Валерий соловей – биография знаменитости, личная жизнь, дети

Валерий Соловей: Наверху преемника уже определили. Но будет иначе

Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков побеседовал с известным российским политологом Валерием Соловьем.

Валерий Соловей – профессор, зав. кафедрой МГИМО и самый известный сегодня российский политолог. Как любит говорить он сам, «по двум простым причинам». Во-первых, его прогнозы подтверждаются в девяти случаях из десяти. Это потому, объясняет он, что у него хорошие информаторы. Лично мне кажется, что информаторы тут ни при чем, а хорошая у него интуиция, но пусть объясняет, как хочет.

«И Кадырова могут сменить, и Шойгу до конца не доверяют»

– Мы с вами разговариваем в день ареста Джабраилова…

– Уже арест? Не задержание?

– Пока задержание, но обвинение предъявлено: хулиганство. Стрелял в отеле. Four Seasons. У Красной площади.

– Ну, ничего страшного. Думаю, отпустят. Максимум – под подписку. (Пока писал, отпустили под подписку. Либо кто-то ему стучит, либо он сам пишет сценарий. – Д. Б.)

– Но раньше он вообще был неприкосновенным…

– Да не будет сейчас неприкосновенных, кроме самого узкого круга. Проблема не в том, что в России нет институтов, а в том, что перестает работать типично русский институт – крыша.

Месяц назад мне намекнули, что под ударом два банка – «Открытие» и еще один, считающийся этническим, и что средств на спасение обоих не хватит. Только что «Открытие» спасли.

Значит, оставшемуся банку приготовиться? А уж там-то такая крыша!

– А Кадыров? Его не хотят сменить?

– Его хотели сменить уже давно.

– После убийства Немцова?

– После убийства Немцова он даже на время покинул Россию. Но идея была еще раньше, даже, говорят, нашли замену – но тот человек давно не бывал в Чечне и не подошел. Впрочем, для Кадырова это было бы почетное смещение: речь шла о статусе вице-премьера. Но без портфеля.

– А в Чечне знали об этой предполагаемой з­амене?

– Да. И Кадыров, естественно, знал. Ведь эта его знаменитая фраза, что он – «пехотинец Путина», означает готовность подчиниться любому приказу Верховного главнокомандующего.

– Путин уже твердо принял решение идти на выборы?

– Судя по тому, что предвыборная кампания идет полным ходом, – да. Собственно, все стало понятно, когда начались встречи с молодежью: в Кремле поняли, что упускают ее. Впрочем, президент встречается с молодыми людьми не только по обязанности: ему, похоже, нравится с ними общаться.

– А им?

– Им – не уверен.

– Почему, интересно же: Шуберт, сифилис…

– Сифилис у Шуберта был. И проблемы с женщинами были. Но все-таки молодежи интереснее другое, и Путин говорит не совсем на их языке. Его пиар вообще пока не выглядит блестящим: фотосессия с голым торсом – не самая удачная реплика фотосета десятилетней давности.

– Как вы думаете, это последний срок – или он останется навсегда?

– Я думаю, что это даже не последний срок, а транзит. Он изберется и уйдет по ельцинскому сценарию через два-три года.

– Когда четыре года назад Ходорковский дал такой прогноз – как раз «Собеседнику», – все смеялись, а сегодня это почти общее место…

– Ну, сейчас уже точно не до смеха. Есть признаки того, что ситуация выходит из-под контроля. Как именно выйдет, насколько травматично – пока неясно: в подобных исторических переплетах всегда колоссальное количество неизвестных переменных, и они прибавляются.

Есть гладкий сценарий – что-то вроде повторения 31 декабря 1999 г. Есть негладкий, но мирный – с участием улицы, но без насилия. Как показывают события 1991 и 1993 годов, армия крайне неохотно стреляет в соотечественников.

Ну а если, не дай бог, прольется кровь, то по опыту киевского Майдана видно, что даже мирная революция после первых убитых резко меняет характер. В Киеве убили порядка 120 человек, и после этого режим Януковича был обречен, на какие бы условия и компромиссы он потом ни шел.

Если все произойдет гладко, Путин просто передаст власть преемнику.

– Шойгу?

– Вряд ли. К Шойгу нет полного, безоговорочного доверия. Вроде бы президент и министр обороны очень близки, но впечатление, что наряду с притяжением существует и какое-то психологическое отталкивание.

Возможно, потому, что Путин и Шойгу в чем-то очень важном похожи: обоим присущ некоторый мессианизм. При этом Шойгу чуть ли не самый популярный министр России, в чем немалая заслуга его блестящей, еще со времен МЧС, пиар-службы.

Правда, я нисколько и никогда не поверю, что, несмотря на свой мессианизм, министр обороны способен на какие-то дерзкие самостоятельные действия.

– Рогозин?

– Нет, конечно. Он, наверное, этого очень хотел.

– Тогда кто?

– Силовики – и армейцы, и спецслужбисты – обсуждают как предрешенную кандидатуру Дюмина.

– И что такое Дюмин-президент?

– Очень сомневаюсь в его способности удержаться и удержать ситуацию. Видите ли, путинская система – это система, заточенная персонально (подчеркиваю: персонально!) под Путина. Это пирамида, стоящая на вершине: шатко, но держится. Если вершину убрать, пирамида упадет, а вот как упадет – это уже непредсказуемо.

«Суркову ничего не будет»

– И тогда территориальный распад?

– Господи, ну какой территориальный распад? С чего вдруг, откуда? Страну удерживают три, простите за выражение, скрепы, каждой из которых было бы вполне достаточно. Русский язык. Российский рубль. Русская культура.

Главное же – никто не рвется вон из Российской Федерации, даже в Татарстане центробежные силы ничтожны – максимум могут попросить о каких-то символических преференциях…

Даже Северный Кавказ, самый опасный в этом смысле регион, не понимает, к кому ему приткнуться вне России и как жить.

– А кто может прийти к власти, если не удержится преемник? Фашики?

– Во-первых, я и «фашиками» не стал бы их называть, потому что нет у них ни настоящей идейности, ни программы, ни организации. Давать интервью они способны, а построить работающую организацию – нет. Вдобавок сейчас они загнаны в подполье и порядком деморализованы.

Во-вторых, если дать им избираться в парламент, они получат пять – семь процентов (это еще при лучшем для них раскладе). И я за то, чтобы ввести их в парламент – это очень цивилизует и снижает уровень опасности. Никакого фашизма сейчас быть не может, потому что всем лень.

Вспомните настоящий фашизм: Италия, Германия – колоссальное напряжение сил. А сейчас вообще никто не хочет напрягаться, идей нет, а такие вещи без идеи не делаются.

А у тех, кого вы называете «фашиками», весь антураж из прошлого века, никакой качественной новизны они не промыслили.

Валерий Соловей не только рассуждает о политике в кабинете, но и занимается ею на улицах / Андрей Струнин / «Собеседник»

– Массовые репрессии вы тоже исключаете?

– А смысл?

– Чистое удовольствие.

– Даже генералы ФСБ не получат от этого настоящего удовольствия, то ли дело личная яхта. А их дети и подавно. Я понимаю, почему вы спрашиваете о репрессиях, но дело Серебренникова – это просто попытка силовиков показать, кто тут хозяин.

Ненавязчиво так. А то некоторые уже подумали, что могут влиять на первое лицо. Никто не может, да и потом – первое лицо в вечности, в Истории. А здесь и сейчас управляют силовики.

Как там скандировали на оппозиционных митингах 2012 года? «Мы здесь власть!»

– А мне показалось, что это подкоп под Суркова.

– Суркову ничто не угрожает. Он как раз неприкосновенен, потому что ведет все сложные переговоры по Украине, по Донбассу.

«Отношения России и Украины никогда не станут прежними»

– Кстати, об Украине. Какова, по-вашему, судьба Дон­басса?

– Чем дольше он будет вне Украины, тем труднее будет его туда интегрировать, и временной рубеж, как мне кажется, – пять лет. После этого отчуждение и вражда могут стать труднопреодолимыми.

Как говорит на переговорах российская сторона: если мы ослабим поддержку Донбасса, туда войдут украинские войска и начнутся массовые репрессии.

Впрочем, существует некий компромиссный вариант: Донбасс переходит под временное международное управление (ООН, например) и туда входят «голубые каски». Несколько лет (не меньше пяти – семи) уйдет на реконструкцию региона, формирование местных органов власти и прочее.

Потом проводится референдум о его статусе. В настоящее время Украина яростно отказывается от идеи федерализации, потому что ее предлагает Россия. А если федерализацию предложит Европа, то Украина эту идею может принять.

– И никакого Захарченко?

– Уедет куда-нибудь… Если не в Аргентину, то в Ростов.

– Как вы полагаете: летом 2014 года можно было пойти на Мариуполь, Харьков, далее везде?

– В апреле 2014 года это можно было сделать гораздо легче, и защититься никто не смог бы.

Один местный высокопоставленный персонаж, не станем называть имен (хотя знаем), звонил Турчинову и говорил: будете сопротивляться – через два часа десант высадится на крышу Верховной рады.

Он не высадился бы, конечно, но это звучало так убедительно! Турчинов пытался организовать оборону – но в его реальном распоряжении была только полиция с пистолетами. А сам он готов был с гранатометом и в каске лезть на крышу…

– И почему не пошли? Испугались, что SWIFT отключат?

– Не думаю, что отключили бы. По-моему, проглотили бы это так же, как проглотили в конце концов Крым: ведь главные санкции у нас за Донбасс. Но, во-первых, обнаружилось, что в Харькове и Днепропетровске настроения далеко не те, что в Донецке.

А во-вторых, допустим даже, вы аннексировали Украину целиком – и что делать? В Крыму всего два с половиной миллиона человек – и то его интеграция в Россию идет, прямо скажем, негладко.

А тут – около сорока пяти миллионов! И что вы с ними будете делать, когда со своими непонятно, как разобраться?

– Вообще-то есть еще один сценарий. Ким Чен Ын бабахнет – и все наши проблемы перестанут существовать.

– Не бабахнет.

– Но почему? Ракету-то над Японией он запустил?

– У него мало этих ракет. И с Гуамом он ничего не сделает. Единственное, чему он угрожает реально – это Сеулу. Но Южная Корея имеет статус стратегического союзника США, и после первого удара по Сеулу – а там действительно ничего не сделаешь, расстояние 30–40 км до границы – у Трампа развязаны руки и режим Кимов перестает существовать.

– То есть там все кончится ничем?

– Думаю, что при Трампе – да. Мои друзья из Сеула…

– Тоже источники?!

– Коллеги. И они говорят, что никакого предчувствия войны и даже военной угрозы не ощущается: мегаполис живет обычной жизнью, люди не паникуют…

«Обама попросил, и Путин перестал»

– Какова, по-вашему, реальная роль России в победе Трампа?

– Россия (или, как это назвал Путин, «патриотически настроенные хакеры») действительно предпринимала атаки, после чего Обама, по его словам, предупредил Путина, и атаки прекратились.

Но все это было еще до сентября 2016 года! В остальном победа Трампа – результат его удачной политической стратегии и ошибок Хиллари. Ей нельзя было играть на факторе предопределенности.

Если все время говорить о своей безальтернативной победе – вас захотят проучить. Это, кстати, одна из причин, по которой Путин медлит с объявлением кампании.

Что сделал Трамп? Его команда четко поняла, в каких штатах надо победить. Трамп успешно политизировал реднеков, белый средний класс, озлобленный и отчасти стагнирующий.

Он показал им альтернативу: вы голосуете не за человека из истеблишмента, а за простого парня, плоть от плоти подлинной Америки. И выиграл на этом.

Но Трамп – и это здесь понимали – не так уж хорош для России: скорее Москве просто очень не нравилась Клинтон.

– А нет ли в мире глобального реванша консерваторов?

– В эти мифы можно было верить в шестнадцатом году, когда одновременно случился брекзит, победил Трамп и некоторые шансы появились у Ле Пен. Но Ле Пен никогда не имела шансов пройти дальше второго тура. Да и потом…

Рецидивы бывают, без них эпоха не уходит, но как закончилась эпоха Гутенберга – так закончилось и время политического консерватизма, каким мы его прежде знали. Люди живут другими противопоставлениями, другими желаниями, а борьба с глобализмом – удел тех, кто хочет жить в «ментальном Донбассе».

Такие люди будут всегда, это их личные представления, ни на что не влияющие.

Читайте также:  Йоанна моро - биография знаменитости, личная жизнь, дети

– А большая война не просматривается на российских путях?

– Мы точно ее не инициируем. Если другие начнут, что крайне маловероятно, – придется участвовать, но у самой России нет ни идеи, ни ресурса, ни желания. Какая война, о чем вы? Посмотрите вокруг: многие ли поехали добровольцами в Донбасс? Война – прекрасный способ решения внутренних проблем, пока она не приводит к самоубийству: сейчас именно такая ситуация.

– Но почему тогда взяли Крым? Отвлекали от протестов?

– Не думаю. Протесты не были опасны.

Просто Путин задался вопросом: что от него останется в истории? Олимпиада? А если он действительно поднял Россию с колен, в чем это выразилось? Идея присвоения/возвращения Крыма существовала до Майдана, просто в более мягком варианте. Давайте мы его у вас как бы купим. Об этом с Януковичем можно было договориться, но тут власть на Украине рухнула, а Крым фактически сам упал в руки.

– И останется русским?

– Полагаю, да. В украинской Конституции будет записано, что он украинский, но все смирятся.

– А вот как вы себе представляете ту идею, с которой будет жить постпутинская Россия?

– Очень просто: выздоровление. Потому что сейчас страна и общество тяжело больны, и мы все это чувствуем. Проблема даже не в коррупции, это частный случай. Проблема в глубочайшем, торжествующем, всеобщем аморализме. В абсолютном абсурде, идиотизме, который ощутим на всех уровнях.

В средневековье, куда мы падаем – не по чьей-то злой воле, а просто потому, что если нет движения вперед, то мир катится назад. Нужно возвращение к норме: нормальному образованию, спокойному бизнесу, объективной информации. Этого хотят все, причем, за небольшим исключением, даже в окружении Путина. И все вздохнут с огромным облегчением, когда вернется норма.

Когда перестанут нагнетать ненависть, а главной эмоцией перестанет быть страх.

И тогда довольно быстро в страну вернутся деньги – в том числе российские, выведенные и спрятанные. И мы станем одной из лучших стартовых площадок для бизнеса, и экономический рост в течение десяти – двадцати лет может оказаться рекордным.

– А как же мы все будем опять жить вместе – так сказать, Крымнаш и Намкрыш?

– Ну а после Гражданской войны как жили? Вы не представляете, как быстро все это зарастает.

Люди выясняют отношения, когда им делать нечего, а тут у всех появится дело, потому что сегодня в стране тотальная обессмысленность и бесцельность. Это закончится – и все найдут себе занятие.

Кроме тех, конечно, которые захотят остаться непримиримыми. Таких во всяком обществе процентов пять, и это уж их личный выбор.

– Напоследок объясните: как вас терпят в МГИМО?

– Вы на собственном опыте знаете, что в МГИМО разные люди. Есть ретрограды и либералы, есть правые и левые. А я не тот и не другой. Я смотрю на все с позиций обычного, неангажированного здравого смысла. И всем, кто хочет тут быть успешным толкователем реальности, могу дать единственный совет: не ищите коварных планов и злого умысла там, где действуют банальные глупость, жадность и трусость.

Вехи биографии:

1960 – родился 19 августа в городе Счастье Луганской области УССР

1983 – окончил исторический факультет МГУ

1993 – становится экспертом «Горбачев-Фонда»

1995 – прошел стажировку в Лондонской школе экономики и политических наук

2012 – избран председателем партии «Новая сила»

Источник: https://sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20170908-valeriy-solovey-naverhu-preemnika-opredelili-no-budet-inach

Елена Соловей биография актрисы, личная жизнь, ее муж и дети

Елена Соловей биография, фото – узнай всё!

Биография Елены Соловей

Детство Елены Соловей

Лена родилась в Германии. Её папа был военным. Родители познакомились в самом конце войны на территории Германии. Мама была медицинской сестрой. Некоторое время они жили в городке Нойштрильц, где Елена появилась на свет. Когда девочке было три года, отца перевели в Красноярск. Через десять лет они уже жили в Москве.

Свои школьные годы Соловей всегда вспоминала как самые чудесные и волшебные. Она посещала музыкальную школу, а так же разные кружки.

Как-то девочка в журнале нашла объявление о наборе в театральную студию, которую открыли при Театре Станиславского. Ей захотелось попробовать. Надо сказать, что поступить туда было совсем не просто.

Лене пришлось пройти три тура, и только после этого её приняли. Жизнь была наполнена, и свободного времени у неё практически не было.

Соловей мечтала только о профессии актрисы, поэтому после школы сделала попытку стать студенткой ВГИКа, однако не прошла по конкурсу. Это не сбило её с намеченного пути. Через год она всё-таки поступила, попав на курс Б. Бабочкина.

Начало карьеры актрисы Елены Соловей

Когда девушка была первокурсницей, она получила приглашение сняться в короткометражном фильме Р. Хамдамова. Его название – «В горах моё сердце». Роль была совсем небольшой – дочка булочника. Через год Лена приняла участие в работе над другой короткометражкой – «Правдоха».

Всё это были незначительные роли, дебютом же можно назвать съёмки в фильмах, вышедших на экраны в 1969-ом году. Один из них – «Король-олень», другой – кинофильм «Цветы запоздалые».

В доброй сказке «Король-олень» начинающая актриса играла в команде замечательных актёров: Юрий Яковлев. Олег Ефремов и Сергей Юрский и Олег Табаков.

У Соловей была совсем небольшая роль, однако она бегала на все съёмки, наблюдая как работают талантливые актёры.

Елена Соловей – В зале голубом

ВГИК Елена окончила в 1970-ом. Иннокентий Смоктуновский рекомендовал её в Малый театр, где для неё хотели ставить «Чайку», однако Соловей неожиданно для многих вышла замуж и уехала в Ленинград, откуда родом был её супруг. Там Елена устроилась на «Ленфильм», кроме того, играла на сцене театра Ленсовета.

Надо сказать, что первую роль на сцене этого театра она сыграла лишь 1983-ем году. Это был дуэт с Михаилом Боярским в постановке «Победительница».

Актрисе казалось, что роль совершенно не смыкалась с ней, однако она играла её так, что зал замолкал, а сама Соловей чувствовала, что счастлива. Сцена раскрывала в ней то, что в самой себе Елена не знала, новые стороны её творческого начала.

В театре Ленсовета у неё был громадный репертуар. Каждая постановка и роль рождала, по словам актрисы, в ней какое-то новое существо, что всегда было удивительно.

Она снялась в тот период в большом количестве картин: «Дети Ванюшина», «О любви», «Егор Булычев и другие» и др.

Признание критиков и зрителей

Популярность Елене принесла роль, которую она получила в картине Никиты Михалкова. Режиссёр пригласил на съёмки А.Калягина. Ю. Богатырёва, Э. Артемьева, актёров «Мосфильма». Вопрос стоял лишь в том, кто же должен и сможет сыграть главную женскую роль в этой картине. После проб была выбрана Соловей. Она согласилась с большой радостью. Картина называлась «Раба любви».

Елена Соловей: 20 лет без Родины

Общий язык с Никитой Михалковым она нашла далеко не сразу. Дело в том, что у них не совпадали мнения по поводу видения её роли. В результате, Елена Яковлевна смогла всё-таки согласиться с мнением режиссёра.

В этом кинофильме у Соловей получилось очень тонко передать полноту чувств героини. «Раба любви» имел невероятный успех. По мнению актрисы, никто этого даже не ожидал. Он был отмечен призами нескольких международных кинофестивалей.

Лучшие роли Елены Соловей

С Михалковым Елена работала ещё не раз, и всегда это были яркие, многоплановые и характерные роли. Карьера шла «вверх» невероятными темпами. Елена Яковлевна стала востребованной актрисой. В восьмидесятые годы она получила роли в таких кинокартинах, как «Блондинка за углом», «Факт», «Карантин», «Жизнь Клима Самгина» и др.

Позже актриса сказала в интервью, что ни одна из ролей, которые она сыграла, изначально ей самой не нравилась, она сопротивлялась каждой из них. Каждый раз это происходило до тех пор, пока Соловей не начинала работать над ролью. Только в процессе работы она ощущала, что это её выбор и что играет она не через силу.

В начале девяностых годов Елена снялась лишь в трёх фильмах. Многие актёры тогда остались без работы. Её семья решилась на переезд в США.

Творческая жизнь Елены Соловей в США

Елена Яковлевна не рассчитывала на то, что в Америке сможет продолжить актёрскую карьеру. Она занималась семьёй. Однако спустя несколько лет актриса играла всё-таки на сцене. Это был театр Александра Журбина, находящийся на Брайтоне. Свои знания и актёрское ремесло она смогла передать, став преподавателем университета Нью-Йорка. Её студентами были будущие режиссёры.

Программа под названием «Кулисы» шла на русском радио. Там Соловей читала произведения Чехова, Бунина и Толстого, брала интервью у актёров.

Голливуд покорять Елена не стала. Она продолжала оставаться только русской актрисой. В 2001-ом её пригласили в Россию на съёмки сериала «Московская сага». В том же году в Америке она создала творческую студию для детей, назвав её «Этюд». Русские дети учатся там живописи и танцам, для них ведут занятия по музыке и театру.

Личная жизнь Елены Соловей

Для Елены всегда самым главным в её жизни была семья. Она умела свои роли и работу оставлять в театре или на съёмочной площадке, разделяя себя и сыгранных героинь. У актрисы двое детей – дочка и сын. Ради их будущего она и решилась на эмиграцию.

Первое время после переезда в Америку актриса стала домохозяйкой, много времени занималась с маленькой внучкой.

На канале ОРТ в 2001-ом году был показан фильм «ПМЖ», снятый Георгием Гавриловым. В нём рассказывалось о жизни эмигрантов в Америке, в том числе было рассказано и о Соловей.

Больше информации по теме: http://www.uznayvse.ru

Источник: http://mymylife.ru/biografii-znamenitostej/124337-elena-solovej-biografiya-aktrisy-lichnaya-zhizn-ee-muzh-i-deti

Политолог Валерий Соловей: мы перед очень серьезными политическими переменами

https://www.znak.com/2016-03-25/politolog_valeriy_solovey_my_pered_ochen_sereznymi_politicheskimi_peremenami

Историк, политический аналитик, публицист Валерий Соловей выпустил в свет новую книгу – «Абсолютное оружие. Основы психологической войны и медиаманипулирования».

Почему россияне так легко поддаются пропагандистской обработке и как их «раскодировать»? Как, исходя из этого, будут в ближайшее время развиваться внутриполитические процессы? Каким, скорее всего, окажется исход выборов? Изменятся ли наши связи с внешним миром? Об этом Валерий Дмитриевич рассказал в интервью Znak.com.

«В манипуляции сознанием западные демократии, нацисты и Советы шли одним путем»

— Валерий Дмитриевич, читатели интересуются, зачем вы написали еще одну книгу по вопросу, который уже рассмотрен десятками других авторов? Например, в свое время была популярна книга Сергея Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием». Какие ошибки и недоработки вы в ней видите?

— В России нет ни одной достойной книги, которая бы рассказывала о пропаганде и медиаманипуляции. Ни одной — подчеркну! Известная книга Кара-Мурзы стала такой популярной лишь потому, что была первой в России по этой теме. Но по своей методологической основе и содержанию она откровенно бездарна.

Далее, моя книга впервые в литературе соединяет когнитивистскую психологию с давно известными сюжетами о методах, приемах и техниках пропаганды. Пока еще в литературе по данной теме такого анализа и обобщения не было.

Между тем когнитивистская психология чрезвычайно важна, поскольку объясняет, почему люди податливы пропаганде и почему пропаганда неизбежна. Пока есть человечество, будет существовать и пропаганда. И, наконец, нужно сказать, что я освещал тему пропаганды на актуальных примерах, которые хорошо понятны читателям.

В итоге получилась книга, которую даже отметили руководители российской пропагандистской машины. Как мне передали мои знакомые, они про нее сказали: «Единственная стоящая книга на русском языке на эту тему». Правда, еще добавили: «Но лучше бы такая книга не выходила вовсе». Я считаю, что это очень высокая оценка.

К тому же первый тираж оказался раскупленным за три недели. Сейчас уже второй выходит. Вот мой ответ, зачем я написал эту книгу. 

Валерий Соловей: «Первое, на что обращают внимание – волосы. Если человек лысый – на глаза. Мужчине нужно позаботиться, чтобы у него были хорошие зубы и обувь»из личного архива Валерия Соловья

— Вы как-то сказали, что пришедшая с Запада концепция «Окна Овертона», раскрывающая тайные механизмы расшатывания общественных норм, не более чем псевдотеория. Почему? 

— «Окно Овертона» — это пропагандистский миф. А сама эта концепция носит конспирологический характер: мол, есть группа людей, которая планирует рассчитанную на десятилетия стратегию по развращению общества. Никогда и нигде в истории ничего подобного не было и быть не может в силу несовершенства человеческой природы.

Я предлагаю человеку, который придерживается концепции «Окна Овертона», спланировать свою жизнь хотя бы на месяц и прожить так, согласно своему плану. Посмотрим, что получится.

Читайте также:  Лера кудрявцева - биография знаменитости, личная жизнь, дети

Любовь к такого рода конспирологии характерна для тех, кто не в состоянии управлять даже собственной жизнью, не говоря уже о том, чтобы вообще чем-нибудь управлять.

— В нашей стране «Окно Овертона» вспоминают, когда указывают на проблемы с нравственностью. Патриарх Кирилл так и сказал: «За гомосексуализмом будет легализована педофилия». 

— Все перемены в истории человечества происходят спонтанным образом. Это не значит, что за ними непременно есть какой-то заговор и легализация гомосексуальных браков в некоторых европейских странах непременно приведет к легализации педофилии.

К тому же в одном случае речь идет о взрослых людях, которые делают что-то добровольно, а в другом о несовершеннолетних, у которых есть родители, и легализация педофилии возможна только через нарушение прав человека и насилие. Поэтому, да, то, что было антинормой 100-200 лет тому назад, сегодня вдруг становится приемлемым.

Но это естественный процесс, не нужно здесь видеть «мохнатую лапу антихриста», который пришел в этот мир, чтобы устроить Армагеддон через гомосексуальные браки или что-то еще.

При этом я хочу сказать, что точно так же, естественным образом, может произойти и реакция. Я совсем не исключаю того, что европейское общество может качнуться обратно к консервативным ценностям. И не потому, что где-то будет действовать группа заговорщиков или агенты Кремля в Европе, а просто общество решит, что хватит, наигрались, нужно подумать и о самосохранении. 

«Руководители российской пропагандистской машины сказали: “Единственная стоящая книга на русском языке на эту тему. Но лучше бы она не выходила”»pycode.ru

— Говоря о манипуляциях сознанием в нашей стране, с какого исторического периода можно вести им счет? Со времен большевиков или еще раньше?

— Если говорить вообще о манипуляции – то с того момента, как люди научились говорить. Но если мы говорим о массовой манипуляции – то с того момента, как появились каналы массовой коммуникации.

Отправной точкой массового обмана можно считать появление средств массовой информации. Это, естественно, газеты, радио, телевидение.

И в этом смысле все более-менее развитые страны шли по одному пути, что западные демократии – США, Великобритания и так далее, что нацистская Германия, что Советская Россия. Пропаганда происходит во всех без исключения странах. 

Другое дело — качество пропаганды, изощренность, наличие плюрализма. В тех же США существуют медиахолдинги, принадлежащие различным независимым владельцам.

Поэтому разные пропагандистские кампании уравновешивают друг друга и во время избирательных «марафонов» у граждан есть свобода выбора. Ну, или иллюзия свободы выбора.

То есть там, где есть плюрализм, пропаганда всегда более тонкая и изощренная. 

— В одном из интервью вы говорили, что BBC — одна из самых объективных англоязычных телекомпаний. Вы по-прежнему так считаете? 

— Эта компания подтверждает такую репутацию своей многолетней работой. Все телекомпании допускают проколы, все они так или иначе зависимы, но BBC страдает этим меньше всего.

«России удалось создать лучшую пропагандистскую машину»

— А у нас пропаганда более кондовая и тупая?

— Я бы так не сказал. России удалось создать, безусловно, лучшую пропагандистскую машину. Но она ориентирована исключительно на собственное население, поскольку пропаганда вовне оказалась не очень успешной. По крайней мере, в европейском ареале.

Нашей пропагандой занимаются очень профессиональные люди. Эти люди, в частности, извлекли урок из информационного провала лета 2008 года.

Помните войну за Южную Осетию, которую Россия выиграла в военном отношении, но, по всеобщему мнению, проиграла информационно и пропагандистски? Начиная с 2014 года мы увидели, что ошибок пропаганды 2008 года уже нет. 

Но надо понимать, что у любой пропаганды есть свои пределы. Российская пропаганда уперлась в свои пределы на рубеже 2015-16 годов. И мы с вами будем постепенно наблюдать ее угасание. Или, как сегодня часто говорят, холодильник постепенно начнет побеждать телевизор. Я думаю, что на рубеже 2016-17 годов ее сила довольно серьезно ослабнет.

— Сегодняшняя старательная реанимация культа Сталина, например, навевает сомнения… 

— С этим не нужно бороться. Это разрушится само по себе, как только режим ослабнет. Сталин в нынешних реалиях — это не более чем пропагандистский символ, который не имеет под собой никакого реального содержания и материализующей силы. Те, кто у нас призывают вернуть Сталина, считают, что он должен вернуться только для их соседей, но не для них самих.

Когда же речь идет о шкурных интересах, никто из этих крикунов-сталинистов ничем не готов жертвовать. Так что культ Сталина — это фикция. Просто власть эксплуатирует эпоху Сталина, чтобы легитимировать некоторые свои мероприятия репрессивного характера. Но не более. Есть правило сложных социальных систем.

Оно говорит, что возврат в прошлое, кто бы этого ни хотел, невозможен. 

«Российская пропаганда уперлась в свои пределы. На рубеже 2016-17 годов ее сила серьезно ослабнет»РИА Новости/Евгений Биятов

— Но к Сталину, как заколдованные, с цветами идут «и стар, и млад». Можете рассказать о методах раскодировки личного и общественного сознания?

Источник: https://www.znak.com/2016-03-25/politolog_valeriy_solovey_my_pered_ochen_sereznymi_politicheskimi_peremenami

Владимир Соловьёв: биография, личная жизнь, жена, дети фото

Владимир Рудольфович Соловьев родился 20 октября 1963 года в столице нашей необъятной Родины. Папа будущего ведущего — довольно известный историк, преподающий в техникуме. Мама Инна Соломоновна – искусствовед, трудилась в музейной организации, посвященной Бородинской битве.

Едва Володе исполнилось шесть, родители расстались, однако они оставались в дружеских отношениях. Учился в очень престижной школе с английским уклоном, поэтому прекрасно владеет этим языком. Мальчик был довольно разносторонним, увлекался историей и боевыми искусствами, литературой и философией. Активно участвовал в самодеятельности. Обожает футбол.

https://www.youtube.com/watch?v=E-N7Hm7Yq6c

Обучался в Московском институте, овладел специальностью, посвященной сплавам и стали. Соловьев имеет научную степень кандидата экономических наук.  Долгое время обучал детей математике, астрономии и физике во все той же элитной школе, которую окончил.

Довольно долгий период находился в очень бедственном материальном положении. Вынужден мести улицы, и перегонял автомобили.

В девяностые выехал в Соединенные Штаты Америки, преподавал экономику в университете Алабамы. Через пару лет возвратился в родные края, организовывал бизнес по изготовлению и импорту оборудования для дискотек. Соловьев стал, одновременно, владельцем агентства по трудоустройству.

Владимир Рудольфович — действительный член комитета предпринимателей США.

С 1997 года он ведет радиопрограммы на радиостанции «Серебряный дождь», а также, утреннее шоу «Соловьиные трели». Довольно долгое время ведет радиопередачу «Полный контакт».

Соловьев, придя на телевиденье в 1999 году, сделал головокружительную карьеру. В настоящее время он ведет политические программы, в которых возможно было без проблем высказать свое мнение и выслушать аргументы оппонента «Процесс», «Страсти по Соловьеву», «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым», «Соловьиная ночь», «К барьеру!», «Завтрак с Соловьевым», «Прямой разговор».

Владимир Рудольфович сам разработал дизайн собственного официального сайта. За это получил в 2005 году престижную премию «Золотой сайт». Удостаивался премии ТЭФИ в номинации «Лучший интервьюер». Широкую известность получил за свою жесткую манеру ведения ток-шоу, за что неоднократно получал иски и протесты со стороны своих гостей и даже целых религиозных общин.

Несколько раз снимался в популярных сериалах и фильмах, известен, как автор пятнадцати книг, в том числе и художественных. Автор многочисленных документальных фильмов, записал диск с русскими народными сказками.

Имеет многочисленные награды, в том числе ордена Дружбы, Почта и Александра Невского.

Личная жизнь Владимира Соловьева

Личная жизнь Владимира Соловьева определенно заслуживает внимания. Он женат в третий раз и является очень многодетным отцом. С бывшими женами и детьми от ранних браков поддерживает довольно теплые отношения.

Дети и внук довольно часто собираются все вместе в доме телеведущего. С детьми Соловьеву помогают его мама Инна Соломоновна и любимая теща Любовь Борисовна. Владимир и его жена решительно не доверяют няням.

По собственным заверениям, исповедует иудаизм и отдает предпочтение восточным философским практикам.

Три жены Владимира Соловьева

Известный телеведущий был женат три раза. Первой его женой стала девушка Ольга, с которой Владимир познакомился в возрасте двадцати двух лет в метро. Довольно скоро пара рассталась, не выдержав материальных трудностей.

Вторая жена Владимира Соловьева – очень красивая девушка Юлия, с которой он выехал в Соединенные Штаты Америки, где родилась их дочь. В скором времени они вернулись в Россию. Семья распалась в 1999 году.

Третьей женой знаменитого шоумена в 2001 году стала Эльга Сэпп – дочка юмориста Виктора Коклюшкина. Девушка была на девять лет моложе Владимира и сперва даже немного его побаивалась. Свадьбы у пары не было, а годовщину отмечали спустя четыре года очень роскошно в Нормандии.

Владимир Соловьев с сыновьями и дочерьми

У Владимира Соловьева есть сыновья и дочери от всех трех союзов.

От первого имеются взрослые дети. Полина работала на спортивном канале, является пиар-менеджером в известной звукозаписывающей компании. Дочка подарила Соловьеву внука.

Александр режиссирует музыкальные клипы и фильмы. Талантливый парень получил высшее образование в Великобритании.

От союза с Юлией в 1991 году появилась дочка Катя. Девушка окончила Щукинское театральное училище. Екатерина участвует в театральных постановках, снимается в кино.

Эльга Сэпп

Самой плодотворной в плане детей стала третья семья. В ней появилось на свет пять отпрысков. В 2001 году родился первенец Даниил, потом дочки София-Бетина (2003) и Эмма-Эстер (2006). В 2010 году семья пополнилась на еще одного сына Владимира. Последний ребенок – сыночек Ванечка родился в 2012 году.

Счастливая семья Владимира Соловьева

Для знаменитого и, несомненно, талантливого человека Владимира Соловьева семья является наивысшей ценностью. Все свободное время он проводит в окружении детей. Огромное количество раз он утверждал, что никогда не будет экономить на жене и детях, а также, на любимой маме.

Несмотря на занятость, Владимир всегда общается с каждым ребенком. Он посещает практически все спектакли своей дочери Кати и гордится успехами старших детей.

Соловьев утверждает, что только с третьей женой обрел настоящую любовь и личное счастье.

Источник: https://diwis.ru/vladimir-solovyov-biografiya-lichnaya-zhizn-zhena-deti-foto/

Политолог Валерий Соловей: “Путин изберется и уйдет по ельцинскому сценарию через два-три года”

?Николай Подосокорский (philologist) wrote,
2017-09-10 12:02:00Николай Подосокорский
philologist
2017-09-10 12:02:00Креативный редактор издания Sobesednik Дмитрий Быков побеседовал с политологом Валерием Соловьем. Полностью беседу можно прочесть на сайте издания.

– Мы с вами разговариваем в день ареста Джабраилова…

– Уже арест? Не задержание?

– Пока задержание, но обвинение предъявлено: хулиганство. Стрелял в отеле. Four Seasons. У Красной площади.

– Ну, ничего страшного. Думаю, отпустят. Максимум – под подписку. (Пока писал, отпустили под подписку. Либо кто-то ему стучит, либо он сам пишет сценарий. – Д. Б.)

– Но раньше он вообще был неприкосновенным…

– Да не будет сейчас неприкосновенных, кроме самого узкого круга. Проблема не в том, что в России нет институтов, а в том, что перестает работать типично русский институт – крыша. Месяц назад мне намекнули, что под ударом два банка – «Открытие» и еще один, считающийся этническим, и что средств на спасение обоих не хватит. Только что «Открытие» спасли. Значит, оставшемуся банку приготовиться? А уж там-то такая крыша!

– А Кадыров? Его не хотят сменить?

– Его хотели сменить уже давно.

– После убийства Немцова?

– После убийства Немцова он даже на время покинул Россию. Но идея была еще раньше, даже, говорят, нашли замену – но тот человек давно не бывал в Чечне и не подошел. Впрочем, для Кадырова это было бы почетное смещение: речь шла о статусе вице-премьера. Но без портфеля.

– А в Чечне знали об этой предполагаемой з­амене?

– Да. И Кадыров, естественно, знал. Ведь эта его знаменитая фраза, что он – «пехотинец Путина», означает готовность подчиниться любому приказу Верховного главнокомандующего.

– Путин уже твердо принял решение идти на выборы?

– Судя по тому, что предвыборная кампания идет полным ходом, – да. Собственно, все стало понятно, когда начались встречи с молодежью: в Кремле поняли, что упускают ее. Впрочем, президент встречается с молодыми людьми не только по обязанности: ему, похоже, нравится с ними общаться.

– А им?

– Им – не уверен.

– Почему, интересно же: Шуберт, сифилис…

– Сифилис у Шуберта был. И проблемы с женщинами были. Но все-таки молодежи интереснее другое, и Путин говорит не совсем на их языке. Его пиар вообще пока не выглядит блестящим: фотосессия с голым торсом – не самая удачная реплика фотосета десятилетней давности.

– Как вы думаете, это последний срок – или он останется навсегда?

Читайте также:  Жаныл асанбекова - биография знаменитости, личная жизнь, дети

– Я думаю, что это даже не последний срок, а транзит. Он изберется и уйдет по ельцинскому сценарию через два-три года.

– Когда четыре года назад Ходорковский дал такой прогноз – как раз «Собеседнику», – все смеялись, а сегодня это почти общее место…

– Ну, сейчас уже точно не до смеха. Есть признаки того, что ситуация выходит из-под контроля. Как именно выйдет, насколько травматично – пока неясно: в подобных исторических переплетах всегда колоссальное количество неизвестных переменных, и они прибавляются. Есть гладкий сценарий – что-то вроде повторения 31 декабря 1999 г. Есть негладкий, но мирный – с участием улицы, но без насилия. Как показывают события 1991 и 1993 годов, армия крайне неохотно стреляет в соотечественников. Ну а если, не дай бог, прольется кровь, то по опыту киевского Майдана видно, что даже мирная революция после первых убитых резко меняет характер. В Киеве убили порядка 120 человек, и после этого режим Януковича был обречен, на какие бы условия и компромиссы он потом ни шел. Если все произойдет гладко, Путин просто передаст власть преемнику.

– Шойгу?

– Вряд ли. К Шойгу нет полного, безоговорочного доверия. Вроде бы президент и министр обороны очень близки, но впечатление, что наряду с притяжением существует и какое-то психологическое отталкивание. Возможно, потому, что Путин и Шойгу в чем-то очень важном похожи: обоим присущ некоторый мессианизм. При этом Шойгу чуть ли не самый популярный министр России, в чем немалая заслуга его блестящей, еще со времен МЧС, пиар-службы. Правда, я нисколько и никогда не поверю, что, несмотря на свой мессианизм, министр обороны способен на какие-то дерзкие самостоятельные действия.

– Рогозин?

– Нет, конечно. Он, наверное, этого очень хотел.

– Тогда кто?

– Силовики – и армейцы, и спецслужбисты – обсуждают как предрешенную кандидатуру Дюмина.

– И что такое Дюмин-президент?

– Очень сомневаюсь в его способности удержаться и удержать ситуацию. Видите ли, путинская система – это система, заточенная персонально (подчеркиваю: персонально!) под Путина. Это пирамида, стоящая на вершине: шатко, но держится. Если вершину убрать, пирамида упадет, а вот как упадет – это уже непредсказуемо.

– И тогда территориальный распад?

– Господи, ну какой территориальный распад? С чего вдруг, откуда? Страну удерживают три, простите за выражение, скрепы, каждой из которых было бы вполне достаточно. Русский язык. Российский рубль. Русская культура. Главное же – никто не рвется вон из Российской Федерации, даже в Татарстане центробежные силы ничтожны – максимум могут попросить о каких-то символических преференциях… Даже Северный Кавказ, самый опасный в этом смысле регион, не понимает, к кому ему приткнуться вне России и как жить.

– А кто может прийти к власти, если не удержится преемник? Фашики?

– Во-первых, я и «фашиками» не стал бы их называть, потому что нет у них ни настоящей идейности, ни программы, ни организации. Давать интервью они способны, а построить работающую организацию – нет. Вдобавок сейчас они загнаны в подполье и порядком деморализованы. Во-вторых, если дать им избираться в парламент, они получат пять – семь процентов (это еще при лучшем для них раскладе). И я за то, чтобы ввести их в парламент – это очень цивилизует и снижает уровень опасности. Никакого фашизма сейчас быть не может, потому что всем лень. Вспомните настоящий фашизм: Италия, Германия – колоссальное напряжение сил. А сейчас вообще никто не хочет напрягаться, идей нет, а такие вещи без идеи не делаются. А у тех, кого вы называете «фашиками», весь антураж из прошлого века, никакой качественной новизны они не промыслили.

– Массовые репрессии вы тоже исключаете?

– А смысл?

– Чистое удовольствие.

– Даже генералы ФСБ не получат от этого настоящего удовольствия, то ли дело личная яхта. А их дети и подавно. Я понимаю, почему вы спрашиваете о репрессиях, но дело Серебренникова – это просто попытка силовиков показать, кто тут хозяин. Ненавязчиво так. А то некоторые уже подумали, что могут влиять на первое лицо. Никто не может, да и потом – первое лицо в вечности, в Истории. А здесь и сейчас управляют силовики. Как там скандировали на оппозиционных митингах 2012 года? «Мы здесь власть!»

– А мне показалось, что это подкоп под Суркова.

– Суркову ничто не угрожает. Он как раз неприкосновенен, потому что ведет все сложные переговоры по Украине, по Донбассу.

– Кстати, об Украине. Какова, по-вашему, судьба Дон­басса?

– Чем дольше он будет вне Украины, тем труднее будет его туда интегрировать, и временной рубеж, как мне кажется, – пять лет. После этого отчуждение и вражда могут стать труднопреодолимыми. Как говорит на переговорах российская сторона: если мы ослабим поддержку Донбасса, туда войдут украинские войска и начнутся массовые репрессии. Впрочем, существует некий компромиссный вариант: Донбасс переходит под временное международное управление (ООН, например) и туда входят «голубые каски». Несколько лет (не меньше пяти – семи) уйдет на реконструкцию региона, формирование местных органов власти и прочее. Потом проводится референдум о его статусе. В настоящее время Украина яростно отказывается от идеи федерализации, потому что ее предлагает Россия. А если федерализацию предложит Европа, то Украина эту идею может принять.

– И никакого Захарченко?

– Уедет куда-нибудь… Если не в Аргентину, то в Ростов.

– Как вы полагаете: летом 2014 года можно было пойти на Мариуполь, Харьков, далее везде?

– В апреле 2014 года это можно было сделать гораздо легче, и защититься никто не смог бы. Один местный высокопоставленный персонаж, не станем называть имен (хотя знаем), звонил Турчинову и говорил: будете сопротивляться – через два часа десант высадится на крышу Верховной рады. Он не высадился бы, конечно, но это звучало так убедительно! Турчинов пытался организовать оборону – но в его реальном распоряжении была только полиция с пистолетами. А сам он готов был с гранатометом и в каске лезть на крышу…

– И почему не пошли? Испугались, что SWIFT отключат?

– Не думаю, что отключили бы. По-моему, проглотили бы это так же, как проглотили в конце концов Крым: ведь главные санкции у нас за Донбасс. Но, во-первых, обнаружилось, что в Харькове и Днепропетровске настроения далеко не те, что в Донецке. А во-вторых, допустим даже, вы аннексировали Украину целиком – и что делать? В Крыму всего два с половиной миллиона человек – и то его интеграция в Россию идет, прямо скажем, негладко. А тут – около сорока пяти миллионов! И что вы с ними будете делать, когда со своими непонятно, как разобраться?

– Вообще-то есть еще один сценарий. Ким Чен Ын бабахнет – и все наши проблемы перестанут существовать.

– Не бабахнет.

– Но почему? Ракету-то над Японией он запустил?

– У него мало этих ракет. И с Гуамом он ничего не сделает. Единственное, чему он угрожает реально – это Сеулу. Но Южная Корея имеет статус стратегического союзника США, и после первого удара по Сеулу – а там действительно ничего не сделаешь, расстояние 30–40 км до границы – у Трампа развязаны руки и режим Кимов перестает существовать.

– То есть там все кончится ничем?

– Думаю, что при Трампе – да. Мои друзья из Сеула…

– Тоже источники?!

– Коллеги. И они говорят, что никакого предчувствия войны и даже военной угрозы не ощущается: мегаполис живет обычной жизнью, люди не паникуют…

– Какова, по-вашему, реальная роль России в победе Трампа?

– Россия (или, как это назвал Путин, «патриотически настроенные хакеры») действительно предпринимала атаки, после чего Обама, по его словам, предупредил Путина, и атаки прекратились. Но все это было еще до сентября 2016 года! В остальном победа Трампа – результат его удачной политической стратегии и ошибок Хиллари. Ей нельзя было играть на факторе предопределенности. Если все время говорить о своей безальтернативной победе – вас захотят проучить. Это, кстати, одна из причин, по которой Путин медлит с объявлением кампании. Что сделал Трамп? Его команда четко поняла, в каких штатах надо победить. Трамп успешно политизировал реднеков, белый средний класс, озлобленный и отчасти стагнирующий. Он показал им альтернативу: вы голосуете не за человека из истеблишмента, а за простого парня, плоть от плоти подлинной Америки. И выиграл на этом. Но Трамп – и это здесь понимали – не так уж хорош для России: скорее Москве просто очень не нравилась Клинтон.

– А нет ли в мире глобального реванша консерваторов?

– В эти мифы можно было верить в шестнадцатом году, когда одновременно случился брекзит, победил Трамп и некоторые шансы появились у Ле Пен. Но Ле Пен никогда не имела шансов пройти дальше второго тура. Да и потом… Рецидивы бывают, без них эпоха не уходит, но как закончилась эпоха Гутенберга – так закончилось и время политического консерватизма, каким мы его прежде знали. Люди живут другими противопоставлениями, другими желаниями, а борьба с глобализмом – удел тех, кто хочет жить в «ментальном Донбассе». Такие люди будут всегда, это их личные представления, ни на что не влияющие.

– А большая война не просматривается на российских путях?

– Мы точно ее не инициируем. Если другие начнут, что крайне маловероятно, – придется участвовать, но у самой России нет ни идеи, ни ресурса, ни желания. Какая война, о чем вы? Посмотрите вокруг: многие ли поехали добровольцами в Донбасс? Война – прекрасный способ решения внутренних проблем, пока она не приводит к самоубийству: сейчас именно такая ситуация.

– Но почему тогда взяли Крым? Отвлекали от протестов?

– Не думаю. Протесты не были опасны. Просто Путин задался вопросом: что от него останется в истории? Олимпиада? А если он действительно поднял Россию с колен, в чем это выразилось? Идея присвоения/возвращения Крыма существовала до Майдана, просто в более мягком варианте. Давайте мы его у вас как бы купим. Об этом с Януковичем можно было договориться, но тут власть на Украине рухнула, а Крым фактически сам упал в руки.

– И останется русским?

– Полагаю, да. В украинской Конституции будет записано, что он украинский, но все смирятся.

– А вот как вы себе представляете ту идею, с которой будет жить постпутинская Россия?

– Очень просто: выздоровление. Потому что сейчас страна и общество тяжело больны, и мы все это чувствуем. Проблема даже не в коррупции, это частный случай. Проблема в глубочайшем, торжествующем, всеобщем аморализме. В абсолютном абсурде, идиотизме, который ощутим на всех уровнях. В средневековье, куда мы падаем – не по чьей-то злой воле, а просто потому, что если нет движения вперед, то мир катится назад. Нужно возвращение к норме: нормальному образованию, спокойному бизнесу, объективной информации. Этого хотят все, причем, за небольшим исключением, даже в окружении Путина. И все вздохнут с огромным облегчением, когда вернется норма. Когда перестанут нагнетать ненависть, а главной эмоцией перестанет быть страх. И тогда довольно быстро в страну вернутся деньги – в том числе российские, выведенные и спрятанные. И мы станем одной из лучших стартовых площадок для бизнеса, и экономический рост в течение десяти – двадцати лет может оказаться рекордным.

– А как же мы все будем опять жить вместе – так сказать, Крымнаш и Намкрыш?

– Ну а после Гражданской войны как жили? Вы не представляете, как быстро все это зарастает. Люди выясняют отношения, когда им делать нечего, а тут у всех появится дело, потому что сегодня в стране тотальная обессмысленность и бесцельность. Это закончится – и все найдут себе занятие. Кроме тех, конечно, которые захотят остаться непримиримыми. Таких во всяком обществе процентов пять, и это уж их личный выбор.

– Напоследок объясните: как вас терпят в МГИМО?

– Вы на собственном опыте знаете, что в МГИМО разные люди. Есть ретрограды и либералы, есть правые и левые. А я не тот и не другой. Я смотрю на все с позиций обычного, неангажированного здравого смысла. И всем, кто хочет тут быть успешным толкователем реальности, могу дать единственный совет: не ищите коварных планов и злого умысла там, где действуют банальные глупость, жадность и трусость.

Источник: https://philologist.livejournal.com/9598501.html

Ссылка на основную публикацию