательно похоронила все надежды Шмелева. Он больше не видел смысла в происходящих событиях, поэтому предпочел переехать как можно дальше от основного места действий. Так семья оказалась в Алуште. Писатель купил дом с участком и некоторое время рассчитывал на то, что ему еще удастся наладить тихое и мирное существование.

Революция ворвалась в его жизнь в 1920 году, когда войска Красной армии заняли Крымский полуостров. 25-летний сын Шмелева, бывший офицер царской армии, был арестован и вскоре расстрелян, несмотря на все усилия самого писателя и его друзей.

ТЕСТ: Сможете ли вы добиться успеха?

Пройдите этот тест и узнайте сможете ли вы добиться успеха.

Начать тест

Это событие настолько сильно повлияло на Шмелева, что он больше не мог и не хотел оставаться на родине, отобравшей у него самое родное и превратившей жизнь в настоящий ад. На фоне начавшегося на полуострове голода писатель явственно ощутил, что пришло время для эмиграции.

Сначала семья перебралась в Москву, где она еще хоть как-то могла существовать. Однако вскоре Бунин убедил Шмелева, что ему необходимо уезжать за границу. Он обещал своему коллеге и другу помощь в устройстве на месте. И Шмелев наконец-то решился.

Эмиграция

В 1922 году, собрав нехитрые пожитки, оставшиеся к тому времени, семья переехала в Берлин, после чего направилась в Париж, где Шмелев и провел все последующие годы.

В столице Франции в то время собралось огромное количество выходцев из России, которые спасались от революционной бури. Существовало множество русскоязычных изданий, пользующихся невероятной популярностью. С ними и стал сотрудничать опальный писатель.

Также он поддерживал дружеские отношения со многими выдающимися представителями интеллигенции.

Жизнь шла достаточно спокойно и стабильно, пока ее не сотряс главный катаклизм XX века. Вторая мировая война ворвалась и на улицы Парижа. Чтобы как-то обеспечить свое существование, Шмелев сотрудничал с прогерманской газетой «Парижский вестник», что не могло не удручать его.

Вскоре после окончания войны писатель тяжело заболел. Лечение требовало много сил и средств, поэтому семья постепенно скатилась в настоящую нищету. В таком состоянии в 1950 году и настиг писателя сердечный приступ, с которым он уже не смог справиться.

Шмелев был похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Спустя много лет, в 2000 году, был перевезен на родину. Согласно его собственной воле, местом последнего упокоения писателя стал некрополь Донского монастыря. Сюда же перевезли и прах супруги Шмелева, здесь покоились его предки.

Творчество

Первое свое произведение Шмелев написал еще в юности. В 1897 году вышел его сборник «На скалах Валаам». Однако очерки оказались неугодными царской цензуре, поэтому были изъяты из продажи и типографий. Однако о себе Шмелев уже заявил, его произведения распространялись в списках.

Во времена своей службы Шмелев писал очень много. После общения с Горьким и высокой оценки, данной писателем его произведениям, Шмелев ощутил прилив вдохновения и даже начал активно печататься. Его повести и рассказы были проникнуты реализмом и раскрывали популярную тему «маленького человека».

В 1923 году в эмиграции Шмелев написал роман-эпопею «Солнце мертвых». Произведение было навеяно недавними ужасными событиями его жизни и пронизано отчаянием. Роман был высоко оценен читателями и критиками.

В последующие годы писатель обращался в основном к безвозвратно утерянному прошлому своей страны.

Источник: http://stories-of-success.ru/ivana-shmeleva

Ирина Шмелева: личная жизнь

Ирина Викторовна Шмелева родилась в городе Кушва Свердловской области 24 января 1961 года. Более 20 лет является заслуженной артисткой РФ, актриса театра и кино.

Читайте также:  Виктор прокопеня - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Ирина начала свою деятельность еще в родном Кушвинском дворце культуры, поработав там массовиком. Однако девушке захотелось большего и она отправилась на обучение в Щукинское театральное училище.

Успешно его окончив, начала карьеру в драматическом театре им. Н.В.Гоголя в Москве.

В 1998 году Ирина Шмелева приняла для себя нелегкое решение и эмигрировала в Америку. Начала карьеру на русскоязычном ТВ. В настоящее время уже больше 15 лет занимает должность риэлтора в городе Нью-Йорке.

Ирина дважды вступала в брак. В первый раз, по неопытности, ее союз быстро распался. Первым мужем актрисы стал Йося Кавалерчик.

Однако этот брак скорее можно было назвать сиюминутным порывом, чем любовью и ни к чему хорошему он не привел.

Надо сказать, что Ирина Шмелева никогда не страдала дефицитом внимания поклонников, в том числе и мужского пола. Письма с признаниями и предложениями руки и сердца шли пачками, от ухажеров не было отбоя.

В 1989 году Ирина вышла замуж во второй раз. Ее избранником стал Николай Боголюбов, внук известного в нашей стране физика. Он долго и настойчиво ухаживал за своей избранницей, однако взаимности не последовало. Николай был младше Ирина на пять лет, а ей это не очень нравилось. Однако через год его избранница покорилась и было принято решение сыграть свадьбу.

Отношения у пары складывались совсем не просто, несколько раз даже находились на грани разрыва, однако они сумели сохранить свой союз. Именно Николай первым нашел работу в Америке, а затем перевез к себе и Ирину.

По приезду в Штаты женщина решительно отказалась делать ставки на актерскую карьеру. Супруги приобрели домик в одном из штатов и с этого момента началась их поистине американская жизнь.

Супруг смог оплачивать образование Шмелевой и вскоре она стала специалистом по связям с общественностью. После этого Ирина решила получить еще и высшее образование и поступила в один из университетов Нью-Йорка.

После этого ей удалось открыть собственный бизнес, связанный с маркетингом и пиаром. Сейчас Ирина Шмелева занимается любимым делом.

Однако в 2009 году российские издания опять запестрили фотографиями актрисы. Виной тому стало ее появление в кадре фильма «Час Волкова». Ирина Шмелева живет вполне счастливой жизнью и строит довольно смелые планы на будущее.
Возможно вам будет интересна статья Максим Галкин: личная жизнь

Источник: http://lichnaya-zhizn.ru/blog/irina_shmeleva_lichnaja_zhizn/2016-03-28-1337

Иван Сергеевич Шмелёв

Иван Сергеевич Шмелёв родился 3 октября 1873 года в Замоскворечье в известной московской купеческой семье Шмелёвых. Дед Ивана Сергеевича — государственный крестьянин из Гуслицкого края (Богородского уезда Московской губернии) — поселился в Москве после пожара 1812 г.

Сергей Иванович Шмелев (1842—1880) – отец писателя принадлежал к купеческому сословию, но торговлей не занимался, он являлся хозяином большой плотничьей артели, держал банные заведения и был подрядчиком.

По характеру Сергей Иванович представлял собой очень жизнелюбивого человека, что положительно отразилось в воспитании будущего писателя.

Семья Шмелёвых была благополучная, православная с патриархальным ладом. В дальнейшем у Ивана Шмелева будет особая тяга к религии, что скажется на его философских взглядах и творчестве.

Окружение маленького Ивана Шмелева составляли мастеровые, рабочие-строители, с которыми он близко общался.

Поэтому “влияние двора”, где чувствовался мятежный дух и раздавались различные песни, прибаутки, поговорки со своим разнообразно-богатым языком, не могло не отразиться на его мироощущении и позднее в произведениях. Позднее Шмелев напишет: «Здесь, во дворе, я увидел народ. Я здесь привык к нему…».

Изначально Шмелев получал образование на дому, где в роли учителя выступала его мать, которая постепенно вводила юного писателя в мир литературы (изучение Пушкина, Гоголя, Толстого и др.) Далее учится в шестой Московской гимназии. После её окончания, поступает в 1894 году на юридический факультет Московского университета.

А затем, спустя 4 года, окончив его, проходит военную службу в течение 1 года и далее служит чиновником в глухих местах Московской и Владимирской губерниях. «Я знал столицу, мелкий ремесленный люд, уклад купеческой жизни. Теперь я узнал деревню, провинциальное чиновничество, мелкопоместное дворянство», — скажет позднее Шмелев.

Период революции

Февральскую революцию изначально Шмелёв принимает восторженно и с энтузиазмом, как и многие его современники. Он едет в Сибирь, чтобы встретить политкаторжан, выступает на собраниях и митингах, рассуждает о «чудесной идее социализма».

Но в скором времени Шмелеву приходится разочароваться в революции, он открывает для себя ее черную сторону, ее истинный, ужасный лик, видит во всем этом насилие над судьбой России.

Октябрьский переворот он сразу не принимает и последующие ее события повлекли за собой мировоззренческий перелом в душе писателя.

Во время революции Шмелёв уезжает с семьей в Алушту, где покупает дом с участком земли. Осенью 1920 Крым был занят красными частями. Трагичной оказалось судьба Сергея – единственного сына Шмелёва. Двадцатипятилетний офицер царской армии был арестован.

Несмотря на все усилия отца освободить Сергея, он был приговорен к смерти.

Это событие, а также пережитый его семьей страшный голод в оккупированном городе, ужасы массовой резни, устроенной большевиками в Крыму в 1920-21, привели Шмелёва к тяжелой душевной депрессии.

Все эти военные действия Шмелев не может понять, когда гибнет все живое вокруг, происходит повсеместный красный террор, зло, голод, озверение людей. В связи с этими переживаниями, писатель пишет эпопею «Солнце мертвых» (1924), где раскрывает свои личные впечатления о революции и гражданской войне. В результате, после выхода этой эпопеи, Шмелев получает европейскую известность.

Эмиграция

Писатель тяжело переживал трагические события, связанные с революцией и военными событиями, и по приезде в Москву, он всерьез задумывается над эмиграцией. В принятии этого решения активно участвовал И.А. Бунин, который звал Шмелева за границу, обещая всячески помочь его семье. В январе 1923 года Шмелев окончательно уехал из России в Париж, где прожил 27 лет.

Годы, проведенные в эмиграции, отличаются активной плодотворной творческой деятельностью. Шмелев публикуется во многих эмигрантских изданиях: «Последние новости», «Возрождение», «Иллюстрированная Россия», «Сегодня», «Современные записки», «Русская мысль» и др.

В Париже Шмелёв начинает тесно общаться с русским философом И. А. Ильиным. На протяжении долгого времени между ними велась переписка (233 письма Ильина и 385 писем Шмелёва). Она является важным свидетельством политического и литературного процесса времён русской эмиграции первой волны.

Смерть

Иван Сергеевич Шмелев умер в 1950 году в результате сердечного приступа. Смерть писателя, так любившего монастырскую жизнь, стала глубоко символичной: 24 июня 1950 года, в день именин старца Варнавы, который ранее благословлял его «на путь», Шмелёв приезжает в русский монастырь Покрова Божией Матери в Бюсси-ан-От и в тот же день умирает.

Похоронили писателя на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. А В 2000 году было выполнено желание Шмелева: прах Шмелёва и его жены перевезен на родину и погребен рядом с могилами родных в московском Донском монастыре.

Итоги жизни

И. С. Шмелев прожил очень сложную жизнь. Он страдал тяжелой болезнью, которая порой чуть было не приводила писателя к смерти, переживал материальные кризисы, которые доходили даже до нищенского состояния. Война 1939—45, пережитая им в оккупированном Париже, клевета в печати и попытка оклеветать Шмелева еще больше усугубляли его душевные и физические страдания.

“По воспоминаниям современников, Шмелёв был человеком исключительной душевной чистоты, не способным ни на какой дурной поступок. Ему были присущи глубокое благородство натуры, доброта и сердечность. О пережитых страданиях говорил облик Шмелёва — худого человека с лицом аскета, изборожденным глубокими морщинами, с большими серыми глазами, полными ласки и грусти” .

Семья Шмелёвых

Творчество

Раннее творчество

Стремление к литературному творчеству пробудилось у И.С. Шмелева рано, еще во время обучения в Московской гимназии.

Первый печатный опыт Шмелева – зарисовка из народной жизни “У мельницы”, опубликованная в 1895 году в журнале “Русское обозрение”, об истории создания которой и публикации сам автор поведал в позднейшем рассказе “Как я стал писателем”.

Позднее в 1897 году публикуется книга очерков “На скалах Валаама”. Однако первый выход в литературу оказался для Шмелева неудачным. Книга была запрещена цензурой и совершенно не раскупалась.

После окончания университета(1889) и военной службы Шмелев снова возвращается в Москву и посвящает себя литературному творчеству. Эти годы обогатили Шмелева знаниями об огромном мире уездной России. В 1907 году он ведет активную переписку с М. Горьким, Шмелев отправляет ему свою повесть “Под горами”. Поддержка М.

Горького укрепила его уверенность в своих силах. Шмелев пишет рассказы и повести “Патока” (1911), “Гражданин Уклейкин” (1907), “К солнцу” (1905-1907), “В норе”(1909), “Под небом” (1910).

Произведения этих лет характеризуются реалистической направленностью, в уже новых сложившихся исторических условиях Шмелев поднимает тему “маленького человека”.

В 1909 он стал членом литературного кружка “Среда”( в него входили так же А. П. Чехов, М. Горький, Л. Андреев). В 1911 году выходит в свет повесть “Человек из ресторана”, где Шмелев изображает мир глазами официанта. Позднее в 1912 году Шмелев сотрудничает с И.

А. Буниным и становится одним из учредителей “Книгоиздательства писателей в Москве”, членами которого становятся В. В. Вересаев, Б. К. Зайцев, С. А. Найденов, братья И. А. и Ю. А. Бунины. Все последующее творчество Шмелева будет связано с этим издательством.

В период с 1912 по 1914 год публикуются повести и рассказы “Виноград”, “Стена”, “Пугливая тишина”, “Волчий перекат”, “Росстани”.

Произведения этих лет отличаются широким тематическим многообразием, обилием живописных пейзажей, зарисовками патриархального купеческого быта, кроме того, Шмелев изображает фазы превращения простого крестьянина в капиталиста нового типа.

Позднее выходят два сборника прозы “Лик скрытый” и “Карусель” и книга очерков “Суровые дни”(1916), затем публикуются повесть “Как это было”(1919), в которой Шмелев выступает против братоубийственной гражданской войны и рассказ “Чужая кровь”(1918-1923). В произведениях этого времени уже отчетливо прослеживается проблематика его творчества периода эмиграции.

Творчество 1920-1930 годов

Отъезд И.С.Шмелева в 1922 году в эмиграцию ( в Париж, а затем в Берлин) знаменует новый период его творческого пути. Отсюда, из чужой страны, с необычайной отчетливостью видится ему Россия. Здесь Шмелев сотрудничает с такими эмигрантскими изданиями как “Возрождение”, “Последние новости”, “Иллюстрированная Россия”, “Современные записки” и др., где публикует свои произведения.

Шмелев создает рассказы-памфлеты “Каменный век”(1924) и “Два Ивана” (1924),«Каменный век»,”На пеньках”(1925), “Про одну старуху”(1925), Творчество этих лет проникнуто острой болью за родину, слышны ноты осуждения европейского мира, западной цивилизации, ее бездуховности, приземленности, прагматизма.

Автор повествует о кровавой братоубийственной гражданской войне, обрушившей страдания на русский народ.

В последующих своих произведениях “Русская песня” (1926), “Наполеон.Рассказ моего приятеля” (1928), “Обед для разных” ,Шмелев в большей степени развивает проблематику старой патриархальной России, славит простого русского человека, создает картины религиозных празднества, изображает обряды, славящие Русь, становится певцом старой Москвы.

Книга «Въезд в Париж. Рассказы о России зарубежной» (1929)проникнута глубокой скорбью, повествует об изломанных судьбах русских изгнанников.На материале первой мировой войны Шмелев создает лубочный роман “Солдаты” (1930).

“Богомолье”(1931) и “Лето Господне”(1933-1948) были с восторгом приняты в кругах русской эмиграции. Продолжая традицию Лескова, Шмелев изображает быт патриархальной России. Глубоко поэтичны и красочны образы Москвы и Замоскворечья.

Шмелев изображает в романе мировосприятие доброго, чистого, наивного, ребенка, которое так близко народному. Так возникает целостный художественный мир,славящий Родину.

До конца дней своих чувствовал Шмелев щемящую боль и тоску от воспоминаний о России.

Последний период творчества

Все эти годы Шмелев мечтал вернуться в Россию. Его всегда отличала особая любовь к уединенной монастырской жизни.

В 1935 году публикуется его автобиографический очерк “Старый Валаам”, где автор вспоминает свою поездку на остров, изображает мерно текущую жизнь православного русского монастыря, глубоко наполненную атмосферой святости.

Затем выходит в свет, целиком построенный на сказе, роман “Няня из Москвы”(1936), где все события переданы устами старой русской женщины Дарьи Степановны Синициной.

В романе “Пути небесные” (1948) получает воплощение тема реальности Божьего промысла в земном мире. В романе изображаются судьбы реальных людей скептика-позитивиста, инженера В. А.

Вейденгаммера и глубоко верующей послушницы Страстного монастыря – Дарьи Королевой.

Однако смерть Шмелева обрывает работу над третьим томом романа, но две вышедшие книги вполне воплотили христианские представления о мире, борьбу с грехом и соблазнами, моменты светлых озарений незыблемо верующего сердца…

Произведения

  • На скалах Валаама [Na skalach Valaama] 1897
  • По спешному делу [Po speshnomu delu], 1906
  • Вахмистр [Vahmistr], 1906
  • Распад [Raspad], 1906
  • Иван Кузьмич [Ivan Kuzmich], 1907
  • В норе [V nore], 1909
  • Под небом [Pod nebom], 1910
  • Патока [Patoka], 1911
  • Карусель [Karusel], 1916
  • Суровые дни [Surovye dni], 1916
  • Лик скрытый [Lik skrytyj], 1917
  • Степное чудо, сказки [Stepnoe chudo, skazki], 1921
  • Каменный век [Kamennyj vek], 1924
  • На пеньках [Na pen’kah], 1925
  • Про одну старуху [Pro odnu staruhu], 1925
  • Въезд в Париж [Vyezd v Parizh], 1925
  • Русская песня [Russkaya pesnya], 1926
  • Наполеон. Рассказ моего приятеля [Napoleon], 1928
  • Богомолье (Bogomol’e), 1931
  • Лето Господне [Leto Gospodne], 1933—1948
  • Родное [Rodnoe], 1935
  • Няня из Москвы [Njanja iz Moskvy], 1936
  • Рождество в Москве, Рассказ делового человека [Rozhdestvo v Moskve], 1942—1945
  • Пути небесные [Puti Nebesnye], 1948

Источник: http://people-archive.ru/character/ivan-sergeevich-shmelv

Ссылка на основную публикацию