Нино катамадзе – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Портрет Нино Катамадзе: 25 заметок о любви во всех ее проявлениях

Самая любимая, самая душевная Нино Катамадзе. Сегодня у нее юбилей, 40 лет.

По этому случаю мы выбрали 25 фактов и цитат о главных жизненных ценностях неповторимой Нино: о детстве, сыне, муже, зрителе, музыке.

Нино родилась и росла в маленьком грузинском городке в горах, откуда было видно море. Так что ее детство проходило в полной гармонии с природой.

«В детстве мне казалось, что вокруг много чуда. У нас был огромный мандариновый сад размером в гектар. Как-то раз, когда мне было лет семь или восемь, случился страшный снегопад.

И ночью дед встал, чтобы сбросить снег с деревьев, иначе они бы сломались. Он взял меня с собой. Мы вышли в четыре часа утра. Я помню запах тишины, белый снег, зеленый фон, абсолютно прозрачное синее небо. И звук собственного дыхания.

Я бы все отдала, чтобы снова это почувствовать». («Сноб»)

В этом городке жили не только грузины, но и много греков. Поэтому вокруг было много греческой речи, кухни, культуры, а сама Нино в школе пела греческие песни и танцевала сиртаки.

На сцене Нино Катамадзе часто держит платок, который хранит запах ее покойной бабушки Гулико (на грузинском это имя значит «сердце»). У Гулико было 14 внуков и правнуков, но любимой всегда была Нино. Бабушка всегда много пела и приобщила к этому всю семью.

«У меня певучая семья, потому я и пела с четырех лет всегда, везде и даже там, где петь нельзя». («Сегодня»)

Дядя Нино преподавал в школе музыку, руководил хором и часто брал племянницу с собой. Он стал для Нино первым учителем по вокалу, а дедушка научил ее играть на семиструнной гитаре.

«Самое важное — обрести внутреннюю свободу, а потом найти мелодию, которая тебя сопровождает в пути, который ты выбрал. Невозможно сказать: “Возьми Майлза Дэвиса, это то, что нужно”. Джаз — не просто музыка, это образ жизни. Это другая походка, другое меню, другое общение. Для меня определение джаза — “ответ на все вопросы”». (Тюменская интернет-газета «Вслух»)

Дяди и дедушки Нино были охотниками. Если в их силки попадались детеныши зверей, или если их мама погибала, мужчины забирали малышей домой, откармливали и растили, а потом отпускали. Поэтому во дворе у Нино часто водились маленькие медведи, орлы, олени.

Грузинские учителя Нино часто преподносили ей важные и запоминающиеся уроки жизни. Однажды учитель подарил Нино бумеранг, который был сделан высоко в горах, посоветовал повесить этот бумеранг на видное место. Он сказал, что жизнь — это и есть бумеранг, и то, что ты будешь отпускать, вернется к тебе.

Как-то раз артистка молилась перед иконой Николая Чудотворца и очень просила подарить ей любовь. Буквально через две недели она поранила ногу и пошла к врачу — врачом оказался ее будущий супруг Давид.

«Когда я встретила своего избранного, я не задавала никаких вопросов». («ТВ Экспресс»)

«Мой муж так же по-сумасшедшему любит свой образ жизни. Поэтому мы с ним можем быть вместе. Хотя не видимся по 7 месяцев в год». («ТВ Экспресс»)

В 2008 году Нино Катамадзе специально приехала рожать сына в Грузию, на родную землю. В Грузии как раз начались военные действия, но это не отпугнуло артистку.

Нино Катамадзе назвала сына Николас, в честь Николая Чудотворца.

«Я очень хочу, чтобы мой сын был свободным человеком. Свободным изнутри. А что касается «генетически быть грузином»… Я не знаю. Мне просто нравится, что он грузин. Он маленький настоящий грузин, с характером, у него папа кахетинец, и он тоже — маленький кахетинец. Мне это нравится. Это очень смешно и очень хорошо». («Черниговский портал»)

«У меня было настолько гармоничное детство, что я до сих пор не хочу из него выходить. Сейчас мне в этом помогает мой сыночек». («Сегодня»)

В те редкие дни, которые Нино проводит с Николасом, она обязательно приобщает ребенка к музыке. Она мечтает, чтобы в будущем сын занялся игрой на струнных. Пока что юный Николас увлекся барабанами.

«Успех у меня ассоциируется со словом «свет» — какой-то свет его сопровождает. И с ответственностью. Не только перед людьми — потому что, если ты забудешь свой выбор, они тебя тоже забудут, очень быстро, — а перед собой. Потому что, если ты не можешь развиваться, ты перестаешь жить». («Черниговский портал»)

«Самое важное — это простые вещи. Мне важно жить в домике в горах с розовым садиком и ходить босиком. Не хочу я никакого пентхауса. И даже микроволновки. Есть две дороги в жизни. Одна — «я хочу», вторая — «я люблю». Надо ходить посередине. Про это хорошо сказал один монах в четвертом веке: «Я хочу то, что будет». (MixNews.lv)

«Я очень люблю моих зрителей. Вот честно. Я их честно люблю. Это моя жизнь. Это мое все. Все, что было у меня в жизни — это все они. Я постоянно готовлюсь. Готовлюсь морально — я понимаю, что ничего нельзя пропустить, я смотрю им в глаза, я желаю видеть глаза, я смотрю душой, что для них сделать». (телеканал «24»)

Нино очень любит Киев. Здесь живет крестная ее ребенка, ее любимый мастер причесок, многие ее друзья, в числе которых — лидер группы «Океан Ельзи» Святослав Вакарчук.

Вот уже пять ее альбомов подряд названы в честь цветов — «черный», «белый», «синий», «красный», «зеленый». Все эти альбомы Нино по несколько раз представляла в Украине. Каждый концерт Нино Катамадзе и ее группы Insight превращается в искренний, эмоциональный вечер в компании родных и любимых.

«Всю любовь, которая у меня есть, я хочу разделить, я очень желаю себе такой силы. В месте, где собирается много народа, чтобы разделить любовь, собираются и ангелочки, и Бог». («Черниговский портал»)

«Любовь не надо искать — надо отдавать. Она в нас. Все, что есть у каждого из нас в жизни, дано нам изначально — все можно найти в себе. Со своим сыном за 3 года и 5 месяца я провела в лучшем случае 12 месяцев. Они складываются из обрывочков: тут 3 дня, там 10.

Но все, что мне дают эти редкие дни – весь восторг, всю любовь, всю энергию, которую я получаю в общении с моим сыночком, с моим любимым мужем, я все собираю, коплю в себе, чтобы потом отдать  через музыку. Собираю, чтобы делиться. Не спрашивая у идущих навстречу, нужно ли им это».

(Рязанский городской сайт)

«Когда я поняла, что любовь – это не вопрос, а ответ, я просто стала идти с закрытыми глазами. Ответ есть внутри тебя, и ты живешь с музыкой». («ТВ Экспресс»)

все фото: Дмитрий Донцов, nino-katamadze.com

Источник: http://open.ua/music/article/Portret-Nino-Katamadze-25-zametok-o-lyubvi-vo-vseh-ee-proyavleniyah/

Нино Катамадзе: “Я вымолила себе мужа и нашла в Украине сестру”

— Нино, как вы относитесь к тому, что ваш ребенок родился в такое неспокойное время?

— Я специально приехала рожать Николаса в Грузию — хотела, чтобы мой сын родился на моей родной земле. У меня был выбор – уехать или остаться, когда начались военные действия. Но я все это время была в Грузии, и буду возвращаться туда всегда, чтобы быть со своей землей.

Не могу сказать, что не собиралась уехать из страны, и что у меня не было подобного настроя, — все-таки ребенок мой еще очень маленький, и когда ты видишь, как рядом рвется бомба… Иногда казалось, что уже нет выхода.

Но я не смогла не быть со своей страной — нельзя из нее уезжать, когда ей тяжело.

Меня поддержали все друзья из Киева. Славко Вакарчук звонил, был словно со мной рядом – каждую секунду, говорил: “Я тебя сейчас вытащу, вот, я договорился, позвони туда-то, выезжай”. Сестры мои звонили.

И когда у меня возникала мысль уехать, я принимала решение оставаться дальше. А вообще у нас в Грузии уже научились преодолевать трудности — уже за нашу долгую историю столько веков были и войны, и лишения, а наш народ выстоял.

Выстоит и на этот раз, даже если, не дай Бог, опять что-то начнется. У нас все будет прекрасно.

— И сейчас, из Украины, вы снова возвращаетесь домой?

— Да, у меня должны были быть концерты во МХАТе, 25 сентября, но я отменила все выступления в России. Не знаю, что будет. А еще есть моменты, когда нельзя много разговаривать. Не потому, что есть люди, которые это неправильно воспримут и не то подумают.

А потому что некоторые слова за секунду могут вызвать трагедию для целого народа, такие слова переходят в страшную силу.

И вообще, когда идет война, надо делать то, что можешь сделать в этот миг: помогать друг другу, выносить друг друга из огня, а если убегать от самого себя – как же потом можно жить с таким чувством?

— Вы выступили на открытии второй украинской “Фабриці зірок” — почему? Ведь ваше творчество и творчество “фабрикантов” — это разные категории…

— Так много разного в жизни происходит, что если выпадает возможность что-то где-то сказать, нельзя от этого отказываться. Можно приехать и просто сказать то, что ты думаешь.

Тем более, что начало этим ребятам как артистам будет на этой “фабрике” положено, а дальше – каждый сам должен найти, что для него будет правильно. И нужно каждому из уже состоявшихся артистов поддерживать три-четыре человека начинающих.

Раньше у меня не было времени на это, я занималась только музыкой. А сейчас я думаю, что мне нужно использовать каждую секунду, пока у меня есть силы, чтобы нести правильный месседж.

— И что это за послание?

— Чтобы они нашли себя и станут или не станут они артистами, чтобы смогли выразить себя всегда и везде, умели выразить свое мнение, а не замалчивать его в угоду обстоятельствам и кому-то другому.

Если честно, я вот давала свой первый концерт после долгого перерыва в честь дня рождения Нового канала, и мне было очень тяжело.

Я же должна была сказать со сцены, как я вас, украинцев, свою публику, люблю, а у меня внутри — море слез из-за всех грустных событий, которые произошли с моей страной. Но я нашла в себе силы послать месседж “Давайте жить в мире”.

— А сами вы чье конкретно творчество вы любите?

— Любого живого человека.

— Нино, часто артистки вскоре после родов с головой вновь окунаются в работу, а вы себе оставили возможность насладиться общением с сынишкой?

— Ну да, я же живу вместе с ним. И после того дня, когда я родила — а он для меня был совершенно чудесным — не гастролировала. Мне нужно было прийти в себя, прийти в форму. Благодаря моему сыну, у меня появилась возможность целых восемь месяцев побыть дома.

Кстати, о том, что беременна, я узнала, будучи в Украине. Дайте вспомнить: у меня был первый концерт в Коктебеле после отпуска. Мы закончили в прошлом году гастроли в конце июля, отдохнули чуть больше месяца. А потом приехали 22 сентября на джазовый фестиваль.

Меня затошнило, и я пошла проверить к врачу, все ли в порядке с желудком. Оказалось, что я беременна. А у меня был огромный гастрольный тур… Все было распланировано на полгода.

И вдруг — такая новость! Что я сделала? Уговорила своего малыша, и мы пошли дальше петь! И до родов мы тогда отыграли сорок концертов, в разных городах я записала новый альбом с оркестром, а также саундтрек и ушла рожать.

— Кто сейчас с Николасом?

— Папа и няня. Ой, а вот моя сестра Света (показывает на женщину, которая зашла в гримерку и, увидав, что идет интервью, тут же вышла. — Авт.).

— Сестра?

— Ну это я ее так называю. Знаете, иногда находишь между собой и другим человеком столько общего, что испытываешь к нему родственные чувства. Со Светой мы дружим уже года четыре или даже пять, и она — крестная Николаса.

— В детстве у вас была такая семья, где пели все. Кто сейчас составляет вашу семью и поете ли вы?

— Да, у меня певучая семья, потому я и пела с четырех лет всегда, везде и даже там, где петь нельзя… Сейчас моя семья — это два брата, две сестры и у них есть семьи, у меня есть сын, муж, у нас есть дедушка… У моей сестры есть младший сын, который, ну страшный хулиган! (Смеется).

Но настолько любит музыку, что без нее не может. Если он хоть день не играет на долли (это перкуссия грузинская), он расстроен. У меня дома очень много инструментов. Недавно был смешной случай.

Когда-то ему его дедушка подарил маленький аккордеон, чтобы он, как маленький еще мальчик, смог его растягивать. Но сейчас он уже подрос, ему уже девять лет, и аккордеончик для него стал маловат. Он захотел большой.

Пришел ко мне домой, где было целых два больших аккордеона — я ему пообещала, что он сможет выбрать себе любой. И что вы думаете? Мой племянник, как так и надо, выбрал лучший и ушел (хохочет).

— А кто ваши родители?

— Мой отец — ювелир, вот его серьги (показывает на себе. — Авт.). Это мой талисман. А также часто я на сцене держу платок, он содержит запах моей бабушки. Ее уже нет в живых. Вы представляете, у нее было 14 внуков и правнуков. И она везде что-то свое оставила, во всем: в нас, в рукоделии. Всегда она что-то делала, сочиняла, умная, красивейшая женщина была.

Она очень много пела. Ее звали Гули — Гулико, что означает “сердце”. Я была любимой внучкой у нее. Когда я была маленькая, мы всегда жили рядом с бабушкиным домом. И меня всегда ругали, потому что я была ужасной хулиганкой.

Неподалеку от дома у меня была “своя” речка, а во дворе у нас часто были маленькие медведи, орлы, олени… Это мои дяди, дедушки были охотниками, и если малыши зверей попадались в силки, или если мама у них погибла, то они забирали их домой, откармливали, а потом, когда эти звери становились большие, отпускали. Да-а, я жила в удивительном мире.

И меня родители очень много ругали, потому что я много чего портила. И тогда я одевалась, словно уезжаю куда-то, чемоданы с вещами собирала и к бабушке переезжала жить.

Читайте также:  Эдит пиаф - биография знаменитости, личная жизнь, дети

— Да-а… у вас было очень гармоничное детство.

— Настолько, что я не до сих пор не хочу оттуда выйти. И сейчас мне в этом помогает мой сыночек. Он хоть и маленький, но уже сейчас проявляет свой характер. Сам факт эгоизма, что он мой, у меня вообще отсутствует. Но есть чувство уважения к его желаниям, к его характеру. Он меня уже учит многому.

— В честь кого вы назвали сына?

— В честь Николая Чудотворца. Пару лет назад я очень просила Николая подарить мне любовь, молилась перед иконой. И буквально через две недели он подарил мне встречу с моим любимым человеком, с моим мужем.

А потом, когда уже в животе жил человечек, я жила в Лавре и когда гуляла по двору – это был конец декабря – я вышла из гостиницы, где жила, и думала, как же мне назвать ребеночка и вновь увидела икону Святого Николая.

А еще 22 мая – праздник Николая Чудотворца, а 25-го родился мой сын. И я даже не думала об имени, конечно, Николай.

— Вы сказали, что жили в Лавре — что это обозначает?

— В Лавре я очень часто бываю, когда приезжаю сюда. Там живут мои друзья: послушник Василий, батюшка Поликарпий. Я там освобождаюсь от всяких вопросов, мне хочется там бывать. И четыре дня я там прожила, больше не стала: там все же уклад не для мирского человека. Матушки меня кормили, я даже причастилась там.

— Как же зовут вашего мужа и как вы познакомились?

— Я немного поранила ногу и пошла к врачу. Им и оказался Давид, который наложил мне заживляющую повязку.

— Нино, на ваших концертах едва ли не физически ощущаешь, как от вас исходит колоссальная энергия. Откуда вы столько ее черпаете?

— Оттуда (показывает вверх, к небу).

— О вас как-то сказали: “Она — как игрушка в руках Господа, он ей дает силы жить на концерте, а после бросает ее в гримерку, выжатую, как лимон”…

— Красиво… Выступая здесь, на Дне рождения Нового канала, на третьей песне я думала, что не смогу продолжить. Это же был первый концерт после восьми месяцев перерыва.

Это большой срок, ведь теряется физическая подготовка: например, постановка дыхания. И протянуть два с половиной часа живого звука — это много, поверьте. Но силы откуда-то появились.

А вообще я знаю: если мне когда-то удастся заполнить себя только добротой, то у меня все в жизни получится.

— Вы написали саундтреки ко многим фильмам, среди которых два – к картинам украинского режиссера Александра Кириенко, к “Инди” и “Оранжевому небу”. Сейчас какие у вас отношения с кинематографом?

— Мы оформили еще один фильм “Домовой”, который снимал Карен Оганесян. Это очень хороший, на мой взгляд, триллер, где играют Машков, Хаматова, Хабенский. И у нас получилось очень динамичное, гармоничное сотрудничество. К “Оранжевому небу” режиссер лишь подбирал саундтрек из тех, которые уже были готовы.

А здесь была совершенно творческая история. Не было такого, чтобы мы должны были написать три минуты или, наоборот, два часа сорок пять минут. Как мелодия лилась, так она и легла в фильм, на этой основе и делались сюжеты.

У нас есть и документальные, и религиозные фильмы, а в прошлом году мне даже дали приз за религиозный фильм об иконах, существующих в Грузии.

— Вы как-то сказали, что живете там, где ваша музыка. Какие географические открытия вы сделали за последние годы?

— Да, я говорила, что меня носило везде, куда только доходила моя музыка. Я же где пою, там живу. Почему важно быть не исполнителем, а музыкантом? Нужно всегда знать, где ты нужна людям. Музыка – это же не практическая работа. Это такая линия, которая всегда идет параллельно с жизнью музыканта.

И я считаю себя, прежде всего, музыкантом, чем певицей, потому что голос я считаю лишь одним из множества инструментов. Я как-то была в Норильске. Туда мы так долго летели, что мне это показалось краем земли.

Мне показалось, что моя музыка туда не могла бы туда дойти, что ее там не слыхали, но когда во время концерта мне стали подпевать и зрители явно показали, что знают мои тексты наизусть, мне стало стыдно. И сразу внутри все поменялось. Хотя меня уговаривали, чтобы туда попасть.

Там же даже не хватает земли, чтобы сделать заземление: у меня микрофон фонил, я балансировала просто между инструментами. У меня же, когда я выступаю с перкуссиями, еще один микрофон на сцене стоит. И вот, на сцене — целый ряд микрофонов, и я вот это “з-з-з-з”, “з-з-з-з” ловила в Норильске и “гасила”. Честно!

— 25 сентября у вас выйдет новый альбом, расскажите немного о нем для ваших поклонников.

— Я назвала его Blue, голубой. Мне ближе называть альбом цветами – “белый”, “черный”, мне так легче выразить свои чувства.

Первый альбом — “Белый”, это цвет воды, прозрачный, а второй “Черный” – это значит остаться одной в темной комнате и найти дверь, откуда зайдет луч солнца. Голубой для меня — это есть мир. Кстати, я здесь, в Киеве, его записала вместе с украинским оркестром.

Само звучание оркестра, струн, оно для меня фиолетово-голубое, но слово “фиолетовый” мне не подходит, а вот “голубой” — в самый раз.

“ЛЮБАЯ ЛИЧНОСТЬ ДОЛЖНА ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫСКАЗАТЬСЯ”

Приверженка гласности, но предпочитает много не говорить

От энергетики и голоса Катамадзе слушатели плачут. Не от горечи, от света. Мы спросили у нее самой, могут ли творческие люди каким-то образом влиять не только на публику, но и на политику. “Я не знаю, — отвечала Нино и едва сдержала слезы. — Но знаю, что политики хорошо могут влиять на творческих людей.

Я думаю, что этот вопрос родился в этом веке… Не только творческая, а любая личность должна иметь возможность говорить то, что думает, и там, где она хочет это сказать. Сейчас, когда настали неспокойные времена, я смотрю телевизор, стараюсь отслеживать информацию, а когда было особенно горячо, не пропускала ни одного выпуска новостей.

Но когда все спокойно, я смотрю лишь музыкальные каналы, с классической и инструментальной музыкой”.

ЕЮ ВОСХИЩАЛАСЬ ЕВРОПА. Нино Катамадзе родилась 21 августа 1972 года в Аджарии, южной провинции своей страны. В 1990 году поступила в Батумский Музыкальный Институт имени З. П. Палиашвили на вокальное отделение по классу Мурмана Махарадзе.

Во время обучения и по окончании института выступала с различными группами и принимала участие в разнообразных музыкальных проектах.

С 1994 по 1998 у артистки существовал свой благотворительный общественный фонд по оказанию помощи инвалидам и социально незащищенным артистам, но на этом поприще Катамадзе не добилась успеха.

В 1999 начинает творческое сотрудничество с группой Insight, принесшее певице известность на родине и в России. А после поездки в 2002 в Великобританию, на Дни Грузии, талантом Нино Катамадзе восхитились и в Европе. 25 сентября она презентует уже свой шестой альбом.

Источник: https://www.segodnya.ua/interview/nino-katamadze-ja-vymolila-cebe-muzha-i-nashla-v-ukraine-cectru.html

Нино Катамадзе & Insight – Биография

Нино Катамадзе & INSIGHT — это cложная, умная, нездешняя музыка. Это развернутое философское повествование о жизни. Песни группы заставляют размышлять о вечности жизни человека, сопереживать, думать, сострадать и надеяться.

Это умная музыка для ценителей серьезного искусства. Суть и смысл творчества коллектива — проникновение в суть сложных явлений жизни.

Нино Катамадзе родилась 21 августа 1972 года в Аджарии, в городе Кобулети (Грузия). Поет на сцене с четырех лет.

В 1990 году поступила на вокальный факультет Батумского музыкального института и сразу вышла на любительскую сцену. В 1994 году создала благотворительный фонд для помощи инвалидам и социально незащищённым артистам.

Профессиональная карьера Нино началась в 2000 году c сотрудничества с основателем группы INSIGHT Гочей Качеишвили.

Награды: «Лучшая певица года» (премия «Овация», Грузия, 2002), Лучший автор-исполнитель (Грузия, 2002), Лучшая Оригинальная музыка (Грузия, 2002), «Лицо года в сфере шоу-бизнеса» (премия «Лица года», Грузия, 2003), «Лучшая певица года» (премия «Мега», Грузия, 2003), «За выдающийся вклад в развитие грузинской музыки» (специальная премия «Одзела», 2004, Грузия), президентский орден “Сияние” – государственная награда Грузии для награждения выдающихся деятелей культуры, образования, науки, спорта (Грузия, 2011).

Записала альбомы с INSIGHT: «Ordinary Day» (2003), «Nino Katamadze & Insight» (2004), «Black» и «White» (2006), «Blue» (2008), «Red» (2010), «Green» (2011), «Yellow» (2016).

Записала DVD: «… Start New Peaceful Day…» (2005), “Red. Line” (2011).

Приняла участие в биографических документальных фильмах:  «Русалка» (2008), “Insight” (2010).  

Вместе с INSIGHT записали саундтреки к фильмам:
— «Vashli» («Яблоко»), режиссер — Ирина Креселидзе, Грузия, 2000;
— «Дорога к Спасителю», режиссер — Михаил Борашвили, Грузия, 2004;
— «Оранжевое Небо», режиссер — Александр Кириенко, Украина, 2006;
— «Жара», режиссер — Резо Гигинеишвили, Россия, 2006;
— «Инди», режиссер — Александр Кириенко, Украина, 2007;
— «Домовой», режиссер — Карен Оганесян, Россия, 2008.
— «Трасса М8», режиссёр — Александр Грабарь, Россия 2008;
— «Убить Короля», режиссёр — Александр Атанесян, Россия 2008;
— «Любовь с акцентом», режиссёр — Резо Гигинеишвили, Россия 2012.
— «Коллектор», режиссёр — Алексей Красовский, Россия 2016.

Группа INSIGHT: Гоча Качеишвили (гитара), Уча Гугунава (бас-гитара), Давид Абуладзе (ударные).

Гоча Качеишвили, гитарист и основатель группы «Insight»
Родился 20 мая 1965 года в Батуми (Грузия, Аджария)
Играл в группах: «Арбалет» (1986-1987), «Бедлам» (1988-1990), Квартет «Vin Sait» (1996).

Работал дизайнером в фильме «Missing» (1994-1995) у режиссера Т. Цикаридзе, написал музыку к представлению «Enchorial» (1993 год). Давид (Датуча) Абуладзе, ударные

Родился 16 июня 1980 года в Тбилиси (Грузия)

Музыкальную карьеру начал в 1993 году барабанщиком в группе «Контрабанда». В последствии играл в группах: «Outsider» (2000 год), «Гость» (2002 год), «Guliko Janturia Jazz Quintet» (2002 год), «Tatuza Kurashvili Jazz Quartet» (2003 год). Начиная с 2003 года присоединяется к группе «Insight». Уча Гугунава, Бас-Гитара.

Родился 28 августа 1979 года в Батуми (Грузия, Аджария)

В 1996 году вместе с Гочей Качеишвили основывает группу INSIGHT.

Награды INSIGHT:

1996 — приз «LIGA».
2003 — приз «Овация» (Лучшая вокально-инструментальная группа года)

Награды Нино Катамадзе & INSIGHT:

2006 — XVII премия клуба «16 тонн» Золотая Горгулья. Номинация World music, Россия.Участие в фестивалях:
2001 June — Tbilisi International Jazz Festival (Грузия).
2001 August — Contemporary Music Festival «Subtropic», Batumi, Georgia (Грузия).
2002 — фестиваль «Дни Грузии в Великобритании», Скарборо, Бристоль, Эдинбург и Лондон.
10 декабря 2002 — Нино пела в прямом эфире радио BBC в Лондоне, Англия.
2004,2005,2006,2007,2009 — Фестиваль «Усадьба. Джаз» в подмосковном Архангельском, Россия — хед-лайдер фестиваля (http://www.usadba-jazz.ru/content/view/19/31/)
2004, 2005 — Международный Фестиваль «Джаз в Старом Городе», Москва, Россия (http://www.gorodjazz.ru/photo2005.htm)
2005 январь — Всемирный экономический форум (ВЭФ) в Давосе, Швейцария.
2004, 2005, 2006, 2007 — Festival ART GENI, «JAZZ DAY», Georgia
2004, 2005 — совместный тур с RICHARD BONA GROUP в рамках Международного Фестиваля «Джаз в Старом городе», Санкт-Петербург, Россия, Киев, Украина.
(http://www.art-mania.ru/content/view/81/41/)
2005 — Фестиваль Французского джаза, Москва, Россия.
(http://www.lejazz.ru/content/view/27/1/)
2005 — 5-тый Международный Джазовый фестиваль «ДоДЖ#2005», Донецк, Украина.
13 июля 2006 — международный фестиваль искусств и культур под открытым небом «Остров Света», Московский сад «Эрмитаж», Россия.
1 августа 2007 — 5-тый Юбилейный Международный Фестиваль «Джаз Коктебель», Коктебель, Украина.
12 сентября 2008 — Фестиваль «ARMENIAN JAZZ 70»
28 ноября 2008 —10-й фестиваль русских искусств и кино в Ницце, Франция.
(http://www.festival-russe.com/jazz.html) 2 августа 2009 — IV Международный открытый музыкальный фестиваль “Дон Ченто Джаз”, Калининград, Россия

(http://www.jazzfestival.ru/)

4 июня 2011 — Фестиваль “Усадьба. Джаз”, Москва, Россия.

(http://www.usadba-jazz.ru/msc/)

2 июля 2011 — Фестиваль “Усадьба. Джаз”, Санкт-Петербург, Россия.

(http://www.usadba-jazz.ru/spb/)

19 июля 2011 — Фестиваль “Арт-Ген”, Тбилиси, Грузия. 21 июля 2011 — International Antalya Jazz Festival, Анталия, Турция

(http://www.antalyajazzfestival.com/JazzFestivaling/index.html)

31 августа 2012 — Международный Фестиваль «Джаз Коктебель», Коктебель, Украина. 1 июня 2012 — Международный Фестиваль “Дикая Мята”, Россия.

Источник: http://www.nino-katamadze.com/biography/

Нино Катамадзе 46 лет: творческий путь великолепной грузинской исполнительницы

Исполнительница Нино Катамадзе постоянно экспериментирует с музыкальными стилями и жанрами, и поэтому не теряет своей популярности на протяжении долгих лет. Творчество Нино наполнено философией и глубоким смыслом. Оно заставляет задуматься и поразмышлять о многих сложных жизненных темах. В честь ее дня рождения, Joinfo.ua расскажет о главных событиях в жизни грузинской певицы.

Творческий путь великолепной Нино Катамадзе

Будущая звезда появилась на свет в небольшом курортном городке Кобулети, который находится на берегу Черного моря. С первых лет жизни Нино полюбила музыку и постоянно напевала различные мотивы. Таким образом, уже в детские годы Катамадзе определилась со своей будущей профессией.

В начале 90-х годов девушка стала студенткой вокального отделения Музыкального института в Батуми и, спустя всего несколько месяцев, начала выступать на сцене. Она была постоянной участницей различных музыкальных проектов и постепенно начала завоевывать популярность.

Прорыв в музыкальной карьере девушки происходит в 1990 году. Именно тогда она начала плодотворно сотрудничать с музыкальным коллективом Insight, который открыл для Нино двери в мир профессиональной музыки.

В составе этой группы Катамадзе быстро стала национальной знаменитостью, а со временем о ней заговорили и во многих зарубежных странах.

Музыкальная композиция “Olei” стала настоящим хитом и звучала в эфире всех радиостанций.

В 2002 году Нино Катамадзе дебютировала в качестве композитора. В результате сотрудничества с кинорежиссером Ириной Креселидзе, появился саундтрек к кинокартине «Яблоки».

Впоследствии, исполнительница выступила композитором еще для нескольких фильмов. Среди картин, в которых звучит музыка талантливой грузинки, такие как «Индии», «Жара», «Русалка», «Без границ», «Любовь с акцентом».

На данный момент, существует 12 лент, композитором которых выступила Нино.

В 2002 году список стран, где проходили выступления Катамадзе, расширился. Теперь она стала любимицей публики в Великобритании и Австрии.

С 2007 по 2009 год в творческой деятельности певицы был временный перерыв. Но, в 2009 году Нино успешно вернулась на большую сцену и продолжила активную работу. Ее многочисленные концерты неизменно собирали огромное количество поклонников Катамадзе.

С 2014 года Нино является активной участницей различных телевизионных проектов. В частности ее можно увидеть на экранах в шоу «Х-Фактор», где певица заняла место среди жюри.

За свою деятельность в музыкальной сфере, исполнительница презентовала 6 сборников, каждый из которых был успешным. В настоящее время Нино Катамадзе продолжает трудиться над своими будущими хитами, совмещая эту работу с плотным концертным графиком.

Личная жизнь Нино

Певица находится в счастливом браке с хирургом по имени Давид. Супруги воспитывают сына, которого при рождении назвали Николасом. Несмотря на то, что у Нино остается мало времени на общение с семьей, супруг полностью поддерживает ее в плане профессиональной деятельности.

Читайте также:  Алессандра амбросио - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Обладательница феноменального голоса Нино Катамадзе, известна и любима во всем мире. Женщина планирует еще многие десятилетия продолжать свою музыкальную карьеру. Свое свободное время, исполнительница посвящает семье, а также благотворительной деятельности.

21 августа отметил свой день рождения еще один известный человек – Николай Валуев. Боксеру-профессионалу, политику и общественному деятелю исполнилось в 2018 году 45 лет.

Источник: https://joinfo.ua/showbiz/1237140_Nino-Katamadze-46-let-tvorcheskiy-put.html

Нино Катамадзе об армянских друзьях, творчестве и личной жизни

Популярная грузинская джаз-исполнительница Нино Катамадзе в четвертый раз посетила Ереван, чтобы дать два концерта в клубе «Yans» 9 и 10-го марта. Как всегда, певица приехала в сопровождении группы Insight, совместно с которой она записала несколько альбомов. 10-го марта Катамадзе дала пресс-конференцию, на которой присутствовал и корреспондент NEWS.am STYLE.

Беседа открылась приветствием Катамадзе и присутствовавшего на встрече с репортерами основателя группы Insight Гочи Качеишвили.

Певица сразу же призналась, что в Ереване у нее много друзей, которых она с удовольствием посещает в каждый свой визит, несмотря на плотный гастрольный график. По словам Катамадзе, дома — в Грузии — ей удается проводить не более трех месяцев в году.

В ближайшее время, после выступлений в Ереване, певица посетит с концертами несколько городов России и Украины, а также выступит у себя на родине, в Тбилиси.

Нынешние концерты Катамадзе в Ереване проходят в рамках презентации последнего альбома певицы «Green», записанного в Берлине в 2011 году.

Как известно, Катамадзе и Insight записали уже 5 совместных альбомов, названием каждого из которых служит определенный цвет: белый, черный, синий, красный и зеленый.

Цвета подбирались не случайно, а в зависимости от стиля композиций, содержащихся в каждом альбоме. Сама исполнительница ассоциирует себя с белым цветом; ее стихия — воздух.

К сожалению, Катамадзе не находит достаточно времени для осмотра достопримечательностей Еревана, так как каждый ее визит распланирован по минутам. Однако певица с удовольствием отметила, что армянские слушатели умеют не только слушать джаз, но и гулять под него.

Концерты Катамадзе в Армении всегда заканчиваются под утро, так как развеселившаяся публика не спешит покидать клуб. В этот раз в выступлении певицы приняли участие и некоторые армянские музыканты, которые всегда поражали Катамадзе своим профессионализмом и душевностью.

Одному из них — Вахану — даже посвящена композиция под названием «Vahagn» в альбоме «Green». В 2008 году Катамадзе и Insight записали саундтрек к фильму российского режиссера армянского происхождения Карена Оганесяна «Домовой». Это сотрудничество также доставило удовольствие обеим сторонам.

Что касается отношений между Нино и группой Insight, то они строятся не только на общем деле, но и на родственных связях. Музыканты являются крестными родителями детей друг друга.

О своей личной жизни певица сообщила немногое. Нино призналась, что беременность — это чудесное состояние. Став матерью в 36 лет, она наконец почувствовала себя настоящим, искренним человеком, «любящим всех на свете детей». По словам певицы, рождение ребенка — лучшее, что может произойти в жизни женщины.

В заключение певица заявила, что для понимания настроения публики важно знать какой народный инструмент родился в той стране, в которой проходит выступление. Именно это дает понимание, какие мелодии придутся по душе слушателям. В Ереване Катамадзе чувствует себя очень комфортно. Публика всегда принимает ее с большой радостью и получает огромное удовольствие от ее музыки.

Источник: https://style.news.am/rus/news/3479/nino-katamadze-ob-armyanskikh-druzyakh-tvorchestve-i-lichnoiy-zhizni.html

Исповедь певицы-хулиганки Нино Катамадзе

Пришла не петь, а исповедоваться – так начала свою встречу с поклонниками самая известная грузинская исполнительница современности Нино Катамадзе. И, несмотря на то, что певица, действительно, откровенно рассказала о многих событиях личной жизни, без музыки все же не обошлось, потому что Нино Катамадзе и музыка – вещи неразделимые.

Катамадзе вошла на встречу опоздавшая и красивая. Причиной первого, по ее словам, стали пробки на дорогах, а второго — то, что за последнее время ей удалось скинуть целых 15 килограмм.

Но Нино тут же, словно раскаявшись в похвале собственной персоны, окунулась в самокритику, которой и посвятила большую часть вечера.

К примеру, певица призналась, что ей попросту трудно говорить, а особенно, о себе.

“Мне трудно вести разговор. Сегодня я как раз была в эфире и говорила, что должна научиться говорить и, в первую очередь, говорить о себе. А вообще мне трудно разговаривать, потому что я осторожничаю не только со словами и их содержанием, но и с окончанием слов, с их местом в предложении и функцией. В музыке можно быть жуликом.

Потому что тебе может не понадобиться слов, и ты можешь так завершить фразу, чтобы вложить в нее любовь и этого будет достаточно. А в случае со словами, у тебя должен быть их большой запас, чтобы говорить о своих эмоциях и опыте, а я откровенно скажу, что у меня этого нет.

Потому я что я полностью переключена на волны музыки”, — сказала Катамадзе.

© Sputnik / Denis Aslanov

Знаменитая грузинская певица Нино Катамадзе провела встречу с поклонниками

Но потом Нино переключилась в свое детство, которое, по ее словам, было полно любви и добра. С особенной любовью Катамадзе рассказывала о своих родных, в частности, о бабушке и дедушке. Как отметила исполнительница, она до сих пор возит с собой на гастроли платок бабушки или мамы, чтобы запах детства всегда был рядом.

“Мой дед был ленивцем, но творцом. Хотя мы ежегодно собирали по 25 тон мандарин. Сейчас есть аромат духов “Гермес”, а у меня этот аромат все время со мной с детства. Я до сих пор помню, как осенью мы с дедом собирали мандарины. Эти звуки, цвета зелени и белых цветов. Зимой — ослепительный цвет снега и желтого цвета цитрусов.

Если что-то и остается в сердце с детства, то у меня осталась эта безумная палитра красок и теплое настроение. Мой дед с особенной любовью всегда ухаживал за мандаринами, апельсинами, лимонами, а во все остальное время лежал и за ним ухаживали женщины.

Так и остался он у меня в памяти – ухоженный вкусный дедушка”, — рассказала Катамадзе.

По признанию Нино, хоть она и поступила в Музыкальное училище, на классическое отделение, она была далека от академизма – была, по собственному выражению, сельским хиппи, носила железные серьги и порванные джинсы.

“А это был как раз тот период, когда нельзя было садиться в машину соседа, потому что ты была девочка. А у меня было множество друзей-парней и трактористов. В училище я ходила с сигаретами “Прима”. Пить я не любила, до сих не люблю.

Не люблю застолья, если нет песен. Не люблю наркотики, хотя была зависима от них пять лет. И считаю, если бы не это, я бы не поняла, что такое быть зависимым от чего-то плохого.

Благодаря Господу, я дала слово и с содроганием держу его”, — сказала Нино.

© Sputnik / Denis Aslanov

Нино Катамадзе спела под аккомпанемент гитары

В музыкальном училище технический директор Сосо Барданашвили называл Нино Катамадзе “Кармен”. А ее педагог Мурман Махарадзе научил девушку слушать музыку везде — в природе, в любом переживании, даже в плаче сердца, в шуме ветра и громе, и молнии, когда ты голоден, рад чему-то, когда теряешь кого-то. Потому что музыка, как выразилась Катамадзе, это язык Бога.

“Это был учитель моего сердца и души. Он любил чачу. Так вот часто я гостила у него дома, он выпивал чачу, и мы пели классические произведения так, как нам это нравилось. И заставляли играть аккомпаниатора так, как мы того хотели.

И именно тогда я поняла, что у классической музыки нет никаких рамок. Наоборот, у нее самая большая свобода. Поскольку ты можешь полетом своей души рассказать все, что способен понять человек.

Я очень хотела стать хорошим меццо-сопрано, но стала певицей-хулиганкой”, — сказала исполнительница.                               

Хотя в самом начале разговора со своими слушателями Нино Катамадзе сказала, что будет говорить обо всем, кроме личной жизни, певица только о ней и говорила:

“В юности у меня было много переживаний. Я часто оставалась одна. Совсем не слушалась родителей. Потому что была себе на уме. И не могла принять те стандарты, которые предлагала мне моя семья. У меня были свои не то что потребности, я хотела жить, а не выполнять какие-то обязанности.

А у моих родных были стереотипы. К примеру, они хотели, чтобы я непременно вышла замуж, а я этого не делала. Поэтому там, где я встречала рассвет, там я встречала и ночь. Но моим железным законом всегда была мое дружелюбие и я всегда хотела, чтобы люди видели во мне надежного человека.

Так и было”, — сказала Нино.

© Sputnik / Denis Aslanov

Певица Нино Катамадзе фотографируется с поклонниками

А потом певица заговорила о сыне, которого родила в 36 лет, и который подарил ей новую жизнь. А также о супруге, которого, по ее признанию, она обожает, и с которым искренна, как стеклышко.

“Я никогда не врала супругу, с которым живу десять лет. И ни делала ничего такого, что к примеру, говорят ведь люди, что жены не все должны говорить своим мужьям. Я все ему говорю”, — отметила певица.

После чего опять перешла на самокритику, сказав, что часто бывает для общественности смешной и непонятной: “Это происходит, потому что мой разум и сердце где-то в одной стороне, а реальность от меня порой требует совсем другого, отвечать на другие вопросы. И поэтому иногда я думаю, что у меня очень скучная жизнь. Я смешно себя веду, смешно одеваюсь. Иногда со мной бывает такое. Могу так ответить, что кто-то подумает: она, что, с ума сошла?…”

Как отметила Катамадзе, она абсолютно не умеет общаться с продюсерами и вообще находить их. По воспоминаниям певицы, даже, когда в далеком прошлом Аслан Абашидзе, некогда глава Аджарской АР, предлагал помощь многим и ей в том числе, она не приняла ее, поскольку в этом деле она просто ничего не понимала.

© Sputnik / Denis Aslanov

Певица Нино Катамадзе

Нино много говорила о музыке и о том, что, когда поешь, у тебя должны болеть все клетки тела. Поэтому, по словам, певицы, ей легче провести целый концерт, чем спеть всего две песни. Потому что в эти две песни она выложиться не может.

Катамадзе также сказала, кому посвящены ее песни: “Я никогда не была эгоисткой. И ни одна моя песня никому не посвящена. Кроме, не скажу, что Богу (это был бы вызов с моей стороны), но моя музыка и сердце сначала идут вверх, а потом покрывают зал.

Музыка – это возможность быть собой и шанс говорить о своей природе. В музыке я, распустив волосы, летаю в лесу.

И когда тебе дается эта свобода, и у тебя есть для этого необыкновенные музыканты, оркестр, не может быть, чтобы песня была посвящена кому-то одному”, — поделилась певица.

Не обошла Катамадзе и вопрос напряженных отношений Грузии и России, а также тот факт, что, несмотря на сложный период в отношении двух стран, она всегда выступала и выступает в России.

Она особенно подчеркнула, что никогда не пела на днях рождения политиков, а также не на грузинском языке – лишь одну песню на украинском — “Чернобрицвы”.

© Sputnik / Denis Aslanov

Отец Теодор (Гагнидзе) и певица Нино Катамадзе

И вообще, по словам певицы, она осторожно подходит к каждому своему выступлению или корпоративному приглашению.

“Я помню, в 2008 году я поехала туда (в Россию – ред.), когда все отказались ехать. Я знала, куда я еду. Я помню в зале меня встретили Валентин Гафт и Галина Волчек, эти гениальные люди, в знак того, что главное и важное – это любовь. Моему сыну тогда было всего три месяца.

И тогда я сказала… Я много думала над тем, что, конечно, это не было ответом тем людям, потерявшим семьи, и тем матерям, которые многое пережили. Но я тогда сказала: “Какое лично у меня право не прощать, когда я все преступления прощу своему сыну.

Ведь каждый мой концерт и приезд в любой город – это прежде всего выражение любви и добра, там, где есть ее дефицит”. Потому что там, где война, там нужно петь песни, где холод, там должно быть тепло.

В противном случае мы все время будем воевать, а где же тогда место любви? А на моих концертах, начиная от Камчатки и заканчивая Нью-Йорком, всегда приходят люди, которые относятся к Грузии с особенной любовью. И всем им я всегда говорю одно: “Приезжайте в Грузию”, — сказала Нино Катамадзе.

Источник: https://sputnik-georgia.ru/reviews/20170211/234845005/Ispoved-pevicy-huliganki-Nino-Katamadze.html

Нино Катамадзе

Джаз – дорога ежесекундного творчества: ты ищешь и всегда находишь что-то новое. Это свободный образ жизни. В джазовой музыке можно абсолютно все, лишь бы знать, чего хочешь. Но чем меньше рамок, тем сложнее быть свободным.

– Ваши новые альбомы «Black» и «White» – какие они?

– В белом альбоме – музыка с электронным сопровождением, а в черном – студийная запись живьем. Черно-белый – это цвет без претензий, и музыка, соответственно, тоже.

Белый альбом более спокойный, музыка в нем тонкая и прозрачная. Черный – более энергичный. Конечно, они абсолютно разные. Но некоторые песни в них совпадают, такие как «Olei» или «Once on the Street».

Мы их так записали специально, чтобы посмотреть на них с разных сторон.

– А какой из альбомов появился первым?

– Мы записывали оба вместе. Сложно рассказывать об их особенностях, потому что музыку не нужно передавать словами.

Мелодии, которые ты просто по деталям собираешь из жизни и отношений, превращаются в твоей душе в музыку, и ты их играешь на концерте.

Наверное, главная их особенность в том, что в них мы постарались передать посредством музыки наше настроение, события, которые происходят в жизни, переживания.

– Вы воспринимаете музыку через цвет?

– В мироощущении каждого человека преобладает какой-то свой цвет, своя внутренняя температура, которую можно передать, дополняя, переосмысливая ее внутри себя. В какой гамме я воспринимаю жизнь вокруг себя, в такой и передаю.

– И какова гамма вашей музыки?

– Нейтральная. Светлая такая. Например, выходишь и видишь – зал вишнево-красный, и сразу понимаешь, что в нем надо по-особому передавать музыку, менять температуру, чтобы не было очень жарко.

Пение напрямую зависит от пространства зала, а выбор произведений – от желаний слушателей. Следующий мой альбом будет уже в другой цветовой гамме. Думаю, когда буду записывать его, придется всерьез задуматься о цвете.

Потому что нельзя в этом случае промахнуться, цвет и музыка должны точно совпадать. Может быть, я найду цвет, который мне очень понравится, а уже после этого что-то похожее появится в музыке.

Но пока весна, мне очень хочется съездить домой, в Грузию, погулять, снова почувствовать красоту тех мест, где я росла. А еще впереди лето и осень, впереди у меня все. Знаете, ведь каждую секунду рождается что-то особенное.

– Концерты во МХАТе впервые будут на большой сцене?

– Сольные – да. Вообще опыт выступления на огромных сценах у нас уже есть – мы выступали на фестивалях.

Для нынешних концертов мы пригласили московских музыкантов: трубача Константина Куликова, перкуссионистку Анну Шленскую и камерный ансамбль солистов оркестра «Новая Россия» под руководством Юрия Башмета.

Аранжировки лучших композиций с альбомов «Black» и «White» для оркестра сделал грузинский композитор Звиад Болквадзе.

– Вы ведь любите эксперименты в музыке?

– Очень люблю. Но и в жизни тоже… Жизнь же и есть музыка. Она занимает почти все мое время. Отец говорит, мне иногда надо бояться того, что я всегда погружена в музыку!

– Как вы пришли к джазу?

– Когда я услышала джаз, то почувствовала – он даст ответы на все мои вопросы! Я пошла по этой дороге и постепенно получила ответы. Джаз – дорога ежесекундного творчества: ты ищешь и всегда находишь что-то новое. Это свободный образ жизни. В джазовой музыке можно абсолютно все, лишь бы знать, чего хочешь. Но чем меньше рамок, тем сложнее быть свободным.

Читайте также:  Варвара - биография знаменитости, личная жизнь, дети

– Для кино вы сами писали музыку?

– Да, вместе с моим гитаристом Гочей Качеишвили. К документальному иллюстрированному фильму, который длится 52 минуты. Он рассказывает о грузинских иконах IX-XX веков. Работать с этим материалом было сложно. В частности потому, что никакого действия в нем почти нет, просто показывают иконы. Их надо было оживить.

Я рада, что смогла в таком проекте поучаствовать. Есть и другие фильмы, где звучит наша музыка, – «Яблоко», «Оранжевое небо». Вообще-то наша музыка похожа на кино: в ограниченное время, например за семь минут, происходит целая история, и ты голосом должна успеть рассказать о любви, о расставании или о чем-то еще.

Хотя есть и различие: концерт – это ты, а музыка за кадром – это другое. Ты должен настолько красиво все сделать, чтобы, не показывая себя, передать то, что происходит в кадре.

И ты должен настолько осторожно все это преподнести зрителю, чтобы он не думал о тебе, а думал о фильме и музыке в фильме, он должен жить в этой истории.

– Вы с детства поете?

– С самого детства! С четырех лет я на сцене, в семь лет начала гастролировать. Меня научил петь и играть на инструментах мой дядя Шота. Мы пели вместе: у нас дома пели все, кто там жил. Даже собаки! В семье все творческие люди – кто занимается ювелирным делом, кто пением, кто играет, кто шьет.

Все что-то создают… Мой отец очень много работает, и ни разу я не припомню, чтобы он пришел недовольный или сказал, что устал.

Как-то я спросила его: «Как научиться так работать?» И он мне ответил: «Когда ты выбрала свое дело, нашла себя, когда ты можешь постоянно открывать в своем деле что-то новое и получать от этого удовольствие – как можно быть еще и недовольным при этом?» Быть недовольным – это для него неблагодарность по отношению к себе и делу, которым занимаешься. И я научилась быть благодарной, что нашла себя в музыке, что могу петь, играть, выступать с концертами и делиться частичкой себя с людьми.

– Я знаю, что у вас особое отношение к вещам. На концертах не раз видела, что вы что-то вешаете на микрофон.

– Это колокольчики! Потому что они звучат… Мои инструменты – как продолжение меня. Я покупаю много инструментов. Аккордеоны, перкуссии, даже игрушки, которые я люблю. Инструменты оживляют меня, дают мне новое дыхание.

У них и друг с другом возникает какое-то притяжение. Есть правила, которые просто надо знать: например, инструменты из дерева нельзя ставить вместе с инструментами из кожи. Я не могу оставаться на одном месте, постоянно переезжаю, и все многочисленные инструменты и цветы таскаю везде за собой. Последние шесть лет меня спрашивают: «Где вы живете?» А я не знаю! Я живу там, где пою.

Источник: http://facecollection.ru/people/nino-katamadze

Нино Катамадзе: я такая же хулиганка, какой была раньше

Говорят, когда Нино Катамадзе выходила из вагона поезда, в тот же момент в Петрозаводске из-за туч выглянуло солнце и слова организаторов концерта «Ой, солнышко вышло» прозвучали весьма символично. Она и правда, как солнышко, – теплая, улыбчивая, яркая и очень искренняя. На пресс-конференции перед концертом Нино Катамадзе рассказала о любви и… Вообще, как-то так получилось, что только о любви.

— Мы очень рады, что вновь приехали сюда – я помню прошлый визит в Петрозаводск, помню гримерную, прекрасный зал и даже нескольких человек, которые сидели в зале. Невозможно вернуться, если ты не чувствуешь, что есть дорога. Здесь все было прекрасно, нам столько красной икры подарили наши грузинские друзья… И сейчас встречаемся – они очень хорошие, добрые, теплые.

— Вы много гастролируете и города запоминаете по публике?
— По эмоциям, конечно. Но есть особенности. Есть города, где весь зал поет очень громко, а вот питерцы очень тихо поют. Петрозаводск – нежно поющий город.

— А где вас лучше принимают?
— Мне кажется, что гостя везде рады видеть. Я даже не понимаю, почему родился этот вопрос и какой ответ был бы интересен…

— Ну, например, Бутман и Крамер говорили, что в Европе публика холоднее, а в России их принимаю теплее.
— В Европе реже паспорт спрашивают, — смеются музыканты.

– На самом деле, бывает по-разному, бывают такие горячие концерты… — продолжает Нино. – Зависит от публики и от площадки. На салонном джазовом концерте публика же не будет стоять и кричать.

У нас тоже есть репертуар с оркестром, когда самой хочется тихо петь. У нас в группе нет ни одного профессионального музыканта и все, что мы играем – наши переживания. Наверное, потому получается так искренне.

Что прожилось, так же написалось и так же сыгралось.

— Как появилась идея цветных альбомов?
— От слушателей. Мы сразу выпустили два альбома: у одного была черная обложка, у другого – белая и не было названий. И стали говорить: «Ты слушала альбом, который черный? А тот, который белый?». Так наши поклонники подарили нам идею цветных альбомов.

— А какой цвет сейчас преобладает в вашем мироощущении?
— Сейчас мы больше в зеленом. Но есть и красный, и синий, и черный, и белый…

— Я понимаю про концерт – я спрашиваю о вашем внутреннем мироощущении.
— А… Сейчас мы в каком-то переходящем состоянии: выходим из зеленого и в поиске – должно родиться ощущение.

Все всегда все по-разному:  если солнце светит — значит, тепло, если холодно — значит, темно. Непростая жизнь – мы уже месяц концертируем в дороге и у нас были разные концерты. Единственное, что неизменно — ты все время работаешь над собой, для того чтобы быть честным.

Когда выходишь на сцену несмотря на то, что уставший, скучаешь по своим родным и безумно хочешь вернуться домой – на сцене ты должен быть честным, ведь никто не виноват, что ты выбрал этот путь.

Надо до последней капли быть искренним, чтобы порадовать людей, ради которых ты живешь и которые тебе доверяют и ждут. Это самое главное. Ой, какой длинный ответ…

— А после концерта как-то расслабляетесь?
— Я не умею… Ну позавчера я, например, выпила прекрасное количество шампанского.

— Скажите, а Грузия вашего детства и Грузия сегодняшняя отличаются?
— Ну конечно. Мои ощущения отличаются.

Но все равно то, что светит внутри, остается – людей все равно ты любишь так же и восхищаешься так же, потому что есть же места, где ты родилась и куда ты можешь вернуться. Воспоминания не уходят, они все время вместе с тобой.

Поэтому, какие бы политические процессы не происходили… конечно, вместе с этим ты живешь и это все больно, что происходит вокруг. Но любовь ко всему родному не уходит никогда.

— Когда вырастет ваш сын, вы хотите, чтобы он был космополитом или…
— Космонавтом хотела бы, — перебивая шутит Нино. – Конечно, я хотела бы, чтобы он стал хорошим человеком. Пускай он будет кем-то… Я не знаю… я же не имею права за него решать.

Но он должен быть человеком, и он сейчас уже большой хороший человек — очень добрый, человечный, с юмором. Все же любят своих детей, и я тоже люблю сына – как иначе? Знаете, что он сказал? «Мама, завтра знаешь какой день? Тот, чтобы ты приехала – так хочется».

— Ваш характер поменялся, когда вы стали известным человеком?
— Вы знаете, я все равно по характеру сложный человек, я до сих пор не могу научиться идти на какие-то компромиссы. Я говорю работе, о музыке.

В личной жизни я сладкая, хорошая подруга, могу быть мамой всем, но в работе я не научилась быть компромиссным человеком. Мне нельзя быть расслабленной из-за того, что я сама требовательна. Самоподготовка для музыки требует очень многого — как будто это закон.

Поменялось что-то, когда я стала мамой, то есть у меня ощущение поменялось, вернулось детское восхищение, потому что невозможно по-другому с маленьким. А так – я такая же хулиганка, какой была и раньше.

— В Интернете есть новость о том, что вы согласились быть тренером шоу «Битва хоров».
— Нет, — распахивает глаза Нино.

— Как так? Написано же: один из тренеров – Нино Катамадзе.
Нино Катамадзе вместе с музыкантами группы заливисто хохочет, потому что один из последних от неожиданности опрокинул стакан с водой.

– Ой… Мне действительно предложили, и я очень люблю классическую и хоровую музыку, но не знаю как… это, знаете, как служебный роман – так у меня не получится. У нас очень сложный график, и осенью я просто не смогу.

Я участвовала в подобном проекте в Грузии — конкурс «Звезда Грузии», и я чуть не умирала. И концерты, и съемки… Теперь, зная, что это такое, никогда в жизни не соглашусь. Это сложно. Но и интересно. Если бы у меня было время, я бы с удовольствием этим занималась, если честно.

Там можно столько сделать… у меня есть хорошие репертуары, которые безумно мне нравятся, и это было бы здорово сделать, но нет времени.

— Вам в жизни приходилось биться за что-нибудь?
— Ой, каждый день, дорогая, — опять, смеясь, отвечает Нино и продолжает уже серьезно. – Есть вопросы, ради которых приходится не то чтобы биться, а доказывать, что некоторые вещи не капризы, а действительно необходимость. Сложно очень из-за того, что нет системы, ничего не работает и каждый сам за себя.

— Но не с конкурентами бьетесь?
— Мне это вообще не понятно про конкурентов. Если у тебя внутри горит — все хорошо. А если потухло, значит, надо идти спать чуть-чуть.

— А были ли какие-то сложные дуэты?
— У меня практически нет дуэтов – был только один дуэт с другом детства, который мы записали 15 или 17 лет назад и все. Я не знаю этот процесс, когда кто-то поет, потом ты поешь… Не знаю я этого.

— Но вы же участвовали в проекте Бобби Макферрина «Боббл»…
— Да, но это не был дуэт – это был проект…

— Я понимаю, но все равно – вы не одна. Как вам участие в этом проекте?
— Вы знаете, я когда посмотрела, что это такое, сказала: «Давайте я вам пришлю человека, который здесь сделает лучше, чем я». Но они сказали, что нужна только я.

И они «заставили» меня наблюдать и это прекрасно, потому что у меня никогда не было такой возможности. Я стояла в углу среди всех — у тебя маленькая роль на сцене и ты со стороны на все это смотришь.

Я помню, когда был первый концерт, я позвонила всем и объясняла всем, насколько это хорошо — со стороны ощущать, что ты можешь сделать или что ты делаешь. Это было интересно.

— С кем-то из российских музыкантов хотелось бы сыграть?
— Один раз мы пели с Шевчуком — после неправильной войны он в поддержку делал два больших концерта «Не стреляй». И мы спели вместе с ним.

И его текст, который мы пели – просто чудо. До сих пор, когда мне задают какие-то сложные вопросы я отвечаю словами Шевчука: «Сделать шаг до любви сложнее, чем победить на войне».

Так что этот человек не только дал мне возможность петь с ним, но и понять очень глубокое чувство. Спасибо ему за это.

— Вы интересуетесь своими позициями в различных чартах?
— А что это?

— Ну, рейтинги, насколько ваш альбом популярен сейчас.
— Я не умею…

— В разделе «джаз» ваш альбом по количеству скачиваний на втором или третьем месте.
— Вау! И где это посмотреть? – опять смеется Нино.

— Вам где больше нравится выступать?
— Мы всегда скучаем по клубным концертам. Хорошо, если стоит просто аппарат и все друзья-музыканты, друзья больших друзей, ты выпиваешь и когда хочешь, тогда и поешь, что хочешь. Я сижу на барабане, Давид играет на контрабасе и поет и Гочи танцует – это лучшее!

— У нас будет возможность это увидеть?
— Неееет, — смеются музыканты.

— Вы говорите, что жизнь для вас – это музыка, а музыка – это жизнь, и даже ваш отец наставлял, что надо бы научиться дрейфовать. Получилось?
— Нет, конечно… Очень редко встречаюсь с папой, если бы часто встречалась, он бы меня научил.

Я последние несколько дней думаю об этом и поймала себя на том, что у меня нет обязательств ни в каких чувствах – ни перед мужем, ни перед людьми, ни перед музыкой. Только любовь. Я не знаю, как так получается – может быть, мне так хочется. Но все, что происходит со мной – это все через любовь.

Я здесь сижу не потому, что мне сказали о каких-то обязательствах перед организаторами – мне просто хочется с вами говорить и я не придумываю, что сказать, чтобы произвести впечатление.

— Вопрос к участникам группы: с Нино сложно?
— Это часто у нас спрашивают… В каком смысле сложно?

— Ну, она такой человек-взрыв, человек-эмоция…
— Ну, человек-овощ – сложнее будет. И если честно, то если кого-то уважаешь и любишь, будь это жена или друг, или «сокамерник», то есть коллега, — тем сложнее с ним  в отношениях, потому что ты должен каждый момент контролировать. Поэтому, чем больше уважаешь человека, тем сложнее с ним прожить вместе что-то.

— У вас есть какой-то ритуал перед концертом, для того чтобы он прошел успешно?
— Мы закапываем себя на 40 минут в землю и землю возим с собой, потому что она должна быть грузинской, — шутят музыканты. – На самом деле, ритуалов нет, но привычка есть: мы пьем в гримерке виски и наш звукорежиссер рассказывает про рыбалку – все время одно и то же.

— Звукорежиссер — рыбак?
— Вообще невозможный! Он сейчас, наверное, уже где-то у вас на озере.

— Вы ощущаете себя мировыми звездами?
— Мы? Мировыми? Нет… Может, нас просто покормить надо? – опять шутят музыканты. Так с шутками и разошлись.

Источник: https://gubdaily.ru/blog/sociology/interview/nino-katamadze-ya-takaya-zhe-xuliganka-kakoj-byla-ranshe/

Ссылка на основную публикацию