Эйдан тернер – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Эйдан Тернер (Aidan Turner) биография, фото, личная жизнь и его девушка 2018

Эйдан Тернер – ирландский актер, ставший популярным сравнительно недавно и, в основном, благодаря роли гнома Кили в кинотрилогии «Хоббит», снятой по книге «Хоббит, или Туда и обратно» британского писателя Джона Р.Р.

Толкина – автора «Властелина колец» и других произведений в жанре, так называемого, высокого фэнтези. Родился Эйдан в 1983 году в пригороде Клондолкин, расположенном в графстве Южный Дублин Ирландии (провинция Ленстер).

Посещал школу актерского мастерства The Gaiety School of Acting, которую окончил в 2004 году.

После выпуска он сыграл в нескольких театральных пьесах, включая трагедию Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта», The Plough and the Stars («Плуг и звезды») ирландского драматурга Шона О'Кейси и новое произведение Винсента Вудса A Cry from Heaven («Крик с небес»).

Интерес к кинематографу у сегодняшней восходящей звезды возник благодаря его работе в компании United Cinemas International, занимающейся управлением сетью кинотеатров в Великобритании Телевизионная карьера молодого актера началась в 2007 году съемкой в историческом сериале «Тюдоры», повествующем о периоде правления английского монарха Генриха VIII, которого сыграл Джонатан Рис Майерс. Тернеру досталась роль скромнее – итальянца Бедоли. Съемки телесериала, получившего впоследствии самый высокий (за три года) рейтинг по версии премиум телеканала Showtime, проходили в Ирландии, были масштабными и интересными. В результате, в активе «Тюдоров» оказалось 37 наград.

Позже, в 2008 и 2009 годах, Тернер появлялся на телеэкранах в образе Руэари Макгоуэна в сериале «Клиника» и в одной из главных ролей – вампира Джона Митчелла – в трех первых сериях телесериала «Быть человеком». В отношении своего 118-летнего героя Эйдан отмечал, что хотел бы быть таким же, как он – спокойным и невозмутимым. И вполне в его духе заявлял, что он не ищет истину где-то рядом, потому что уверен – ее там нет.

В 2007 году состоялся также дебют Эйдана в кино – в короткометражном фильме The Sound of People о восемнадцатилетнем мальчике, стоящем между жизнью и смертью, и в прекрасной короткой картине, совпадающей по названию с горой в Альпах, Matterhorn, где Эйдан играет молодого врача, пациентка которого умирает с тоской о неосуществленной мечте.

В 2008-м с участием Тернера вышел ирландский триллер Alarm («Тревога»).

Немалую роль в профессиональном становлении талантливого актера сыграла его занятость в мелодраматическом британском сериале «Отчаянные романтики», где Тернер сыграл художника и поэта Данте Габриэля Россетти, одного из видных прерафаэлитов – людей искусства, которые относили себя к приверженцам традиций эпохи «до Рафаэля».

Успеху воплощения образа живописца способствовал серьезный подход Эйдана к подготовке к съемкам – он проводил много времени в лондонской галерее Tate, где выставлялись в то время работы Россетти. Тернер также прочел все, что смог отыскать об этом времени и художественном движении.

Он отмечал в своих интервью, что ему нравится творчество Россети и других прерафаэлитов – Брауна, Ханта, Морриса. Поэтому во время работы над картиной он старался как можно лучше передать чувства и настроения своего реального прототипа, хотя пользовался и правом на творческий подход и собственное видение, так как сериал не принадлежит к жанру чисто биографических картин.

Эйдан не сидит дома в ожидании интересных предложений, а, как и большинство представителей актерской профессии, постоянно ходит на кастинги. Чтобы получить роль в фильме The Hobbit, агент актера отправил режиссеру картины, Питеру Джексону для прослушивания запись Тернера. Через полгода Тернер лично встретился с Джексоном в Лондоне.

И через месяц его известили, что он утвержден на роль карлика Кили. Поклонником фэнтези до фильма Тернер не был, и книгу Дж.Р.Р. Толкина, по мотивам которой снята кинотрилогия, не читал.

Подготовка к роли, кроме требования режиссера прочесть повесть-оригинал, включала силовые занятия в спортзале, практику фехтования на мечах, развитие пластики, реакции, совершенствование межмышечной координации движений. Актер признавался, что более трех месяцев он, по совету тренера, даже спал вместе со своим мечем.

В результате он добился требуемого – смог ощущать оружие частью своего тела, продолжением руки.

Коллегами Тернера по работе над экранизацией «Хоббита», проходившей в Новой Зеландии, были такие известные актеры как Мартин Фриман (доктор Ватсон из сериала «Шерлок»), Иэн МакКеллен (Гэндельф из «Властелина колец») и Кейт Бланшетт (Елизавета I из фильма «Елизавета»). Эйдан рядом с более опытными партнерами играл на достойном уровне. Но признавался, что финальная сцена смерти была для него сложной в исполнении, и страшно его вымотала – душевно и физически.

Многие зрители, которые посмотрели кинофильм, были уверены, что чудное окружение героев создано с помощью компьютерной графики. Но на самом деле большая часть пейзажей существует в действительности на одной из новозеландских ферм.

И даже после того как убрали шикарные декорации по окончании процесса съемок, созданная деревня Хоббитон выглядит сказочно красиво.

Здесь даже открыли новый популярный сегодня туристический маршрут – по местам героев фильмов «Хоббит» и «Властелин колец».

Эйдан холост, детей вне брака не имеет. Создавать семью пока не собирается, отшучиваясь словами, что он женат на своей работе, и вообще, не может представить, как можно всю жизнь прожить только с одной женщиной, когда вокруг столько прекрасных альтернатив. По состоянию на сентябрь прошлого года, Тернер встречается с британской моделью Сарой Грин.

Актер признавался, что мечтает сыграть роль Наполеона, несмотря на свой высокий рост, по сравнению с французским императором, и ирландского боксера Барри Макгигана, сыграть которого ему также вряд ли повезет из-за несоответствия внешности.

Однако актер не сбавляет темпов своего восхождения на звездный Олимп – в этом году ожидается выход драматического сериала «Полдарк» с Эйданом в главной роли.

Источник: https://uznayvse.ru/znamenitosti/biografiya-eydan-terner.html

Эйдан Тернер: биография, личная жизнь, фильмография, фото

Эйдан Тернер — это известный ирландский актер. Он приобрел популярность недавно. Всемирно известным его сделала его роль гнома в киноэпопее, снятой по книге писателя Джона Р. Р. Толкиена «Хоббит, или туда и обратно», а также в других произведениях этого жанра, который называется — высокое фэнтези.

Детство, юность

19 июня 1983 года в городе Клондолкин, в графстве Южный Дублин, Ирландия, родился Эйдан Тернер. Мальчик появился на свет в обычной рабочей семье. У его родителей творческих дарований не обнаружилось. Отец всю жизнь работал электриком. Юношей младший Тернер оказывал ему помощь, оставаясь на подхвате.

Но ремесло электрика его не впечатлило. Юноша мечтал стать актером. Для воплощения своей мечты он много времени отдавал танцам. Стал неплохим специалистом в латиноамериканских танцевальных стилях.

Часто был задействован в соревнованиях танцоров, и со своим коллективом, еще в молодые годы, объездил много стран, участвуя в различных соревнованиях.

В кино Эйдан Тернер начал сниматься с 2007 года. В фильме The Sound of People, сюжет которого посвящен 18-летнему подростку, оказавшемуся в сложной жизненной ситуации. Актер сыграл роль молодого врача. В следующем году Эйдан принял участие в триллере «Тревога».

Главная роль

Также в 2008 году актера приглашают в телевизионный проект под названием «Быть человеком». Играл в нем роль вампира, и, по мнению критиков, очень успешно. При этом Эйдан Тернер постоянно находился в поиске новых ролей. Посещал кастинги, имел агента, который представлял его интересы в сфере киноиндустрии.

По результатам этой работы на Эйдана обратил внимание Питер Джексон, который в тот период искал актеров для новой кинотрилогии по мотивам произведения Толкиена «Хоббит. Неожиданное путешествие».

Ознакомившись с резюме, записями, фото Эйдана Тернера режиссер встретился с актером в Лондоне и через некоторое время предложил ему роль гнома Кили.

Из воспоминаний Тернера следует, что он весь отдался перевоплощению в киногероя. Проштудировал все книги Толкиена.

Активно начал заниматься в спортзале как силовыми упражнениями, так и беря уроки фехтование на мечах. Развивал пластику, реакцию и координацию движений.

Дело дошло до того, что он даже спал в обнимку со своим мечом. Такая работа принесла плоды, его меч стал продолжением его руки и части тела.

После того как в 2012 году на экраны вышел фильм «Хоббит. Неожиданное приключение», Тернер стал очень популярен. Его вместе с товарищем по съемке Дином О’Горманом, по сценарию являющемся его братом, признали наиболее сексуальными актерами. Однако Эйдан Тернер гномом не является. Его рост составляет 183 сантиметров, а весит он почти 80 килограммов.

Рассказывай о съемках Эйдан заявлял, что наибольшим испытанием для него стала разлука с домом, так как большинство эпизодов снималось в Новой Зеландии. Съемки, которые были довольно сложными, сплотили актеров. Эйдан Тернер приобрел при этом огромный опыт работы в кино, черпая знания от общения с Мартином Фрименом, Элайджей Вудом и Эванджелин Лилли и другими известными актерами.

Работа актера в кино

В 2013 году Тернер снялся в экранизации произведения «Орудие смерти: Город костей» написанное Кассандрой Клэр. Это тоже был фильм, посвященный миру фэнтези. В этом же году продолжены съемки о похождениях Хоббита, которые закончились в 2014 году.

После того как интенсивная работа с Питером Джексоном была закончена, Эйдан снова стал сниматься в сериалах. 2014 год принес ему новую известность, сопровождаемую обожанием поклонниц, после того как он снялся в историческом сериале «Полдарк». Там он играл роль главного героя, капитана в отставке, который вернулся в родное домой с войны и вынужден начинать жизнь сначала.

В 2016 году Эйдан Тернер играет главную роль в фильме «Скрижали судьбы» — ирландской мелодраме. В следующем году участвует в интересном проекте под названием «Ван Гог. С любовью, Винсент».

Личная жизнь

Красавец актер Эйдан Тернер личную жизнь умудряется держать в тайне. Свои романы с представительницами прекрасного пола тщательно скрывает, что заставляет его многочисленных фанаток проявлять любопытство.

У него нет своих страничек в “Инстаграм” и “Фейсбук”.

На вопросы о том, почему его нет в сети он говорит, что у него не сложились отношения с компьютерами и другой техникой, а также катастрофически не хватает времени на то, чтобы размещать информацию о себе в интернете.

Однако Эйдан Тернер отнюдь не равнодушен к женщинам. Когда он только начинал телевизионную карьеру, у него была избранница Элеонора Кричлоу, игравшая вместе с ним роль призрака в фильме «Быть человеком». Они жили вместе, но внезапно расстались, когда Эйдан ушел из сериала. Инициатором разрыва отношений была Элеонора.

Пережив разрыв отношений, Эйдан начал встречаться с актрисой Сарой Грин. Свои отношения они умело скрывали от прессы. Но после того как карьера каждого из них начала успешно развиваться, они стали все меньше уделять времени друг другу и в 2015 году расстались. Но остались друзьями.

После этого некоторое время Тернер находился в отношениях с художницей Ники Уэйкфилд. Но с ней у актера ничего не получилось.

В 2018 году появилась информация о том, что жизнь личная Эйдана Тернера связана с неизвестной девушкой, работающей адвокатом в Глостере. Они, якобы уже обручились, и она моложе Тернера на 10 лет.

Настоящее время

Эйдан Тернер продолжает сниматься. Его обаятельная и харизматичная личность востребована у режиссеров и предложения на роли у него всегда есть.

Однако недавно он поведал, что всю жизнь хотел сыграть Наполеона, но думает, что это не получится, так как у него высокий рост.

В 2018 году Тернер неплохо сыграл главного героя в фильме «Человек, который убил Гитлера, а потом снежного человека». Он появился здесь в роли ветерана войны.

Мы рассмотрели биографию Эйдана Тернера. Фильмы в которых он задействован, популярны и известны, однако он не собирается снижать темпы восхождения на актерский Олимп.

Источник: https://autogear.ru/article/422/710/eydan-terner-biografiya-lichnaya-jizn-filmografiya-foto/

Звезда «Хоббита» — влюбленный гном Эйдан Тернер о съемках трилогии и актерской жизни

Звезда «Хоббита» Эйдан Тернер встретился с поклонниками и молодыми кинематографистами в рамках Одесского Международного кинофестиваля. Приводим самое интересное из мастер-класса.

Я ДУМАЛ, БУДЕТ НАМНОГО СЛОЖНЕЕ говорить с теннисным мячиком на фоне зеленого экрана. Но это вполне нормально. До того момента, как начинаешь думать – о, это же серьезный фильм, надо серьезно играть!

ПРОСТО СМОТРИШЬ на ящик, ставишь мысленно крестик – где у него глаза. Когда работаешь, нет времени об этом задумываться. Я потом отсматривал свои кадры и пытался определить – где я смотрю на персонажа, а где – на теннисный мячик.

И вы знаете, иногда те места, где я смотрю в глаза живого человека, например Иэна Маккелена (Гендальф – авт.) – это выглядит хуже, чем когда я смотрел на теннисный мячик. Я так опасался его. Иногда он поворачивался и говорил: «Скажи мне что-то!».

И я думал: где мой теннисный мячик?

ЕСЛИ ВЫ ДОВЕРЯЕТЕ режиссеру, вы можете раскрыться. Делать, что хочется. Он контролирует. Без такого человека сложнее. Вы должны сами осмысливать, принимать решение. Давление сильнее. Это подавляет творческий момент. Для меня Питер открыл эти двери. Он создал среду для актеров, которая была идеальной.

Я БЫЛ РАД находиться в компании актера, который играл Бильбо Торбинса (Мартин Фримен — авт.). Я видел, как он тренировался, как он играл, как он находил решения. Его техника и метод – это действительно что-то необыкновенное. Ключевой вопрос: какова правда той сцены, которую мы играем? Мы должны знать, где находится правда.

Нам нужно установить связь со своим персонажем. Мартин с такой легкостью меняет свой стиль. На каждом дубле – совершенно новый. Он давал Питеру (режиссер трилогии Питер Джексон – авт.) столько разных опций. Он гений! Он понимал развитие своего персонажа.

Он делал совершенно разные прочтения текста, разные дубли одних и тех же сцен.

Читайте также:  Рустэм хамитов - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Я ОЧЕНЬ СРОССЯ с моим персонажем. В фильмах очень редко дают много времени на подготовку, когда вы можете ездить неделями на лошади и учить гномский язык, петь песни. У нас было 8 недель на это – огромная роскошь. Я нашел этого персонажа для себя. Я был счастлив играть этого персонажа. Спросите любого из нас – никто бы не назвал другого персонажа. Мы очень срослись и вжились в эти роли.

В «ХОББИТЕ» МЫ отработали 240 съемочных дней – это много. Много дней мы просто сидели в костюмах и режиссер нас не задействовал.

Эти костюмы – мышцы, животик, броня, снаряжение от перегрева — аппарат для накачивания холодной водой для терморегуляции. Когда вы не в кадре, вы просто идете в свой трейлер, но не можете снять костюм.

Его слишком тяжело снять и одеть. И мы целыми днями играли в футбол на консоли. Такие себе гномы играют в плейку.

Я НЕ ГЕЙМЕР. Мне жаль терять время на игры. Лучше почитать книгу. Если я играю, то в парные игру — в ФИФА с друзьями.

УНИВЕРСАЛЬНЫХ МЕТОДОВ не существует. Иногда мы слишком много думаем о методологии, но у каждого свой стиль и способ, правила игры. Каждому фильму нужен свой подход.

ГОВОРЯТ, ДЖОННИ ДЕПП носит с собой всегда маленькие наушники. И он просто слушает музыку для вдохновения. Мне бы тоже хотелось иметь друга, который бы проигрывал мне музыку в маленьких наушниках.

Я ВСЕГДА СТАРАЮСЬ узнать больше подробностей о том, как жили люди в той эпохе, о которой фильм. Например, сейчас я играю британского офицера. Это 17 столетие, Британия, совершенно другое время, политика, способ жизни, Корнуэлл.

В то время эта область Британии была известна благодаря контрабанде, беззаконию. Хочется узнать больше о той эпохе: как говорили, что писали в газетах. Как носить костюм той эпохи. Учитесь в процессе.

Они носили очень длинные рубашки — у них нижнего белья не было! Маленькие вещи, детали. Это позволяет мне входить в роль.

Я ЛЮБЛЮ НАБЛЮДАТЬ за людьми. Как они говорят, как они поступают. О да, я много увидел интересных персонажей, когда гулял по Одессе с моим другом. Когда я был на фильме «Шантаж», там было 15 тыс людей. Просто оглянуться — на ступеньках сидят 15 тыс людей. Я не услышал ни одного телефона. Мне никто не мешал. Не было пьяных, цепляющихся через ступеньки.

АКТЕР – ЭТО ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ РАБОТА. Вы можете выбрать, где жить. Работа покатает вас по миру.

ОДЕССА ПОХОЖА НА СЪЕМОЧНУЮ ПЛОЩАДКУ. Столько пространства, рестораны, дети, семьи. Этот город совершенно не выглядит как туристический город. Он такой разный, такой интересный. Я чувствую себя здесь в отпуске.

Может, без этого фестиваля я бы никогда бы не услышал об этом городе. Но какое вдохновение сюда приехать. Как замечательно, что вы положили этот город на кинокарту мира.

Я побывал во многих городах, но Одесса – особенный город.

Оксана Маслова

Николай Вдовенко

Источник: http://culturemeter.od.ua/zvezda-hobbita-vljublennyj-gnom-jejdan-terner/

Эйдан Тернер. Aidan Turner – Ирландский Актер

Эйдан Тернер родился 19 июня 1983 году в городе Клондолкин, графство Южный Дублин, Ирландия. Посещал школу актерского мастерства «The Gaiety School of Acting», которую окончил в 2004 году.

После выпуска он сыграл в нескольких театральных пьесах, включая трагедию Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта», «Плуг и звезды» ирландского драматурга Шона О'Кейси и новое произведение Винсента Вудса «Крик с небес».

     Интерес к кинематографу у Эйдана возник благодаря его работе в компании «United Cinemas International», занимающейся управлением сетью кинотеатров в Великобритании.

Телевизионная карьера молодого актера началась в 2007 году съемкой в историческом сериале «Тюдоры», повествующем о периоде правления английского монарха Генриха VIII. Тернеру досталась роль итальянца Бедоли.

Съемки телесериала, получившего впоследствии самый высокий за три года рейтинг по версии премиум телеканала «Showtime», проходили в Ирландии, были масштабными и интересными. В результате, в активе «Тюдоров» оказалось 37 наград.

     Позже, в 2008 и 2009 годах, Тернер появлялся на телеэкранах в образе Руэари Макгоуэна в сериале «Клиника» и в одной из главных ролей – вампира Джона Митчелла – в трех первых сериях телесериала «Быть человеком». В отношении своего 118-летнего героя Эйдан отмечал, что хотел бы быть таким же, как он – спокойным и невозмутимым. И вполне в его духе заявлял, что он не ищет истину где-то рядом, потому что уверен – ее там нет.

     В 2007 году состоялся дебют Эйдана в кино – в короткометражном фильме «The Sound of People» о восемнадцатилетнем мальчике, стоящем между жизнью и смертью, и в прекрасной короткой картине, совпадающей по названию с горой в Альпах, «Matterhorn», где Эйдан играет молодого врача, пациентка которого умирает с тоской о неосуществленной мечте. В 2008-м с участием Тернера вышел ирландский триллер «Тревога».

     Немалую роль в профессиональном становлении талантливого актера сыграла его занятость в мелодраматическом британском сериале «Отчаянные романтики», где Тернер сыграл художника и поэта Данте Габриэля Россетти, одного из видных прерафаэлитов – людей искусства, которые относили себя к приверженцам традиций эпохи «до Рафаэля».

     Успеху воплощения образа живописца способствовал серьезный подход Эйдана к подготовке к съемкам – он проводил много времени в лондонской галерее «Tate», где выставлялись в то время работы Россетти.

Тернер также прочел все, что смог отыскать об этом времени и художественном движении.

Во время работы над картиной он старался как можно лучше передать чувства и настроения своего реального прототипа, хотя пользовался и правом на творческий подход и собственное видение, так как сериал не принадлежит к жанру чисто биографических картин.

     Эйдан не сидит дома в ожидании интересных предложений, а, как и большинство представителей актерской профессии, постоянно ходит на кастинги.

Чтобы получить роль в фильме «Хоббит: Нежданное путешествие», агент актера отправил режиссеру картины, Питеру Джексону для прослушивания запись Тернера. Через полгода Тернер лично встретился с Джексоном в Лондоне.

И через месяц его известили, что он утвержден на роль карлика Кили.

     Поклонником фэнтези Тернер не был, и книгу Джона Рональда Руэла Толкина, по мотивам которой снята кинотрилогия, не читал.

Подготовка к роли, кроме требования режиссера прочесть повесть-оригинал, включала силовые занятия в спортзале, практику фехтования на мечах, развитие пластики, реакции, совершенствование межмышечной координации движений.

Актер признавался, что более трех месяцев он, по совету тренера, даже спал вместе со своим мечем. В результате он добился требуемого – смог ощущать оружие частью своего тела, продолжением руки.

     Коллегами Тернера по работе над экранизацией «Хоббита», проходившей в Новой Зеландии, были такие известные актеры как Мартин Фриман, Иэн МакКеллен и Кейт Бланшетт. Эйдан рядом с более опытными партнерами играл на достойном уровне. Но признавался, что финальная сцена смерти была для него сложной в исполнении, и страшно его вымотала – душевно и физически.

     Эйдан холост, детей вне брака не имеет. Создавать семью пока не собирается, отшучиваясь словами, что он женат на своей работе, и вообще, не может представить, как можно всю жизнь прожить только с одной женщиной, когда вокруг столько прекрасных альтернатив.

Источник: https://ruspekh.ru/people/item/ejdan-terner

Эйдан Тернер: «Не думаю, что моих героев надо делить на плохих и хороших»

Эйдан Тернер

15 ноября 2017

Синемафия поговорила с Эйданом Тернером о Ван Гоге, вампирах и зеленом экране.

9 ноября на российские экраны вышел анимационный фильм «Ван Гог. С любовью, Винсент» — уникальный проект, в котором впервые все кадры — это ожившие картины одного из самого известных в мире художников. 7 лет работы, 65 тысяч изображений — и настоящая магия на экране. Мы рассказывали о некоторых картинах, использованных в фильме, и интересные факты о создании фильма.

Картина уже попала в лонг-лист оскаровской номинации «Лучший анимационный фильм» — ей и еще 25 конкурентам предстоит побороться сначала за номинацию, а затем и победу.

Этим летом Эйдан Тернер, сыгравший в фильме Лодочника, работал в составе жюри международного Одсесского кинофестиваля, где наш корреспондент подробно расспросил его не только о съемках и Ван Гоге, но и о многих других проектах. Конечно, мы не могли обойти вниманием Кили и Митчелла — заодно выяснили, какого вкуса вампирская кровь и как рисует сам Эйдан.

Что привлекло вас в проекте Дороты Кобелы и Хью Уэлчмана?

По-моему, это Дорота и Хью нашли меня. Все случилось очень быстро. Мы с авторами прочитали сценарий, обсудили проект — и все, быстро сработались. Идея мне показалась очень интересной, я даже смутился немного: считаю это хорошим знаком.

Здорово же: много художников рисуют 24 кадра в секунду в стиле Ван Гога! Это тяжелая физическая работа — рисовать вживую, не на айпаде. Сценарий был очень сильным.

Дуглас Бут — отличный сильный актер, я с ним уже работал: примерно в это же время мы вместе снимались в сериале «И никого не стало» для ВВС. Дуглас — классный, и здорово, что он смог показать себя в этом проекте.

Еще у меня была коллега из сериала «Полдарк», который выходит в Великобритании — Элинор Томлинсон. Ну, и Крис О’Дауд из тех людей, с которыми есть смысл работать. Вот так все и получилось.

Дуглас Бут и Эйдан Тернер на съемках

Расскажите, как проходили съемки фильма? На что это вообще было похоже? Сколько съемочных дней у вас было — немного, наверное?

Именно так. Мы все отсняли за один день — мою часть, по крайней мере. Было четыре сцены или около того. Я смотрел фильм один раз и так и не понял, как это было снято. Посмотрел на просмотре в Лос-Анджелесе с парочкой друзей — было забавно.

Сниматься было настоящим безумием: зеленый экран, помещение — словно склад на звукозаписывающей студии. Но это было хорошей возможностью поиграть и поработать с Хью и Доротой.

И, понимаете, в кино ты видишь совершенно другой мир, а не то, что придумал себе на зеленом экране. Но было весело.

Вы не в первый раз снимаетесь в вымышленном мире на зеленом экране. Насколько съемки «Ван Гога» технически отличались от съемок того же «Хоббита»?

Как технически отличались? Ну, думаю…

Зеленый экран — это зеленый экран, да?

Ну, как-то так (улыбается).

Я не выбираю специально проекты, в которых тяжело сниматься… Думаю… да нет, все было точно так же! (хохочет) Я пытался вспомнить, как все было: у нас было очень много зеленого экрана и декораций, и мы такие — это вот сюда поставим, здесь будет вот это и еще люди. Вот что такое зеленый экран: приходится воображать, что люди собираются делать. Так что технически это все одно и то же. Но, конечно, с каждым проектом у тебя другой режиссер, другой сценарий — и творчески это разные вещи.

Некоторые актеры говорили нам, что съемки на зеленом экране с эффектами убивают их творчество. Другие — что, наоборот, это дает огромный простор воображению и напоминает театр, когда надо додумывать реальность. Какое у вас мнение об этом?

Мне кажется, что обе версии правильные. Иногда это счастье, иногда — нет. Я помню, как работал с Иэном МакКелленом на «Хоббите»: начались съемки, мы с ним снимались первые пару дней — иногда он был занят в другой сцене, но мы все равно его видели и взаимодействовали.

Затем, помню, мы с ним не пересекались очень долго — не виделись где-то 5−6 месяцев, и приходилось вместо него смотреть на теннисный мячик или на фото его головы. И знаете, я даже привык к теннисному мячику, мне с ним было удобно — это же не Иэн! Ко всему привыкаешь и включаешь воображение — видишь человека вместо теннисного мяча, или волшебника.

Но затем Иэн вернулся, мы начали вместе сниматься в сценах, и я подумал: «Господи, с теннисным мячиком было легче!» А теперь тут Иэн, я смотрю на него снизу вверх и такой: «Оооооо, черт! Это же он сам!» В общем, такие съемки иногда могут быть трудными, но они еще и радость, восторг — знать, что вокруг тебя создается целый мир! Это я вижу зеленый экран, а все придут и увидят совершенно другое — нечто особенное, надеюсь.

Каково было ваше первое впечатление, когда вы увидели себя на экране уже в «картинном» образе?

Старым? Я подумал: «О, нет!» (смеется) Прекрасные дни ушли! Я был под впечатлением от того, как выглядит весь фильм. Все было так, как мне объяснили Хью и Дорота.

Я сначала увидел трейлер — несколько секунд, еще, по-моему, Хью прислал мне фотографию лодочника по емейлу. Я увидел, что все это стало настоящим. Я был очень впечатлен тем, что все так хорошо получилось.

Это очень большой проект — один из тех, который нравится всем, кто на нем работал, продюсерам, Хью и Дороти. И он удался.

А у вас есть любимая картина Ван Гога?

На прошлой неделе я был в Амстердаме в музее Ван Гога — вот это впечатление! Я и не знал, что у него так много картин. Дюжины и дюжины! Причем за короткий период. Мне кажется, всем надо обязательно побывать в этом музее — вы там были? Впечатляющий! А моя любимая картина… не знаю! Мне надо было подготовиться перед тем, как с вами разговаривать!

Эйдан Тернер в образе Лодочника

Вы ведь и сами рисуете — в каком стиле? Выставляете свои картины? Кто-нибудь их видел?

Разные люди. Я бы показал вам, но вчера потерял айфон, что меня раздражает. Я не так много делаю фотографий и не так много всего сохраняю, но потеря меня все равно бесит, потому что там была пара фотографий моих картин — и теперь их нет, и картины эти тоже потерялись, так что вообще все исчезло.

Некоторые мои реально хорошие картины пропали, и меня это расстраивает. Какой стиль? Ну, не знаю — абстракция, лень. Мне просто нравится сам процесс: прийти в студию, надеть халат, вскипятить чайник, включить радио и просто работать над чем-то. Мне нравится видеть, как краска ложится на холст, как я могу ею управлять.

Я покупаю и коллекционирую картины, мне нравятся художники, нравится говорить о живописи.

А когда вы начали рисовать?

Как давно? Вообще-то все началось в Новой Зеландии. Где-то пять лет назад, может, меньше. Для меня это еще и физическая работа.

Знаете, когда покупаешь картину, здорово понимать, как тяжело было ее нарисовать, какая техника была использована, как был достигнут тот или иной эффект. Я теперь на картины смотрю по-другому.

Мне это нравится — но нет, я не выставляю свои картины, не показываю их и не рассказываю о том, что рисую.

Вы несколько раз играли исторических персонажей. Для вас сложнее, чем играть вымышленных героев, или же, наоборот, легче?

Единственное, что для этого нужно — быть актером. Если говорить про Ван Гога — мы не можем открыть YouTube и посмотреть, как он говорил, каким он был на самом деле, у нас есть только его картины. Здесь нужно быть аккуратным — но у нас есть право вообразить, каким был этот человек.

Читайте также:  Марио гетце - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Завтра утром я проснусь и буду играть кого-то еще — не могу придумать даже, кого. Ок, гольфиста Роя МакЭвоя — я его никогда не играл, если что. Мы знаем его голос, слышали, как он говорит, видели его лицо со всех сторон — так что здесь нужно быть более точным. Придется играть его в определенной манере.

Все в итоге упирается в то, насколько точным ты хочешь быть, насколько это важно. Если снимать документальное кино про Боба Дилана с Шарлиз Терон в главной роли — это будет странно. Если кто-то захочет сыграть меня — я бы хотел, чтобы он выглядел и говорил как я и честно меня изобразил.

Хотя — а не все ли мне равно? Кто меня будет играть вообще (смеется)? Если только сам себя не сыграю!

У вас разнообразная палитра героев — от оборотней и вампиров до художников и английских помещиков. Вы чему-нибудь учитесь у ваших персонажей? Что-то от них вам пригодилось в обычной жизни?

Чему я научился у разных персонажей? Да многому. Я работал с прекрасными авторами, которые создавали прекрасных персонажей. Вот, например, сценарист «Полдарка» Дэбби Хорсфилд — благодаря ей у Полдарка невероятные диалоги, он сложный персонаж.

И нужно быть дураком, чтобы не прислушаться к каким-то его словам. Но вообще это странная штука — играть кого-то, пропускать через себя его эмоции, потом чему-то у него учиться и снова возвращаться к персонажу.

Не знаю, почему я ухожу от ответа на вопрос, но мне кажется, что сама идея — немного безумна. Мы встречаемся с людьми, разговариваем, читаем, смотрим что-то, чувствуем что-то — это просто часть жизни. Не знаю, как ответить лучше. Но вот что я узнал, играя вампира — вкус крови ничего так.

Кровь на съемках — это патока, добавили туда мясной привкус, и я подумал: «Да эта вампирская штука вкусная!» (смеется)

Какую свою роль вы считаете самой сложной?

Забавно, что каждый раз на встречах мне задают этот вопрос. Знаете, я не смотрю так на своих персонажей — вот этого играть было тяжелее всего, а этот парень был совсем легким. Думаю… нельзя говорить, легче или тяжелее… Что может быть тяжелым — нам, актерам, приходится всегда следить за весом, как спортсменам. Нужно часто менять внешность.

Еще нужно запоминать быстро большое количество материала и проводить исследования. Не знаю даже, как ответить. Я не смотрю так сложно на вещи. Конечно, всегда это вызов. Но я никогда не думаю, будет ли этого персонажа играть сложнее, чем другого. Тут надо прояснить: я никогда еще не играл такого персонажа, которого было бы сложно сыграть.

Как вы обычно готовитесь к ролям? Проводите исследование персонажа и его эпохи или полагаетесь на интуицию и режиссера?

Использую оба варианта. Конечно, делаешь домашнюю работу — и если у тебя есть связь с персонажем, это делать легче. Исследование — большая часть моей работы. Я бы сказал, это необходимо. Но это не всегда суперсложная работа.

А когда ты работаешь с прекрасными режиссером и сценаристами, то учишься у них. Доверие — очень важно, необходимо доверять тем, кто ведет тебя по этому пути. Простите, я что-то сам запутался в своем ответе, какой-то я рассеянный.

У вас пока что в обойме — только положительные герои. Ок, есть и злодей — но всего один: в недавнем проекте «И никого не стало» по Агате Кристи. Вы намеренно отказываетесь от отрицательных персонажей, или просто из-за вашего обаяния вас не видят в роли злодеев?

Не уверен, так ли это вообще. Не думаю, что играю больше хороших, чем плохих. У каждого персонажа есть обе стороны — как и у людей. Люди ведь сложные существа, вы никогда не встретите полностью хорошего человека. Никого не заставишь быть только хорошим.

У самых лучших, великих, добрейших людей тоже бывают плохие дни, и они делают плохие вещи. Так что не думаю, что моих героев надо делить на плохих и хороших.

Вот Полдарк, например, стремится делать хорошее, помогать людям, но он может быть настоящей сволочью, эгоистичным, ужасным, грубым, жестоким — причем очень быстро. Не уверен, что вообще есть персонаж без этих качеств. Пытаюсь вспомнить — и не могу.

Мне бы хотелось думать, что у моих персонажей есть несколько слоев, и они не просто плохие или хорошие — а где-то посередине, и это интересно.

Три ваших самых ярких проекта на сегодня — «Быть человеком», «Хоббит» и «Полдарк». Какой из них фанаты помнят больше всего?

На удивление — «Быть человеком». Думаю, это потому, что он сейчас идет на Netflix, и его смотрят. Это же было лет восемь назад — не помню даже. Но до сих пор ко мне подходят люди и хотят говорить именно об этом проекте больше, чем о других. Когда-то он был очень популярен, но эти времена прошли.

Люди же находят старые интервью, факты — до сих пор открывают для себя этот сериал и хотят его обсуждать. И это здорово. Другие актеры — Рассел Тови, Ленора Кричлоу — тоже заняты в других проектах, и тоже время от времени возвращаются к «Быть человеком». Этот сериал все время всплывает.

Особенно интересно общаться с молодой аудиторией — они ведь не смотрели сериал, когда он выходил, и это забавно.

После «Полдарка» у ваших волос, как и у ноги Анджелины Джоли, появился собственный Твиттер-аккаунт. Что вы подумали, когда узнали об этом, и как вообще вы относитесь к социальным сетям?

У Анджелины Джоли для ноги есть Твиттер?! Звучит странно, но вот на это я бы подписался! Но вообще это то, каким нелепым может быть Твиттер. Я не удивлен такому.

Как и любой инструмент, Твиттер может служить чему-то хорошему, если использовать его правильно — и также может быть… не то, чтобы это насилие, но это же глупость, да же? Лучшее, что можно сделать — посмеяться над этим, но ведь оно распространяется очень быстро. Это просто шутка какая-то.

У вас есть аккаунты в соцсетях?

Нет, меня нигде нет. Я иногда работаю через аккаунты ВВС или других своих проектов — для «Полдарка» вот отвечал на вопросы. Но никаких личных аккаунтов у меня нет — ни в Твиттере, ни в Фейсбуке. Нет уж, спасибо.

Сейчас в мире наблюдается какой-то бум телесериалов. Многие актеры и режиссеры большого кино уходят на ТВ. Как думаете, почему?

Думаю, из-за того, как именно люди сегодня смотрят телевизор. Раньше как было: следишь, в какой день и время выходит сериал, что сейчас идет по ТВ. Сегодня ты идешь на Netflix, где можно посмотреть весь сериал в день выхода. Это абсолютно другой способ смотрения.

И, конечно, есть возможность увидеть больше героев и больше историй — 10−12 часов сериала это вам не 90 минут художественного фильма. В этом и есть привлекательность и для зрителя, и для актеров и режиссеров. Сейчас в сериалы интереснее инвестировать, мне кажется.

Но и над художественным фильмом тоже интересно работать — надо суметь рассказать историю за пару часов, и потом все, никакой второй части или сезона.

В чем вы снимаетесь сейчас или готовитесь сниматься? Что удивительного вы еще нам готовите?

Через пару недель отправляюсь в Массачусетс сниматься в фильме с Сэмом Эллиотом — актером, которым я всегда восхищался. Это такой сумасшедший инди-фильм — называется The Man, Who Killed Hitler and than The Big Foot. Не знаю, как у вас изменят название, но оно немного безумное.

Будет забавно. Проведу пару недель в Америке, затем вернусь и снимусь в «Полдарке», после чего приступлю к пьесе, которая ставится в Лондоне в Ист-Энде. Премьера будет следующим летом, после чего я снова вернусь к «Полдарку». Так что следующие месяцы будут довольно плотными.

Нет ли у вас в планах попробовать себя в режиссуре или стать продюсером?

Не знаю, не знаю. То есть если найдется правильный проект… не знаю, прямо сейчас сложно ответить. Думаю, что да, может быть. Я бы хотел поставить пьесу — не хочу пока пробовать сериал или большой проект.

Мне нравится уровень вовлеченности, работать с актерами на маленькой сцене и видеть, как они реагируют на меня или еще кого-то бесполезного и надоедливого.

Хочу видеть, как все складывается, как идут диалоги, как все работает — вот чем я заинтригован.

Источник: http://www.cinemafia.ru/posts/1185/

«Когда ты играешь главную роль, никто не ожидает, что тебя убьют». Эксклюзивное интервью с Эйданом Тернером

14:44 03.08.2016 1<\p>

Два года назад Эйдан Тернер был гвоздем программы Одесского международного кинофестиваля – о его приезде заранее знали все, пробиться к нему на тет-а-тет было невозможно, и я не смогла выполнить данное кое-кому обещание подобраться к исполнителю роли Кили поближе и лизнуть его. Я уже, по-моему, просила за это прощения.

В этом году новый возможно-Бонд приехал в Одессу инкогнито, был почти неузнаваем за бородой и темными очками, а еще согласился ответить почти на все мои каверзные вопросы. Но заранее предупреждаю – конкретного «да» или «нет» о том, станет ли Эйдан новым Джеймсом Бондом, мне выбить не удалось. А вот все остальное читайте сами:

– Последние месяцы вы много ездили по фестивалям с рекламными кампаниями – «Полдарк», новый фильм «Тайный апокриф». В Одессу тоже приехали с промо-целями?

– В каком-то смысле, наверное, это тоже промо, но вообще я приехал отдохнуть и потусить, если можно так выразиться.

Организаторы ОМКФ стали моими друзьями, мне очень понравился город, фестиваль, в этом году, кстати, отличная программа – много фильмов, которые я хотел посмотреть.

Собственно, все это фестивальное движение вокруг рынка и индустрии очень важно, но не стоит отвлекаться от главного – просмотра фильмов. Я только тут, наконец, посмотрел «Дэниела Блэйка», который получил Пальмовую ветвь.

Еще вчера я, например, познакомился с Катей… извините, боюсь искаверкать фамилию…

– Молчановой?

– Да! И посмотрел ее фильм, «Фанни Каплан», кажется. Блестящая актриса, и просто ходит по Фестивальной площади и по тем же показам, что остальные зрители.

Вот что мне нравится в Одессе – здесь программа, как на фестивале класса А, но при этом актеры, режиссеры, сценаристы не оторваны от реальности, от своего зрителя. Со всеми можно просто пообщаться.

Это дорогого стоит, и создает уникальную атмосферу. Мало где в мире можно еще так просто ручкаться со всеми.

– Кстати, об Одессе и режиссерах. Ваша последняя роль – у Джима Шеридана в «Тайном апокрифе». Того самого Джима, который в прошлом году приезжал на ОМКФ.

– Джим – настоящая легенда! Я, правда, не могу ничего сказать о фильме – я его не видел. Подозреваю, мою роль оттуда вырезали.

Должно быть, так и есть, иначе я бы хоть знал, что вообще происходит с проектом – а я только на днях из прессы услышал, что премьера будет в Торонто на TIFF. И вообще, моя роль была достаточно маленькой.

Но мне, если честно, все равно – я был согласен на любую роль в этом проекте: во-первых, я большой поклонник Себастиана Барри, автора литературного первоисточника, а во-вторых, работать с Джимом – это что-то особенное.

– Чем именно особенное?

– Джим Шеридан – самый харизматичный и веселый человек в мире, и если у вас была возможность с ним пообщаться в прошлом году, вы наверняка сами знаете – он уникален.

Его ум, его сердце и душа полностью посвящены кино, он обдумывает и решает все мгновенно, и за ним очень нелегко поспевать.

Но это такая школа мастерства для актера – работать с режиссером, который всегда на 100% видит, что делать. Я никогда раньше не сталкивался с подобным на съемках.

Качество режиссера определяется, как ни странно, его остроумием. На площадке нельзя быть тугодумом, нельзя тянуть лямку – нужно делать все мгновенно. В этом смысле Джим – настоящий гений. Даже если меня в фильме совсем не осталось, то я все равно рад этому проекту только потому, что поработал с ним. Ну, и сниматься с Руни Марой всегда приятно (смеется).

– Можем поговорить о проекте, из которого вашу роль точно не вырезали – год начался с премьеры «И никого не осталось», одной из самых громких на BBC за последнее время. Практически «ху-из-ху» британского кино и телевидения.

– Гигантский проект, и работать с таким составом, признаться, страшновато. Но очень весело, как оказалось! Чарльз Дэнс, Тоби Стивенс, Сэм Нил – все замечательные ребята, с ними очень здорово на площадке.

К тому же я снимался в проекте сразу после работы над «Полдарком», а там полностью противоположная ситуация. В сериалах со звездным составом ты отыграл сцену и тут же бежишь смотреть, как работают коллеги – а их много.

А в «Полдарке» я играю почти во всех сценах, я сам от себя устаю порядком. Плюс, когда ты играешь главную роль, никто не ожидает, что тебя убьют.

Кстати, об убийстве – я помню, в первый же день съемок мы работали на пляже, я снимал сцену, в которой моего персонажа застрелили.

Я не знаю, как у вас, а у нас в первый съемочный день на площадке – всегда толпа папарацци. И на следующий день по всему интернету разлетелись фото, на которых я весь в крови, застреленный.

Я себе думаю – ну капец, это же детектив, murder mystery! Мы еще только начали, а все уже знают, что меня убьют.

– С другой стороны, кому сейчас можно проспойлерить Агату Кристи? Причем самый известный ее роман, «Десять негритят»?

– Не скажите, селфи-поколение вряд ли читает Агату Кристи, и даже предыдущие фильмы не смотрит, потому что они «старые».

В любом случае, этот сериал BBC научил меня, что во время съемок нужно соблюдать правила приватности и не допускать на съемки ключевых сцен папарацци.

Сложно построить саспенс и нарратив, когда в актерском составе – звезда на звезде, и пресса хочет каждый день сто новых фото во всех ракурсах.

– Кстати, если не ошибаюсь, в «И не осталось никого» вы едва ли не впервые играли злодея.

– О, да! (потирает руки) Это весело. На самом деле во всех персонажах есть недостатки – я играл контрол-фриков, неврастеников, истериков, неуверенных в себе… Сложно сказать, был ли хоть один мой персонаж по-настоящему «положительным» – и есть ли вообще такие роли? Наверное, зрителям они и не интересны. Другое дело, что у Филлипа Ломбарда почти нет позитивных качеств.

– Я к чему это все веду – два года назад в Одессе я была на вашей лекции…

– (Смеется) Это когда я не мог справиться с наушниками для перевода, и они у меня то путались в волосах, то ломались? Да, весело было!

– И вы сказали, что в каждом персонаже находите себя как личность. И что, кого нашли в Филипе Ломбарде?

– Какой коварный вопрос! Признаюсь, сейчас я намного меньше анализирую, какой процент Росса Полдарка или, скажем, Ломбарда – это Эйдан Тернер. Я понял с тех пор, что в такой интроспекции не очень много толку – она не слишком помогает мне в личностном росте.

Читайте также:  Андрей казаков - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Хотя для того, чтобы воплотить на экране роль, нужно зарыться в самую глубину своей сущности, откопать там самое сокровенное и вытащить наружу.

И если актеру везет с ролями, то он вытаскивает на поверхность все время что-то новое, хорошее и плохое, и это интересно.

– В последнее время вы – самый популярный кандидат на роль нового Джемса Бонда в британских соцсетях.

– Нет-нет-нет (смеется). Никаких комментариев. Я не могу отвечать ни на какие вопросы о Бонде. Меня потом убьют.

– Ладно, тогда поговорим о высоких материях. Вы сейчас выглядите ну вообще не похожим ни на Полдарка, ни на героя из «Тайных апокрифов». Борода и хипстерская дулька – это для какой-то новой роли?

– Нет, это я сам. Скажу вам по секрету, я сейчас не снимаюсь. В прошлом году после первого сезона «Полдарка» (который сам по себе – очень большая и утомительная съемка) у меня было еще три или четыре проекта, и все немалые. У меня вообще не было отпуска. На съемку второго сезона я приехал уставший, как собака. Первые недели дались и мне, и всей съемочной группе очень тяжело.

В этом году я решил не повторять свою ошибку и делаю наоборот: взял отпуск, арендовал в Дублине студию и рисую. Маслом. Картины размером со стену (смущается). Это, конечно, баловство, но мне очень нравится.

Я езжу по фестивалям и смотрю кино (из-за бороды меня не так узнают, и я могу тихо ходить на показы). И главное – наконец-то высыпаюсь, могу позволить себе спать хоть до обеда. В нашей профессии это редкость.

 

– В последнее время в Голливуде все больше ирландских актеров. Вы чувствуете себя одним сообществом, диаспорой? Общаетесь друг с другом?

– О, да! Ирландия очень маленькая, Дублин вряд ли больше Одессы. Разве что населеннее – около 3 млн. Но актеры все друг друга знают, даже если ты работаешь только в театре.

Кстати, Лондон огромный, но в нем та же ситуация – все друг друга знают, особенно ирландские актеры, 80% из которых живут и работают в Лондоне. И мы, конечно же, в каком-то смысле диаспора – заботимся друг о друге.

Если кто-то услышал что-то о потенциальной роли, он сразу же сообщит остальным. Мы все в тяжелые времена ночевали друг у друга на диванах.

– При этом индустрия кино в Ирландии тоже развивается. В 2015-м практически весь «Оскар» был ирландским, у вас снимаются высокобюджетные проекты – та же «Игра престолов». Как это в целом сказывается на кинотусовке в стране?

– Меня лично это не сильно коснулось, но да, я заметил, что в последнее время Ирландия гудит. Последние годы были постоянно насыщены, и почти все мои знакомые заняты то в одном проекте, то в другом. Я бы сказал, индустрия наконец-то оздоровилась, хотя и остается сравнительно маленькой.

Потому что до этого большие проекты у нас были в лучшем случае раз в десять лет – как то же «Храброе сердце». Но потом внедрили налоговые возвраты и какие-то другие финансовые механизмы, в которых я не разбираюсь, и высокобюджетное производство стало более-менее регулярным.

Как минимум, голодающих среди актеров стало намного меньше – и больше актеров стали востребованы в Европе и Голливуде.

– Читатели не поймут, если я не спрошу ничего о «Хоббите». Скучаете по той съемке?

– Ужасно скучаю! Расскажу вам историю – я же до съемок в «Хоббите» нигде особо не бывал. Когда я приехал к родителям хвастаться, что меня взял на роль сам Питер Джексон, мы достали глобус, и оказалось, что Новая Зеландия – четко на противоположной сторое земного шара.

Было сложно уезжать и бросать все на те почти три года, что длились съемки, но теперь так же сложно быть вдалеке от ребят из Новой Зеландии, которые участвовали в проекте. Есть, конечно, много способов электронной связи, но это не то же самое, плюс – часовые пояса очень мешают нормально общаться.

Мои очень хорошие друзья остались на другом полушарии…

Вам, наверное, смешно это слушать, наши проблемы первого мира. Актеры вообще отличаются способностью жаловаться на все. Знаете, как называется группа из двух или более актеров? Нытики! Потому что мы бесконечно ноем и жалуемся.

«Ой, я хочу эту роль, бе-бе-бе, меня вырезали из этого фильма, бу-бу-бу, никто меня не любит». Основа профессии актера – с печальным лицом пить кофе и брюзжать.

Так что я заранее извиняюсь перед вашими читателями, что все интервью бубнил, а теперь вот приходится прерваться.

«А в Одессу я еще обязательно приеду. Тут замечательно!» – признался напоследок Эйдан. Вот и отлично, у меня как раз осталось еще несколько вопросов.

Фото Кирилла Авраменко

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОМКФ Эйдан Тернер Хоббит Питер Джексон Джим Шеридан Полдарк BBC

Источник: https://mediananny.com/intervju/2317125

Эйдан Тернер: «Узнав, что получил роль гнома, я в половине восьмого утра орал от радости с балкона»

Пять лет назад на экраны вышла первая часть голливудской кинотрилогии «Хоббит», в которой сыграл ирландский актер

Одним из именитых гостей восьмого Одесского международного кинофестиваля стал актер Эйдан Тернер. Уроженец Ирландии, он известен по британским сериалам «Быть человеком» (вампир Митчелл), «Отчаянные романтики» (художник Данте Габриэль Россети), «Полдрак» (Росс Полдрак) и, конечно же, по роли Кили — симпатичного и влюбленного гнома из голливудской кинотрилогии «Хоббит».

В Одессе Эйдан Тернер возглавлял жюри национальной конкурсной программы, и зрители имели возможность видеть его буквально перед каждым киносеансом. Тернер стал лицом Одесского кинофорума, снявшись в фестивальном проморолике.

Звезда Голливуда ведет себя абсолютно непринужденно и постоянно шутит. Когда журналисты отметили, что Эйдан совсем не похож на гнома (его рост 180 сантиметров), и поинтересовались, каким образом режиссеру удалось добиться на экране такого эффекта, Тернер улыбнулся: «С помощью миллионов долларов…»

*В жизни Эйдан Тернер совсем не похож на гнома, рост актера — 180 сантиметров. На Одесском международном кинофестивале

— Правда ли, что вы начинали свою профессиональную деятельность электриком?

— Да, — говорит 34-летний Эйдан Тернер. — Мой отец — электрик, и в юности я был, как говорится, у него на подхвате. Увы, не более того: отцовских знаний и умений мне унаследовать не удалось. Если дома что-то ломается, я звоню папе, он приезжает и ремонтирует. Правда, если понадобится, сумею заменить перегоревшую лампочку (улыбается).

— Тоже немаловажно для мужчины…

— В нашей семье есть фермеры, таксисты, налоговики. А я — всего лишь актер и не чувствую себя каким-то особенным. Верю в то, что работа — это работа.

— Но от техники все же дистанцировались: поговаривают, что вы — технофоб…

— Просто я не фанат современных технологий: не люблю айфоны, у меня нет своей странички в соцсетях. Да и времени на то, чтобы вести такие страницы, у меня не хватает.

Но замечу, что одним из основных качеств для актера является любознательность. Так, если на улице установят барабан, тем человеком, который первым ударит в него, наверняка окажется актер.

В старших классах школы я еще не помышлял об актерской профессии. Зато несколько лет представлял Ирландию на турнирах латиноамериканских танцев. Много танцевал, наверное, больше, чем учился в школе. Заодно поездил по странам. Когда-нибудь в кино вы обязательно увидите, как я танцую.

Когда стал изучать французский язык, мама предупреждала, что еще пожалею о недостаточном знании родного, ирландского. И в самом деле не очень хорошо говорю на этом прекрасном, древнем языке, хотя ирландское телевидение смотрел и смотрю.

С другой стороны, в современном мире национальные границы неважны и стереотипы об ирландцах как о посетителях пабов, бандитах изжили себя. Сейчас я, ирландец, играю роли американцев, а американские и австралийские актеры убедительно играют ирландских персонажей.

Вот если бы я решил сыграть Черчилля, на которого совсем не похож, это было бы абсурдно…

— И все же, как вы попали в кинематограф?

— Мне просто повезло. Я всегда любил кино, но никогда не рассматривал эту деятельность как основную. Мне повезло попасть в хорошую драматическую школу.

Там нам внушали: «Будьте готовы к тому, что вам будут часто отказывать!» Предупреждали, что нужно быть настойчивыми и много работать.

Я окончил Школу актерского мастерства Gaiety в Дублине в 2004 году и пять лет после этого проработал в Ирландском национальном театре Abbey.

Если честно, моя карьера не выглядит такой уж головокружительной. Выступал на сцене одного из лучших лондонских театров The Barbican в постановке «Плуг и звезды».

За несколько лет игры (как в дополнительном театре, так и в основном) прошел путь от «черного жилета и штанов» из змеиной кожи в Titus Andronicus (в котором также участвовала его девушка Сара Грин. — Авт.

) до полного облачения в «Ромео и Джульетта»…

Все произошло само собой. По сути, у меня даже не было возможности заниматься чем-то другим. Уже в 2008-м дебютировал с главной ролью в фильме «Тревога» (режиссер Жерар Стембридж). Снимался в сериалах «Тюдоры», «И никого не стало», «Быть человеком»…

— Словом, с карьерой получилось все не так, как «наставляли» в учебном заведении?

— К счастью, да. Но молодым актерам могу посоветовать: ходите как можно чаще в кино и смотрите «правильные» фильмы. Короткого пути к успеху не существует. На то, чтобы сделать себе имя, нужно лет десять — пятнадцать.

— Тем не менее свою звездную роль — гнома Кили — вы получили раньше обозначенного вами срока.

— Да, немногим ранее. Помню, снимался третий сезон «Быть человеком».

Я узнал, что получил роль гнома в «Хоббите», и в половине восьмого утра буквально орал от радости со своего балкона в Кардиффе: «Да! Да! О да!!!» Только представьте: Питер Джексон снял фильм «Властелин колец», и вдруг я, после длительного кастинга, становлюсь частью вселенной Толкиена! Возможно, Джексон решил, что «молодой ирландец» сможет украсть часть шумихи у Орланда Блума из «Властелина колец».

*”На съемках «Хоббита» больше всего неудобств доставляли костюмы: сначала надевались «мышцы», затем — «живот», после — снаряжение, — признался Эйдан. — К счастью, на грим уходил всего час”

— Дополнительные «мини-кастинги» у вас были?

— Как таковых, не было. Зато были 12 недель интенсивного обучения, фитнес-тренировок, фехтования, хореографической борьбы, примерки костюмов и грима… И, конечно же, я должен был ознакомиться со сценарием и прочитать оригинал — повесть «Хоббит».

Первая моя встреча с режиссером Питером Джексоном произошла в одном из павильонов студии, куда я пришел пробоваться на роль Кили. Он сразу же спросил, читал ли я «Хоббита».

Я долго колебался, что же ответить, ведь книгу и в руках не держал, а от ответа могло зависеть, утвердят ли меня на роль. С трудом, но признался, что не читал (к счастью, этот фактор не был решающим, и меня взяли).

Как мне показалось, Питер даже обрадовался — он получил шанс поговорить о Толкиене. Невероятно, но Джексон стал пересказывать мне сюжет!

Режиссеру нужно доверять. Если понимаешь, что находишься в хороших руках, то способен на все, ведь ты уверен, что за тобой присматривают. Как бы то ни было, я был очень счастлив, и мне было любопытно, как будет чувствовать себя мой герой Кили во время съемок.

— Отождествляете ли себя с Кили?

— Думаю, он хороший пример для подражания. Кили — храбрый, верный, любопытный, открытый и верит в дружбу.

— Вдохновляющий образ!

— Представьте, да! Для меня, например, очень важны взаимоотношения с родными, друзьями. Именно они вдохновляют, вселяют уверенность и надежду.

— Каково ощущение, когда играешь роль гнома на фоне декораций, имеющих необычный масштаб?

— По сути, все мы — гномы. Одни — в большей степени, другие — в меньшей (улыбается). К слову, основная часть съемок проделана с помощью обычной камеры. Выбраны соответствующие ракурсы, применена специальная техника «контроль движений». На двух съемочных площадках все было сделано в масштабе. Впервые использовалась сложная технология, когда две камеры двигались одновременно…

— Завидует ли Кили другим гномам из «Хоббита», ведь он, в отличие от своих товарищей, так и не пошел к горе с драконом?

— Да, туда Кили не пошел, но завидует ли он другим? Возможно, хотя не это было главным в образе. Важнее то, что ему приходится быть отдельно от других гномов, расстаться с ними. Иногда неплохо отбиться от стаи.

В первом фильме, например, рассказывается о том, кто такие гномы, их представляют как некое братство. Однако расставание — это хорошо. Хорошо, когда твой герой чем-то выделяется.

«Хоббит» Толкиена ведь небольшая книга, а Питер Джексон значительно приукрасил историю, пролил свет на серьезные темы, что было жизненно важно для того, чтобы сделать полноценный фильм.

Например, в книге отсутствует любовная линия между Кили и эльфийкой, да и самой этой героини не существует. Я говорил с актрисой, которая ее сыграла, — Эванджелин Лилли, и мы оба решили, что фильму нужен был сильный женский образ.

В трилогии так много сильных героев — эльфов, гномов и так далее, что героиня им под стать была просто необходима.

Считаю, это большая смелость со стороны Питера Джексона, что он решился добавить подобную линию в сюжет, соблюдая при этом дух вселенной Толкиена.

— Орландо Блум играл шестифутового эльфа, вам же посчастливилось сыграть того, кого вы сами именуете «горячим гномом»…

— На съемках «Хоббита» нам настолько меняли внешний вид, что некоторые парни выглядели по меньшей мере неприглядно. Если честно, некоторые «гномы» ворчали.

Больше всего неудобств доставляли костюмы: сначала надевались «мышцы», затем — «живот», после — снаряжение… В ожидании своей сцены невольно ловил себя на мысли: «Лучше бы я потянул ирландского вина…» Доспехи были настолько тяжелыми, что иногда думал: убейте уже моего героя, наконец! К счастью, мой грим занимал только час утром, в то время как других парней гримировали и по три часа.

Мы полностью отдавались кинопроцессу, вживались в своих героев, верили в них. И так в течение всех 240 с лишним съемочных дней! Лично я в съемочные дни освобождался не раньше полуночи, но это было в радость.

Тем не менее играть с килограммами грима и накладок на теле под жаркими лампами на съемочной площадке было не весело. Под нашими костюмами были охладители — что-то вроде жилета, который надеваешь, и каждый час или около того включаешь в нем маленькую машинку. Она качает холодную воду вокруг тела, охлаждая его. Это странная вещь, но иногда она просто спасала нам жизнь.

Во время перерыва между дублями у актеров оставалось время передохнуть. Забавно было смотреть на орков с бутылочкой колы или с сигаретой в зубах.

Я же предпочитал коротать время на съемках, играя в футбол на приставке в компании со своим коллегой Стивеном Хантером, исполнившим роль толстяка Бомбура.

Было действительно смешно — заходишь в трейлер и видишь, как двое «гномов» в доспехах играют в Playstation (смеется).

— В фильм вошло много кадров, снятых в Новой Зеландии…

— Конечно, дешевле было бы снимать в Green Room, но режиссер хотел показать красоты Новой Зеландии. К слову, исполнители ролей орков — двухметровые «шкафы», они из этой страны. И здесь отнюдь не магия фильма, а реальность: эти парни огромные даже без спецэффектов и грима.

Дракона я бы назвал невероятно жутким. Помню, смотрел, как Бенедикт Камбербэтч готовился его озвучивать. В студии стояла кровать, и актер на ней извивался, как дракон. Просто восхитительно! Его голос оставили в фильме практически без изменений.

На премьерных показах творилось что-то невообразимое. Особенно запомнилась столица Новой Зеландии Веллингтон: около 80 тысяч человек вышли на улицы, чтобы увидеть актеров на красной дорожке. Проход вдоль канатов-ограждений занял у нас три часа!

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/242771-ejdan-terner-uznav-chto-poluchil-rol-gnoma-ya-v-polovine-vosmogo-utra-oral-ot-radosti-s-balkona

Ссылка на основную публикацию