Родриго дутерте – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Родриго Роа Дутерте

(2)Филиппинский юрист и политик висайского происхождения, Президент Филиппин с 30 июня 2016 года

«Биография»

Р. Дутерте родился 28 марта 1945 года на острове Лейте в городе Маасине (провинция Южный Лейте) в семье Висенте Дутерте (умер в 1988 году), будущего губернатора провинции Давао, и Соледад Роа (умерла 4 февраля 2012), школьной учительницы и общественного деятеля. Висенте Дутерте, прежде чем стать губернатором Давао, был мэром города Данао (провинция Себу).

Семья Дутерте переселилась в регион Давао в 1951 году. Висенте имел частную юридическую практику, а Соледад работала учительницей в муниципальных школах. В 1952 году Висенте занялся политической деятельностью, а его жена ушла с работы для того, чтобы помочь мужу в его начинаниях.

Образование

Родриго закончил в 1956 году начальную школу святой Анны в Давао. Впоследствии его дважды выгоняли из школы за плохое поведение и вторую ступень образования он завершил в Академии Святого Креста в Дигосе.

В 1968 году Дутерте получил степень бакалавра искусств в Лицее Филиппинского университета в Маниле. В 1972 он закончил Юридический колледж Святого Беды, где получил юридическое образование.

В том же году он сдал экзамен на право заниматься адвокатской практикой.

Деятельность

В конечном итоге он занял должность юрисконсульта в прокуратуре города Давао (1977—1979); затем стал последовательно четвёртым (1979—1981), третьим (1981—1983) и наконец вторым (1983—1986) заместителем прокурора города Давао.

Давао

После произошедшей в 1986 году Жёлтой революции Дутерте был назначен вице-мэром Давао. В 1988 году он выставил свою кандидатуру на должность мэра и выиграл выборы. Мэром Давао Дутерте оставался до 1998 года.

Он создал прецедент, назначив заместителями мэра людей, представлявших в администрации города народы Манобо и Моро, что позднее скопировали в остальных частях Филиппин.

В 1998 он уже не мог вновь баллотироваться в мэры из-за ограничения по количеству сроков и выставил свою кандидатуру в Палату представителей, став конгрессменом от 1-го округа города Давао. В 2001 году Дутерте вновь баллотировался в мэры Давао и был избран на четвёртый срок. Впоследствии его переизбирали в 2004 и 2007 годах.

Несмотря на свою жёсткую позицию по проблеме наркозависимости и наркодилеров, Дутерте потратил 12 миллионов песо из средств города на строительство центра реабилитации наркозависимых. В 2003 году он заявил о предоставлении ежемесячного пособия в 2 тысячи песо каждому наркозависимому, пришедшему к нему и пообещавшему завязать с наркотиками.

В 2013 году Давао послал спасателей и медиков в Таклобан для предоставления помощи жертвам тайфуна Хайян. В провинциях Бохоль и Себу жертвам землетрясения была предоставлена финансовая помощь.

В начале сентября 2015 года турист ответил отказом на требование потушить сигарету в баре, нарушая тем самым антитабачный закон Давао, после чего владелец бара позвонил мэру. Дутерте лично прибыл в бар и заставил туриста проглотить окурок сигареты. За это Дутерте подвергся критике, особенно со стороны филиппинской Комиссии по правам человека.

В 2010 году Дутерте был избран вице-мэром, сменив на этом посту свою дочь, Сару Дутерте-Карпио, избранную мэром. Президенты Рамос, Эстрада, Макапагал-Арройо и Акино предлагали Дутерте пост секретаря Внутреннего и местного самоуправления, но каждый раз он отказывался.

В апреле 2014 он также отказался от номинации на World Mayor Prize, присуждаемой международной комиссией выдающимся мэрам, сказав, что просто выполнял свои обязанности.

Кроме того Дутерте отказался от награды Американского онкологического общества и антитабачной награды, вручавшейся в 2010 году в Сингапуре.

Дутерте, прозванного «Палачом» журналом Time, неоднократно критиковали правозащитные организации, включая Amnesty International, за поддержку казней преступников без суда и следствия, якобы совершавшихся «эскадронами смерти Давао».

В апреле 2009 года в докладе на 11 сессии Генеральной Ассамблеи ООН было сказано; «Мэр Давао ничего не сделал для того, чтобы предотвратить эти убийства, а его публичные комментарии заставляют считать, что он их поддерживает».

Согласно докладу организации Human Rights Watch, в 2001—2002 годах Дутерте назвал в радио- и телепрограммах имена ряда преступников, некоторые из которых были позднее убиты.

В июле 2005 года на саммите, посвящённом борьбе с преступностью, политик заявил: «Быстрые казни преступников остаются самым эффективным способом борьбы с похищениями и наркоторговлей».

В 2015 году Дутерте подтвердил наличие связи между ним и убийствами преступников без суда в Давао, а также заявил, что если станет президентом, то казнит вплоть до ста тысяч преступников.

Human Rights Watch призвала Дутерте остановить деятельность эскадронов смерти в Давао.

Президентские выборы

В начале 2015 года Дутерте намекнул в средствах массовой информации о намерениях участвовать в президентских выборах 2016 года, пообещав, в случае победы, преобразовать Филиппины в федеративную республику с парламентской формой правления.

Годом ранее в сети началась кампания в поддержку выдвижения Дутерте его сторонниками, однако в феврале 2014 года он заявил, что не обладает должной квалификацией для занятия более высоких, чем пост мэра города, государственных должностей.

Тем не менее, в 2015 году на форуме сторонников федерализации страны в Багио Дутерте заявил, что включится в президентскую гонку, поскольку «необходимо спасать республику».

Через несколько дней после этого заявления он снова вступил в Филиппинскую демократическую партию «Национальная борьба», утверждая при этом, что фактически никогда не покидал её и лишь передал мандат местному филиалу партии во время региональных выборов в Давао 2013 года.

Позже лидер партии Акилино Пиментел III подтвердил, что кандидатура Дутерте рассматривалась среди кандидатов к президентским выборам 2016 от партии, особо отметив, что позиция партии о необходимости федерализации Филиппин совпадает с программным заявлением по этому вопросу самого Дутерте.

В сентябре 2014 года Дутерте ответил отказом другому кандидату в президенты действующему сенатору страны Мириам Дефенсор Сантьяго на её предложение баллотироваться на высший пост Филиппин совместно (в случае победы Дефенсор Сантьяго Дутерте занял бы пост вице-президента страны), предложив ей рассмотреть кандидатуру бывшего министра обороны Джилберто Теодоро младшего. В марте 2015 года лидер партии «Лакас-Христианский и мусульманские демократы» Фердинанд Мартин Ромуальдес объявил о включении партии в президентскую гонку, а член партии конгрессмен Данило Суарес заметил, что они должны убедить Джилберто Теодоро выйти в отставку и затем идти на президентских выборах совместно с Мириам Дефенсор Сантьяго. Тем не менее, в октябре 2015 года Сантьяго приняла решение в пользу другого политика Бонгбонга Маркоса.

21 июня 2015 года в еженедельной программе на местном телевидении Давао Дутерте упомянул, что рассматривает предложение своих друзей и сторонников выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах 2016 года. Он также добавил, что поставит в этом вопросе точку в начале самой кампании.

Вместе с тем, уже через четыре дня на деловом форуме «ASIA CEO Forum» в Макати он заявил, что не будет баллотироваться на выборах и вообще никогда не хотел этого.

Спустя месяц, отвечая на реплику министра юстиции Филиппин Лейлы де Лимы о нежелании в дальнейшем работать вместе с Дутерте, он заявил о том, что в ходе президентской гонки будет агитировать против Либеральной партии в том случае, если де Лима останется в её составе, назвав министра лицемеркой, а её принципы работы — «гнилыми».

В августе 2015 года на встрече с военными офицерами Дутерте общался с основателем маоистской Коммунистической партии Филиппин Хосе Мария Сисоном, бывшем некогда его лицейским преподавателем.

В ходе разговора он сказал Сисону, что будет баллотироваться на пост президента, если вооружённое крыло партии — Новая народная армия — откажется от своей более, чем сорокалетней мятежной деятельности, поскольку «Вооружённая борьба, как средство достижения перемен в обществе, в современной мире является устаревшим методом».

Средствам массовой информации Дутерте заявил, что на вопрос Сисона о его планах на 2016 год, он ответил, что покамест таковых не имеет.

Президенство

Во время инаугурации в Маниле произнес такую речь:

«Наркодилеры, эти выблядки, уничтожают наших детей. Я предупреждаю вас, не вмешивайтесь в это (наркоторговлю) даже если вы полицейский, потому что я действительно убью вас».

После этого Дутерте своими словами намекнул всей полиции Филиппин, что простит убийство наркодилеров во время спецопераций и облав. С началом президентства Дутерте в стране начались массовые убийства наркодилеров.

После этого США заявили правительству Филиппин, что могут прекратить поставки оружия для армии Филиппин, если и дальше в этой стране будут происходить нарушения принципа верховенства права, процессуальных гарантий и прав человека.

Правительство Филиппин заявило, что оно против внесудебных расправ, происходящих без участия правоохранительных органов, хотя и намерены искоренить наркоторговлю.

В августе 2016 года в мировых СМИ появилась информация что 900 наркодилеров были убиты в Филиппинах, убийства происходили во время облав и спецопераций, которые устраивали полиция и гражданские активисты (народная дружина).

Дутерте на одном из брифингов зачитал имена сотни политиков, военных, сотрудников полиции и других влиятельных людей, и сказал, что они имеют отношения к изготовлению и продаже наркотиков, получают от этого прибыль и приказал им сдаться.

19 августа 2016 специальный докладчик ООН по проблеме внесудебных казней Аньес Каламар заявила, что призывы Дутерте убивать тех, кого он считает наркодилерами, являются безответственным шагом, и, более того, такие поступки являются преступлением. 21 августа Родриго Дутерте заявил что рассматривает вопрос о выходе Филиппин из ООН ,

Возможно, нам следует отделиться от ООН. Зачем нам выслушивать эти глупости?

Также Дутерте сказал, что ООН не может справиться с голодом, терроризмом и военным конфликтом в Сирии и Ираке (имелись в виду Гражданская война в Сирии и ИГИЛ). Ещё Дутерте сказал, что рассматривает возможность создать новый международный орган (который по его мнению будет лучше ООН), который будет состоять из Филиппин, Китая и некоторых стран Африки.

5 сентября 2016 Дутерте оскорбил президента США Барака Обаму в своей речи на пресс-конференции в Филиппинах, которая была перед началом саммита АСЕАН восточноазиатских и мировых государственных лидеров в Лаосе:

Ты должен проявить уважение. Не нужно делать заявления и кидаться пустыми вопросами. Выблядок, я прокляну тебя на этом форуме!

Чуть позже, пресс служба президента Дутерте извинилась за его слова.

Также он сказал, что Филиппины — это независимая страна, а не колония США, и потому президента этой страны никто не может критиковать (Обама хотел обсудить массовые убийства в Филиппинах с Дутерте и другими лидерами стран на саммите). На следующий день Обама отменил встречу с Дутерте. В этот же день Дутерте извинился перед Обамой:

«Я не хочу ссориться с ним. Он сильнейший президент любой страны в мире».

Также, он сказал, что сожалеет о том, что его слова вызвали бурную реакцию в мире, и что сказанное им не было личным нападением на президента США.

9 сентября 2016 Дутерте назвал генсека ООН «Дураком»:

«Я сказал себе, что ты, Пан Ги Мун, всего лишь ещё один дурак. Я продолжу кампанию против преступников, мне не жаль их. Мне всё равно».

В сентябре 2016 стало извеcтно, что в Филиппинах уже убито 2400 наркоторговцев. По сообщениям из официальных источников Министерства внутренних дел Филиппин, властям сдались ещё 700.000 наркоторговцев и наркозависимых людей дабы избежать расправы по суду Линча..

В середине сентября 2016 сенат начал заслушивать показания Эдгара Маобато (Edgar Matobato), представившегося бывшим боевиком «Отряда Карателей» Дутерте, который обвиняет Дутерте в собственноручном убийстве конкурирующего политика Prospero Nograles в 2010 году.

Во время слушаний свидетель настолько много путался в показаниях, что это серьезно дискредитировало сенаторов, настроенных против президента.

Слушания закончились без каких-либо последствий для президента, но повлекли волну возмущений в социальных сетях этими сенаторами и нецелевым расходом ими бюджетных средств.

Родриго Дутерте ранее в ответ на критику его методов борьбы с наркобизнесом заявил о том, что пора «попрощаться с США», традиционным союзником Филиппин.

«Я меняю союзников в вашем идеологическом порядке, и, возможно, я съезжу и в Россию, чтобы сказать Путину, что отныне мы втроем — Китай, Филиппины и Россия — против остального мира. Другого пути нет», — сказал Дутерте в октябре на экономическом форуме в Китае.

Родриго Дутерте вступил в должность президента в июне. Он тут же объявил войну наркобизнесу, поощряя при этом внесудебные убийства предполагаемых наркоторговцев.

США и Европа подвергли Дутерте критике, а он стал отвечать во все более раздраженном тоне, послав президента Барака Обаму к дьяволу, а Евросоюз — в чистилище.

Читайте также:  Роман абрамович - биография знаменитости, личная жизнь, дети

29 ноября 2016 года на Дутерте было совершено покушение. Пострадало 9 человек из его охраны.

Личная жизнь

Был женат на Элизабете Циммерман с 1973, в 2000 получили судейской решение на раздельное проживание. В этом браке имеет шесть детей.

Дутерте в настоящее время живет гражданским браком с медсестрой Сьелитой «Хонейлет» Авансенье. Общая дочь Вероника («Китти»).

Источник: https://whoiswhopersona.info/archives/24644

Дутерте Родриго

Место рождения, образование. Родился на острове Лейте в городе Маасине (провинция Южный Лейте) в семье будущего мэра города Данао и губернатора провинции Давао Висенте Дутерте и школьной учительницы Соледад Роа. Семья Дутерте переселилась в регион Давао в 1951 году.

В 1956 году Родриго Дутерте окончил начальную школу в Давао, дважды его выгоняли из школы за плохое поведение. Вторую ступень образования он завершил в Академии святого Креста в Дигосе.

В 1968 году Дутерте окончил лицей Филиппинского университета в Маниле, получив степень бакалавра искусств. В 1972 получил юридическое образование в колледже Святого Беды. В том же году сдал экзамен на право заниматься адвокатской практикой.

Карьера. По завершении обучения, в 1977-1979 гг. работал юрисконсультом в прокуратуре города Давао. Затем был четвертым (1979-1981), третьим (1981-1983) и вторым (1983-1986) заместителем прокурора города Давао.

В 1986-1998 гг. Дутерте был вице-мэром Давао. В 1988 году он выдвинул свою кандидатуру на должность мэра, но выборы проиграл. В 2001 году Дутерте избран мэром Давао, впоследствии несколько раз переизбирался.

В 1998 выставил свою кандидатуру в Палату представителей, став конгрессменом от 1-го округа города Давао.

2010 г. – Дутерте становится вице-мэром, сменив на этом посту свою дочь, Сару Дутерте-Карпио, избранную мэром. Несколько раз ему предлагали пост секретаря Внутреннего и местного самоуправления, но каждый раз он отказывался.

В 2015 году на форуме сторонников федерализации страны в Багио Дутерте заявил, что включится в президентскую гонку, поскольку “необходимо спасать республику”.

С 30 июня 2016 года – президент Филиппин. С началом президентства Дутерте в стране начались массовые убийства наркодилеров и подозреваемых в наркоторговле во время полицейских облав. В связи с этим США заявили, что могут прекратить поставки оружия для армии Филиппин, если и дальше в этой стране будут происходить нарушения принципа верховенства права, процессуальных гарантий и прав человека.

В августе 2016 года СМИ писали о 900 убитых на Филиппинах наркодилерах, убийства происходили во время облав и спецопераций, которые устраивали полиция и гражданские активисты (народная дружина). К сентябрю эта цифра увеличилась до 2400.

По сообщениям из официальных источников Министерства внутренних дел Филиппин, властям сдались еще 700 тысяч наркоторговцев и наркозависимых людей дабы избежать расправы без суда и следствия. К середине января 2017 г.

сообщалось о 6299 убитых в войне с наркоторговлей.

Специальный докладчик ООН по проблеме внесудебных казней Аньес Каламар в августе 2016 г. заявила, что призывы Дутерте убивать тех, кого он считает наркодилерами, являются безответственным шагом, и, более того, такие поступки являются преступлением. На что Дутерте отреагировал резко: “Возможно, нам следует отделиться от ООН. Зачем нам выслушивать эти глупости?”

Скандалы. В бытность мэром Дутерте заставил съесть окурок сигареты туриста, который нарушил антитабачный закон Давао. Владелец бара позвонил Дутерте, и тот лично прибыл “исполнять закон”. За это Дутерте подвергся критике, особенно со стороны филиппинской комиссии по правам человека.

В сентябре 2016 г. на пресс-конференции перед началом саммита АСЕАН Дутерте оскорбил президента США Барака Обаму, который хотел обсудить убийства на Филиппинах. Дутерте обозвал Обаму и пообещал проклясть. Позже извинился за свои слова.

Через несколько дней Дутерте недипломатично высказал свое мнение о генсеке ООН: “Я сказал себе, что ты, Пан Ги Мун, всего лишь еще один дурак. Я продолжу кампанию против преступников, мне не жаль их. Мне все равно”.

Дутерте, которого журнал Time прозвал Палачом, неоднократно критиковали правозащитные организации, включая Amnesty International, за поддержку казней преступников без суда и следствия, совершавшихся “эскадронами смерти Давао”. В июле 2005 года на саммите, посвященном борьбе с преступностью, политик заявил: “Быстрые казни преступников остаются самым эффективным способом борьбы с похищениями и наркоторговлей”.

В 2015 году Дутерте подтвердил наличие связи между ним и убийствами преступников без суда в Давао, а также заявил, что если станет президентом, то казнит вплоть до ста тысяч преступников.

29 ноября 2016 года на Дутерте было совершено покушение. Пострадали девять человек из его охраны.

Личная жизнь. В 1973-2000 гг. был женат на Элизабете Циммерман, от этого брака имеет шесть детей. Сейчас живет гражданским браком с медсестрой Сьелитой “Хонейлет” Авансенье, есть общая дочь.

23.01.2017

Источник: https://file.liga.net/persons/duterte-rodrigo

Больной ублюдок в президентском кресле

3 октября 20162016-10-03T10:05:00Z2016-10-03T10:05:00Z Сегодня я расскажу об одном прекрасном президенте. Во время своей избирательной компании он обещал убить 100 тысяч преступников за 6 месяцев, и народ с радостью принял его предложение.

Начать глава государства решил с наркоманов и наркоторговцев, которых за время его президентства стало уже на 3 тысячи меньше. Хотя точно не известно, все ли они были наркоманами, потому что убивают их обычно без суда и следствия. Такое разрешение дал лично президент.

Он известен ещё и тем, что успел оскорбить всех, кто осмелился раскритиковать его политику. Я собрал несколько сумасшедших цитат, чтобы вы могли оценить весь масштаб его самоуверенности и независимости.

Речь идёт, конечно, о президенте Филиппин Родриго Дутерте.

Вот его избранные высказывания:

Забудьте о правах человека. Если я попаду в президентский дворец, я продолжу делать то, что я делал будучи мэром. Вы барыжите наркотиками, грабите людей и бездельничаете. Вам лучше прекратить. Потому что я убью вас. Я свалю ваши тела в Манильский залив и откормлю вами живущую там рыбу.

[Заявление, сделанное во время избирательной кампании]

Исполняйте свой долг. И если ради этого вам придется убить тысячу человек — я защищу вас перед законом… Если вы знаете наркоманов, то идите и убивайте их.

[Первая речь Дутерте в должности президента]

Гитлер уничтожил три миллиона евреев. Сейчас на Филиппинах три миллиона наркоманов. Я буду счастлив их истребить.

[За эту угрозу в адрес филиппинских наркоманов Дутерте пришлось извиняться перед еврейским сообществом.]

Ты должен меня уважать. Не надо просто так бросаться вопросами и заявлениями. Ты сукин сын. Я прокляну тебя на этом форуме.

[Это было сказано в адрес Барака Обамы перед запланированной встречей на Азиатском форуме. Гнев Дутерте вызвала угроза Обамы поднять на форуме вопрос о массовых убийствах на Филиппинах.

После этих слов Обама отменил встречу, но Дутерте извинился, и они увиделись через несколько дней.]

Пожалуйста, не командуйте мной… Или вы хотите, чтобы я объявил военное положение?

[Угроза в адрес председателя Верховного суда Филиппин, выступившего против политики президента]

Меня разозлило то, что она была изнасилована. С одной стороны. Но с другой, она была так прекрасна. Мэр должен был сделать это первым.

[Шутка по поводу массового изнасилования австралийской миссионерки в 1989 году. В то время Дутерте был мэром Давао.]

Мне хотелось крикнуть: «Папа, сукин ты сын, иди домой. И никогда не возвращайся».

[Слова сказаны в адрес Папы римского Франциска. Его визит на Филиппины вызвал большие пробки на дорогах, это и разозлило Дутерте. Позже ему пришлось извиниться.]

Когда-то все думали, что я стану священником. Но это хорошо, что я им не стал, иначе сейчас я был бы гомосексуалистом.

[Слова были сказаны на собрании верующих. Позже Дутерте извинился за них.]

Даже ЕС ругает меня. Когда я был мэром, всё было нормально. Но теперь это перестало быть нормальным, потому что я президент. Почему вы меня оскорбляете? Как будто я ваш подчинённый. Идите на хуй.

[Ответ на критику ЕС об убийствах тысяч подозреваемых в наркоторговле. Всё это сопровождалось оскорбительными жестами.]

Есть некоторые люди, чьих собачьих мозгов хватает только на то, чтобы лизать жопу американцам… Мне похуй на то, что кто-то думает о моем поведении.

[Реакция на критику]

  • Второй виток говноедства в СМИ
  • День вина в Молдавии!

Популярные посты по тегу

  • 8 мая 2018, 13:05
  • 19 марта 2018, 20:05
  • 19 марта 2018, 9:31

Источник: https://varlamov.ru/1994701.html

Президент Филиппин Родриго Дутерте был бы счастлив лично убить три миллиона наркоманов

Вставший у руля в мае 2016 года новый президент Филиппин Родриго Дутерте радует мир экстремальными выходками и шокирующими высказываниями чуть ли не каждую неделю. Но 29 сентября, выступая с очередной «антинаркоманской» речью, Дутерте превзошел сам себя. Президент Филиппин сравнил себя с главой Третьего рейха Адольфом Гитлером.

Отдуваться пришлось послу Филиппин в Германии: 30 сентября дипломата вызвали в МИД – видимо, для профилактической беседы. «Любое сравнение со зверствами Холокоста неприемлемо», – довело до читателей мнение МИДа издание «Шпигель».

«У Филиппин есть я!»

Отчасти Родриго Дутерте самого спровоцировали СМИ.

Сравнения с эксцентричным Дональдом Трампом звучат, наверное, с момента избрания Дутерте (передовица «Уолл Стрит Джорнал», скажем, называлась «Филиппины выбирают своего Трампа») – и к ним он уже привык. Но тут оказалось, что президента Филиппин назвали «кузеном Гитлера»… На это филиппинский лидер спокойно отреагировать не смог.

Напомнив о том, как нацисты расправлялись с евреями, Дутерте заявил, что лично он «был бы счастлив» убить три миллиона живущих на Филиппинах наркоманов. «Если у Германии был Гитлер, то у Филиппин есть…» – тут Дутерте сделал красноречивую паузу и ткнул себя в грудь.

Железной рукой

Если не считать сравнения с Гитлером, ничего нового филиппинцы, в общем-то, не услышали: предвыборное обещание искоренить наркомафию как раз и сделало

Родриго Дутерте президентом.

Будучи еще только участником президентской гонки, Дутерте обещал убивать драгдилеров и сбрасывать тела в бухту Манилы, а став главой государства первым делом заявил, что намерен учредить медаль за убийство наркоторговца и вернуть на Филиппинах смертную казнь. За 5 месяцев правления Дутерте на Филиппинах были убиты свыше 3 тысяч человек, которые, как считается, имели отношение к торговле наркотиками.

В этом тоже ничего нового: Дутерте и прежде вел борьбу с преступностью теми же методами, за время его пребывания на посту городского головы Давао убито было свыше 1000 человек, и его оппоненты предупреждали: после избрания счет убитых без суда и следствия пойдет даже не на тысячи.

Будучи еще мэром Давао, Дутерте заработал прозвище «Каратель». Наемный убийца по имени Эдгар Матобато, который сдался властям и попал под программу защиты свидетелей, сделал заявление о том, что в период с 1988 по 2013 год Дутерте, руководивший так называемым «Отрядом смерти Давао», отдал приказ об уничтожении свыше тысячи человек.

Под репрессии попали не только наркоторговцы, но и не нравившиеся мэру журналисты, а также представители местной мусульманской общины. Чей-то труп якобы даже скормили крокодилам.

Впрочем, обвинениям Матобато поверили не все: некоторые сенаторы склонны поверить, что откровения бывшего киллера проплачены политическими оппонентами решительного президента.

Источник: https://versia.ru/prezident-filippin-rodrigo-duterte-byl-by-schastliv-lichno-ubit-tri-milliona-narkomanov

Родриго Дутерте — путь убийцы во главе Филиппин

Его страсть к оружию уходит корнями в подростковые годы. Возможно, Родриго Дутерте привлекает именно эта власть, способность забрать жизнь или оставить ее. А, может, и эстетика.

«Он просто любит оружие, коллекционирует пистолеты», — утверждает его сестра Элеонора в семейном доме в Давао, где яркие лучи июньского солнца пробиваются через закрытые москитными сетками окна. За ее спиной висит потрет «Дигонга», как прозвали президента 100 миллионов филиппинцев.

На нем он изображен в традиционной рубашке на фоне национального флага и всем видом внушает уверенность. Такой образ резко контрастирует с его более ранними фото, на которых он позирует с Uzi за плечом или глядя в прицел М16.

Читайте также:  Виктор ильичев - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Вечером 30 июня 2016 года после церемониального переезда в президентский дворец 71-летний Родриго Дутерте отправился в трущобы Тонто, которые в скором времени стали одной из самых горячих и кровавых точек его «войны с наркотиками». «Эти сукины дети губят нашу молодежь, — заявил он.

 — Если вы знаете наркоманов, пойдите и убейте их сами, потому что просить об этом родителей было бы слишком жестоко». Было ли это отражением его политики в целом? Год спустя число погибших буквально не поддается оценке: по данным на февраль, речь шла более чем о 7 тысячах человек.

Впоследствии полиция ввела запутанные категории и пользуется числом незавершенных дел, чтобы не включать их в итоговые цифры.

«Правительство старается запутать, а не прояснить ситуацию», — подчеркивает заместитель директора азиатского представительства Human Rights Watch Фелим Кин (Phelim Kine).

Все началось в Давао

Именно страсть к револьверам, по всей видимости, сблизила Дутерте с полицией в первые годы его адвокатской карьеры. Он ходил в отделение попить пива с сушеной рыбой и посмотреть последние видео.

«В полиции его особенно интересовало стрельбище, — вспоминает пенсионерка Фе Басан, которая была тогда еще молодым полицейским. — Поначалу стрелял он неважно, но постепенно набрался опыта».

Ему уже тогда был свойственен провокационный и саркастический нрав, пусть и без классового презрения, которое так заворожило жителей Давао.

Давао, большой город на юге архипелага, является его матрицей, ключом к пониманию кровавого президента. Все началось в 1988 году, когда Дутерте (его отец был губернатором региона) решил побороться за кресло мэра. За снимками для кампании он обратился к работавшему в прессе фотографу Рене Лумавагу, который до сих пор находится рядом с ним. Президент зовет его «папой».

Он вспоминает о былой застенчивости Родриго, которому было страшно отправиться на встречу с избирателями. Как бы то ни было, городской истеблишмент предпочел поддержать местного кандидата, а не уходящего мэра, который был протеже Манилы. При контакте с властью в нем проснулся популист, и он поплыл вверх на волне дискредитации политического класса.

«Политиканы обещают мосты и школы, но все знают, что они ничего не сделают. В нашей стране находящиеся в самом низу люди едят всего раз в день. Они видят, как богатые сенаторы путешествуют и ужинают в ресторанах за государственный счет, запускают руки в казну. Но Дигонг действует, и люди говорят: «Почему бы не дать ему шанс?» — рассказывает «папа».

Крайности

Весь мир встревожен действиями и преступлениями Дутерте, однако, по проведенному в апреле опросу, его поддерживают 78% граждан, хотя 73% опасаются, что кто-то из их близких может попасть под расправу. Власти некоторых городов даже задумывались о запрете ношения мотоциклетных шлемов, поскольку те позволяют президентским эскадронам смерти исчезнуть, не оставив следа.

Дутерте не по душе высокомерие Манилы, и он возвращается в родной город каждые выходные. Фотограф рассказывает, что тот нередко поет MacArthur Park, романтический хит 1968 года, который до сих пор не пропал из филиппинских караоке: «Он фальшивит, но вкладывает большие чувства».

Как личности, ему свойственны крайности: «Если вести себя с ним любезно, он в ответ будет еще любезнее, если грубо, он будет вести себя еще грубее». Однажды он услышал грохот стульев во время разговора Дутерте с подчиненным.

«Помассируй мне руку, она болит после того, как я ему врезал», — обратился мэр к фотографу.

Эдгар Рамос Ибуйян хорошо запомнил его гнев. Этот бизнесмен, зарабатывавший на ставках и бильярдных залах, вспоминает об унижении, через которое мэр заставил его пройти в 2003 году: «Он устроил мне выволочку».

О самом наказании он говорить отказывается («это секрет»), но весь город помнит, как Дутерте заставил его публично встать на колени и пройти вдоль одной из главных магистралей города под смех прохожих.

После этого они стали друзьями, и президент даже протолкнул его в руководство Красного креста на Филиппинах.

Санкэй симбун24.05.2017Феникс11.04.2017CNN06.09.2016
Отработанный с 1980-х годов метод

Устроившись в кресле мэра, Дутерте купил расположение полицейских.

В то время им мало платили, и они постоянно теряли людей. Мятежники-коммунисты Новой народной армии терроризировали весь остров Минданао. Главной их целью были правительственные силы.

У полицейских тоже имелся эскадрон, которому было поручено тайно ликвидировать «красных».

Дутерте сделал их всех своими людьми. Мэр поднял зарплаты, облегчил им жизнь и всегда внимательно следил за их потребностями. И не скупился на советы офицерам.

«Он хотел стабилизировать проблему наркотиков, грабежей и преступности», — вспоминает Фе Басан, работавшая тогда в комиссариате округа Санта Ана. «Плохие куры вредят всему курятнику, — говорил им он.

 — Все в ваших руках, так что действуйте».

Центральная роль Дутерте в шедших в городе расправах находится под странным запретом в Давао. «Есть тень, власть, чей голос был услышан и чьи распоряжения были приведены в исполнение», — нехотя признает местный журналист.

В этом и заключается философия Дутерте, юриста по образованию, как и его отец: право становится синонимом обструкции, а наделенное властью лицо может действовать по собственному усмотрению, если считает, что поступает так в общих интересах.

Отставной полковник Басан (сегодня — владелец бара) употребляет какую-то животную метафору, когда говорит о ликвидации мелких преступников: «У нас есть собственный подход к тому, чтобы убить собаку. Это можно сделать в форме. Но есть и более неприметные варианты». Если полицейские оказывались на скамье подсудимых, им всегда находили хороших адвокатов.

Причем, случалось такое нечасто. Бывшая глава комиссариата отмечает, что «свидетели не могли рассказать, что произошло на самом деле». «Не стоит плакать о пролитом кофе, — продолжает она. — Жизнь идет дальше своим чередом, даже если на улице появляется множество скорых».

Правозащитные организации насчитали более 1 400 незаконных расправ за 22 года власти Дутерте в Давао.

У эскадрона смерти в Давао есть своя подпись: он оставляет на жертвах записки вроде: «Я — карманник, не повторяйте моих ошибок» или «Наркодилер, проблема для общества». Вот уже год подобное встречается по всем Филиппинам. Команда президента утверждает в свою очередь, что речь идет о простых бандитских разборках.

Беспокойство церкви

Перед переездом в президентский дворец глава государства попросил освятить его отца Пола Куисона. Тот однозначно одобряет его действия во имя национальной обороны. «Согласен ли я с убийством ради убийства? Нет. Поддерживаю ли я стремление президента справиться с проблемой наркотиков? На 100% да», — утверждает священник, который собирается в сентябре в поездку в Лондон.

Как бы то ни было, все новые смерти вызывают беспокойство со стороны влиятельной церкви. Священник Амадо Пикардал, который 16 лет проводил службы в Давао при Дутерте, а затем перебрался в Манилу, начал тревожиться за всю остальную страну с того самого дня, как Дигонг выдвинул свою кандидатуру в президенты.

«Дутерте одержим стремлением очистить общество от преступности и считает, что для этого все средства хороши», — говорит он с отчаянием в голосе. У него до сих пор свежа в памяти свадебная церемония 2004 года. Около 16 часов, прямо посреди службы, на парковке раздались выстрелы. На земле лежал местный подросток.

За две недели до того возникли подозрения, что он разбил стекло одной машины и украл то, что лежало внутри.

А что насчет Рея Сализона, которого убили 5 октября 2015 года в бедном районе на периферии Давао? Он был мелким торговцем метамфетамином, о чем было известно его семье. Его брат Сальвадор даже просил его оставить ему его троих детей, чтобы те не пошли по его стопам. «Он боялся. Я сказал ему: «Ты сам роешь себе могилу».

Он ответил: «Если я умру, значит, так оно и будет. Мне нужно кормить детей». Сальвадор уже лег спать, когда услышал в 23 часа крики на улице: «Рей умер». Дутерте утверждает, что лишь он один протягивает руку помощи бедным, однако одной из главных целей его ударов являются трущобы, которые, по его мнению, пронизаны наркоторговлей.

Как ни парадоксально, зависимость есть и у самого Дутерте. Он открыто говорил о воздействии фентанила, мощного опиоидного анальгетика, который ему прописали в 68 лет после того, как он попал в аварию на мотоцикле.

Он должен был делить таблетки на четыре части, чтобы уменьшить дозы, но скоро стал принимать их целиком. «Ты не просто притупляешь боль, а чувствуешь себя на седьмом небе.

В мире все хорошо, не нужно ни о чем беспокоиться», — рассказывал он.

Детские травмы

У отца Пикардала нет ни малейших сомнений в том, что президент страдает от «детских травм». «Мне хотелось бы, чтобы мама увидела, что я стал президентом, — заявил Дутерте местной прессе в начале апреля после слез на ее могиле. — Она бы в это не поверила. Я сначала и сам не поверил, когда победил».

Его мать Соледад передала жесткий характер старшей дочери Элеоноре, которая вспоминает, что ее старший брат был беспокойным «маленьким мачо»: «Ему не сиделось на месте, хотя во времена родителей телесные наказания допускались». Отец был занят работой главы региона, и мать пыталась исправить Родриго жесткими средствами.

«Клянусь Богом, ни меня саму, ни кого-то еще в этой семье так не воспитывали», — говорила она перед тем, как устроить Родриго очередную порку.

«Самым невыносимым для него было стоять на коленях перед алтарем», — вспоминает сестра. Ему приходилось оставаться в углу с поднятыми в молитвенном жесте руками перед ликом Христа.

Иногда это продолжалось больше часа, а мать требовала: «Проси прощения у Господа!»

Президент рассказывал, что мать предварительно бросала на пол горох или соль, чтобы ему было еще тяжелее стоять на коленях, но Элеонора такого не помнит. По ее словам, «наверное, 40%» того, о чем рассказывает глава государства, не следует принимать всерьез, потому что тот испытывает доверчивость слушателей.

Папа Римский — «сукин сын»

Так стоит ли верить его рассказу о том, как он выстрелил в студента юрфака, который посмел посмеяться над его происхождением? Его отец родился на одном из центральных островов, а затем перебрался на юг. Дутерте также утверждает, что его домогался школьный священник Пол Фолви на исповедях в 14-15 лет.

«Мы рано лишились невинности», — отметил президент в декабре 2016 года. В США орден иезуитов действительно выплатил компенсации в 16 миллионов долларов после того, как носящегося такое имя священника (уже покойного) признали виновным по девяти случаям педофилии в Лос-Анджелесе с 1959 по 1972 годы. Ранее он работал на Филиппинах.

Поэтому когда духовенство выступило в начале года с критикой кровавой политики Дутерте, президент ответил: «В чем ваш нравственный авторитет?» В 2015 году он назвал папу Франциска «сукиным сыном» из-за пробок, которые вызвал его визит в Манилу.

Его рейтинг скатился в результате на десять пунктов, однако он укрепил имидж человека, который готов бросить вызов даже самым влиятельным институтам.

«Это лучший способ показать свою силу», — считает отец Пикардал. Его дочь Сара, которая заняла после него кресло мэра Давао, перечисляет переданные отцом ценности: «терпение», «страсть», готовность принять «юридическую ответственность», отмечает она после смотра военизированных отрядов города.

Как бы то ни было, в семье у Родриго все оказалось непросто. В 1973 году он женился на некой Элизабет Циммерман. Она росла в консервативных кругах и со стыдом призналась ему, что уже потеряла девственность и познала другую любовь, ее «секрет».

Он же стал ходить по любовницам после рождения первого ребенка. У него вошло в привычку беззастенчиво представлять их «госпожа Дутерте» на официальных мероприятиях. Кроме того, он грозил жене, что расскажет ее тайну всему высшему обществу Давао.

На Филиппинах с их ультракатолическими нравами развод недопустим. Нужно начинать долгую и дорогостоящую процедуру аннуляции брака, для которой требуется серьезный мотив. Для ее проведения был назначен нейтральный психолог.

По поводу Родриго она пришла к следующему заключению: «Он страдает от нарциссического расстройства личности с такими острыми проявлениями, как полное безразличие, бесчувственность, эгоцентризм, высокое самомнение, манипуляторское поведение, ложь и обман, сильнейшая склонность к унижению других людей, принижению их прав и чувств». Судья аннулировал брак 4 января 2000 года.

«Грязный Гарри»

Другая страсть главы государства — быстрая езда. Кен Анджелес выставил Honda своего друга президента у входа в свой ресторан, в зале которого стоит его Harley. Они знакомы с «мэром» со школы и жили в одной комнате в студенческом общежитии в Маниле.

Он считает, что именно страсть к приключениям и дух товарищества подтолкнули Дутерте к созданию мотоклуба, потому что «в молодости единственными его друзьями были телохранители отца».

С главой государства все просто: «Вам повезло, если вы — его друг, и очень не повезло, если вы — враг».

Методы Дигонга, которого иногда еще называют «Грязным Гарри», его не интересуют: «Я сужу по результатам. Сопутствующий ущерб неизбежен».

Он напоминает, что в 1980-х годах город называли «Никарагдао» из-за подстерегавших людей на каждом шагу опасностей: после работы все сразу бежали домой и сидели взаперти.

Критики Дутерте возражают, что безопаснее стало одновременно во всей стране, а не только в Давао.

В 2010-2015 годах третий по величине город страны все еще удерживал четвертое место по уровню преступности на Филиппинах, уступая только центру Манилы, ее пригороду Кесону и Себу. При этом эскадрон смерти ставил его на первое место по числу убийств. Фе Басан не жалеет, что поддерживала президента. И не потому что убийства сопровождались премией.

«Это не вознаграждение, а поддержка того, что ты сделал», — говорит она. По ее словам, она руководствовалась не финансовым интересом, а высшими интересами общества. Сейчас, когда эти методы в ходу по всей стране, у нее есть послание семьям погибших: «Нужно было с малых лет защищать вашего ребенка от наркотиков. Не стоит сваливать вину на президента или полицию. Ответственность была на вас.

Поэтому задумайтесь сначала о себе».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Читайте также:  Аксель витсель - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Источник: https://inosmi.ru/social/20170703/239712962.html

Президент по прозвищу «Каратель»: История кровавой политики Родриго Дутерте

Журналистка The Atlantic Шейла Коронел рассказывает об истории Родриго Дутерте, политика с радикальными взглядами, который взялся очистить Филиппины от преступности, и о том, что его жесткие меры пришлись по душе далеко не всем гражданам и мировому сообществу.

Завершение 20-летней диктатуры Фердинанда Маркоса в 1986 году было бурным временем для Филиппин. Новое правительство Корасон Акино должно было биться на всех фронтах сразу: с одной стороны ему угрожали военные, пытавшиеся осуществить переворот, с другой — крестьяне-партизаны и протестующие, требовавшие радикальных реформ.

В те дни я работала в Маниле журналистом. Наконец-то я могла без цензуры писать о проблемах страны: коррупции, преступности, стагнации экономики и бунтах.

В 1987 и 1988 годах я несколько раз ездила в Давао, расположившийся на юго-восточном берегу острова Минданао. Город сотрясали мятежи.

Тогда Давао был известен не бризом с моря, рыболовством и цветущими плантациями, а жестоким подавлением коммунистического повстанческого движения — оно зародилось при Маркосе в виде выступлений против многочисленных злоупотреблений со стороны военных, а также бедности и неравенства.

Закон здесь не работал. Один из старожилов сказал мне: «Каждый день в канавах находили двух-трех убитых». Трущобный район Агдао получил меткое прозвище «Никарагдао».

Улицы были перегорожены, на КПП дежурили нервные солдаты с американскими автоматами «Армалайт» наперевес. Впрочем, это не мешало боевикам отстреливать преступников и полицейских, часто среди бела дня.

В 1985 году издание Asiaweek назвало Давао «городом убийств».

Однажды в 1988 году поздним сентябрьским вечером мы с коллегой вышли на прогулку с вновь избранным мэром Давао, 43-летним бывшим прокурором и вице-мэром по имени Родриго Дутерте, — он собирался рассказать нам о своих планах по исправлению сложившейся ситуации.

Мы кружили по улицам в его фургоне, и в окнах поблескивали стволы автоматов телохранителей. На протяжении всей поездки Дутерте рассказывал о своем подходе к проблеме поддержания законности в городе.

В частности, он поведал нам историю о печально известном наркоторговце, который вступил в перестрелку с полицией и, будучи весь в крови, был доставлен в местную больницу. Он был еще жив. Дутерте, по его словам, вошел в палату и отключил систему жизнеобеспечения. Мой коллега вспоминает эту историю иначе: якобы Дутерте столкнул наркодельца с вертолета.

Не знаю, что в его переполненных кровавыми подробностями рассказах было правдой, а что он добавил для вящего эффекта, но в Давао в 80-х царила такая анархия, что мне доводилось слышать истории и похуже.

В мае этого года Дутерте, отслужив на посту мэра 21 год, был избран президентом Филиппин. Он обошел четырех других кандидатов, пообещав очистить страну от наркоторговли.

Уже в течение двух месяцев после его вступления в должность полиция и дружинники, как сообщается, застрелили около 2 тыс. подозреваемых в торговле запрещенными веществами — видимо, это и есть обещанная Дутерте «беспощадная война» с наркотиками.

Несмотря на растущую критику со стороны правозащитных групп на Филиппинах и за рубежом, он не отступил. В понедельник он заявил:

Давао, где Дутерте был мэром, когда-то являлся пристанищем коммунистических повстанцев, мусульманских сепаратистов и преступников всех мастей, а теперь стал одним из самых безопасных и процветающих городов страны, а также живым доказательством того, что Дутерте и его сторонники правы в своем радикализме.

Бывший мэр Давао поставил на карту свое президентство, предположив, что, если жители Давао оказались готовы заплатить такую высокую цену за возвращение в свою жизнь закона и порядка, большинство филиппинцев тоже будет не против. Дутерте — это внебрачный ребенок филиппинской демократии, а его колыбелью стал раздираемый конфликтами, кровавый и грязный остров Минданао.

Однако за все приходится платить. В городе введен комендантский час для несовершеннолетних, а также запрет на продажу спиртного поздно вечером. В отличие от остальной страны, в Давао строго соблюдаются правила дорожного движения и указы мэрии.

Но этим дело не ограничивается: по словам правозащитников, правительство Дутерте создало в Давао так называемый «эскадрон смерти» — группу народных мстителей, состоящую из местных головорезов, бывших мятежников, а также бывших военнослужащих и полицейских.

В период с 1998 по 2015 год ими, как сообщается, были убиты более 1,4 тыс. мелких преступников и уличных беспризорников.

На прошлой неделе, давая показания перед филиппинским Сенатом, человек по имени Эдгар Матобато заявил, что был одним из участников «эскадрона смерти» в Давао. По его словам, что он и другие члены группы получали зарплату от городского правительства и охотились за подозреваемыми в торговле наркотиками, сексуальном насилии и похищении людей.

В 1993 году, после того как в соборе Давао был устроен теракт, в котором обвиняли исламистов, он забросил гранату в местную мечеть. Кроме прочего, он утверждает, что рубил трупы жертв и скармливал их крокодилам или закапывал в карьере. Дутерте назвал эти истории «обвинениями сумасшедшего».

* * *

Возможно, это и правда, но важно, что такой подход находит отклик у филиппинцев. Закон здесь слаб, в суды никто не верит.

В прошлом году был проведен всенародный опрос, который показал, что, несмотря на падение уровня преступности, граждане не перестают опасаться за свою безопасность.

Конечно, Филиппины не контролируются наркомафией, но метамфетамином бойко торгуют при свете дня, и правительство ничего не может с этим поделать.

Проблема наркомании беспокоит и бедняков, и средний класс, но традиционные политические элиты были к ней равнодушны. Неудивительно, что Дутерте, пообещавшего пойти до конца в войне с наркотиками, народ встретил как героя.

Дутерте представляет собой распространенный на Филиппинах тип личности: он харизматичный лидер, порожденный зловонным болотом местной феодальной политики.

Он родом из клана провинциальных боссов, процветавших на южной границе страны за счет насилия и предоставления «крыши» тем, кто послабее.

Кроме того, он первый выходец с Минданао, ставший президентом Филиппин, и он принес с собой в столицу презрение к «имперской Маниле».

Дутерте, в отличие от двух предыдущих президентов, Бенигно Акино III и получившей образование в престижном американском Джорджтаунском университете Глории Макапагал-Арройо, не может похвастаться именитыми предками. Его предшественники были представителями элиты, своими и в Вашингтоне, и в светских салонах Манилы.

Но неотесанность Дутерте находят отклик в народе. Его вульгарная риторика вызывает аплодисменты — на контрасте с болтунами-политиками, которые оказались не в состоянии решить многочисленные проблемы страны.

***

Кажется, что желание Дутерте установить порядок любой ценой граничит с манией, но, чтобы его понять, нужно знать среду, в которой он сформировался.

Вспомним, что он вошел в общественную жизнь в 1980-х, в разгар антикоммунистической кампании. В Давао начала 1980-х годов партизаны оттачивали стратегию городской войны прямо на улицах. Среди них были «воробьи» — убийцы, которые среди бела дня стреляли в полицейских и преступников. В Давао и по всему Минданао коммунисты искали в своих рядах информаторов, пытая и убивая сотни невинных людей.

Если вы не видели это безумие своими глазами, в него трудно поверить. В одну из поездок в Давао я обнаружила, что город терроризируют банды самозваных народных мстителей, бродящих по улицам с пистолетами или длинными ножами в поисках коммунистов.

Радио извергало антикоммунистические тирады — самым зажигательным исполнителем был Юл Пала, который сравнивал себя с Геббельсом. Он ходил по Давао с револьвером «магнум» и ручной гранатой. В своих эфирах он угрожал обезглавить всех сочувствующих мятежникам и нахваливал дружинников, когда они убивали очередного подозреваемого в коммунистических взглядах.

Давао превратился в лабораторию, где отрабатывалась борьба с повстанцами силами гражданских ополченцев, многие из которых были набраны из преступников. Они патрулировали бедные районы, где коммунисты пользовались народной поддержкой.

Между прочим, эту стратегию негласно одобрял и Вашингтон: Соединенные Штаты обучали филиппинских военнослужащих для борьбы с коммунистами и отправляли военную помощь в размере миллионов долларов, а также выдали филиппинской армии 10-миллионный грант на пропаганду и создание новых политических объединений.

На фоне убийств и хаоса Дутерте стал единственной надеждой города. В течение нескольких лет он нейтрализовал уже ослабленных коммунистов, запугивая и отгоняя от города тех из них, кто не был убит ополченцами. Остальным он предложил работу, в том числе в городской администрации.

Он завоевал поддержку элиты Давао, поскольку мир и порядок обернулись процветанием бизнеса. Он примирился с мусульманскими сепаратистами и получил поддержку некоммерческих организаций, помогающих бедным.

И сегодня Давао — мирный и быстро развивающийся коммерческий и туристический центр.

Правда, в ходе этой чудесной метаморфозы на улицы вышли вооруженные люди в масках — кто-то из бывших партизан-коммунистов, а кто-то просто из местных бандитов — охотившиеся на наркоманов, мелких преступников, а иногда и на оппонентов власти, вроде Пала.

В начале 2000-х последний обернул свою риторику против Дутерте, обвиняя его в терроре, и в 2003 году, когда он возвращался домой с работы, двое мужчин на мотоцикле несколько раз выстрелили ему в грудь.

По словам бывшего члена «эскадрона смерти» Матобато, его убийство заказал сам Дутерте.

Итак, Дутерте уверен, что его рецепт сработает в масштабах страны. Но есть проблема: 100 млн человек — это не 2 млн граждан Давао.

Несмотря на политическую нестабильность после падения Маркоса, сегодняшние Филиппины — это страна политического плюрализма, свободной прессы и активного гражданского общества.

По мере того как слушания в сенате раскрывают картину убийств, организованных Дутерте, начинает работать система сдержек и противовесов, и давление со стороны оппозиции усиливается. Во многих отношениях Дутерте и сам олицетворяет эпоху, которую страна оставила позади. Он — человек из другого времени.

Как президент, Дутерте теперь вышел на международную арену, где его приемы, популярные дома, вряд ли будут иметь успех. Тем не менее он нашел способ проявить свой «дютертизм» и в этих условиях.

В августе, когда Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун осудил открытое одобрение внесудебных казней, он пригрозил выйти из Организации Объединенных Наций и сформировать новую международную организацию совместно с Китаем и африканскими странами.

Две недели спустя, когда его спросили, есть ли шанс, что в беседе с ним на саммите в Лаосе Барак Обама поднимет вопрос о правах человека, он назвал президента США «сукиным сыном».

Кроме того, чтобы подразнить Вашингтон, Дутерте заигрывает с Китаем — несмотря на давний территориальный спор из-за островов в Южно-Китайском море. 9 сентября, выступая в Индонезии, он заявил, что «ему плевать, что думает о нем международное сообщество, потому что он не президент международного сообщества».

Эта реплика может добавить ему популярности дома, но страна больше не изолирована, как в 80-х годах — значимым подспорьем для экономики являются денежные переводы миллионов граждан, живущих и работающих за границей, а молодые филиппинцы, как и другие люди их поколения, мыслят несколько более глобально. Кроме того, сильны и связи с бывшей метрополией. Четыре млн граждан проживает в Соединенных Штатах, а вооруженные силы страны зависят от поддержки американцев в военно-морских и антитеррористических операциях.

В Давао Дутерте не приходилось заниматься внешней политикой — город получал американские деньги на развитие, одновременно активно торгуя с Китаем сельскохозяйственной продукцией.

В президентском дворце, однако, все оказалось сложнее. Хочет того президент или нет, но любое его заявление имеет статус официального.

Трудно сказать, действительно ли он решил развернуть филиппинскую внешнюю политику, или это просто бравада.

И в этом заключается парадокс Дутерте: если он станет более умеренным, он потеряет свою привлекательность в глазах электората и рискует стать одним из политиков-пустобрехов, которых сам так ненавидит.

Если же он захочет остаться верным своим убеждениям, ему придется найти способ четко формулировать свою позицию по вопросам прав человека и внешней политики, а также общаться с международным сообществом не только на языке ругани.

Президент вступил на неизведанную территорию — сценарии, отработанные в Давао, ему больше не помогут. Значит, пришло время писать новые.

Источник: https://ru.ihodl.com/analytics/2016-09-25/prezident-po-prozvishu-karatel-istoriya-krovavoj-politiki-rodrigo-duterte/

Ссылка на основную публикацию